А цирк ли это? - В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ
В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

А цирк ли это?

Такой вопрос я постоянно слышал, находясь в Ленинграде, во время гастролей там коллектива «Цирка-ревю».

Но в задаваемом вопросе часто слышался и ответ: нет, это не настоящий цирк! И я готов присоединиться к такому заявлению, но с известными оговорками.

То, что сегодня показывается на аренах цирков, особенно учитывая стационарный характер большинства из них, должно быть максимально разнообразно. И каждый выступающий новый коллектив не должен походить на предыдущий. Если стать на точку зрения строгого ревнителя традиций, то разве «Цирк на льду» соответствует подлинным нормам манежного зрелища? В нем нет лошадей, а арена покрыта слоем льда. А «Цирк на воде»? Или «Цирк лилипутов»? А иллюзионные аттракционы — разве они были известны в цирковом прошлом? 

Спора нет: одно то, что во время выступлений «Цирка-ревю» арена закрывается пластиковым светящимся полом, уже находится вне специфики классического цирка. На таком полу ни наездники, ни дрессировщики лошадей выступать не могут. 

Но разве во всей цирковой системе не может, более тога, не должен быть хотя бы один коллектив, органически соединяющий качества цирка и эстрады, использующий постановочные принципы мюзик-холла? Разве такой коллектив, конечно, хорошо организованный, с первоклассными номерами, не будет интересен публике? 

Собираясь на представление цирка-ревю, названное «Молодости марш» (название это совершенно условное), я, честно говоря, немножко волновался, а может быть, оно действительно лежит где-то очень далеко от цирковых основ? А уходил я после представления в целом удовлетворенный тем, что мне был представлен во многом новый вид зрелища, одинаково близкий и цирку и мюзик-холлу, но это не то и не другое, а конгломерат их, поэтому имеющий самостоятельное значение. Хотя ближе он находится все-таки к цирку.

В центре представления — танцевальная группа, в которую входят, если верить программке, восемнадцать артисток. В ее репертуаре имеется несколько цирковых номеров: гимнастика на перпендикулярных земле канатах (корд де парель), групповое жонглирование булавами, так же групповая игра в дья-боло, а в танце с барабанами артистки так ловко оперируют палочками, что номер приближается к жонглерскому. Именно таким разнообразием приемов должен отличаться цирковой балет. Что же касается данной группы, то ей необходимо расширять репертуар, в то же время добиваясь еще большей виртуозности, качества, присущего именно цирку. И стоило бы пригласить для постановки еще одного танца кого-нибудь из ведущих балетмейстеров, с тем чтобы этот танец стал подлинным украшением не только данной программы, но и всего нашего ансамблевого танцевального искусства. Разумеется, в нем должны быть использованы какие-то чисто цирковые моменты.

 Клоуны В. МАТОРИН и В. КОНДРАТОВ

Клоуны В. МАТОРИН и В. КОНДРАТОВ

Есть в программе несколько поистине выдающихся номеров. Назову среди них прежде всего «Парад велосипедистов», возглавляемый В. Голубевым. Большая группа мастеров велосипедной езды демонстрирует широкое разнообразие велосипедов, в том числе комические и старинные машины,. используются также и мотоциклы. Голубевы исполняют уникальные трюки. На обычном двухколесном велосипеде показываются сложнейшие акробатические приемы: так партнерша летит по воздуху и приходит на колонну велосипедистов, составленную из двух и даже трех человек. И весь номер проходит в стремительном темпе, легко, весело, перемежая сложнейшие трюки шутливыми проездами то на старинном велосипеде, с огромным передним колесом, то на какой-то хромающей машине. Короче говоря, речь идет о номере самого высокого класса и к тому же не похожем ни на один другой. И он очень подходит именно для цирка-ревю. 

Особенно хорошо в этом цирке смотрятся комические музыканты, возглавляемые Г. Шахниным. Их теперь трое, но своеобразие номера сохранено. Два серьезных музыканта собираются отдаться музыке, а им все время мешает вздорный и вредный старикашка, также собирающийся помузицировать. Отсюда возникает множество комических фортелей. Но заключена в номере и серьезная идея: как часто бравада, вздорность, пустая самоуверенность мешают хорошему делу, разрушают его. Артисты не стесняются прибегать к самой сочной буффонаде, но проводят выступление с такой психологической верой в происходящее, что это соответствует правде чувств, которую мы хотим видеть в лучших театральных постановках. 

Высоких похвал заслуживает С. Богуслаев, выводящий группу разнопородных собак. В конце его выступления собаки «поют»» под оркестр, каждая на свой лад, вступая в нужный момент. Образуется нечто вроде собачьего хора, артист же играет роль дирижера. Это новинка в цирковой практике. В первой же части номера артист с увлечением играет с собаками, в то время, когда они исполняют сложные трюки, и это захватывает зрителей.

Иллюзионистка А. Монастырская не показывает каких-либо новых фокусов, но, красивая, пластичная, она двигается по манежу в танцевальном ритме, использует яркие цветы, голубей, даже утку. И благодаря этому, а также благодаря элегантной подаче трюков, раскованной манере держаться на арене, она нравится зрителям. 

Своеобразны эквилибристы с першами В. Кожевникова и А. Максименко. И не потому, что у них какие-то уникальные трюки. Но весь номер строится как объяснение в любви двух молодых людей. И сыграно это вполне убедительно. Не знаю, как другим, но мне пока не приходилось видеть такого лирического номера эквилибристов с шестами. Этот же весьма понравился. И еще один своеобразный номер — М. Гусевой. Она бьет мяч головой, при этом делая шпагат, поднимаясь на вершину мачты, жонглируя, делая акробатические трюки. Это вызывает сначала удивление, а потом радость от того, что человек достиг такого удивительного мастерства, поразительной ловкости. 

Не будем говорить о других номерах, они вполне удовлетворительны, но к выступлению В. и Н. Андроновых хочется обратиться. К сожалению, этот номер выпадает из программы и не потому, что плохи или стандартны трюки. Нет! Медведь, например, вися на кольцах, показывает так называемый преднос, то есть вытягивает ноги параллельно земле. Другой медведь стоит на передних лапах на качающихся палках, медведи стреляют из ружья и даже из пушки, конечно, бутафорской, выбрасывающей вместо снаряда мяч. Но дело в том, что дрессировщики не нашли актерских контактов с животными. Они просто демонстрируют, чему им удалось обучить медведей, выводя их одного за другим. В результате номер приобретает излишнюю что ли технологичность, и чем дальше, тем больше скучнеет. Здесь совершенно необходим режиссер, а может быть, и автор сценария. Для современного цирка простой демонстрации даже хорошо выдрессированных зверей мало, необходимо художественное решение выступления.

Теперь о клоунах — В. Кондратове и В. Маторине. По-цирковому впечатляюще их первое появление, когда, сами играя на трубах, они поднимаются, при помощи специальных лонж, под купол. Отличная находка режиссера! Говорят, что артисты хотят создать большую сцену — «Клоуны в космосе». Как говорится — в добрый час! Такая сцена может быть и своеобразна, забавна и, конечно, современна.

В названной паре Кондратов выступает в обличии традиционного рыжего, изображая и осмеивая, конечно, в гротесковом плане, самоуверенность, хвастовство, желание досадить товарищу даже без пользы для себя. Кондратов удивительно легок, музыкален, пластичен, танцевален. Я давно слежу за этим артистом и нахожу его одним из лучших среди современных клоунов. 

У Маторина присутствует несомненное обаяние, он владеет достаточно широкой амплитудой цирковых приемов, умело подыгрывает своему партнеру, выдавая себя за простака, даже за резонера. На деле тот, кого играет Мато-рин,— малый далеко не промах и своего добиваться он умеет. Словом, перед нами органичный клоунский дуэт. 

Я рассказал о сегодняшнем дне «Цирка-ревю»; если говорить о дальнейшем развитии этого, с моей точки зрения, интересного коллектива, то здесь совершенно необходим хороший разговорный номер, вероятно, музыкально-речевой сатирический дуэт. Понимаю, как трудно найти такой номер, но искать, а может быть, и создавать его необходимо. Возможно, здесь на помощь придет цирковое училище или студия по под-готовке новых номеров. 

Подошел бы для такого коллектива и вокально-инструментальный ансамбль, разумеется, самого высокого класса и приспособленный для выступлений на круглой производственной площадке.

Что же касается цирковой части, то в ней был бы весьма желателен большой и хороший воздушный номер, может быть, полет, а также номер с животными, вписывающийся именно в эту программу. Может быть, это будут гепарды или морские львы. Во всяком случае, аттракцион М. Маяцкой, в большой степени решаемый мюзик-холльными средствами, здесь бы оказался уместен. Но это только одно из предложений. 

Впрочем, Маторин, — опытный и одаренный художественный руководитель коллектива, и то, что цирк-ревю, конечно, при благоприятных условиях, может войти в ряд лучших ансамблей советского цирка (и эстрады), в этом я не сомневаюсь.

 

Ю. Дмитриев

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования