Александр Николаевич Ширай - В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ
В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Александр Николаевич Ширай

Александр Николаевич ШирайЕсть люди, не вспомнив которых, невозможно говорить о той области деятельности, которой они посветили свою жизнь. Таким был талантливый артист и выдающийся режиссер, прочно вошедший в историю советского и мирового циркового искусства, Александр Николаевич Ширай.

Шестьдесят три года тому назад на манеже Московского цирка на Цветном бульваре состоялся дебют братьев Бахман. Любителям праздничного зрелища хорошо был известен латыш Ян Бахман — некогда мировой рекордсмен по штанге в легчайшем весе. Под стать ему был и его молодой «брат» — А. Ширай. Не уступая старшему ни в развороте плеч, ни в богатырском росте, он нес основную физическую нагрузку парной силовой акробатической работы, являясь нижним. Номер был оформлен в модном для тех времен стиле «римских гладиаторов», но счастливо отличался продуманностью, выразительностью и гармонией.

Все, что потом создавалось Шираем на протяжении более чем пяти десятилетий, было отмечено высоким вкусом. И отнюдь не случайно. Юноша успешно занимался в художественном училище. Страстный спортсмен, он жадно развивал свои возможности как борец, велогонщик, акробат, гимнаст, конькобежец, атлет. Свой первый диплом чемпиона города Чернигова по велосипедным гонкам Ширай завоевал в 1913 году. А девять лет спустя, будучи уже артистом цирка, стал Победителем по поднятию гирь в тяжелом весе на спартакиаде народов РСФСР.

Увлечение театральными спектаклями, занятия в любительских кружках помогли ему развить природные актерские способности и сопрячь их впоследствии со спортивной выучкой. Разносторонние дарования помогли Шираю проявиться как исполнителю цирковых пантомим и как герою в фильмах известных кинорежиссеров Н. Перестиани и А. Бек-Назарова» Природная любознательность, соединившаяся с тягой к технике, дала ему возможность стать цирковым конструктором. А литературный дар, дар владения точной метафорой — и клоунской и трюковой — позволили Шираю создать целый ряд интересных номеров, клоунад, пантомим, заметок и воспоминаний о цирке.

Человек своего времени, жадно стремившийся в собственной работе, в собственном творчестве найти отражение тех общественных перемен, которыми жил каждый гражданин молодой Страны Советов, Александр Николаевич стремился так жить и работать, чтобы соответствовать созидательному пафосу эпохи. Ширай первым создал на советском манеже номер «Готов к труду и обороне» впрямую пропагандирующий физкультурное воспитание.

Ширай хорошо сознавал, что без блестящей художественной или конструкторской мысли, без фантастического трюка цирка нет, не было и не должно быть. И вот одна из партнерш

Ширая, грациозная Ольга Гаупт, после серии прыжков на батуте приходила не в плечи партнера, как тогда было принято, а в стойку сначала в руки Александра Николаевича, стоящего на манеже, потом — к партнеру, вставшему ему на Плечи, а затем на специальную конструкцию, которую удерживал на руке Ширай; Мария Ширай балансировала на лбу перш, стоя на пуантах, а на вершине перша партнерша исполняла копфштейн. Ширай держал на плечах высокий Т-образный перш, с которого свисали две трапеции, и две партнерши Исполняли на них сложнейшую синхронную гимнастическую работу. Или такой трюк: Ширай, стоя на ходулях, удерживал высокий ручной перш, на вершине которого партнер, зацепившись одной ногой за петлю, а другую уперев в перш, держал в стойке второго. И все это, заметьте, без помогающей исполнению трюка или хотя бы страхующей лонжи. В те времена обращение к лонже при выступлении на зрителе почиталось у артистов цирка непрофессиональным.

В двадцатые и тридцатые годы Ширай каждый сезон приглашался в Москву и каждый раз он приезжал с новым номером, смело переходя от акробатики к эквилибру или гимнастике.

Именно Шираю, первым среди эквилибристов мира, пришла счастливая мысль о создании першей, приспособленных к различным приемам баланса. Так появились всевозможные ручные и плечевые перши, шиpoкo распространенные и сегодня, давшие толчок к развитию сложнейшего репертуара современных эквилибристов» Ширай первым изменил конструкцию подкидной доски, соединив ее с тумбой для отбивания, конструкцию трамплина для прыгунов, превратив умелым введением амортизаторов старинный «дрючок» в цирковой снаряд, втрое увеличивающий амплитуду полета акробата. Оттолкнувшись от идеи вращающейся вокруг оси «чертовой лестницы», он создал целую серию воздушных аппаратов, позволивших завершать гимнастические номера феерическими по тем временам трюками.

Редкий дар — соединять художественные задачи с оригинальнейшим жанровым решением — Ширай проявил и при постановке цирковых пантомим. Уже В. Ж. Труцци, создавая первую советскую цирковую пантомиму «Гуляй-поле», воспользовался предложениями молодого артиста. И вот колонны, поддерживающие купол цирка на Цветном бульваре, связал узкий железный помост, по которому тесно встали мимисты в длинных кавалерийских шинелях, синхронно исполнявшие ружейные приемы. Со сцены взлетал огромный дирижабль и вращался под куполом, извергая огненный фейерверк.

Молодого выдумщика начали привлекать к постановочной работе. Он участвует в создании пародийной пантомимы «1002 ночь» в Тбилисском цирке братьев Таити. А во время постановки Н. Горчаковым в Москве спектакля «Индия в огне» осуществлял режиссуру трюков. В Ленинграде пришел на помощь В. Максимову В работе над «Ночью перед Рождеством», вместе с Н. Петровым ставил «Тайгу в огне», стал постановщиком цирковых трюков, в созданном Ф. Кавериным спектакле «Как 14-я дивизия в рай шла» в Московском мюзик-холле. Именно Шираю предложено было суровой осенью 1941 года подготовить программу фронтового мюзик-холла. А несколько позже под руководством Н. Горчакова он начал работу над героико-патриотической пантомимой «Трое наших».

Творческие идеи буквально обуревали Ширая. В расцвете артистической славы он перешел на преподавательскую работу в Московское цирковое училище. Многие известнейшие ныне артисты прошли профессиональную выучку у Ширая, подготовили под его руководством свои выпускные номера. Круг художественных интересов выдающегося мастера был столь широк, что именно ему поручили ответственное дело воспитания артистов для вновь создававшегося монгольского цирка. За шесть лет, проведенных в монгольской республике, Ширай создал профессиональный коллектив артистов высокого класса. Позже этот же опыт был им повторен в Каире.

Удивительной работоспособностью, пронизывающей всю жизнь Ширая, руководила всепоглощающая любовь к цирку и спорту. Даже потеряв возможность из-за прогрессирующей слепоты заниматься практической режиссерской и педагогической деятельностью, он часто брался за перо и карандаш, чтобы написать сценарий нового номера, зарисовать трюковую комбинацию или аппаратуру. Мужественно сражаясь с болезнью, он часто размышлял на бумаге об истории цирка и о том, каким он станет в будущем.

Александр Николаевич Ширай не дожил нескольких недель до своего восьмидесятилетия. Его вклад в развитие советского цирка столь значителен, что имя этого выдающегося мастера манежа будет почитаемо всеми профессионалами и любителями искрометного искусства веселых и отважных.

 

М. НЕМЧИНСКИЙ, кандидат искусствоведения

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования