В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

О тех кто в пути

 

В этот ранний воскресный час еще совсем безлюдно на тихих, утопающих в яркой зелени улицах украинского городка Новоград-Волынска. Только у заднего крыльца одного из клубов торопливо грузят в небольшой шоколадно-желтый автобус «ГАЗ-651» различную дорожную поклажу. Человеку, не искушенному в странствованиях, на первый взгляд может показаться непостижимым, как вся эта гора чемоданов, свертков, всевозмож­ных ящиков да еще двадцать пассажиров смогут уместиться на бо­лее чем скромной площади автобуса. Но, видимо, это нисколько не смущает тех, кто собирается в дорогу. Погрузка идет быстро, слаженно. Что и говорить, машина действительно загружена до пре­дела. Даже при малейшем движении натыкаешься на чемодан или чью-то ногу. Но путешественники, словно не замечают всего этого. Видно, такая поездка для них — дело привычное. Да, артисты перво­го коллектива московской группы «Цирк на сцене» люди в этом смысле бывалые. За их плечами сотни таких же, а иногда и более трудных переездов. За последние годы коллектив побывал и в За­полярье, и в Средней Азии, и на Дальнем Востоке, и на Северном Кавказе, на Урале, в Поволжье и многих других местах нашей Ро­дины, а также за ее рубежами — в ГДР, Венгрии, Монгольской На­родной Республике. Руководитель коллектива Григорий Иванович Титов с полным правом может назвать себя «миллионером». За годы работы в передвижном коллективе он «наездил» не меньше мил­лиона километров.

Сейчас путь наших «передвижников» проходит по западным об­ластям Украины. Начав свои гастроли первого мая во Львове, артисты затем посетили Стрый, Дрогобыч, Каменку, Хмельницкий, Винницу, Гайсин, Бердичев, Овруч и вот после вчерашнего вечерне­го представления в Новоград-Волынске направляются в Изяслав. Сегодня, в воскресенье, два представления: дневное — в Изяславе и вечернее — в Старо-Константинове. Этим и вызван столь ранний выезд — ведь впереди только на первом этапе почти сто километров пути по далеко не совершенной дороге. А ведь нужно еще подготовить реквизит к выступлению, привести себя в порядок. Одним  словом,  времени  в  обрез.

Но в Шепетовке маленькая остановка неожиданно чуть затяги­вается. Все жадно набрасываются на газеты, в которых напечатано сообщение о запуске советского космического корабля.

Вот и Изяслав. У кассы клуба обычное оживление. Как всегда, на дневном представлении много детворы. Считанные минуты на обед — и снова в дорогу. Снова погрузка, снова шестьдесят кило­метров тряски в тесной машине. Но в дополнение ко всему — не­предвиденное осложнение. Неясно, где будет ночлег, в гостинице Старо-Константинова нет мест. То же и в Славуте — следующем пункте маршрута. Но пока решается этот «технический» вопрос, ма­шина отправляется в  путь. И все  идет по  графику.

А теперь посмотрим представление. Забегая вперед, хочется сказать, что в целом впечатление благоприятное. И во многом это следует приписать интересному, своеобразному дарованию Г. Ти­това. Клоунский образ, созданный им, удивительно легко «вписы­вается» в сценическую площадку. Титов выступает почти без грима, без каких-либо аппликаций на лице, в ничем не приметном, обычном костюме, разве что ботинки у него несколько больше нормы, а на голове — фетровая шляпа чуть набекрень. В манере держаться чув­ствуется  склонность скорее  к гротеску.

Думается, что Титова можно назвать клоуном-простаком. Мы видим немного шумного, любящего шутку, жизнерадостного, обая­тельного, с веселой лукавинкой в глазах человека. И не удивитель­но, что при первом своем появлении на сцене Титов сразу завоевы­вает симпатии зрительного зала, и невидимые творческие нити, ко­торые связывают его с ним, не прерываются до конца представления.

Вместе со своим партнером Я. Гиндиным Титов разыгрывает ряд забавных сценок (режиссура Я. Гиндина). Большинство из них не блещет новизной, и все же успехом пользуются клоунады В. Бахнова и Я. Костюковского «Дело о разводе» и В. Гальковского и В. Иванова — «Спортсмен».

Горячо принимают зрители и музыкальную эксцентрику Г. Титова. Хотя и здесь подбор инструментов не отличается оригинальностью (сколько раз мы уже видели поющую пилу или ксилофон!), а к тому же и исполнение не блещет виртуозностью, успех приходит прежде всего благодаря превосходной актерской подаче каждого музыкаль­ного  номера.

 

Живо, весело проходит выступление Г. Титова с его четвероногим другом — забавным   скотч-терьером  Шариком.

Несколько слов о партнере Титова — Я. Гиндине. В большинстве сценок ему отведена довольно скромная роль «подыгрывающего». Но в «Деле о разводе» он выступает в образе древней старушки, и сразу становится очевидным его несомненный дар перевоплоще­ния. К сожалению, эти возможности в программе использованы плохо. Хотя Гиндин и выступает самостоятельно (музыкальные куп­леты), думается, что он мог бы достичь гораздо большего в ориги­нальном специально сделанном для него номере. И тут артисту несомненно должно помочь художественное руководство Московской группы  «Цирк  на  сцене».

Профессионально искусство иллюзиониста и манипулятора П. Назарова. Артист показывает разнообразную программу. Среди его фокусов возникновение под пустой скатертью клетки с птичкой, а затем вазы с цветами и улетающего за кулисы голубя, внезапное появление трех тростей, из которых последняя превращается в букет цветов. В традиционный номер «китайские кольца» Назаров внес свои приемы. Работает он, кстати говоря, с двадцатью двумя кольцами, большинство фокусов выполняет не на сцене, а а зри­тельном зале. У П. Назарова есть и техника, и умение приспособ­ляться   к постоянно  меняющимся  условиям  сценической  площадки.

Хорошим вкусом отмечен номер Нины Лариной и Ваге Погосяна.

Сначала артисты играют на музыкальных инструментах, затем демонстрируют акробатические поддержки, а в заключение — слож­ный баланс: Погосян держит на лбу стул с сидящей на нем Лариной, при этом исполняют на гитаре и кларнете музыкальный дуэт. К со­жалению, во втором отделении, в номере на бамбуке, эти же артис­ты выступают с меньшим успехом. Нет нужной четкости, легкости. Попутно хочется сделать общее замечание но поводу жанра воздуш­ной гимнастики в передвижных коллективах. На сцене (или перед за­навесом) возможности этого жанра ограничены. Вряд ли целесооб­разно   включать   в  программу   воздушные     аппаратурные     номера.

К удачам представления можно отнести выступления Пан Зун-шеня (китайские игры), Бану Карачуриной (пластический этюд). Не­плохо начинает свой номер акробат с бочкой А. Николаев. Однако длится он всего две минуты — вещь недопустимая вообще, а осо­бенно в небольшом передвижном коллективе.

Валентина Мариони жонглирует светящимися предметам. И хотя уровень мастерства ее невысок, впечатление от номера сглаживается благодаря световым эффектам, а также участию в нем невидимых зрителям партнеров,

В. Щепкин и Ю. Ермолаев — способные, хорошо подготовленные гимнасты. Исполнение отдельных трюков на турнике несколько «тя­желовато». Впрочем, это в какой-то мере можно объяснить неболь­шим сроком их совместных выступлений, а также трудностью репе­тиционной  работы  на  турнике   в  условиях  непрерывных  переездов.

Чувство неудовлетворенности оставляет художник-моменталист 3. Барто. Артистка нуждается и в обновлении своего репертуара и в опытной режиссуре.

Весьма отрадно, что передвижной коллектив имеет свой «ор­кестр». Квартет в составе Ф. Чуева (аккордеон), Ю. Калядина (клар­нет), Г. Андреева (гитара) и Л. Видокле (контрабас) не только сопро­вождает все номера, но и выступает самостоятельно.

Быть может, кое-кому наше суждение о программе покажется излишне строгим. Думается, прошло уже время, когда при оценке работы передвижных коллективов допускалось снисхождение. Уро­вень требований сегодня одинаков и в залитом яркими огнями Мос­ковском  цирке  и  любом  районном  Доме  культуры.

Итак, представление окончено, и автобус трогается в обратный путь. Шестьдесят километров пути и ночлег в гостинице Изяслава. Все сразу же засыпают на своих неудобных местах. Невольно прихо­дит сравнение с бывалыми моряками, которые ухитряются вздрем­нуть и в бурю. Правда, быть может, машину бросает не так сильно, как в шторм, но «качка» (и «бортовая» и «килевая») все же основатель­ная. Это, конечно, шутка. Но если говорить всерьез, день выдался нелегким — более   двухсот   километров   дороги   в   тесном   автобусе, три погрузки и две разгрузки, два выступления в далеко отстоявших друг от друга местах. Рабочий день длился почти двадцать часов.

 

Так необычно появился перед зрителями коверный Г. Титов (г. Черновцы)

 

Есть от чего устать! И все-таки по прибытии на место, как ни манят постели, Я. Гиндин включает радиоприемник «Турист», и все внима­тельно слушают ночной выпуск последних известий.

Несколько записей  из путевого дневника.

Изяслав.   День   отдыха.   Чудесная, солнечная   погода.

Выезд в Ровно. Вечер следующего дня застает группу по пути в Луцк на очередное представление. С каждым километром ветер все крепчает и превращается в яростный, невиданной силы ураган. Под его напором взлетают вверх крыши домов, валятся с корнями многолетние деревья. Неожиданно перед машиной с шумом падает дерево. Дальше двигаться опасно — автобус бросает из стороны в сторону, и кажется, вот-вот он перевернется. Машина ищет укрытия, ждет конца урагана.

По приезде в Луцк выясняется, что представление не состоится: здание клуба пострадало — нет света, частично сорвана крыша. Не было представления и на следующий день.

21 мая. Коллектив переезжает в Закарпатье. Все цветет. В мага­зине — первая   черешня.

22—29 мая. Выступления в Самборе, Ужгороде, Мукачево, затем по     другую     сторону   Карпат — Станиславе,   Коломые   и   Черновцах.

31 мая. Чрезвычайное происшествие. На вечернее представление Ф. Чуев явился в нетрезвом виде. Сольное выступление квартета приходится   отменить.

1 июня. Собрание коллектива. Товарищи по работе гневно осуж­дают нарушителя дисциплины. Вносится предложение пойти на край­нюю меру — вообще отказаться от квартета, для того чтобы в кол­лективе не было людей, позорящих звание артиста цирка. Чуев при­знает вину и обещает исправиться. Собрание находит возможным предоставить Чуеву испытательный срок и строго предупреждает его.

Первый месяц гастролей позади. Администратор коллектива А. Этлис подводит итоги. Дано двадцать девять представлений, на которых побывало почти 20 тысяч человек. Художественный успех выступлений очевиден: везде зрители с удовольствием принимали артистов  цирка.   Перевыполнен финансовый  план.

В заключение хочется коснуться некоторых вопросов. Серьезно сковывает творческие возможности «Цирка на сцене» недостаток молодежи. В первом коллективе, например, ее почти нет. Весьма тревожное явление! Вместе с тем для привлечения молодежи в пе­редвижные коллективы делается до обидного мало. Выпускников циркового  училища  в  них,  за  единичными   исключениями,  нет.  Пополняются же передвижные коллективы нередко за счет номеров, которые по тем или иным причинам оказались непригодными для стационарных цирков. В редких же случаях, когда молодых артистов приглашают в коллективы «Цирк на сцене», оформление их на ра­боту в Союзгосцирке затягивается на несколько недель. Крайне не­достаточно при этом используются такие «кладовые» талантов, как художественная самодеятельность, спорт. Все это на себе испытал коллектив № 1. А ведь проблема пополнения его молодыми силами приобрела  сейчас  первостепенное значение.

Знаменитый русский пианист прошлого века как-то сказал: «День не занимаюсь — сам замечаю, два дня — родные и близкие, три дня — публика...» Эти слова как нельзя более подходят к предста­вителям циркового искусства. Репетируют, конечно, и артисты кол­лектива № 1, используя каждый свободный час, каждую счастливую возможность (ведь в дороге все это совсем нелегко). При этом мно­гие стараются подготовить и что-то новое: Пан Зун-шень — номер с жонглированием семикилограммовой вазой, Назаров — оригиналь­ный выход (неожиданное появление на трехступенчатой лестнице), Щепкин и Ермолаев, Ларина и Погосян — новые трюки, Титов и Гин­дин — интермедии и репризы, а вся группа в целом — новый пролог. Но есть и в этом коллективе люди не требовательные к себе, не стремящиеся к совершенствованию. В этом смысле, несомненно, упрека заслуживают 3. Барто, А. Николаев, В. Маниони. Странно, что репетиционная работа считается как бы частным делом артистов. Никакого контроля нет. Надо ли говорить, что такой «порядок» су­щественно отражается на качестве программы. В передвижных группах, так же как и в стационарных цирках, должны быть твердые репетиционные часы для каждого артиста. И отступления могут до­пускаться  только   в   исключительных  случаях.

В ряде городов коллектив № 1 гастролировал одновременно с различными эстрадными артистами. Надо сказать, что реклама цирка, как правило, в этом негласном соревновании проигрывала и качественно и количественно. Кстати, видимо по этой причине, не везде были полные сборы. Почему бы, например, не снабжать передвижные трупшы рекламными программками?

Отдавая должное умению «передвижников» умещаться в неболь­шом автобусе, законно при этом опросить: почему бы все же не подумать о создании для них больших удобств в дороге? Ведь на той же автобазе Министерства культуры СССР имеются более вме­стительные автобусы. Кстати, пора подумать и о внешнем, куда более красочном виде таких автобусов, и о том, чтобы их специально обо­рудовать  для   длительных   поездок.

Первый 8000-километровый этап летней поездки завершен. Впе­реди  новые  города, села, новые  встречи.

Что и говорить – тесновато на трибунах (г. Зелещики, Черновицкая обл.)

 

А. БАСМАНОВ

Журнал «Советский цирк» август 1960 г.

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100