В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Поговорим о будeщем жанра фигурной езды на велосипеде  

 

 

Жанр фигурной езды на  велосипеде появился в России в конце XIX ве­ка.   Лучшими   русскими   велофигуристами в то время были    Краев-Червннский и Ян Польди (Иван Подрезов), исполнявший       сложные    трюки:       «копфштейн на седле», пируэты на заднем коле­се  и другие.    Преждевременная    трагиче­ская смерть прервала жизнь и творческие искания Яна Польди.

Прошло около полувека. Несмотря на то, что после революции были созданы все условия для развития циркового искусства, жанр велофигуристов по сравнению с дру­гими жанрами остался на прежнем уров­не.

Сейчас в цирке работают шесть или семь массовых велономеров, мало чем отличаю­щихся друг от друга, не имеющих своего лица. Лишь некоторые участники этих но­меров запоминаются интересными трюка­ми и артистичностью.

Мне думается, что я не ошибусь, если лучшими мастерами этого жанра назову Алевтину Александрову и Дмитрия Крав­цова. Алевтина Александрова — первая женщина  — фигуристка на  велосипеде,      исполняющая многие «мужские» трюки. Сов­сем недавно она выпустила новый рекорд­ный трюк — «езда стоя одной ногой на седле». Дмитрий Кравцов — отличный темпераментный артист. Его замечательный трюк «в раму на ходу велосипе­да с крутящимися педалями» всегда вызы­вает восторг зрителей. Других мастеров сольного исполнения трудно найти.

В чем же причина слабого развития жанра?

Одной из причин, тормозящих творче­ский рост велофигуристов, является отсут­ствие хорошего реквизита.

У трупп, работающих в цирке, машины сильно разбиты, некрасивы и к тому же устаревших конструкций. На них трудно хорошо отрепетировать даже такой трюк, как «пируэты на заднем колесе», не говоря уж о трюках более сложных.

Правда, Союзгосцирк пробовал найти выход из создавшегося положения. Для номера Александровых были изготовлены на Харьковском заводе велосипеды. Но они оказались неудачными по конструкции и непрочными. Например, рули стали ло­маться чуть ли не с первых репетиций.

Следовательно, необходимо разработать такую конструкцию велосипедов для вело­фигуристов, чтобы на новой машине мож­но было делать все трюки — от простых до самых сложных. Сделать это вполне возможно.

Работа велофигуристов неразрывно связана с полом. В большинстве цирков состояние полов ниже всякой критики — они жидкие, тяжелые и разных размеров. Установка таких полов требует значитель­ной затраты физических сил и времени. Естественно, что наши униформисты сте­лят пол для репетиций неохотно. Давно пора подумать о технически усовершенствованном, легком стандартном поле. Это даст возможность повысить художествен­ное качество номеров.

Не меньшее значение для развития жан­ра имеет и проблема подготовки велофигуристов.  

В прошлом году ГУЦИ начало гото­вить молодежный номер. Однако студентов не обеспечили самым необходимым: у них не было квалифицированных педагогов, знакомых с современной техникой исполнения новых трюков, а машины, приобретен­ные в бывшем акробатическом ансамбле ЦДКЖ, оказались мало пригодными даже для репетиций. Естественно, номер выпустить не удалось и будущих артистов распределили по существующим труппам.

На нашей эстраде сейчас работают два номера велофигуристов. Один из них в Ленинграде — номер артистов Куртис, другой в Москве — лауреатов Всесоюзного кон­курса артистов эстрады Васильевых  и  Лукина.

Алевтина  Александрова

 

Специфика работы на эст­раде потребовала от нас преж­де всего портативного рекви­зита. Пришлось думать о бы­стро разбирающихся моноцик­лах и двухколесном велоси­педе.

 

Стала необходимой маши­на, пригодная для исполнения сольных и групповых трюков. Стремление создать такой велосипед заставило нас мно­го экспериментировать, разрабатывать различные конструкции рамы, перепробовать множество шатров, шесте­
ренок, вилок, седел.
Затраченные труды не пропали, результатом их явился усовершенствованный разборный реквизит, помещающийся в одном чемодане. Новая машина помогла и появлению новых трюков, таких к примеру, как «прыжки со скакалкой на моно­цикле с партнершей на плечах», «езда на заднем колесе со стоящей на плечах парт­нершей». 

 

 

 

Артисты   Цзинь  Е-цинь.   Пирамида

                                                                                                              

На этой  же  машине  мы исполняем «колонну стоя втроем». А в 1958 году мне удалось выпустить не исполнявшийся ранее у нас рекордный трюк «езда в поло­жении стойка на руле».

Очень увлекся я и «пируэтом из седла в седло». Впервые увидел я этот трюк в ис­полнении В. Шалова, с которым работал в цирке в группе Александровых в 1946 году.

 

Японская велофигуристка Кими  Иокои

 Этот трюк я повторил. Но однажды ар­тист Фридман предложил мне отрепетиро­вать «двойной пируэт из седла в седло». Я ухватился за эту мысль, с жаром взялся за его подготовку, но трюк не получался. Вскоре я понял, что причина неудач таится в конструкции машины. Тогда-то и была решена проблема велосипеда новейшей конструкции. И вот после упорных репети­ций у меня с большим трудом стал иногда получаться «двойной пируэт». Плохо то, что увидеть трюк было негде. И когда к нам стали приезжать зарубежные арти­сты, я старался не пропустить их гастро­лей.

Первыми были приехавшие 1953 году мастера   китайского  цирка   велофицуристы  Цзинь    Е-цинь,    работавшие   втроем.

Московские зрители, как и мы, профессионалы, восторженно принимали этих артистов. В  номере был интересный прием. Цзинь Е-цинь имел    в  запасе    несколько разнообразных  трюков   на   «бис»  и   после каждого вызова исполнял что-нибудь    но­вое.

Публика начинала понимать это и на­стойчиво аплодировала артисту. Его широ­кая, приветливая улыбка, раскачивающая­ся непринужденная посадка, необычайная легкость исполнения, своя, можно сказать, национальная подача номера — все это вызывало симпатии зрителей.

Но какими-либо сложными трюками Цзинь Е-цинь нас, профессионалов, не по­разил. И успех номера следует скорее от­нести за счет большой артистичности Цзинь Е-циня.

Крупным мастером трюка был приехавший   на   гастроли   из   ГДР   63-летний   велофигурист Брунс, начавший работать, как он сам рассказывал, с трехлетнего возра­ста.

На манеже появлялся пожилой человек, похожий на тех, кого нередко можно встре­тить на улицах Берлина. Номер изобиловал комическими трюками, легкими шутками. Впервые мы увидели много новых трюков, которые старый профессионал исполнял блестяще. Это «оборотный гоголь-моголь», «езда на заднем колесе спиной вперед», «езда перед рулем седлом вперед с пере­ходом в этом положении на головку вело­сипеда».

Брунс оказался в то время сильнее всех наших велофигуристов. Казалось, он вы­жал из машины все возможное. Однако ле­том 1959 года мы увидели номер, который удивил наших велофигуристов.

Это был номер японской велофигурист­ки Кими Иокои, приехавшей в Москву в составе спортивно-цирковой труппы «Гар­лем Глобтроттерс».

Прочитав в программе о выступлении балерины на велосипеде, мы приготови­лись увидеть несложный номер с элемен­тами балета. Но то, что мы увидели, пре­взошло наши ожидания.

Прежде всего, поразила новая форма номера, связь сложной работы на велоси­педе с балетом, причем балетные движения подчеркивали легкость и грациозность ис­полнения.

Кими Иокои по праву называют одной из лучших велофигуристок мира. В два­дцать один год она добилась огромных успе­хов. Из показанных ею трюков нам осо­бенно понравились такие, как «комбина­ция на головке велосипеда, заканчиваю­щаяся пируэтами на месте», «полпируэта на руле пронося ногу через руль на седло в шпагат».

Исполняла Кими Иокои «пролазку в раму». Но чем она окончательно покорила
и зрителей и наших велофигуристов — это из седла в седло».

Я понял, почему мне с таким трудом давался пи­руэт. Я его делал не в том темпе, трюк иногда и удавался, но отрепетировать «тройной» в том же темпе было невозмож­но. В этом я еще раз убедился на творче­ской встрече наших номеров.

На этой встрече К. Иокои показала заимствованный у своей сестры, тоже велофигуристки, трюк «езда, стоя одной но­гой на седле», который она готовит к вы­пуску. Мы тоже продемонстрировали ряд трюков: «прыжки на моноцикле вдвоем со скакалкой», «колонна стоя», «стойка на ру­ле и седле», «оборотный гоголь-моголь», «стоя вдвоем на руле и седле». Но особен­но большое впечатление произвел на К. Иокои трюк «стойка на руле», который она просила меня повторить несколько раз и при этом заметила, что этот трюк она никогда раньше не видела.

Такие творческие встречи полезно прак­тиковать.

Пришлось    заново    начать    репетицию «двойного    пируэта» в новом темпе. И результаты вскоре оказались. Сейчас я пус­каю «Двойной пируэт» в работу; предпо­лагаю в 60 году выпустить «тройной» и ставлю себе задачу: в ближайшие годы отрепетировать пятерной пируэт из седла в седло».

Хочется пожелать нашим велофигуристам не повторять уже освоенные трюки, а
смелее искать и создавать свои собственные трюки, которые обогащали бы и разнообразили номера и тем бы больший интерес к нашему жанру.

Велономера должны быть разного плана — комического, спортивного.

 

    Журнал «Советский цирк» июль 1960 г

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100