Большие мастера комического - В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ
В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Большие мастера комического

В 1929 году в пятом номере журнала «Чудак» появилось стихотворение Владимира Маяковского «Мрачное о юмористах». Поэт, много сделавший в области сатиры, обращался к своим коллегам: «Где вы, бодрые задиры?».

Вопрос задавался не случайно. Маяковский писал, что современный ему сатирик «измельчал», «обеззубел», «обэстетился». Речь шла о том, чтобы поднимать большие, острые, злободневные темы, а не выволакивать на свет одно и то же: «дореформенных тещ» и «гробовые» анекдоты. Сам Маяковский всем своим творчеством подавал пример — его сатира всегда была боевой, агитационной, целеустремленной.

Почему мы вспомнили об этом? Потому что вопрос — «Где вы, бодрые задиры?» — не потерял актуальности и в наши дни. В частности, его хотелось бы адресовать тем, кто представляет сегодня жанр сатиры на арене цирка — клоунам, музыкальным эксцентрикам, и не только им. Ведь сатира может иметь место и в других жанрах.

Большую политическую, гражданственного звучания тему цирк обычно решает в парадах-прологах. Они посвящаются знаменательным событиям в жизни страны, юбилейным датам. Есть немало интересных постановок такого рода. Как правило, они праздничны, торжественны, проникнуты пафосом. Парад-пролог — это плакат цирка. Но порой лишь этим, бесспорно важным компонентом спектакля, и ограничивается обращение цирка к актуальным темам, темам сегодняшнего дня. Далее на всем протяжении спектакля вы не найдете даже крупицы публицистики, гражданственности, сатиры. И не только на международные, но нередко и на внутренние темы.

Все попытки острить и смешить на манеже сводятся в последнее время в основном либо к юмору положений, комическому трюкачеству, либо — что еще хуже — к барахтанью в цирковой рутине. Если же и появляются новые сатирические репризы, то затрагивают они зачастую мелкие, второстепенные темы. Актуальные вопросы дня, такие, как борьба с нарушителями трудовой дисциплины, прогульщиками, пьяницами, «несунами», хапугами, находят крайне недостаточное отражение в современном клоунском репертуаре.

Известно, что задача всех видов искусства не только развлекать, но и воспитывать. К этому призывают решения партии. Идеологической, воспитательной, пропагандистской работе был посвящен июньский (1983 года) пленум ЦК КПСС, поставивший исключительной важности задачу перед идеологическими кадрами. В докладе товарища К. У. Черненко «Актуальные вопросы идеологической, массово-политической работы партии» немало места было отведено деятелям культуры, их важнейшей миссии — «формировать, возвышать духовные потребности человека, активно влиять на идейно-политический и нравственный облик личности». Особое внимание было обращено на задачи, вытекающие из нынешней международной обстановки.

Сегодня в репертуаре цирка международная тематика занимает весьма скромное место. А между тем именно сегодня она необходима. Разоблачение империализма, его происков, преступных замыслов разжечь пламя нового мирового военного пожара, ядерной войны может и должно быть одним из важных аспектов, на который следует нацеливать оружие цирковой сатиры.

Большие мастера комического, такие, как Дуровы, В. Лазаренко, Карандаш, постоянно и, надо сказать, очень умело пользовались этим оружием. До сих пор люди старших поколений вспоминают яркие сатирические сценки Карандаша, с которыми он выступал в годы Великой Отечественной войны. В них он высмеивал фашистских агрессоров, решившихся пойти походом на Советский Союз.

И позже выдающийся советский комик неизменно обращался наряду с юмором к сатире, как бытовой, так и международной, проявляя порой завидную оперативность. Когда, например, зарубежный дипломат был застигнут за фотографированием оборонного объекта, Карандаш в тот же вечер вышел на манеж с репризой на эту тему. И зрители откликнулись на нее громом аплодисментов, отмечая тем самым и остроту сатиры и оперативность, «сиюминутность», сатирика.

Значительные политические темы присутствовали в выступлениях Ю. Никулина и М. Шуйдина. Такая их работа, как клоунада-пантомима «Маленький Пьер», имевшая большое, принципиальное, творческое значение для них самих, посвящалась борьбе за мир. Политическая сатира всегда была и в репертуаре Г. Ротмана и Г. Маковского. Построенная на использовании фонограммы сценка «Ограбление банка» высмеивала одновременно и нравы буржуазного общества и гангстерские фильмы. Осталась в истории советского циркового искусства их же «Притча о воинственном короле», приемами сказки-буффонады разоблачавшая поджигателей войны.

Но не только представители клоунады, музыкальной эксцентрики, разговорного жанра обращались к политической сатире. Занимала она видное место и в других жанрах. Можно сказать, что она была одной из ярчайших красок в творческой палитре Эмиля Теодоровича Кио. Такие сценки, как «Голова американского джентльмена», «Посылка дяди Сэма или Ангел мира», «Поджигатели войны», средствами иллюзии, подкрепленной элементами театрализации, разоблачали буржуазный образ жизни, агрессивные замыслы империализма, перекликаясь с карикатурами и фельетонами на эти темы, появляющимися на страницах «Правды», «Известий», «Крокодила». Так один из старинных жанров цирка — иллюзия — приобрел у Кио новое содержание, превратился в острое оружие политсатиры. Кио нашел для него даже специальный термин: «Политический иллюзион».

Нельзя не вспомнить и другого известного иллюзиониста А. Вадимова, который тоже охотно обращался к международной тематике. Он, например, демонстрировал сценку «Полицейский и голубь». Полицейский срывал со стены плакат, призывающий к борьбе за мир, рвал его, сжигал. Оставалась кучка пепла. И вдруг из нее появлялся белоснежный голубь. Он нес плакат: «За мир! Против войны!». Символичность этого и ему подобных трюков (а их у Вадимова было немало) наполняла работу иллюзиониста большим политическим содержанием.

О том, что сатира может иметь место не только в клоунаде, в иллюзиях, свидетельствует практика существовавшего в 50-е годы Московского акробатического ансамбля при Центральном доме культуры железнодорожников. Он демонстрировал Интермедию «Американский балаган», где акробатика в сочетании с буффонадой служила созданию сатирических портретов поджигателей новой войны.

Сатирическим содержанием наполнена сценка на батуде в спектакле «Я работаю клоуном», поставленном в наши дни А. Николаевым. Акробатические прыжки, совершаемые исполнителями, одетыми в стилизованные костюмы придворных, отображают изворотливость, угодливость, взлеты и падения в стремлении достичь королевского трона. Композиция превращается в остропамфлетное обобщение. Право же, есть в этом действе что-то от Эдгара По, от тех его новелл, где описываются балы и придворные, короли и шуты и где в причудливом гротеске сталкиваются одновременно и жуткое и комическое. Да и назван номер «Бал шутов». Мы упоминаем о сценке из спектакля А. Николаева, чтобы показать, как разнообразны приемы использования политсатиры на манеже.

Ведя об этом разговор, следует вспомнить и В. Г. Дурова, продолжавшего, как и все представители дуровской династии, традиции своих прославленных предков. Сценки на международные темы у В. Г. Дурова разыгрывали животные. Так, в злом старом бульдоге с толстой сигарой в зубах все узнавали одного из ярых апологетов «холодной войны». В таком же шаржированном обличье представали и другие животные.

Хочется отметить и безусловно интересную попытку Л. и Б. Федотовых ввести элементы сатиры в работу с экзотическими животными. Талантливые молодые дрессировщики верно уловили дух номера, ту возможность, которую он дает для использования в нем социальной темы. Так появился персонаж, изображающий охотника с ружьем в тропическом шлеме,— образ колонизатора, занимающегося хищническим истреблением фауны. К сожалению, театрализованные интермедии с участием этого персонажа не вошли органично в номер, превратились в дополнительную и совсем не обязательную иллюстрацию. Это почувствовали и сами артисты. Они отказались от сценок, хотя, быть может, и следовало бы продолжить поиски в этом направлении для более четкой реализации задуманного.

Итак, публицистика, политсатира, как мы видим, всегда занимали существенное место на манеже цирка. Должны они занимать это место и сегодня. Но — увы! Далеко не все современные мастера циркового смеха обращаются, как мы говорили выше, к этой «тематике. Иные клоуны предпочитают лучше вводить в свои выступления лирические, порой даже не свойственные клоунаде мотивы, чем гражданственные, обыгрывать воздушные шарики, собачек и кошечек (ну, как тут вновь не вспомнить Маяковского, сказавшего в том же упомянутом нами вначале стихотворении: «Обличитель, меньше крему!»), забывая тем самым о своей основной роли — быть «бодрыми задирами».

То, что политическая тема, публицистика не находят подчас должного отражения на манеже свидетельствует об отсутствии повседневной заботы о том, чтобы этот важный род цирковой сатиры не пребывал в забвении. Многое зависит, понятно, от пишущих для цирка. В свое время плодотворно работали над актуальной тематикой такие авторы, как В. Маяковский, Д. Бедный, В. Лебедев-Кумач, В. Воинов. Есть талантливые авторы и в наши дни. Что же мешает им включиться в активную работу?

Эксцентрический номер на батуде «Бал шутов». Коллектив под руководством А. НИКОЛАЕВА

Эксцентрический номер на батуде «Бал шутов». Коллектив под руководством А. НИКОЛАЕВА

Сейчас цирки заказывают сами для себя только сценарии и тексты для парадов-прологов, детских спектаклей. Может быть, следовало бы пойти дальше и предоставить им больше самостоятельности, дать возможность заказывать на местах и репертуар для клоунов? Так когда-то и было. Помнится, в 50-х годах много работали над клоунским репертуаром в Ленинграде. Придя к тогдашнему художественному руководителю Ленинградского цирка Г. Венецианову, вы на столе у него всегда могли увидеть пачку рукописей. Это были клоунские репризы, как заказанные цирком, так и поступившие самотеком. Их приносили и литераторы-профессионалы и просто любители циркового искусства, желавшие попробовать свои силы в работе над клоунскими репризами. Зато на манеже тех лет часто появлялся оперативный отклик на тот или иной злободневный факт, будь то неправомочный успех у части зрителей примитивного приключенческого зарубежного фильма или событие международного характера. Очень удачно было поставлено Г. Венециановым (по сценарию Г. Рябкина) антре «Спиритическая история». Его исполняли И. Демаш, Г. Мозель и Б. Вяткин. По цирковому была решена комическая история с вызыванием духов трех «битых» — Керенского, Врангеля и Гитлера.

Публицистика, политическая тема в цирке может находить отражение и в малой и в большой форме. Примеров тому предостаточно. Искусство манежа знает, скажем, такие работы В. Маяковского для цирка, как «Чемпионат всемирной классической борьбы», написанный специально для В. Лазаренко и героическая меломима «Москва горит» (1905 год). В свое время на манеже был поставлен сюжетный спектакль «Карнавал на Кубе». Неплохо бы и в наши дни увидеть подобного рода представление. Темой для него могло бы статьи героическое сопротивление патриотов стран Латинской Америки агрессивным силам империализма и борьба народов за мир.

И еще вот о чем хочется сказать в заключение: ни один клоунский образ, каким бы он ни был, реалистическим или гротесковым, не входит в противоречие с политсатирой. Взять хотя бы клоунов, чей образ и чья работа на манеже навеяны фольклором. Свойственные им приемы скоморошества, народного балагана позволяют решать политические темы под особенно острым углом. И в буффонаде политсатира чувствует себя свободно.

Оружие политической сатиры должно не пребывать в дальних «запасниках», а действовать активно, боевито, так, как ему и положено. К этому настоятельно призывают задачи сегодняшнего дня.

М. МЕДВЕДЕВ

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования