Цирковая династия Лавровых - В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ
В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Цирковая династия Лавровых

В этой небольшой уютной квартирке на улице Калиновского в Минске мало что напоминает о цирке, клоунаде — основной и постоянной работе ее бывшего хозяина.

Разве только несколько мемуарных книг старых цирковых артистов на полке да десятки бобин с кинопленкой. Галина Дмитриевна бережно проводит рукой по корешкам, вздыхает: — Все оставлено в том же порядке, как-было при нем. Лаврентий Лаврентьевич был большим аккуратистом и в работе и в увлечениях.

Афиша. 1937 год

Афиша. 1937 год

Гаснет свет, и на белый квадрат экрана, словно через распахнутые настежь волшебные двери, врывается в маленькую квартиру огромный, немножко таинственный, но всегда прекрасный мир цирка.

Номера... Их много. Известные и полузабытые, в крупнейших стационарах страны и под брезентовым куполом шапито. Независимо от ранга и титула Лаврентий Лаврентьевич Лавров снимал их одинаково придирчиво, подолгу задерживая камеру то на лице, то на реквизите, а то просто на эффектном жесте артиста. Так снимать мог человек, фанатично влюбленный в цирк, стремящийся с помощью кинокамеры остановить мгновение, заставить жить то, что уже никогда не повторится. Да, старый клоун Лаврентий Лаврентьевич Лавров не понаслышке знал цену тяжелого циркового ремесла. Он один из славной и знаменитой цирковой династии Лавровых.

«Для меня встреча с этими клоунами стала подлинной школой мастерства. Десятки раз и всегда с неизменным удовольствием я смотрел, как работают Лавровы, стараясь понять и разгадать их профессиональное умение смешить людей. Даже репетиции, на которых Лавровы, пробуя различные варианты текста, новые трюки, мизансцены, проходили все «вполноги», стали для меня полезными, ибо репетировали настоящие мастера». Так пишет о братьях Петре, Николае и Лаврентии Лавровых народный артист СССР Юрий Никулин в книге «Почти серьезно». И это не единичное мнение. Известно, например, как восхищался Лавровыми большой знаток и ценитель циркового искусства писатель Михаил Зощенко.

Впрочем, братья — лишь продолжатели фамильного дела. Начало же славной династии положил их отец — акробат, воздушный гимнаст, канатоходец, клоун Лаврентий Никитич Лавров (Селяхин). Судьба его во многом сходна с судьбами десятков цирковых артистов дореволюционной России. Крепостной графа Орлова, он семилетним мальчишкой сбежал с бродячим цирком «Кассино» в Италию. Безродный воспитанник труппы, Лавров в полной мере испытал на себе все тяготы и унижения циркового ученичества. Может быть, поэтому так терпеливо, так ненавязчиво обучал Лаврентий Никитич своих детей премудростям циркового мастерства. По-разному сложились творческие биографии братьев, но в том, что все они были одаренными, талантливыми артистами, нет сомнения. Школа отца не прошла бесследно.

Что же так привлекало зрителей в клоунах Лавровых? Видимо, прежде всего выразительность образов, яркость и конкретность типажей, которые представляли на манеже артисты. Они не просто комиковали, развлекая публику нелогичностью ходов и поступков. Каждая реприза, каждое антре клоунов были до мельчайших деталей выверены, продуманы, тщательно отобраны. Не случайно Галина Дмитриевна говорила об аккуратизме мужа. Всю свою долгую артистическую жизнь (а проработал он без малого шестьдесят лет!) Лаврентий Лаврентьевич, его старшие братья были постоянно нацелены на манеж, на выступление. Вот почему все, за что брались артисты, доводилось до совершенства. И если Петр и Николай достигли высот как буффонадные клоуны, то Лаврентий стал непревзойденным музыкальным эксцентриком, а в игре на концертино, пожалуй, лучшим среди коллег.

Так уж получилось, что судьба Лаврентия Лаврентьевича тесно связана с Белоруссией. Здесь нередко выступал клоун до войны, сюда же, в Белоруссию, пришел Лавров в 44-м, но уже не с цитрой и концертино, а с автоматом в руках — освободителем.

С первых дней войны ушел артист добровольцем на фронт, и кто знает, может быть, сбылась бы его мечта исполнить клоунскую репризу на развалинах рейхстага, если бы тяжелая контузия не уложила его в Пинске в госпиталь. Тогда же, в Пинске, встретил Лавров актрису Гомельского областного драматического театра, ставшую позже его женой и партнером. В Белоруссии занялся Лаврентий Лаврентьевич впервые и «нецирковой» деятельностью: его назначили начальником по делам искусств при Пинском облисполкоме. И хотя работа была интересной и справлялся с ней Лавров успешно, цирк тянул его. Вскоре знаменитое трио Лавровых вновь собирается вместе. Вновь несут с манежа артисты смех и радость зрителям. Ту самую радость, которой так не хватало людям в годы войны, в которой так остро нуждались в послевоенное голодное, тяжелое время.

Неудивительно, что, завершив артистическую деятельность, Лаврентий Лаврентьевич поселился в Минске: земля, которую освобождал, на которой гибли боевые товарищи, навек стала для него родной. Переступив после торжественных проводов барьер манежа, ветеран не расстался с цирком. И в том, что в Минском цирке существует ныне музей, — во многом заслуга Лаврова. До последнего дня Лаврентий Лаврентьевич был предан своей единственной любви — цирку. И цирк помнит его, артиста и воина...


АЛЕКСАНДР РОСИН

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования