В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Дрессированные голуби Галины и Эльвиры Корчагиных

Умение режиссера составить программу так, чтобы она вызывала у публики все многообразие эмоций, чтобы происходила постоянная смена настроений на арене и зрительном зале — большое искусство. И тут недостаточно того, что номера сменяются, предположим, только по темпу и ритму.

Вот по манежу проносятся джигиты, проделывая пугающе неожиданные «обрывы», когда конские копыта мелькают у самого виска наездника. А затем выходят эквилибристы. Смена номера и смена темпа. Тут все чуть-чуть замедленно и плавно. Но спадает пи у зрителей напряжение? Думаю, нет. Ведь эквилибрист балансирует першем, на вершине которого артист устанавливает на лбу второй перш, куда поднимается еще один партнер... Ну как тут не замереть сердцу! А впереди еще выступления виртуозных акробатов, отчаянно смелых гимнастов, бесстрашных укротителей хищников.

Однажды мне довелось видеть такую программу, готовившуюся выехать на гастроли за рубеж. Все в ней было первоклассным, но смотрелась она тяжело. Слишком уж одинаковые эмоции вызывали номера самых разных жанров. Труднее всего приходилось коверному: утомившиеся зрители не реагировали на его репризы.

Тогда режиссер ввел комических жонглеров, веселых музыкальных эксцентриков, лирический пластический этюд, забавных дрессированных собачек — и цирковое представление сразу засверкало.

Номер, о котором я хочу рассказать, как раз и создает у публики совершенно особое, легкое, светлое настроение, лучше всего определяемое, пожалуй, словом «элегия». Контрастируя с другими выступлениями, он придает программе эмоциональное разнообразие.

Галина и Эльвира Корчагины выходят на манеж, и со всех сторон к ним слетаются голуби. Женщины подбрасывают их в воздух, и белые птицы послушно возвращаются к ним в руки. Эльвира несет на плече корзину, полную голубей, вынимает одного за другим и пускает в разные стороны, но птицы, как зачарованные, слетаются в центр манежа. В луче прожектора они легко скользят по зеркальному шару, взбегают по лесенкам, кружатся на карусели под упругими струями фонтана.

Что это? Красивая иллюстрация к сказке о добрых феях или жанровая картинка «Утро в парке»? Конкретного сюжета нет, и каждый может дать волю фантазии.

... Голуби взмывают вверх и опускаются у ног своих повелительниц, приглушенно звучит арфа, и мне видится дивный, ухоженный парк, узорные решетки ограды, фонтаны причудливого рисунка и очаровательные дамы, вышедшие в парк, чтобы покормить этих белоснежных птиц.

Может быть, кто-то прочтет все по-другому и совсем иное привидится ему в спокойных, чуть замедленных ритмах номера. И только дрессировки ради дрессировки здесь, к счастью, не увидишь.

Так что же, в номере нет трюков? Есть, и даже много. Просто отсутствует то напряжение, когда ждешь — получится или не получится. Кстати, у Корчагиных весьма четкая работа. Но даже неудавшийся трюк не нарушил бы общей гармонии. Ведь вы уже перенеслись в сказочный мир, где люди понимают язык животных и птиц. Ну а если кто-то неподвластен им, значит, они лоха еще не нашли «общего языка».

Я сделала оговорку на случай «непослушания» пернатых, но мне видеть такого у Корчагиных не случалось. Здесь, вероятно, сказывается тот опыт, который приобрели артистки за годы работы.

Галина Степановна Корчагина была воздушной гимнасткой, но мечтала выйти иа манеж с дрессированными голубями. Такого номера тогда в нашем цирке не было, и ей все приходилось искать — метод дрессировки, трюки, реквизит.

1959 году она «первые демонстрирует свое элегантное выступление. Позже, а 1967 году, Галина и Эльвира Корчагины стали работать вдвоем. Режиссером нового варианта был Б. Зискинд.

В номере весьма умело распределены трюки, отлично решено художественное и музыкальное оформление, очень верно найдена манера поведения исполнительниц — все, до мельчайшей детали, точно раскрывает замысел этого небольшого произведения.
Ранее, например, Галина Степановна после каждого трюка сажала голубей в специальные клетки-ящики — другие дрессировщики делают так и сейчас.

А Корчагины заменили клетки изящными плетеными корзинами, куда голуби слетаются сами. Этот проходящий, «рабочий» трюк было нелегко отрепетировать. Зато как важно для жанровой сценки отсутствие клеток — зрители видят птиц только на воле, только на свободе.

Известно, что голуби приручаются хорошо, но способности их весьма ограниченны. Собаки, предположим, могут ходить на задних и передних лапах, прыгать через препятствия, «играть» в футбол и даже «крутить» сальто. Ну, а медведи, те, пожалуй, перещеголяли собак — так разнообразны их действия. В сравнении с четвероногими «артистами» у голубей значительно меньше «талантов». Тем большей должна быть выдумка артиста, тем сложнее его задача. .

Стремительных, «темповых» трюков от птиц ждать не приходится. Как же сделать, чтобы номер не казался скучным? И вот у Корчагиных рождается замысел лирической сценки, стиль которой близок к элегии. Этому стилю подчинено все — плавный полет птиц, грациозные менуэтные движения артисток, задумчивая мелодичная музыка и реквизит, повторяющий в своих узорах старинные узоры парковых оград и изгибы прекрасных бронзовых канделябров.

Удивительная гармония и покой охватывают зрителей во время этого выступления — чувства, довольно редко возникающие в цирке, где все сплошная круговерть.

Этот номер всегда добавляет в представление новые краски, происходит на механическая смена ритмов, а смена эмоций и настроений. Когда программа бывает так тонко решена, от этого выигрывает и каждое отдельное произведение и весь цирковой спектакль.

ГЕНРИЕТТА БЕЛЯКОВА

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100

Полимерные наливные полы для торговых Центров