В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Наша львица Эльза
 
Эльза  Наша львица Эльза
Львица на крыше нашего автомобиля

ДЖОЙ АДАМСОН

В       обязанности   моего   мужа,    старшего    ловчего южной   пограничной   провинции   Кении,   входило выслеживание и поимка хищных зверей-людоедов. Когда в  1955 году один негр  был растерзан     львом,     организовалась     экспедиция для   поимки   опасного   хищника.   Я   находилась одна лагере, когда показался наш «джип», продирающийся  сквозь  колючие  кустарники  африканских  джунглей.   «Джой!   Где   ты? — позвал   меня   Жоржи. — У   меня есть что-то для тебя интересное». Я подошла и увидела в    кузове    машины    трех    львят,    похожих    на    меховые шарики. Они ползали по сиденью, тщетно пытаясь спрятаться от нас. Я  взяла малюток на   колени, чтобы  успокоить их.
Жоржи был расстроен. На рассвете он вместе с другим ловчим добрался до места, где залег грозный людоед с двумя львицами. Неожиданно одна из них выскочила из-за скалы и напала на охотников с такой яростью, что пришлось выстрелом уложить ее на месте. Лишь позднее они поняли причину внезапной атаки: львица защищала свое логово с детенышами. С большим трудом охотникам удалось извлечь их из расщелины скалы. Львятам было не более двух-трех дней.
Я взяла львят под опеку. Множество способов пришлось безуспешно перепробовать, прежде чем я заставила их выпить сгущенного молока; они только недовольно морщили носики и отворачивались. Зато его буквально нельзя было напастись, когда они через два дня научились сосать молоко через резиновую трубочку. Мы вынуждены были послать в ближайший городок за основательными запасами молока, рыбьего жира, глюкозы.
Через несколько дней львята прекрасно освоились и чувствовали себя как дома. Все трое были самками. Самая маленькая и слабая из них оказалась наиболее смелой и отважной. Я назвала ее Эльзой.
Наша тройня почти весь день проводила в палатке под моей походной кроватью, видимо, считая ее самым безопасным местом. Малыши были необычайно чистоплотны и всегда вовремя успевали добежать до кучи песка за палаткой. Когда мы вернулись на постоянную базу в Изиоло, для наших воспитанников там уже было приготовлено просторное деревянное помещение с сетчатой обшивкой.
Слухи о львятах молниеносно распространились по округе, и толпы любопытных собирались поглазеть на них. Львята, постоянно окруженные людьми, быстро со всеми перезнакомились. Особенно они подружились с детьми. Днем мы позволяли им свободно бегать по всей усадьбе. Они любили играть с мячами и с резиновыми автопокрышками, которые мы им специально давали. Львята часами могли с увлечением выслеживать резиновую «жертву», медленно подползая «сзади», чтобы потом одним прыжком упасть на «добычу». Иногда роль «жертвы» играли мы, делая, к удовольствию львят, вид, что не замечаем их маневров за своей спиной. Однажды они подкрались к палатке, в которой спали двое наших гостей. Через несколько секунд палатка была распластана на земле. Нас разбудили крики гостей, безуспешно пытавшихся спасти свои пожитки. Возбужденные львята бушевали под сваленной палаткой, ежеминутно выскакивая оттуда с добычей в виде ботинок, пижам, лоскутков. На сей раз мы вынуждены были наказать их розгами.
Мы не возражали против забав под открытым небом, но наши подопечные начали резвиться и в доме. Особенно притягивали их к себе книжки и подушки.  Пришлось запретить им доступ в квартиру.
Когда малышам исполнилось три месяца, я впервые угостила их мясом. Новое блюдо сразу пришлось им по вкусу и стало пользоваться огромным успехом. Наши воспитанники быстро подрастали, набираясь сил. Еще через два месяца стало ясно, что дальше держать у себя трех львиц мы не сможем, С болью в сердце мы стали готовить двух к отправке в Роттердамский зоопарк. Оставшаяся Эльза жалобно поглядывала на отъезжающих сестер. По словам Жоржи, она сильно тосковала во время моего отсутствия и очень грустила, разыскивая подружек. Она еще больше привязалась к нам и всюду неотступно следовала за нами, как бы боясь, что мы и ее можем бросить... Мы разрешили ей поселиться в доме, и не раз ночью мы просыпались от того, что Эльза в знак привязанности облизывала наши лица шершавым, как наждачная бумага, языком.
Вскоре она опять повеселела, начала резвиться. После дождя земля покрывалась ручейками и лужами. Эльза с удовольствием барахталась в них, после чего гибким прыжком вскакивала кому-нибудь из нас на плечи. Это уже переходило границы дозволенных шалостей, и пришлось один раз ее наказать. Эльза моментально поняла, в чем дело.
Однажды во время прогулок Эльза заметила стадо жирафов. Дрожа от возбуждения, она стала подкрадываться к ним, но жирафы не обращали на нее ни малейшего внимания. Эльза была обижена тем, что они «испортили» ей игру.
Антилопы, постоянно пасшиеся недалеко от нашего дома, уже привыкли к Эльзе и позволяли ей приближаться на расстояние нескольких метров. Перестали бояться ее и трусливые африканские лисы. Они даже разрешили львице подходить совсем близко к своим маленьким детенышам. И Эльза часами сидела неподвижно, с удовольствием наблюдая за их возней.
Немало волнений мы испытали в тот день, когда Эльза впервые встретилась со слоном. Ведь наша воспитанница, выросшая среди людей, не знала, насколько опасен для львов слон. Один из туземцев вбежал в дом   и   громко   крикнул,   что   Эльза   играет  со   слоном.

Мы схватили ружья и бросились на выручку. Огромный старый слон стоял в кустарнике, объедая побеги, а Эльза подкрадывалась к нему сзади. Ей удалось задеть заднюю ногу слона, и тот, выбравшись из зарослей, с бешенством бросился на львицу. К счастью, он побежал в ту сторону, где стояли мы с ружьями наготове. Эльза ловко увернулась от разгневанного гиганта и как ни в чем не бывало снова начала подкрадываться к нему. Затем, видимо раздумав «продолжать игру», она улеглась неподалеку и сладко уснула.
Львица часто сопровождала нас на охоте. Стрельбы она не боялась: звук выстрела для нее означал лишь то, что добыча подстрелена. Как охотничья собака, она бежала разыскивать убитый трофей, аккуратно несла его в зубах и затем осторожно клала на землю около моих ног. Повинуясь инстинкту, Эльза бросалась в погоню за всеми движущимися предметами. Но до сих пор это оставалось для нее только игрой. Лишь по ночам она возбуждалась, прислушиваясь к лесным шорохам. Таинственные ночные голоса джунглей волновали ее.
Львица нередко отправлялась с нами в служебные поездки по окрестностям. Взяли мы ее с собой и в длительную дальнюю экспедицию вдоль дикого побережья  озера Рудольфа.
Путь был очень утомителен. Мы шли по унылой территории. Люди без конца спотыкались об острую, застывшую лаву, покрывавшую всю землю. Я смазала Эльзе ступни жиром, чтобы ей было легче переносить дорожные тяготы. В часы, когда мы останавливались, чтобы отдохнуть, я раскладывала походную кровать и ложилась. Эльза мигом смекнула, что на кровати гораздо удобнее, чем на неровной застывшей лаве, и стала пристраиваться ко мне. Кое-как мы укладывались вдвоем. Но иногда Эльза растягивалась во всю длину, и я была рада, если для меня оставался крошечный кусочек кровати.
Обратный путь был еще тяжелее. Дорога шла через местность, совершенно лишенную растительности. В естественных условиях жизни, если имеется достаточное количество корма, львы никогда не совершают больших переходов, и я понимала, как утомилась Эльза за время этого трехсотпятидесятикилометрового марша. Вероятно, только привязанность к нам давала ей силы продолжать этот переход.
После возвращения из экспедиции я почувствовала, как окрепла наша взаимная привязанность. Эльза, казалось, прекрасно понимала, что мы ее очень любим. Когда мы приходили домой после недолгих отлучек, она с радостью бросалась  нам навстречу.
До сих пор многие не верили рассказам, что мы держим дома настоящую львицу, и приезжали, чтобы убедиться в этом. Однажды нас посетила супружеская чета швейцарцев. Услышав шум подъезжающей машины, Эльза выбежала из дома, преисполненная самых дружеских чувств. Я думаю, гости представляли себе Эльзу каким-то маленьким существом, которое можно взять на руки, как младенца. Увидев трехсотфунтовую львицу, они были застигнуты врасплох. Я долго уговаривала их выйти из машины и позавтракать с нами, прежде чем они рискнули это сделать. Во время завтрака Эльза олицетворяла собой обходительность и гостеприимство и только раз смела со стола хвостом прибор. Швейцарцы осмелели, стали гладить львицу и даже фотографировались  с  ней  на  память.
Мы радовались, глядя на нашу воспитанницу, и в то же время огорчались: ведь скоро она перестанет быть «маленькой». Эльза быстро подрастала, ей исполнилось два года. Шерсть ее приобрела лоск, а голос временами напоминал настоящее львиное рычание. Некоторые происшествия вызвали во мне первые сомнения в возможности дальнейшего пребывания Эльзы у нас. Однажды ночью, когда. мы жили в лагере, Эльза услышала громкие голоса слонов и решила действовать. Она отогнала стадо. Но этот эпизод мог кончиться и трагически   для   всех   нас.   Ведь   если   бы   слоны   стали преследовать Эльзу, то, конечно, она бы искала убежища в нашем лагере!
Пробуждающийся инстинкт потянул Эльзу к сородичам. Как-то во время прогулки мы заметили свежие следы льва. В тот же вечер, не обращая внимания на наш зов, Эльза ушла. Мы очень беспокоились за нее и пошли на поиски. Лев не причинил бы ей зла, но львица вряд ли бы стерпела соперницу. Эльзу, к счастью, мы нашли целой и невредимой. Она долго была в нерешительности: вернуться ли ей домой или следовать в том направлении, куда ушли львы? Затем догнала нас и вскочила на крышу отъезжающей машины.
Отлучки участились. Нам оставалось только мириться с тем, что Эльза будет продолжать свои вылазки в поисках приключений. Но после нескольких часов отсутствия она всегда возвращалась, видимо понимая, что   у   нас — ее   настоящий   дом.
Мы уже мысленно готовились к тому, что вскоре придется расстаться с нашей воспитанницей, и решили отправить ее в Роттердамский зоопарк, где находились ее сестры. Однако Эльза сама решила свою дальнейшую судьбу.
До сих пор считалось, что животные, воспитанные человеком, никогда не будут приняты назад своими собратьями. Но Эльза чувствовала себя в джунглях как дома, и нам казалось, что она сможет вести самостоятельную жизнь. Мы взяли Эльзу в новую экспедицию по далеким, малонаселенным местам, где встречалось много львов. Мы надеялись, что Эльза завяжет с ними близкое знакомство и научится добывать себе пищу. В виде символа освобождения я сняла с нее ошейник. Но Эльза и не думала помочь нам в осуществлении наших планов. Мы часто останавливали машину, чтобы дать ей возможность поохотиться за антилопой или гиеной.  Эльза соскакивала с  крыши  машины   и   бросалась в погоню за намеченной жертвой. Но ей никогда не удавалось приблизиться настолько, чтобы нанести смертельный удар.
Эльза  со своим потомством
Эльза  со своим потомством
Эльза с автором повести
Эльза с автором повести
Так она переносила через воду своих львят
Так она переносила через воду своих львят
Джой Адамсон навещала Эльзу и ее потомство
Джой Адамсон навещала Эльзу и ее потомство

Однажды стая кружившихся в небе стервятников привела нас в заросли, где лев раздирал убитую зебру. Он был так поглощен своим занятием, что не обратил на нас никакого внимания. Эльза осторожно двинулась к нему. Лев поднял голову и взглянул на Эльзу. Той, видимо, овладел сильный страх, и она быстро побежала к машине, а лев вернулся к прерванному пиршеству. На следующий день мы снова встретили молодого льва, греющегося на солнце. Мы подъехали ближе, на расстояние тридцати шагов. Лев удивленно смотрел на Эльзу, восседающую на крыше. Лишь после долгих уговоров Эльза рискнула слезть с машины и подойти поближе к льву. Лев был полон самых дружелюбных намерений и встал навстречу Эльзе. Но ею мгновенно овладел  страх,  и  она стремглав  кинулась  назад.
Мы решили взять Эльзу «измором». Как раз когда пришло время ее кормить, нам снова повезло; мы наткнулись на очередного самца, разрывающего добычу. Лев был уже сыт и вряд ли стал бы противиться разделу трофея. Эльза, позабыв о страхе, соскочила с машины и жадно набросилась на еду. По-моему, мы поступили недостойно, умчавшись прочь на третьей скорости.
На рассвете следующего дня мы возвратились на это место, ожидая увидеть счастливую пару. Но, к нашему изумлению, мы нашли только одинокую Эльзу. Она радостно кинулась навстречу нам, обняла меня лапами... Я чувствовала себя виноватой, но никак не могла объяснить ей, что наш поступок был продиктован заботой о ее же будущем.
Несколько раз мы таким образом оставляли Эльзу и всегда находили ее голодной и одинокой. Однажды ночью   она   вернулась   в   лагерь,   пройдя   восемнадцать миль,   исцарапанная   и   окровавленная.   Видимо,   единственным ее желанием было находиться около нас.
До сих пор мы специально, чтобы не возбуждать у нее хищных инстинктов, кормили ее уже разделанным мясом. Теперь пришлось поступить иначе. И велика была наша радость в тот день, когда Эльза впервые сама поймала добычу. Собственно, ей помог Жоржи, ранив антилопу выстрелом. Но Эльза в первый раз бросилась на раненого зверя и прикончила его.
С этого дня она неоднократно оставалась в лесу на две-три ночи. Мы уже знали, что она научилась добывать пищу, так как возвращалась она всегда сытая и довольная.
Как-то раз, услышав неподалеку львиный рык, она ушла. Мы не задерживали ее. Наутро, обнаружив следы большого льва, мы поняли, что пришло время долгой разлуки. Обычно Эльза любила отдыхать на скале в нескольких милях от лагеря. Мы нашли ее на излюбленном месте, но на зов она не откликалась. Лишь когда мы взобрались на скалу, она приветствовала нас и пошла вместе с нами в лагерь. Мы решили уехать на неделю.
В новом лагере я чувствовала себя одинокой. Утешала только мысль, что мы поступили правильно.
Через неделю мы вернулись на прежнюю стоянку. Я стала громко звать Эльзу и вскоре услышала знакомое урчание. Видно было, что львица сильно стосковалась по нас. Ее ласки были очень трогательны. Я пошла с Эльзой к реке. Мы улеглись на берегу, и Эльза заснула, обняв меня своей большой бархатистой лапой. Ночью она ушла. Несколько дней спустя мы уехали. Проезжая мимо скалы, мы увидели Эльзу, спокойно и величественно сидевшую на возвышении. Услышав зов, она не шелохнулась.
Так мы и расстались.
Эльза прожила на свободе несколько лет. Каждые два месяца мы навещали ее. Она радовалась нашему приезду, но уже не выражала желания следовать за нами.
Итак,   план   наш   увенчался   успехом.
Я сохранила самые теплые воспоминания о нашей питомице и о годах, проведенных вместе. Первое время мы очень скучали без Эльзы. Но мне казалось, что при наших встречах Эльза, ласкаясь ко мне, как бы напоминала: «Я рождена свободной львицей!»

                                                                                               *    *     *

История львицы, выросшей среди людей и вернувшейся на свободу, вызвала большой интерес у любителей животного мира. Пресса публиковала ее новые фотографии, сообщала подробности о ее дальнейшей судьбе, ибо Эльза продолжала встречаться со своими приемными родителями, прибегая на их зов из джунглей.
Известие, что Эльза в декабре 1959 года родила трех львят, произвело сенсацию.
Не скрывая своих детенышей от людей, Эльза приносила их к Адамсонам, как бы желая похвалиться своим   потомством.
В конце января прошлого года Эльзу нашли мертвой. Подозревали, что она случайно съела ядовитую приманку. Однако исследование показало, что смерть наступила по  естественным причинам.
Перевел А. Ирхин

Журнал ”Советский цирк” февраль 1962г

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100

Проверка по базе интерпол: детективное агентство санкт Петербург.