В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Энциклопедия циркового и эстрадного искусства

Энциклопедия содержит информацию, касающуюся циркового и эстрадного искусства. Введите интересующее Вас слово, имя, фамилию.

 А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я 

 

Давыдов В. Н.

Давыдов Владимир Николаевич (Иван Николаевич Горелов) (07/19.01.1849, Новомиргород- 23.06.1925, Москва)- артист драм, театра. Нар. арт. республики (1922). Вырос в небогатой дворянской семье, окончил Тамбовскую гимназию, участвовал в любительских спектаклях. Против воли отца — поручика уланского полка- решил посвятить себя сцене, был вынужден поменять фамилию и имя. В 1866 приехал в Москву, сразу же стал постоянным посетителем Малого театра. В лице одного из ведущих артистов И. Самарина нашел отзывчивого учителя, который поверил в его талант и стал с ним заниматься. В 1867 Д. уехал в провинцию и в течение 14 лет работал в разных антрепризах Орла, Саратова. Казани, Воронежа и др., где сформировался его многогранный, синтетический талант. С 1880 по 1924 (с коротким перерывом 1886-1888 в Театре Корша) в Александрийском театре, с 1924 в Моск. Малом театре.
Начинал с водевилей- «…тогда умели играть такие пустяки как-то пптя. балуясь, непринужденно, с увлечением и со вкусом, да и публике они нравились больше, чем длинные и серьезные пьесы- ’Давыдов В. Рассказы о прошлом. М.. 1931. С. 73). Поначалу приходилось играть все. что поручали, премьеры следовали каждую неделю, и начинающий актер развивал память, нарабатывал технику, овладевал характерностью. В водевилях, а позднее в опереттах, которых он переиграет великое множество, приходилось исполнять куплеты, петь, танцевать. Чувствовал в них себя легко, свободно, «как дома». Летом, выступая в увеселительных садах, наблюдал дивертисменты на открытой сцене, «осваивал» самые различные жанры. Так, у фокусника Эпштейна перенял искусство манипуляции и ввел такой номер в водевиль «Беда от сердца и горе от ума» Ф. Кони. Более того, загримировавшись Эпштейном, показывал фокусы как бы от его лица, в его манере, что имело особый успех у публики. Позднее в Одессе, в саду Форкатти, встретил чревовещателя Воке, работавшего с шестью куклами. Взяв у него несколько уроков, овладел этим непростым искусством и создал оригинальный номер, в котором при помощи четырех «кукол» (соответствующим образом загримированных актеров) средствами чревовещания ловко имитировал выступавших в дивертисменте сада Форкатти. В феерии «Иван-Царевич» весело выезжал на сцену верхом на свинье. В Москве на Политехнической выставке (1872) в качестве клоуна Davidini балансировал на
большом деревянном шаре и одновременно играл на гитаре. Любил длинные антракты между действиями, которые надо было заполнять дивертисментом: «…и чего только я в них ни делал. И анекдоты рассказывал, и романсы пел, и фокусы показывал, танцевал и польку, и канкан, и еврейский танец» (Там же. С.79). Много выступал с рассказами из народной жизни И. 1Ьрбунова, Ник. Успенского, с песенками Беранже, популярными куплетами; в 1873 в Орле с комическими еврейскими рассказами из репертуара Павла Вейнберга, за что был подвергнут суровой критике в местной прессе. Басни  И. Крылова читал в лицах, используя жест, мимику, мизансцену. В середине 80-х гг. в Петербурге на литературных вечерах первый из актеров обратился к рассказам А. Чехова («Злоумышленник», «Ванька», «Трагик», «Хирургия», «Злой мальчик» и др.). Читал Пушкина- главы из «Евгения Онегина», «Бахчисарайский фонтан», «Цыгане»; стихи Н. Некрасова и отрывки из «Русских женщин». Став ведущим актером Александрийского театра, охотно участвовал во всякого рода капустниках, вечерах, балах, проводившихся с благотворительной целью, покоряя оригинальной выдумкой, заразительной веселостью, мастерством исполнения даже шуточного, «одноразового» номера. Уже достаточно грузный, он мог «выпорхнуть» на сцену очаровательной цыганкой, исполнить «зажигательный» романс, танец, пантомиму. Еще в провинции был придуман «Комический хор», как пародия на свадебных певчих. В роли регента и запевалы он руководил комическим трио, пародируя не столько репертуар, сколько манеру исполнения. Участники «хора» менялись, но номер продолжал жить. «Я никогда не стеснялся эстрады, — напишет Д. к концу жизни. — Ибо считал, что все достойно показа, что сделано хорошо, с мастерством» (Там же. С. 135). Когда его приглашали, а это случалось нередко, никогда не отказывался от участия в опереттах: в 1911 выступил в роли Менелая с Еленой — Е. Тиме в «Прекрасной Елене» на сцене Мариинского театра, в «Периколе» и других опереттах на сценах крупнейших петерб. летних увеселительных садов, в 1916 играл в водевилях в варьете «Павильон де Пари» («Беда от нежного сердца» Ф. Сологуба, «Жених из долгового отделения» И. Чернышева). До конца дней, уже переехав в Москву, продолжал исполнять песни А. Варламова, А. Гурилева, цыганские романсы. В 1922 в течение ряда вечеров выступал с цыганскими романсами в Петровском театре миниатюр. О пении Д. вспоминает такой авторитет в этой области, как Н. Обухова, нередко слушавшая его в домашней обстановке: он «…не пел, а скорее говорил романсы, но так выразительно, так тонко и образно, с такой мимикой, что его можно было слушать без конца и без конца наслаждаться» (Обухова Н. А. М., 1970. С. 109). В известном кабаре «Нерыдай» (1922-1924), где программа начиналась в 12 часов ночи, у Д. была своя ложа. На эстраде выступала, в основном, молодежь. «Как Гулливер среди лилипутов вырастал на крохотной сцене маститый Д. — сама история нашего театра. С изумительной для его почтенных лет легкостью и жизнерадостностью исполнял он песни, басенки, куплеты» (Театр и музыка. 1922. № 10). И еще один авторитетный свидетель — знаменитый актер Александрийского театра Ю. Юрьев: «Его „Николя — вуаля-а-а“ своего рода шедевр. Кто видел Давыдова в подобном жанре, не станет отрицать, что он в нем поистине гениален» (Юрьев Ю. Записки. Л., 1948. С. 296).
Рядом с этими «безделушками», для которых Д. не жалел ни времени, ни таланта, жили полнокровной жизнью классические образы Рас-плюева, Фамусова, Городничего, Подколесина, Хлынова, Бальзаминова, Фирса, Чебутыкина и многих других. Искрометная веселость и трагизм в сценических образах Д. окрашивались иронией и сарказмом. Виртуозное владение средствами внешней выразительности, техникой перевоплощения в соединении с глубиной психологического анализа, органическим чувством правды отличали сценические создания великого актера. На эстраде Д. создал целое направление, получившее продолжение в творчестве его учеников и последователей Н. Ходотова, В. Топоркова, Б. Борисова, Вл. Хенки-на и др.
Лит.: Франк. Вл. Ник. Давыдов в цыганских романсах / Зрелища. 1922. № 3. С. 14; Ходотов Н. Близкое-далекое. М.; Л., 1932; Брянский  А. Вл. Ник. Давыдов. Л., 1939; Письма  В. Н. Давыдова // Театральное наследство. М.; Л., 1956.
Е. Д. Уварова


ПОИСК
по энциклопедии

 

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100