В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Энциклопедия циркового и эстрадного искусства

Энциклопедия содержит информацию, касающуюся циркового и эстрадного искусства. Введите интересующее Вас слово, имя, фамилию.

 А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я 

 

Литературная эстрада

Литературная эстрада (Искусство ХУ ДОЖЕСТВЕННОГО СЛОВА) — самостоятельное направление «разговорной эстрады», со своей историей, системой жанров, поэтикой. Термин «ЛЭ» говорит о прямой связи этого искусства с литературой; формирование и развитие ее шло параллельно с развитием русской литературы и театра. История уходит в далекое прошлое, в искусства народных сказителей, украшавших своими повествованиями княжеские застолья, народные празднества. С начала XIX в. наметились две линии: чтение авторами своих произведений (в частных домах, дворянских салонах, на благотворительных вечерах; сохранились воспоминания о чтениях А. Пушкина, Н. Гоголя, А. Островского) и выступления актеров драм, театров с короткими рассказами, стихами, баснями в дивертисментах, которые шли в антрактах или после основной пьесы, а также в различных литературных кружках. В 1843 в Москве состоялись «Вечера для чтения», посвященные творчеству Гоголя. Писатель откликнулся из Рима письмом, в котором горячо поддержал это начинание («Я думал всегда, что публичное чтение у нас необходимо…»- Полн. собр. соч. Л., 1952. Т. 8. С. 233). С середины 50-х гг. Литературные чтения проводятся обычно в период Великого поста, когда запрещены спектакли.
В Москве они идут в залах Дворянского собрания, в Купеческом клубе и др., в Петербурге в зале Городской думы, Театральном зале Пассажа, в Благородном собрании, в клубах. Одним из инициаторов их проведения и постоянным участником был Михаил Семенович Щепкин (1788-1863). В его репертуаре басни И. Крылова, «Старосветские помещики» и «Шинель» Гоголя, пушкинские «Полтава» и монолог Барона из «Скупого рыцаря». Узкому кругу слушателей он читал стихи Т. Шевченко, запрещенные цензурой. Щепкина можно считать также зачинателем исполнения «устных» импровизированных рассказов, основанных на собственных жизненных наблюдениях (позднее возникнет термин «автор-исполнитель»). В литературных вечерах вместе со Щепкиным участвовал другой корифей Малого театра Пров Михайлович Садовский (1818-1872) с гоголевской «Повестью о капитане Копейкине» (из «Мертвых душ»), а также собственными рассказами из купеческого быта. С чтением сатирических произведений М. Салтыкова-Щедрина выступал ученик Щепкина Сергей Васильевич Шумский (1820-1879).
Представитель романтического иск-ва, великий трагик Павел Степанович Мочалов (1800-1848) читал стихи К. Рылеева, И. Козлова, «Черную шаль» Пушкина сопровождал музыкой. К концу века публичные чтения (литературные и сборные концерты, всевозможные благотворительные вечера) прочно вошли в культурную жизнь России. В них участвовали многие крупнейшие драматические артисты. Среди них Мария Николаевна Ермолова (1853-1928) со стихами Н. Некрасова («Зеленый шум», «Похороны», «Песня Еремушки» и др.), Пушкина («Поэту», «Пророк»), А. Плещеева, А. Толстого (восторги революционно настроенной молодежи вызывал в ее исполнении «Реквием» Л. Пальмина); Полина (Пелагея) Антипьевна Стрепетова (1850-1903) со стихами Некрасова; Мария Гавриловна Савина (1854-1915) со стихами Я. Полонского, а также сценкой «Она», написанной для ее концертного репертуара В. Крыловым. Появился артист, для которого концертная работа стала основной профессией. Это чтец Павел Александрович Никитин, закончивший Петерб. театральное уч-ще, служивший актером и режиссером в театрах Юга России. В 1856 он постоянно выступал с большими сольными программами, составленными из стихов Некрасова, Плещеева («Вперед без страха и сомненья»), поэтов-искровцев. Гастролируя по всей России, имел особенный успех в студенческих аудиториях. Как автор-исполнитель коротких рассказов, не оставляя театра, приобрел широкую известность Иван Федорович Горбунов (1831-1896): с 1856 артист Александрийского театра, автор пьес «Самодур», 1868, «На реке», 1876 и др. Бытовые сценки, диалоги в его исполнении благодаря актерскому дару мгновенной внутренней трансформации населялись множеством персонажей. В цикле рассказов создал постоянную сатирическую маску отставного генерала Дитятина. Многие вещи Горбунова публиковались в журналах и сборниках: «Сцены из народного быта для рассказов на театральной сцене и семейных вечерах».
Как автор-исполнитель рассказов приобрел популярность драматический актер Василий Николаевич Андреев-Бурлак (1843-1888). Он стал также создателем жанра моноспектакля, исполнив на концертной эстраде «Записки сумасшедшего» Гоголя (начало 80-х гг.), «Рассказ Мармеладова» из «Преступления и наказания» и монолог Снегирева из «Братьев Карамазовых» Ф. Достоевского. В отличие от коротких рассказов в моноспектаклях представали развернутые, исполненные глубокого драматизма характеры (иногда использовал грим и сценический костюм). По-своему монтируя текст, добиваясь предельной концентрации действия, создавал собственные сценические композиции.
К началу XX в. в России сложились традиции ЛЭ со своими жанрами: чтение стихов и прозы актерами; выступления прозаиков и поэтов; устный импровизированный рассказ; моноспектакли с элементами оформления; поэтическая декламация, сольная «-хоровая; мелодекламация; чуть позднее (расцвет в 10-е гг.) «сказительство» с использованием фольклора, представленное творчеством профессиональной актрисы О. Озаровской, народной сказительницы М. Кривополеновой и др. Кадры ЛЭ продолжает поставлять театр. Выдающиеся драматические артисты утверждали на эстраде высокую культуру художественного слова, технику его подачи, развернутое поэтическое мышление. Индивидуальный склад мышления, талант, опыт, особенности образного видения артиста- личности, сформированной своим временем, определяют исполнительскую манеру. На рубеже веков появляется В. Комиссаржевская (1864-1910), актриса, наделенная тонкой музыкальностью, чуткостью к поэтическому слову. Начинает с исполнения романсов под гитару в узком кругу слушателей. С конца 90-х гг. выступает на благотворительных вечерах и в литературно-музыкальных концертах с чтением Пушкина, М. Лермонтова, Некрасова, А. Апухтина, оттеняя музыкально-ритмическую природу стиха. В 1903 исполняла литературно-музыкальную программу стихотворений в прозе И. Тургенева с музыкой А. Аренского (с оркестром под упр. А. Зилоти). Поиски музыкального звучания поэтического слова ведутся в петерб. кружке любителей художественного чтения (1897) под рук. актера и режиссера Ю. Озаровского (1869-1924). Один из первых теоретиков жанра, он выступил с циклом статей в журнале «Театр и искусство» («Декламация в ряду других искусств». 1897. № 21; «Постановка звука и голоса». 1897. № 23 и 27; «О так называемом приподнятом тоне». 1899. № 51 и др.). В 1913 выходит его Книга «Мелодекламация», через год «Музыка живого слова» (СПб., 1914). Начинают действовать учебные заведения: курсы выразительного чтения под рук. В. Сладкопевцев а (1912) при Школе сценических искусств в СПб. В работе с учениками Сладкопевцев поставил цель обосновать теорию зависимости между музыкой, словом и пластикой. Его книга «Искусство декламации» вошла в Энциклопедию сценического самообразования как 3-й том
(СПб., 1910, 1918). В Москве в 1913 начали работать Свободные курсы дикции и декламации под рук. преподавателя Филармонического уч-ща, чтеца Василия Константиновича Сереж-никова (1885-1952). К 3-летию курсов в зале Политехническогб музея демонстрировалась хоровая декламация с применением «голосовой инструментовки»: исполнялись стихотворения
A. Фета «Это утро, радость эта» и М. Лохвицкой «Что такое весна». Сам руководитель выступал в традиционном жанре чтения литературных произведений Л. Андреева, И. Бунина, М. Твена, Ч. Диккенса.
Поиски синтеза искусств на эстраде демонстрирует актриса О. Гзовская, представив «Вечер декламации, пластики и танцев» (1910). Снискал славу в жанре мелодекламации актер Александрийского театра Николай Николаевич Ходотов, выступавший с 1901 в дуэте с композитором Е. Вильбушевичем («Погасло дневное светило» Пушкина, «В голубой далекой спаленке» Блока, «Каменщик» В. Брюсова и др.). Успехом пользовались выступления в жанре мелодекламации известного киноартиста Владимира Васильевича Максимова, работавшего с пианистом-композитором Б. Битовым. Наряду с классикой он читал стихи современников К. Бальмонта, А. Белого, М. Кузмина, И. Анненского; его «Картинки XVIII века» воспевали пастушек и маркизов, как бы сошедших с полотен художников «Мира искусства». После революции при поддержке А. Луначарского создаются Институты Живого слова (ГИС — 1919), Декламации (ГИД- 1920). Однако в 20-е гг. мелодекламация (сольная и коллективная, импровизационное чтение, речитатив под музыку, в соцровождении музыки и др.) приобрела ярлык формализма и «дешевого эстетизма». Жанр почти умирает, если не считать монументальных филармонических работ В. Качалова (20-е гг.): «Эгмонт»
B. 1ете — Л. Бетховена, «Манфред» Д.; Байрона — Р. Шумана и др., исполнявшихся в консерваторских залах с симфоническим оркестром. В 50-е гг. подобные программы воскрешает В. Аксенов. Позднее (60-е гг.) в сопровождении гитары читает стихи В. Сомов, музыкально-поэтические программы создают Н. Бармин, Б. Моргунов и др.
Форма «устного» рассказа, представленная в 10-е гг. творчеством артиста Моск. Малого театра В. Лебедева, Сладкопевцева, носит наиболее «эстрадный» характер. С такими же рассказами, наряду с рассказами Аверченко, выступают артисты театров миниатюр Вл. Хенкин, Я. Южный, М. Ртищева. Граница, отделяющая ЛЭ от
разговорных жанров, здесь наиболее прозрачна. Происходит и встречное движение — с чтением своих рассказов выходят на концертную эстраду писатели. В 10-е гг. с концертами много ездит по стране Аверченко, в 30-е гг. читает свои рассказы на публике М. Зощенко, а с конца 60-х гг. популярность приобретает М, Жванецкий.
Выносят свои стихи на эстраду и поэты. В 10-е гг. в зале Тенишевского училща в Петербурге, в различных закрытых клубах, кабаре, кафе поэтов проходят вечера символистов, футуристов, акмеистов. «Поэзовечера» И. Северянина идут в переполненных залах, в том числе в Большой аудитории Политехнического музея в Москве, который становится «alma mater» поэтов. Здесь выступал Блок (3 мая 1921, за несколько месяцев до смерти), С. Есенин, Брюсов, Б. Пастернак и др. Большая литература посвящена выступлениям В. Маяковского на эстраде Политехнического. Обладая артистическим даром, Маяковский находил для своих стихов, часто рассчитанных на слуховое восприятие, различные маршевые, песенные ритмы, в палитре его красок были и проникновенная лирика, и обличительная сатира. Новый поэтический бум возник в 50-70-х гг., когда на эстраду Политехнического, а затем и дворцов спорта вышли молодые поэты Е. Евтушенко,
A. Вознесенский, Р. Рождественский, Б. Окуджава и др. Авторское исполнение, особенно Маяковского, оказало влияние на чтецкое искусство.
Наряду с поэтами, которые не только сами выходили на эстраду, но и определяли репертуар чтецов, ЛЭ продолжала сохранять самые тесные связи с театром. Великие мхатовцы
B. Качалов и И. Москвин, а также Д. Орлов, Ю. Юрьев, В. Давыдов, И. Ильинский, М. Царев, Е. Гоголева, Н. Черкасов и многие другие, всю жизнь не покидавшие сцену, всенародно известны как мастера художественного слова, выступавшие и в сборных концертах, и с сольными программами. Они принесли на эстраду высокий художественный вкус, трепетное отношение к власти слова, безупречную отделку характеров и свое неповторимое мышление образами. Они не прятали театральности, по рой играли, как в театре. Однако эстрада диктовала им свои законы, и они не обходили их. Эстрада сближала чтеца с аудиторией, каждый из них по-своему общался с ней. Мастерство Ивана Михайловича Москвина (1874-1946) очаровывало отточенной работой над образом. Слово, реплика, точно найденный жест, интонация вызывали то смех, а то и печаль.
Артист любил читать рассказы А. Чехова, читал их в молодости автору, и Чехов смеялся до слез. Чеховские миниатюры Москвина каждая — забавная, до мелочей отшлифованная комическая пьеса, с поразительно яркими характерами, со своей драматургией. До сих пор звучит по радио дуэт «Канитель» (по рассказу Чехова) в исполнении Москвина (дьяк) и М. Блюменталь-Тамариной. Василий Иванович Качалов создавал большие чтецкие программы. Он заражал слушателей энергией мысли, неповторимым «качаловским» темпераментом, удивительно красивым голосом. Что бы ни читал Качалов с эстрады — Блока или Достоевского, Пушкина или А. Мицкевича по красоте и силе голоса, мощной выразительности напоминал поющего Ф. Шаляпина. Игорь Владимирович Ильинский отличался от мхатовцев и по манере, и по методу чтения. Он начинал в 20-е гг. с рассказов Чехова и М. Зощенко, сатирических стихов Маяковского («Гимн обедам» и др.). В те годы артист Театра им. В. Мейерхольда, он широко использовал гротеск и гиперболу. Артист Театра Революции Дмитрий Николаевич Орлов (1892-1955) много выступал в концертах в 30-е гг., исполняя произведения советских авторов, наделяя своего героя- человека из народа юмором, сметкой, обаянием. Одна из лучших его работ поэма «Василий Теркин» А. Твардовского, 1942 (читал в сопровождении гармони, отдельные стихи пел). Наравне с театром эстрада заняла место в жизни С. Юрского, А. Филиппенко.
Работы для эстрады готовили артисты драм. театров В. Рецептер, А. Калягин, М. Козаков, П. Вишняков, О. Басилашвили, М. Ульянов, О. Табаков, Р. Плятт, О. Борисов, А. Демидова. Основателем и руководителем радиотеатра еще в 20-е гг. стал драматический артист О. Абдулов. Из театра пришли артисты, не только сделавшие эстраду своей профессией, но и заложившие основы самостоятельного искусства художественного слова, сложившегося в советской России и получившего необыкновенное распространение в 30-70-е гг. У истоков стоял Александр Яковлевич Закушняк. Придя на эстраду из театра (1910), он решился «уничтожить в себе актера», чтобы «слиться» с автором, рассказывать от его лица. Высокая театральная культура, острое чувство авторского стиля, богатейшая интонационная палитра составляли особую «ауру» его необычных вечеров. В 20-е гг. тактично акцентирует социальное и общественное звучание своих композиций: «Пышка» Мопассана, «Восстание ангелов» А. Франса,
«Тарас Бульба» Гоголя и др. В совершенстве владея секретом прямого общения с аудиторией, выступает в больших залах. Историческое время дало жизнь еще одному художнику, артисту театра им. В. Мейерхольда В. Яхонтову, создателю на эстраде собственного «Театра одного актера» со своим неповторимым репертуаром. В этом «театре» использовалась музыка, детали реквизита, оформления, сценические костюмы. Первые литературно-политические монтажи появились в 1924. В них свободно соединялись история и современность, высокая поэзия и сухой документализм. В репертуаре Яхонтова много поэтических вечеров. Он освоил особый прием чтения стиха, синтезирующий выразительное актерское и ритмическое авторское чтение. Новизна, общественная и эстетическая значимость искусства Закушняка и Яхонтова вызвали к жизни продолжателей, учеников. В 30-е гг. искусство художественного слова приобретает чуть ли не массовый характер. Чтецы появляются в областных филармониях, они участвуют в сборных концертах, работают над сольными программами. Читают в заводских цехах, строительных котлованах, сельских клубах, красных уголках, студенческих и школьных аудиториях. Среди них артисты, продолжающие традиции «рассказов» Закушняка (А.Шварц, Д. Журавлев), другие — «монтажное» игровое искусство Яхонтова (С. Балашов). Немало способствуют этому режиссеры и верные помощники Закушняка — Е. Гардт и Яхонтова — Е. Попова, М. Зисельман. Продолжая работать с молодыми актерами, они передают свой опыт, мастерство композиции программ. Школа Закушняка дала более разветвленные и пышные побеги, публицистическое искусство Яхонтова было слишком личностно уникально (хотя саму форму «театра одного актера» использовали многие). Впрочем, во втором и третьем поколениях традиции утрачивают свою «чистоту» и полярность. Даже прямые последователи За-кушняка — Журавлев, Шварц, работая над поэтическими программами, заимствовали из яхон-товской «копилки» акцент на музыкально-ритмическую основу стиха. Уже в 30-е гг. приобретает известность целая группа разносторонне одаренных актеров, как бы завершивших формирование ЛЭ. Кроме упомянутых Шварца, Журавлева, Балашова, это С. Кочарян, Э. Каминка, В. Аксенов, О. Беюл, Д. Лузанов, В. Яблонская, дуэт Н. Эфрос и П. Ярославцев и др. В репертуаре лидируют Пушкин, Маяковский, Блок, проза русских и зарубежных классиков. В годы войны мастера
художественного слова участвуют в фронтовых бригадах, выступают с патриотическими и публицистическими программами. Они исполняют памфлеты, очерки И. Эренбур-га, А. Толстого, стихи К. Симонова, Е. Долматовского, П. Антокольского, М. Светлова, А. Суркова и др. На средства Яхонтова был построен танк «Владимир Маяковский». В послевоенное десятилетие идеологические задачи заметно потеснили художественные: в репертуаре превалирует советская литература, официально признанная и отмеченная Гос. премиями. В то же время эстрада первая дала жизнь запретной до той поры драматургии Маяковского: в концертном исполнении прозвучали «Баня» и «Клоп». При первой же возможности артисты продолжают поиски своего оригинального репертуара в сочетании классики и современности, спешат познакомить слушателей с постепенно «открывающейся» литературой.
Вслед за программами по произведениям Твардовского, Д. Самойлова, Л. Мартынова в репертуаре появляются А. Ахматова, М. Цветаева, Пастернак, О. Мандельштам, проза М. Булгакова, В. Шукшина. На концертной эстраде широко представлена зарубежная литература, классическая и современная: Данте, Петрарка, Боккаччо, Уолт Уитмен, Р.-М. Рильке, Г. Белль и др. Сомов целые вечера посвящает французской, испанской поэзии (от средневековья до наших дней). В течение трех вечеров читает полный текст «Евгения Онегина» Я. Смоленский. Свой репертуар, свою манеру чтения предлагают слушателям В. Попова, Г. Сорокин, Б. Моргунов, Ю. Мишкин, В. Токарев, В. Маратов, М. Сарычева, Т. Давыдова, М. Ракова, И. Чижова, Л. Кайранская, A. Пирятинская, Г. Бальян, И. Русинов, Г. Шмелев, B. Ларионов, Б. Попов, артист Горьковской филармонии А. Познанский, Свердловской — К. Серебреник и др. В 70-е гг. заявили о себе молодые А. Кутепов, Р. Клейнер, В. Татарский, А. Кузнецова, В. Персик, Н. Журавлева, А. Азарина и др. Многие программы приобрели камерный филармонический характер, возвращая слушателей к «Вечерам интимного чтения», с которых в 10-е гг. начинал Закушняк. За десятилетия сложилась чтецкая режиссура: С. Шервинский, Е. Эфрон, В. Мориц, И. Теплых, Ю. Катин-Ярцев, C. Клитин, О. Смирнова; режиссурой занялись Смоленский, Моргунов, свою «школу» создал Журавлев. В 60-е гг. внутри ЛЭ определяются два направления: эстрадное и филармоническое, последнее постепенно превалирует. Все меньше сборных концертов, в которых выступают чтецы. К 1970 художественное слово исключается из номинаций эстрадных конкурсов.
С конца 80-х гг. шоу-бизнес потеснил ЛЭ. Ушли в прошлое большие залы вроде Концертного зала им. П. Чайковского, где в 50-70-е гг. выступали актеры-чтецы, абонементы в Большом зале Библиотеки им. Ленина; литературные вечера проводятся в Центр, доме художника, Доме журналиста. Мастера художественного слова по-прежнему выступают в литературных музеях, студенческих и школьных аудиториях. Связанная с театром, ЛЭ будет существовать и развиваться, пока жив театр, в репертуаре которого появляются моноспектакли. Практика моноспектаклей, как уже упоминалось, издавна получила распространение и на эстраде. Пограничное положение ЛЭ между театром, филармоническими жанрами и собственно эстрадой постоянно рождало споры и противоречия. Успех на эстраде, как известно, определяет личность актера. ЛЭ требует от него тонкого понимания авторского стиля. Личность актера накладывается на личность автора, по-своему преображает ее, стремясь подать наиболее ярко в соответствии со своим индивидуальным восприятием. И все же «тон дружеской беседы», на чем настаивал Москвин, а также сформулированные Закушняком основные принципы: «динамика, лаконичность, темперамент, концентрация всех исполнительских возможностей» являются основными принципами эстрадного искусства. Если добавить роль личности артиста, выходящего к публике, как правило, без вспомогательных средств (или с минимумом их), — все эти качества в совокупности позволяют рассматривать мастеров художественного слова в связи с искусством эстрады, как «живой голос литературы».
Лит.: Закушняк  А. Я. Вечера рассказа. М.; Л., 1940; 1984; Верховский  Н. Ю. Книга о чтецах. М.; Л., 1950; Яхонтов Вл. Театр одного актера. М., 1958; Кочарян  С. В поисках живого слова. М., 1960; Аксенов  В. Искусство художественного слова. Ш., 1962; Горбунов  И. Ф. Избранное. М.; Л., 1965; Искусство звучащего слова: Сб. Вып. 1-29. М., 1965-J984; Шварц  А. В лаборатории чтеца. М., 1968; Смоленский  Я. М. В союзе звуков, чувств и дум. М., 1976; Юрский  С. Кто держит паузу. Л., 1977; Дубнова  Е. Я. О литературной эстраде. М., 1979; Эфрос  Н. Записки чтеца. М., 1980; Журавлев  Д. Жизнь. Искусство. Встречи. М., 1985; Об искусстве художественного слова. М., 1986.
Е. Д. Уварова


ПОИСК
по энциклопедии

 

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100

вырезать оргстекло