В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Энциклопедия циркового и эстрадного искусства

Энциклопедия содержит информацию, касающуюся циркового и эстрадного искусства. Введите интересующее Вас слово, имя, фамилию.

 А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я 

 

Литейный театр

Литейный театр(Петербург, Литейный пр., 51)- первый русский театр драматической миниатюры. Открыт 4янв. 1909. Основатель — актер и режиссер фарсовой сцены В. Казанский, один из руководителей театра «Фарс» (1898-1902) и глава Невского фарса (1904-1909). Развиваясь, ЛТ напряженно искал жанровые и структурные формы своих представлений, менял девизы, даже вывеску. Это не мешало ему оставаться театром миниатюр по природе, включать в программу 4-5 коротких пьес и отражать в них огни Серебряного века. Первые два сезона ЛТ объявлял себя «театром сильных ощущений» и жил с оглядкой на репертуар парижского театра ужасов — Grand guignol, играл пьесы вдохновителя этого театра Андре де Лорда («На могильной плите» и др.), даже «Записки сумасшедшего» Н. Гоголя. Драматургом ЛТ стал в ту пору В. Мейерхольд, автор мелодрамы «Короли воздуха и дама из ложи» по рассказу 1ермана Банга «Четыре черта». Для ЛТ Мейерхольд перевел (с немецкого) японскую драму «Теракойя» («Деревенская школа») Такеда Идзумо. К режиссуре ЛТ он был непричастен. Вначале ответственным режиссером служил П. Ивановский. С его отъездом в Болгарию пьесы ставили актеры: С. Пальм (1910-1911), позже К. Гарин, Н. Шарап и др. К вспомогательным функциям сводилось художественное и музыкальное оформление спектакля. Пьесы ужасов вызвали сенсацию, но публика к ним быстро остыла, предпочитая более легкие жанры. С учетом разных вкусов уже первая программа ЛТ давала поворот от ужасов к гротеску.
Ее завершала «Гильотина» Эд. Эро и Л. Абрик, в которой все оборачивалось шуткой. Красками буффонады и дальше оттеняли репертуар ужасов пьески Р. Чинарова «Маска сорвана», И. Мясницкого «Я умер» и др. 8 марта 1909 в ЛТ впервые выступила Е. Мосолова, приглашенная Казанским из Невского фарса. Этой актрисе суждено было стать ведущей фигурой ЛТ и многое там изменить в органике и облике представления. Пока же равнодушие публики к ужасам отзывалось на сборах. Театр шатался. Сезон 1909-1910 открылся под прежними девизами, однако афиша гласила: «Дирекция Мосоловой». Казанский остался гл. режиссером, фактически администратором, ибо спектаклей не ставил. Рядом с драмой шли комедия, фарс, шарж, вплоть до пародийной оперы В. Шаэ «Изэппа — Готтентоты» (разновидность «Вампуки»), оперетты Н. Рощи-на «Тайна колодца» и обозрения «Шаржи дня» («синематограф в. лицах») и др. Жанровый спектр пьес расширялся. Все же былая тень театра ужасов отпугивала зрителей. В конце янв. 1910 печать известила о ликвидации ЛТ и открытии на его месте скетинг-ринга.
Однако после полосы скитаний труппа возвратилась осенью 1910 под кров ЛТ. На афише вместо «театра сильных ощущений» появилось название друтого парижского театра- Nouveautes (новизна). Перелом в судьбе ЛТ обозначила пародия Е. Мировича на солдатский спектакль из великосветской жизни «Графиня Эльвира» (9 окт. 1910), в ролях Гарин, Н. Маргаритов, Шарап и др. Спектакль получил широкий резонанс, ежедневно делал битковые сборы; его вывозили на гастроли (вводились новые исполнители, среди них комик Пальм), он сам сделался объектом пародий и подражаний. В тот же вечер шли свежие пародии на меиерхольдовскую постановку «Дон Жуана» в Александрийском театре («Пьеса Немольера, а Мюнхгаузена»), на оперный спектакль Мариинского театра — «Гибель чертей» («музыка Невагнера и Негуно»), шутка «Ждут Шаляпина». Но театром пародий ЛТ не стал, а чередовал и совмещал разные жанры — в справедливом убеждении, что «все жанры хороши, кроме скучного и несовременного». Чувства юмора театр во всяком сллчае не терял. Комиками труппа была особенно богата: вместе с Мосоловой играли О. Антонова, А. Арабельская, М. Грен, О. Туровская и дртие, О. Агулянский, В. Вронский, Гарин, Ф. Курихин, Маргаритов, Пальм, Н. Улих и др. мастера.
Жанровый калейдоскоп афиши логично обосновал новое название ЛТ в сезоне 1911-1912: «Мозаика». Казанский и Мосолова в союзе с актером и драматургом Г. 1е еще отчетливей провозгласили курс на разнообразие форм миниатюры. В труппу пришла молодежь: оперные певцы, среди них тенор В. Калинин и бас В. Луканин, позже солисты Мариинского театра, актеры оперетты Н. Радошанский, Г. Ярон и др. Обогатили репертуар и балеты-мимодрамы: их ставил танцовщик Мариинской сцены Б. Романов. Его первым опытом здесь была «Рука» на муз. Л. 1ебена (29 янв. 1911). Танцовщицей выступила Мосолова, ее партнером Маргаритов; В. Демерт и Вронский чередовались в роли апаша. На открытии сезона 23 нояб. 1911 давали мимодраму Романова «Месть», балет «Цыгане в степи» и его же пантомиму «Пять мужей Коломбины» (где Коломбиной была О. Дар-ская, а двух Пьеро играли Маргаритов и Радошанский). Рядом шли обычные короткие пьесы, а в заключение — дивертисмент: Радошанский пел романсы, актеры труппы танцевали модный кекуок… Главным структурным новшеством афиши оказалось дробление вечера на три самостоятельных спектакля (серии). Они начинались в 7, 8 1/2 и 10 1/4 час. вечера, всякий по своей программе, сочетавшей разные жанры миниатюр. (Например, на каждую приходилось по одной из названных постановок Романова.) В промежутках между миниатюрами пускали короткие киноленты, и это лишь усиливало мозаичность зрелища. Билет на сеанс стоил, как в кино. Высидеть все сеансы было утомительно. «Я вчера вынес 12 одноактных пьесок, 8 кинематографических картин, 3 дивертисмента, 2 номера античных танцев и — и жив. Поистине крепок русский рецензент!» — весело, в духе зрелища, сердился «сатириконец» Оль д’Ор. (Обозрение театров. № 1525). Вскоре число серий в будни свелось к двум.
В репертуарных склонностях ЛТ по-всякому отзывались веяния Серебряного века. В нояб. 1911 поставили арлекинаду Н. Евреинова «Веселая Смерть»: Коломбину, Арлекина и Пьеро играли Мосолова, Гарин, Маргаритов, доктора — Шарап, Смерть — А. Стафьярова. Тогда же состоялась первая’встреча ЛТ с Тэффи: играли пантомиму «Табакерка бледного маркиза». Рядом шла программа «Салон Литейного театра», наполовину импровизационная. Ее участник Радошанский вспоминал: «Рабочие монтировочной части театра превращали сцену в гостиную Мосоловой. Актеры изображали гостей, приглашенных хозяйкой дома или забежавших на огонек. На сцену к столу подавался чай и легкое угощение.
Один из актеров, теперь бы его назвали „ведущим“, обращался к публике и приглашал желающих присоединиться к актерам, показать свое мастерство, кто что умеет. Обычно таковых вначале не находилось… В большинстве случаев эта роль отводилась мне… Под собственный аккомпанемент на гитаре я исполнял модные в то время цыганские романсы… Вслед за застрельщиками на сцену выходили исполнители из публики. Вечера „В гостях у Мосоловой“ проходили весело, непринужденно и нравились зрителям, в основном студенческой молодежи и людям интеллигентных профессий — адвокатам, врачам, художникам, писателям» (Записки актера оперетты. Л.; М., 1964. С. 17-23).
Многообразие жанров вызывало нужду в разносторонних исполнителях, универсальных актрисах, комиках-импровизаторах, ведущих диалог с залом. Образец давала Мосолова: она владела и обаянием светскости, и пластикой танцевальных стилизаций, и легким штрихом шаржировки, и броской лепкой лубка. В бравурных вокально-игровых дуэтах, в танцах апашей имели успех Арабельская и Улих. Неистощимыми импровизаторами были немолодой уже мастер буффонады и куплетов с подтанцов-кой Пальм, и невозмутимо-органичный комик Курихин… Насквозь комедийным любовником-шармером был Вронский, и т.д., и т.п.
Весной 1912 Казанский уехал в Одессу гл. режиссером тамошней «Мозаики» (летом 1913 он скончался). Мосолова на сезон 1912-1913 сдала театр в аренду антрепренеру Д. Щербакову, оставшись там актрисой. Гл. режиссером был приглашен М. Порватов. Название «Мозаика» отпало; афиши вновь звали публику в ЛТ. Пришли новые исполнители: О. Глебова-Судейкина, Е. Карина, Г. Пелеш, Э. Пер-Пер, Е. Смирнова, Р. Строк, Н. Темирова, Н. Дымов, И. Самарин-Эльский, И. Слободской и др.. Это не изменило природы театра миниатюр. По-прежнему давалось по два разных спектакля в вечер: в каждый входила короткая пьеса, скетч, вокальные и танцевальные номера, видовые и хроникальные киноленты. Для открытия сезона Курихин, Вронский и Пелеш играли в одной серии сценку Тэффи «Выслужился», в другой Гарин, Вронский и Темирова — «Новогоднюю Пасху» А. Аверченко: то был его драматический дебют в ЛТ. Романов ставил пантомиму Б. Асафьева «Шалость Иветты» (с участием Кариной и Смирновой, Маргаритова и Курихина) и т. п. Назавтра «Петерб. газета» сообщала: хотя ЛТ и «снял вывеску „Мозаика“, все осталось по-прежнему. Те же миниатюрные блюда в той же чересчур обильной порции». Это было не совсем так. Движение наблюдалось. Отзвуки Серебряного века активизировались в практике ЛТ. Нокт. 1912 Романов показал балетную фантазию на музыку И. Сада «Козлоногие» с Глебовой-Судейкиной, Маргаритовым, Дымовым, в конце того же месяца- пантомиму «Ноктюрн слепого Пьеро» на муз. И. Чекрыгина с Дар-ской, Пер-Пер, Строк, Маргаритовым. Выразительность актерской пластики была вполне в духе импрессионизма. Редкая программа обходилась без новинок «сатириконцев». На бенефисе Гарина 8 дек. Тэффи и Аверченко наряду с актерами сами читали свои рассказы в дивертисменте; всего за сезон ЛТ показал 16 произведений Аверченко и 7 — Тэффи.
Затем два сезона (1913-1915) театр арендовал режиссер Б. Неволин и дал ему название: Литейный Интимный театр. Премьерствовала Антонова, заставив Мосолову потесниться, а на время и покинуть труппу. К ведущим комикам присоединился Мирович, ушедший из Троицкого театра миниатюр. Эстетика миниатюризма кристаллизовалась. Приверженность модернизму крепла. Аверченко и Тэффи были представлены добрым десятком пьес каждый. Рядом появился еще один «сатириконец», поэт П. Потемкин, автор шедшей здесь пьесы «Дом в переулке» и сценарист балета Романова «Черная свадьба». Соавтором балетов Романова- «Свидание», «Выбор невесты», «Одержимая принцесса» — выступил поэт и композитор М. Кузмин, близкий к акмеистам. Начало мировой войны не слишком омрачило ясный лик этого театра. Грубовато прозвучала наспех составленная пародия «Бронированный Фаст». Успешней исполнялись солдатские песни в манере лубка. Событием стала сатира Мировича «Театр купца Епишкина» (26 окт. 1914); роль Епишкина играл автор пьесы. Вскоре это имя стало нарицательным. 12 дек. прошло 50-е представление. Весной 1915 театр показал ее Москве. Однако призывы в армию то и дело оголяли мужскую часть труппы. В вечер удавалось играть лишь одну серию вместо двух-трех прежних. Это било по кассе. Невзнос арендной платы вызвал судебную тяжбу Мосоловой с Неволиным. Осенью 1915 Интимный театр Неволина и Антоновой обосновался на Крюковом канале, 12, в бывшем «Казино»; туда ушла и часть ведущих актеров.
Вернувшись в ЛТ, Мосолова оставалась его актрисой и директрисой еще два сезона, до осени 1917, спокойно укрепляла определившиеся позиции. Устойчивый облик ЛТ вызывал усмешку молодого В. Маяковского: в стихотворении «Мрак» на страницах «Нового Сатирикона» (дек. 1916) поэт как о невероятном писал: «Футуризмом покажется театр Мосоловой», От футуризма здесь были, действительно, далеки. Укреплялись связи’с «сатириконцами», с «кри-возеркальцем» Б. 1ейером, с О. Дымовым, Н. Агнив-цевым, пародистом — композитором и драматургом Л. Гебеном, поэтом-стилизатором Чуж-Чуженином (Н. Фалеев), эстрадным автором-рассказчиком И. Руденковым и др. Гастролировали Вл. Хенкин, А. Алексеев. Весной 1916 возобновили «Веселую Смерть» Евреинова. Возвратились и спектакли по сериям. Рядом с премьершей блистали те же комики: Гарин, Курихин, Мирович; последний ненадолго ушел с Неволиным в Интимный театр, но вскоре вернулся и привел с собой оттуда комика-простака Г. Ермолова. В Интимном театре Ермолов показал себя открывателем современного типажа: сделал житейски достоверными гротескные ситуации комедии Мировича «Вова приспособился» (7 нояб. 1915), где маменькин сынок, студентик, призванный на войну, уютно устраивался в условиях казармы. После Февральской революции парадоксы Вовиной судьбы еще больше заострились, но неунывающий герой дня и тут не терялся. Теперь, в ЛТ, Ермолов потешал зал в пьесе Мировича «Вова-революционер». Не все в скороспелых откликах ЛТ на современность отвечало строгим меркам искусства. Уступкой кассе был пасквиль М. Лин-ского «Крах торгового дома Романов и К»«(12 марта 1917), где Государственную думу в фривольных тонах изображала Е. Неверова, Россию — Мосолова и т. п. Впрочем, в репертуаре эта пьеска не задержалась. Мосолова предусмотрительно отказалась от антрепризы в сент. 1917. Незадолго перед тем актером-гастролером и режиссером ЛТ стал Б. 1оринТоряинов из Александрийского театра. Отныне ЛТ перестал существовать как театр миниатюр, а явочным порядком превратился в одну из филиальных площадок тогдашней актерской «фронды» Александринки. К весне 1918 деятельность ЛТ замерла.
Лит.: Ярон Гр. О любимом жанре. 2-е изд. М., 1963. С. 47-49; Красовская  В. Русский балетный театр начала XX века. I. Хореографы. Л., 1971. С. 501-506; Алексеев  А. Г. Серьезное и смешное. 2-е изд. М., 1984. С. 89-93: Тэффи. Ностальгия. Рассказы. Воспоминания. 2-е изд. Л., 1991. С. 433-434; Мок-Бикер Э. «Коломбина десятых годов…» Книга об Ольге Глебовой-Судейкиной. Париж; СПб., 1993. С. 49-52; Петровская  И., Сомина  В. Театральный Петербург. Начало XVIII века — октябрь 1917. СПб., 1994. С. 323-328; Тихвинская  Л. Кабаре и театры миниатюр в России. М. 1995.
Д. И. Золотницкий


ПОИСК
по энциклопедии

 

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100