В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Энциклопедия циркового и эстрадного искусства

Энциклопедия содержит информацию, касающуюся циркового и эстрадного искусства. Введите интересующее Вас слово, имя, фамилию.

 А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я 

 

Студенческий театр эстрадных миниатюр

Студенческий театр эстрадных миниатюр. Возник в 1950-е гг., связан с сопутствовавшей «оттепели» некоторой свободой выбора политических взглядов (диссидентство), стилей поведения (стиляжничество) и культурных ориентации молодежи, имевших нередко общий импульс — внутреннюю эмиграцию, попытку отгородиться от официальных стереотипов. Вылившаяся на подмостки вузовских вечеров отдыха стихия местных намеков, буффонад и пародий уходила корнями к духу дореволюционной студенческой корпоративности, к праздничной свободе, символом которой прежде был Татьянин день.
Слава создателей студенческих капустников быстро перешагнула стены многих столичных клубов (МИСИ, МАИ, МИИТ и др.), Ленингр. механического ин-та, Воронежского ун-та. Моск. студенты-медики и молодые специалисты (А. Арканов, А. Левенбук, А. Лившиц, А. Аксельрод) в середине 50-х гг. объединились под вывеской ВТЭК («Врачебный театрально-эстрадный коллектив»), а пересмешники и джаз-музыканты из Томского политехнического ин-та самоназвались МИПом («Миниатюра и песня»). Начались жанровые и стилистические поиски нового вида самодеятельного искусства — от оперетты, теаджаза и традиционного обозрения до спектакля-диспута, публицистического шоу и поэтического монтажа, от многозначительной символики и перегруженности романтическим пафосом до лаконизма сатирических разоблачений и реализма гротескных и парадоксальных миниатюр. Во многом эти виражи объяснялись желанием части коллективов вслед за лидером движения эстрадной студией МГУ «Наш дом» во что бы то ни стало отойти от «штампов» и «местных тем», выбраться на просторы дерзких театрально-зрелищных метафор, самостоятельных обобщений общегражданского свойства. В популярности со СТЭМ мог соперничать разве что КВН’ впрочем, многие команды «Клуба веселых и находчивых» из стэмовцев и состояли, а первым ведущим телеигры был Аксельрод, участник медицинских капустников и один из (вместе с М. Розовским и И. Рутбергом) основателей «Нашего дома».
Власть крайне настороженно отнеслась к нарождавшемуся движению, пытаясь загнать его в схемы агитбригадного творчества. Однако на прямую ангажированность соглашался далеко не каждый СТЭМ, более того, некоторые из них заговорили на языке Эзопа и намеренных проговорок. У театра «Телевизор» из Моск. авиационного ин-та (Э. Успенский, Ф. Камов), например, в сценке «Муха Цокотуха» (1966) муху на самом деле звали ЦеКатуха, а денежка в поле валялась самая что ни на есть народная. Пиком начального развития студенческой эстрады стал Всесоюз. фестиваль СТЭМов (Москва, 1966), где торжествовала, по признанию возглавлявшего жюри А. Райкина, «думающая эстрада» во главе с «Нашим домом» и .«Телевизором». СТЭМ Казанского авиационного ин-та прогремел своей «Лестницей» (С.Каминский), а Новосибирский студенческий эстрадный театр — миниатюрой одного из своих руководителей Е. Вишневского «А что я мог сделать один?», которую в дни фестиваля исполнили еще и студия МГУ и челябинский театр «Манекен» (А. и Б. Моррзовы). В ней сначала первый, потом второй, десятый актер произносил с разной интонацией этот вопрос, сливаясь в финале в слаженный хор, бодро скандирующий: «А что я мог сделать один?!» Однако «думающей эстраде» недоставало самоиронии, способной защитить их от чрезмерной серьезности.
Показав на фестивале вне программы «Вечер русской сатиры», «Наш дом» наметил пути для многих. На афише «Манекена» появляются имена Гоголя и Щедрина, СТЭМа Оренбургского медицинского ин-та- Маяковский, Фонвизин; начинают исполняться произведения В. Славки-на, М. Жванецкого, А. Хаита, А. Курляндского, Г. Горина, Арканова, то есть тех, кто закладывал основы стэмовского жанра. Интерес к «чужому» авторитетному слову нередко свидетельствовал о переходе СТЭМов в новое качество — в молодежный любительский театр, с вершины достижений которого эстрадную миниатюру задним числом станут принижать. Деятельность СТЭМов от этого, разумеется, не прекращалась. В 1970-е стала расширяться география стэмовских фестивалей (Казань, Ташкент, Горький, Ижевск, Волгоград, Курск, Томск, Запорожье). В Донецке был проведен очередной Всесоюз. фестиваль (1981), а спустя несколько лет- финальный тур Всесоюз. смотра СТЭМов 1986-1987.
На фестивале 1981 театр Ижевского механического ин-та «Ижмехсмех>> (Е. Столов) показал «Окно в Европу», превратив в тему эстрадной миниатюры известное стертое выражение и тем самым предложив нЪ’вый для стэмовцев тип отношения к действительности, созвучный в чем-то стебу и соц-арту, строившим свои игровые тексты из клише массового сознания. Большинство СТЭМов свое отношение к обрастанию идеологического языка тавтологиями типа «экономной экономики» выражало с помощью сценок «Собрание» («Заседание»), высмеивавших скуку и бессмысленность подобных рутинных мероприятий. Если «Манекен» в спектакле-диспуте «Предъявите ваши сердца!» (1966) пугал публику «заразными» манекенами (бездушными циниками и обывателями), то теперь манекены показывались заразительно смешные. Здесь уже не душевная черствость обличалась, а искались комические аллюзии (например, стояние в очереди): на излете перестройки томский коллектив «Бонифас» (С. Брас-лавец) исчерпал эту тему в миниатюре «Очередная история», показав образцовую очередь за правом стоять в очереди. Пародию на перестройку СТЭМы предпочтут показывать в виде перетасовывания все той же очереди, что быстро станет удручать публику не менее, чем эзопов язык. Как и на профессиональной эстраде, «спасение» будут искать в имитации речи Брежнева (одними из пионеров здесь были пересмешники из Куйбышевского авиационного ин-та), а затем Горбачева, Ельцина.
Эстрадные театры миниатюр всегда любили паразитировать в культуре, прикрываясь пародийными целями. У стэмовцев тень Шекспира беспокоят затем, чтобы сказать о пирожках из студенческой столовой («утром съешь- вечером душит»), хотя иногда и готовились целые пародийные обозрения- от рока и балета до вестерна и производственного романа. Исполнители главным образом стремились примерить на себя маски теле-, кино-, рок- и прочих героев, в лучах славы которых они купались. Оттого стэмовцам, не обладавшим необходимыми вокальными данными, полюбился жанр синхро-буффа, в котором наиболее впечатляющих результатов добился СТЭМ «Калейдоскоп» из Барнаула (А. Полетаев).
Немало коллективов второй половины 80-х гг. заинтересовалось абсурдом, к лучшим опытам в этой области относится «И так каждый день» «Ижмехсмеха» (1987), показавший героев, не умеющих реализовать себя вне предписанных идеологией и культурой ролей. Эстрада абсурда у ижевцев трансформировалась в театр абсурда, а сам СТЭМ превратился позже в Муниципальный молодежный театр. Коллектив проделал тот же путь, что и многие СТЭМы на рубеже 60-70-х гг. Однако отток эстрадных театров в лоно студийного театрального движения был куда менее заметен, чем прежде, что объясняется популярностью возрожденного на телевидении КВН, открывшего многим талантливым стэмовцам путь в шоу-бизнес.
О массовости стэмовского движения рубежа веков свидетельствуют десятки фестивалей в Воронеже, Казани, Волгограде, Курске, Москве, Абакане, Новосибирске, Омске, Смоленске, Самаре, Барнауле. Уникален опыт «Юморин» — Томского конкурса СТЭМов, который в 2002 прошел уже 28 раз подряд. В 2002 СТЭМ успешно прошел через горнило Всерос. эстр. форумов: в Москве на конкурсе молодых артистов эстрады успешно выступил СТЭМ из Йошкар-Олы «Джем»; на фестивале памяти А. И. Райкина в Казани — «Калейдоскоп». Эти и другие яркие коллективы (томский «Люкс», пермское «Зеркало», «Костромской клуб дураков», театры эстрадной пантомимы «Иллюзия» из Иркутска и «Унисон» из Казани), выйдя на рынок развлекательного искусства, полностью либо частично профессионализировались.
Для большинства СТЭМов главное- это смешное, деполитизированное и по возможности динамичное (в духе эстетики клипа и рекламного ролика) развлекательное зрелище, ориентированное на молодежь: черный юмор соседствует с пародией, перетекстовки классических сюжетов с передразниванием профессоров и т. д. Ведь СТЭМ зарождался для удовлетворения вполне конкретных потребностей студенческой публики, каждое новое поколение которой готово наблюдать за чередой комических приключений и катастроф неуничтожимой фигуры студента-аутсайдера. Карнавальная природа капустнического смеха всегда лежала на поверхности; возрождение Татьяниного дня является лучшим подтверждением неискоренимой потребности молодежи в праздновании бунта против авторитета отцов и учителей, в радости игрового антиповедения.
Лит.: Асаркан  А. Фестиваль на улице 1ерцена // Театр. 1966. № 6. С. 129-131; ЗемноваА. Один из пяти // Клуб и худож. самодеят. 1966. № 10. С. 14-16; Розовский  М. Самоотдача. М., 1976; СТЭМы вчера, сегодня // Клуб и худож. самодеят. 1982. № 8. С. 24-26; ГТилипенко  В. Подкову- на счастье, а бубен- по кругу // Студенч. меридиан. 1987. № 10. С. 73-80; Борц  И. Все мы любим СТЭМы // Клуб и худож. самодеят. 1,988. № 4. С. 13-15; Юнисов  М. Студенческие театры эстрадных миниатюр: (К итогам Всесоюз. фестиваля СТЭМов 1986-1987). М., 1988; Юнисов  М. Мифопоэтика студенческого смеха: (СТЭМ и КВН). М., 1999. Юнисов  М. Студенческий театр эстрадных миниатюр // Самодеятельное художественное творчество в СССР: Очерк истории. СПб., L999. С. 281-305; ШульпинА. Театральные опыты «Манекена». Челябинск, 2001. С. 7-41.
М. В. Юнисов


ПОИСК
по энциклопедии

 

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100

кондитерское оборудование данные Москва;Летняя одежда для зимней охоты и рыбалки. Осенняя одежда для охоты и рыбалки купить.