В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Эстрада - селу

В 1963 году артисты советской эстрады дали труженикам села десятки тысяч представлений. Только Московское областное отделение ВГКО пока­зало на селе до тысячи концертов. Ленинградское — 3 тысячи. Колхозники и рабочие совхозов Казахстана посмотрели 10 тысяч эстрадных представлений.

Юные зрители из колхоза им. Ильича Наманганской областиЮные зрители из колхоза им. Ильича Наманганской области

В 1964 году количество концертов для сельского зрителя увеличится.  Небольшой автобус, едва сбавив ход, остановился. Обла­ко пыли, которое только что вырывалось из-под задних колес машины, взвилось, рванулось вперед и опустилось, на время за­крыв  от нас уходящее солнце.

—  Амаке, далеко ли еще до кол­хоза Ильича? — спросил шофер, вы­тирая вспотевшее лицо.

Жестикуляция прохожего не обе­щала прямой дороги; много раз нуж­но было куда-то сворачивать, а про­ехав небольшой отрезок пути — спрашивать   снова. Дорога... каждый раз новая, не­ожиданная, ты стала суровой, но вер­ной подругой артистам концертных выездных бригад Узбекской государ­ственной филармонии. Сейчас ты доб­рая, приветливая, нарядная, щедрая. Мелькают за окнами автобуса не­объятные поля сочного, рвущегося к солнцу хлопчатника. Шумят созре­вающие сады. Свешиваются с бело-серых глиняных дувалов любопытные лозы виноградника. Приветливо ма­шут серебристые, говорливые, как русские осины, тополя. А еще недав­но, дорога, ты была другой. Коричне­во-серые лужи, непрерывно хлещу­щий дождь и голые печальные ветви. Круглый год, в зной и холод, сквозь пыль и дождь мчит маленький автобус артистов-«передвижников» к кишлакам и районным центрам Узбе­кистана. Высока, благородна миссия этих людей — верных солдат искус­ства. Где только не побывала кон­цертная бригада № 1 за истекшие полгода: в Пахта-Арале, Булунгуре, Ак-Кургане, Катта-Кургане и  во многих других отдаленных районах Узбе­кистана. Сегодня их путь лежит в да­лекий колхоз Наманганской области. Автобус, переехав мостик с жид­кими перилами, остановился. На этот раз прохожий, радостно взвизгнув, юркнул в приоткрытую шофером дверь и, поймав на себе веселые взгляды артистов, смутился. Это был вихрастый, загоревший до шоколад­ного цвета мальчик лет десяти.

Двойной конферанс Зайтуни Таджибаевой и Гуляма Таджи-АглаеваДвойной конферанс Зайтуни Таджибаевой и Гуляма Таджи-Аглаева

— Да, конечно, я провожу вас,— поспешно согласился он и, сверкая глазами, стал объяснять что-то шофе­ру. По дороге наш проводник, то и дело выглядывая в окно, выкрики­вал: «Артисты едут! Артисты едут!»

Вместе со сгустившимися сумер­ками мы подъехали к колхозу. На­встречу нам неслась лавина детей. Проводив нас до места, они плот­ным и широким полумесяцем рассе­лись вокруг цементированной пло­щадки и стали терпеливо ждать кон­церта.  Запас  их терпения был  немаленький; ведь взрослые прибудут еще не скоро. Сейчас, после долгого и трудного дня, они ужинают. Затем 16 машин будут постепенно достав­лять зрителей на концерт, так как их жилища разбросаны вокруг прав­ления  колхоза  на  25  километров. В беседе с парторгом колхоза имени Ильича Турсунали Калановым выяснилось, что сегодня у людей большая радость. Они выполнили план по сдаче коконов шелкопряда. Хорошо обстоят дела и с хлопком. Весна была трудной. Обильные дож­ди во многих местах размыли поля; кое-где приходилось пересеивать хлопчатник и подправлять слабые ра­стеньица, взрыхлять растрескавшую­ся почву. Но все это позади — теперь хлопок зацветает. Урожай обещает быть обильным.

К началу концерта собравшиеся представляли собой внушительное зрелище. Три с половиной тысячи зрителей     расположились     непроизвольными рядами, которые амфитеат­ром уходили вверх. И если ноги сидящих на земле детей упирались в сценическую площадку (небольшой цементированный «пятачок»), то го­ловы находящихся в верхних рядах как бы касались краешка пол­ной серебряной луны. Амфитеатр «строился» быстро, на глазах, его не поддерживали хитро рассчитанные арки, не было и сидений. Головы зри­телей плотно, одна к другой, нара­стали и нарастали, образуя необыч­ный по своим размерам веер. Люди были всюду: на земле, на крышах домов и автобусов, в кузовах грузо­виков, на деревьях. На эту величественную картину невозможно было смотреть без волнения. Какой театр, какой артист не позавидует такому страстному, жаждущему зрителю? Концерт начался. Зрителей при­ветствовали ведущие 3. Таджибаева и Г. Таджи-Аглаев. Их появление встретили аплодисментами. Разве их уже знают в этом глубинном колхо­зе? Любопытно...

«Друзья мои! — обращается к при­сутствующим Таджи-Аглаев, — я не могу понять: кто же является го­стем — мы или вы? Мы приехали к вам в гости, а вы приехали к нам в гости. Значит, мы гости, гостящие у гостей, которые находятся в гостях у тех гостей, которые пришли в го­сти к гостю. Это не важно, друзья. Гостеприимство — наш народный обы­чай. Но в гости приходят всегда с подарком. Ваши подарки для нас — это ваши трудовые успехи. А наши подарки для вас — песни, танцы, ве­селые  шутки». И вот щедро посыпались «подар­ки» — приятные, разнообразные, по­рой неожиданные. Музыка народная и советских композиторов, грациоз­ные, пластические танцы, грустные старинные мелодии на слова восточ­ных поэтов-классиков, нежные гимны влюбленных, жизнерадостные песни труда  и  остроумные  шутки. Несмотря на разнообразие репер­туара, казалось, что концерт, кото­рый шел более трех часов (без ан­тракта), — это один вздох, одно пол­ное искренности движение. Пред­ставлялось, что у труппы одно серд­це, бьющееся учащенно, взволнован­но, радостно, благодарно. Как вели­ка сила искусства! Искренность, при­поднятость артистов тут же переда­лись зрителю.

Кто эти люди, не боящиеся труд­ностей и лишений дорог, кто они — эти добрые волшебники, ради ма­стерства которых собрались после утомительного  дня  колхозники? Их 16 человек, и все они влюбле­ны в искусство. Трудно выделить из них самого лучшего, самого достой­нейшего. Да и следует ли это делать? Вот ансамбль узбекских народных инструментов. Он состоит из шести человек. На чанге играет заслужен­ный артист Узбекской ССР П. Рахи­мов. Он же музыкальный руководи­тель узбекской бригады № 1 и ком­позитор. (Две его песни: «Погранич­ник мой» и «Весна» прочно вошли в репертуар труппы.) Мастерски вла­деет наем X. Кадыров, отдавший ис­кусству 30 лет жизни. М. Халилов, иг­рающий на гиджаке, — автор многих музыкальных обработок, Две из них включены в репертуар бригады. Г. Салихов — дойрист, бригадир и блестящий организатор. На втором гиджаке играет А. Ахмедов, а на та­ре — Евгения Санамянц, Сыгранно­сти этого ансамбля можно позавидо­вать. Каждое исполняемое им произ­ведение, будь то чисто музыкальный номер или просто аккомпанемент пению, танцу, декламации, — закон­ченный   художественный   образ.

В бригаде три танцовщицы. Каж­дая из них имеет свое творческое ли­цо.   Изящен   и   стремителен   рисунок танца Турсун Кадыровой. Полон жен­ской мягкости и прелести хорезм­ский танец Гюльчахры Юлдашевой. А Белькыз Умарова покоряет своей легкой игривостью и непосредствен­ностью в исполнении лапара (песня, сопровождаемая танцем). Большая часть программы состоит из вокальных номеров. Солист К. Искандаров — талантливый исполнитель узбекских народных песен. В его ре­пертуаре есть также и песни совре­менных композиторов. Например, песня о матери «Онам дерман» (му­зыка И. Икрамова на слова Е. Мирзо) пользуется   заслуженным   успехом. Очень тепло встретили зрители Малахат Дадабаеву. Солнечные пес­ни о цветущей родине звучали в ее исполнении   особенно   сердечно. Репертуар И. Катаева, обладающе­го хорошими вокальными данными, состоит в основном из песен совре­менных композиторов.

Солистка Малахат Додабаева Хорезмский  танец  в  исполнении   Гюльчахры   ЮлдашевойСолистка Малахат Додабаева Хорезмский  танец  в  исполнении   Гюльчахры   Юлдашевой

Двойной конферанс Зайтуни Таджибаевой и Гуляма Таджи-Аглаева, интересный и разнообразный, имел у зрителей большой успех в си­лу острой современной направлен­ности тематики, близости к народу. Здесь и песня о радости труда («Омон ёр»), и тема о пережит­ках («Лозимонда»), песня весело­го милиционера («Где я — там всег­да порядок»), и песня шофера такси («Я с вами, друзья, всегда»); интер­медии на бытовые темы, зло высмеивающие чуждые нашему обществу явления. Каждый номер этого концерта встречался зрителем горячо, вооду­шевленно. Возгласы восторга и по­ощрения настолько естественно от­теняли номера, что думалось: будто нет сцены, нет артистов, а есть на­род, живущий  в искусстве. Глазок фотокамеры А. Ахмедова скользил по лицам зрителей. Какие они разные: вот седобородый старик с лучистыми молодыми глазами; ря­дом — в ярком, как тюльпан, платье девочка; чуть дальше — плечистый, высокий, казалось, отлитый из брон­зы парень. А это кто? Это же мадон­на, воспетая великим Рафаэлем! Хрупкая, юная женщина заботливо держит на руках ребенка. Он спит. Легкий голубой шарф обрамляет смуглое нежное лицо, Особенно прекрасен взгляд. В нем — восторг, теплота, радость и свет, бесконечный свет. «Мадонну» зовут Иноят Мамадалиева. Она комсомолка. В прош­лом году Иноят собрала 16 тонн хлопка. Концерт подходил к концу. Когда же настало время расставания (около трех часов ночи), то оказалось, что никто из зрителей не желает уходить, а ведь а шесть часов утра должен был начаться их трудовой день.

Наш маленький автобус быстро ле­тел по ночной, усыпанной звездами дороге. Мы не замечали ухабов и тряски, не замечали позднего време­ни. Мы были счастливы.
 

г. Наманган. Н. ГЕРБЕЕВА

Журнал Советский цирк. Июль 1964 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100