Эти вечные проблемы клоунады - В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ
В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Эти вечные проблемы клоунады

На вопросы корреспондента  М. Николаева отвечают Петр ТОЛДОНОВ, Виктор МИНАЕВ и заслуженный артист РСФСР Геннадий РОТМАН.

МИНАЕВ, Г. РОТМАН и П. ТОЛДОНОВ рассуждают о специфике своего жанра.

МИНАЕВ, Г. РОТМАН и П. ТОЛДОНОВ рассуждают о специфике своего жанра.

— Расскажите, как образовалось ваше трио!

Г. РОТМАН: Все произошло несколько неожиданно. Во время подготовки одной из программ в Олимпийском центре я разговорился с Вилем Головко и предложил на каком-нибудь вечере отдыха или капустнике сыграть классическую клоунаду в составе: Толдонов, Кремена, Ротман. В ответ на это Головко неожиданно воскликнул: «А у ребят как раз уходит партнер, хочет делать самостоятельный номер». Моя клоунская группа «Ха-ха-трон» в этот момент также распалась и, как говорится, сама судьба толкнула нас друг другу в объятия...

Я всегда с большим интересом следил за работой моих нынешних партнеров: и когда они только окончили училище, и когда работали в коллективе «Русские самоцветы», и когда пустились в самостоятельное плавание по волнам «конвейера».

П. ТОЛДОНОВ: Ротман и Маковский выпускались из училища, когда мы с Виктором Минаевым поступили туда, и мы всегда смотрели на них снизу вверх: они были для нас и старшими товарищами и мастерами, искусство которых мы брали как образец для подражания.

Когда узнали, что Геннадий Ротман будет нашим партнером, не скрою, очень обрадовались. Особенно нас привлекало то, что он не только замечательный актер, но и режиссер.

В. МИНАЕВ: Однако сложностей поначалу возникло немало. Репетиционного периода у нас практически не было, мы сразу поехали в передвижной цирк в город Николаев. До премьеры оставалось буквально несколько часов, и Геннадий за это время успел войти в наши репризы.

Работая там, мы узнали, что нас направляют в Ленинград. Нет нужды говорить, сколь ответственны для любого артиста выступления на манеже Ленинградского цирка и, засучив рукава, мы принялись за новый репертуар. Уже работая в Ленинграде, узнаем, что нам предстоит открывать сезон в новом Московском цирке.

Г. РОТМАН: На сегодняшний день нашего репертуара хватило бы на три-четыре программы. Здесь и репризы из репертуара Толдонова и Минаева, и репризы из репертуара Ротмана и Маковского в соответствующем переложении для трех исполнителей, и совершенно новые работы.

— В связи с этим не возник ли у вас замысел создания своего клоунского спектакля!

Г. РОТМАН: Во-первых, что понимать под этим термином? На мой взгляд, клоунский спектакль возникает тогда, когда зрители идут в цирк специально на клоуна. Я вспоминаю замечательного коверного прошлых лет Павла Боровикова, его выступления в Саратовском цирке. Начинались они в сентябре, а заканчивались в июне, и каждое представление шло с аншлагом. Вот яркий пример клоунского спектакля. Впрочем, такие спектакли были и у Карандаша, и у Леонида Енгибарова, и у Олега Попова, и у Никулина и Шуйдина. Конечно, нужны и новые формы цирковых клоунских представлений, поэтому я с большим интересом отношусь к тем поискам, которые ведут в этом направлении Андрей Николаев и другие наши коллеги.

П. ТОЛДОНОВ: Сегодня в цирке все более заметную роль начинает играть режиссер, и это, наверное, вполне закономерно. В Московском цирке на Ленинских горах мы работали в цирковой феерии «Карнавал мира», ее режиссер-постановщик Виль Головко отобрал из нашего репертуара лишь те репризы, которые органично входили в ткань его спектакля.

А буквально за год до этого мы выступали в Московском цирке на Цветном бульваре, в представлении, посвященном 60-летию образования СССР, которое поставил Леонид Костюк. Там мы исполняли всего лишь три репризы, однако не чувствовали себя ущемленными. Во имя успеха всей программы артисты порой должны уметь поступиться своими интересами.

В. МИНАЕВ: Конечно, создать спектакль, где наше трио было бы главным действующим лицом чрезвычайно интересно. Но надо, чтобы в нас поверили, пошли нам навстречу, дали бы в программу именно те номера, которые нам хотелось, помогли изготовить нужный реквизит, костюмы, хорошо музыкально оформить спектакль. Но это вопросы не столько творческие, сколько организационные.

— Какие насущные проблемы стоят перед мастерами клоунского цеха!

Г. РОТМАН: Их немало. Начну с того, что сам термин «клоун у ковра» сегодня заметно утратил свой первоначальный смысл. Что в первую очередь должен делать коверный клоун? Заполнять паузы между номерами, когда на манеже устанавливают или убирают реквизит, аппаратуру. А что порой происходит сейчас? Коверный или коверные терпеливо ждут, когда униформисты освободят манеж, а некоторые даже ухитряются так загромоздить его своим реквизитом, что после их реприз наступает еще одна томительная пауза, когда униформа готовит манеж для выступления следующего номера.

Еще очень обидно, что у нынешнего поколения коверных исчезло искусство импровизации, все у них уж слишком заучено, отрепетировано. А вот, например, Константин Мусин мог выйти на манеж, взять обыкновенные грабли и сыграть с ними пятиминутную репризу, целиком построенную на импровизации.

П. ТОЛДОНОВ: Но в то время клоунам было, как мне кажется, значительно легче работать. Культурный уровень сегодняшнего зрителя находится на несравнимо более высоком уровне. Телевидение пришло в самые отдаленные уголки нашей страны, и телезрители имеют возможность видеть на своих экранах выдающихся мастеров советского и зарубежного кино, театра, эстрады, цирка, звезд мирового спорта. Все это заставляет нас, представителей клоунского цеха, быть более требовательными к себе, к своему репертуару, стремиться к его постоянному совершенствованию и обновлению, а не пытаться лишь пожинать плоды своего вчерашнего успеха. Наши репризы должны быть актуальными и злободневными, зритель должен видеть в них отражение тех проблем, которые волнуют его сегодня, конечно, в их соответствующем преломлении через призму клоунского искусства. В. МИНАЕВ: Еще нам, клоунам, мешает своеобразная замкнутость, отсутствие творческих контактов с представителями других видов искусств. Ведь со своими коллегами — артистами театра, кино, эстрады — мы встречаемся только в больших сборных концертах.

А почему бы не приглашать на просмотр представлений Московских цирков одного из наших ведущих театральных режиссеров, и попросить его сделать разбор программы? Уверен, его замечания принесли бы всем участникам неоценимую пользу.

Г. РОТМАН: Но самая главная проблема заключается в том, что сегодня коверные практически предоставлены сами себе. В художественном отделе Союзгосцирка ими занимается один инспектор, и он при всем желании не может «объять необъятное». Есть, правда, мастерская по клоунаде во Всесоюзной дирекции, есть, наконец, режиссеры, работающие в цирках на местах. Но, к сожалению, режиссеров, умеющих работать с клоунами, легко можно пересчитать по пальцам. И если мы хотим добиться подъема советской клоунады, то прежде всего надо добиться подъема уровня клоунской режиссуры, как в количественном, так и в качественном отношении.

Именно отсутствие квалифицированных режиссеров приводит к тому, что многие молодые клоуны, подававшие в свое время большие надежды, останавливаются в своем творческом росте и со временем превращаются в заурядных середнячков.

П. ТОЛДОНОВ: Это происходит еще и потому, что создание нового репертуара (а без него невозможен творческий рост коверных) дело весьма трудоемкое не столько в творческом, сколько в организационном плане. Допустим, коверному нужно выпустить новую репризу, и начинается «хождение по мукам»: Союзгосцирк, Всесоюзная дирекция, художественно-производственный комбинат. Все это отнимает уйму времени. Куда спокойнее играть старый, апробированный репертуар — и никаких тебе забот. Ведь умение ходить по кабинетам и что-то проталкивать дано, увы, не каждому.

В. МИНАЕВ: Раньше костюмы, реквизит, аппаратуру можно было заказать и изготовить в различных цирках на местах, надо было только заручиться специальным письмом из Союзгосцирка. Сейчас все заказы на изготовление чего бы то ни было надо оформлять через Всесоюзную дирекцию. Но случается, артисты месяцами не попадают в Москву, а если и попадают на несколько дней, то этого времени явно не хватает на «выколачивание» реквизита и костюмов.

Так в этой суете и гибнут порой интересные творческие замыслы.

Г. РОТМАН: Все, о чем мы рассказываем, давным-давно не ново. О том же самом неоднократно говорилось на различных совещаниях и конференциях, об этом же периодически пишет журнал «Советская эстрада и цирк». Повторяется это из года в год, а проблемы по-прежнему остаются. Думается, пора, наконец, переходить от слов к делу, и попытаться решить хотя бы некоторые из них.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования