В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Этот удивительный мир животных

В предыдущем номере журнала были помещены отрывки из книги Жана Ришара «Искусство укротителя». В них рассказывалось непосредственно о дрессировке животных в цирке.

Жан Ришар один из лучших комических актеров Франции, смелый дрессировщик, выступающий с хищниками, создал в Эрменонвиле, зеленом городке неподалеку от Парижа, огромный зоопарк, а через некоторое время открыл филиал зоопарка — «Уголок пустыни». Его пристальные наблюдения за жизнью животных, за их поведением и повадками составили содержание главы, которую мы и предлагаем вашему вниманию.

Меня часто поражает неосведомленность посетителей зоопарка. По-моему, естественно, чтобы человек знал, что у верблюда два горба, а у дромадера один. Однажды мне пришлось услышать, как, стоя перед клеткой этого самого дромадера, отец говорил сыну: «Смотри, малыш, это животное — доисторическое, оно вымирает». И это о нашем дромадере, у которого каждый год рождается потомство!

ПАНТЕРЫ И ЛЕОПАРДЫ. Теперь установлено, что оба эти вида смешались о один. Разговаривая между собой, зоологи, торговцы животными и укротители леопардом называют самца, пантерой самку. Это одно из редких животных, собратья которого не отличаются друг от друга, независимо от того, живут ли они в Африке или в Азии. Однако одна пантера отличается от другой цветом шерсти. Их окраска может колебаться от светло-желтого тона, почти белого под брюхом, до темно-коричневого, если животное происходит из лесных районов с густой растительностью.

Что касается черной пантеры, то нс совершайте ошибки, думая, что здесь речь идет о породе. В одном помете у пятнистой пантеры может оказаться одна черная; она стоит втрое дороже обычной, так как встречается редко. Этот пигментный феномен попадается также у ягуаров в Южной Америке.

Если тигра можно легко опознать по его полосатой шкуре, то совсем иначе обстоит дело с пятнистыми породами. Гепарда, пантеру или леопарда, ягуара и оцелота распознают по форме пятен по их шкуре.

В зоопарках Европы мало ягуаров, еще меньше их в цирках. Дрессировке этот хищник поддается с большим трудом. Альфред Курт, который работал и с пятнистыми и с черными ягуарами, говорил: «Если зебра в сто раз упрямее мула, ягуар в сто роз упрямее зебры».

Длиннохвостая индонезийская пантера никогда не было представлено ни в зверинце, ни в цирке. Этот хищник чуть меньше обычной пантеры. У него очень длинный хвост и клыки. Пятна на его шкуре серые, переходящие в черные, по цвету и рисунку напоминают пятно на коже боа. Во Франции ест» только два экземпляра этой породы: один в зоопарке а Париже, другой — у меня в Эрменомвиле. С ними много хлопот, так как здоровье у них хрупкое. Вообще хищники обладают гораздо менее крепким здоровьем, чем это принято думать. Они подвержены многим болезням и требуют постоянного внимания. Если львы и тигры, особенно тигры (нс говоря уже о сибирских), хорошо перенося; сухой мороз, то они легко простуживаются в сырости или на сквозняке. Хищные животные подвержены туберкулезу, а от сырости у них развивается ревматизм и распухают суставы.

К самым редким животным относится белый тигр — у него черные полосы на белом фоне и, как правило, голубые глаза, это необычайно эффектно. Такие экземпляры есть только в одном или двух зоопарках.

ВЫРАЩИВАНИЕ ЛЬВОВ. Выращивание этих хищников стало серьезной проблемой. Компетентные ветеринары разъяснили бы вам ее, пользуясь научной терминологией. Что касается меня, то я ограничусь тем, что констатирую следующее: большой процент львов в настоящее время имеет изъяны.

Я никогда не покупаю маленьких и даже молодых львов, прежде чем им исполняется восемнадцать месяцев. Но даже тогда нельзя быть полностью уверенным в том, что они не поражены болезнью «диг-диг» — так ее называют в обиходе. У меня было три прекрасных молодых льва, три брата. Первого я потерял, когда ему было четырнадцать месяцев, второго в шестнадцать месяцев, а последнему даже исполнилось два года.

Львы ценятся недорого. Четыре льва стоят столько же, сколько один тигр. Зверинцы, цирки, зоопарки переполнены львами. К тому же они хорошо размножаются в неволе и обычно за этим процессом не наблюдают. Вы покупаете самца и самку, но вы не знаете, что они принадлежат к одному помету. У них будет потомство, а это потомство в свою очередь тоже может иметь потомство... Происходит кровосмешение, что приводит к полному вырождению. У меня на эту болезнь просто нюх. Первый ее признак: когда животное садится, у него подгибается одна из задних йог. Потом начинают подгибаться и передние ноги, а затем отказывает позвоночник. Животное погибает.

Что делать? Поставить дело воспитания львов так же серьезно, как это сделано в отношении лошадей. Мысль эта крепко засела у меня в голове и я этим займусь.

ГИЕНЫ. Я хотел бы реабилитировать это животное, которое явно не пользуется любовью. Конечно, пятнистая гиена не обаятельна. Но прекрасная полосатая гиена, белая грива которой мгновенно поднимается дыбом, — великолепное животное. Вам говорят: «Какая гадость, гиены питаются одной падалью!..». Действительно, гиены, как и крупные хищные птицы, питаются падалью. Но если птицы предаются этому пиршеству, имея к нему вкус, с бедными гиенами дело обстоит иначе. Природа несправедливо обошлась с ними. Из-за своих коротких задних ног гиена не способна догнать ни одно животное. Поэтому она вынуждена всегда находиться вблизи льва, подбирая остатки убитой им дичи.

В моем зоопарке есть крупные хищные птицы и гиены. Дайте стервятнику свежего мяса. Он будет ждать неделю, пока оно не протухнет, но попробуйте дать мяса с душком моим гиенам, они даже не подойдут к нему.

СЛОН. Главный экземпляр цирка или зоопарка — слон. После представления зрители часто спрашивают: «Почему у ваших слонов нет бивней?». Причина проста, дрессируют только самок. Самцы очень опасны. Не думайте, что слонов легко дрессировать. Если дрессировщик должен проявить властность, то именно со слонами. Слон умен, упрям, хитер и силен настолько, что может себе все позволить.

В 1957 году у меня было три слона в возрасте трех, шести и семи лет.

Номер этот был очень милым и коротким по времени (что очень важно). В работе со своими слонами я не проявлял жестокости, скорее наоборот, тогда они взяли верх и вместо благодарности стали издеваться надо мной. Вечером на арене они вели себя просто по-свински. После номера я впадал в ярость и говорил своему помощнику: «Ну, завтра я им покажу!»

Наутро я ждал их с кнутом в руке. Слон, шедший впереди, выходя но арену, останавливался на мгновение, осматривал меня с головы до ног, затем окидывал взглядом пустой цирк. Он понимал, что объяснение между нами без свидетелей рискует быть бурным, и поэтому быстренько выходил на арену. Результат: слоны работали как ангелы. Все было великолепно! Ну как я мог их наказывать? А вечером при полном зале они вытворяли черт знает что! Один из них однажды вышел на арену задом наперед. А в Санлисе они в конце номера улеглись на арене и не желали уходить. Можете себе представить, как я при этом выглядел перед четырьмя тысячами зрителей? Нс хватало только, чтобы они мне подмигнули, в переводе на человеческий язык это звучало бы примерно так: «Ну, так что же ты нас не наказываешь?»

ГИППОПОТАМ — один из главных экземпляров животного мира в передвижном цирке, редко выступает на арене.

Крупнейший советский дрессировщик Владимир Дуров добился настоящей работы от своего гиппопотама — сидя за «завтраком» с салфеткой на шее, гиппопотам вкушал его с вилки длиной в один метр.

СТРАУС. Никто не выглядит более мирно и не внушает больше доверия, чем страус. В некоторых районах Африки принято даже устраивать страусовые бега. К несчастью, у страуса есть лапа, даже две. Три пальца на такой лапе достигают тридцати и даже сорока сантиметров и заканчиваются страшными когтями. Однажды Джо Трубка, известный укротитель и директор зоопарка в Сен-Жан-Кап-Ферра, провел меня в загон к страусам. Но прежде чем туда войти, он вооружился двухметровыми вилами. Едва мы оказались в загоне, как явились предметом повышенного интереса со стороны страуса. И лишь при помощи вил Трубка удерживал его на почтительном расстоянии.

Месяц спустя я узнал, что трубка лежит в больнице с распоротым животом. Я позвонил в его зоопарк и спросил, что случилось. «Страус» — ответили мне.

Из всех органов страуса наибольшей популярностью пользуется желудок. Кому бы не хотелось иметь желудок страуса? Однажды в мой зоопарк прибыли два нанду (нанду — это американский страус, страус несколько уменьшенного формата). Их выпустили в вольер, а через три дня один из них внезапно умер. Вскрытие показало, что • желудке нейду находились: восемь сосновых шишек, старинный ключ от двери и четыре автомобильные свечи. Один из сторожей высказал следующее предположение: «Четвертая свеча, вероятно, была лишней».

ДИКОБРАЗ. Я держал дикобразов, но больше не буду. В течение дня посетители недоумевают: «Что это за непонятный шар лежит без движения в углу клетки». Ночью, однако этот шар оживает и в состоянии пробежать несколько километров.

Однажды я получил трех дикобразов. Загон для них был приготовлен: цементный пол, толстая деревянная дверь, домик из массивных плит. Наутро дикобразов в загоне не оказалось. В двери была дыра, достаточная, чтобы через нос мог пролезть... дикобраз. Дверь в два сантиметра толщиной за одну ночь. Обнаружив одного из дикобразов, сторож пошел на него в открытую и через час оказался в постели: его ноги были в нескольких местах проткнуты страшными иглами. Второго мы поймали, набросив на него большой брезент, никто но пострадал. Третий дикобраз скрылся. Через три дня раздался телефонный звонок: «Господин Ришар? Когда я только что возвращался из Санлиса, перед самой машиной дорогу мне перебежало какое-то странное животное с торчащими во все стороны иголками. Вероятно, вы имеете к этому какое-то отношение. Так вот не беспокойтесь, животное в полном порядке, бежало оно быстро».

КОЗОЧКА. Как-то мне подарили карликовых сенегальских козочек, которые доставляют такую радость детям в зоопарке. Они пользуются полной свободой и клянчат у посетителей конфеты и земляные орехи. Одна из них — Бикетта — тут же куда-то исчезла и мы обнаружили ее только на следующий день в вольере у слонихи Фриски. Ее увели, но через час она снова оказалась у слонихи. Вечером, когда слониху заперли в слоновнике, козочка скрылась, а наутро она снова -была в вольере и ждала пока откроют слоновник. Три дня спустя Бикетта спала уже в слоновнике вместе с Фриской.

В течение трех лет они не разлучались. Фриска была дрессированной, во время ее выступления Бикетта по собственному желанию садилась на табурет и без всякого принуждения участаова-. ла в работе. Никакая другая козочка не имела права приближаться к слонихе: Бикетта атаковала противника, чтобы сохранить за собой исключительное право на эту редкую дружбу. Фриска умерла от кишечного гриппа, и я очень боялся за Бикетту, которая до последнего момента не покидала своего друга. На смену Фриске в нашем зоопарке появилось три слона, но ни разу Бикетту не пришло в голову нанести им визит.

БИЗОН. Если есть животное, которого я боюсь, так это бизон. В 1954 году к открытию моего зоопарка я приобрел кое-каких животных и среди них бизона. К несчастью, как это обычно бывает, строительные работы затянулись и мне пришлось задержать доставку животных. Бизона, однако, нужно было забрать в первую очередь, и едва только в его конюшне положили последний камень, я послал за ним. Когда бизона привезли и мы открыли клетку, он в ярости ринулся на стены и решетку загона. Такой уж у него был характер! В течение получаса я молился, чтобы еще свежий цемент и крепления решетки выдержали этот натиск. Морда у бизона была вся в крови, но постепенно он успокоился, и я уехал в Париж — у меня была радиопередача. Всю ночь меня мучили разные «бизоньи» кошмары, а в шесть часов утра раздался телефонный звонок. Я так и подскочил на постели! Звонил мой сторож и голосом, лишенным всякого выражения. сказал: «Мсье Жан, бизон сидит... перед конюшней». Из этого следовало, что бизон все разнес и наслаждается утренним воздухом, сидя на покрытой росой траве.

Субботний весенний день. Тысячи туристов в ближайшие часы хлынут а Эрменонвиль...

Поверьте, дело обстояло очень серьезно. Хотя бизон относится к той же породе, что и дойная корова, его сила, характер и повадки совсем иные.

Я и двое моих сотрудников ужо в половине восьмого были в Эрменонвиле. Все рабочие, весь штат собрались у загона. Но бизона там не было. Он сбежал. Тут уже начался настоящий приключенческий фильм-вестерн в лесу Иль-де-Франса: «Все мужчины, которые могут оказать помощь... возьмите веревки... сделайте лассо...» На нескольких машинах мы поехали, сами толком не зная куда. Проехав несколько сот метров по лесу, вдруг увидели бизона на берегу реки, из которой он, видимо, только что вышел. Когда мы оказались в пятидесяти метрах от него, он обратился в бегство. Меня била дрожь от сознания ответственности, вернее, моей безответственности.

Бизона нужно было поймать во что бы то ни стало. Двигаясь вслед за животным, мы оставляли на дороге людей, входивших в нашу группу, чтобы они предупреждали об опасности тех, кто окажется поблизости. В конце концов нас осталось только трое, когда бизон оказался перед нами. Путь ему преграждали остатки какой-то старой ограды. Мы вообразили, что можем поймать его, и стали забрасывать лассо, но мы не умели им пользоваться. К счастью! Когда я сейчас вспоминаю об этом у меня пробегают мурашки по спине! Если бы мы сумели набросить лассо, он потащил бы нас за собой и затоптал.

В продолжение всех наших безуспешных попыток поймать бизона, он набрасывался почти исключительно на меня, как будто на мне был костюм матадора.

Сейчас я могу с юмором рассказывать об этом, но поверьте, пятнадцать минут, в течение которых я разыгрывал перед бизоном матадора, показались мне очень долгими. Словом, с бизоном нам пришлось расстаться.

Перевод с французского Г. Трофименко

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100