Перейти к содержимому

Зоопараноики обломались. В новом Законе нет и намека на запрет цирков с животными
подробнее
Минкульт РФ объявил конкурс на замещение должности гендиректора "Росгосцирка""
подробнее
В Мексике отменили запрет на использование животных в цирке
подробнее

Фотография

Журнал Советская эстрада и цирк. Июль 1976 г.

Советская эстрада и цирк Советский цирк. Июль 1976

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 10

#1 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 18 251 сообщений

Отправлено 06 Январь 2019 - 20:39

Журнал Советская эстрада и цирк. Июль 1976 г.

Прикрепленные изображения

  • 0.jpg
  • 1.jpg
  • 2.jpg
  • 3.jpg
  • 4.jpg
  • 5.jpg
  • 6.jpg
  • 7.jpg
  • 8.jpg
  • 9.jpg
  • 10.jpg
  • 11.jpg
  • 12.jpg
  • 13.jpg
  • 14.jpg
  • 15.jpg
  • 16.jpg
  • 17.jpg
  • 18.jpg
  • 19.jpg
  • 20.jpg
  • 21.jpg
  • 22.jpg
  • 23.jpg
  • 24.jpg
  • 25.jpg
  • 26.jpg
  • 27.jpg
  • 28.jpg
  • 29.jpg
  • 30.jpg
  • 31.jpg
  • 32.jpg
  • 33.jpg
  • конец обложки.jpg
  • начало обложки.jpg


#2 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 18 251 сообщений

Отправлено 06 Январь 2019 - 20:50

Юбилей Киевского цирка

 

Широкой популярностью и заслуженной славой у зрителей пользуется Киевский государственный цирк, которому исполнилось сто лет.

 

На его счету немало ярких программ, посвященных знаменательным событиям в жизни нашей страны, замечательных новогодних феерий, детских представлений, аттракционов, интересных номеров. Киевский цирк завоевал репутацию подлинной мастерской творческого поиска, настоящей арены дружбы. На его манеже выступают не только известные артисты из братских республик Советского Союза, но и посланцы социалистических стран.

 

http://www.ruscircus...skogo_cirka_767



#3 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 18 251 сообщений

Отправлено 09 Январь 2019 - 13:05

Цирк и театр

 

Цирк и театр... Как бы ни были различны эти виды искусства, между ними всегда существовало взаимопроникновение: театральные актеры завидовали цирковой точности и четкости движений, гибкости тела; артисты цирка стремились вносить в свои номера элементы театральной выразительности.

 

Театральное решение номеров цирк знал всегда. Исполнителям, одаренным актерским талантом, удавалось превращать свои номера из демонстрационных в образные. Кроме того, цирк как искусство, не останавливающееся в своем развитии, постоянно ищет все новые художественные средства. Одним из таких средств могла стать театрализация.

Своеобразный «взрыв» театрализации произошел лет тридцать назад. Но сегодня видно, что тот период был не слишком плодотворным. Многие, не ощущая внутренней потребности, подходили к делу «просто»: в заявке сначала излагался какой-нибудь незамысловатый сюжет, вроде того что «девушка продает цветы, приходят молодые люди, покупают цветы, знакомятся... Дальше начинается работа». Повторяющаяся чуть ли не в каждой заявке, эта сакраментальная фраза красноречивее всего говорила о том, что театрализация циркового номера воспринималась тогда как что-то внешнее, вроде реквизита, и не стала еще для циркового мышления органичной.

Сегодня в цирке утверждается образное решение номеров, но теперь это меньше всего снабжение их какими-то внешними атрибутами. В этом процессе чувствуется внутренняя, органическая потребность циркового артиста выразить свое отношение к жизни, свое понимание современных задач циркового искусства. Поэтому естественно стремление извлечь философский, символический смысл из своего номера. Но обогатить идеей цирковое произведение артистам удастся далеко не всегда. Ведь искусство манежа содержит в себе возможности высокого обобщения. Способность же к такому обобщению предполагает интеллектуальное богатство. Как считал Валерий Брюсов, только культура ума делает возможной культуру духа. Поэтому, наверно, дипломы о высшем образовании цирковых артистов являются не последним фактором в современном развитии циркового мышления. Одно дело сказать себе: «Сделаю трюк» — и другое: «Выражу этим трюком такую-то идею».

Когда же образное решение номера удается, цирк способен отражать глубокие психологические и социальные проблемы. Так, например, размышлением о борьбе человека с враждебными силами и о преодолении собственной косности в постоянном стремлении ввысь воспринимаются номера «Бабочка» и «Саламандра» Валентины Сурковой. Причем, размышления эти «излагаются» именно трюками корд-де-пареля. Скольжение, обвивание вокруг каната, отходы от него, обрывы читаются как этапы трудной борьбы. Психологическая выразительность исполнения этих трюков придают рассказу драматический оттенок.

Поэмой о стремлении советского человека в беспредельность космоса воспринимается номер братьев Пантелеенко. Трюки и виртуозность их исполнения, сама четкость и безошибочность их работы являются компонентами образного воплощения идеи номера.

Любовь Писаренкова с современной чуткостью передает текучее, изменчивое настроение человека, его обостренное восприятие окружающего мира. Но подчиненность настроения упругому ритму, строгой внутренней логике провозглашает гармоническое соединение чувства и разума.

Степан Денисов в работе с тиграми воссоздает еще одну грань облика современного человека — его стремление понять красоту силы н силу красоты. За органичное сочетание этих качеств борьба идет со времен древних греков.

Наслаждение мастерством, хорошо сделанным делом — так воспринимается номер жонглера Сергея Игнатова. И надо сказать, что тема эта сегодня очень актуальна.

В таких номерах решающее значение приобретает личность артиста, его внутренняя наполненность. Личности свойственна чуткость, а следовательно, и гибкость, подвижность мысли, подвижность всего психологического аппарата.

Этими номерами примеры образного решения цирковых произведений далеко не исчерпываются. С каждым годом число их множится. В сезон 1975 — 1976 годов в Московском цирке на Ленинских горах показала свой новый номер «Мечта, борьба, жизнь» Роза Хусайнова. Уже само название для цирка необычно, говорит о многом и ко многому обязывает. Чтобы решиться на такую программу, надо быть уверенным в своих духовных силах, суметь по-новому взглянуть на свой жанр. Розе Хусайновой это удалось. «Я и моя проволока, — сказала она себе, — ниточка жизни. Сумею ли я пройти по ней?»

Известно, что самое сложное — это соединить трюк и образ в органичное целое. Как подчас бывает в пантомимах и театрализованных номерах? Пока играется сценка, все более или менее благополучно, хотя и не всегда хватает актерского мастерства. Но, как только начинается исполнение трюка, то есть именно тогда, когда посредством трюка должна быть выражена мысль, а этот самый миг артист отключается от образа, сосредоточиваясь на технических задачах трюка — балансе, ритме, синхронности. И сразу же его лицо становится отсутствующим. Исчезает заданная атмосфера, и в свои права вступает механичность.

Розе Хусайновой эту главную трудность удается преодолеть, сообщая каждому физическому действию свой психологический мотив, показывая посредством «жизни человеческого тела» «жизнь человеческого духа», если пользоваться терминами Станиславского.

Поскольку способы создания таких номеров важны для всего нашего цирка, имеет смысл на примере Хусайновой проследить путь поиска, путь творческой мысли современного циркового артиста, понять, почему он создал такой, а не иной номер.

Роза Хусайнова училась в балетной школе Казанского театра оперы и балета, но когда двенадцати лет увидела цирк, то решила, что будет его артисткой. Осенью 1962 года, приехав в Москву, она пришла в училище и попросила просмотреть ее. Замятия уже начались, но ее... приняли. Она знала, что будет делать в цирке — танцевать, танцевать на проволоке.

Когда дебютантка только собиралась ступить на проволоку, в советском цирке были две замечательные артистки — Вера Сербина и Нина Логачева. Задумывая свой первый номер, молодая артистка имела перед глазами блестящие примеры и потому сама должна была начинать с достаточно высокого уровня. Это не пугало. Ей было понятно и близко стремление к совершенству. Музыкальная и пластичная от природы, она ощущала смысл, содержание, эмоциональность движения, а занятия у станка и разного рода тренировки воспринимала как удовольствие.

Роза Хусайнова создала номер «Шурале» на музыку и по мотивам балета Ф. Яруллина. Конечно, сюжет балета за шесть минут на проволоке не развернешь. Она отобрала три танца — девушки-птицы Сюимбике, танец джигитов, танец на пуантах — и выразила главную идею балета — победа светлого и чистого над темным и злым.

Казалось бы, ничего особенного, подобные сюиты всегда исполнялись на проволоке. Один танец, потом другой, потом третий. Но молодая артистка сразу ощутила номер как нечто целое. Объединяющим началом была для нее музыка. Единство подчеркивал национальный колорит, выраженный и самой музыкой, и танцевальными па. Что же касается трюков, то они становились как бы новыми фигурами танцев.

На премьере Нина Логачева, заслужить похвалу которой было не просто, принесла артистке цветы и поздравила с успехом.

Пять лет танцевала Роза Хусайнова «Шурале» и все эти пять лет думала о будущем номере. Сначала не было никакого конкретного замысла, только потребность продолжать поиски, испытать свои силы в новом и необычном.

Замысел возник непроизвольно. Любя и хорошо зная произведения Эдуардаса Межелайтиса, Гарсиа Лорки, Микалоюса Чюрлениса, Роза Хусайнова находила в них созвучие своим еще туманным стремлениям.

Конечно, можно задумать номер любой психологической, философской сложности и глубины, а как выразить этот замысел в цирке, да еще на проволоке? Ясно одно — в этом номере будет важно все: композиция и каждая деталь, каждое движение и каждый предмет в руках. Решающим Роза Хусайнова и здесь считала музыку. Без нее, абсолютно совпадающей с идеей, номер просто не состоялся бы. Были прослушаны десятки классических произведений: артистка искала музыку, созвучную времени — стремительную, энергичную, жизнеутверждающую.

С этой мыслью она заново открыла для себя «Рапсодию на тему Паганини» Сергея Рахманинова.

Другим важным элементом номера должна была стать выразительность пластики, ее полное слияние с музыкой. Уже в «Шурале» лирика и мягкость сочетались с четкой скульптурностью движений, особенно в танце джигитов. Скульптурность и четкость хорошо выражают драматизм борьбы. И память уже подсказывала полные внутреннего напряжения, напора жизненных и мыслительны» сил позы скульптур Родена.

Тщательно отбирала артистка и предметы, органичные художественному языку произведения. Обычно на проволоке в качестве баланса используется веер — эта деталь женского антуража хорошо сочетается с изящными движениями танцовщицы. Не отказываясь от веера, она искала новые балансы. Прежде всего подумала про настоящий огонь — он всегда был символом мысли, борьбы, жизни. Пробовала, передвигаясь по проволоке, вращать пылающие факелы над головой. Но отвергла их: уж очень напоминали они обычный трюк жонглеров, были слишком традиционны и скорее уводили от замысла, чем помогали рождению новой мысли. К тому же конкретность настоящего огня снижала символику номера. Тогда пришла догадка о шелковых полотнищах огненного цвета на шнурах — в быстром вращении они не только становились балансом, но как бы участвовали в действии, подчеркивая силу сопротивления.

В поисках предмета, который мог бы символизировать мечту, вернулась к образу Межелайтиса — шару. После многих проб был выбран самый простой, бесцветный шар, наполненный гелием. Когда на него падал луч света, он словно оживал изнутри. Казалось, в нем пульсирует жизнь.

Постепенно все детали были найдены, трюки продуманы, оставалось только соединить их в цирковой номер.

...Под четкие, сухие звуки метронома, отсчитывающего моменты от зарождения новой жизни, она выходит на манеж — тоненькая, гибкая девушка в строгом комбинезоне серого цвета, который мягко принимает любой оттенок брошенного на него луча. Дойдя до проволоки, замирает в напряженной позе, выражающей миг задумчивости и решимости перед схваткой. О готовности к борьбе говорят энергичные движения устремленных вверх рук. Но вот раздаются первые аккорды, и словно бросают се на проволоку — она повисает в шпагате на одной руке. В следующий миг, как бы в схватке отчаянной борьбы, цепляется за проволоку ногами. Порыв ввысь молниеносно поднимает ее на канат. Несколько пробных, размышляющих движений, чтобы собраться перед новым этапом борьбы приготовить себя к значительному, а потом решительно идет вперед, навстречу неведомому. Но это шаг особый: ноги уверенно скользят по стальной струне — осторожность, точность шагов как бы символизируют продолжительность и трудность пути. Трюки — большой батман, выпад на носок, прыжки и повороты — говорят о напряжении и одухотворенности борьбы. И вот кульминация куска — в руках вращающийся шнур с языками пламени. Пламя летит у нее над головой, обвивается вокруг тела, а она упорно идет вперед, к своей мечте, к цели своей жизни.

Наконец мечта у нее в руках. Руки чувствуют, как она хрупка и трепетна, сколько усилий нужно, чтобы ее удержать, воплотить. Под медленную, словно парящую музыку мечта, реющая над головой светящимся облаком, ведет ее по трудной жизненной дороге, придает ее душе крылья. Она идет медленным, самозабвенным, скользящим шагом, опускается на проволоку в шпагате и замирает.

Миг темноты, когда следишь за поднимающимся вверх шаром, но в луче прожектора — снова танцовщица, уже на пуантах. Стряхнув оцепенение блаженства, человек вновь деятелен и целеустремлен. Движения артистки теперь легки и изящны, а руки словно плетут узоры, и все тело передает ликование, радость вечного обновления жизни.

Этот номер, как и первый. Роза Хусайнова сделала самостоятельно. Тонкое чувство ритма сказалось в расстановке акцентов, в стройности композиции. Каждый ее пробег по проволоке начинается и заканчивается четкой позой, как бы выражающей итог одного этапа жизни и являющейся эпиграфом, началом следующего. Но эти позы не иллюстративны, они выражают темперамент мысли и в то же время, как выразительные скульптурные точки, делят номер на миниатюрные акты. От этой четкости не меньше, чем от яркости исполнения, зависит, поймет ли зритель то, что перед ним происходит. Однако без корректирующего взгляда со стороны такой номер создать было бы трудно. В лице артистки циркового балета Лидии Егозовой Хусайнова нашла требовательного помощника и единомышленника.

Да, только творческая воля артиста, его способность к перевоплощению способны слить все компоненты номера воедино. Но что значит перевоплотиться и «нести мысль» глазами, руками, телом, когда идешь по проволоке и все твое внимание — на балансе, на исполнении трюков, требующих особой сосредоточенности. Совсем не просто предмет баланса сделать своим партнером. Чтобы шар из баланса превратился в символ мечты, артистка должна общаться с ним, хотя бы касаться его рукой, смотреть на него. Но как смотреть на него, когда нельзя оторвать глаз от троса? И сколько таких сложных, необычных задач вставало перед Розой Хусайновой! Но она доказала, что умеет передавать на проволоке различные настроения — драматическое, лирическое, патетическое.

По собственному мнению артистки, ей удалось воплотить не все тонкости замысла, поэтому совершенствование номера продолжается. Размышления, поиски, пробы... Новое, как говорил Герцен, требует внутренней работы. Духовным минимумом тут не обойдешься, здесь нужны разносторонние знания, открытость души, острота мысли. Но это-то и вносит в исполнение новизну. Как у актера в театре: новые предлагаемые обстоятельства каждый раз обновляют акт творчества, придают свежесть чувствам, восприятиям, ощущениям жизни в образе.

Мы спросили Розу Хусайнову, считает ли она, что все артисты цирка должны стремиться к подобной сложной драматургии номера, она ответила: «Только если не можешь иначе. Хотя голый трюк и отмирает, но виртуозная ловкость и красота человеческого тела в цирке всегда будут интересны. Однако те артисты, которых привлекает театрализация, охотно приложили бы свои силы к цирковому спектаклю. где твой номер был бы органично включен в развитие действия. Ради этого я бы в случае необходимости решилась даже нарушить последовательность трюков, изменить КОМПОЗИЦИЮ. Но еще лучше — сделала бы новый номер, специально для такого спектакля».

И Роза Хусайнова вспоминает, с каким удовольствием исполняла в новогоднем представлении роль Буратино. Участие в таких спектаклях много дает артистам — прежде всего требует психологической гибкости, свободной жизни в образной системе номера.

Танцы на проволоке... Набор известных трюков и движений. Но кого сегодня удивит сам факт баланса! Работа Розы Хусайновой показывает, что проволока дает возможность эксперимента. поисков новой содержательности и образности.

Роза Хусайнова открыла для себя, что на проволоке можно разыгрывать маленькие пьески, маленькие драмы, что на проволоке возможен театр одного актера. Пока на этом пути она делает первые шаги. Но открытие захватило ее, и она ступила на эту новую проволоку как на дорогу испытаний и поисков. Скользящим, четким, уверенным шагом идет она по своей ниточке жизни, утверждая преобразующую силу творчества. И уже накапливаются в уме мысли для будущего номера. Каким-то он будет? Время покажет. Но путь к открытиям пролегает через самого человека... 
 



#4 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 18 251 сообщений

Отправлено 09 Январь 2019 - 14:36

Клоунада - удивительный жанр

 

В пятом номере нашего журнала были опубликованы критические заметки С. Абрамова «Над чем смеетесь!», которые вызвали ряд откликов. С одним из них, статьей кандидата искусствоведения С. Макарова, мы уже познакомили читателей.

 

http://www.ruscircus...elnyj_zhanr_767



#5 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 18 251 сообщений

Отправлено 11 Январь 2019 - 22:55

Четыре вариации для квинтете с першом Алексея Сарача

 

Они выходят — четверо юношей и девушке. Мы, которые видели немало эквилибристов, знаем, что сейчас один из них возьмет перш, и вверх поднимется один или двое партнеров. Другие будут участвовать о следующих трюках, а в финале на перш поднимутся, очевидно, все сразу. И хотя «нижний» — главный в номере, мы охотнее будем любоваться эффектными упражнениями «верхних».

 

Но в номере Алексея Сарача роли сразу распределяются несколько иначе. «Нижними» стали двое, каждый взял по першу, а двое других — «верхними». «Верхние» берут за концы эластичную ленту (она провисает, как корд де волан). И на этом корд де волане девушка раскачивается, а затем стремительно вращается. Трюк выглядит элегантно и просто. Но Алексей Сарач объясняет. что им пришлось порядочно с ним помучиться. В цирке шутя говорят, что на перш под балансом «нельзя даже дунуть». А здесь — соединенный баланс, эти своеобразные «качели» просто стягивали перши с плеч партнеров. А кроме того, и подобрать подходящий материал для этого корд де волана оказалось нелегко. Находка была внезапной: во время переезда из города в город на аэродроме кто-то из них обратил внимание на лежащие на тележке носильщика парашютные стропы. Вот оно то. что искали!

У этого трюка красивый графический рисунок. А для современного циркового искусства эстетическая сторона трюка не менее важна, чем профессиональная сложность. И другое достоинство — участвует вся труппа, то есть нагрузка распределяется равномерно, и каждый может максимально проявить себя.

Красивый рисунок трюка и участие в нем всей труппы — эти качества вообще характерны для номера Алексея Сарача.

Вот второй трюк. Алексей становится на маленькую треугольную площадочку и балансирует шестиметровый перш на лбу. На перш поднимается Галина Сарач. И там, на вершине, у нес есть совсем миниатюрная площадочка, похожая на крохотный столик для исполнительницы пластического этюда. Все понятно, думаете вы, сейчас она сделает там арабеск или стойку. А для чего стоит «нижний» на площадке — тоже ясно. Ведь балансировать перш, стоя неподвижно, труднее, чем искать баланс, двигаясь по манежу. Да, это отличный трюк.

Но не спешите с выводами. Трое партнеров — Виктор Шарков, Габдрахман Файрушин и Александр Горин — поднимают за концы треугольную площадку вместе с «нижним», с першом и с девушкой. Это уже двойной баланс. А в это время девушка наверху исполняет сложнейшие трюки пластического этюда, которые вызывоют аплодисменты, даже если исполнены просто на арене: «мостик», арабеск, стойка на руках, переход в зубник и, наконец, трюк с романтическим названием «мексиканка». Незаметно соединились два жанра — перш и «каучук», причем каждый из них представил свои высшие достижения.

Площадка опускается. Девушка сходит вниз. Пауза. Во время которой можно рассказать о том, что номер этот существует с 1967 года, что все его участники пришли в цирк из спорта или из филармонии. Галина Сарач, например, была исполнительницей пластического этюда и участвовала в концертах. За три месяца режиссер Петр Шидловский вместе с Валентиной Шидловской выпустили номер. Правда, после дебюта работа над номером продолжалась и продолжается до сих пор. В поисках нового участвуют не только молодые артисты, но и их режиссеры Шидловские.

Короткая пауза кончилась. Третий трюк. Перш в одной руке держит Виктор Шарков, а трое наверху исполняют сложные гимнастические упражнения.

И наконец, четвертый трюк. Правильнее его было бы назвать «многосерийным», в котором по меньшей мере три точки, достойных быть завершением всего выступления.

Перш похож на мальчишечью рогатку, и ее раздвоенные концы кладут себе на плечи двое «нижних», на поднятый конец рогатки встает Алексей Сарач. И там, наверху, он балансирует лобовой перш, а на вершине последнего— в стойке Галина Сарач. Похоже на финал. Мы аплодируем. И вдруг... Вдруг раздвоенные концы рогатки «отстегиваются» и остается обычный перш, основание которого подхватывает и балансирует на лбу Виктор Шарков. Конструкция рогатки остроумна, а «нижним» и «верхним» приходится быть очень точными.

Теперь это уже наверняка финал. Сейчас девушка торопливо спустится по першу, потом по второму, потом спустится «средний», а перш опустят на лонже. Мы это видели столько раз, сколько были в цирке. Все, казалось бы, логично и естественно, и стоит ли задумываться, как еще «выйти» из трюка? Но Алексея беспокоили сравнительная медлительность схода и разборка першей. Чтобы не ослаблялось впечатление трюка, нужен был какой-то молниеносный и непрозаический спуск. Решение пришло: пусть девушка прыгает вниз, но нс на землю, где се подхватят партнеры (такие варианты уже бывали), а в плечи к переднему», стоящему пока на перше. Прыжок отрепетировали (за полтора года работы!), и такой спуск стал еще одним рекордным трюком.

Номер закончен.

Упражнения на перше — один из древнейших жанров, который существовал тогда, когда еще не было ни цирковых представлений, ни цирков, а ходили по дорогам бродячие акробаты и затейники. И каждый старался как-то выделиться, придумать что-то новое. Стремление выделиться особенно заметно теперь, когда существуют сотни номеров, и благодаря современной рекламе, кино, телевидению все приблизительно знают, что делают их коллеги.

В последние годы в качестве эталона современного номера эквилибра все чаще называют группу Леонида Костюка.
И не только потому, что он силен по трюкам, но и потому, что здесь ясно видна современная тенденция развитие жанра.

Раньше «нижний» только держал перш, а эффектные стойки, флажки крутки исполняли наверху хорошенькие партнерши и изящные партнеры. Все внимание зрителей — на них, а «нижний» работал напряженно и часто не скрывал этого. И трюки усиливались только за счет работы «верхних». На перш взгромождали разные площадки, лестницы, ренские колеса, вертушки. Перш терял свою воздушность и легкость. Очевидно, это почувствовали сами артисты. И акцент перешел на работу «нижнего», стала разрабатываться его партия. В номере Костюка эта мысль получило отличное воплощение. Работа «нижнего» достигает совершенства и по содержанию и по форме.

Эта тенденция видна и в номере Сарача, хотя у него свой почерк. Это, как я уже сказала, красивые рисунки трюков, простота линий, занятость всей труппы в каждом трюке и взаимозаменяемость «нижних» и «верхних». И хотя трюки отшлифованы, в них чувствуется некоторая эскизность, чувствуется процесс сегодняшней работы, пробы и размышления, это еще не конечный результат. И эти размышления о споем жанре, которые артисты невольно передают зрителям, — еще одно достоинство выступления труппы под руководством Алексея Сарача.

 

 

Размышления о волшебниках

 

Насколько мне помнится, в нашей печати не раз высказывалось недоумение по поводу того, что некоторые эстрадные профессии, притом разные, нисколько не похожие одна на другую, отнесены к так называемым оригинальным жанрам. Для такого недоумения, право же, есть основания.

 

http://www.ruscircus...olshebnikah_767



#6 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 18 251 сообщений

Отправлено 15 Январь 2019 - 22:01

Юрий Куклачев — весь вечер у ковра

 

Коверный только что веселил нас своими проделками, а сейчас уже грустен, лиричен. Он влюблен. Влюблен в куклу. Коверный обращается с ней нежно, почтительно, по-рыцарски.

 

И кукла, согретая его любовью, словно оживает. Но что это? Гаснет свет — и кукла исчезает. Тщетно ищет коверный свою прекрасную даму. От нее остался только платочек, выхваченный из темноты узким лучом света. Нет, но вернуть ему свою любовь. И коверный бережно берет в ладони вместе с платочком этот яркий лучик и, скорбно опустив плечи, делает шаг в сторону, за кулисы... Оглядывается — зал в темноте. И он, щедрый сердцем, бросает этот лучик людям, даря им свет.

Кто же он, этот коверный? Современный Пьеро? Если судить по репризе с куклой — вроде бы так. Да и костюм — брюки и рубашка «домино» —- подчеркивает его происхождение.

Но вот на манеже — шест с висящей на нем шляпкой. Коверный пытается ее достать. И как он уморительно это делает! Целый каскад веселых проделок, нелепых, невероятных прыжков! И мы, вовлеченные в эту забавную игру, от души смеемся. Мы счастливы, что полюбившийся нам клоун вовсе не печален, грусть ого прошла и он, радуясь жизни, беззаботно резвится на манеже.

И вообще, как могли мы увидеть в этом коверном Пьеро? Ни скорбно поднятых бровей, ни печально опущенного двумя косыми штрихами рта. Румяное мальчишоское, почти без грима, лицо, чуть приподнятый нашлепкой нос, голубые озорные глаза... И как могли мы не заметить, что поверх рубашки «по-мимо» надета канареечно-желтая жилетка, а на головонемыслимая, зеленая с розовыми цветочками, шляпа. Да это же, скорее, рыжий, правда, рыжий изящный, тонкий, мало похожий на своих ярмарочных предтечей...

Но не будем торопиться с выводами. Юрий Куклачев — тот, что «весь вечер у ковра»,— еще не раз заставит нас хохотать и грустить, задумываться и удивляться. Да, молодой коверный — артист широкого диапозона. Достаточно ему выйти на манеж со своими кошками, чтобы даже неискушенный зритель понял:    у него есть собственный почерк.

А ведь еще совсем недавно в дрессировку кошек не верили.

— Кошки — не артистки, — пожимали плечами скептики. — Даже дедушка Дуров считал, что они не поддаются дрессировке.
— А брэм? — возражая Юрий.— Он для вас не авторитет?
— Разве Брэм утверждал, что кошек можно дрессировать? — недоумевали знатоки.
— Нет, но он нигде не утверждал обратного, — с железной (так ему казалось) логикой развеивал сомнения маловеров молодой коверный.

Довод Куклачева, конечно, был бы малоубедителен, если бы не подкреплялся уже достигнутыми результатами. Юрий к тому времени подготовил номер с кошкой, но еще нс решался выйти с ним на публику.

Путь к этому был долог.

Куклачев понимал, что дрессированное животное — это не только великолепный партнер на манеже, но еще и своеобразная визитная карточка коверного. Кого же выбрать в «напарники»? Собачку? Но ее выводили на арену Карандаш, Олег Попов, Борис Вяткин... Медвежонка? Громоздок, вырастет — может стать опасным для зрителя. Кошку? Юрий с детства любил этих ласковых и гордых, независимых, но привязчивых животных. Первый же подобранный им на улице котенок оправдал его самые смелые надежды. Кутька, так совсем «по-собачьему» звали его приемыша, был но редкость сообразителен, восприимчив к дрессировке. По команде садился, ложился, четко ходил между ног. И, оправдывая свою кличку, как песик, бегал за Куклачевым по улице.

Его привязанность к хозяину обернулась драмой. Кутька «приревновал» Юрия к другой питомице — Волке, тоже очень способной кошке, затосковал, отказывался от еды и умер. Вскрытие показало, что физически он был совершенно здоров.

А тут и другая беда: Белка свалилась с пятого этажа и разбилась насмерть.

Казалось бы, после такого невезения руки могут опуститься. Но Куклачев и не думал отступать. На этот раз ему принесли чуть живого котенка — хозяйка устроила трепку за разбитую вазу.

Юрий не пожалел сил и выходил Стрелку. Ему, как говорится, воздалось сторицей. Теперь эта симпатичная, правда, довольно «строгая» (побои не прошли даром) серо-белая кошка — «премьерша» о маленькой «звериной» труппе Куклачева.

Стрелка по знаку дрессировщика садится и ложится. Делает стойку. Танцует. По команде прыгает на грудь к Юрию и прячется за пазухой. Ходит на задних лапах «паровозиком» с мальтийской болонкой Паштетом, тоже «артистом» куклачевской труппы. Причем делает это уверенно, стабильно, не допуская осечек.

Был я и в гардеробной Юрия. Видел, как преданно смотрит на него Стрелка своими круглыми, в черточках, похожими на стрелковые мишени, глазами. Как охотно выполняет она, казалось бы, совершенно немыслимые для кошки трюки.

Есть у Куклачева и другая кошка — нежная, ласковая Ромашка. Она тоже многое может, но есть у нее и слабость: боязнь публики. В гардеробной все идет гладко, однако стоит ей услышать шум зрительного зала, попасть под лучи прожекторов, как она теряется. И все же Ромашка уже занята в репризах.

— Не подумайте только,— предупреждает меня Юрий, — что все кошки одинаково восприимчивы к дрессировке. Есть и неспособные. Впрочем, так обстоит дело и с другими животными.

И еще одно: если будете писать, обязательно скажите о том, что утвердил меня в решении вывести на манеж кошек коверный Валерий Мусин. Когда я увидел, как его питомица послушно ходит по барьеру, сидит на задних лапках, как играет с Валерием в «ладушки», то и сам вдохновился: значит, и я смогу дрессировать кошек. И, как видите, мои надежды сбылись...

Итак, Юрий Куклачев — оригинальный дрессировщик. Но не надо думать, что а других цирковых жанрах он слабее. Он — жонглер, акробат, эквилибрист, турнист, моноциклист (ездит без седла на одном колесе), играет на различных инструментах. И самое главное — может убедить зрителя, будто ничего этого он делать не умеет. А что на манеже важнее для клоуна, чем искусство уметь нс уметь. И вот Куклачев, уже заставивший зрителя поверить в то, что он, растяпа, не может поймать подброшенную в воздух шляпу, тут же блестяще жонглирует сразу пятью...

Мастерство пришло не сразу. Позади — училище циркового и эстрадного искусства. Еще раньше — народный цирк клуба «Красный Октябрь». В ГУЦЭИ — встреча с настоящим, по призванию, педагогом Николаем Александровичем Киссом. Представитель старой классической клоунады, он сумел понять, что его воспитаннику это направление чуждо, и готовил его к выпуску как современного коверного.

А дальше — цепь злоключений. При выпуске из училища представитель Союзгосцирка вынес Куклачеву приговор: «На соло нс тянет. Направить в группу клоунов».

Однако Самуил Яковлевич Волл, директор одного из передвижных цирков, поверил в Юрия и взял его в программу коверным. Все шло гладко, пока не приехали в Черкассы. Здесь телеграмма напомнила о том, что существует злосчастный приказ: «Куклачева — в группу клоунов». С. Волл вновь отстоял его, но надолго ли? И неизвестно, чем бы все кончилось, если б не помог его величество случай. Известный клоун, выступавший летом в Сочи, должен был прервать гастроли. Кем его заменить? И тут вспомнили, что рядом, в Майкопе, в передвижном цирке работает вроде бы приемлемый коверный. Благо, это близко— решили посмотреть. И, поскольку положение было безвыходным, привередничать не стали — выпустили на манеж. А он так пришелся по душе зрителям, что его оставили еще на две программы.

Вот так пришло первое признание. Затем Харьков, Румыния, Куба... И наконец, новый цирк в Москве, выступление в котором — своеобразный знак качества для каждого артиста манежа. Положительные отзывы прессы, успех у публики...

Но Куклачев, к счастью, далек от того, чтобы успокаиваться на достигнутом. После каждого выступления — мучительные раздумья, очередные изменения в репризах. Возглас «у-тю-тю» напоминает «ой-ой-ой» Майхровского. Значит, ом не нужен, хотя и нравится зрителю. Новый трюк Стрелки уже пробовал показывать Мусин. Долой и этот трюк, хотя он эффектен...

— Пока окончательно не определю свое «лицо» на манеже, не успокоюсь, — убежденно говорит Юрий. — Характер вроде я нащупал: современный русский парень, простой, веселый, склонный иногда и погрустить, порой нарочито дурашливый, но далеко не глупый, мс в меру любопытный, не проходящий мимо недостатков и поэтому попадающий в различные переделки...

Да, характер вроде есть. А вот костюм мой, увы далеко не отражает сущности этого характера. Я и по внешнему виду должен быть русским. Но каким? Надеть косоворотку? Плисовые шаровары? Но я ведь современный парень? Придется поломать голову...

Чувство неудовлетворенности... Что может быть драгоценнее для настоящего артиста! А Юрий Куклачев не успокаивается ми на один день. Вместе с драматургом Виктором Гераскиным, а содружестве с которым, кстати, рожден весь его репертуар, создает целую серию реприз, объединенных сквозным сюжетом. И наконец, о зрелости молодого коверного свидетельствует то, что он «смеет быть публицистом»: Куклачев вынес на суд зрителей острую политическую репризу «Земля людей».

...Первый выход клоуна на манеж. Звучит радостная песенка. Из-за форганга выезжает верхом на сундуке, который везут две кошки и собака, симпатичный смеющийся паренек. «Вся жизнь моя на колесах, вся моя поклажа — этот сундучок, — словно хочет сказать нам коверный, — и мой сундук не на замке, он открыт для всех, как и мое сердце — сердце клоуна...».
 



#7 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 18 251 сообщений

Отправлено 16 Январь 2019 - 18:11

Аркадий Райкин на эстраде

 

Когда и где впервые вышел на эстраду Аркадий Райкин? Вопрос, на который ме каждый вдруг ответит. Мой собеседник подходит к шкафу, бережно достает из папки потускневшую от времени афишу и с документальной точностью называет место и дату первой встречи корифея нашей эстрады со зрителями.

 

http://www.ruscircus..._na_estrade_767



#8 shiraslan

shiraslan

    Грязь в Цирке ерунда по сравнению с грязью в цирковых душах...

  • премиум
  • 5 346 сообщений

Отправлено 16 Январь 2019 - 18:49

Хорошо бы успеть увидеть побольше номеров старого и доброго журнала...Но, увы и ах.


:ph34r:


#9 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 18 251 сообщений

Отправлено 24 Январь 2019 - 21:40

Цирковые студии Краснодара

 

Мне хочется рассказать об одной цирковой студии, которая существуют давно, с 1963 года. Она была создана при Доме Культуры Краснодарского завода измерительных приборов, и занималось в ней тогда несколько человек. Сейчас коллектив значительно вырос, а для репетиций имеет и своем распоряжении прекрасно оборудованный тренировочный зал, в котором участники студии осваивают самые разнообразные цирковые жанры.

 

http://www.ruscircus..._krasnodara_767



#10 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 18 251 сообщений

Отправлено 29 Январь 2019 - 20:48

Медведи на лошадях Олега Чепякова

 

 

Что только не проделывают нынче медведи в цирке! Они антиподисты, акробаты, боксеры. Они ездят на самокатах и на роликах, на велосипедах, катаются на мотоциклах.

 

А совсем недавно в цирке появился еще один интересный номер с медведями — Олега Чепякова.

...Артист выезжает верхом на большом медведе, затем на манеже появляется кавалькада: три медведя-наездника на лошадях. Их сменяют лошадь и маленький пони, который быстро пробегает между ногами лошади и описываот «восьмерки». И снова на манеже медведи. Один из них, воспользовавшись пони, как подставкой, взгромождается на седло и на ходу, подняв задние лапы, старательно пытается выполнить стойку на передних. Самый крупный в группе животных медведь Кеша, под стать ему богатырский конь, на котором Кеша кружится в вальсе, а потом, выполнив вполне профессиональный кульбит, соскакивает на манеж. И еще один интересный трюк: скача на лошади, медведь через обруч прыгает на другую. Ни дать ни взять заправский наездник.

В номере участвуют восемь медведей, девять лошадей, пони; сейчас дрессировщик готовится ввести в номер еще и осла.

А вот какова история создания номера.

Олег Чепяков в цирке с 1957 года. Пришел он в цирк после демобилизации из армии, долгое время работал ассистентом у народного артиста СССР В. Дурова. Здесь овладел навыками дрессуры.

Сейчас Чепякову в его работе помогает жена Валентина Павловна, которая с детства любила возиться с животными. Девушкой увлеклась конным спортом. Когда выросла, ее пригласили берейтером в цирк. Потом супруги Чепяковы на некоторое время ушли из цирка, поступили в Киевский зоопарк. И тут пробовали свои силы в дрессуре, занимались с молодняком, затем организовали летний театр зверей. В зоопарко Чепяковы начали подготовку медведей. Энтузиасты настойчиво приучали их ездить верхом. Первой «села» на лошадь медведица Кнопка. Она ездит верхом вот уже девять лет. Обычно именно ей принадлежит почетное право «объезжать» новых лошадей.

В 1970 году дрессировщики начали демонстрировать свои номера на манеже. Вот что рассказывает дрессировщик о трудностях подготовки номера, в котором на манеже вместе лошади и медведи:

— Известно, что медведь сильный и коварный зверь. Казалось бы, лошадь должна бояться хищника. Но иногда бывает наоборот, медведь трусит, опасается лошади. И не случайно, однажды у нас лошадь сбросила с себя наездника и стала его грызть, топтать ногами. С трудом удалось спасти медведя от рассвирепевшей лошади.

Чепяковы добились послушания животных. Нужно отдать им должное — медведи и лошади уверенно выполняют сложные трюки. Но вот композиционно номер можно выстроить интереснее. Наверное, стоит подумать исполнителям о более артистичной манере поведения на манеже.

Чепяковыми проведена большая работа, веришь — будущее у номера хорошее.

 

 

 

Цирк - детям

 

Особенно многолюдно, шумно и празднично а цирке бывает утром в выходные дни. Именно в это время в гости к сильным, ловким и отважным артистам приходят дети.

 

http://www.ruscircus...rk_-_detyam_767



#11 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 18 251 сообщений

Отправлено 31 Январь 2019 - 17:40

Кабаре

 

У некоторых это слово вызывает игривое выражение лица. Еще бы, кто не помнит: «Красотки, красотки, красотки кабаре...». И так далее. Другие брезгливо передергивают плечами, видя в этом нечто, не стоящее внимания и даже неприличное.

 

http://www.ruscircus.ru/kabare_767







Темы с аналогичным тегами Советская эстрада и цирк, Советский цирк. Июль 1976

Количество пользователей, читающих эту тему: 1

0 пользователей, 1 гостей, 0 анонимных

  Яндекс цитирования     Rambler's Top100