Перейти к содержимому

Фотодром Шираслана. Новое
подробнее
ВИДЕО. Московские театры во время ВОВ
подробнее
Животные в цирке- наша жизнь, наша самая большая любовь.
подробнее

Фотография

Журнал Советская эстрада и цирк. Октябрь 1981 г.

Советская эстрада и цирк. Советский цирк. Октябрь 1981

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 6

#1 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 447 сообщений

Отправлено 10 Февраль 2020 - 20:18

Программа Юрия Авьерино в цирке-шапито парка культуры и отдыха имени Горького

 

Один из моих знакомых спросил, какие аттракционы я рекомендовал бы ему посмотреть в цирке. Среди других я назвал программу иллюзиониста Юрия Авьерино.

 

8.jpg

—    А где он выступает?
—    В Центральном парке культуры и отдыха имени Горького.
—    Это значит в шапито?
—    Да, в шапито.
—    Вряд ли это интересно, — поморщился мой собеседник. — Уж если идти в цирк, то в настоящий, стационарный. . .

Настоящий цирк и «ненастоящий». . . Противопоставление, что и говорить, категоричное, но ведь именно так (или почти так) думают порой иные любители нашего искусства. Не верят они зыбким брезентовым сооружениям, в которых, по их мнению, показывают нечто второстепенное, чему не нашлось места на «большом» манеже. Возможно, это объясняется тем, что программы летних цирков нередко формируются наспех, без строгого отбора исполнителей, но ведь такое может случиться — и случается, к сожалению, — и в цирках стационарных.

Шапито, конечно же, не стационар, здесь не то пространство и не то освещение, какие-то номера, особенно, воздушные, бывает, проигрывают под сравнительно невысоким матерчатым куполом. Но значит ли это, что представления летних цирков заведомо требуют к себе снисходительного отношения? Разумеется, нет. В Москве, во всяком случае, программы шапито вот уже несколько сезонов подряд выдерживаются на хорошем профессиональном уровне. Дело, таким образом, вовсе не в том, где расположен цирк — на проспекте Вернадского или в аллеях парка культуры и отдыха, а в том, какие артисты выступают на его манеже.

Знакомый мой, к слову сказать, так и не собрался на представление с участием заслуженного артиста РСФСР Юрия Авьерино. И напрасно: «ненастоящий», как он полагал, цирк был во всех отношениях настоящим. В этом убеждали многие номера программы, и иллюзионный аттракцион прежде всего. (Кстати, год или два назад Авьерино с успехом выступал на манеже нового Московского цирка — это еще одно подтверждение тому, что шапито принимают на своих аренах отнюдь не «второстепенных» исполнителей.)

Современные иллюзионисты, как правило, избегают в своих аттракционах нарочитой таинственности, им более близка шутливо-ироничная манера подачи трюков. Наверное, это правильно: нынешний зритель достаточно образован и культурен, чтобы убеждать его в существовании всемогущих магов и чародеев. Но, с другой стороны, не обедняем ли мы зрелищно иллюзионное искусство, когда начисто убираем из него малейшие намеки на «сверхъестественность» и «волшебство»? Не получается ли в этих случаях нечто подобное тому, что бывает в номерах дрессировщиков хищников, когда животные на манеже настолько инертны и неагрессивны, что блекнет романтика профессии укротителя, утрачивается прелесть покорения грозных зверей?

Обо всем этом думаешь, когда смотришь программу Авьерино. В отличие от многих иллюзионистов от любит и умеет «поиграть в загадочность», настроить зрителей на волшебную волну.

Уже начало аттракциона — клубящийся белый туман, который вырывается из-за форганга и плотно укутывает манеж, — рождает радостное изумление зала. Другое дело, что потом, по дороге домой, многие зрители, возможно, начнут размышлять о различных химических реакциях, вспоминать о «дымных» опытах, которые они когда-то делали в школе — все это будет потом. . . А пока перед глазами сказочная картина — упругие облака, неизвестно откуда спустившиеся на манеж, и красавицы девушки, полускрытые таинственным туманом.

Заставить зрителей хоть на какое-то время поверить в то, во что зрелому размышлению поверить трудно, — искусство весьма непростое. И Авьерино вполне владеет этим искусством. Он умеет так построить действие, что внимание публики не ослабевает ни на минуту.

Вот он гипнотизирует, усыпляет ассистентку, которая затем, уже в «отключенном» состоянии, будет «висеть» в воздухе, опираясь затылком на острие вертикально стоящего меча. Гипнотизирует так сосредоточенно, с такой огромной эмоциональной самоотдачей, что публика замирает — уснет или не уснет? И вряд ли приходит кому-либо в голову простейшая мысль, что раз в сеансе участвует ассистентка, то гипноза здесь, очевидно, нет и в помине, что руководитель аттракциона просто-напросто блистательно разыгрывает сценку,  которая нужна ему для перехода к основному трюку. Но об этом мы: опять-таки подумаем потом, а пока всецело верим артисту, сопереживаем его сосредоточенную напряженность.

В нашем цирке немало хороших иллюзионистов, и тем отраднее, что репертуар Авьерино в большинстве своем оригинален, он почти не повторяет того, что показывают другие мастера жанра. Здесь и забавная «перекраска» кошки (была черной, стала белой), и эффектное исчезновение «загипнотизированной» ассистентки, которую иллюзионист только что бережно держал на руках, и мгновенно расцветающий на манеже яблоневый сад.

Зрители, помнящие недавнее выступление Авьерино в новом Московском цирке, очевидно, обратили внимание на новый любопытный трюк, которого не было прежде. «Разделив» ассистентку на четыре части, артист затем «складывает» ее, но «складывает» примерно так, как это делает Карандаш, восстанавливая свою знаменитую Венеру. Все перепутано, то, что должно быть наверху, оказывается внизу...

Секрет, наверное, прост, как просты секреты подавляющего большинства фокусов, но поди-ка разгадай его!

Необычность трюков, артистизм исполнителя, по-цирковому роскошные, со вкусом придуманные костюмы — все это придает аттракциону Юрия Авьерино (партнерша Людмила Авьерино) особое очарование. Посмотрев его однажды, хочется прийти в цирк еще раз, снова погрузиться в мир загадочной «волшебной арены».

Иллюзионный аттракцион — второе отделение программы. А что было в первом?

Отлично работали гимнасты на турниках под руководством Олега Чижова. И дело не только в сложных трюках, как, например, тройное сальто-мортале с турника. Номер крепко «сбит» композиционно, здесь нет той дробной разрозненности комбинаций, которой грешат нередко выступления этого жанра.

По ходу номера турнистов инспектор манежа поименно перечислил всех его участников. Мне тоже хочется это сделать: вместе с Чижовым выступали Александр Агафонов, Юрий Платов, Николай Покрин, Александр Сиваков, Юрий Назарович, Сергей Кердиваров, Владимир Ачасов, Валентин Галахов. . . И добавить, что давно приспело время пересмотреть существующий ныне порядок, когда в программках, в объявлениях ведущего спектакль называется только руководитель номера. Артисты, годами работающие в цирке, никогда не видят свою фамилию напечатанной, не слышат ее произнесенной с манежа. Несправедливо это по отношению ко многим и многим мастерам нашего искусства! К слову сказать, даже в программках учебного цирка ГУЦЭИ перечисляются обычно все участники номеров — почему бы не делать так и во «взрослых» цирках?

Обрадовала встреча с заслуженным артистом РСФСР Николаем Ермаковым. «Школу собачек», у наследованную в свое время от отца, дрессировщик не только бережно сохранил, но и привнес в нее новые сценки, новые трюки — к урокам арифметики и географии прибавились уроки пения и физкультуры. . . Право же, это очень хорошо, когда эстафету поколений принимают творческие люди, которые не довольствуются тем, что было сделано до них.

В непривычном для московских зрителей составе вышли на манеж эквилибристы с першами, которых возглавляет ныне Николай Лычкатый — из номера ушел его создатель и исполнитель основных трюков, народный артист РСФСР Леонид Костюк. На качестве выступления это, конечно же, сказалось: Костюк есть Костюк, с присущими ему артистизмом и высочайшим профессиональным мастерством. Но мне в данном случае хочется сказать о другом. .. Даже оставшись без основного исполнителя, группа не утратила своих достоинств, не растеряла сложные трюки. Солидную, судя по всему, основу заложил в своих партнерах бывший руководитель, многому их научил, если и без него номер продолжает жить. И можно только пожелать, чтобы со временем здесь вырос новый Костюк, чье мастерство и фантазия приумножают достигнутые успехи.

«Забавных медведей» показывают заслуженные артисты Татарской АССР Раиса и Грант Ибрагимовы. Медведи и в самом деле забавны, несмотря на безвкусные нелепые «костюмы», в которые неизвестно зачем наряжены животные (в стремлении «сделать посмешней» тоже нужно чувство меры и вкус). В номере есть интересные находки, как, например, упражнение с лентой и переброска колец. И тем не менее, думается, что молодым дрессировщикам следует посмотреть на свою работу критическим взглядом. Сделано немало, и все же номеру недостает пока композиционной стройности и завершенности, он как бы распадается на отдельные, ничем не связанные между собой фрагменты. Да и трюки желательно видеть более оригинальные, а то ведь медведями, которые вальяжно ходят на задних лапах и при этом пританцовывают, сегодня в нашем цирке хоть пруд пруди!

Татьяна и Анатолий Егоровы. На манеж выходят двое, но работает по существу (и притом великолепно работает!), один партнер: партнерша при этом только присутствует. Можно понять желание артиста сохранить в номере двух исполнителей, как было во времена его выступлений с отцом, но для этого, очевидно, надо соответственно перестроить репертуар, сделать партнершу активной участницей происходящего на манеже.

Дуэт блестящих эквилибристов отца и сына Егоровых привлекал увлеченным дружеским соревнованием старшего и младшего, элементами выразительной актерской игры, синхронным исполнением трюков. Сейчас нужны какие-то другие сюжетные и трюковые «мостики», которые помогли бы Татьяне Егоровой найти свое место в номере. Пока это место не найдено.

В заключение несколько слов о клоунах Александре Гримайло и Николае Ящукове. В одном из не давних номеров нашего журнала, в статье «Веселая, но трудная профессия», о них достаточно подробно рассказывал К. Алексеев. В Москву молодые клоуны частично привезли свой новый репертуар. Но репризы их, к сожалению, недостаточно органично вписались в программу. Основной упрек, который можно сделать коверным, пожалуй, сводится к тому, что в исполняемых ими сценках нередко чувствуется наигрыш, «пережим», стремление во что бы то ни стало развеселить зрителей. И уж совсем плохо, когда артисты коверкают язык, полагая, что так будет смешнее («шаловятся» вместо «шевелятся» и т. д.).

Александр Гримайло и Николай Ящуков сравнительно недавно вышли на манеж. Хочется верить, что артисты успешно преодолеют сложности творческого становления, займут достойное место среди мастеров действительно веселой и действительно трудной профессии клоуна. . .

Программа «Волшебная арена», как и всякая другая, чем-то радует, что-то вызывает в ней возражение и желание поспорить. Но главное остается главным: коллектив под художественным руководством Юрия Авьерино показал минувшим летом в шапито интересное представление, которое тепло встретили московские зрители.

Н. КРИВЕНКО



#2 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 447 сообщений

Отправлено 11 Февраль 2020 - 10:23

Под брезентовым куполом в Измайловском парке

Прошедшее щедрое цирковое лето в Москве одарило и посетителей Измайловскoro парка искусством веселых и ловких. Цирк-шапито не имел здесь особо зазывной рекламы. Он скромно расположился под сенью деревьев в сторонке, неподалеку от входа в парк. Однако те, кто побывал в цирке, были обрадованы хорошими, а подчас и великолепными образцами искусства арены.


Представление получилось. Зрители выдели интересные номера, оригинальные трюки. Выдумка и смелость здесь соседствовали с красотой и силой. Да, представление получилось. Хотя с точки зрения строгого вкуса, формирования программы и ее режиссуры были просчеты. И мы, вопреки традициям, скажем о них вначале, ибо достоинства представления оказались выше его недостатков, и зритель в конечном итоге уносил с собой радостное ощущение от праздничного действа.

И все-таки при наличии тех мастеров, что собрались, оно могло быть и ярче и обладать большей впечатляющей силой, прежде всего следует отметить просчет при формировании программы — в ней сказалось три номера с першами. И если у акробатов-прыгунов Петуновых всего лишь один финальный трюк с этим снарядом, то два других номера — Беньяминовых и Французовых — чистый эквилибр с першами. Явный перебор. К тому же групповые номера Французовых и Петуновых стоят рядом. Да еще и в конце первого отделения. Зритель к этому моменту уже наполнен впечатлениями и, может быть, несколько притомился. Тут бы перед ударной концовкой дать легкую, изящную разрядку, а ему преподносят многолюдный, сложный и несколько статичный номер.

Опять-таки явный перебор, но уже иного характера. Однако все это из одной области — режиссуры.

Вообще отсутствие опытной режиссерской руки сказалось на всем представлении, особенно на работе коверных клоунов Владимира Свириденко и Виталия Барановского. Они были как бы сами по себе, а представление — само по себе. А между тем клоун — связующее звено между номерами, в его руках нити всего спектакля, он является его нервом, пульсом, держит его ритм и темп. А Свириденко и Барановский своими объемными и вяловатыми, лишенными внутренней экспрессии репризами и клоунадами часто снижали эмоциональный накал представления, замедляли его темп. От них как бы не шел новый импульс, всплеск. Не передавалась эстафета к следующему номеру. А жаль. Потому что люди они несомненно способные, многое уже умеют. Но им нужен режиссер. Во-первых, чтобы «расчистить» репертуар, убрать многое из старого, кое-что добавить новое. А главное — чтобы помочь более четко проявить взаимоотношения персонажей этого клоунского дуэта.

И все-таки, несмотря на отмеченные недостатки, представление удалось. Ибо даже клоуны, в чьей работе мы нашли недостатки, в отдельные моменты — побольше бы таковых! —- безраздельно овладевали вниманием публики. Не говоря уже о том, что зрители встретились с такими давно завоевавшими признание почитателей цирка мастерами, как Роза Хусайнова, Надежда и Вардо Беньяминовы, Французовы, Петуновы и другие.

Были здесь и новые, неожиданно приятные встречи. Прежде всего хочется назвать Нину и Геннадия Смирновых. Гимнасты на кольцах. Казалось бы, довольно известный и достаточно реализованный в своих возможностях жанр, тем более в дуэте — партнер и партнерша. А вот Смирновы с помощью все тех же бланшей, штицов, стоек, крестов и выкрутов создали оригинальное произведение со своеобразной драматургией. Доказав, как не тесно еще в рамках любого жанра подлинно творческим людям.

Светлана Тарасевич — антиподистка. У нее технически несложная, можно сказать, обыкновенная работа в этом жанре. Но то, как она использует изящную тринку, на которой манипулирует, то, как общается при этом с залом, не кокетничая, не заигрывая с ним, а искренне радуясь тому, что у нее сейчас получилось, и делясь этой радостью со зрителем, с несомненностью свидетельствует — она артистка. А трюки, думается, дело наживное. Только вводить их надо осторожно, чтобы не заслонили они живое чувство, которым одаривает нас Светлана Тарасевич. Казалось бы, маленький номер. Но занимает он свое полноправное место среди крупных, масштабных работ. И нужен в программе как лирическая краска, как изящный мазок.

А вот танцовщица на проволоке Роза Хусайнова. Это уже мастер. Чувства и ассоциации, которые рождает ее искусство у зрителей, гораздо глубже и шире. Потому что шире и глубже культурные пласты, из которых оно само рождено.

Мы часто говорим о номерах, как о чем-то застывшем, а между тем даже в тех, которые на протяжении ряда лет кардинально не переделываются, все время происходит внутренее движение. Это сообщает и номерам и представлению в целом особую прелесть, рождает живую душу, жизнь, неувядаемое обаяние.

Много лет поклонникам цирка известен номер эквилибристов с першами Надежды и Вардо Беньяминовых. Энаю его и я. Это тот же номер, что знаком мне давно. И в то же время не тот. Никогда еще у Беньяминовых при всех их прежних достоинствах не было столь уверенного мастерства и вкуса, ощущения ритма, пространства манежа. И таких наполненных взаимоотношений между собой. Устоявшуюся с годами нежность, понимание и совершенное доверие друг к другу легко прочитывает теперь зритель в их номере. Действительно отточенное мастерство — всего три комбинации, правда высшей трудности, а ощущение абсолютной завершенности работы, где ни прибавить, ни убавить.

Номер акробатов-прыгунов с лопингом под руководством Виталия Петунова тоже известен немало лет. И по нему видишь, как опыт и время накладывают свои черты на работу артистов. Ушла юношеская горячность, а с нею некоторая суматошливость, торопливость. Появились строгость, выверенность, четкость, тщательный отбор трюков. И стремление к собственному стилю. Впрочем, собственный почерк и «фирменные» трюки уже имеются. Говорить подробно я о них не буду. Отмечу лишь одно обстоятельство: при полете и приземлении на манеж вольтижер идет не на мягкие маты, а на руки пассирующих партнеров, что значительно сложнее, свидетельствует о высокой технике.

Музыкальный номер с медведями братьев Бирюковых, тоже знаком зрителям, преданным цирку. Известен, естественно, как один брат Борис, так и второй — Стуар. И, казалось, известны за многие-то годы возможности Стуара. Но вот Борис начал выступать со львами. И произошло маленькое чудо. Стуар исполняет в аттракционе брата довольно традиционную роль незадачливого фотолюбителя из публики. Но как! С поразительным ощущением образа. Вот они, возможности мастеров, которых мы знаем, а оказывается — еще и. не знаем! Право же, жаль, что Стуар Бирюков за столько лет не создал комического номера.

У эквилибристов с першами под руководством Виктора Французова, как всегда, много технически сложной работы, много
истинно цирковой выдумки, оригинальных трюков. Но, как всегда, они не добирают в артистизме. Здесь тоже желательна рука режиссера и даже балетмейстера, чтобы поработать над пластикой исполнителей, их поведением на манеже. А то обидно: исполнил нижний Анатолий Зинченко подряд два сложнейших трюка, балансируя вначале на лобовом перше трех и тут же следом на плечевом перше четырех партнеров в оттяжке, а руки после этого, принимая аплодисменты зрителей, не знает куда девать.

Есть в программе и еще ряд номеров. Но мы не ставили себе целью раздавать, как говорится, всем сестрам по серьгам. Ведь и упомянутые работы интересовали нас лишь определенными сторонами и тенденциями своего развития.

Завершим наши заметки несколькими словами о прекрасном аттракционе Бориса Бирюкова «Среди львов». Потому что предполагаем вернуться к нему специально в отдельной и обстоятельной статье. Его работа стоит того. А пока скажем: это настоящее творчество. За пять лет, что выступает Бирюков со своими питомцами, он сумел встать в ряды лучших наших дрессировщиков хищников. А после сравнительно недавних весьма успешных гастролей во Франции можно смело считать, что он завоевал и европейское признание.

Очень смелая работа со львами органично сочетается у него с превосходным актерским мастерством. Бирюков обаятелен, пластичен, превосходно двигается. Он создал предельно современный образ. Перед зрителями не этакий сильный духом укротитель, а именно современный человек, который сумел постичь мир животных и войти в него. Он не угнетает животных своим превосходством, не подавляет их. Дает, так сказать, и львам остаться львами и сохранить свой образ. Или, если хотите, сыграть свой образ. А львы у Бирюкова замечательные — ухоженные, мощные, гривастые, роскошные красавцы. Словом, есть о чем поговорить в следующий раз.

Такая программа собралась прошедшим летом под брезентовым куполом в Измайловском парке. Думается, в какой-то мере она отразила нынешнее состояние нашего цирка, его сегодняшний день. Его просчеты и его успехи. Его поиски.

АНАТОЛИЙ ГУРОВИЧ
 



#3 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 447 сообщений

Отправлено 11 Февраль 2020 - 10:38

Выпуск ГУЦЭИ 1981

Еще один учебный год в ГУЦЭИ завершился выпускным спектаклем. На этот раз — тематическим представлением «Улыбнитесь вместе с нами» (Сценарист и постановщик — Б. Бреев, ассистент — Е. Чернов).

 

17.jpg

Уже в самом названии спектакля таилось обещание шуток, радости и веселья. Так оно и оказалось на самом деле. Смешили зрителей не только клоуны, музыкальные и акробатические эксцентрики. Мягким юмором были окрашены даже выступления силовых акробатов и акробатов-вольтижеров. На учебном манеже это представление целый месяц шло с неизменным успехом. А потом оно было показано в Московском цирке на Цветном бульваре.

Надо отметить, что это стало хорошей традицией — вот уже третий год подряд выпускников ГУЦЭИ посвящают в артисты на манеже цирка, которому не так давно исполнилось сто лет. В этот раз юных исполнителей напутствовали генеральный директор Союзгосцирка, заслуженный деятель РСФСР А. Колеватов, Герой Социалистического Труда, народная артистка СССР И. Бугримова, один из первых педагогов училища, главный режиссер цирка, народный артист РСФСР М. Местечкин, выпускник ГУЦЭИ, ныне директор цирка, народный артист РСФСР Костюк, директор ГУЦЭИ, кандидат искусствоведения С. Макаров и другие.

Думается, первое выступление в прославленном цирке и столь торжественное посвящение в артисты запомнится молодым на всю жизнь и породит в них стремление трудиться так, чтобы еще много раз возвращаться под этот самый купол, на этот самый манеж.

 



#4 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 447 сообщений

Отправлено 11 Февраль 2020 - 10:59

«Гимнасты-каскадеры на параллельных брусьях с тремя жердями» Виктора Голышева

Канатоходцы «Леки» и канатоходцы Медниковы, «Икарийские игры» Кузяковых и «Зимние забавы» Скибиных, номер наездницы на галопирующей лошади с хула-хупами Надежды Романюк и «Воздушный эквилибр на движущемся шаре» артистов Черняускас, танцевальные миниатюры на проволоке «Время и контрасты» Ольги Поповой, «Летающие акробаты» под руководством В. .Михайлова и «Акробаты на столах» под руководством В. Черниевского...

 

24.jpg

Перечислять номера, рядом с которыми следовало бы в программках поставить имя режиссера Плинера, можно долго. И так же много можно говорить о том, что он делает сейчас, о планах на ближайшее и отдаленное будущее. Режиссерское, педагогическое творчество Виктора Львовича Плинера так поразительно многогранно, что правомерно вообще говорить о его творческой лаборатории, творческой мастерской...

Бывать в цирке на репетициях всегда интересно — у Плинера особенно. Азарт, вдохновение режиссера и артистов, темп репетиции, напряженный труд и предчувствие красивого, необычного — это волнует и восхищает.

Но вот репетиционный период завершен, и номер, как правило, показывается на манеже старого Московского цирка, где режиссер работает.

Один из последних номеров, представленный на суд зрителя в юбилейной программе «Цирку — 100», назывался «Гимнасты-каскадеры на параллельных брусьях с тремя жердями» (руководитель Виктор Голышев). Попробую коротко рассказать о нем читателю.

Действие его начинается еще за барьером манежа. Вначале появляется этакий важный Денди, который, шагая через барьер, спотыкается и теряет ботинок. За ним неуклюже переваливается Приятель, с виду добродушный, тучноватый человек, и его постигает неудача — он цепляется за трос мешковатым пиджаком. Никого не замечая, выплывает Интеллигент. И, наконец, перекатившись через спину, на манеже очутился Веселый. Вся компания в сборе. Внимание ее привлекает необычный снаряд, имеющий форму брусьев из трех жердей.

Повисая на первой жерди в каче, Денди переходит на вторую, но с третьей валится. Его тучноватый Приятель стукается о жердь головой. Интеллигент в медленном жиме выходит в упор на руки, но в этот момент Веселый прыгает на брусья — и, столкнувшись, приятели каскадом срываются со снаряда. И снова Интеллигент старается взобраться на брусья, но цепляется ногами за стойки. Денди хочет помочь, да, пока наклоняется к пострадавшему, получает пощечину.

Номер Голышевых — это не просто разнообразные сложные трюки (каскады, висы, всевозможные сальто), это цепочка живых эксцентрических эпизодов, забавных ситуаций). Герои, как бы игнорируя общепринятые условности, все делают наоборот. И в этих порою озорных, порою наивных поступках раскрываются их отношения между собой. То один перестарался и перелетел через жердь, то другой перескочил с первой на третью и, совершив оборот вокруг нее, брякнулся на спину. Вот Денди делает «кипи» и становится на брусья, но Интеллигент в каче толкает его в спину и, падая боковым сальто, Денди приходит на манеж. Когда же Приятель пытается прошагать вдоль брусьев, то его широченные плечи застревают между жердями. В конце концов друзья одновременно (крест-накрест) прыгают на брусья, сталкиваются спинами и передним сальто разлетаются в стороны.

Ритмы диско сменяются лирической мелодией — перед горестно сидящим квартетом неудачников появляется грациозная Девушка. Смущенно поднимаются герои: отряхивают костюмы, приглаживают волосы, поправляют бантики. Каждый хочет обратить на себя внимание Девушки, раскрыть перед ней свои таланты, и это желание как бы воплощается в оригинальном каскаде упражнений, которые не входят в привычные спортивные понятия и нормы, но удивляют своей гротесковостью.

Интересен финал этой комбинации, когда, пробегая вдоль брусьев, спотыкается один, за ним, перевернувшись через голову, падает другой, потом — третий, четвертый. Девушка протягивает первому руку, цепочкой все встают, снимают канотье и приглашают незнакомку к снаряду. Знаками она дает понять, что ей мешает третья жердь. Галантные мужчины мигом сбрасывают ее, и, мгновенно превращаясь из таинственной дивы в спортсменку, Девушка изящно демонстрирует перед изумленными товарищами серию разнообразных, сложных, трюков.

Эффект, произведенный мастерством, легкостью, грацией Девушки, как бы окончательно перевоплощает неуклюжих, неловких приятелей в героев, которые при помощи эксцентрических приемов демонстрируют свое мастерство и силу. Денди, например, свои чувства выражает таким рискованным трюком: он прыгает на поперечную жердь, делает передний отмах с полупируэтом в висе, «кипи» с оборотом назад, срывается лётом на живот. А Приятель складывается на жерди «лягушкой», которая, раскачиваясь, отрывается от снаряда и, развлекая Девушку, скачет по манежу.

И снова на брусья устанавливается третья жердь. В эксцентрических композициях, которые условно называются «качели», «велосипед», «регата», «насмешники», артисты демонстрируют новые достижения гимнастики в групповом исполнении.

Виктор Голышев, Валентин Голышев, Александр Лучко, Александр Тюнакин и Надежда Голышева — мастера спорта СССР по спортивной гимнастике, придя в цирк, привнесли в него блестящее владение снарядом, и это помогло создать сложный номер на брусьях оригинальной конструкции. А режиссеру удалось объединить достижения спортивной гимнастики с актерскими приемами, подчинить трюки единому композиционному замыслу, показать гармоническое сочетание искусства и спорта.

С. РИВЕС



#5 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 447 сообщений

Отправлено 11 Февраль 2020 - 14:28

«Северный туесок» Эммы Черновой

Большой белый ковер, окантованный пышным рюшем, ограничивает пространство манежа. На него выбегают две веселенькие белые лайки, которые раскатывают ковровую дорожку навстречу женщине в светлом свободном одеянии.

 

Так начинается номер Эммы Черновой «Северный туесок». Лайки Джой и Кей встречают хозяйку как рыцари, что ли, или, наоборот, как равные призывают: мы уже здесь, давай поскорее поиграем! Они как бы приглашают человека в прекрасный мир, где фокусы и звери, и человек творит этот прекрасный мир у нас на глазах.

Иллюзия с животными — не такая уж новость, новость — иллюзия с северными животными. Но все-таки не в этом дело, хотя всякому ясно, что значит именно в цирке придумать и исполнить новое... Стиль! Как важно это в цирке, на эстраде, да просто в человеке! Массой синонимов можно заменить это короткое слово, но мне лично оно представляется наиболее удачным. В номере Черновой есть стиль.

Публика, как правило, принимает номер прекрасно. Оно и понятно — на арене редкие животные: чернобурые и белые лисы, полярные совы и гуси, белки...

Трюк «слалом», пожалуй, один из самых эффектных в номере. На манеже появляется легкая, почти воздушная конструкция, состоящая из двух плоских площадок, соединенных длинной рейкой, с вертикальными тонкими дюралевыми трубочками.

Артистка, как положено, демонстрирует публике пустой берестяной, без дна и крышки, короб, который затем на несколько секунд устанавливается на площадке, снимается — и нарядная чернобурая лисичка начинает свой путь, лавируя между трубочками. После каждого виража над трубочкой возникает султанчик из розовых перьев. Добежавшая до площадки лиса снова накрывается пустым коробом, короб тут же снимается — и вместо исчезнувшей черной лисы бежит на противоположную площадку ее белая «коллега», «зажигая» над трубочками белые султанчики.

Трюк красивый, но в связи с ним хочется сказать о другом: не поняв с первого взгляда, куда и как исчезла лиса, во второй и третий раз я садилась в разных местах все ближе и ближе к барьеру, но так и не поняла, куда же она девалась. Конечно, потом Сергей Чернов — автор и исполнитель этой конструкции — все подробно объяснил и показал, продемонстрировал секреты сочетания красок, но и после этого, внимательно разглядывая реквизит на манеже, опять не можешь поверить, что в таком на вид невесомом, прозрачном аппарате свободно и даже с некоторым комфортом размещается животное, причем животное дикое, нервное и достаточно прихотливое. Это ли не подтверждение чистоты иллюзионной работы?

Успех номеру обеспечивает всегда радостное соединение таинственности самой иллюзии с возможностью видеть столь редких для нас, горожан, зверей, да еще таких ухоженных, таких послушных и, наконец, мягкая женственность, безусловный артистизм самой исполнительницы.

Все это так. Но, на мой взгляд, особенность этого представления все-таки —- в чувстве стиля. Такой вопрос в искусстве вообще обсуждать трудно и, как говорят, чревато — всегда может возникнуть пресловутая поговорка: «На вкус и цвет товарищей нет». Но я решусь все же сделать полшага и предположить, что немаловажную роль сыграло здесь редкое и счастливое соединение таланта профессионального художника Сергея Чернова и личного обаяния его жены Эммы Черновой. Кстати, когда я употребила слова «счастливое сочетание», я имела в виду не только общепринятое в таких случаях выражение. В самом деле, если бы не преданная и самоотверженная любовь Сергея, не было бы, наверное, номера вообще. Самоотверженная потому, что будучи серьезным, интересным художником, членом Союза художников СССР, выступает на манеже в качестве ассистента Эммы. Номер этот — целиком плод его фантазии.

Научившись всему, о чем и представления не имел раньше — столярному, слесарному, токарному делу — Сергей все делал сам не оттого, что отказывались помогать соответствующие организации, а потому, что, образно говоря, каждый вбитый гвоздь был творческим моментом...

А если бы не ласковое терпение Эммы, не смогла бы она вырастить, выходить таких красивых, я бы сказала. холеных животных. И вообще не смогло бы однажды в их большой, но не очень-то обставленной квартире биться, как они говорят, двадцать четыре сердца. Было время, когда все без исключения звери и птицы жили у Черновых дома.

Каждый день гуси из своего вольера друг за другом шествовали в ванну, куда они поднимались по специально проложенным для них мосткам. Белки прыгали по веткам большого настоящего дерева, враспор установленного в самой просторной комнате. Голуби свободно летали по всей квартире... Только так, считает Эмма, можно по-настоящему приучить к себе животных, стать для них привычным и совершенно непугающим существом. Возможно, такой подход к дрессуре спорен, но сами по себе эта самоотверженность и дружная, безоглядная самоотдача не могут не вызвать симпатии и уважения.

Этот номер будет еще дорабатываться, совершенствоваться, расширяться, причем уже сейчас многое не только придумано, но и сконструировано, построено, отрепетировано — я видела и эскизы и аппараты, смотрела репетиции.

Так что в данном случае (а это, увы! бывает не всегда) перспективы есть, они видны, на них спокойно можно опираться в дальнейшей работе.

А с другой стороны, глядя на это представление, обращаешь внимание именно на продуманность и завершенность композиции, общего построения номера, компактного расположения всех деталей, предметов, людей и животных, на стройность и элегантность этого зрелища.

Номер в работе... Много трудностей, неизвестных постороннему глазу. Есть в нем свои герои-мученики, скажем, те же лайки. Легко ли им, веками воспитанным охотниками, весь номер находиться на манеже рядом с лисами и белками? «Очень устают!» — вздыхает сердобольная Эмма. Но что поделаешь — работа такая. Устают лисы в «зарядке», хоть Сергей и постарался создать им как можно более удобные условия — и незаметные дырочки для воздуха и достаточное пространство, чтобы лисе не лежать неподвижно...

Есть недостатки, которые, на мой взгляд, надо устранять уже сейчас, в процессе работы: нехороша, вернее, недостаточно хороша музыка, неплохо бы поменять костюмы ассистентов, чтобы они гармонировали с костюмом главной исполнительницы — сейчас они больше похожи на костюмы униформистов.

Есть, как я сказала, много планов, задумок, но, наверное, не годится их раскрывать до времени.

Но уже сегодня есть номер, с моей точки зрения, почти аттракцион, достойный, мне кажется, интереса и положительного интереса.

ИРИНА МАЗУРУК

 



#6 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 447 сообщений

Отправлено 11 Февраль 2020 - 16:57

Воздушная гимнастка Людмила Самсонова

Осенью 1970 года гастролирующий в Алма-Ате передвижной цирк «Веселая арена» принял молодежный коллектив «Дружба», состоявший из выпускников ГУЦЭИ — вчерашних студентов. Алмаатинцы тепло встретили их. Дней сорок были «сплошные аншлаги».

 

28.jpg

Однако надо признать, что автору этих строк, бывшему в то время директором «Веселой арены», дебютанты принесли и некоторые огорчения. Кое у кого из них вступление в самостоятельную жизнь ознаменовалось травмами и творческими неудачами. Не все было гладко и в становлении коллектива.

Сейчас, через много лет, встречаешь этих ребят и только радуешься их успехам. Бывший комсорг «Дружбы» турнист Николай Леонтьев уже заслуженный артист РСФСР, эквилибрист Николай Пискажев — лауреат фестиваля молодежи на Кубе, остальные тогдашние дебютанты тоже прочно стали на ноги. А травмы и всякие неудачи тех времен давно забыты.

Начинали тогда в Алма-Ате с номером дупль-трапе гимнастки Елена Азарова и Людмила Самсонова. Их успех у зрителей можно было отнести главным образом за счет их юности, обаяния, непосредственности. Да и чего, собственно, можно ожидать от вчерашних студенток, начинающих в таком трудном жанре! Но уже и в то время восемнадцатилетнюю Людмилу Самсонову отличали смелость и потаенная внутренняя сила.

И потому, увидев Самсонову сейчас — десять лет спустя, я не был удивлен неизмеримо возросшим мастерством артистки. Ее сольное выступление на трапеции включает много сложных комбинаций. Но они отнюдь не самоцель. Номер проникнут тонким лиризмом и волнующей нас романтикой, почти не передаваемой словами. Это один из тех номеров, которые можно смотреть много раз. Кроме мастерства исполнительницы немалую роль тут играют ее хорошие внешние данные, ее молодость и незаурядное сценическое обаяние.

Гаснет свет. С первыми музыкальными аккордами, призывными и чем-то тревожащими, прожектор высвечивает у форганга сверкающую фигуру гимнастки. Мгновение — и она уже летит ввысь, к трапеции. И там — комплимент. Эта короткая прелюдия сразу завораживает зрителей. Волнуют воображение созвучие стремительного полета и музыки. Органично входящий сюда комплимент, исполненный изящного достоинства, удачно подчеркивает женственный облик артистки.

Продолжая выступление в лучах света, четко размноживших ее силуэт по сферической поверхности купола, Людмила то замирает в балансе на спине и «флажке», то, повинуясь ритму музыки, начинает серию рывков и обрывов. Одна комбинация как бы переходит в другую. Нарастает их сложность. Но зрителей здесь больше всего впечатляют легкость и изящество, с какими исполняются эти трудные, виртуозные трюки, — ведь многие из них под силу только гимнасткам самого высокого класса.

Особенно своеобразна трюковая комбинация, которую Самсонова шутя называет «фирменной». Артистка стоит на трапеции, затем неожиданно следует обрыв в полтора оборота через голову, гимнастка летит вниз и в самое последнее мгновение цепляется за трапецию носками. Зрители с трудом переводят дыхание, а Людмила уже начинает своеобразный танец под мелодию «Осторожные шаги»: не касаясь руками трапеции, она резким толчком сдвигает ноги и повисает на пятках, снова толчок, и снова вис на носках. И так повторяет несколько раз. А затем иные танцевальные движения — попеременно вис то на одном, то на другом носке. Все исполняется задорно в несколько шутливой манере.

Эффект и подъем по канату от трапеции к штамберту и стремительные выкруты в петлях под ним. А в финале перевороты на удивительнейшем вращающемся лопинге. Замирает зрительный зал, напряженно следя за гимнасткой. Она, меняя положение лопинга по отношению к оси вращения, то зависает в верхней точке вниз головой, то с новой силой бросается в следуюший оборот. То лицом, то боком, то спиной.

Кончается выступление, но не проходит ощущение встречи с прекрасным...

Сижу в узкой гримировочной комнате Самсоновой, на втором этаже Кисловодского цирка. Рассказываю ей о своем впечатлении.

—    Ваши добрые слова должны быть адресованы не мне,м— говорит Людмила,— ведь замысел номера и его содержание — заслуга режиссера Петра Никитовича Майстренко, к которому меня направили пять лет назад для подготовки нового номера. Петр Никитович просмотрел мою тогдашнюю работу, оценил мои возможности и предложил создать образ женщины сильной, смелой, эмоциональной и в то же время предельно женственной. Мне этот замысел пришелся по душе, и мы начали трудиться.

Артистка рассказывает, как опытный режиссер учил ее из отдельных трюков создавать интересные композиции, а затем и цельное произведение. Майстренко добивался от нее умения работать > без пауз, без ритмических провалов.

Зрителям надо показать, как легко и радостно живется в воздухе гимнастке. А для этого нужна работа, работа и еще раз работа над каждым движением. Так говорил режиссер.

А затем был большой совместный труд с хорошо известным в цирке композитором Олегом Любивцем. Ему тоже понравился замысел режиссера. Правда, далеко не сразу удалось достичь гармонии трюков и музыки, чтобы с каждой сменой музыкального ритма менялся характер исполняемой комбинации.

Уже пять лет существует этот номер. Но где бы ни находилась артистка, она всегда обращается за помощью к П. Майстренко и О. Любивцу, делится с ними своими заботами и всегда находит добрый совет. Она рассказывает:

—    Далеко не во всех цирках удается мне найти контакт с оркестром. Здесь, в Кисловодске, с дирижером Михаилом Ярошевским я прекрасно сработалась, а ведь бывают и неудачи. Тогда впечатление от номера уже совсем не то, и я страшно переживаю. Ведь я просто влюблена в свою работу

Полюбила она воздушную гимнастику давно, поступила в ГУЦЭИ на детское отделение. Всегда восхищалась Раисой Немчинской, в мечтах видела себя под куполом. Пусть не такой, как Немчинская, но обязательно, как и ее кумир, — солисткой.

Так случилось, что сейчас у Самсоновой те самые трапеция и штамберт с лопингом, на которых в последние годы жизни выступала Раиса Немчинская. Разумеется, такой широко известный номер не должен был повториться. И режиссер Майстренко оставил в нем только два прежних трюка — выкруты в петлях и лопинг Немчинской. Остальное все придумано заново. Ведь в постоянных поисках нового — залог роста нашего циркового искусства.

—   Недавно с огромным интересом прочла книгу Максимилиана Немчинского. Он пишет о своей матери, о ее творчестве, о ее судьбе. Читала и удивлялась, что в наших биографиях есть что-то общее, — делится со мной Людмила. —   Я, так же, как и Раиса Максимилиановна, росла в семье офицера, так же, как она, еще ребенком увлеклась акробатикой и гимнастикой, участвовала в цирковой самодеятельности, мечтала стать воздушной гимнасткой.

Конечно, Людмиле Самсоновой, учившейся семь лет в Цирковом училище, было гораздо легче вступить на этот нелегкий путь цирковой гимнастки. А путь и вправду нелегкий. Но, оказывается, для Самсоновой самое трудное не работа под куполом цирка, а выход в заполненный публикой зал. Очень уж она волнуется перед каждой встречей со зрителями. Только в последние годы научилась, сев на трапецию и исполнив первый комплимент, брать себя в руки и становиться совершенно спокойной. Она рассказывает:

—    Самым тяжким для меня испытанием был дебют вот с этим сольным номером пять лет назад в Курском цирке. Волновалась ужасно. Все было как в тумане. Ничего не сознавала до той минуты, как оказалась на трапеции. Хоть там немного успокоилась, но все равно не помню, как отработала. А ведь как все замечательно получалось на репетициях!

Что же касается частых переездов, так осложняющих участь циркового артиста, постоянно чужих стен и чемоданного бытия, то Самсонова как раз такой жизни не нарадуется.

—    Очень уж люблю путешествовать. Новые города, новые зрители, столько разных впечатлений! Уже почти во всех наших цирках побывала и за рубежом гастролировала — в Австрии, ФРГ. Дома, в Москве, поживу недели две и тосковать начинаю, тянет в дорогу. У нас с Антошкой постоянная тяга к перемене мест.

Антошка — сын Людмилы. Он почти большой. Ему уже седьмой год. Мама не мыслит для него другой судьбы, кроме цирковой, но сам Антон говорит, что хочет быть военным.

...Хорошо принимают зрители выступление Самсоновой. Напряженное внимание зала нарушают только взрывы аплодисментов. Хвалят ее и коллеги. Однако сама артистка считает, что ей еще надо работать и работать. Нужно обсудить с постановщиками кое-какие замыслы. Приходят мысли о более четком определении сценического образа, о новых трюках, созвучных идее номера. Но Людмила просит меня об этом не писать. Ведь не всегда все получается, не всегда все удается...

Но хочется верить, что Самсонову ждет удача. Порукой тому ее верность любимой работе, ее неуспокоенность, ее высокое чувство ответственности.

К. АЛЕКСЕЕВ



#7 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 447 сообщений

Отправлено 11 Февраль 2020 - 17:07

Гимнасты на турниках Игоря Бессараба

Их выступление всегда праздник. Праздник человеческого совершенства, бесстрашия на грани риска и хорошей спортивной дерзости. Равнодушными их работа никого оставить не может, так как зрители сразу же становятся участниками чуда, имя которому — вдохновение.

 

33333.jpg

Вдохновение заразительно, и мы по праву гордимся искрометным, головокружительным темпом выступления гимнастов на турниках, сопереживая вместе с артистами радость совершенного владения телом, радость преодоления невозможного. Прекрасное сочетание музыки и света, удачно найденный ритм работы и отличный индивидуальный подбор артистов делают этот номер неповторимым. Трюки, исполняемые гимнастами, сложны и разнообразны. Каждый исполнитель по-настоящему творчески относится к своей работе, и каждого из них по праву можно назвать мастером своего дела. Но Игорь Бессараб не останавливается на достигнутом и продолжает улучшать качество номера и как руководитель и как постановщик.

Состав номера стабилен. Семь гимнастов и одна девушка на протяжении нескольких минут демонстрируют трюки высшего класса, и успех их выступления в любой программе закономерен. Воспитанники циркового училища (режиссер-педагог Г. Сеничкин) и мастера спорта, вошедшие в номер, исполняют такие уникальные трюки, как двойной синхронный «твист», перелет двух партнеров с первой на третью перекладину турника и другие.

С большим подъемом и с творческой самоотдачей выступают артисты Ш. Айнатдинов, В. Максимов и Г. Сеничкин. Уникален и пируэт с первого на третий турник, когда артист, как бы преодолев притяжение земли, пролетает значительное расстояние, заканчивая комбинацию виртуозным соскоком. Конструкция аппарата (три квадрата) позволяет участникам номера включать в свой репертуар новые комбинации и трюки. Женское обаяние и особую теплоту привносит в общую композицию номера его участница Т. Бессараб.

С успехом проходили гастроли «Великолепной восьмерки» и в нашей стране и за рубежом. В Польше и в Чехословакии, в Канаде и в США — всюду, где выступают артисты, их оптимизм и артистичность покоряют сердца зрителей. Высокое звание артиста советского цирка обязывает всех участников номера быть постоянно в отличной спортивной форме, искать новые пути и возможности выражения своего таланта.

Г. ЧЕРНЯВСКИЙ







Темы с аналогичным тегами Советская эстрада и цирк., Советский цирк. Октябрь 1981

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных

  Яндекс цитирования