Перейти к содержимому

Фотодром Шираслана. Новое
подробнее
ВИДЕО. Московские театры во время ВОВ
подробнее
Животные в цирке- наша жизнь, наша самая большая любовь.
подробнее

Фотография

Журнал Советская эстрада и цирк. Апрель 1984 г.

Советская эстрада и цирк Советский цирк апрель 1984

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 13

#1 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 20276 сообщений

Отправлено 19 November 2020 - 17:33

Журнал Советская эстрада и цирк. Апрель 1984 г.

Прикрепленные изображения

  • 0.jpg
  • 01.jpg
  • 1.jpg
  • 2.jpg
  • 3.jpg
  • 4.jpg
  • 5.jpg
  • 6.jpg
  • 7.jpg
  • 8.jpg
  • 9.jpg
  • 10.jpg
  • 11.jpg
  • 12.jpg
  • 13.jpg
  • 14.jpg
  • 15.jpg
  • 16.jpg
  • 17.jpg
  • 18.jpg
  • 19.jpg
  • 20.jpg
  • 21.jpg
  • 22.jpg
  • 23.jpg
  • 24.jpg
  • 25.jpg
  • 26.jpg
  • 27.jpg
  • 28.jpg
  • 29.jpg
  • 30.jpg
  • 31.jpg
  • 32.jpg
  • 33.jpg
  • 34.jpg


#2 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 20276 сообщений

Отправлено 19 November 2020 - 17:45

О передвижных цирках и зооцирках

В журнале не раз шел разговор о передвижных цирках и зооцирках. Одни проблемы, поднимавшиеся на наших страницах, уже решены, другие — еще ждут своего решения.
 

1.jpg

Цирк-шапито «Янтарь»

По заданию редакции корреспондент К. В. АЛЕКСЕЕВ встречался с заместителем генерального директора Союзгосцирка ВЛАДИМИРОМ НИКОЛАЕВИЧЕМ ИВАНОВЫМ и начальником отдела эксплуатации передвижных предприятий ВСЕВОЛОДОМ МИХАЙЛОВИЧЕМ КОТИКОМ и попросил их ответить на ряд вопросов.

КОРР. Последние двадцать лет были периодом расцвета советского циркового искусства и бурного роста его материальной базы. И только передвижные цирки остались на прежнем невысоком уровне. Намечены ли у этих передвижных предприятий какие-либо перемены к лучшему!

В. КОТИК. Публикации журнала, которые обсуждались нами на совещаниях директоров, а также беседа «За круглым столом» были направлены на улучшение нашей деятельности. И многое уже сделано. Например, в прошлом сезоне цирки-шапито были своевременно обеспечены хорошими программами. Мы постарались, чтобы и внешний вид шапито стал более привлекательным. Упорядочились маршруты, четче определились зоны деятельности передвижных цирков. Но их крайне низкая мобильность была и остается проблемой номер один. В прошлом сезоне на переезд из одного города в другой они теряли в среднем до десяти суток драгоценного летнего времени.

В. ИВАНОВ. Интерес народа к цирковому искусству огромен. И журнал, конечно, прав, напоминая нам . о многих миллионах зрителей в тех небольших городах, в которых никогда не видели цирка-шапито. Чтобы обслужить этих зрителей, нам надо полностью перестроить всю работу передвижек, и прежде всего создать цирки мобильные, способные к быстрым перемещениям. Для этого потребуется немало времени и средств. Но первый шаг уже сделан. После долгих обсуждений принят разработанный Гипротеатром и согласованный с Госстроем СССР проект цирка-шапито на 2 тысячи мест. Мы рассматриваем его пока как экспериментальный, рассчитываем ввести этот цирк в строй в 1985 году и только после его испытаний в эксплуатации приступить к постройке еще нескольких таких цирков.

КОРР. Владимир Николаевич, в чем принципиальное отличие нового цирка от ныне существующих!

В. ИВАНОВ. Он будет во всех отношениях современным. Легко монтируемые конструкции, механизация всех трудоемких процессов, обеспеченность своими автотранспортными средствами дадут возможность за одни сутки перемещать цирк из одного города в другой. Это будет городок на колесах. В пятидесяти благоустроенных вагончиках смогут жить около ста пятидесяти артистов и сотрудников. Предусмотрены также столовая, детская комната, даже электростанция. Красочными и оригинальными будут внешний облик и интерьер. Шапито проектируется из цветной несгораемой ткани «Теза».

КОРР. Наверное, потребуется и специальный штат!

В. ИВАНОВ. Мы думаем перенять хороший опыт у цирковых коллективов социалистических стран. Надо, чтобы большинство сотрудников нового цирка освоили и совмещали по две-три профессии. Например, «шофер-униформист-монтажник». Если материально заинтересовать монтажников оплатой по принципу бригадного подряда, то, уверен, можно, закрыв цирк сегодня в одном городе, завтра уже давать представления в другом. Ведь надо учитывать, что и расстояния между небольшими городами не превышают 50—100 километров. Мы уже имеем такой опыт, когда три крупных зарубежных цирка — «Прага», «София» и «Аэрос» (ГДР), — гастролируя в прошлом году в нашей стране, побывали за сезон каждый в 23—24 городах и совсем не теряли времени на переезды.

КОРР. Всеволод Михайлович, а нельзя ли и нашим, ныне эксплуатируемым циркам-шапито действовать поинтенсивнее!

В. КОТИК. Делаем для этого все, что в наших силах. Начиная с прошлого сезона определили зоны работы передвижек, и они уже не совершали таких дальних путешествий, как в недавние годы. Сведены к минимуму переезды по железной дороге. Есть предпосылки к тому, что артистические программы станут стабильнее с меньшим количеством номеров с тяжелой аппаратурой.
Все это облегчит и ускорит переезды. Время, затрачиваемое на них, решено снизить в среднем с десяти до семи суток, что позволит обслужить зрителей дополнительно в десяти городах и значительно сократить простои артистов. Надо признать, что многое зависит от организаторских способностей и опыта директоров цирков. Среди них есть такие, что и в прошлые годы умели переезжать всего за пять—шесть дней, например Г. Панфилова (цирк «Колос»), А. Филимонов (цирк «Старт»), Л. Шапиро (цирк «Радуга»).

КОРР. Можно привести примеры и обратного характера!

В. КОТИК. К сожалению, да. «Рекордсмен» медлительности — цирк «Салют», нелестно упомянутый в вашем журнале (1983, № 8), ухитрился затратить на четыре переезда 98 суток! Директор «Салюта» В. Еременко освобожден от занимаемой должности.

КОРР. В Центральном парке культуры и отдыха имени М. Горького был в прошлом году установлен передвижной цирк «Веселая арена», совершенно не похожий на все ранее виденные нами. Как он показал себя в эксплуатации!

В. КОТИК. Внешний вид «Веселой арены» оригинален и привлекателен. Особенно интересно решен вопрос опорных конструкций: вместо обычных четырех мачт восемь ферменных арок, образующих полусферу. Этот цирк, хорошо оснащенный и имеющий удобный зрительный зал, очень понравился публике, ко не думаем, что он окажется мобильнее других шапито. Так что при решении этой главной проблемы вся надежда только на осуществление проекта Гипротеатра.

КОРР. Владимир Николаевич, в Союзгосцирке раньше функционировала техническая группа, занимавшаяся конструкциями передвижек, вагончиками, автотранспортом, шапито. Она ведала подготовкой шапитмейстеров, обобщала и внедряла опыт лучших из них. Группу эту упразднили. В статьях журнала содержатся предложения о ее восстановлении. Как решается этот вопрос!

В. ИВАНОВ. Если группу и не восстановим, все равно этими важными делами надо обязательно заниматься, особенно подготовкой шапитмейстеров. Сегодня их никто не готовит. Весной этого года организуем курсы шапитмейстеров и электриков на базе цирка «Старт» в городе Керчь.

КОРР. Всеволод Михайлович, в статье газеты «Советская культура», в ряде публикаций журнала, в беседе «За круглым столом» много говорилось о том, что зооцирки должны оправдывать свое предназначение, а не оставаться обычными зверинцами. Среди их директоров нашлись и сторонники и ярые противники показа в зооцирках цирковых выступлений. Кто из них пока держит верх!

В. КОТИК. Пока побеждают противники. Но ведь и они прекрасно понимают, что манежи в зооцирках надо устанавливать. Просто пока еще боятся связанных с этим хлопот. Уже в зооцирке № 12 дрессировщица Татьяна Великая начала показывать зрителям свою работу. Мы решили создать в ближайшее время экспериментальный зооцирк с отдельным манежем, на котором будут показываться небольшие цирковые номера. На опыте этого зооцирка начнем готовить к подобной перестройке и остальные предприятия, пока еще фактически простые зверинцы. Думаем, всю эту большую работу закончить в два-три года.

Сегодня зверинцы, которые мы называем зооцирками, переезжают из города в город за одни сутки и стоят в нем обычно всего несколько дней. А наши цирки пока не такие поворотливые. Значит,такое синтетическое предприятие, объединяющее и передвижку и зооцирк может быть создано только с вступлением в строй того нового цирка-шапито, о котором только что рассказывал Владимир Николаевич.

КОРР. И последний вопрос, не раз уже поднимаемый на страницах журнала. Были предложения создать при стационарных цирках, в частности при тех, у которых тяжело с выполнением плана, летние «спутники». Зимой шапито и ценное оснащение такого «спутника» хранятся во дворе стационара, а весной его устанавливают в соседнем городе, и в него переходит программа, оркестр и часть штата стационара. Такие летние гастроли смогут сократить зачастую очень продолжительный зимний сезон стационарного цирка, занять работой его большой штат и несколько снизить ныне существующую диспропорцию между зимней и летней загрузкой артистического конвейера. Владимир Николаевич, как руководством Союзгосцирка воспринято это предложение!

В. ИВАНОВ. Предложение это заслуживает внимания. Требует оно капитальных вложений и проведения серьезных организационных мероприятий. На первое время хотим осуществить этот замысел пока в одном цирке — Новокузнецком, имеющем рядом крупные центры Кузнецкого угольного бассейна. Кстати, и директор этого цирка Ю. Шелков проявляет интерес к созданию «спутника».

КОРР. Подводя итоги сказанному, следует отметить: уже сегодня можно говорить о росте внимания Союзгосцирка к деятельности передвижных цирков и зооцирков, но до воплощения в жизнь всех хороших замыслов еще далеко. Так что на страницах журнала разговор о передвижках будет продолжаться.



#3 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 20276 сообщений

Отправлено 19 November 2020 - 19:17

Размышления о новогодних спектаклях

В дни школьных каникул просмотрела три детских спектакля: два — на манежах Московских цирков, один — в Театре эстрады, но его тоже следует отнести к цирковым, так как подготовлен он силами артистов «Цирка на сцене».


Передо мной три программки. Перечитываю их. «Путешествие волшебного факела» в цирке на Ленинских горах. Авторы сценария — Э. Внуков, В. Головко. Музыка Э. Артемьева, В. Шаинского. Художественный руководитель постановки — В. Головко. Режиссер-постановщик — М. Корчагина (спектакль стал ее дипломной работой). Главный балетмейстер-постановщик — Р. Рибаковас, художник-постановщик — М. Ратнер, режиссер — Л. Канагина, режиссер-стажер ГИТИСа — А. Карашени, звукорежиссеры — Л. Попова, В. Загидулин. «Новогодний цирковой карнавал» на Цветном бульваре. Авторы — Н. Румянцева, Г. Саркисян, Ю. Бирюков. Стихи А. Левина. Режиссер-постановщик — Ю. Бирюков, балетмейстер-постановщик — П. Гродницкий, художники-постановщики — И. и Д. Казачек, композитор и главный дирижер — О. Любивец, помощник режиссера — д. Фриш, концертмейстер — А. Сосновский, звукорежиссер — В. Тарасов. «Волшебное озеро» в Театре эстрады. Автор — Н. Коваль. Композитор — И. Тамарин, стихи М. Шабарова. Художественный руководитель постановки — С. Макаров, режиссер-постановщик — Г. Гульченко, в спектакле участвовали артисты Московской дирекции «Цирк на сцене» и инструментальный ансамбль «Арена», возглавляемый В. Комаром.

Вот сколько людей занималось тремя детскими спектаклями! А сколько артистов исполняли различные роли и номера!.. Да, веселые детские представления стали делом вполне серьезным. И подходить к их оценке, наверное, нужно с теми же мерками.

Прежде всего постараюсь дать краткие либретто. Если бы мы имели дело с известными сюжетами, в их пересказе не было бы смысла. Но тут без этого не обойтись.

Начну с «Волшебного факела». Сценаристы использовали сюжетную канву своего же «Карнавала мира». Там взрослые зрители успевают побывать на пяти континентах, и здесь детвора самым чудесным образом переносится из Азии в Европу, из Африки — в Америку, а оттуда — в Австралию. Дело в том, что Дед Мороз (В. Логвинов) и Снегурочка (Н. Ермолаева) поручают Пионеру (С. Никитина) и Пионерке (И. Подковина) принести на праздник факелы дружбы со всех континентов. Тогда зажжется главный, волшебный факел, загорится елка и начнется новогоднее торжество. Как и следует по законам сказок, доброму делу всегда мешают злые силы: откуда ни возьмись появляются Бармалей (П. Толдонов), Баба Яга (Г. Ротман), Кащей Бессмертный (В. Минаев), а чуть попозже — Тьма-Тьмущая (Е. Батов). Первые строят героям мелкие каверзы, а Тьма-Тьмущая воздвигает на их пути крупные препятствия. Пионеров окутывает зловещий туман, их ослепляют таинственные лучи, но всюду, на всех континентах, наши герои находят друзей и Добро побеждает Зло. Волшебный факел вспыхивает ярким светом дружбы.

Сказка поставлена В. Головко с невероятным размахом. В ней много действующих лиц — Доктор Айболит (В. Крачинов), старик Хоттабыч (В. Духновский), Карлсон (Г. Бокарев), Крокодил Гена (А. Астанин), Чебурашка (П. Фатеев), Гномы (Л. Носова, Л. Тарасова), Чунга-Чанга (Е. Милаев); много ярких, хороших номеров, органично использована балетная труппа. И все очень масштабно, зрелищно, красочно. И как всегда, рядом с Головко интересно работают художник и балетмейстер.

Танец «Снежинок» в голубоватом свете под медленно падающим снегом... Танец очаровательных японок с веерами... Гимнастки, превращенные в фантастические цветы... Хореографическая композиция с голубями Корчагиных... Красиво. А в апофеозе, сплетаясь и расплетаясь, движется огромный хоровод. И тут уж глаза просто разбегаются. Рассмотреть все и всех просто не успеваешь. Одним словом, на манеже — новогодний карнавал.

Ну а в зале? Насколько он захватил ребят? Дети, притихнув, во все глаза глядели на удивительное по красоте зрелище, но оживлялись и аплодировали чаще всего во время выступлений Ермолаевых с лошадьми, Крачиновых с обезьянками, акробатов Моисеевых да антиподистки А. Микитюк. Так и должно быть? Но ведь юные зрители пришли на спектакль. И вдруг равнодушие к сюжету...

Коснусь немного взаимоотношений цирка со. зрителем и позволю себе привести цитату из статьи Г. Товстоногова «Открытие». Он передает свое впечатление от вахтанговской «Принцессы Турандот», увиденной им в 1933 году: «... главным связующим звеном между сценой и залом были четыре маски — они то комментировали события сказки Гоцци, то сами участвовали в них, то, выключившись из предлагаемых обстоятельств пьесы, разговаривали со зрителями на темы современной жизни... Маски вели весь спектакль, придавали ему совершенно особую атмосферу праздничного «действа», поддерживали его ритм, эмоциональный «градус», активизируя зрителя и вовлекая его в сценическую игру» («Театр», 1983, № 2).

Я, конечно, далека от мысли сравнивать вахтанговский спектакль с детским представлением. Я совсем о другом: в театре (!) зрителя вовлекали в сценическую игру. А в цирке, где раньше такое «вовлечение» казалось вполне естественным, зритель все чаще остается сторонним наблюдателем. Вначале сторонним, а затем и равнодушным.

...Понаблюдала за реакцией ребят в зале, потом прислушалась к детским репликам в фойе. Вспоминали обезьянок, лошадей, собачек, девочки восхищались «Снежинками», прелестными японками, той, что «все подбрасывала ногами», мальчишек больше привлекали каратисты и Баба Яга.

— Ну, Баба Яга мировая! Я, говорит, Баба Йога. И давай шпаги заглатывать!

А одна юная зрительница охала:

—    Ох, мама, до чего красиво! Правда, жутко красиво?!
—    Тебе интересно?

Девочка задумалась, а потом твердо и убежденно сказала:

—    Говорю же: очень красиво.

Ее увлекла зрелищная сторона спектакля, других забавляли реплики Бабы Яги, смышленые обезьянки, но никто не вспомнил о пионерах. Все, что происходило вокруг них, было интересным, а все, что делали они... Постойте, а что же они сами-то делали?

Пионер и Пионерка. Авторы, к сожалению, не дали им даже имен. А какие у них характеры? Пионеры ведь тоже бывают разные. В «Тимуре и его команде» все они делали важное и нужное дело, но Тимур не был похож на Гейку, а тот — на Симу Симакова. Конечно—конечно, там литературное произведение, а здесь цирковой сценарий.
И все же... Несколько бы живых черточек характера. Он — отважный, а она — немного трусиха, все-таки девочка. И каждому — смешные словечки, интонации, остроумные реплики. Страшновато им? Бывает. Такие герои, глядишь, и вовлекли бы юных зрителей в «манежную игру». Идея, ради которой ставится большой спектакль, должна затронуть души детей, только тогда она овладеет их умами.

В. Головко, талантливый и опытный режиссер, видимо, поддался традициям этого цирка: здесь и прежде положительные герои чаще оказывались на положении статистов. Зато отрицательным везло на исполнителей. Повезло и сейчас: известное клоунское трио — Толдонов, Ротман, Минаев — умеет многое. Баба Яга (Ротман) коварна, но находчива. Эта хитрюга всех веселит. Еще немного — и юные зрители оказались бы на ее стороне... Такого, конечно, не случилось. Действие благополучно шло к концу. Зло разоблачено и наказано. Но развязка происходит по воле режиссера, а должна бы естественно вытекать из смелых поступков пионеров. Но здесь главное слово не за ними, а за режиссерами, которые умело переключают наше внимание с внутренних коллизий на постановочные эффекты.

Если новый цирк всегда поражает грандиозностью зрелища, то цирк на Цветном бульваре тяготеет к более камерным постановкам с чуть более углубленным сюжетом. Так было в «Бременских музыкантах», «Голубом щенке», «Золотом ключике». И нынешний сценарий не стал исключением. Он предлагал ребятам множество новогодних загадок.

Итак, на манеже — викторина. Она похожа на любимую телевизионную передачу. Есть команда зрителей и команда артистов. Цирковых артистов. Значит, события обязательно разовьются по-цирковому. Для викторины требуется маленькая лошадка, а тут появляется настоящая дрессированная лошадь. На барьере — конверты с вопросами. Лошадь бежит по кругу, останавливается напротив одного из них. В нем вопрос про любимую книжку, зачитанную до дыр. Зал всенепременно ответит: «Мойдодыр». В другом конверте вопрос: «Кто это?» И под бесшабашный припев: «Дили-дили, трали-вали, это мы не проходили...» — появляется шустрый лохматый мальчуган. Как тут не догадаться! Ясно — Антошка.

8.jpg

Фрагмент спектакля «Новогодний цирковой карнавал» в цирке на Цветном бульваре и Фрагмент спектакля «Путешествие волшебного факела» в цирке на Ленинских горах фото А. ШИБАНОВА, В. ПАНЯРСКОГО и Б. БУДУЛАТЬЕВА
  
Клоун Антошка (Е. Можаева) будет действовать в привычной маске, исполнять давно освоенные трюки, но в иных предлагаемых обстоятельствах. Поскольку он не может без проказ, то хватает с барьера конверты и, как на огромном бумажном змее, уносится под купол. А когда ему наказывают не прикасаться к одной из книг, нарушитель спокойствия все делает наперекор. И на манеж сразу вываливает банда из «синдиката гангстеров». Они безобразничают почище Антошки: горланя издевательские песни и стишки, захватывают в плен лошадь, конверты, самого Антошку, собираясь устроить свою викторину и свою елку, а ребят оставить без праздника. Команда артистов растерялась и просит помощи у команды зрителей. Общими усилиями найден ответ: привлечь к делу розыскных собак. И собаки артиста Богуслаева отыскивают логово бандитов. Близок веселый конец викторины. Но остался еще один вопрос — кто же ее вел? Появляется человек в шубе с большой белой бородой и красным носом. Даже самые маленькие зрители догадались: «Дед Мороз!» Завершается праздник цирковым карнавалом, куда монтируется любое количество номеров.

Приблизительно так развивались бы события по сценарию. Приблизительно, потому что спектакль всегда отличается от литературного первоисточника. Трактовать сценарий по-своему — право режиссера. (А как насчет прав авторов, в данном случае — соавторов?). Возвращаясь к спектаклю, не могу не отметить: идея викторины сохранилась.

Правда, шустрого Антошку зрители «не отгадывали», отчего первый выход его получился скомканным. На манеж гурьбой вышли 3. Мартиросян (Дед Мороз) и команда клоунов-знатоков — Е. Можаева (Антошка), А. Латышев, Е. Гордеева, С. Богуслаев, О. Демидов. А помните, как Антошка выходил с веселой, знакомой песенкой, как точно появлялся в финале Дед Мороз? А вопрос про «Мойдодыра»? Он давал ребятам возможность сразу включиться в игру. Вместо этого, показав большую книгу, детей спросили: «Как называется повесть Гоголя, где действие происходит на ярмарке?» Они молчали. Не потому, что старшие не читали повесть. Вслушайтесь в вопрос: как труден он для восприятия. Сравните: зачитанный до дыр — «Мойдодыр». Сам вопрос, его смысл, может быть и посложнее, но формулировать его надо как можно доступнее. Артисты ведь обращаются к детской аудитории разных возрастных групп. А минут на раздумье тут не дашь. Пауза — минутная, кажется в цирке очень-очень длинной. Зная это, режиссер на всякий случай организовал «подсадку». Честное слово, взрослому это видно невооруженным глазом.

После одиноко прозвучавшего ответа на манеж, то есть на Сорочинскую ярмарку, выехали на волах украинские акробаты Черниевские. Выехали прямо из книжки. Зрелищно? Да, весьма. Но если бы номеру не предшествовал такой скучный вопрос! А дальше — больше. На сцене — огромная сова. Нужно угадать, что это за птица. «Подсадка» чеканит ответ прямо из учебника зоологии. Теперь и ребята понимают: подстроено заранее. И точно. Вопрос задавался ради ответа. В руках у Антошки — белая мышь, она нужна для репризы, отнюдь не лучшей клоунской репризы Можаевой и Латышева.

Затем последовали вопросы о книгах «Три мушкетера», «Дон Кихот», «Остров сокровищ». Чередой проходили герои: Дон Кихот (Ю. Диаманди), Санчо Панса (А. Ермаченко), мушкетеры (С. Васейкин, В. Савенков, А. Зиновьев, Ю. Бирюков). Не обошлось без коварного пирата с целой пиратской шайкой из «Острова сокровищ». Спектакль стал набирать темп, но момент первоначального контакта со зрителем был упущен.

Нельзя не отметить, как много режиссер Ю. Бирюков работал с артистами. Е. Гордеева, которую вечером зрители видят в образе грустного флейтиста, предстала совсем в ином облике. Да и у Антошки более логично выстроился его «манежный характер». Или такой момент. Злой пират мечтает о новогодней елке. Когда ему вместо нее подсовывают пальму, он наивно верит в обман. Такая режиссерская находка сразу выделяет персонаж из массы других злодеев. Тем более что Л. Фриш сочно вылепил облик пирата. Точное место в спектакле найдено номеру Газизовых «Охотник и птица». И совсем неожиданно в финале пускается в пляс... елка.

Вроде бы все сделано по-иному, но отнюдь не плохо. Так о чем сожаления? О том, что с самого начала действие не завязалось в тугой сюжетный узел. Выпали остроумные шутки, реплики, забавные стишки. А эти вялые вопросы... Неужели цирку противопоказан юмор? Ведь так хочется, чтобы дети, выйдя из цирка, повторяли шутки клоунов и распевали полюбившиеся песенки, как после мультиков.

Ю. Бирюков кардинально переработал сценарий. Сказалось постоянное опасение режиссеров: артисты «не донесут» авторскую мысль. Возможно, по-своему он прав. Такое случается. И какой выход? Снимается один сценарный кусок за другим, и артистам уже вовсе нечего «нести». Остаемся делать «елку» «совсем про другое». Но может быть, следовало продолжить работу с соавторами? Они что-то изменили бы, дописали... Их вариант не укладывался в привычные ходы, привычные решения? Но не пора ли нам отказываться от слишком привычного?

И, наконец, последний среди названных спектаклей — «Волшебное озеро». Шел он на сцене Театра эстрады. Тут наличие «четвертой стены» показалось бы, пожалуй, наиболее оправданным. Но артисты включили ребят в свою игру с первого появления на сцене. Клоуны Э. Смольная и И. Смольный приветствовали ребят вполне традиционно, как в цирке в дни моего детства. Вначале на приветствие отвечают девочки, потом мальчики. Мальчишки, естественно, кричат громче. Клоунесса призывает девочек подтянуться. Те стараются. А потом еще раз: «Ну-ка, все вместе!» Зал ожил.

Не думайте, что я впадаю в противоречие: то борюсь с «привычным», то защищаю традиционные приемы. Нечто повторяющееся, усредненное, безликое не может радовать, а без классических антре не обойтись на манеже, как не обойтись без классики в театре.

Спектакль тем временем продолжался. К двум клоунам присоединился третий — Володя (коверный В. Савельев). И вывел «дрессированного медведя» (Н. Савельева). «Медведь», танцуя, наступил клоуну на ногу. Печален первый опыт дрессировки, но Володя все равно хочет стать артистом. А клоун Игорь мечтает о космосе. Что для этого нужно? Не знают клоуны, не знают и ребята. Секрет известен Деду Морозу. Только он слишком спешит в дальние края. Ответит лишь по возвращении... Оставшись без присмотра, клоуны Игорь и Володя поддаются на обман Водяного (А. Смыков). Обещая ответить на их вопрос, он заманил наивных клоунов в подводное царство.

Картина «На дне озера» постановщикам явно удалась. Призрачный свет, мерцающие тела проплывающих рыб (акробаты В. Коноплев и А. Кузьмин). Большая лягушка застыла в причудливом изгибе. Это Л. Шевчук демонстрирует «каучук». Завораживает ритмичным, таинственным танцем змея — гимнастка Л. Бенда работает на трапеции, но аппарата на видно, светится лишь фигура артистки в костюме змеи. Из зала все кажется волшебным, фантастическим.

Клоунам-то не до волшебных красот. Трудно, трудно дышать им на дне озера. Водяной не намерен отпускать их, он приказывает осьминогу покрепче опутать клоунов. Спасает, как всегда, Дед Мороз.

«На земле» яркий свет и веселье. Клоунам легко дышится! Но они так и не узнали самого главного: как стать артистом, космонавтом, инженером, летчиком? Дед Мороз объясняет им да и всем ребятам: «Для этого надо много и упорно трудиться». Именно так трудятся цирковые артисты, которые показывают детям свое искусство.

Ребята увидели много цирковых номеров. Клоун Володя тоже очень старался. Он взбирался на лестницу, подражая эквилибристам, жонглировал, дрессировал собаку. Только все выходило очень смешно. Он даже показывал фокусы, но «случайно» сам себя разоблачал...

Владимир Савельев действительно владеет многими цирковыми жанрами. Это хорошо, но главный секрет его обаяния и успеха заключается в безошибочном умении находить контакт со зрительным залом. Он удивительно чутко слушает и слышит его. Савельев органичен и достоверен на протяжении всего спектакля. Он любит работать для детей, и они чувствуют, понимают, что перед ними не равнодушный человек.

И вновь о юных зрителях: на всех трех «елках» побывал мой одиннадцатилетний сосед Вася. Походы мальчик начал с Театра эстрады. Мне казалось: следующие спектакли сотрут или хотя бы пригасят впечатление от первого. Однако Васе больше всего запомнилось «Волшебное озеро». На мое «почему» он ответил:

— Там был человек.

Подразумевая (если перевести на язык взрослых) актерскую индивидуальность В. Савельева. Человек установил контакт со всем залом и с каждым ребенком в отдельности. И человек запомнился. Получилось это не без ведома режиссеров.

Художественный руководитель постановки С. Макаров и режиссер Г. Гульченко (студентка-заочница ГИТИСа, выполнявшая дипломную работу) кое-что изменили в сценарии. И спектакль выиграл. Судите сами.

Главными героями автор сделал двух пионеров. Но что им делать, когда начнется цирковое представление? Изображать зрителей? С. Макаров решил: героями станут клоуны. Уточню: клоуны не изображали пионеров, а действовали в собственных масках, просто все приключения пионеров произошли с ними. И они же учились труду у цирковых артистов. Учились по-клоунски — смешно и достоверно. Вроде бы небольшая перестановка, но насколько логичнее развивался сюжет... И как ловко клоуны, вовлекая детей в сценическую игру, несли им главную мысль спектакля.

Размышляя обо всем, что повидала в дни каникул, думаю: цирк может трогать ребячьи сердца.

ГЕНРИЕТТА БЕЛЯКОВА



#4 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 20276 сообщений

Отправлено 23 November 2020 - 18:42

Праздник ловкости и красоты

Каждый раз зрелище, открывающее перед нами в своей подлинности смелость и ловкость, легкость и изящество, полет фантазии и физическую гармонию человека, удивляет своей красотой. Это все о цирке, другим он быть не может.


Таким красочным, изобретательным, праздничным увидели его все, кто пришел в Центральный Дом работников искусств на традиционную встречу с артистами Московской группы «Цирк на сцене».

9.jpg

Антиподисты И. и К. СНЕЖКОВСКИЕ

 

11123.jpg

Эквилибристы И. ПЕРЕТЯТЬКО и А. КОЗЛОВСКИЙ

Порой считают, что цирк на сцене — мини-цирк, но зрителям было показано полноценное представление с изящным парадом-прологом, с кордебалетом, коверными и разнообразными номерами. А комментарий Елены Соболевой, ведущей программу этого вечера, ее искренность, влюбленность в вечный праздник цирка, сделали представление каким-то теплым, задушевным и приподнятым.

Живой отклик у зала нашли репризы и сценки коверных Замира Мустафина и Рамазана Абдикеева, потому что зрители сразу поняли: «большой» Рамазан и «маленький» Замир — люди веселые, непосредственные, ребячливые. В хорошем темпе, с настроением выступали жонглеры Л. и В. Ризины. Исполнители номера «Вечность». Н. Перетятько и А. Козловский сложными трюками эквилибра сумели создать эмоциональную поэму взаимоотношений двух людей и в светлые минуты радости и перед лицом жизненных испытаний.

 

Оригинальную иллюзионную композицию «Из пламени и света» продемонстрировал Р. Циталашвили. Его выступление в трюковом отношении, может быть, и не столь сложно, но эффектная игра с огнем в темноте завораживает и волнует своей магией. Смех в зале вызывали фокусы с кар тами. Казалось бы, кто из мастеров этого жанра в той или иной вариации не демонстрировал фокусы с картами. Но вот артист начинает рассказывать об одном манипуляторе, которого ему пришлось когда-то видеть и который восхитил его своим искусством. Рассказывать, показывая, и получается все это у него и весело и симпатично. И нам приятно, когда нас вот так легко и весело водят за нос. Тепло принимался зрителями живописный номер-игра антиподистов И. и К. Снежковских.

Во втором отделении выступал вокально-инструментальный ансамбль музыкальной эксцентрики и музыкальной пародии «Бим-Бом». Это единственный в своем роде коллектив в нашей стране. Он стремится к комическим приемам, к необычности действия, к пародии. Участники показали себя одаренными синтетическими артистами, поставившими перед собой нелегкую задачу: пародия на штампы, которые зачастую встречаешь на песенной эстраде, на музыкальные заимствования, которыми грешат иные композиторы. Ансамбль молод. И здесь, со сцены ЦДРИ, в конце вечера прозвучали теплые пожелания и напутствия этому коллективу. Народный артист СССР М. Глузский, кандидат искусствознания Е. Уварова и доктор искусствознания Ю. Дмитриев от имени всех присутствующих поблагодарили организаторов вечера и всех артистов за это веселое, увлекательное и красивое зрелище,

С. РИВЕС

оставить комментарий



#5 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 20276 сообщений

Отправлено 24 November 2020 - 19:58

Трюк и слово - едины

Русский цирк никогда не был бессловесным. Родное слово, емкое, точное и звучное, всегда неслось с его арены. В устах трюкового умельца оно было изначально как акробатика, дрессировка животных, эквилибристика и прочие жанры и служило единой цели — раскрытию замысла артиста. Слово раскрывало злободневность представления.

 

13.jpg

Мастера молодого советского цирка, продолжая развивать исконные традиции своего искусства, находили опору в родном языке, используя в своих номерах и постановках силу звучащего слова.

После Октябрьской социалистической революции, в период, когда молодые советские искусства: литература, живопись, музыка, театр и другие — осваивали творческий метод социалистического реализма, цирк не оказался за пределами этих поисков. Он активно включился в общий процесс, поднялся на высокую ступень реалистического искусства.

Основные принципы эстетики социалистического реализма — правдивое, исторически конкретное отражение действительности в революционном развитии — стали непременным законом поэтики искусства нового цирка. Советский цирк изгнал со своей арены чертей, летающих под куполом, сомнительную мишуру буржуазного цирка, сделав героем циркового представления своих современников.

Итоги неустанных творческих поисков деятелей манежа в первые же десятилетия советской власти подтвердили главное: советский цирк может глубоко и политически остро раскрывать суть жизненных явлений. Ему по силам оказалась и реализация основополагающего принципа социалистического реализма — показ жизни в революционном развитии. И решающую роль здесь всегда играло слово, слитое на арене с трюком и впрямую и ассоциативно.

Трюк лежит вне обыденной, общепонятной, бытовой целесообразности. Создается же он, как правило, на основе конкретного жизненного явления, усложненного и превращенного талантом артиста в игру. Благодаря трюку в считанные секунды обнаруживаются главные качества циркового образа, эмоционально воздействующего на зрителей.

В других видах искусств, например в театре, для решения возможной аналогичной задачи требуется больше времени и психологических предпосылок как для действующего лица, так и для публики. Слово, включенное в цирковое действие, должно жить по образным условиям арены. Оно должно стать одним из слагаемых циркового искусства, войдя в его монолит. В иных случаях слово, произнесенное на манеже, будет казаться чужеродным, лишним, мешающим развитию стремительного циркового действия.

В свое время в цирк были приняты на работу артисты драматического театра, музыкальной комедии и филармонии для участия в клоунадах, интермедиях, сатирических сценках и т. п. Они, конечно, все делали профессионально, грамотно. Но их манера была чужеродной для манежа. Она явно сбивала темп всего действия. А ведь еще А. И. Куприн в своих рассказах о цирке отмечал, что у цирковых артистов вырабатывается дополнительное чувство — чувство темпа. Те театральные актеры, которые поняли и полюбили цирк, которые усвоили его художественные законы, на манеже остались. Но большая часть вернулась к прежней профессии.

Задачу овладения словом приняли на себя мастера различных цирковых жанров. Они читали вступительные тексты в парадах-прологах, включались в интермедии. Обладая необходимыми речевыми данными, они органично жили в условиях манежа, стали создателями и исполнителями клоунад, многие из которых и поныне входят в золотой фонд советской цирковой классики.

Например, выдающийся вольтижер воздушного полета, он же и руководитель номера, заслуженный артист РСФСР Евгений Морус многие годы выступал в клоунадах в роли Белого. Голос его был необычайным по тембру. Его индивидуальная окраска придавала образу Белого клоуна неповторимую, романтическую тональность.

Опираясь на свой многолетний опыт режиссера цирка, могу привести много подобных примеров. Как видно, условия публичного действования на манеже исподволь развивают у артиста потенциальные возможности лицедея. Здесь можно опять-таки сослаться на авторитет А. Куприна. «...В каждом акробате всегда сидит немного клоуна»,— пишет он.
Сейчас, когда слово в цирке стало редким и не всегда желанным гостем, нужно использовать богатый опыт прошлых лет — смелее привлекать артистов разных жанров для участия в так называемых «разговорных» номерах, в парад-прологах.

Чтобы быстрее решить эту проблему, нужно прежде всего выявить среди артистов «конвейера» наиболее способных и желающих работать в этой области. В дальнейшем их занятия с педагогами и режиссурой помогут конкретизировать формы будущих номеров.

Вся указанная работа может вестись на первых порах в виде периодических семинаров, а затем постоянных занятий сообразно с условиями гастрольной работы артистов. Центром такой организации может стать либо Всесоюзная дирекция по подготовке новых номеров и аттракционов, либо некоторые постановочные цирки.

Можно сказать наперед, что находок и открытий в этом деле будет значительно больше, чем потерь.

Режиссура, которой будет поручена педагогическая работа с будущими артистами разговорного жанра, обязана вооружить их всеми теоретическими и практическими навыками речеведения именно для выступлений на манеже.

Постоянно встречаясь в течение многих лет с молодыми режиссерами, окончившими ГИТИС, и артистами — выпускниками ГУЦЭИ, я, к сожалению, отметил, что большинство исполнителей речью владеют слабо, а режиссеры непростительно слабо знают теорию этой дисциплины. Видимо, общее пренебрежение к слову в цирке объясняет этот досадный . просчет. Нужно сказать, что крайне слабо владеют элементами техники речи и молодые, начинающие режиссеры-инспекторы.

В передвижном шапито «Луч» во время гастролей в Пскове вышло из строя усилительное устройство. И режиссер-инспектор, оказавшись без спасительного микрофона, решил, что он, объявляя номера, должен обязательно кричать. Не зная возможностей своего голоса, его полного рабочего регистра, он стал натужно выкрикивать фамилии выступающих артистов. Понятно, что к концу представления он уже хрипел. На другой день программу пришлось вести другому артисту.

В это же самое время в Ленинграде, в большом передвижном цирке «Маяк», работали коверные Е. Мо-жаева и А. Латышев. Они не кричали, не пользовались микрофоном, но все, что они произносили, было отлично слышно всему зрительному залу. Программу, в которой участвовали эти клоуны, вел молодой режиссер-инспектор. Он держал перед собой микрофон и что-то в него гудел. Однако понять его речь было невозможно. По неопытности он допускал самые элементарные просчеты: начинал говорить не набрав воздуха, делал ударения зачастую на каждой гласной, отчего речь его приобретала какой-то невероятный акцент, слова сливались, логическая разработка фразы отсутствовала.

А ведь умение хорошо говорить на манеже — особая школа. Она базируется прежде всего на основах отлично разработанной школы техники речи для театра и включает в себя все те специфические требования, о которых было сказано в начале статьи.

Кроме того, у цирка в этой области есть много своих традиций, накоплен богатейший опыт мастеров старших поколений. Но эти традиции, практическое мастерство во многом уже утеряны.

В недалеком прошлом в советском цирке в каждой программе выступали и клоуны—буфф, и музыкальные клоуны—сатирики, и просто чтецы. Они разговаривали на арене неплохо и обходились без микрофона. Здесь уместно вспомнить отличного белого клоуна В. Гурского, которому в любых игровых ситуациях никогда не требовался микрофон. Зрители слышали звучные, живые слова, а не раздражающие ухо хрипы неестественного тембра.

Можно привести в пример и известных музыкальных сатириков Г. Рашковского и Н. Скалова. Они также обходились без микрофонов. Аккомпанируя себе на простейших музыкальных инструментах, они удивительно выразительно исполняли куплеты и небольшие интермедии. Их выступление покоряло тончайшей ансамблевостью и умением донести слово до публики, которой все было слышно и все понятно. Г. Рашковский, с его покоряющим обаянием, произносил текст так, что он доходил и до сидящих в первом ряду партера и до тех, кто оказывался в задних рядах балкона. Каждый зритель верил, что артист поет и говорит именно для него.

Вспоминаю свой последний разговор с народным артистом СССР, лауреатом Государственной премии Советского Союза, создателем выдающегося аттракциона «Прометей» Владимиром Александровичем Волжанским. Было интересно узнать, что думает известный мастер манежа о значении слова в цирке. Вот что сказал Волжанский:

— Слово помогает конкретизировать идею номера, идею спектакля. У меня в «Прометее» звучит такой текст: «Мной завещанное пламя погасить уже никто не в силах». Попробуйте определить, что важнее — трюк или слово. Беспредметное занятие. Трюк и слово — едины.

Е. ТИМОШЕНКО, главный режиссер Ивановского цирка, заслуженный деятель искусств РСФСР

 



#6 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 20276 сообщений

Отправлено 25 November 2020 - 17:55

Цирковые программы на спортивных аренах

Так называется программа, которая была показана в Московском спортивном комплексе «Олимпийский».


Не правда ли, многозначительное и многообещающее название? Время, жизнь, любовь — беспредельные темы, каждая под стать романтической поэме, социально-философской пьесе или масштабному фильму. А тут что ж, всего лишь эстрадное представление, так сказать, легкий жанр. Что можно придумать в этом плане, как повести серьезный разговор на столь важную тему, используя те средства, которыми располагает эстрада?

Что говорить, авторы программы (А. Внуков, В. Головко) задали себе трудную задачу.

Ну, что касается любви — эта тема, разумеется, более чем близка эстраде. Сколько песен, сколько стихов о любви выбор неограниченный, и пой, и читай!

Другое дело — время и жизнь. Эта тема посложнее, особенно учитывая в какое время мы живем и принимая во внимание то, что публицистика на эстраде сегодня не блещет особыми творческими достижениями. Вот и в этой программе не нашлось места ни злободневному фельетону, ни куплетам на международную тему.

Разговор о времени идет во вступительном стихотворном монологе (его исполняет В. Шалевич), в стихотворениях и поэтических заставках (в исполнении С. Чистякова). Стихи хорошие, монологи удачные, как бы пунктиром они проходят через всю программу, объединяя разные номера.

Говоря же о программе в целом, прежде всего следует подчеркнуть, что режиссеру В. Головко (а это уже не первая его работа в «Олимпийском») удалось создать яркое, праздничное зрелище. Это еще и потому было непросто, что тут ведь не привычная сцена, а несколько площадок и арен (в программу включены и цирковые номера), и словно в полиэкранном фильме на каждой площадке разыгрывается свое действо. А все вместе сливается в красочную панораму, чему в немалой степени способствуют изобретательная работа художника Р. Ка-зачека и темпераментная игра джаз-оркестра «Современник» под руководством А. Кролла.

Что особенно выделяется на этом фоне?

Превосходны по мастерству и выдумке цирковые номера — эквилибристы на першах Одинцовы и воздушные гимнасты Л. Головко и П. Любиченко. Отличный номер — выступление лауреата последнего Всесоюзного конкурса артистов эстрады фольклорного ансамбля под руководством В. Назарова. Вроде бы жанр не новый, такого рода ансамбли мы уже видели, но этот на других не похож — он внес что-то свое, особенное в исполнительский стиль. В его художественном облике, кроме музыки и пения, есть и сценическая игра — каждый исполнитель не только играет и поет, но и проявляет актерскую индивидуальность.

Очень широко представлена в программе хореография: выступают несколько танцевальных ансамблей, среди которых можно выделить ансамбль песни и пляски Московского военного округа под руководством В. Гордеева и ансамбль «Сувенир» под руководством Т. Головановой.
Разговорный жанр — непременная принадлежность эстрадных концертов, тут он представлен слабо, к тому же номера музыкальной эксцентрики и пародий не отличаются высоким художественным уровнем. Без них, право, вполне можно было обойтись, тем более, что они в какой-то степени нарушали общий строй и колорит представления.

И в заключение несколько слов о выступлении А. Пугачевой, которым и заканчивается программа.

Можно почти с полной уверенностью сказать, что публика (17 тысяч зрителей, заполнивших спорткомплекс «Олимпийский») пришла сюда, главным образом, «на Пугачеву».

Она спела шесть песен — все новые, еще незнакомые слушателям, что само по себе явление отрадное. Спела, как всегда, с полной самоотдачей, с предельной эмоциональной искренностью.

Но на этот раз показалось, что она зря выбрала песни одного эмоционального накала, да еще в форсированном сопровождении ансамбля, который иногда заглушал голос.

Вот, пожалуй, и все, что хотелось сказать об этом эстрадно-цирковом представлении.



#7 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 20276 сообщений

Отправлено 25 November 2020 - 18:07

Разговор о клоунаде

Пожалуй, ни о каком другом жанре цирка не написано столько, сколько о клоунаде. И если автор все же решил обратиться к этой теме, то для этого есть весьма серьезные причины. Речь идет не о клоунаде вообще, а об одном из ее видов, которому всегда было свойственно наибольшее социальное звучание — о сатирической клоунаде.

 

18.jpg

Музыкальные сатирики братья Кольпетти (П. и Д. ГРУДЗИНСКИЕ)

Сатирическая клоунада всегда занимала весомое место на манеже и всегда вызывала большой интерес у зрителей. Ее основы были заложены еще в русском дореволюционном цирке, но наибольшее развитие она получила в советское время, утверждая себя в борьбе за идейность циркового искусства.

Советский цирк всегда живо и своевременно откликался на события в нашей стране и на международной арене. В своих выступлениях мастера клоунады подвергали гневному осуждению, сатирическому осмеянию общественные пороки, бичевали отрицательные явления, мешающие строить новое общество. При этом находили емкие, доходчивые, разнообразные формы подачи репертуара.

Одни выступали с публицистическими монологами, сатирическими куплетами, другие — с остросюжетными репризами и злободневными частушками третьи, — с актуальными обозрениями и скетчами, широко применяя трасформацию. Сочетая острое слово с игровыми приемами, умело использовали обширную палитру клоунской выразительности.

Многое сделали для развития сатирической клоунады наши замечательные клоуны, выступавшие в разное время. И не только такие маститые, как братья Таити, В. Лазаренко, Альперовы, Бим-Бом, Г. Рашковский и К Скалов, именами которых обычно ограничиваются, когда касаются этой темы. А ведь кроме них на этом трудном поприще успешно выступали и другие артисты, менее известные столичному зрителю, но вполне заслужившие того, чтобы вспомнить о них. Это сатирики—куплетисты В. Гурский и М. Дамиров, Ад и Мар (М. и А. Талины), И. Южин, Эд и Вар (Э. Варшавин и Ф. Тугаев), П. Тарахно и А. Борисовская, П. Елинский, братья Говорящие (Г. Горелик и Л. Лазарев). Это А. Правдина и А. Вольный, А. Бугров и С. Ротмистров. Отлично сочетали исполнение сатирических куплетов и реприз с игрой на музыкальных инструментах последователи Бим—Бом — братья Кольпетти, Фис—Дис и другие.

В своих выступлениях мастера цирковой сатиры бичевали не только пережитки прошлого и бытовые неурядицы, но и затрагивали большие, важные темы. Сами по себе названия некоторых клоунад говорят за себя: «Генуэзская конференция», «Локарнская волынка», «Оркестр фашистов» (братья Таити), «Чемпионат всемирной классовой борьбы» (В. Лазаренко), «В Лиге наций» (Альперов и Макс).

Но, к сожалению, все это в прошлом. Сегодня сатирическая клоунада утратила свое былое положение в цирковых программах. И вот результат. В статьях, рецензиях все чаще и чаще звучит мысль, что с манежа почти совсем ушло публицистическое слово, что цирк замолчал и мало откликается на события дня, что исчезли куплетисты-сатирики. И это не может не отразиться на идейной направленности программ.

У нас немало клоунов, которые весь вечер смешат зрителя забавными шутками, веселыми проделками. Но они не должны подменять клоунов-сатириков. У них своя роль в программе. Жанр клоунады тем и интересен, что у каждой его разновидности свое предназначение, свои приемы исполнения и свой репертуар. «Рядом со смехом и юмором, — писал А. В. Луначарский — должна присутствовать бичующая сатира, едкий сарказм». К сожалению, сегодня этого нет в цирковой клоунаде. А ведь еще не все проблемы нашей внутренней жизни решены.

Мир живет сейчас напряженной жизнью. Авантюрные политиканы стремятся ввергнуть мир в ядерную катастрофу. Буржуазная печать развернула оголтелую, лживую антисоветскую пропаганду. Значит, есть цели, по которым должно стрелять оружие сатиры. В прошлые годы такую антисоветскую пропаганду остро изобличали В. Гурский и С. Дятлович в клоунаде, подаваемой в форме интервью с корреспондентом газеты «Бешенлай». Но сейчас цирковых сатириков просто нет. А значит, и стрелять некому.

В свое время никто не позаботился о замене уходящих с манежа ветеранов жанра, никто не занимается этим и теперь. Неужели это никого не беспокоит? Беспокоит. На научно-творческих конференциях, совещаниях, в печати этот вопрос возникает и, подобно известной клоунаде Ю. Никулина и М. Шуйдина «Наболевший вопрос», он «заостряется», «ставится ребром», «поднимается на высоту», но все равно остается без изменений. Что предпринимается в этом направлении и принимается ли вообще — неизвестно.

Чтобы возродить сатирическую клоунаду как одну из наиболее действенных возможностей искусства цирка вмешиваться в общественную жизнь, необходимо решать проблему в трех основных направлениях. Первое — подготовка именно клоунов-сатириков, куплетистов, а также музыкальных эксцентриков с сатирическим уклоном, опираясь на богатый опыт отечественного цирка. (Речь идет не о механическом повторении, а о творческом осмыслении наследия прошлого). Второе — подготовка педагогов, режиссеров, специалистов этого жанра, которых сегодня, что называется, раз-два — и обчелся. Третье — создание постоянной группы авторов, специализирующихся в области сатирического репертуара. (Их имена должны печататься в цирковых программах вместе с именами исполнителей).

Таковы главные слагаемые большого, важного и сложного вопроса, к которому — очень хочется надеяться — возвращаться больше не придется.

3. ГУРЕВИЧ, педагог ГУЦЭИ



#8 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 20276 сообщений

Отправлено 26 November 2020 - 18:39

Акробаты на батутах Александра Шанина

На манеже репетировали. Александр Шанин, руководитель номера «Акробаты на батутах», закончив очередную комбинацию, отдыхал, навалившись на опорный ремень стойки-ловиторки.

 

19.jpg

Рукой, перехваченной в запястье лентой эластичного бинта, смахнул со лба пот. Краткая минута отдыха минула, прозвучала команда «ап!» — и последовал очередной, невесть какой по счету каскад прыжков. Красивых, выверенных. Для того чтобы добиться столь слаженного, эффектного их исполнения, понадобилась работа, измеряемая годами. И все эти годы коллектив возглавлял Александр Шанин. Поскольку биография номера, как правило, неразрывно связана с жизнью его руководителя, я решил поближе с ним познакомиться. И вот что я узнал.

Жизнь Александра Шанина не изобиловала крутыми поворотами и острыми ситуациями. Разве что однажды, еще в училище, у него под ногами сломалась стойка-ловиторка и он полетел вниз, уворачиваясь от металлических столбов. Хорошо, что обошлось. Судьба миловала его и в других критических моментах, когда серьезная травма казалась неизбежной. На мелкие же привык не обращать внимание еще на самодеятельной сцене Дворца культуры «Новатор».

Почему пошел в цирковой кружок, а не в драматический или, например, хоровой? Потому что был физически крепким, выносливым, а в спорте как-то не прижился.

Школа, цирковое училище, армия, вновь училище — в биографии это строчка, в жизни — пора «цементирования» характера. И очень важно, если в это время рядом окажется опытный житейски и профессионально человек. Такой Шанину встретился.

Николай Эрнестович Бауман, педагог со стажем, режиссер с оригинальным видением, предложил сделать номер со столом-батутом и стойкой-ловиторкой. Собрал ребят, описал будущую работу, показал рисунки и, увидев загоревшиеся глаза, понял — убедил. Однако после нескольких репетиций на новеньких, пахнущих железом аппаратах несколько акробатов подали заявления на выход из номера: не выдержали нагрузки, а попросту — испугались. Испугались непривычного маленького батута, его коварства, высоты прыжка. Но храбрецов в училище оказалось больше — замена нашлась быстро. Номер обрел очертания, нарастил «мышцы» трюков, уплотнился под могучим прессом репетиций и с оценкой «отлично» был выпущен в конвейер.

Началась жизнь, проходящая под стук колес. Один город сменял другой. Артисты объехали полстраны, побывали за рубежом. Номер модернизировался — появились новые трюки, которые в свою очередь потребовали новых исполнителей.

— Я сжал работу, — рассказывал Александр Шанин, — убрал все лишнее, даже «комплименты», и номер стал динамичнее. Ну а остальное было, как говорится, делом техники...

Дело техники... Так Шанин скромно назвал многолетний напряженный труд, ночные репетиции, отвергнутые находки, удачи, возносившие на гребень, и трудности, ввергавшие в отчаяние.

Начало номера не предвещало ничего необычного: с фуса (ладоней партнера, выполняющих роль подкидной доски) вольтижер прыгнул на батут, оттуда (без трюка) прыжком в крепкие руки ловитора, который вернул его на пружинистую сетку, а затем... Описать пером происходящее затем на манеже показалось мне просто нереальным. Вольтижеры перелетали из рук в руки, с батута в колонну, оттуда в батут, к ловитору... Они парили, реяли... Какие еще синонимы подобрать? Преодолев земное притяжение, казалось, зависали в воздухе. Сальто, бланши, пируэты, рундаты, суплесы сводились в комбинации, которые,— пусть простят меня читатели за сравнение, далекое от искусства, — проводились с четкостью хорошо отлаженного механизма.

Номер состоял как бы из двух частей. В первой А. Шанин исполнял роль нижнего, во второй занял место на ловиторке. Перестроились соответственно и его партнеры. Но общий характер работы не изменился. Ее темп постоянно возрастал и к концу выступления стал почти вихревым...

Зрители смогли перевести дыхание и поразмыслить над увиденным лишь после заключительного комплимента артистов.

Что отличает номер Шанина?

Первое слагаемое успеха: скорость работы. Ей подчинено все. Акробаты отказались от сложных трюков, требующих на манеже время для подготовки, а следовательно, замедляющих предложенный темп. Но скажите, разве рядовой зритель в круговерти трюков способен различить, где артист выполнил двойное сальто, а где тройное? Конечно, нет! Подобное утверждение не означает, что все акробаты должны отказаться от рекордных трюков, но в номере Шанина их отсутствие оправдано, а главное — не замечается.

Зато зрители и специалисты замечают другое: точность и безукоризненность исполнения. Построение номера таково, что, стоит сбиться, нечетко выполнить какой-нибудь элемент, и зрелищность его неизмеримо снизится.

Гордость «Акробатов на батутах» — усложненный финальный пассаж (пролет вольтижеров друг под другом), носящий официальное название «марафон». Этот термин, пришедший из спорта, расшифровывать не нужно. Кто-то из знакомых Шанина, увидев «марафон» заметил: «Знаешь, на что похожа ваша работа в финале? На жонглирование». В этом фрагменте номера два вольтижера одновременно находятся в воздухе. Причем не надо забывать, что лишь ловитор и средний в колонне могут принимать участие в этом «жонглировании». Запоздай один из них, и вольтижеру грозит беда — финальный пассаж артисты исполняют без пассировки.

Есть в номере и мелкие штришки, возможно незаметные глазу, но влияющие на общую картину. Это, например, приемы нижним в руки вольтижера с большой высоты. Алексей Артемьев «падает» в подставленные руки Александра Шанина с четырех метров. Подобное я не встречал...

Немало руководителю номера пришлось потрудиться над его художественной частью — ведь теперь «голым» трюком в цирке вряд ли кого удивишь! Хотя на комплименты акробаты скупы, но после окончания очередной комбинации артисты рассыпаются по манежу, выстраивая «живые картинки». За четкостью «рисунка» Шанин следит особо. Даже легкая небрежность недопустима. Эффектные позы артистов, музыка, свет — все работает на художественную полноту номера, на его завершенность...

Вот такие наблюдения я вынес из зала. После представления наш разговор продолжился. Опираясь на только что увиденное, я попросил рассказать Александра Шанина о партнерах. Весьма сдержанный в высказываниях о себе, здесь он оживился.

— Прыжки — основа нашего жанра. Все артисты номера владеют ими в совершенстве. Даже нижние, и те прыгают, хотя с их весом это нелегко. Вольтижеры же у нас подобрались сильные. С Артемьевым мы не расстаемся с училища. Его конек — «ручная» работа. В ней у Алексея мало равных. Ирина и Валентин Логиновы — еще двое наших верхних. Пришли из спорта, где выполнили нормы мастеров по акробатике. Прыгуны, как говорится, от бога. Ирина явно облагораживает наш мужской коллектив, вносит женское обаяние в работу. Владимир Селицкий и Валентин Путилин не новички на манеже. За плечами у них опыт работы в сильных акробатических номерах. Володя Захаров — средний в колонне, но может работать и верхним. Словом, универсал...

Разговаривая с Шаниным, мы прошли за кулисы. В клетках пофыркивали гепарды, тявкали собаки. Горы ящиков прятались в темных углах. Стол-батут стоял тут же. Он оказался совсем небольшим — метр на два. Я представил, насколько трудно акробатам сориентироваться после трюка и прийти на этот пятачок, отличающийся немалым коварством — чуть изменил положение корпуса, и батут выбросит в совершенно неожиданную сторону, в основном туда, где тебя не ждут пассировщики.

—    Не так уж сложно, — улыбнулся Шанин. — Только нельзя лениться на репетициях. Вообще-то более благодатного для акробата аппарата я представить не могу. Мы несколько изменили конструкцию ножек, — видите, какие они стали разлапистые? — и теперь прыжки должны получаться эффектнее, с резко меняющейся траекторией полета...

Выяснилось, что и еще одну новинку репетируют Шанины: тройной перелет в финальном пассаже. В воздухе будут находиться не два, как сейчас, а одновременно три акробата. И так быстрый темп «марафона» еще больше возрастает. И в зрелищности номер выиграет.

Номер «Акробаты на батуте» добирался до Москвы четырнадцать лет. А добравшись, завоевал ее симпатии. Им горячо аплодировала публика, отмечала критика. Работа артистов выглядит солидно, даже академично.

Но, на мой взгляд, номеру, при всей его зрелищности, не хватает улыбки. Если Шанин принципиально против акробата-комика (он вполне резонно отмечает, что артисты этого амплуа слишком часты в акробатических коллективах), то, может быть, смешное стоит поискать в трюковой части.

Явно отстает от предложенного темпа номера его музыкальное сопровождение. Работа убыстрилась, усложнилась, в то время как музыка осталась прежней. Отмеченные негативные детали вполне устранимы и не настолько серьезны, чтобы стать пресловутой ложкой дегтя в бочке меда.

...Расставались с Шаниным мы поздно вечером. Впереди была работа. Написав статью, я поставил точку. Но в конце рассказа об «Акробатах на батуте» под руководством Шанина уместнее было бы поставить другой знак пунктуации — многоточие.

АЛЕКСАНДР ДРИГО

 



#9 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 20276 сообщений

Отправлено 26 November 2020 - 19:14

Валерий Конов —  мастер миниатюры

Писать о человеке, которого давно знаешь, искренне любишь и уважаешь, нелегко. А когда это еще к тому же твой ученик, то сложнее вдвойне.

 

22.jpg

Среди лучших исполнителей в жанре пантомимы на профессиональной эстраде творчество Валерия Конова — одного из ведущих артистов Московской областной государственной филармонии — занимает особое место.

В. Конов — блестящий мастер миниатюры. В течение нескольких минут он может показать калейдоскоп различных, резко отличающихся один от другого персонажей. И делает это с таким мастерством, что создается иллюзия присутствия на сцене всех показанных одновременно. Эту способность Валерия к зарисовкам различных «мгновений жизни» я заметил еще тогда, когда он был активнейшим участником студенческого ансамбля пантомимы при ДК МВТУ имени Н. Э. Баумана, носившего название театра-студии «МИМ».

Было это в 1966—67 годах. К слову сказать, в театре-студии «МИМ» В. Конов сыграл около 30 различных ролей. Увлечение пантомимой вскоре переросло в страсть и стало главным содержанием жизни.

В студенческом коллективе к Валерию пришел первый успех, он был удостоен звания лауреата Московского фестиваля самодеятельного творчества, посвященного 50-летию СССР. Из наиболее интересных работ этого периода была роль матроса в антивоенной пантомиме «Люди мира будьте зорче втрое», в которой он создал монументальный образ несгибаемой стойкости. В этой роли артист талантливо проявил свое драматическое дарование. Затем мне запомнилась роль Первого министра короля в спектакле «Голый король» по мотивам сказки Г. X. Андерсена, где Валерий остроумно, сатирически заостренно создал образ придворного льстеца.

Большой актерской удачей артиста в эту пору была роль инквизитора в драматической пантомиме «Прометей» о жизни и смерти Джордано Бруно. Первое появление артиста производило сильное впечатление... В глубине сцены неожиданно возникала зловещая и мрачная фигура главного инквизитора. Одет он был во все черное. На голове шляпа с плоскими и очень широкими полями. В руках четки. Спина сильно сгорблена, поэтому лица почти не видно. Ходил он каким-то плывущим, бесшумным, змеиным шагом...

Артист в этом образе, совершенно не пользуясь гримом, достигал подлинного перевоплощения.

В театре-студии «МИМ» В. Конов подружился с Олегом Кирюшкиным, ныне известным и популярным артистом пантомимы. Увлеченность пантомимой, желание работать на профессиональной сцене объединяли двух одаренных молодых людей. Совместно с Олегом Валерий создал ряд интересных пантомим, из которых наиболее удачной была эксцентрическая пантомима «Зубоврачебный кабинет». В этой сценке одна и та же ситуация была показана в постановке режиссера драмы, пантомимы, балета и цирка.

Будучи принятым по конкурсу в ВТМЭИ, Конов создает свой лучший сольный номер — «Московский метрополитен», который до сих пор является украшением репертуара артиста.

Наиболее яркими работами артиста на профессиональной сцене были пантомима «Памятник», посвященная Великой Отечественной войне, созданная совместно с партнершей Татьяной Барановой, балет-пантомима «Вечная музыка», где партнершей Конова была народная артистка Грузинской ССР Евгения Геловани. В этой работе Валерий Конов раскрылся как интереснейший партнер, который за необычайно короткий срок освоил искусство балетной поддержки и, в совершенстве владея пластикой и техникой мима, создал яркий и запоминающийся образ человека-мастера создателя музыкальных инструментов.

Мне довелось быть тесно связанным с артистом по совместной работе все эти годы, и я привел к выводу, что для Конова амплуа практически не существует, так как ему одинаково хорошо удаются характеры драматические и эксцентрические. С одинаковым мастерством исполняет он пантомимы, проникнутые тонким лиризмом, и пантомимы, поставленные в цирковой буффонадной манере. Искусство этого мима компактно и динамично. За несколько минут сценического времени он может рассказать историю целой жизни, вызвать вашу улыбку и ваши слезы.

С искусством этого артиста хорошо знакомы не только в нашей стране, но и в ряде зарубежных стран, куда он выезжал на гастроли в составе различных групп и коллективов. Валерий выступал на Кубе, в ФРГ, Италии, Японии, Йемене, Польше, Вьетнаме Турции, Чехословакии и в других странах. Во многих зарубежных рецензиях отмечалось высокое исполнительское мастерство артиста, его непохожесть на других мимов.

В начале статьи я говорил о В. Конове как мастере патомимической миниатюры. Это особенно ярко проявляется в его номере «Московский метрополитен», где он создает галерею очень разных и ярких образов. Здесь и старик, каждое утро кормящий голубей у станции метро; и девушка, пришедшая на первое свидание; и иностранец, с недоверием осматривающий станции метро, а убедившись в достоверности и подлинности красоты Московского метро, восторженно снимающий виды метро на память о Москве; грузин, пришедший на свидание с веточкой мимозы; милиционер, последним покидающий станцию метро, и другие.

По приглашению Центрального телевидения Валерий принимал участие в передачах: «Время и ты», «Поколение ИКС», «Клуб четырех коней», «Утренняя почта». Свой богатый опыт Валерий Конов передает молодым, начинающим свой творческий путь артистам.

Актерскую работу он успешно сочетает с педагогической и режиссерской. На этом пути ему еще предстоит утвердиться. А сегодня артист вступил в пору своей профессиональной зрелости, полон творческих замыслов.

Если вы увидите на афише «Мим Валерий Конов» — знайте, вас ждет встреча с интересным, самобытным и остроумным артистом.


А. БОЙКО, режиссер-постановщик Москонцерта.



#10 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 20276 сообщений

Отправлено 29 November 2020 - 16:53

Дрессировщик Виталий Тихонов

Виталий Тихонов — потомственный цирковой артист. Его дед был акробатом и борцом, отец хорошо известен как дрессировщик-новатор. Именно он, народный артист РСФСР Виктор Петрович Тихонов, впервые в истории отечественного цирка стал работать с яками и впервые в мире вывел на арену зубров.
 

27.jpg

 

Фрагмент аттракциона «Мир животных — мир друзей» под руководством ВИТАЛИЯ ТИХОНОВА

Не стал нарушать семейной традиции и Виталий. С малых лет нравилось ему, подражая взрослым артистам, выполнять элементы акробатики. Отец начал заниматься с ним, репетируя отдельные упражнения и трюки. Потом школа со спортивным уклоном и, наконец, ГУЦЭИ. Закончив училище, Виталий стал акробатом-прыгуном и был принят в Украинский цирковой коллектив в номер «Гуцульские акробаты». Но вскоре отец и сын решили объединиться. Они подготовили оригинальный номер, в котором соединилось мастерство молодого акробата и опытного дрессировщика. Правда, долго работать вместе им не пришлось.

Спустя два года во время спектакля «Карнавал на Кубе» на Тихонова-старшего набросился рассвирепевший як. Заканчивал выступление Виталий самостоятельно. Чтобы не ломать веселый спектакль-феерию, начинающему дрессировщику пришлось осваиваться на ходу. Ему казалось, что работу отца он знает наизусть и особых осложнений не возникнет. Но на первом же представлении, когда Виталий скомандовал: «Вальс!» — и сделал посыл, яки просто разбрелись по манежу. Как потом выяснилось, ошибка была в том, что Виталий сделал посыл иначе, чем привыкли животные. Казалось бы, всего лишь жест! Так на горьком опыте он постигал азы новой профессии. Незаметно кропотливая, требующая огромной отдачи работа, захватила его. И к тому времени, когда отец поправился, сын уверенно выходил на манеж в качестве дрессировщика. Вскоре Виктор Петрович «заболел» зубрами, а своих прежних подопечных оставил в надежных руках сына. Постепенно номер Виталия расширялся, совершенствовался. А вскоре совместно с режиссером Г. Перкуном был подготовлен аттракцион «Экзотические животные». В нем участвовали яки, овчарки, лама, баран, беркут.

В 1968 году пришлось все начинать с нуля. Гастроли в Алма-Ате остались черной отметиной в памяти Виталия. Однажды ночью внезапно загорелась конюшня. Все бросились спасать животных. Но упрямые яки не преминули проявить свой норов. Дрессировщик выводил их из огня, они же упорно возвращались назад, в пылающий загон... Что делать? Набирать новую труппу и терпеливо готовить ее к работе или отказаться от упрямых яков совсем? Ведь чего только за эти годы не натерпелся от них дрессировщик! Быки разбивали ворота и уходили из цирка, неоднократно превращали в осколки его стеклянный фасад, а сколько ему самому приходилось отбиваться от их непредвиденных атак! Поддавшись настроению, Виталий написал сценарий аттракциона с тиграми, но не так-то просто было отказаться от упрямых быков. Конечно, нрав у них необузданный, характер крутой, поведение лишено малейшей логики. Но как красиво смотрятся они на манеже. Подчинить их воле человека сложно, но задача эта стоит затраченных на нее сил.

Виталий отправляется в далекую Туву. Там охотники и чабаны помогли артисту отловить хорошо акклиматизирующихся, крупных яков-сарлыков. Естественно, определить способности животного за считанные дни невозможно, поэтому дрессировщик отобрал самых красивых черных, коричневых, белых — внешний вид артиста — не на последнем месте.

И снова бесконечные репетиции. Яки осваивались в непривычной обстановке, привыкали ходить по кругу манежа, раз и навсегда усваивали непреложное правило: все, что находится за барьером, — запретная зона. Постоянно знакомились с партнерами. В первую очередь нужно было приучить их к обществу восточноевропейских овчарок. Эти собаки напоминают горным быкам злейших врагов — волков. Но на манеже, забыв обо всем, нужно дружно работать.

В аттракционе Тихонова собаки заправски ездят верхом на яках, лихо прыгают через них и даже исполняют с этих громадин сальто-мортале.

Выступление строится на сочетании дрессуры и комических сценок, в которых участвует Лев Усачев. И все же главное внимание сосредоточено на поведении огромных яков. Вот они плавно кружатся в вальсе, преодолевают препятствия, совершают перестроения. И вдруг, выйдя из повиновения, затевают драку. И хотя потом мы понимаем, что это сценка, разыгранная для нас, зрителей, все же начинаем поглядывать на мохнатых великанов с опаской — не такие уж они тихони, какими кажутся. А впереди — коррида. Правда, не классическая, но дрессировщик, подобно матадору, смело работает у самых рогов быка, опережая его лишь на секунду. И мы понимаем: стоит увлечься игрой — и як покажет, на что способен...

Виталий Тихонов собрал животных, редких в природе. В аттракционе «Мир животных — мир друзей» мы видим диких козлов и пугливую ламу, маленького осела и медведей. А вскоре дрессировщик покажет зрителям американского бизона Грома. Не прекращается работа над новыми трюками, воспитание и обучение будущих артистов. Идут поиски более четкой сюжетной линии, объединяющей все выступление в единое целое.

Ведь аттракцион только тогда и хорош, если представляет собой не просто ряд интересных трюков, а произведение, выстроенное с учетом возможностей животных «играть» те или иные роли на манеже.

Заслуженный артист РСФСР Виталий Тихонов — зрелый мастер, руководитель аттракциона, известного и в нашей стране и за рубежом. За 25 лет работы на манеже он не только собрал уникальную «коллекцию» дрессированных горных быков, но и обрел дело, которому беззаветно посвятил себя. Вступив в ряды дрессировщиков, Тихонов-младший достойно принял эстафету из рук отца, затем приумножил «наследство», и теперь ему в свою очередь будет что передать подрастающему сыну Виктору.

В. УХАРОВА

 



#11 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 20276 сообщений

Отправлено 29 November 2020 - 17:30

Музей Юрия Бирюкова

Илья Ильф в свое время откровенно весело написал о филателии: «Можно собирать марки с зубчиками, можно и без зубчиков. Можно собирать штемпелеванные, можно и чистые. Можно варить их в кипятке, можно и в холодной воде. Все можно».

 

28.jpg

Но известный писатель был несправедлив к коллекционерам. Ведь собирать марки — это не значит только подкладывать их в альбом одну к другой. Нужно знать все писаные и неписаные филателистические законы, постоянно читать специальные журналы и книги, выкраивать на коллекционирование дорогие часы из своего «временного бюджета».

Артист цирка Юрий Бирюков собирает марки много лет. С тех пор, как его отец, популярный клоун Евгений Бирюков, выступая еще до войны в цирке на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке, подарил своему маленькому сыну красочную серию марок ВСХВ. Теперь Юрий Бирюков и в ЦДРИ больше ходит не на концерты, а на встречи филателистов. И на гастролях в других городах разыскивает друзей по увлечению. И из Ленинграда или Бухареста может отправить письмо самому себе. Потому что в коллекцию чистыми могут попасть только маркированные конверты, а те, на которые марку наклеил сам, обязательно должны пройти почту.

Основная тема коллекции Бирюкова — цирк. Манежу и его людям отдано несколько больших кляссеров. Переворачиваешь страницу за страницей — и поражаешься обилию красочных марок, конвертов, почтовых карточек. Словно идешь по залам музея, который рассказывает о самобытном мире цирка.

Вот раздел, посвященный истокам цирка, родникам, из которых родилось большое и доброе искусство. На марке Корейской Народно-Демократической Республики — доска, положенная на чурбан. Это далекий предок сегодняшних подкидных досок. Девушки, отданные в монастырь, взлетали с них над глиняными стенами своей обители, чтоб хоть краешком глаза взглянуть на жизнь за высоким забором. Теперь с подкидных досок кореянки делают тройное сальто. Сенегал. На почтовой миниатюре — баланс на корзинах. Может, отсюда пошли катушки эквилибристов? На марке Гайяны — люди на ходулях. На марке Верхней Вольты девушка исполняет тройную складку — сложнейший элемент современного циркового каучука.

Почтовые сувениры рассказывают о ярмарках, карнавалах, народных гуляньях, где впервые цирк заявил о себе, еще не зная, что он называется цирком.

Страницы альбома рассказывают о цирковых жанрах. Красочные марки Польши, Монако, США, Англий, Гренады, Италии, Бразилии, посвященные клоунаде. Белые и рыжие клоуны. Самые разные типажи, самые разные клоунские маски. На открытке, отправленной в 1902 году из Габрова,— традиционная клоунская пара. На почтовой карточке, посланной в 1906 году из Екатеринодара,— клоун верхом на свинье. Экваториальная Гвинея посвящает марку клоуну с концертино, Швеция — создателю книги «Клоун Як» Яльмару Бергману.

Следующие страницы занимает конный цирк. Наездники. Высшая школа верховой езды. Дрессировка лошадей на свободе. Марки ГДР, Румынии, Чехословакии, Франции, Венесуэлы... На многих миниатюрах и открытках — репродукции с картин выдающихся художников, известных по самым знаменитым музеям мира.

Эквилибристы и акробаты, гимнасты и жонглеры, дрессировщики и фокусники проходят перед нами в миниатюрной картинной галерее. На советской марке — картина Пабло Пикассо «Девочка на шаре». Марка наклеена на такую же открытку. На языке филателистов это называется — картмаксимум. В коллекции много карт-максимумов. наших и зарубежных конвертов первого дня, памятных почтовых гашений. Она в равной степени интересна и для филателиста и для искусствоведа.

Вот одна из «цирковых» серий конвертов СССР. Карандаш. Никулин и Шуйдин. Олег Попов. Ротман и Маковский. Все конверты погашены специальным штемпелем на торжественном заседании в честь 60-летия советского цирка и отправлены коллекционеру коверными — героями рисунков. Со штемпелем Улан-Батора доставила почта на квартиру Ю. Бирюкова картмаксимум из Монголии. На марке и открытке — выступающая на манеже эквилибристка. В ней можно узнать широко известную и любимую в МНР Б. Норовсамбу. В этом убеждает и автограф артистки, сделанный на обороте почтовой карточки.

Венгрия. Китай. Албания. Япония. Австрия. ФРГ... Десятки больших и маленьких стран посвятили цирку свои «визитные карточки».

Болгарская маркированная открытка 40-х годов связана с именем одного из основателей болгарского цирка — Петра Георгиева. Наверное, ее тираж был очень мал, потому что у болгарских коллекционеров, впервые увидевших эту почтовую карточку в кляссере Бирюкова, буквально округлились глаза от удивления.

Открытка с изображением узбекского канатоходца. Ее опустили в почтовый ящик в Ташкенте в 1916 году. Конверт с фотографией артистки и надписью: «Дрессировщица попугаев и обезьян мисс Нэдин». Не многие теперь знают, что мисс Нэдин — это жена акробата и атлета, заслуженного артиста РСФСР В. Янушевского, выступавшего под псевдонимом Кадыр-Гулям. Письмо отправлено из Ярославля в 1930 году. А вот дореволюционная открытка, адресованная в Гродно директору цирка П. Дротянкину. Силовой жонглер «капитан Олдридж Роланд» сообщает из Харькова, что он свободен для ангажемента. На открытке изображен и сам «капитан» — играющий бицепсами мужчина, и его реквизит — пушка, чугунные ядра, подкидная доска.

Особый раздел отведен цирковым зданиям. На конвертах и почтовых карточках — цирки, которые мы видим ныне; цирковые здания, сменившие свое назначение, и, наконец, цирки, о которых мы, может быть, и не слышали никогда, те, что навсегда ушли в историю. Челябинский земляной цирк — просто манеж на дне котлована. Ташкентский саманный цирк. Цирк-балаган в Николаевске-на-Амуре. Цирк на нижегородской ярмарке во время наводнения: кто-то добирается к нему на лодке, должно быть, артисты: наводнение — наводнением, а репетировать надо. Цирк П. Крутикова в Киеве.

Я рассматриваю коллекцию Ю. Бирюкова уже около двух часов.

Юрий Евгеньевич ведет меня по ней, как опытный экскурсовод по залам выставки, обращая внимание на отдельные экспонаты и мимоходом минуя другие. Цирк и Московская Олимпиада. Цирковые здания — архитектурные украшения городов. В коллажах на конвертах, посвященных Киеву, Минску, Ставрополю, видны органично вписывающиеся в городской ансамбль здания цирков. Фестивали цирка в Монте-Карло. Прошло девять таких фестивалей, и филателистические сувениры всех девяти есть в бирюковских альбомах. Почтовые карточки с изображением цирков Буша, Кроне, Барнума... Фирменные отправления цирка Гагенбека, Итальянского национального циркового архива, клуба жонглеров ГДР, Всемирного циркового музея... С удивлением узнаешь, сколько организаций занимается делами цирка на нашей планете. И почтовая марка — самая лучшая реклама, которая не знает ни границ, ни расстояний, которая приходит к вам прямо домой. К сожалению, чтобы подсчитать почтовые миниатюры о цирке, выпущенные в нашей стране, с избытком хватит пальцев одной руки.

— Все хочу организовать выставку в каком-нибудь цирковом фойе,— говорит Юрий Евгеньевич,— да все не доходят руки. Но все-таки выставку обязательно организую.

И я невольно вспомнил слова Ираклия Андроникова о том, что коллекционер — первая ячейка музея, старатель, промывающий золото, хранитель и чаще всего крупный специалист в избранной им области собирательства.

Е. ГОРТИНСКИЙ



#12 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 20276 сообщений

Отправлено 01 December 2020 - 20:13

Труд циркового артиста — труд сложный, многогранный

Это звучит аксиомой и обычно принимается на веру. И чем лучше номер, чем сильнее он на нас воздействует, тем реже возникает вопрос: а как же достигнуто совершенство?

 

Мы просто восхищаемся и горячо аплодируем. Иногда аплодируем просто вежливо, поскольку считаем, например, что кукарекание петуха в ответ на приветствие дрессировщика не является чем-то из ряда вон выходящим. А кое-что из показываемого на манеже вообще кажется достаточно легким. Однако в цирке ничего легкого нет. (Естественно, бывают и единичные плохие номера, но здесь речь идет о цирке настоящем, эталонном).

Будучи активным зрителем, с юных лет очарованным волшебством арены, я полагал, что достаточно хорошо знаю и понимаю цирковое искусство. Когда я познакомился с работой артистов цирка поближе, то убедился в том, что многое недооценивал.

В 50-х годах по заданию «Последних известий» Белорусского радио надо было взять интервью у нашего знаменитого дрессировщика В. Г. Дурова. Владимир Григорьевич сказал, что ему будет удобнее беседовать после представления. Разошлись зрители, погас основной свет на манеже — остался дежурный. Дуров попросил меня чуточку обождать, пока он проведет одну небольшую репетицию. «Небольшая» репетиция продолжалась более часа (!), а заключалась она лишь в том, что на обращенные к гордо восседавшему на шестке красавцу петуху слова: «Петенька, здравствуй!», тот должен был ответить:«Ку-ка-ре-ку!». Причем когда Петенька проявил наконец должную вежливость, то понадобилось еще минут двадцать, чтобы закрепить успех. С тех пор я на этот, казалось бы, проходной эпизод в масштабном представлении В. Г. Дурова стал смотреть совсем другими глазами, так же как и на многое другое, происходящее на манеже. Но, скажем прямо, заставить петуха кукарекать далеко не самое трудноодолимое в цирковом искусстве.

Знаменитый трюк «Лев на мотоцикле» в аттракционе Буслаевых был достаточно эффектен, но зрители (а я неоднократно слышал их реплики) ожидали большего, чем наблюдать могучего хищника всего лишь в роли седока, обнимающего плечи водителя. Ведь они уже видели медведя, который сам управлял мотоциклом, поэтому лев-седок разочаровывал или, скажем так, не очень поражал их. И меня тоже. Пока я не услышал от создателей номера захватывающий, полный юмора и драматизма рассказ о том, как он готовился — вот тут я должным образом оценил высокое искусство наших мастеров и пожалел, что интереснейшая и нелегкая работа по подготовке аттракциона осталась, увы, неведомой зрителям...

Гиганты Севера — белые медведи — предстают перед нами благородно величественными и горделиво спокойными, но в «мастерстве» они уступают своим бурым собратьям. Но кавычки снимаются сразу же после того, как становится известным особо коварный и жестокий нрав этих хищников, тяжело поддающихся дрессировке. Об этом я узнал от Бориса Эдера, какое-то время работавшего с ними.

На необычную сообразительность обезьян посетители цирка реагируют, как на нечто само собой разумеющееся. Макаки в номере всегда забавны. Зато на репетициях проявляют не только скверный характер и редкую недисциплинированность, но и злобность — их дрессировщики выходили на манеж в перчатках. Мне объяснили: раны от укусов макак долго не заживают. Словом, примеров может быть немало...

Надо ли знать рядовому зрителю, как подготавливается тот или иной цирковой номер? Вот, например, кинозрителю проникать в технологию съемок, думается, не только не обязательно, но и нежелательно. Такое познание в большинстве случаев нас разочаровывает и огорчает. Оно безжалостно разрушает волшебный мир экрана, лишает зрителей веры в подлинность происходящего. Из популярной кинолитературы мы с разочарованием узнаем, что не наш любимый герой одерживает победу на рыцарском турнире, а его дублер. Грандиозная морская баталия разыгрывается макетными корабликами чуть ли не в тазу с водой. Ужасная буря в степи создается при помощи «ветродуя». Все это и подобное этому знают теперь даже дети. К сожалению!

Иная ситуация — в искусстве цирка. Оно уже в своей основе строится не на иллюзии, а на конкретной реальности. Кроме, естественно, иллюзионных номеров (вот их подготовку раскрывать не рекомендуется: фокус не состоится!). Поэтому профессиональный и содержательный рассказ о создании всех остальных жанров цирка бесспорно необходим массовому зрителю. Подчеркиваю — массовому, поскольку знатоки сами все знают.

Конечно, самыми безграничными возможностями популяризации обладает телевидение. В журнале «Советская эстрада и цирк» (1981, № 12). Юрий Владимирович Никулин писал, в частности, что на телевидении все ограничивается простой демонстрацией трюков, номеров и просто показом целых представлений. Если найти людей, которые смогли бы взять на себя роль ведущих, прониклись бы цирковым искусством, занялись бы подготовкой передач с умением и любовью, наверное, было бы поинтереснее...

Конечно, нужны поиски оригинальных форм показа на телеэкране достижений цирка. В связи с этим хочется вспомнить один сценарий, написанный мною (правда, уже давно) для Белорусского телевидения.

Тогда в программе Минского цирка участвовали джигиты Кантемировы и Э. Подчерникова со своими медведями. И вот возникла мысль показать работу превосходных цирковых мастеров более разносторонне и не столь традиционно.

Сюжетная схема сценария «Артисты цирка на телеэкране» была крайне проста. Конь Буян и двое медведей, «обменявшись мнениями», приходят к выводу, что белорусские любители циркового искусства могли бы узнать об их воспитателях гораздо больше, нежели позволяет ежевечерняя программа представления на манеже. Этому может и должна помочь Минская студия телевидения. Нужно туда отправиться и обо всем договориться. Конь Буян отправляется, так сказать, своим ходом, а медведи едут в легковом автомобиле. Буян оказывается у телестудии раньше и, чтобы не терять времени, поднимается по ступенькам широкой лестницы в вестибюль, заказывает пропуска и проходит в дирекцию телестудии, где начинает «деловые переговоры»... Тем временем подъезжают медведи. Один медведь остается в машине, другой идет разыскивать Буяна. Медведю помогает в этом дежурный охранник и сотрудница бюро пропусков. Вскоре появляются воспитатели животных. Все идут в студию, где уже наготове телекамеры, туда же въезжает на автомобиле и второй медведь. Передача начинается.

Та ее часть, о которой рассказано выше, была предварительно снята на кинопленку. Дрессировщики подсказали нам, на каких повадках и особенностях животных надо строить сюжет. Меньше всего проблем было с Буяном. Этот умнейший конь великолепно когда-то исполнил далеко не простую роль в популярном кинофильме «Смелые люди» На наших съемках он выполнял все распоряжения Ирбека и Хасанбека Кантемировых буквально с полуслова, несмотря на то что ему предлагались совершенно новые для него ситуации (эпизод в бюро пропусков, сцена в дирекции). Отлично работали и медведи. У одного использовали его пристрастие высовываться из машины во время переездов — вот он-то «вел» автомобиль по Минску, а потом въезжал на нем в студию. Руль находился, естественно, в руках человека, который не попадал в объектив. В какие-то подстрахованные водителем мгновения допускался к управлению и медведь. У другого медведя обыгрывали его склонность охотно общаться с людьми: он здоровался с вахтером, подавая лапу (нижнюю!), затем «расспрашивал» сотрудницу бюро пропусков и так далее. Кое-что можно увидеть на архивных фото.

Вторая половина передачи происходила уже непосредственно в студии и шла в эфир прямой трансляцией. Здесь от всех участников требовалась исключительная четкость и собранность. Братья Ирбек и Хасанбек Кантемировы подробно рассказали о своем коллективе, возглавляемом их отцом, народным артистом РСФСР Алибеком Тузаровичем Кантемировым. Затем были показаны фрагменты фильма «Смелые люди» с закадровым комментарием Кантемировых. Далее Ирбек и Хасанбек при участии «героя» кинокартины Буяна продемонстрировали отдельные приемы трюковых съемок, в частности «подсечку» — эффектное и безопасное падение коня и всадника. Показаны были также и некоторые другие элементы дрессировки.

А затем внимание телезрителей переводил на себя медведь, демонстрируя свой новый трюк — баланс на катушке. Медведь, демонстрирующий ранее свою склонность к автомобильным прогулкам, показал виртуозную езду на мотоцикле по студии, причем он не зацепил ни одного из многочисленных прожекторов и ни на кого не наехал. А ведь обстановка для косолапого была совершенно незнакомая! И предварительных репетиций не было. Об особенностях дрессировки медведей подробно рассказала их дрессировщица — Э. Подчерникова.

Эпилогом передачи стали кинофрагменты, снятые на манеже Минского цирка во время представления. Теперь телезрители знали, какой нелегкий и вместе с тем интереснейший труд сопровождает мастеров цирка от замысла номера до выхода на арену.

Конечно, «Аристы цирка на телеэкране» — лишь очень скромная попытка по возможности детально познакомить любителей цирка с важнейшими слагаемыми творчества мастеров манежа. Попытка, должно быть, оказалась удачной, судя по большому количеству писем телезрителей.

Телевидение и научно-популярное кино могут сделать очень многое для показа трудоемкой подготовки цирковым артистом своего номера. И надо попытаться сделать все возможное, чтобы развлекательное восприятие циркового искусства неподготовленным зрителем ст^ло еще и познавательным. Ведь, к сожалению, далеко не все еще знают, что без постоянных поисков, ошибок и находок, срывов и достижений, без напряженного творческого труда не было бы захватывающего праздника, называемого — цирк!

В. КУХТА
 



#13 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 20276 сообщений

Отправлено 03 December 2020 - 12:46

Цирковой фотограф Юрий Александрович Кузин

Юрий Александрович Кузин тридцать лет выступал в акробатическом номере Шаламовых.

 

Примерно столько же лет он занимается фотографией. Сначала Кузин снимал родных, близких, товарищей по работе. Затем все больше — цирковые представления. Увлечение стало серьезным. Кузин окончил отделение фототехники Политехникума и кинофотофакультет заочного Народного университета искусств.

Сейчас Кузин работает в Театре зверей имени Владимира Леонидовича Дурова.

В альбомах Юрия Александровича много фотографий мастеров арены, с которыми он выступал в различных программах. Это своеобразная фотолетопись советского цирка шестидесятых—семидесятых годов.

Некоторые из работ Ю. Кузина

Прикрепленные изображения

  • 1.jpg
  • 2.jpg


#14 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 20276 сообщений

Отправлено 03 December 2020 - 12:59

Ранний звонок. Юмореска

 

Ранний телефонный звонок поднял режиссера Васильева с постели.

—    Борис Петрович! Это я, Баранов! — радостно затарахтел чей-то абсолютно незнакомый голос. — Не разбудил? А я уже в Барнауле! — не давая опомниться Васильеву, сообщил незнакомый абонент. — Рассвет ходил встречать. Ну красота! Не поверишь. Облачища, как из малинового варенья, а воздух! Ты представляешь? Живая хвоя!
—    Я не Борис Петрович! — сухо проговорил Васильев, уловив паузу. И потом, я в это время еще сплю, и мне неинтересно...
—    Колька! Вот хорошо, что я на тебя напал! — искренне обрадовался неизвестный из Барнаула. — А то, сам знаешь, Бориса Петровича лучше не будить, он спросонья, сам знаешь...
—    Я спросонья тоже не подарок, — предупредил Васильев, собираясь повесить трубку. — Я вообще другой...
—    Ты другой, ты хороший, ты меня поймешь! Только не бросай трубку! — попросил голос. — Ты ведь сам любил, ты должен меня понять!.. Представляешь: рассвет, я ее проводил, иду один, а сердце ликует, поет, слышишь, Николай? Поет! Прямо в голос! А небо! Такое небо бывает раз в жизни! И — ни души...
—    Так спят же люди, — немного смягчившись, деликатно напомнил незнакомому счастливцу Васильев. — Отдыхают...
—    И только дворник клумбу поливает, чуть не окатил из шланга, — не понял намек незнакомец. — Представляешь? Я его обнять хотел, а он как вырвется, да как засвистит в свисток...
—    Я сейчас тоже засвищу, — начал терять терпение Васильев.
—    Колька! Не бросай трубку! Ты себя вспомни! Ты же рассказывал, как для своей Надюхи весь жасмин в сквере обломал и тебя оштрафовали. Помнишь?
—    Помню! — Действительно, что-то такое сорокалетней давности припомнил Васильев.
—    Я ж говорил, ты меня поймешь! — заорал в трубку незнакомец. — Ты в окно посмотри. Ты видишь, какая красота? Ну с кем мне было поделиться? Я тебе сейчас музыку заведу!

В трубке что-то зашипело, видимо, в Барнауле поставили иголку на пластинку...

—    Моя любовь не струйка дыма... — запел, помогая певцу, далекий незнакомец.
—    А вы прошли с улыбкой мимо... — незаметно для себя подхватил в Москве Васильев.

Видавшему виды эстрадному режиссеру вдруг стало хорошо с этим незнакомым чудаком. За окнами просыпалась воскресная Москва. И пелось легко и сердечно, как в далекой молодости...

АЛ. КРАКОВСКИЙ

РЕПЛИКИ С МЕСТ

— Артист так расшевелил зрителей, что они стали быстро расходиться.
— ВИА «Поющие самовары» на постоянную работу требуется электрик — художественный руководитель. Оклад — 90 рублей.
— У артистов было численное преимущество.

Г. ТЕРИКОВ


 







Темы с аналогичным тегами Советская эстрада и цирк, Советский цирк апрель 1984

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных

  Яндекс цитирования