Перейти к содержимому

Фотодром Шираслана. Новое
подробнее
ВИДЕО. Московские театры во время ВОВ
подробнее
Животные в цирке- наша жизнь, наша самая большая любовь.
подробнее

Фотография

Журнал Советская эстрада и цирк. Июнь 1982 г.

Советский цирк. Июнь 1982 г. Советская эстрада и цирк.

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 10

#1 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 390 сообщений

Отправлено 16 Март 2020 - 10:49

Журнал Советская эстрада и цирк. Июнь 1982 г.

 

 

 

Юрий Никулин о 1-ом Всесоюзном конкурсе на лучшие цирковые номера и аттракционы

 

 

post-17-1188030208.jpg

Первый Всесоюзный конкурс на лучшие цирковые номера и аттракционы по жанрам, который проводился в честь 60-летия со дня образования Союза Советский Социалистических Республик.

 

Наш корреспондент встретился с народным артистом СССР, заместителем председателя жюри этого конкурса Юрием Владимировичем Никулиным и попросил ответить на несколько вопросов.

—    Конкурс называется «первым», но ведь 1-й Всесоюзный смотр новых произведений циркового искусства состоялся в 1944 году...

—    Да, действительно, цирковые конкурсы и смотры проводились и ранее, но в них не было деления на жанры. Это порой порождало ряд проблем: как, например, можно сравнивать искусство наездников и канатоходцев, жонглеров и дрессировщиков? Поэтому и итоги подобных конкурсов и смотров носили, на мой взгляд, несколько условный характер, хотя это отнюдь не принижает достижений их лауреатов и дипломантов.
Нынешний конкурс впервые проводится по жанрам, то есть все его участники поставлены в относительно равные условия — победителем конкурса может стать и групповой номер или аттракцион и отдельный солист.

—    Какие жанры будут представлены на конкурсе!

—    Практически все, которые есть сегодня в нашем цирке. Классифицируя номера и аттракционы по отдельным жанрам, мы стремились к тому, чтобы при определении лауреатов конкурса жюри могло руководствоваться наиболее объективными критериями в оценке того или иного произведения циркового искусства. Конкурс проводится по десяти жанрам.

—    Какие цели преследует конкурс!

—    Главная цель конкурса — повышение идейно-художественного уровня наших номеров и аттракционов, выявление талантливой артистической молодежи. Он позволит обобщить положительный опыт и выявить те недостатки, которые мешают поступательному движению многонационального советского цирка.

То, что конкурс проводится по жанрам, даст нам возможность определить основные тенденции развития современного циркового искусства, увидеть полную картину развития отдельных жанров — какие из них занимают лидирующее положение, а в каких дела обстоят неблагополучно. Главное, мы хотим увидеть оригинальные номера и аттракционы, несущие черты подлинного новаторства.

Хочется надеяться, что конкурс подтолкнет наших молодых, и не только молодых, клоунов на создание острого публицистического репертуара, реприз и клоунад, имеющих яркую сатирическую окраску, затрагивающих актуальные проблемы развития нашего общества, положения дел во всем мире.

—    Как проводится конкурс!

—    Конкурс проходит в три тура. Первый тур начался в январе этого года. Второй тур проводится с 1 июня по 31 августа. Члены жюри по отдельным жанрам просмотрят номера и аттракционы по месту их работы и выдвинут кандидатов для участия в третьем туре. Рассмотрев их предложения, центральное жюри определит те номера и аттракционы, которые примут участие в заключительных просмотрах. Они пройдут в цирках Калинина, Тулы, Ярославля, Минска, Гомеля, Рязани, Горького и Ленинграда.

На каждом просмотре третьего тура должно присутствовать не менее 50 процентов членов центрального жюри. При определении победителей в первую очередь оцениваются идейно-художественный уровень номера или аттракциона, его новаторство, профессиональный уровень исполнения, качество музыкального и художественного оформления. Лауреаты и дипломанты конкурса будут награждены почетными грамотами и отмечены денежными премиями.

Кроме того, жюри имеет право присудить почетные грамоты лучшим авторам сценариев, режиссерам, художникам, композиторам, балетмейстерам, оркестрам, дирижерам и даже отдельным музыкантам за высококачественное сопровождение номеров и аттракционов, выдвинутых на конкурс. Это значит, что в конкурсе смогут принять участие и те люди, чей упорный и вдохновенный труд порой остается незамеченным зрителями, но без которого сегодняшний цирк просто немыслим.

—    Как строится работа жюри, кто входит в его состав!

—    То, что конкурс проводится по отдельным жанрам, определило и новые принципы работы жюри, его структуру. Помимо центрального жюри, будет десять автономных жюри по отдельным жанрам. Такая двухступенчатая система в работе жюри позволит наиболее квалифицированно и беспристрастно оценить уровень каждого номера, участвующего в конкурсе.

В состав обоих жюри входят ответственные работники Союзгосцирка, Всесоюзной Дирекции, преподаватели ГУЦЭИ, режиссеры, литераторы и, конечно, мастера манежа, в том числе Герой Социалистического Труда, народная артистка СССР Ирина Бугримова, народный артист СССР, лауреат Государственной премии СССР Владимир Волжанский, народные артисты СССР Николай Ольховиков, Олег Попов и другие.

Второй тур уже начался, и всем нам предстоит много работы. Говорить о каких-то предварительных результатах конкурса рано. Но когда он закончится, надо будет серьезно и обстоятельно подвести его итоги. Уверен, что конкурс даст большую пищу для самых серьезных размышлений.



#2 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 390 сообщений

Отправлено 16 Март 2020 - 16:55

Дрессировщик Михаил Багдасаров

Вряд ли во всей Армении, да и за ее пределами, сыщешь человека, которому не был бы знаком и близок благородный образ героя древнего эпоса «Давид Сасунский» — этой подлинно поэтической энциклопедии жизни армянского народа.

 

5.jpg

И когда родилась идея воплотить этот образ средствами циркового искусства, молодой дрессировщик Михаил Багдасаров отдался ей со всем пылом души. К этому времени он уже обладал десятилетним опытом работы с животными в роли ассистента известной дрессировщицы хищников народной артистки РСФСР Маргариты Назаровой да и некоторым опытом самостоятельной работы. Это было как раз то, что нужно: в основу задуманного циркового спектакля по мотивам эпоса легли эпизоды, в которых герой Багдасарова пастух Давид встречается с дикими зверями. Вполне отвечал намеченному сюжету и артистический темперамент Михаила Багдасарова.

Надо отдать должное авторам спектакля народному артисту Армянской ССР Вилену Галстяму и Михаилу Багдасарову, режиссеру-постановщику заслуженному деятелю искусств РСФСР Вилю Головко: они постарались чтобы все компоненты представления — мизансцены, трюки, декорации, реквизит, музыкальное сопровождение — воссоздавали приметы того времени и места, где происходили описываемые в эпосе события, чтобы они способствовали раскрытию образа героя — человека из народа, сильного, смелого, но доброго, укрощающего диких зверей не властной жестокостью, а лаской.

Впечатляющи картины горного пейзажа. Там, где мы привыкли видеть форганг, высится монастырская стена. Ландшафт дополняют огромные валуны, разбросанные у подножья горы. И один за Другим спускаются сюда могучие львы, полосатые красавцы тигры; светятся желтыми огнями глаза черной пантеры, мягко ступают своими кошачьими лапами пумы...

А вот и он — Давид Сасунский. Спокойно подходит он к одному, другому, третьему зверю, что-то вполголоса говорит, как бы приглашая позабавиться в компании с ним, показать,, кто на что горазд. И звери охотно выполняют разнообразные прыжки, выстраиваются в пирамиду, образуют живописный живой ковер, прохаживаются по буму, сооруженному из двух копий, которые, как и многое здесь, напоминают о предстоящей брани. Звери у Багдасарова, как на подбор,— залюбуешься! Особенно когда в одновременном параллельном высоком прыжке взвиваются пружинистые тела могучего уссурийского красавца Амура и льва Краса или синхронном встречном прыжке канадских пум Капы и Задиры. И видно — самому ему, пастуху из Сасуна, весело и хорошо с этими могучими хищниками, до того хорошо, что он пускается в пляс — сперва один, а затем с бенгальской тигрицей Бети...

В обращении с животными Багдасарову чужда как аффектация, так и недооценка риска: он стремится к благословенной золотой середине, исключающей у зрителя жалость к животным и неприязненное чувство к дрессировщику.

Как известно, лейтмотивом эпоса о Давиде Сасунском, вобравшего в себя легенды и предания с древнейших времен армянской истории, была борьба против иноземных поработителей. И авторам и постановщику спектакля о герое эпоса, хоть они и взяли в основу его встречу с дикими зверями, нельзя было не считаться с этим. На мой взгляд, им удалось найти убедительный ход. Незадолго до финала на монастырской стене появляется женщина в черном одеянии, как бы символизируя с одной стороны любовный мотив эпоса, а с другой — образ Родины, омраченной угрозой вражеского нашествия.

И вскоре же из-под купола, продолжая эту тему, опускается меч — тот самый «меч — молния» покойного отца Давида Льва-Мгера, которым герой эпоса напополам рассекает царя Мысрамелика — предводителя осадившей Сасун вражеской рати и решает исход сражения в свою пользу: апофеоз этой победы символизирует в финале спектакля скульптурно застывшая фигура Давида Сасунского-Багдасарова с мечом.

Прекрасно «вписывается» в спектакль музыка Арама Хачатуряна, а элементы реквизита выдержаны в стиле изображаемой эпохи.

К созданию аттракциона причастны многие: работники Каунасского зоопарка, откуда родом уссурийские тигры Амур и Урал, сотрудники казанского зоопарка, где начинала свою жизнь черная пантера Афри. А рабочие горьковского завода с любовью сделали тумбы для спектакля.

«Давид Сасунский» Багдасарова — работа неординарная. Неординарная уже по одному тому, что средствами циркового искусства воскрешает в памяти героическую страницу истории одного из народов-братьев нерушимого союза республик свободных.

А. ДОБКИН

 



#3 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 390 сообщений

Отправлено 19 Март 2020 - 05:56

Пародия в цирке

 

Пародия как жанр приобрела в последнее время широкое распространение. Она стала популярной как в сатирической литературе, так и на эстраде.

 

8.jpg

 

На фото: Ю. НИКУЛИН и М. ШУЙДИН исполняют репризу «Бревно» Фото А. ШИБАНОВА и В. ПАНЯРСКОГО
 

Десятки авторов-сатириков пародируют поэтов, высмеивают отдельные неудачные и неуклюжие строки стихов. Пародисты-эстрадники копируют голоса, манеру исполнения известных артистов драмы, кино и своих же коллег по эстрадным подмосткам. Существует пародия и на арене цирка.

Зрители любят пародии на жанры манежа. В Ленинградском тюзе, например, уже много лет с неизменным успехом идет спектакль «Наш цирк». Его с удовольствием смотрят и дети и взрослые.

Когда отмечалось 80-летие Карандаша, то на юбилейном вечере в Ленинградском цирке едва ли не самый горячий прием встретило выступление воспитанников детского дома № 31, показавших пародийную сценку «Дрессированные львы».

Однако наша речь пойдет не вообще о цирковой пародии, а о той, что рождается непосредственно на манеже. Пародия издавна являлась одной из разновидностей циркового юмора и сатиры. Наиболее широко пользовались этим жанром коверные клоуны. Да и само их появление, как мы знаем из истории циркового искусства, произошло благодаря пародии, ради нее. Нерасторопный униформист, униформист - неудачник, представлявший собой полную противоположность бойким и ловким товарищам по манежу, — уже в одном этом содержались пародийные элементы. Позднее этот униформист отделился от других служителей арены, зажил самостоятельной жизнью в представлении. Его репертуар, по крайней мере на первых этапах, состоял преимущественно из пародийных сценок, нередко, носивших в глазах зрителей характер импровизации.

Коверный смешно копировал других участников представления — атлетов, наездников, акробатов. Он выходил то с бутафорской гирей, то с привязанной к палке веревкой, что должно было изображать шамбарьер. «Фокус!» — провозглашал он и утрированно повторял манипуляции, проделываемые фокусником. Это было и забавно и доходчиво. Потому что сатирическая «копия» давалась тотчас же вслед за «оригиналом» и зрители могли сравнивать, насколько верно схвачены веселым пересмешником типические черточки только что исполненного перед этим циркового номера. Сила подлинной пародии в том ведь и заключается, чтобы передать типическое, характерное. В мгновенном узнавании — специфика этого жанра.

Постепенно пародия перестала довольствоваться лишь чисто цирковыми темами. Она вышла за их пределы. Стали исполняться пародии и на другие виды искусства. Так, старинное клоунское антре «Отелло» — это шарж на театральные штампы, на балаганщину.

Время накладывает отпечаток на пародию, на ее злободневность. И это естественно. Если пародия на «Отелло» или на «Гамлета» высмеивала театральную рутину, то в наши дни цирковые пересмешники избирают иные мишени для сатирических стрел. Вот один из примеров такой пародии.

В 50-х годах большой популярностью пользовался заграничный многосерийный приключенческий фильм «Тарзан». Клоун Б. Вяткин, работавший тогда на ленинградском манеже, сделал остроумную и злую пародию на этот «боевик». Полуголый, вымазанный ореховой краской, в передничке из собачьих хвостов, выбегал Вяткин — Тарзан из-за кулис и, повиснув на канате, перелетал через весь манеж. Он, издавая громкий воинственный клич, точно такой, какой издавал пресловутый экранный герой, волочил за длинные волосы огромную куклу, в облике которой были переданы черты героини фильма. Пародия на «Тарзана» срабатывала отлично. Она развенчивала фильм и его «страсти», делая это сугубо цирковыми приемами. Успех вместе с Б. Вяткиным по праву делил тогдашний художественный руководитель Ленинградского стационара Г. Венецианов. Он сразу же обратил внимание на сценарную заявку, принесенную художником Я. Ривошом, оперативно осуществил постановку, обогатил сценку многими смешными деталями, режиссерскими находками.

Мастера смеха в цирке непременно пользуются жанром пародии. Неизменно присутствует она в репертуаре клоуна В. Мозеля. Коверные нередко высмеивают балетные штампы. Вот как это делает Мозель: он изображает «приму—балерину», с упоением исполняющую вместе с партнером адажио из «Лебединого озера». Его героиня — уже довольно зрелая, в возрасте, особа. Но как она порхает, воображая себя обаятельной, грациозной, легкой! И вдруг — бух! Под громкий удар барабана «балерина» теряет равновесие, делает «каскад», то есть попросту говоря, падает, но тут же вскакивает и как ни в чем не бывало, без тени смущения продолжает танец. Пародия, которую демонстрирует Мозель, развенчивает самодовольство, напыщенность, самомнение — черты, чуждые истинному таланту

Подобная сценка есть и у А. Николаева Он усилил ее пародийную остроту тем что у его «танцовщицы» под балетной пачкой скрыта... автомобильная шина. Ее амортизирующие свойства великолепно обыгрываются исполнителем. Вообще, надо отметить, Николаев довольно часто прибегает на манеже к пародии. С высмеиванием балетных штампов успешно выступали Г. Маковский и Г. Ротман. Были в их репертуаре и пародия на западные вестерны. Но одной из самых остроумных, самых тонких была сценка, изображавшая футбольный матч. Клоуны смешно копировали весь ход матча, особенно — бурные неистовые ликования после каждого забитого в ворота мяча.

Пародия всегда присутствовала в репертуаре Ю. Никулина и М. Шуйдина К числу их лучших работ в этом плане следует отнести сценку «Бревно». Известный кинорежиссер Г. Рошаль, выступая с рецензией в «Правде», писал: «Должен сознаться, давно ни на одной программе в цирке и ни на одной кинокомедии я не смеялся буквально до слез, как то было со мной, когда показывалась превосходная сценка с «бревном».

«Бревно» — шарж на то, как снимается фильм. Когда смотришь эту сценку, то невольно вспоминается К. Чапек с его остро-сатирическим циклом «Как это делается», в котором он дал, в частности, и пародийное изображение «кинокухни». Никулин и Шуйдин по-своему разработали эту тему.

Заслуживают внимания пародийные выступления А. Родина, А. Марчевского и некоторых других. Родин особенно тяготеет к музыкальной пародии. Запомнились созданные им пародийно-эксцентрические фигуры, в их числе скрипач, играющий с таким азартом, что скрипка у него начинает дымиться и в конце концов загорается. Значительным творческим событием на манеже стала пародия «Поющие бизоны». Надо сказать, что Родин владеет многими цирковыми жанрами, а это для клоуна-пародиста чрезвычайно важно.

Пародия на манеже имеет широкий диапазон. Она — оружие из арсенала не только клоунов. Пародией пользуются и в других видах циркового искусства. Когда среди воздушных гимнастов или турнистов, стройных, красивых, изящных, появляется комическая, с ужимками фигура, она, конечно же, представляет собой пародийный антипод. Но зато как выигрывает от этого номер! Пародия с успехом присутствует и в иллюзионных номерах и в комической дрессировке. Слоны, например, «пародируют» цыганские пляски, собаки — футбольный матч, обезьяны — музыкантов. В иллюзию пародийное начало, как правило, привносится комиками. Собственно говоря, их назначение во многом и заключается в том, чтобы пародировать работу иллюзионистов, снимая с нее покров «таинственности». Но, кроме того, могут быть и пародийные иллюзионные трюки. Так, Э. Т. Кио в свое время демонстрировал фокус «Голова американского джентльмена». Это была пародия-памфлет.

Акробатике также не чужды пародийные элементы. Они содержатся, в частности, в акробатической композиции «Мушкетеры», показанной «Цирком на льду» (коллектив № 1) и представляющей собой цирковую интерпретацию эпизода из романа А. Дюма. Забавная потасовка из-за «письма от кардинала», карета, сочетающая в себе и экипаж и подкидную доску, с которой прыгают акробаты, изображающие фехтовальщиков, образы самих мушкетеров и других персонажей — все это превращает номер в веселую, живую сценку, говорящую о больших возможностях пародийного в цирке.

У пародии на манеже много задач. Она нужна не только для того, чтобы «передразнить», «развенчать», «низвести с пьедестала», но и чтобы лучше подчеркнуть сложность того или иного циркового номера, отельного трюка. Словом, пародия — важный компонент циркового представления. Но следует помнить, что всегда, во всех случаях она должна быть обоснованной, осмысленной. Иначе говоря, пародисту необходимо четко представлять себе ради чего и что именно он вышучивает, шаржирует.

К сожалению, не все исполнители помнят об этом правиле. В результате пародия теряет свои боевые качества. Хуже всего, что жанр, призванный бороться со штампом, подчас сам превращается в штамп. Расхожей стала, например, пародия на «старый цирк». Как только не высмеивают некоторые цирковые жанры почти столетней давности — и профессионалы и участники самодеятельности. Выступают с такой пародией и акробаты-эксцентрики под руководством А. Андреева. Их номер так и называется «В старом цирке».

Все есть у артистов, что положено иметь в подобном случае — и бутафорские усы и полосатые трико. Но возникает вопрос: что высмеивают исполнители? Внешний облик старинных атлетов? Их позы, которые, действительно, порой бывали утрированными? Однако достаточно ли одного этого, чтобы говорить о том, что перед нами шарж на старый цирк? Пародийная картинка схватывает лишь кое-какие чисто внешние моменты, а главного — глубины, сатирической остроты — она лишена. Если учесть, что точно таких же сценок, как мы уже сказали выше, появилось в последнее время слишком много, то порой кажется: перед нами пародия на пародистов же. Так возникает инфляция жанра. Стрелы пародии летят мимо. Тут даже не скажешь, что они летят мимо цели. Ибо цели-то, по сути дела, и нет...

Подводя итоги вышеизложенному, хочется сказать, что цирковые комики сегодня все же недостаточно широко пользуются пародией. Может быть одна из причин заключается в отсутствии надлежащей подготовки молодых клоунов? Ведь клоун-пародист должен быть универсалом. Ему надлежит хорошо владеть разными цирковыми жанрами — и жонглированием, и эквилибристикой, и акробатикой, и манипуляцией.

Понятно, что не только об одном ракурсе пародии — цирковом — идет речь. Театр, кино, телевидение, эстрада, спорт и, наконец, моды подсказывают манежу немало новых актуальных тем. Проявлять заботу о дальнейшем развитии, процветании пародии, значит решать один из важных аспектов проблемы комического на манеже цирка. Мы — за пародию. Пародию умную, острую и, конечно же, злободневную.

М. МЕДВЕДЕВ



#4 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 390 сообщений

Отправлено 19 Март 2020 - 07:16

Артист оригинального жанра Александр Симонов

 

О том, как нужны на эстраде номера политической сатиры, говорится и пишется много. И вот такой номер появился в Московской областной филармонии.

 

14.jpg
 

Его исполнитель — артист оригинального жанра Александр Симонов. В выступлении объединены слово, трюки эквилибра, элементы акробатики, жонглирования, пантомимы. Номер бичует натовских заправил, наращивающих военную мощь, американских «ястребов», стремящихся к мировому господству, пытающихся решать международные проблемы с позиции силы.

Объявляется выступление Симонова так: «Лекция о мире на натовской штабквартире. Слова и дела». Звучит мрачная маршеобразная музыка, призванная передать атмосферу военного психоза. Выходит исполнитель. На нем несколько условный, шаржированный костюм вояки то ли из отряда быстрого реагирования, то ли из банд зеленых беретов. Он обращается с патетической речью к своим единомышленникам из НАТО.

Полное несоответствие слов оратора, его поступкам, всему его поведению — движущее начало «Лекции о мире...». Например, речь идет о надежной, твердой позиции, а под ногами оратора ходуном ходят катушки, уложенные одна на другую. Мы слышим рассуждения о демократии, мире, а оратор манипулирует тремя булавами, напоминающими полицейские дубинки или минибомбы. И вот эти «орудия мира» то грохочут взрывами, то дубасят чьи-то головы, то исторгают пулеметные очереди. Разглагольствуя о судьбах народов, оратор жонглирует этими атрибутами жестокого подавления всех свобод.

Не только трюки, каждое движение опровергает слова натовского заправилы. Заявляя о своих оборонительных намерениях, он, воинственно вышагивая, явно наступает. Уверяя, что не сует нос в чужие дела, тут же принюхивается к запаху нефти, высматривает, не блестят ли где золото и алмазы.

Все атрибуты деятельности оратора спорят с ним, разоблачают его. «С нами голубь мира», восклицает он, и тут же появляется изображение утки, слышится нахальное кряканье. Утверждая, что политику делает чистыми руками, он после паузы уточняет — «с помощью чистого 4 оружия», и за его спиной вырастает мрачная нейтронная бомба.

Изо всех сил оратор пытается доказать, что у милитаристов из НАТО миролюбивые, благородные намерения, но на глазах у зрителей проявляются их истинные намерения. Возвышенные слова никак не вяжутся с темными делами.

Этот интересный номер несколько лет назад задумал режиссер Анатолий Бойко. Вначале в общем виде — политсатира, клеймящая поджигателей войны. Затем начались поиски того, как идею воплотить в конкретные образы эстрадного выступления. В частности, им было изучено множество карикатур на международные темы. Замечу, что сейчас фрагменты номера могут, в свою очередь, немало подсказать художникам-карикатуристам.

Когда завершилась работа над сценарием, у режиссера возник вопрос, а где найти исполнителя, владеющего трюками эквилибра, обладающего выразительной пластикой и, кроме всего, готового взяться за создание нового сложного номера.

На одном из просмотров Бойко увидел выступление Александра Симонова. Номер его назывался «Садовник». Он выходил на сцену с тачкой, которая превращалась в пьедестал. Артист старался как-то мотивировать все свои действия. Он устанавливал катушки, взбирался на них якобы для того, чтобы достать яблоко с ветки. Симонов еще участвовал в классических клоунадах, где проявились его артистические данные.

Бойко рассказал артисту о своих замыслах. Симонова увлекла возможность подготовить номер политсатиры. Начались репетиции. По ходу дела уточнялись детали сценария. Разрабатывался трасформирующийся реквизит, который, как уже было сказано, тоже участвует в раскрытии основной мысли.. Скажем, катушки служат то окулярами бинокля, то стволом пушки.

Много усилий потребовала подготовка фонограммы — в ней сочетаются речь, музыка, звуковые эффекты. Режиссер добивался наибольшей выразительности всех компонентов номера, наиболее яркого раскрытия темы. Артист упорно оттачивал каждое движение, каждый трюк. Кстати, трюки достаточно сложные: стойка на руках на пяти катушках, прыжок в положении «лягушка» с катушки на катушку вместе с доской. Исполнение их требует предельной четкости, сюжет номера, его развитие не допускают остановок фонограммы, повторения трюка. И артист добился нужной, а значит, максимальной отточенности исполнения. Начались его выступления. Пока еще немногие видели его «Лекцию». Думается, фотографии, помещенные на этой странице, дадут наглядное представление о номере Симонова.

Разумеется, его предстоит еще совершенствовать. Сейчас идет, как говорят профессионалы, «обкатка» на зрителях. Главное же, что необходимо отметить, — интересный номер политсатиры, столь необходимый на эстраде, появился.

К. ВЛАДИМИРОВ



#5 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 390 сообщений

Отправлено 19 Март 2020 - 07:25

Цирковой спектакль «Наш друг Баба Яга»

 

В Московском цирке на проспекте Вернадского во время школьных каникул состоялось необычное представление. Дети заполнили не только зрительный зал, что вполне привычно в дни школьных празднеств, в этот раз им предоставили и манеж, где они показали свой спектакль «Наш друг Баба Яга».
 

Мне, выросшей в цирке, вспомнилось наше теперь уже далекое детство, когда мы, подражая взрослым, тоже превращались в акробатов, фокусников, музыкантов и клоунов. Это были трудные военные годы, и костюмы нам приходилось мастерить из каких-то обносков, а то и просто из бумаги. И свои самодеятельные концерты мы показывали где-нибудь в заброшенном уголке двора.

А тут дирекция предоставляла ребятам лучший цирк страны! Дети артистов подготовили представление в двух отделениях. Их зрителями стали сверстники и друзья, приглашенные из цирка на Цветном бульваре, а также из Музыкального детского театра.

В преддверии этого выступления юные артисты с увлечением разучивали роли и с особым старанием относились к своим, казалось, привычным репетициям. Поэтому зрители увидели настоящий цирковой спектакль, где Баба Яга (Женя Милаев) и начинающий художник Никита (Арслан Алиев) оказались еще и дрессировщиками «экзотических» животных. Снегурочка и Котенок (Катя и Егор Бондаревы) продемонстрировали конный номер, Вьюга (Анжела Страшная) прекрасно исполнила пластический этюд, а Красная Шапочка (Лина Калищук) — сценку на моноцикле. Дед Мороз (Митя Новожилов) сумел показать себя способным чтецом фельетонов.

Маленький Витя Милаев, исполнитель Нового Года, приветствовал и зрителей и исполнителей необыкновенного спектакля, который завершился большим хороводом, где участвовало восемьдесят детей!

Хотелось, чтобы это начинание нового Московского цирка стало традицией, чтобы ежегодно в один прекрасный день зрительный зал и манеж заполняла наша счастливая детвора.

ДЖУЛЬЕТТА ШВАРЦМАН, артистка цирка



#6 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 390 сообщений

Отправлено 19 Март 2020 - 19:27

Владимир Довейко - ас акробатики

post-3-1338188781.jpg

 

Акробатический ансамбль «Романтики» во всех странах мира встречал самый горячий прием. В США артистов назвали «фантастическими акробатами», в Японии — «тайфуном», в ФРГ — «космическими прыгунами», в Румынии — «летающими волшебниками».
 

Не менее восторженные отзывы им давали газеты Австралии, Индии, Югославии, Венгрии, ГДР и Кубы. Труппу эту возглавляет народный артист РСФСР Владимир Довейко, которому недавно исполнилось шестьдесят.

...Дед его был дрессировщиком и клоуном, бабушка и мать — жонглерами, отец — канатоходцем. Сам он уже в семь лет работал в труппе «арабских» прыгунов Чанышевых, в финале номера, оказавшись на вершине пирамиды, звонким голосом, как его учили, кричал: «Абрагаца!» Значение этого «таинственного» слова он не знает до сих пор.

А еще юный акробат исполнял на манеже вдоль барьера круг арабских сальто, получая за каждое выступление пятьдесят копеек. Но дебютант много и старательно репетировал и вскоре стал исполнять два круга арабских сальто. Соответственно повысилась и его зарплата — теперь за каждое выступление он получал рубль.

С 1930 года Владимир Довейко переходит в труппу своего дяди Семена Понукалина, и вскоре он — признанный солист этого номера.

В тринадцать лет Владимир Довейко становится победителем Всесоюзного конкурса молодых акробатов, поразив специалистов уникальными трюками.

Надо учесть, что юный артист исполнял их на обычном манеже, покрытом ковром. Уже много лет спустя Владимир Довейко был почетным гостем чемпионата мира по акробатике, проходившего в Москве. Увидев современную дорожку для прыжков, он сказал:

—    Мне бы ее в свое время, я бы такое исполнил...

Но вернемся назад, в предвоенный год, когда под руководством известного артиста Александра Ширая начинаются репетиции аттракциона «Спорт-прыгуны-рекордсмены», ведущим исполнителем которого должен был стать В. Довейко. Однажды на репетицию в цирк пришел знаменитый танцовщик и балетмейстер Вахтанг Чабукиани, посмотрел ее, а затем подошел к Довейко и неожиданно предложил:

—    Приходите завтра к нам в Большой театр.

На следующий день молодой артист стоял на прославленной сцене. Чабукиани представил его своим коллегам, а потом попросил:

—    Ну, а теперь покажите нам что-нибудь.

Довейко исполнил несколько акробатических прыжков, после чего балетмейстер пригласил его в свой кабинет.

—    Мы берем вас в труппу, — сказал он, — но, предупреждаю, придется много потрудиться...

Владимир Довейко попросил разрешения подумать. Кто знает, может быть, он и согласился бы на предложение Чабукиани, но наступило 22 июня 1941 года...

—    Когда началась война, — вспоминает Владимир Владимирович, — пошел в военкомат. А меня не берут. «У тебя бронь», — говорят. Что делать? Я полушутя, полусерьезно: глядите, мол, от какого бойца отказываетесь, и «выдал» прямо тут же пару трюков. Подействовало! «Раз уж ты на земле «мертвую петлю» крутишь, быть тебе летчиком!» — И тут же подписали направление в авиационное училище...

На фронт Довейко прибыл в качестве командира бомбардировщика дальнего действия. Совершил множество боевых вылетов, бомбил различные объекты противника. На фюзеляже его самолета был нарисован смеющийся клоун и алела надпись: «За советское искусство».

25 апреля 1945 года самолет старшего лейтенанта Довейко в составе девяти лучших экипажей полка в сопровождении истребителей прославленного аса Ивана Кожедуба шел на Берлин, чтобы бомбить рейхстаг. За проведение этой операции он получил благодарность Верховного Главнокомандующего. Десять раз имя Довейко было в списках награжденных.

Кончилась война. Владимир Довейко вернулся в цирк не с пустыми руками: им был продуман сценарий нового номера.

Осенью 1946 года на манеже Московского цирка появился новый номер «Акробаты-прыгуны с подкидными досками», сразу покоривший публику своим стремительным, ураганным темпом, необычайной сложностью трюков. Впервые в цирке Владимир Довейко исполнил тройное сальто с подкидной доски, затем усложнил этот трюк, исполнив тройное сальто с пируэтом, а через некоторое время исполнил с подкидной доски сальто в четыре оборота.

Но он и его партнеры не успокоились на достигнутом. В 1947 году Александр Саженев исполнил с подкидной доски сальто на ходулях. А через некоторое время Олег Понукалин освоил двойное сальто на ходулях с подкидной доски.

В 1966 году бывший участник труппы Довейко В. Замоткин создал свой номер, в котором исполнил с подкидной доски сальто на одной ходуле. Вызов был принят, и вскоре В. Довейко-младший продемонстрировал на одной ходуле сальто с пируэтом, потом — с двумя пируэтами, а затем — двойное сальто на одной ходуле.

Сегодня в ансамбле «Романтики» есть не менее сложные трюки: Геннадий Маслов делает двойное сальто с пируэтом на одной ходуле, мастер спорта, чемпионка Украины по акробатике Марина Довейко — двойное сальто в плечи к партнеру, стоящему на шестиметровом перше, а мастер спорта Евгения Шишкова — двойное сальто прогнувшись на колонну из двух человек...

—    Наше выступление решено в стиле русского народного гулянья, — говорит В.Довейко. — Это подчеркивается костюмами и музыкой, в основу которых положены русские национальные мотивы. К 60-летию образования СССР мы готовим новую редакцию номера: на манеж выйдут пятнадцать акробатов, как бы олицетворяющих пятнадцать союзных республик. Кроме того, мы работаем и над выпуском ряда новых трюков.

Однако Владимир Довейко не только выдающийся акробат и педагог, школу которого прошли многие признанные ныне мастера этого жанра. Заметный след в истории советского искусства оставили и работы Довейко-актера.

Его актерский дебют состоялся в 1930 году в Ленинградском цирке в пантомиме «Москва горит», поставленной по сценарию Владимира Маяковского. Довейко исполнял роль мальчишки-газетчика, разбрасывавшего большевистские листовки и погибавшего от пули жандарма. «Умирал» он настолько достоверно, что гибель его трогала не только зрителей, но и партнеров.

Там же, в Ленинградском цирке, в 1955 году Довейко сыграл одну из главных ролей в пантомиме «Приключения поводыря с медведем», где его партнером был замечательный советский дрессировщик Валентин Филатов. В спектакле было много погонь, драк, пришлось даже овладевать искусством верховой езды. Посмотрев этот спектакль, один маститый театральный режиссер восхищенно воскликнул:

—    Я и не думал, что в цирке есть такие актеры!

Особо следует сказать о героико-приключенческой пантомиме «Подвиг», поставленной в 1975 году в Киевском цирке в ознаменование 30-летия победы над фашистской Германией. В ее основу были положены воспоминания дважды Героя Советского Союза, прославленного партизана А. Ф. Федорова. Владимир Довейко играл в пантомиме главную роль-партизана Федора. Спектакль, остросюжетный и динамичный, был вместе с тем наполнен высоким гражданским пафосом. По окончании представления публика стоя приветствовала артистов, у многих ветеранов на глазах были слезы. За кулисами А. Ф. Федоров тепло поблагодарил создателей и участников пантомимы, а исполнителю главной роли сказал:

—    Володя, я знаю, ты был прекрасным летчиком, но могу уверенно сказать, ты был бы и отличным партизаном.

В цирке есть и еще одна разновидность спектаклей — детские представления. На протяжении многих лет Довейко является их непременным участником. Когда-то давно он сыграл доброго Деда Мороза, который к восторгу детворы творил невероятные чудеса. Но затем «актерская судьба» Довейко в спектаклях круто переменилась. Вначале ему предложили роль злого волшебника Бурана, а дальше — больше: Бармалея, Карабаса-Барабаса и, наконец, роль Бабы Яги. В исполнении Довейко это была весьма эксцентричная особа, распевавшая популярные песенки, лихо отплясывавшая современные танцы и летавшая в реактивной cjyne. Каждое ее появление на манеже юные зрители встречали восторженным ревом, а после представления приходили за кулисы и...дарили Бабе Яге цветы.

А вот так сложилась судьба Довейко-киноактера. Его дебютом на экране была роль немецкого офицера в фильме «Смелого пуля боится», в фильме «Всадники» он предстал в образе немецкого ефрейтора. В киносказке «Самый сильный» ему досталась роль Дива — злого гения, в фильме «Много шума из ничего» по одноименной пьесе Шекспира — роль коварного Борачио. Как видите, все роли — отрицательные. И только в телефильме «Путешествие миссис Шелтон» он сыграл детектива, персонажа не столь уж положительного, но и не окончательного злодея.

Разносторонним дарованиям Владимира Довейко никогда не перестаешь удивляться. Во время гастролей в Австралии на одном из вечеров отдыха он спел несколько песен, а наутро импрессарио предложил ему записать их на пластинку. Гости, приходящие в его московскую квартиру, неизменно обращают внимание на портрет хозяина, нарисованный цветными карандашами, и узнают, что это автопортрет...

Владимир Довейко. Всегда элегантный, подтянутый, всегда по моде одетый, он является предметом восхищения молодых артистов. Сверстники же смотрят на него с некоторой завистью; нет, почетом, уважением, успехом они тоже не обделены. Но кто еще может в день своего юбилея сделать себе такой подарок: исполнить тройное сальто с пируэтом с подкидной доски?

Леонид Енгибаров так писал о Довейко:

«...одной из проблем или целей циркового искусства всегда было создание идеального героя. Но создал его только советский цирк. И мне кажется, среди многих актеров... только один достиг этого сверкающего совершенства: на манеж выходит атлет, гибкий и стройный, безукоризненны черты мужественного лица. И — о чудо! — он не подвластен законам земного притяжения... Он парит, взлетая с подкидной доски. Уверенный и бесстрашный, ввинчивает никем не повторимые, немыслимые сальто и пируэты в пространство... Умудренный, всесильный и добрый, он стоит в белоснежном костюме, и кажется, что вскинутые вверх руки поддерживают купол цирка, иначе он рухнет от оваций. Но когда вы узнаете, что это — один из победителей, раздавивших фашизм, — его тело и руки бросали ревущий бомбардировщик на черную громаду Берлина сорок третьего, — согласитесь, в этом есть что-то поражающее воображение, почти сказочное».

К словам блистательного клоуна о виртуозном акробате, бесстрашном летчике и талантливом актере трудно что-либо добавить...

МИХАИЛ НИКОЛАЕВ



#7 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 390 сообщений

Отправлено 20 Март 2020 - 15:10

Цирковой художник - Александр Фальковский

post-3-0-56525700-1396971357.jpg

 

Цирк ждал такого художника, ждал давно, пристально вглядываясь в каждого, кто приходил сюда с папками эскизов. И такого художника нашел. Имя его — Александр Павлович Фальковский.
 

Он явился сюда из театра. Цирк пришелся ему по душе. Но и цирк горячо полюбил его. Это было взаимное чувство, большое и счастливое.

Дебютант как-то сразу вошел в работу, окунулся в самую гущу цирковой повседневности, дышал той же самой атмосферой, что и акробаты, эквилибристы, дрессировщики, режиссеры. Здесь среди них черпал вдохновение для творчества. Не оттого ли так прочно и так надолго прижился он в цирке, что «ухватил» самую сущность различия между деятельностью театрального художника и циркового. А различие большое и состоит оно в том, что первый получит в свое распоряжение уже завершенное драматургическое произведение, второй же, как правило, — лишь полуфабрикат, лишь условную канву сценария, черновой материал для дальнейшего «доведения до кондиции». И вот тут-то, в процессе творческой разработки замысла, новый художник оказался незаменимым, удивительно точно умел придумывать детали, находить выразительные штрихи, раскрывать подтекст, умел «мыслить зримыми образами», подсказывать актерам и постановщикам единственно верное решение. Вот почему сотрудничать с ним так любили и артисты и режиссеры. Александр Павлович неизменно становился душой постановочной группы.

За долгие годы счастливой жизни в мире цирка Фальковский оформлял номера и аттракционы, прологи дивертисментных программ и сюжетно-тематические постановки, оформлял клоунские ревю и эпилоги представлений, оформлял национальные коллективы, конные сюиты, целые зоологические труппы, оформлял двухминутную эксцентрическую репризу и двухактный цирковой спектакль, словом, проявил себя в самых разножанровых формах.  

В отличие от своих театральных коллег цирковой художник имеет дело с круглой производственной площадкой, обозреваемой со всех сторон. Это обязывает его подчиняться продиктованным законам: Фальковский незамедлительно начал вырабатывать у себя архитектурно-пространственное мышление. Помимо этого ему пришлось стать также еще и инженером-конструктором: вместе с артистами он создавал небывалую трюковую аппаратуру, хитроумные снаряды, электросветовые декорации, изобретал форму клеток и тумб для демонстрации хищных животных, придумывал «костюмы» для слонов, собак и верблюдов.

Будучи главным художником не одного какого-нибудь цирка, а всех сразу, Фальковский мог решительным образом влиять на их постановочную политику. И, конечно же, это не замедлило принести свои плоды. И в Ленинграде, и в Киеве, и в далеком Иркутске — всюду художник сделался живой душой современного цирка.

С первых же дней нашего, теперь уже долголетнего, знакомства меня всегда покоряли глубокие самостоятельные суждения Александра Павловича, блеск острого ума. Общаться с ним, разговаривать, спорить, разглядывать его эскизы, любоваться воплощенным на манеже всегда было в высшей степени интересно. Импонировал очень современный по духу художнический почерк его. Хорошо помнится многое из созданного этим «мастером зримых образов».

Прекрасные костюмы придумывал он звездам арены. Среди них: полные изящества и гармонии со стилем номера для Людмилы Котовой и Юрия Ермолаева; классическое одеяние Юрия Никулина — привычный каждому кургузый пиджачок, брючишки в полоску и на голове приплюснутая шапчонка. Этот облик стал своеобразной визитной карточкой знаменитого клоуна на долгие годы. Хорошо помню и другие удачи Фальковского, например костюм для наездницы Альбины Зотовой; он был решен в условной манере, в двух цветах — синем и красном: красные «генеральские» лампасы на синем трико, красные отвороты на сапожках, красный буденовский шлем (номер назывался «Буденовка»).

Помню многие из созданных им ковров для тематических постановок. Перед глазами огромное, на весь манеж, знакомое всем улыбающееся клоунское лицо в неизменной клетчатой кепке. Плакатным приемом художник изобразил героя постановки ревю «Лечение смехом» — Олега Попова — в окружении стилизованных золотых солнечных лучей. Запомнился и другой ковер, очень живописный, в сине-голубых тонах; он был придуман для сатирического обозрения «Вокруг света», разыгранного талантливыми клоунами братьями Николаем и Петром Лавровыми. Это было озорное гротесковое море, по которому плавали комичные рыбы и бочки: с помощью световый эффектов оно могло становиться то мирно-штилевым, то бурным и разъяренным. Веселое «море Фальковского» прекрасно помогало комедиантам совершать кругосветное путешествие.

Помню радующий глаз ковер к спектаклю «Конный цирк»: вороные и белые красавицы-лошадки бежали на нем по кругу, гордо выгнув лебединые шеи. Совсем в ином стиле, в национальном, был разработан памятный ковер для азербайджанского коллектива. Это великолепное покрытие манежа заговорило традиционным орнаментом и колоритом, будто сошедшим с древних миниатюр земли Вагифа и Самеда Вургуна.

Никогда не забыть остроты впечатления, какое произвел на меня впервые увиденный пол, покрытый узорчатыми фигурами цветного пластика — блестящая находка Фальковского. Это был в некотором роде переворот на манеже, ведь мы с давних пор привыкли к унылым дощатым покрытиям, в лучшем случае побеленным, а тут на арену шагнула сама современность, само великолепие. Декоративно-нарядные полы, покрытые разноцветным пластиком в самых различных цветовых и узорчатых комбинациях, явились впечатляющим новшеством. В этом ряду особенно памятен пол, созданный Фальковским для музыкального ансамбля лилипутов, — в виде клавишей рояля; в какой-то момент клавиатура трансформировалась в гигантскую смолисто сверкающую грампластинку.

Прошло немного времени, и Фальковский вновь удивил своих почитателей новинкой: светящимся полом и таким же барьером — зрелище прямо-таки волшебное! Гигантское ожерелье огней, которые переливчато сияя, носились по всей окружности барьера, и огромный, сверкающий многоцветьем квадрат, словно затейливый витраж — эффект потрясающий! Поражались, помню, не только зрители, но и сами мастера арены.

Восхищаться творческими находками этого художника мне случалось довольно часто. Живо вспомнилось, например, как мы — целая группа журналистов — приехали в Ярославский цирк на премьеру аттракциона «Зубры и тигры» Виктора Тихонова. Он шел во втором отделении. Когда после перерыва я вернулся на свое место, то ахнул — манеж опоясывала клетка небывалого вида. Примелькавшиеся решетчатые ограждения из толстых железных прутьев, которые продержались в цирке без малого сто лет, с той поры как были изобретены немецким укротителем Юлиусом Зеттом, вдруг приобрели иную форму. Новая клетка, разработанная Фальковским, напоминала ажурный круговой фриз, каждую секцию которого украшали, ритмично повторяясь, затейливый орнамент и силуэты тигров и богатырей Беловежской пущи — зубров, «выписанные» проволокой толщиной с карандаш. Легкая узорная решетка, не заслоняя того, что происходило на арене, прекрасно аккомпанировала аттракциону.

Художественной вершиной Фальковского, на мой взгляд, было оформление циркового спектакля «Бахчисарайская легенда». Скупое и вместе с тем полное эстетического очарования, оно оставляло незабываемое впечатление. Ищущий мастер, он прибегнул к органичному соединению мягкой драпировки из воздушной шелковой материи с прозрачными металлическими ширмами. Эти изысканно-изящные ширмы в ходе спектакля переставляли во все новых и новых комбинациях; пробуждая фантазию публики, они всякий раз успешно создавали зримое место действия.

Было бы, однако, ошибкой думать, что образ постановки возникает у художника по таинству внезапного наития. Многие замыслы рождались в настоящих творческих муках. Александр Павлович рассказывал мне, каким тягостным был поиск характера и стиля оформления пантомимы «Пароход идет «Анюта»; вспоминал бурные творческие споры с авторами сценария, тремя опытными литераторами, — они хотели, чтобы в конструкции парохода было все, как у настоящего речного работяги. А Фальковский, будучи противником громоздких декоративных установок, восстал: «Это чистой воды натурализм...» Работа зашла в тупик. И вдруг, когда художник уже собрался отказываться, его осенило: да ведь пантомима-то комическая, разыгрывать ее будут клоуны, следовательно, и манежный пароход должен быть в том же духе — клоунским. Твердо убежденный в своей правоте, он смог убедить и актеров. «Анюта» счастливо проплавала по всем цирковым водам, побив рекорды творческого долгожительства.

Если будущему исследователю циркового искусства, или практику манежа, или просто любителю цирка понадобится узнать подробнее о личности этого мастера, о его творческом методе, о его художественных взглядах и вкусах, о созданном им, пусть раскроет книгу, написанную А. Фальковским, — «Художник в цирке». В этом первом основательном труде, посвященном вопросам оформления арены, труда, который явился итогом, по выражению самого автора, «четверть-вековых Чирковых университетов», итогом раздумий, опыта, ярких свершений, ошибок, экспериментов, читатель найдет подробную информацию о жизни манежа от 50—х годов до 70—х. «Художник в цирке» — это своеобразная энциклопедия сведений и материалов на тему, обозначенную в самом заголовке. В настоящее время неутомимый деятель цирка, заслуженный художник РСФСР А. Фальковский, который в этом году отметил свое семидесятилетие, закончил и сдал в издательство свою новую работу — рукопись книги «Цирковой костюм» — историческое обозрение от истоков этого искусства и до наших дней.

Творчество этого ищущего мастера в масштабах цирка — целая эпоха. Своими свершениями, своими находками Фальковский на долгие годы вперед дал направление поисков многим и многим художникам, которые пришли ему на смену.

Р. СЛАВСКИЙ



#8 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 390 сообщений

Отправлено 21 Март 2020 - 16:32

Гастроли советского цирка в Греции

 

Наше путешествие на землю древней Эллады началось в Ильичевском морском порту близ Одессы. Вагоны с животными и реквизитом программы, отъезжающей на гастроли в Грецию, были погружены на крупнейший в мире железнодорожный паром «Герои Шипки».
 

На трех палубах этого уникального судна размещается 108 железнодорожных вагонов. Капитан парома Анатолий Якутин, узнав, что на судне находятся цирковые артисты, распорядился создать для людей и животных все условия для спокойного путешествия.

В Варне произошла перегрузка животных и реквизита в европейские вагоны, и наш путь продолжался по железной дороге.

Через несколько дней наша так называемая передовая группа сопровождения прибыла в Солоники. А основная группа артистов во главе с руководителем поездки, народным артистом СССР Юрием Владимировичем Никулиным, прилетела спецрейсом Москва — Солоники.

И вот, наконец, смонтировано итальянское шапито «Медрано», в котором нам предстояло выступать. Мы начали обживать его, готовиться к премьере.

Премьера превзошла все ожидания. Зрители восторженно принимали каждый номер программы. Но самый шумный успех выпал на долю наших замечательных клоунов Юрия Никулина и Михаила Шуйдина.

Представление начиналось красочным парадом, поставленным режиссером В. Маториным. Он как бы символизировал дружбу между народами, связь Московской Олимпиады со страной первых Олимпийских игр.

Газеты писали, что Греция увидела настоящий цирковой спектакль, который идет на одном дыхании с первой до последней минуты. Отмечалось незаурядное мастерство джигитов Тугановых, дрессировщика С. Денисова, акробатов Черниевских, гимнастов Ескиных и Аминовых, канатоходцев с медведями Ивановых, жонглеров Ракина и Чжана,жонглера на лошади И. Бараненко, эквилибристов Евдокимовой-Максимчук, дрессировщиков Зезиной и Коваленко, иллюзиониста Стродса; антиподистки Тарасевич. Большим успехом у зрителя пользовался наш оркестр под управлением Виктора Мишенина.

Нам было очень приятно, когда после премьеры к нашим артистам подходили восторженные итальянцы, которые обслуживали шапито и поздравляли артистов с возгласами «экстро», «примо». А ведь эти люди видели на своем веку лучшие номера и программы мирового цирка.

В Солониках мы часто выезжали на экскурсии, знакомились с достопримечательностями города. Очень интересным было посещение археологического музея Северной Македонии, Среди многочисленных экспонатов из золота мы увидели первую золотую Олимпийскую медаль.

В один из выходных дней мы посмотрели представление итальянского передвижного цирка «Роллер». Цирк располагался на окраине города. В шапито на полторы тысячи мест, если не считать наших артистов, было человек шестьдесят зрителей. Для сравнения замечу, что мы выступали в шапито на пять тысяч мест и зал был всегда полон. В программе итальянского цирка были представлены различные жанры, были неплохие исполнители, но не было единого спектакля. Невольно сравнивая нашу программу с итальянской, еще раз убеждаешься в необходимости режиссерского решения программы в целом и каждого номера в отдельности. Итальянские артисты работали на бугристом манеже с барьером, сделанном из фанеры. Манеж был застелен небольшим квадратным ковром-клеенкой. На этом фоне наше манежное оформление с красивыми барьерными дорожками, со стройными березками вокруг манежа и с нарядным форгангом в форме русского кокошника выделялось и настраивало зрителей на определенный лад.

После Солоник мы отправились в столицу Греции Афины. На премьере в Афинах присутствовали представители советского посольства и торгового представительства. А в один из дней в прекрасно оборудованном зале торгового представительства для нас была прочитала интересная лекция о современной Греции. Здесь же, в посольстве, нас всегда ждали свежие советские газеты и журналы.

Часто на наши представления приходили советские моряки, которые заводили в порт Пирей. Мы обменивались свежими новостями, передавали письма и телеграммы морякам для отправки домой. В центре внимания на этих встречах был, конечно же, Юрий Владимирович Никулин. Гости всегда просили Юрия Владимировича сфотографироваться на память, и он охотно выполнял их просьбу.

Интересной была встреча группы наших артистов с командой.

Неизгладимое впечатление на всю нашу труппу произвело посещение жемчужины древней Греции — знаменитого Акрополя. Вот уж поистине дух захватывает от грандиозного творения древних мастеров! И мы были счастливы, что увидели этот величайший памятник мировой культуры.

Девяносто представлений было дано коллективом советских артистов на гастролях в Греции. Об огромном интересе греческого зрителя к Московскому цирку говорит тот факт, что множество людей оставалось у касс, когда все билеты были уже проданы.

Покидали мы гостеприимную и солнечную Грецию с чувством исполненного долга, зная, что у Советского Союза стало еще больше друзей в древней и вечно молодой стране Элладе.

А. ИВАНОВ, артист цирка



#9 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 390 сообщений

Отправлено 21 Март 2020 - 18:15

Степан Петров - артист, воин, педагог

Цирком он увлекся в самом раннем детстве. Первое его выступление перед зрителями состоялось в школе на одном из вечеров. Номер ученика пятого класса Степана Петрова затмил все номера этого концерта.

 

29.jpg

Степа выступил в роли музыкального эксцентрика. Основным его инструментом были бутылки, наполненные на разных уровнях водой. На этих бутылках он бойко выстукивал деревянными молоточками под аккомпанемент фортепьяно галопы, польки, фокстроты и марши, заимствованные им из репертуара казанского цирка.

Весной 1929 года в Москве умер отец Степана Петрова, советский художник, чьи картины до сего времени экспонируются в Музее Революции. Степан со своей матерью Музой Александровной поехали из Казани в Москву, да так там и остались.

После семилетки, сын по настоянию матери сдал экзамены в электромеханический техникум, а поступил учиться в...Техникум циркового искусства на музыкального эксцентрика, чем привел в ужас Музу Александровну. Но будучи в душе и музыкантом и эксцентриком, Степан, наглядевшись в цирке на таких мастеров, как Барассетта, Костанди и Петролли, братья Кольпетти, Бим-Бом, семья Лавровых, ни в какое другое учебное заведение поступать и не мыслил.

Закончив Техникум циркового искусства в 1935 году, Петров выпустился с музыкально-эксцентрическим номером. Партнерами его были Семен Задорожный и яркая, обаятельная актриса Евгения Робачук. Ощущая недостаточность своего музыкального образования, Петров в 1937 году поступает в Московское музыкальное училище имени Ипполитова-Иванова и, окончив его по классу ударных инструментов, вновь возвращается в цирк. Работает, накапливает опыт и мечтает о создании новых, оригинальных музыкальных инструментов. Осуществиться мечте было суждено гораздо позже.

В июле 1941 года артист цирка Степан Петров в рядах Московского ополчения ушел воевать. Близорукий «очкарик», какой-то незащищенный в обыденной гражданской жизни, Петров на фронте получил звание младшего сержанта и много раз успешно ходил в разведку.

В 1943 году в цирке на Цветном бульваре Степан появился с забинтованной шеей. На наш вопрос о том, что с ним произошло, он, как всегда, широко улыбаясь, коротко объяснил: «Был все время на передовой. Угодил в госпиталь. А теперь вот — стою перед вами».

Позднее Петров подробно рассказал о своем тяжелом ранении.

— Шли в наступление. Во время перебежки меня что-то хлестнуло, обожгло, я упал. Придя в себя, почувствовал тупую боль в левой стороне шеи. Левое ухо и глаз были залиты кровью, и теплая струйка продолжала стекать по щеке. Голова кружилась, но сознание работало. И я подумал: ну, вот и я помираю. И вспомнилось мне, что вот сейчас, как полагается в таких случаях, передо мной должна пройти вся моя жизнь. Лежу, жду, но фильм о моей грешной жизни передо мной почему-то не прокручивается, а вот который уже раз подряд вспоминается все один и тот же эпизод из моего детства. Вы, ребята, тоже должны помнить этот казанский эпизод. Мама послала меня в кондитерскую. А я, встретив вас на обратном пути, начал щедро угощать конфетами. Около дома я обнаружил, что в пакете осталось всего четыре конфеты. Посмотрев на мою расстроенную рожу, вы поняли, в чем дело и пошли вместе со мной к маме. Выслушав нас, мама рассмеялась и сказала: «Ну вот и хорошо. Четыре конфеты. Нас четверо. Сейчас будем пить чай... И тут я, лежа на поле брани, подумал: если мне в такую минуту лезет в голову такая чепуха, значит, буду жить дальше. И вот, как видите, не ошибся.

1946 год. Демобилизация. Снова цирк. Снова музыкальная эксцентрика. И вот тут осуществляется его давняя мечта: он изобретает и практически создает своими руками новые музыкально-эксцентрические инструменты, используя их в своем номере.

Петров и его партнеры катались на роликовых коньках, снабженных музыкальными инструментами. Звучал вальс Вальдтейфеля «Конькобежцы». Артисты исполняли элементы фигурного катания под аккомпанемент...своих музыкальных коньков.

На манеже демонстрировалась старинная спортивная игра «Серсо». Играющие перебрасывались кольцами. Кольца, перелетая от партнера к партнеру, звучали, рождая мелодию вальса. Исполнялась сценка комического бокса. Во время ударов боксерские перчатки издавали звуки, которые слагались в популярную песенку из кинофильма «Первая перчатка».

Таким образом, Петров создал новые цирковые музыкальные инструменты, которые не значились ни в каких каталогах мира. Он внес свой вклад в развитие такого сложного жанра, как музыкальная эксцентрика.

Степан Петров владел несколькими инструментами: аккордеоном, саксофоном, концертино, ксилофоном, фортепьяно. Профессионально делал оркестровки для музыкально-эксцентрических номеров.

Есть люди, у которых педагогический талант проявляется очень рано. К числу таких людей относился и Степан Петров.
Как-то мы зашли к народному артисту СССР Владимиру Волжанскому. Он. сидел и вырезал что-то из дерева. Волжанский рассказал нам, что искусству резьбы по дереву его обучил Петров, когда оба они учились в Цирковом техникуме.

В течение всей своей творческой жизни Петров работал со многими партнерами. Многих партнеров учил. У некоторых учился сам. У таких, как старейший мастер этого жанра Евгений Николаев и знаменитые клоуны братья Лавровы Петр и Лаврентий. В разные годы его партнерами были С. Бондарева, Г. и А. Евтушенко. Позднее эти артисты создали свои собственные номера. Много лет, до самого перехода на режиссерско-педагогическую работу, Петров выступал в музыкально-эксцентрическом дуэте с Галиной Анзорге.

В этом произведении и были использованы звучащие боксерские перчатки и музыкальные летающие кольца. Номер был построен на конфликтной ситуации. Она — подвижная, быстрая, энергичная. Он — медлительный, стеснительный, мешковатый, но пытающийся «блеснуть» перед дамой. Ему очень хочется исполнить соло на своей незамысловатой дудочке, но не успевал он вытащить ее из кармана, как партнерша вручала ему тот или иной инструмент.

При очередной его попытке извлечь из кармана злополучную дудочку, она быстро подводила его к высокому нотному стану, на котором лежали ноты — музыкальные летающие кольца. Эти кольца-ноты исполнители постепенно снимали с нотного стана и перебрасывали друг другу. Когда последняя «нота» была снята, на стане оставались лишь одни нотные линейки. Но и линейки начинали звучать. И снова (в который раз!) партнер вытаскивал свою дудочку, и снова партнерша препятствовала его сольному выступлению. Но тут добродушный чудак выходил из повиновения и «показывал, наконец, характер». Партнерше приходилось покинуть манеж. Но, убегая за форганг она многозначительно грозит ему кулаком. Наконец-то один! Наконец-то может свободно солировать. Лихо пританцовывая, он исполняет на дудочке мелодию из оперетты «Сильва». Из-за форганга появляется клоун в ярком костюме. В руках у него две пары боксерских перчаток. Клоун бросает своему противнику перчатки. Тот, принимая вызов, надевает их, и начинается боксерский поединок. Исполняется сценка комического бокса со звучащими перчатками, о которой мы писали выше.

Клоун выигрывает «бой». И тут происходит трансформация. Молниеносно сброшены костюм и маска клоуна. Перед изумленным партнером стоит она. Так заканчивался номер.

Десять лет Степан Степанович Петров вел режиссерско-педагогическую работу в Государственном ордена Трудового Красного Знамени Училище циркового и эстрадного искусства. Имел много учеников. При его участии были выпущены интересные номера: музыкальный клоун-акробат М. Орлов, музыкальный соло-клоун В. Лебедев, комический эквилибрист на свободной проволоке, музыкальный эксцентрик В. Слободенюк, монгольская музыкальная клоунская группа и другие.

На этом нам бы хотелось и закончить рассказ о друге нашего детства — Степане Петрове. Но, к сожалению, мы должны ко всему рассказанному добавить, что 3 ноября 1981 года ученики, друзья, и товарищи по работе стояли на манеже Циркового училища в почетном траурном карауле, прощаясь со Степаном Петровым навсегда.

С. КУРЕПОВ, И. ФРИДМАН



#10 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 390 сообщений

Отправлено 21 Март 2020 - 18:21

Союзгосцирк предложил количество багажа

 

Вот уже несколько лет на всех партийно-хозяйственных активах Всесоюзного объединения Союзгосцирк, когда обсуждаются вопросы, связанные с транспортными перевозками, говорят об огромных транспортных расходах, неизбежных при перевозке реквизита.
 

Союзгосцирк предложил сравнительно недавно всем артистам и всем коллективам сократить вес и количество перевозимого багажа. Ну что же, это деловое и важное предложение. Наш коллектив «Цирк-ревю» оперативно решил эту задачу, хотя решение ее и не было легким и беспроблемным. Преодолели трудности, сократили вес и количество багажа, готовы в путь.

Ну и куда же мы едем? Сейчас кстати будет проследить маршруты наших дорог уже нами пройденных и вновь планируемых: Харьков — Ереван — Омск, Н. Тагил — Красноярск — Владивосток — Волгоград (причем во Владивостоке — гастроли сроком 20 дней). Это уже пройденные маршруты по разнарядкам отдела формирования.

Любопытно было бы подсчитать, в какую денежную сумму встало государству такое планирование, если еще учесть, что «Цирк-ревю» — далеко не маленький коллектив. И не нужно быть специалистом, чтобы понять, что экономия за счет сокращения багажа коллектива — это крупица в сравнении с затратами на перевозку из одного конца страны в другой.

Что происходит сегодня? Коллектив «Цирк-ревю» отработал 13 месяцев в Москве. Затем начал гастроли в Ворошиловграде (30 дней), потом в Гомеле (39 дней). Кстати дирекция Гомельского цирка просила оставить наш коллектив в Гомеле подольше, так как гастроли проходили с аншлагами. Так нет! Нас послали в Сочи — и опять на месяц. Просто даешься диву. Все трубят об экономии, а наши вагоны и платформы мечутся по стране, как ткацкий челнок. Сколько было разговоров и постановлений планировать работу по территориальным кустам. Так кто же, спрашивается, нарушает режим экономии? Почему слово расходится с делом?

М. ТАЗАПЧИЯН, В. СЫЧЕВ, Л. ЕГОРОВ — члены коллектива «Цирк-ревю»



#11 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 390 сообщений

Отправлено 21 Март 2020 - 18:34

Сын цирка

 

Несколько лет назад наш журнал рассказывал о повести «Я клоун» (издательство «Детская литература»), написанной артистом цирка и эстрады Константином Зайцевым.
Юный Глеб Колышкин поступает в цирковое училище вопреки воли родителей, мечтавших, что сын пойдет по стопам отца — профессора математики. Но Глеб, горячо полюбивший цирк, успешно заканчивает училище и становится клоуном. Со временем к нему приходит большой успех. Вот о чем была эта книга.
Сейчас К. Зайцев закончил работу над новой детской повестью «Сын цирка». Ее главный герой — сын Глеба Колышкина Владимир. Ученик восьмого класса средней школы, он много времени проводит в цирке, много и упорно занимается акробатикой.
Однажды Владимир привел на репетицию своего одноклассника Федора Рожнова, впервые в жизни переступившего порог цирка. Что произошло потом, читатели узнают из отрывка, предлагаемого их вниманию.

 

Бежим вдоль Цветного бульвара.

Вот и цирк рядом с Центральным рынком. Служебный вход. Вахтер Кузьмич относится ко мне с почтением — сын Глеба Колышкина! — пропускает вместе со мною и Федю.

В гримировочной моего отца стены увешены яркими цирковыми плакатами. Федя смотрит на них разинув рот. Удивляют его и странные костюмы, они висят на вешалке. Удивляет все.
—    Арбуз-то здесь зачем?
—    Тебе нравится? Так мы его бросим...

Снимаю с полки арбуз и швыряю на пол. Федя ахает, но арбуз отскакивает от пола и снова оказывается у меня в руках. Рожнов радостно заливается.

—    Вот черти, мячик раскрасили! А эти тоже прыгают? — Он показывает на куриные яйца, они доверху наполняют стоявшую на полу корзину.

Хочет взять яйцо, осмотреть, что ли, но я опережаю его, словно нечаянно опрокидываю корзину, яйца летят на пол. Ай, Федя, ну наивняк! Даже отскочил в сторону. А яйца-то повисают в воздухе и болтаются на ниточках, привязанных к корзине.

Мой приятель в восторге.

—    До чего додумались!

Я раздеваюсь, надеваю репетиционную майку, трусы, тапочки и веду Федю в круглый зрительный зал цирка. Рожнов пораженно озирается, удивляется всему. Сажаю рыжего друга в первый ряд. На местах тут и там расселись артисты цирка. Отрепетировав сами, они любят смотреть, как репетируют другие. Кричат мне:

—    А ну, Володя, покажи класс!

Машу им рукой и перепрыгиваю через барьер на манеж. Там репетируют акробаты-вольтижеры Зеверовы, мои друзья. Они радостно галдят, обнимают меня. Руководитель номера, Семен Иванович, садится на барьер.

—    Перерыв, ребята! Попрыгайте с Володей.

Быстро разминаюсь, делаю пару кульбитов, пару курбетов. И вот они, прыжки вперебой. Мой первый прыжок — группированное заднее сальто с рондата. Скрутил и гляжу на Федю. Эх, как отвисла у него челюсть, совсем обалдел!

Мы с Зеверовыми соревнуемся, прыгаем и все усложняем прыжки, составляем из прыжков комбинации, «окрошки». Я демонстрирую свою коронную «окрошку»—«крест»: арабское сальто вправо, арабское влево, заднее сальто и в темп переднее. На местах — крики одобрения.

Семен Иваныч встает с барьера.

—    Ну-ка, Володя, давай кисти в кисти!

Поднимает меня вверх на вытянутые руки. Стою вверх ногами, опираясь кистями своих рук на его кисти.

—    Переходи на одну! — кричат с мест.

Перевожу тяжесть тела на одну руку, другую отвожу в сторону. Стоим не шелохнувшись.
Семен Иваныч опускает меня на ковер и хлопает по плечу.

—    Мировой ты стоечник, Володя! Тебе бы к нам в номер... Да разве папаша отдаст? В клоуны, конечно, наметил... — Вдруг обращает внимание на Федю. — А это твой приятель, болеет цирком, что ли? Тоже клоуном хочет быть? Ну, ему сам бог велел, вон он какой...
—    Тс-с, — шепчу я. — Не называйте его рыжим, очень обижается...
—    С характером, значит? — усмехается Семен Иванович и вдруг весело кричит. — Эй, блондин, хочешь акробата из тебя сделаем? Чего сидишь, иди на манеж!

Что с Федей? Как встрепенулся! Ошалело смотрит на Семена Ивановича, сомневается, не разыгрывает ли?

—    Ну, иди-иди, сними куртку-то, — настаивает Семен Иванович. Рожнов вскакивает и рвет с себя куртку.
—    Что у него на ногах? — спрашивает меня Семен Иванович,
—    Ботинки. Тапочек с собой нет.
—    Пусть идет в носках.

Федя опускается на место с поникшей головой.

—    У меня носки рваные.
—    А ты босиком.

Федя молниеносно разувается, сбрасывает носки, перелезает через барьер на манеж. Семен Иваныч осматривает кандидата в акробаты. Нет, парень вроде ничего.

—    Ну-ка, давай передний кульбит. Что такое группировка — знаешь? Володя, покажи ему группировку и кульбит.

Кульбит — трюк самый простой, кувырок через голову на ковре, а все же требует сноровки. Показываю и группировку и кульбит.
Федя тут же повторяет за мной кульбит, группировку держит и вот встал бы уже на ноги, но ударяется подбородком о свои колени.

—    Расставь масталыжки-то, чубук, зубы выбьешь! — кричит Семен Иваныч.

Федя торопится повторить кульбит, колени расставил, но забыл про группировку, распустил ноги и не смог подняться. Но моментально, не дожидаясь окрика, вскакивает, снова крутит кульбит и на этот раз и группировку держит и колени расставляет и оказывается на ногах. Семен Иваныч улыбается.

—    Э-э, да он хваткий! Попробуем стойку. Поставь ладони на ковер на ширину плеч. Пальцы-то растопырь! Та-ак!.. Задери ногу. Локти не гни, чубук! Теперь давай вторую ногу.

Семен Иваныч держит Федю за ноги, тот стоит на руках.

—    Голову не задирай, опусти! — командует Семен Иваныч.— Плечи втяни!

Как Федя старается! Тянется изо всех сил, стоит твердый, словно кол. Семен Иваныч убирает руки, видно, надеется, Федя будет стоять сам. А где у Феди баланс? Затверделый Рожков падает на ковер плашмя, ровный, как доска. Ему не больно: под ковром слой опилок. На местах хохот. Хохочет и Семен Иваныч.

—    Что же ты, чубук, аршин проглотил, что ли? Ноги надо было подставить. Ну, ладно, Володя, займись с ним, а нам репетировать надо.

Мы с Федей отходим в сторонку, чтобы не мешать Зеверовым.
Федя лепит кульбит за кульбитом, непрерывно, как машина. Наконец передний получается уверенно. Задний кульбит чуть труднее, еще плохо дается. А на руках Федя стоит с моей помощью, держу его за ноги, учу балансировать.
Фу-у, наконец-то ученик выматывается окончательно. Направляемся в гримировочную. Уходя, Федя благодарит Семена Иваныча за «науку». Тот усмехается.

—    Приходи еще, блондин, всему научим, плясать на руках будешь.

Насмешил меня Федя. Пришел на другой день в школу бледный и сразу бросился ко мне, зашептал в ухо:

—    Беда-то какая, Колышкин, не могу сегодня в цирк пойти.
—    Что так?
—    Болен...
—    Что болит-то?
—    Все болит. Рук-ног поднять не могу...
—    Перетренировался ты, Федя. Это у тебя крепатура.
—    Чего?
—    В цирке так называют мышечную боль. Ерунда, стоит сделать два-три кульбита — и как рукой снимет.

Рожнов в восторге.

Не понимаю, что меня заставляет возиться с этим парнем? Опять после школы отправились в цирк. Теперь уж Рожнов явился на манеж в полной репетиционной форме: трусах, майке и в парусиновых

ботинках. Как всегда в это время, на манеже репетировали Зеверовы. Они осматривали Федю, хлопали по плечу.

Семен Иваныч развел руками.

—    Ну, блондин, теперь ты настоящий циркач! — И подмигнул мне. — Заело его — значит, будет акробатом.
Как я и обещал, боль в мышцах у Феди после хорошей разминки исчезла, и опять он репетировал до изнеможения.

В гримировочную шел, еле волоча ноги, и все же удивленно глазел по сторонам.

—    Вов, а что здесь бывает вечером?

Оказывается, он ни разу в жизни не видел циркового представления. Что делать? Вечером повел его в цирк, смотреть программу. Провел без билета, опять служебным входом. И сидели на приставных местах.

До чего интересно наблюдать за Федей! Смотрит на манеж, выпучив глаза, словно загипнотизированный. И, чудак-человек, как забавно на все реагирует. Воздушные гимнасты исполняют опасный трюк под барабанную дробь, Федя сжимается, втягивает голову в плечи. Трюк получился, Федя шумно вздыхает и непрерывно шевелит губами, бормочет что-то себе под нос. А вот уже хватается за живот, прямо сотрясается от смеха, раскачивается и бьет ладонями по коленям. Это мой отец смешит публику шутками-репризами. На манеже наездница отчаянно мчится, гикает, выдает трюк за трюком в бешеном темпе. Таков уж он, вольтиж на лошади. Федя аж подпрыгивает на месте, даже подкрикивает ей. Как бы удивился, узнай, что эта наездница моя мама.

В антракте веду Федю за кулисы в знакомую нам гримировочную. Мама уже переоделась, Федя не узнает наездницу. Зато на отца смотрит во все глаза. Батя, в своем клоунском костюме и гриме, сидит перед зеркалом усталый.

—    Знакомьтесь, мой школьный товарищ Федя Рожнов!

Предки заулыбались.

—    Постой, — смотрит на Федю отец, — это он хочет быть акробатом?
—    Он самый. Правда, Федя?

Гроза восьмого «А» краснеет и молчит.

—    Что же ты робкий такой? — смеется отец. — Акробат — это, брат, отчаянная головушка.

Федя пылает. Незаметно, непрерывно дергает меня за штаны. Все ясно, человек на грани...

—    Извини, батя, мы пойдем...
—    Идите в буфет. — Мама дает мне мелочь. — Угостить друга. В буфете беру бутылку лимонада и пару пирожных.
—    Мама у тебя добрая, — говорит Федя, жуя пирожное, — а здесь-то она кто?
—    Наездница.
—    Врешь!
—    Ты же сам видел ее на манеже.

Федя чуть не давится пирожным.

—    Неужто это была она?

Он долго не может прийти в себя, наконец вздыхает.

—    Да-а, ты-то уж, конечно, будешь артистом.

Эх, как задумался, загрустил, даже отказался от лимонада. Второе отделение Федя смотрел поскучнев и уже не дергался. Даже выступление Зеверовых не взбодрило его. А к концу представления совсем скис.

После представления, на улице, спросил его:

—    Что с тобой, Рожнов? Не понравилось тебе, что ли?

Аж сморщился от досады.

—    Скажешь тоже, не понравилось! Только не достичь мне этого. Кто меня научит? Ты сам-то еще учишься...
—    Хочешь обрадую? В Москве есть цирковое училище — ГУЦЭИ. Вот там научат. Можешь туда поступить.

Федя замирает на месте, смотрит подозрительно.

—    А ты не брешешь?
—    Честное слово.

Федя оседает.

—    Экзамен-то, видать, трудный?
—    Да уж, на руках ты должен уметь стоять. И хоть какое сальто скрутить.

Ох, ярко пылает парень! Не зальешь...

—    Сальто, Рожнов, я тебя научу крутить. Но если бы только сальто. Чтобы туда поступить, надо еще восемь классов окончить и без единой двойки, понял? Да и с одними тройками тоже могут не принять.
Паника возобновляется.

—    А тут кто мне поможет? Ты сам двойку схватил.
—    А нашу отличницу попросим.

Федя удивленно таращится на меня, и я поясняю:

—    Да, Марину. Она девчонка тихая и добрая. Только о цирке ей пока ни гу-гу, слышишь?
—    Пусть подохну под забором!

«Подохну» — это его любимая клятва.







Темы с аналогичным тегами Советский цирк. Июнь 1982 г., Советская эстрада и цирк.

Количество пользователей, читающих эту тему: 1

0 пользователей, 1 гостей, 0 анонимных

  Яндекс цитирования