Перейти к содержимому

Фотодром Шираслана. Новое
подробнее
Международный фестиваль циркового искусства «Золотой слон» в Жироне(10th International Circus Festival Gold Elephant in Girona).
подробнее
Животные в цирке- наша жизнь, наша самая большая любовь.
подробнее

Фотография

Журнал Советская эстрада и цирк. Январь 1985 г.

Советская эстрада и цирк Советский цирк Январь 1985 г.

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 12

#1 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 20914 сообщений

Отправлено 09 April 2022 - 09:54

Журнал Советская эстрада и цирк. Январь 1985 г.

 

 

 

 

 

Советский цирк в 2000 году

 

Генеральный директор Всесоюзного объединения «Союзгосцирк» В. Г. КАРИЖСКИЙ открывает конференцию

Когда тема этой конференции только обсуждалась, многие считали, говорить о двухтысячном годе пока преждевременно.
 
003.jpg
 
Нафантазировать, мол, можно много, а что там будет на самом деле — неизвестно. Тут действовала некая магия цифр. 2000 год. Новый век! Какие тогда будут вкусы, требования, возможности? Но если спросить иначе: как планируете работу на ближайшие десять-пятнадцать лет, то многие бы дали достаточно конкретный ответ.
 
И вот научно-практическая конференция, подготовленная Союзгосцирком и Всесоюзным научно-исследовательским институтом искусствознания Министерства культуры СССР, состоялась. С большим, обстоятельным докладом выступил профессор Ю. Дмитриев, затем на трибуну выходили ведущие артисты цирка, режиссеры, композиторы, художники, ученые, литераторы, журналисты, работники Союзгосцирка, Всесоюзной дирекции по подготовке новых цирковых произведений.
 
Они горячо обсуждали проблемы сегодняшнего дня, и становилось ясно: основы цирка 2000 года закладываются в наши дни. Действительно, «Звездных канатоходцев» Волжанских, «Штраусиану» Ю. Ермолаева, жонглера С. Игнатова, дрессировщиков Шевченко зрители впервые увидели, кого в 60-х, кого в 70-х годах, а номера эти и поныне в числе лучших. Значит, все выдающееся, созданное сегодня, может демонстрироваться на манежах в новом веке. Потому-то на конференции разговор шел о вещах вполне конкретных. О состоянии иллюзионного жанра, о достижениях в области акробатики, гимнастики, эквилибра, о режиссуре, о музыкальном и художественном оформлении номеров и программ, о работе постановочных цирков, о подготовке режиссерских и административных кадров в ГИТИСе, о создании там же заочного отделения по актерскому мастерству. Научные сотрудники института искусствознания сообщили результаты зрительских опросов, которые выявили, что цирк, к сожалению, становится зрелищем для детей, а молодежи на представления ходит мало. Всего семь процентов от общего числа зрителей. Те, кто посещают цирк, предпочитают клоунаду, иллюзионные аттракционы, крупных дрессированных животных.
 
Присутствующие на конференции ознакомились с планами работ некоторых цирков и Московского «цирка на сцене», с деятельностью Ленинградского циркового музея, узнали о строительстве новых стационаров, о том, какими станут наши «передвижки», гостиницы и базы отдыха.
 
Когда выступали народные артисты СССР И. Бугримова, Ю. Никулин, Н. Ольховиков, народный артист РСФСР А. Николаев, зал отвечал аплодисментами. О делах, глубоко волнующих и ораторов и слушателей, говорили В. Парижский, Ф. Бардиан, Н. Иванов, В. Козлов, Р. Славский, М. Немчинский, А. Зайцев, И. Тернавский, В. Воробьев, научные сотрудники института искусствознания В. Фролов, Л. Бояджиева, Н. Чернова. Особенно надо выделить речь Н. Румянцевой, в которой наиболее конкретно были даны ответы на вопрос: каким может быть наш цирк в 2000 году? Итак, проблем затронули много, осветили широкий круг вопросов. И главное. Конференция дала деятелям цирка точный ориентир — замысливая новые произведения сегодня, думать о будущем.
 
А если о будущем, то думать и о будущих творческих встречах, симпозиумах, конференциях. На них надо продолжить серьезный разговор о состоянии цирковых жанров. Почему продолжить? Да потому, что на конференции предполагалось в нескольких содокладах проанализировать основные цирковые жанры. Этого, к сожалению, не случилось. На содоклады, как и на все прочие выступления, распространялся пятнадцатиминутный регламент. О каком серьезном исследовании жанра могла бы тут идти речь? Поэтому В. Волоковой, говорившей об эквилибре, пришлось беглой скороговоркой закончить самую интересную часть доклада, а Н. Павленко, рассказывавший о дрессировке хищников, не успел сообщить аудитории, как мне показалось, даже половины своих мыслей. Может быть, стоило сократить общее число выступлений (их было около сорока), а на содоклады отвести больше времени? Тогда ораторы не скользили бы по поверхности темы, а занялись бы более серьезным исследованием.
 
Вспомним: зрители отдают предпочтение клоунаде, иллюзии, дрессировке крупных животных. Но какой именно клоунаде, иллюзии, каким аттракционам с животными? Зрители, вероятно, не всегда могут точно сформулировать свои требования. В лучшем случае они назовут фамилии тех артистов, которые им нравятся. Но ведь мы знаем: одни клоуны сразу становятся любимцами публики, а другие с трудом «выжимают» смех в зале. Одни иллюзионные аттракционы собирают полные сборы, а во время гастролей других видим полупустые амфитеатры. То же и с показом дрессированных животных. Так какие же современные номера этих жанров привлекают сердца? И почему?
 
Из выступлений мы получили общее представление о положении в жанре иллюзии, узнали мнение мастеров о сути и смысле фокуса: не следует излишне увлекаться техническими новшествами, они рано или поздно становятся достоянием участников кружков «Юный техник». Самые занимательные иллюзионы строить надо так, чтобы в основе их лежала хитроумная загадка, тайна. И тогда зрителю, будь он даже физик-изобретатель, придется поломать голову над разгадкой. За этим будут идти в цирк даже в новом веке.
 
О дрессировке, акробатике, жонглировании, гимнастике на совещании говорилось, и немало. Но вдумчивого, обстоятельного разбора жанров мы не услышали. А не умея верно оценить настоящее, трудно строить прогнозы на будущее. И уж, конечно, необходим обзор режиссерских работ, работ над отдельными номерами и целыми программами.
 
Если мало говорить о своих современниках, а только вспоминать прошлое, то в результате может сложиться мнение, что лет тридцать-сорок назад все было гораздо лучше, чем теперь. Всем известно — «что пройдет, то будет мило». Но если прошлое для нас всегда чуть окутано розовой дымкой, то давайте не будем на нынешний цирк смотреть через искаженное и темное стекло. Достаточно обратиться к творчеству Ю. Мандыча, чтобы начать деловой разговор об уровне современной цирковой режиссуры...
 
Прав Юрий Арсеньевич Дмитриев, сказавший в заключительном слове, что время идет и зритель предъявляет к цирку иные требования, и, например, акробатические группы, «гремевшие» в 30-е годы, сейчас того успеха уже не имели бы. Его слова хорошо подтверждаются творчеством мастеров, чутко умевших чувствовать время.
 
Когда-то В. Волжанский с партнерами показывал «Лесную идилию» — акробатическую сюиту с элементами эквилибра. Номер эффектный, кто-нибудь другой работал бы с ним всю жизнь. Но только не Волжанский. Он выбрал канат, без конца экспериментировал, отыскивая в этом снаряде неоткрытые ранее возможности, пока результатом его труда ни явился замечательный аттракцион. Пройдут годы, но еще долго исполнители этого жанра будут сверять свои замыслы с тем, что сделал, придумал, осуществил этот большой артист.
 
А «Медвежий цирк» В. Филатова! Сразу — грандиозный успех. Медведи его вроде бы умели делать все, но Филатов находил что-то новое, вводил то новый трюк, то новый штрих. После него выйти на манеж и демонстрировать дрессированных медведей казалось невозможным. Он, как говорится, закрыл тему. Нужно было искать какой-то совсем иной ход, иной поворот, чтобы зрители не сказали: «Все это уже было у Филатова».
 
Тут не могу не вспомнить о В. Белякове. Его «подкидные доски» в 30-е годы славились рекордными достижениями. Сальто на четвертого пятым, где в основании «пятиэтажной» колонны стоял всего один нижний,— уникальный трюк даже по нынешним меркам. Но манеж — не только для рекордов. Артисту хотелось как-то иначе выразить себя, и он придумал совсем новый акробатический снаряд — качели. А потом в «Русских качелях» партнерами акробатов стали медведи. Роль дрессировщика в аттракционе почти неприметна. Этим было задано направление поиска. И вскоре в группе турнистов появились медведи-тур-нисты, у антиподистов — медведи-антиподисты, у музыкальных эксцентриков — медведи-музыканты. Это хорошо. Вот когда множатся копировщики — плохо. А последователи развивают идею вширь и вглубь, давая в свою очередь посыл новым поискам и, хочется верить, открытиям.
 
Такие этапные работы, за которыми следуют другие, тоже достаточно интересные, есть почти во всех жанрах. В свое время под купол поднялся первый вращающийся аппарат — «вертушка». И сколько на этой основе возникло удивительно разнообразных номеров, лирических, героических, овеянных романтикой моря и романтикой космоса. И все было хорошо, пока не наступил( «вертушечный» бум, после чего спрос на эти номера резко упал...
 
Как происходят открытия в цирке, как часто они случаются? Одни умеют развивать новые тенденции, другие просто слепо копируют, вызывая «перенасыщение рынка». Как от этого избавиться? Исследовать состояние жанров, выявить отстающих, указать на оригинальное, современное, обнаружить ростки нового, только зарождающегося — задача наших цирковедов. Но для того чтобы практики получали обоснованные рекомендации, исследование цирковых жанров должно вестись глубоко и планомерно.
 
И несколько слов о выступлении кандидата искусствоведения Н. Черновой, коснувшейся проблемы «театрализации» цирка. Мысль ее заключалась в следующем. Цирк, как всякое искусство, отражает действительность, но отражает только ему присущими выразительными средствами. И не надо их подменять средствами других искусств. Можно использовать на манеже отдельные балетные приемы, но именно использовать, а не подменять цирк балетным или драматическим театром.
 
Это высказывание тем более заслуживает внимания, что Н. Чернова занимается искусством балета, но, просмотрев несколько цирковых программ, увидела — проблема существует, и о ней самое время говорить. К сожалению, никто из выступавших позже эту тему не поддержал, А ведь ответ на этот вопрос в значительной степени определяет, каким быть цирку в будущем.
 
Да, наши лучшие цирковые представления несут в себе интересную мысль, идею. Обычная демонстрация ловкости, умения, бездумное чередование номеров все реже привлекают зрителей. Поэтому режиссеры не перестают искать новые формы подачи программ, где номера как бы нанизываются на смысловой стержень. Такие представления называют спектаклями. Но лучшими, на мой взгляд, становятся спектакли, решенные цирковыми средствами.
 
Получая письма читателей, беседуя с молодежью (все-таки посещающей цирк), читаю и слышу: «Нам хочется видеть риск акробатов, канатоходцев, укротителей, бесстрашие гимнастов, хочется видеть хороших клоунов и фокусников, а нам половину вечера декламируют стихи, поют песни, записанные на фонограмму, показывают весьма незамысловатые танцы».
 
Пусть не покажется, что я выступаю против литераторов, я — за них, но за тех, кто берет на себя труд вникнуть в специфику цирка, кто учится мыслить репризно, «по-цирковому». К этому, кстати, призывал с трибуны давно пишущий для манежа Л. Кук-со. Но познать тайны манежа нелегко, гораздо проще, привычней написать безликие стихи на заданную тему. Но, может быть, в этом одна из причин, почему мы теряем молодого зрителя? Чем слушать в виде приложения посредственные стихи и песни, чем видеть примитивную актерскую игру на манеже, не лучше ли пойти в театр или на эстрадное представление?
 
Народный артист РСФСР А. Николаев сказал на конференции: «Зрители хотят видеть цирк, способный удивлять, хотят видеть представление, где всегда присутствует какой-то фокус. Конечно, не только иллюзионный. Зрителей надо увлекать, удивлять новыми идеями, оригинальными мыслями». Я бы продолжила: удивлять оригинальными мыслями, выраженными средствами цирка. Клоун и режиссер Андрей Николаев как раз умеет это делать.
 
Сейчас много пишут о взаимопроникновении разных видов искусств, о синтезе жанров. То же самое происходит и в цирке. Он вбирает в себя многое, он пользуется приемами драматического и балетного театра, приемами кино; представление, наполненное музыкой, требует продуманного художественного оформления, но все эти компоненты должны подчиниться законам манежа. Зрители идут в цирк на цирк — яркий, остроумный, блестящий, веселый, полный романтики, лиризма, полный героических образов и поступков. Поступков истинных, а не сыгранных поступков, совершаемых смелыми людьми. Такой современный цирк представлен дрессировщиками Шевченко, джигитами Нугзаровыми, гимнастами Пантелеенко, Л. Головко и П. Любиченко, Н. и Ю. Александровыми, эквилибристами Сарач, жонглерами С. Игнатовым, Г. Поповичем и многими многими другими.
 
К ним, наверное, следовало обратиться перед конференцией с анкетой. Вопросы для нее — дело весьма серьезное, продумали бы цирковеды. И если бы на одни и те же вопросы отвечали исполнители разных жанров, отвечали известные мастера и совсем юные артисты, отвечали бы жонглеры, клоуны, акробаты, гимнасты, дрессировщики и, разумеется, режиссеры, то сравнительный анализ анкет дал бы более полную картину того, как представляется деятелям манежа цирк будущего.
 
Правда, такую анкету разослать еще не поздно. Ведь это была первая, но, видимо, не последняя конференция на данную тему. Но затягивать, откладывать дело тоже не стоит. Пятнадцать оставшихся лет это, как выяснилось, совсем не так уж много, когда речь идет о судьбах манежа.
 
ГЕНРИЕТТА БЕЛЯКОВА

 



#2 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 20914 сообщений

Отправлено 10 April 2022 - 10:14

Станислав Геннадиевич Транхтенберг 

 

Это было необъяснимо, чуть ли не загадочно. Почему они шли в цирк? Почему? Вокруг было столько соблазнов: море, белый песок и сосны Пириты, разноцветные паруса яхт, на которые можно смотреть часами; белые ночи, чайки прямо в центре города, древние таллинские улицы, Маленький Томас, Длинный Герман.
 
005.jpg
 

Сам город был великолепным зрелищем, с настроениями, запахами истории и с современными ритмами музыки повсюду. Бесцветные рекламные афиши цирка, отпечатанные на серой бумаге и кое-где расклеенные на улицах, выглядели так беспомощно, что вряд ли могли привлечь внимание. Но телефон в кабинете директора звонил непрерывно. Спрашивали: «Есть ли билеты в цирк?» Может быть, Таллин, как мы это называем, очень «цирковой» город? Тогда почему здесь нет стационара? Опять необъяснимо. В столице с населением в пятьсот тысяч человек, с уймой приезжих летом, когда, кажется, половина страны устремляется в Прибалтику, цирк бывает всего один месяц в году, да и то необязательно каждый год. 

Нет, если бы я была директором, как теперь говорят, я бы... А он? Что говорит он, директор передвижного цирка «Янтарь»?

— Зритель должен оставаться «голодным». Это хорошее правило старых администраторов. По-моему, разумное... Зритель должен чувствовать, что он не досмотрел, что он хотел бы еще раз прийти. И тогда я смогу еще раз спокойно приехать в этот город.

— То есть, в Таллине можно гастролировать дольше?

— Можно.

Планировать гастроли на срок заведомо меньший, чем знаешь, могли бы «пройти» в городе? Отказаться от денег, которые текут каждый день в кассу? Немножко непривычно. Хотя, конечно, срок гастролей с Дворцом спорта был обусловлен заранее, и теперь уже нельзя ничего изменить.

И все-таки Станислав Геннадиевич Транхтенберг прав. Возможно, одна из серьезных причин успеха концертов эстрадных групп во Дворце спорта — их кратковременность и стремительность. Два-три концерта как кавалерийская атака — и группа умчалась. А цирк нередко пересиживает. И вообще он в городе, как правило, круглый год. Где-то его становится слишком много (разумеется, при нынешнем однообразии программ).

Звонил телефон. Клайпеда. Администратор сообщал как продаются билеты на субботу и воскресенье. С. Трахтенберг, директор передвижного цирка, работая в Прибалтике, организует гастроли так, что в одном городе — передвижка, в другом — одновременно идут представления во Дворце спорта.

Говорят, что для Дворцов спорта нужна специальная программа и даже известно какая: много групповых номеров, пара аттракционов, кордебалет, оркестры, клоунские ватаги. Всего много, но все лишенное запахов и звуков настоящего цирка, как замороженные овощи в целлофане. В Таллинском Дворце шла тихая и немноголюдная программа, правда, с иллюзионным аттракционом (она сформирована и поставлена С. Трахтенбергом и В. Кременецким, инспектором манежа). Никакой спешки, ни один номер не наступал другому «на пятки», но ритм представления был очень современный. Все выглядело приятно, несмотря на удлиненные ребристые своды Дворца (как грудная клетка гиганта) противопоказанные цирку, где все должно быть сфокусировано на арену. Хуже было то, что арена, вмонтированная в прямоугольную игровую площадку Дворца, оказывалась удаленной от зрителей. Пустое пространство, в котором терялся контакт. И нужно было найти соединительные нити между ареной и рядами зрителей. И вот уже проволока танцовщицы Зухры Юсуповой натянута вне арены. Клоунское трио Шелковниковых исполняет свои антре в этом пространстве, и брызги от клоунады «Вода» летят в первые ряды; силовой жонглер Вячеслав Анохин приглашает зрителей убедиться в весе его гирь. Известный прием, но, казалось, он специально придуман для сегодняшних зрителей. Зал все время в чем-то участвовал. Из задних рядов плоховато видно — и в программе появляются номера, тянущиеся вверх: Валентина Кирюшкина, эквилибр на лестнице; группа Назировых, роликобежцы Анохины, эквилибрист Анатолий Егоров, воздушные гимнасты — Мария Твардовская и дуэт Назировых, А чтобы разглядеть дрессированных собачек Жилде и дрессированных кошек А. и Г. Воляшинских, которые своими трюками как будто пародировали аттракцион хищников, зрители привставали с мест. Но настоящих слонов и тигров не было. Не было «густонаселенных» номеров, как будто призванных иллюстрировать на арене демографический взрыв на земном шаре. Программа соблюдала все требования зрелищ во Дворцах спорта и в то же время сохраняла лучшие свойства цирка. (И — никаких затрат.) В этом и была, очевидно, разгадка.

И зритель все шел. Хотя в Таллине уже начался сезон выращивания роз и горожане устремились на дачи.

Но я все-таки пытаюсь вломиться в открытые ворота:

— Что, в Таллине гак сильно любят цирк?

— Как и везде. Но ходят с удовольствием, — говорит Трахтенберг.

— Может быть, у вас какая-то особенно эффектная реклама?

— Обычная. Видели на улицах?

Видела. Бесцветные листки, способные вызвать аллергию на цирковое зрелище. Никаких щитов и ярких плакатов.

— Распространение билетов?.. — с надеждой спросила я.

— Нормальное. Знаем местные условия, район. И есть люди, которые энергично это делают.

Никаких тайных стимуляторов в виде редкого сорта пива в буфете или танцев в антракте не было.

— Может, в программе именно те номера, которые нравятся в Таллине? — совсем уж бесцельно спросила я, зная заранее ответ.

И точно, он сказал, что зрителям нравится иллюзия, хорошие клоуны и номера с дрессированными животными. Так сегодня отвечают многие директора.

Обычная хорошая программа. Некоторые директора жалуются, что их заявки на номера не всегда удовлетворяются. Здесь, очевидно, отдел формирования выполнил просьбы директора. Но ведь надо было еще представить себе, как будут выглядеть номера-одиночки и дуэты в пространстве Дворца, уметь выбрать эти номера из «конвейера». А Трахтенберг цирк знает. В юности — жонглер, теперь — потомственный директор.

— Обычная программа, — говорит он. — И нет имен. Нет. А без имен трудно.

— Нелогично. Имен нет, а сборы есть. Значит, можно без имен.

— Можно. Но тяжело.

— Тяжело? — уже вовсю иронизирую я. — Сейчас проходила мимо кассы. Там очередь.

— Большая? — с неподдельным интересом спрашивает Трахтенберг.

Телефон снова и снова звонил. Артисты из других городов просили взять их в программу к Трахтенбергу.

— Из большого цирка — в передвижку? — делаю вид, что я что-то не понимаю.

— Прибалтика, — говорит он, — все хотят в Прибалтику.

Нет, тут он меня не обманет. Прибалтика, конечно, Прибалтикой. Но артистам нравится, как они говорят, «работать у Трахтенберга». Людям, постоянно переезжающим, так важно внимание. В цирке «Янтарь» внимание есть, спокойная атмосфера в программе, номера в гостиницах, квартиры, какой-то предупредительный сервис. Все это выяснение вдруг показалось мне неприличным. Увы, в последнее время программы и организация циркового дела приносят столько разочарований, что, когда встречаешь цирк, где представление смотрится отлично, план выполнен, администрация хорошо знает местные условия, артисты с удовольствием едут в город работать,— словом, встречаешь то, что должно быть нормой, начинаешь искать какой-то секрет. А весь секрет в том, что у зрителей в течение двенадцати лет, которые Трахтенберг в Прибалтике, не было разочарований.

Трахтенберг из поколения сорокалетних. И по-моему, принадлежит к новому типу руководителя. Сегодня уже мало добросовестно справляться со своими обязанностями. И даже добросовестность плюс знание своего дела (особенно в условиях передвижки) не всегда дают нужный результат. Директор передвижки — лицо временное в городе. И, приезжая на двадцать дней, цирк рискует остаться без овса для лошадей, потому что фонды квартала уже распределены, без номеров в гостинице, потому что художественная самодеятельность готовится к объединенному концерту, и без вагонов на станции. Везде будет обоснованный и вежливый отказ, если директор лишен обаяния, умения быстро наладить деловой контакт, если он не умеет быть приятным собеседником и гостеприимным хозяином в цирке. Сегодня это называется «иметь связи в городе». А когда связей нет, директор пьет валокордин, потому что морским львам не завезли свежую рыбу, вагоны стоят на товарной станции неразгруженными. Сейчас все большее значение имеют данные руководителя, его личность. По-моему, Трахтенберг умеет налаживать отношения с городом: и договориться об аренде помещения на нужный срок и, если нужно, с городским транспортом, чтобы жители отдаленных районов могли приезжать на спектакли, и о том, чтобы цирковым вагончикам разрешили для сокращения пути проехать через зону заповедника, найти людей, которые станут его помощниками. Собственно, он так и считает, что все держится на энтузиазме людей административной группы, на их четкой работе. С годами пс«вились налаженные связи в городах. И лицо директора цирка стало уже вписываться постоянно в лица городов, а цирк — иметь хорошую репутацию.

После Клайпеды передвижка отправлялась в Лиепаю. А эта таллинская программа?..

— Разъедутся. Разнарядки уже есть.

— Жалко. Такой отличный ритм найден...

А ведь можно было еще раз взглянуть на программу взыскательным глазом, и она, уже сформированная, обкатанная, с успехом отработала бы в еще нескольких Дворцах... Нет, не постоянный коллектив. Только несколько городов. Пока программа идет слаженно, пока не чувствуется необходимости в обновлении и переменах и в отношениях людей не наступило естественное утомление. Да, это был отличный дивертисмент для зрителя, которому нравится цирк молодых красивых исполнителей, ритмичная музыка (оркестр под управлением Александра Ульянова), легкий юмор и ненавязчивость номеров. Когда подобный спектакль готовится в Москве или в Ленинграде, затрачивается время, большие средства. А здесь — возникло на месяц и бесследно исчезло, рассыпалось по городам. И это не единичный случай. Так же рассыпался и спектакль «Богатырские ворота», поставленный в Киеве А. Зайцевым, который мог еще долго существовать как вторая программа для коллектива и играться по очереди с дивертисментом. Примеров, увы, много. Конечно, в цирке, где спектакль исполняется подряд раз десять в неделю, быстро приходит утомление внутри труппы — и от программы и от самих себя. Ведь это группа людей, как правило, не имеющих связей в городе и замкнутых внутри цирка. Но продержаться несколько городов, несколько месяцев — это реально. Сколько тратится усилий и средств на создание нового, и как легко теряется то, что возникает как бы стихийно! Итог такой программы оседает только в виде цифр выполненного финансового плана.

А передвижка уже из Клайпеды отправилась в Лиепаю.

Жара была двадцать семь градусов. Духовой оркестр моряков, ослепительно сверкая медью, рано утром около Дома офицеров играл марши. Но площадь была безлюдна. Кажется, все жители Лиепаи ушли на пляж. Все, кроме тех двух тысяч, у которых были билеты на утренник. Шапито, как старая шхуна, выдержавшее все дожди и штормы Прибалтики, стояло в центре города. Директор говорит, что, когда идут дожди или слишком жарко, это плохо для сборов. Но цирк «Янтарь» выдержал испытание жарой, морской водой и медными трубами. В воскресенье было три аншлага, в субботу тоже. Больше того: цирк выдержал испытание Штирлицем. Рижское телевидение снова показывало «Семнадцать мгновений весны». Предыдущий показ был опустошительным для всех зрелищных касс, все пустовало. И на этот раз фильм смотрел весь город. Все, кроме обладателей билетов в цирк. И все равно Трахтенберг несколько раз в день ходил к универмагу на площади, где в маленьком деревянном теремочке, вокруг которого паслись на газоне городские голуби, продавали билеты. Смотрел, открыта ли касса, стоит ли очередь. То ли повинуясь врожденной привычке директоров театра и цирка беспокоиться о продаже билетов, то ли очень конкретно не доверяя радивости кассирши: не ушла ли раньше времени по своим делам. Помимо постоянной группы штат передвижки в каждом городе обрастает новыми людьми — кассирами, билетерами, распространителями билетов, иногда шоферами и униформистами. (Еще одна сложность передвижки — постоянно меняется штат.) Кстати, в униформе стояли артисты программы, жонглеры ассистировали жонглерам, дрессировщики — дрессировщику.

Вспоминаю, как лет двадцать назад, вернувшись после зарубежных гастролей, наши артисты рассказывали немного с горечью, что там в цирках в униформе стоят артисты, полагая, что это вызвано только материальной необходимостью. И потребовались эти двадцать лет, прежде чем у нас стали понимать: профессиональный артист куда лучше подержит лонжу или подкинет булавы, нежели случайный человек, взятый в цирк на месяц.

В лиепайской программе аттракциона в обычном понимании этого термина не было. Программу заканчивали эквилибристы Алексея Сарыча, заканчивали очень достойно. Во всяком случае, публика с первого момента выхода труппы на манеж чувствовала какую-то значительность и фундаментальность номера. Было несколько артистов литовского коллектива — братья Путрюс, дрессировщик Бо-леславас Забукас, Пятрас Варякойис. Были еще Галина Березовская и Роман Коробко, Угринович с дрессированными собачками, клоуны Юрий Лысенко и Леон Дудойть. Если в Таллине программа отличалась ритмичностью, блеском, то здесь, конечно, не могли соревноваться с Дворцом спорта ни масштабами, ни осветительной аппаратурой, здесь все шло как-то очень по-домашнему и уютно, хотя и костюмы были не те и состав программы в целом слабее таллинской. Но когда появлялся семидесятишестилетний Альфонсо Виркаус, уроженец Лиепаи, последние дни выступавший на арене, его принимали почти как родственника.

И вот фокус. В Таллине программа держалась месяц, и в Лиепае тоже. Конечно, шапито раза в два меньше Дворца по количеству мест. Но ведь и город раза в четыре меньше. И я не удерживаюсь, снова спрашиваю:

— Так что, Лиепая очень «цирковой» город? Почему же все-таки нет в Прибалтике стационаров, ну, кроме Риги?

— Стационары можно построить. Вот в Каунасе, например, уже давно просят постоянный цирк.

— Но города сравнительно небольшие. Будет ли рентабельно?

— А как же театр в Паневежисе? А какие очереди в театр в Каунасе! Правда, есть одно «но».

— Но?..

— Сам цирк. Нет новых жанров. За последние двадцать лет они в цирке не появились. А по-моему, должны были быть. Двадцать лет назад цирк был лучше. Какие номера выпускали из училища на арену: Евгений Майхровский, «Галактика»!.. А теперь? Нет имен.

Не совсем он прав, мне кажется. Хорошие номера понемногу все время появляются. Но имен действительно мало. Ведь изменились требования зрителей. Высокое мастерство само по себе не так уж интересно. Нужна индивидуальность. Только индивидуальность сразу приносит имя.

У цирка «Янтарь» есть постоянные города: Каунас, Клайпеда, Калининград и т. д. Но на карте Прибалтики огромное количество белой для цирка территории. Там цирк не бывает, хотя там тоже есть свои сто тысяч потенциальных зрителей. Передвижка оказывается мало подвижной. На переезды тратятся дни, даже недели. И уже нет смысла ехать туда, где можно пробыть недели две. Брезентовые шапито быстро портятся, часто на зиму их складывают непросушенными. И приходится ремонтировать без конца. У цирка «Янтарь» нет хорошей зимней базы. К передвижкам в общем относятся как к чему-то второстепенному. Мы слишком увлеклись цирками-дворцами из стекла и стали, со всеми современными удобствами. Но увы, сегодня иногда кажется, что архитектура и современные удобства вдруг оказываются современнее самого цирка. И вот-вот возникнет мысль, что если цирк на сегодняшний день не имеет увлекательных в достаточном количестве программ, не имеет, как театр, смены спектаклей и выглядит довольно однообразно, то выиграть можно только за счет большей подвижности. Более частой смены программы (так оно на практике и происходит). И по-моему, не сегодня завтра придется пересматривать свое отношение к передвижке. Только она должна стать другой: из яркой пластмассы, отапливаемой в холодные дни, с большим укомплектованным штатом и за счет этого очень мобильной. Тогда можно открыть для себя и много новых городов и в больших городах каждые несколько дней перемещаться по районам, чтобы зрителям было удобнее. Если нет высокого искусства, то хотя бы надо выглядеть и двигаться в современном ритме жизни. И прежде чем утверждать еще один проект стационарного цирка, может быть, подумать о красно-белом шапито с его разрисованными вагончиками, скамейками для зрителей, где зрители сидят плечом к плечу и как будто испытывают ту же радость, как несколько веков назад, когда в городе появлялись яркие веселые повозки и все чувствовали — приехал праздник. И надо спешить, пока он не исчез.

Станислав Трахтенберг еще несколько раз в день ходил проверять, стоит ли очередь у кассы. Директор, у которого все хорошо просто потому, что все нормально. А «Янтарь» готовился к переезду в Калининград...

 

Н. РУМЯНЦЕВА

 



#3 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 20914 сообщений

Отправлено 11 April 2022 - 08:41

Представление в рязанском цирке

Не так давно побывал на представлении Рязанского цирка и увидел несколько новых интересных номеров. Еще раз удивился, что дирекции обоих московских цирков не замечают подлинных новаций, а в то же время предоставляют манежи давно известным артистам, много раз выступавшим в Москве и не вносящим в свои номера ничего нового. Невольно вспомнишь изречение: «Мы ленивы и не любопытны».

 
012.jpg
 
Аттракцион «Девушка среди львов» Ольги Борисовой
 
Понравился в Рязанском цирке оркестр (дирижер В. Федотов), который не просто создавал звуковой фон, а являлся одним из важнейших компонентов представления. Но режиссерской организации программе не хватало. Что делать! Это беда большинства периферийных цирков. Поэтому интерес к цирковым представлениям падает, этого нельзя не учитывать.
Из номеров самое яркое впечатление произвел тот, который показывал Т. Ахундов, выступавший с четырьмя бегемотами (один из них, по кличке Гуго, — карликовый), двумя пеликанами, обезьяной и собакой. Бегемоты поставлены в центр номера, они исполняют большинство трюков и проделывают их в стремительном темпе, конечно, насколько это возможно для таких громоздких животных. Бегемоты переворачиваются через спины, строят пирамиды, карабкаясь один на другого, вальсируют, быстро ставят передние ноги на барьер, окружающий арену, производя среди зрителей первого ряда переполох. Дрессировщик на ходу вскакивает ногами на спину бегемота и стоя объезжает круг манежа. Что касается обезьяны, то она ловко ловит бросаемые ей обручи, надевает их на шею, кроме того, лихо гарцует на бегемоте и бежит по барьеру без какого бы то ни было поводка. Кажется, что дрессировщик вообще не обращает на нее внимания.
 
Первым в наших цирках с дрессированным бегемотом начал выступать В. Гуров, после его смерти животное перешло к М. Ширвани, потом к его дочери. Дрессированных бегемотов также выводит на арену С. Исаакян. Ахундов по сравнению со своими предшественниками сделал немало нового. Сейчас это — один из интереснейших номеров, а может быть и аттракционов, советского да, пожалуй, и мирового цирка.
 
Свой номер Н. и В. Велимович назвали «Воздушная мелодия». В первой его части музыкант, в данном случае тромбонист, выехавший на эксцентрическом автомобиле, хочет исполнить произведение И. Дунаевского, но ему мешает появляющийся из этой же машины и в ней же исчезающий комический субъект. Мне первая часть показалась любопытной, но несколько затянутой. Но вот музыкант почти ловит того, кто ему мешает, однако комик совершенно неожиданно при помощи троса взмывает вверх и оказывается на трапеции, превращается в гимнастку и демонстрирует на трапеции несколько трюков. И тогда музыкант, используя трос, также взлетает под купол, где расположены петли. Цепляясь за эти петли, так сказать, идя по ним вниз головой, он совершает путь над манежем, играя при этом на трубе. Снова звучит музыка Дунаевского. Своеобразное, соединяющее различные жанры выступление!
 
Споры вызывает аттракцион «Девушка среди львов», представленный Ольгой Борисовой. Мне довелось знавать ее деда, которого афиши называли Максом. Это был представитель так называемой «возбужденной» или «дикой» дрессировки. Львы — у него их бывало до пятнадцати — перегрызали деревянные палки, которыми артист оперировал. В дело шли трезубец, факелы, звучали револьверные выстрелы. Конечно, это был прием, манера подавать хищников, но виденное производило впечатление. Видел я и отца О. Борисовой, работавшего в спокойной манере, пронизывавшего свой аттракцион блестками юмора. (Кстати сказать, Владимир Борисов сейчас помогает дочери.)
 
И вот в первый раз смотрю выступление потомственной дрессировщицы. Замечу, что она после И. Бугримовой первой решилась одна войти в львиную клетку. Свой номер артистка строит как игру со львами, стремится к дружеским с ними отношениям. Традиционный для укротителей бич ею почти не употребляется. Да и сам термин «укротительница» к ней вовсе не подходит. Когда-то известный дрессировщик Б. Эдер, знавший многих львов, утверждал необходимость соблюдать между человеком и зверем, как он говорил, железную дистанцию. Но здесь нет ничего подобного, артистка ласково обнимает своих питомцев, треплет им гривы. И кажется, ни одного раза не раздается львиный рык, которым бывают так богаты другие львиные аттракционы. А тут — прямо-таки львиный детский сад. Это ощущение усиливается, когда львов из бутылки поят молоком и они, умильно облизываясь, катаются по манежу.
 
Конечно, в аттракционе имеются достаточно сложные трюки: прыжок льва почти через весь манеж с тумбы на тумбу, хождение льва по двум высоко натянутым канатам, при этом дрессировщица лежит на канатах, а лев через нее переступает, берет мясо изо рта своей повелительницы (может быть, лучше сказать — учительницы); лев перепрыгивает через других львов, стоящих на тумбах, а когда он подбегает к последнему, то пролезает под его животом. До сих пор такое приходилось видеть только в исполнении собак.
 
Теперь какие я бы позволил себе сделать замечания по аттракциону. Прежде всего: необходимо все-таки добавить еще один, а может быть, и два сильных, оригинальных трюка. Далее: номеру не хватает юмора, а при такой его подаче он особенно необходим. Рискованно говорить даме о ее наружности. И все же осмелюсь заметить, что длинные, до пояса, распущенные волосы придают артистке какой-то вакхический облик, а он не соответствует содержанию номера.
 
Убежден, что цирковые аттракционы, в том числе с дрессированными хищниками, должны быть хорошими и разными. Тогда почему не может быть и такого — назовем его ласковым — аттракциона со львами, тем более что он ни на какой другой не похож.

О номере узбекских джигитов, руководимом X. Зариповым, мне за последнее время пришлось выслушать немало. Честно говоря, его чаще ругали, чем хвалили. Весьма нелестные отзывы слышал об этом номере и генеральный директор Союзгосцирка В. Г. Карижский. И от кого же? От артистов! Как это неэтично, когда о своем же товарище коллеги говорят плохо, стараются принизить его заслуги. И вот мы смотрим номер. Исполняются все сложные трюки джигитовки: наездник оборачивается вокруг шеи лошади, подлезает под ее брюхо и снова оказывается в седле, стоит на спине несущегося во весь опор коня, совершает так называемый длинный обрыв, когда нога наездника вдета в петлю, притороченную к седлу, туловище волочится по земле, а голова оказывается всего в нескольких сантиметрах от копыт скачущей лошади. Пластична и выразительна дочь Зарипова, и сам он эффектен, особенно когда сидит на коне и поднимает его на задние ноги, да и когда руководит действиями своих партнеров и учеников стоя на земле. Правда, в номере мало нового, но в пределах традиций он отвечает всем требованиям, какие могут быть предъявлены к джигитам.
 
Как всегда, хорош акробатический ансамбль «Черемош», возглавляемый В. Максимовым. Отталкиваясь от гуцульских народных игр, артисты создают прыжковую сюиту, включающую оригинальные прыжки через ленты и специальный туннель. Иные показываемые акробатические трюки — высшей трудности: двойное сальто-мортале с двумя пируэтами. Меня не смущает, что в номере используется своеобразный трамплин, — это же цирк, а не спортивное состязание по акробатике! Но вот проблема, относящаяся к жанру в целом. Будем честными и признаемся: сегодня акробаты-спортсмены прыгают в партере лучше, чем цирковые акробаты. Об этом следует очень серьезно подумать. Что должен собой представлять современный прыжковый цирковой номер? Вероятно, здесь необходима театрализация, соединенная с высочайшими трюковыми достижениями. В этом отношении Максимов вышел на верную дорогу, но по ней следует идти дальше, открывать новые горизонты. Думаю, что сегодня обычный номер акробатов-прыгунов — такой, например, каким был знаменитый ансамбль Донвальдо, — успеха иметь не мог бы, показался бы устаревшим.
 
Когда-то любители и знатоки цирка специально приезжали на выступление наездников «Высшей школы»: Ф. Боше, Д. Филлиса, В. Андреева, А. Николаева, М. Дмитриева, В. Гайера и других. «Высшая школа» (выездка), если угодно, соль и перец циркового действия, но именно поэтому этот жанр требует особенно высокого мастерства. Что делать, и в этой области спортсмены начали обходить цирковых наездников! С тем большим нетерпением я ждал появления В. Демаша, потомственного циркового артиста. Сидит он в седле красиво, часто переводя поводья в одну руку, что безусловно трудно. Лошадь у Демаша отличная. Мне очень понравилось, как она исполнила вальс-бостон, шла то прямо, то боком, то пятясь назад. Наездник одет в цветную визитку и цилиндр, костюм красивый и вполне подходящий для вальса-бостона. Но оркестр заводит «Калинку», и лошадь пускается в пляс, выкидывает ноги, поворачивает круп. Для исполнения этого танца костюм артиста решительно не подходит. И еще одно обстоятельство; оркестр начинает исполнять новый танец, а всадник и лошадь чего-то ждут, не двигаются, получается пауза, и это лишает номер необходимого темпа, а это значит — и доли успеха.
 
Кроме перечисленных артистов в программе участвовали жонглеры на мачтах, возглавляемые Г. Новиковым, канатоходцы, руководимые А. Алихановым, жонглер Т. Рубцова. Номера Эти вполне удовлетворительны, но, как говорится, погоды не делают, поэтому их только упомянем. Но вот об исполнителях так называемого двойного баланса несколько слов скажем. Им руководит А. Кобзев. Двойным баланс называется потому, что два нижних держат на плечах палку, на ней стоит средний, а уже у него в руках или на голове артистка исполняет трюки. Но трюки-то, к сожалению, примитивные, да еще верхняя закреплена лонжей, хотя высота, право, не слишком велика. Далее: нижний, находясь уже на земле, ставит себе на лоб перш, увенчанный кольцом, верхняя в этом кольце демонстрирует пластические позы, а потом, в специальных рогатках, стоит на руках. Надо видеть, как верхняя поднимается на перш, чтобы понять: она далека от подлинного профессионализма. Когда смотришь этот номер, создается впечатление, что эквилибристика с першами находится у самых истоков, будто на наших аренах не выступали коллективы, руководимые А. Шираем, В. Французовым, Р. Манукяном, П. Маяцким, Ю. Половневым, Л. Костюком, А. Сарычем. Ведь наши эквилибристы с першами безусловно сильнейшие в мире. И вдруг такой бесцветный номер!
 
И в заключение — о клоунах. Р. Шаранов и А. Дадарходжаев умеют быть на арене органичными. А это важное достоинство. Они хорошо общаются со зрительным залом. В чем-то подражают А. Юсупову, правда, иногда используют старые антре (например, «Фотографию») и разыгрывают его, скажем честно, хуже, чем такие корифеи клоунады прошлого, как, например, Лепом и Эйжен. Но есть у них неплохие собственные находки, смешные, ими самими придуманные повороты и в старых и новых антре. В общем, все было бы нормально, если бы в конце первого отделения они не прибегли к пародии на мнемотехнику. Один из клоунов, подойдя к зрительнице, спрашивает партнера, обязанного отгадывать:
 
— К кому я подошел?
— К мужчине, — отвечает тот.
— Точнее!
— К женщине.
— О чем думает эта женщина? Чего она хочет?
— Чтобы муж вечером пришел домой трезвым.
 
Следующий вопрос:
 
— Выйдет ли эта девушка замуж, и будут ли у нее дети?
Ответ:
— Замуж она не выйдет, но дети у нее будут.
 
И сразу становится стыдно и за клоунов, и за Рязанский цирк, и за литературную часть Союзгосцирка. Надо сказать, эти остроты я слышал тому назад лет пятьдесят в эстрадном театре сада «Эрмитаж» в исполнении Г. Амурского и М. Гуссо и уже тогда артистам указывали, что шутки эти далеко не первого сорта, но они хоть подавали их в ряду других, лучших, в легкой, непринужденной, я бы сказал, салонной манере. Здесь же все делалось грубо, топорно, так что дурно-вкусица так и выпирала. Как такая шутка могла сегодня найти себе место на манеже государственного цирка? Здесь остается только развести руками...
 
Ю. ДМИТРИЕВ


  • Статуй это нравится

#4 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 20914 сообщений

Отправлено 16 April 2022 - 09:34

Болгарские артисты цирка советским воинам
 
Шефские спектакли давно стали привычной деталью культурной жизни столицы, но представление в старом цирке на Цветном бульваре несколько отличалось от других: его давали болгарские артисты участники программы «София — Москва» для воинов Московского гарнизона.
 
007.jpg
 
Вручение Почетной грамоты на манеже Московского цирка
 
Была и еще одна особенность, которую .отметил руководитель коллектива заслуженный артист Народной Республики Болгарии лауреат Димитровской премии Никола Бойчанов: «1985 год памятен и вашему и нашему народам, вместе мы отмечаем сорокалетие победы над фашизмом, а болгарский народ справляет еще один праздник — сороковую годовщину своей социалистической революции. Советская Армия не только освободила страну, но и позволила ей встать на новый путь, путь социализма, по которому мы теперь идем со своим старшим братом — Советским Союзом. Помнят болгары и помощь, оказанную русской армией в борьбе с турецкими захватчиками, ту крепкую руку дружбы, что помогла нам освободиться от ига османов. Советский воин — наш почетный зритель, поэтому артисты программы «София — Москва» дают это шефское представление с огромной радостью!»
 
По старой цирковой традиции один из своих сложных трюков акробаты с першами Петровы посвятили советским воинам. И наши ребята в защитных гимнастерках не остались в долгу — после окончания номера аплодисменты не умолкали добрых две минуты. Так же тепло зрители встретили и выступления других артистов.
 
А после выступления на манеж вышли представители Горкома профсоюза, цирка, воинов Московского гарнизона. _
 
Заместитель председателя комитета по шефским связям городской комиссии по культурному шефству над Вооруженными Силами СССР Е. И. Молчанов вручил Николе Бойчанову Почетную грамоту за успешное шефское выступление программы «София — Москва». Он поздравил артистов с приближающимся сорокалетием Народной Республики Болгарии и пожелал им творческих успехов. «Мы с глубоким удовлетворением приняли предложение болгарских артистов выступить перед воинами Советской Армии, — сказал в своем слове тов. Молчанов. — Это выступление мы расцениваем как знак благодарности, адресованной нашим воинам, освободившим народ Болгарии от фашизма. Наше пролетарское единство — надежная гарантия, что мир во всем мире победит!»
 
А затем на середину манежа вышел главный режиссер цирка народный артист СССР Юрий Никулин.
 
Юрий Владимирович говорил о том, что хотя и закончил выступления, но каждый год обязательно выходит на манеж. Выходит, чтобы от имени цирка, его артистов поздравить воинов Советской Армии с праздником Великого Октября. В конце своего краткого выступления Никулин пожелал присутствующим в зале молодым воинам никогда не узнать, что такое война.
 
АЛЕКСАНДР ДРИГО


#5 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 20914 сообщений

Отправлено 17 April 2022 - 09:24

Юрий Александровский - директор цирка.
 
Пермяки любят свой цирк и гордятся им. Гордость эта вполне заслуженная. Не будем говорить о плановых показателях — они выполняются из года в год.
 
Дело в том, что в Пермском цирке есть своя особая атмосфера. Она складывалась годами из многих мелочей: продуманной рекламы, чистоты холлов и уюта зрительного зала, доброжелательности контролеров, красоты зимнего сада. А интересные программы с ведущими артистами... Во всем этом заслуга основателя цирка и его директора Юрия Борисовича Александровского.
 
В этом году ему исполнилось бы семьдесят один. К сожалению, приходится писать о Юрии Борисовиче в прошедшем времени. А будь он жив, то непременно бы попросил:
 
— Обо мне, прошу вас, не надо. Лучше напишите об артисте...
 
Он всегда о ком-то хлопотал, кому-то помогал, о ком-то заботился, оставляя для себя второстепенную, невидную роль. Александровский видел свою миссию в искусстве (а он отдал театральному делу и цирку более сорока из своих семидесяти прожитых лет) в создании условий для работы творческого человека.
 
Все было подчинено этому: реклама, удобная гостиница, организация творческого процесса на манеже. Забота об актерских семьях: их быте, их детях, их здоровье, — входила в круг ежедневных обязанностей Александровского.
 
Он жил их жизнью, увлекаясь их замыслами, занимаясь техническим переоснащением номеров и аттракционов.
 
Помнится, в Пермь приехали дрессировщики обезьян Ивановы. Разместить капризных животных нужно было непременно в очень теплом и светлом помещении, и директор без колебания отдал для этой цели комнату по соседству со своим кабинетом. Шум и хлопоты, конечно, мешали ему работать, но он терпел, ведь это было нужно для дела...
 
Цирк стал главным делом его последних лет жизни. Он строил здание, он вдохнул в него жизнь, он подобрал и создал творческий коллектив, вырастил достойных учеников.
 
Трудности были. И немалые. Но они, как и его собственные болезни, оставались «за кадром». Он о них просто не говорил. Зато говорил о том, что цирку нужен новый манеж, что пора строить двухэтажную пристройку с репетиционным залом, что хорошо бы почаще организовывать встречи профессиональных артистов с народными цирками, что необходимо подумать о новых формах общения с учащимися профтехучилищ.
 
Он был беспокойным человеком. И беспокойство это было особого рода — творческое. Вот почему именно Пермь стала центром региональной дирекции Уральской зоны Союзгосцирка. Вот почему на пермском манеже рождались оригинальные представления, номера, аттракционы...
 
Нет сегодня Юрия Борисовича Александровского, но есть Пермский цирк, где живы его традиции, где и по сей день царит атмосфера дружелюбия и творчества.
 
Ведь когда человек отдает любимому делу жизнь без остатка, это не может пройти бесследно.
 
Т. ЧЕРНОВА, И. ТЕРНАВСКИЙ


#6 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 20914 сообщений

Отправлено 18 April 2022 - 08:41

«София» в цирке на Цветном бульваре

 

Председатель клуба «Магический квадрат» при Союзе артистов Болгарии Астор на одном из фестивалей болгарских фокусников сказал: «Современная магия — не забава, а серьезное искусство.
 
016.jpg
 
Жонглер на свободной проволоке АНГЕЛ БОЖИЛОВ
 
Сегодняшний зритель интеллигентен, образован, к чудесам настроен скептически. Его на мякине не проведешь. И реквизит и мастерство должны быть на уровне этого зрителя, на уровне века». Эти мысли, адресованные манипуляторам и иллюзионистам, болгарские артисты, выступавшие в Москве на Цветном бульваре, сделали как бы своей программой действий.
 
Выступление обладателей приза «Серебряный клоун» на Международном фестивале в Монте-Карло акробатов с подкидными досками под руководством заслуженного артиста НРБ, лауреата Дмитровской премии Николы Бойчанова радует зрителей своим высоким профессиональным мастерством. Номер идет под лихой пересвист и перепляс всех исполнителей. И это определяет его живой, незатухающий ритм. Сложные прыжки с разными сальто, пируэтами, разными приходами на колонну и отходами с подкидных досок заставляют зрителей позабыть о времени. Минуты пролетают как одно мгновение, и заключительный трюк, когда ввысь взмывает мальчуган и точно приходит на верх человеческой пирамиды, является своеобразным акробатическим апофеозом. На манеже стоят двое акробатов, на их плечах — тоже двое, еще выше — колонна из двух — и вот на нее-то и опускается маленький артист.
 
Дети вместе со взрослыми отлично выступают и в некоторых других номерах программы. И в этом — залог того, что болгарский цирк и в будущем не оскудеет на первоклассных мастеров. Проблема, о которой стоит подумать и нам. Уж если Олег Табаков, ссылаясь на спорт, ставит вопрос о подготовке с более раннего возраста артистов драмы, то в цирке, который к спорту гораздо ближе, чем театр, сделать это тем более необходимо. Наверное, пришла пора взглянуть на разные закулисные запреты для детей с точки зрения реформы нашей школы. Ведь воспитывать в труде — это значит не только учить строгать, рукодельничать или стоять у станка, это значит вообще готовить человека к какому-то серьезному делу с ранних лет. И не нужно бояться этого в цирке.
 
Ребята-акробаты школьно выполняют отнюдь не простые трюки и в номере Петровых. Лауреаты фестивалей циркового искусства НРБ Петровы, используя мощный посыл качелей, летают над манежем, выкручивая головокружительные сальто. Свои акробатические прыжки они подают с изящной цирковой «подсветкой», выгодно отличаясь от тех исполнителей, которые чересчур осерьёзнивают свою работу. Ведь цирк — это прежде всего зрелище, игра, где зрителям не столь важны спортивные рекорды, сколько то, как преподносятся трюки. Чтобы спортивные упражнения взахлеб принимались на манеже, им нужна, по сути, драматургическая интрига с завязкой, кульминацией и развязкой. И Петровы умело расцвечивают свое цирковое действо.
 
Вот артист собирается взять высоту с завязанными глазами. В воздух поднимают цветную ленту. Исполнитель прикидывает глазами расстояние от нее до манежа и жестами просит подтянуть тесьму повыше, потом — еще выше, наконец, — еще чуть-чуть. Ему завязывают глаза, надевают поверх черной повязки мешок, бережно подводят к качелям и ставят на доску. И когда после этих процедурных перипетий высота покоряется акробату, зрительские ряды отбивают ладоши.
 
Второй номер, где Петровы предстают как эквилибристы с першами, выглядит менее динамичным и зрелищным. И дело тут не в трюках. Отдельные трюки сами по себе достаточно сложны. (Взять хотя бы тот, где нижний балансирует женщину, стоящую на ходулях, а та в свою очередь удерживает перш с верхней исполнительницей.) Дело, наверное, в неоправданно громоздкой аппаратуре, которая лишает номер грациозности и изящности, в излишней растянутости, в том темпе, который чем дальше, тем больше напоминает замедленную киносъемку. А ведь верно взятый темп — один из главных спутников, который ведет артистов к успеху.
 
Лауреат международных фестивалей и обладатель приза «Растелли» Ангел Божилов жонглирует на свободной проволоке. Балансируя на одной ноге, он вращает рукой четыре тарелочки на тросточках, другой кидает мячики, в специальном зубнике крутит шарик, а на ноге — кольцо. Мало того, он еще со всем своим архисложным хозяйством ухитряется сесть, лечь, снова подняться и даже взобраться на катушку. Что и говорить, такое дано не каждому. И все же, наверное, было бы лучше, если бы за счет отказа от некоторых, как-то повторяющихся трюков, номер был бы чуть короче. Ибо, на наш взгляд, в данном случае краткость уже не столь сестра таланта, сколько сам талант.
 
Порой виртуозность и отвага исполнителей поражают. Высоко над манежем без лонжи работает Эмилия Иванова на свободно провисающем в виде дуги канате. Кажется, на одном дыхании делает она свои весьма рискованные эволюции, стремительные впечатляющие обрывы, даруя новую жизнь почти забытому ныне корд де волану.
 
Каучук на ажурной скамеечке, хрупко стоящей на стаканах, показывает Ангелина Иорданова. Иные ее трюки кажутся прямо-таки фантастическими. Пластический этюд артистки еще раз напоминает о красоте и возможностях человеческого тела.
 
Надежда Романюк непринужденно играет с обручами. Она крутит сразу семнадцать обручей, управляя не только разноцветными кольцами, но и своей ритмикой и темпераментом.
 
Веселое оживление вызывают дрессированные собачки и голуби артистов Димитровых. Очаровательные серые пудели буквально ждут не дождутся, когда же придет их черед, и с превеликим удовольствием выкидывают свои фортели. Правда, хотелось бы, чтобы сами их трюки были чуть посложнее.
 
Традиционно и точно работают эквилибристы на пьедестале Григорьевы.
 
Много лет назад известный юморист Аркадий Аверченко писал в своей рецензии «Цирк Чинизелли»: «Дрессированные тигры вели себя, нужно сознаться, удивительно: укротитель на них так орал, так стрелял из револьвера, так бил их железным прутом по морде, что довелись перенести такое отношение мирной корове, то и она взбесилась бы и растерзала укротителя».
 
Я вспомнил эти насмешливые, остроумные строки, когда за металлической сеткой манежа появился дрессировщик Стоян Митев. В руках у него не было ни металлического прута, ни хлыста, ни даже безобидной тросточки. Он разгуливал по клетке с двумя львами как по собственной квартире. Целовался со своими косматыми питомцами, голой рукой подкармливал их мясом и засовывал голову в львиную пасть. Митев строил свои отношения с хищниками как с добрыми друзьями.
 
В атмосфере этой непринужденной раскованности, когда человек нисколько не боится, что ему может перепасть сзади, стоит только отвернуться, проявляется высокий артистизм дрессировщика.
 
«Идите-ка, идите сюда», — вдруг красноречиво кивает он кому-то из зрителей. И получив отказ, также мимически отвечает: «Не хотите, как хотите, нам и так неплохо».
 
Усевшись верхом на льва, Митев провожает его за форганг, а с оставшимся ездит верхом на паре лошадей. Этот мягкий стиль дрессировки, без какой-либо аффектации, настолько хорош и неожидан, что этот двенадцатиминутный номер заслуженно вызывает горячий всплеск аплодисментов.
 
К сожалению, в программе гостей не оказалось своих клоунов, и паузы заполняли советские коверные Семен Маргулян и Игорь Подчуфаров. Зрительские ряды то и дело захлебывались смехом. И это в первую очередь объяснялось актерским дарованием Маргуляна. Появляясь в самых разных ролях, он для каждой находил точно выверенные эксцентрические детали и, оставаясь в своем неизменном зеленом костюме, всякий раз добавлял к нему какой-нибудь комический изобразительный штрих: то хлыст дрессировщика, то шляпу, то полотенце, намотанное на голову.
 
В репризе о прыжках в высоту рекордную ленточку преодолевает партнер, но Маргулян не впадает в уныние — разрезает ее ножницами, словно на открытии выставки, и удаляется, самодовольно помахивая публике шляпой. Незадачливый водитель у него занюхивает выпитый алкоголь банным веником, прикладывает руку к пустой голове, приветствуя автоинспектора, и покидает арену в банной шайке, нахлобучив пластиковый шлем мотоциклиста. Даже его «Вечерний звон», давно «рассекреченный» по телевидению, снова вызывает не только неподдельный смех публики, но и улыбки билетеров, наблюдающих эту репризу каждый вечер. Выразительная мимика, красноречивые немые диалоги, чисто человеческое обаяние клоуна, его внутренний такт и умение общаться со зрителем «вытаскивают» даже сценки, увы, далеко не первой молодости.
 
Над программой «София — Москва» работали народный артист НРБ Тодор Козаров, художник Иван Йорданов и балетмейстер Нина Петровска. Оркестром московского цирка дирижировал Иван Стефанов.
 
Впервые в московском стационаре болгарский цирк был столь представителен. Программа неизменно вызывала дружеские симпатии публики.
 
В последнее время у нас начали появляться оглушительно громкие, пышные постановки, где порой даже невыразительные цирковые номера стали заворачиваться в режиссуру, как в яркую конфетную бумажку. Здесь такой конфетной бумажки нет. Номера логично следуют друг за другом, лишь иногда перемежаясь к месту сделанными балетными интермедиями.
 
Недавно я прочитал слова известного французского артиста и директора цирка Жана Ришара: «Завтра цирк будет таким, каким был позавчера». Мне кажется, это не парадокс, не игра слов и ни в коем случае не консерватизм мышления. Это глубокая озабоченность будущим цирка, чтобы правда на манеже не подменялась правдивостью, манеры — манерностью, а красота — красивостью. Чтобы пустая, хотя и помпезная мишура не подменяла то, чем всегда был славен цирк,— его отточенность трюков, его беспощадную смелость. На этом пути, по-моему, и стоит болгарский цирк.
 
ЕВГ. ГОРТИНСКИЙ
 

  • Статуй это нравится

#7 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 20914 сообщений

Отправлено 22 April 2022 - 08:50

Учитесь делать смех

 

Мне кажется, основная проблема, над которой я работал всю жизнь, это выявление возможностей, заложенных в смехе», — писал Карандаш.
 
021.jpg
 
Клоун Анатолий Марчевский
 
У Анатолия Дурова его размышления даже вылились в научные лекции о проблемах комического. Дуров и Карандаш — их имена — две исторические вехи цирковой клоунады. Потребность в изучении слагаемых смеха явилась естественным итогом их творческого пути. Для клоунов сегодняшнего дня это должно стать отправной точкой. Ведь научное познание природы смеха, на основе которого клоуны будут строить свой репертуар, искать свою маску и даже прогнозировать реакцию зрителей, говорит прежде всего о профессионализме.
Предельно ограничиваясь рамками статьи, хочу обратить внимание на проблемы комического в цирковой клоунаде, на ее специфику и те приемы, которыми она пользуется.
 
Комическое в цирковой клоунаде, как и в любом другом искусстве, возникает в результате специфической обработки жизненного материала. Специфика же состоит в использовании приемов пародии, гротеска, буффонады и эксцентрики.
Клоунада — искусный пародист. Она заставляет как собственные жанры цирка, так и другие виды творчества, «выделывать» на манеже эксцентрические и буффонадные «па». Само слово «пародия» сложилось из двух древнегреческих слов и буквально означает «песня наоборот». В этом, пожалуй, и заключается суть жанра пародии. Являясь искаженной тенью трагедии и неотступно следуя за ней по лестнице истории, она превращает очертание короны в шутовской колпак.
 
Если вы когда-нибудь бывали в комнате смеха, то вам легко узнать приемы пародии. Оставляя предмет изображения похожим, но преувеличивая или преуменьшая, а подчас искажая и смещая те или иные его части, пародия вызывает непроизвольный смех. И так во всем, что бы она ни изображала. Нет такого вида и жанра народного творчества, который бы ни прошел сквозь кривое зеркало пародии. Диапазон ее смехового звучания не имеет границ и простирается от беззлобной шутки до едкого сарказма и острой сатиры. Маска того или иного клоуна, по существу, является одним из многочисленных кривых зеркал пародии. Изображая один и тот же предмет
(тему), каждое «зеркало» находит свой ракурс для осмеяния. Чем ярче индивидуальность клоуна, тем интереснее угол зрения, и чем выше мастерство, тем сложнее и многообразнее эксцентрические трюки, которые он вводит в сценический язык цирковой клоунады.
 
Как же возникает комизм пародии? В основе пародийного изображения, как мне кажется, лежит та или иная характерная черта человека (скованность пластики, например, или монотонность повторяющегося жеста), и посредством максимального обыгрывания этой черты создается комический образ. Мы по-доброму смеемся, глядя на дирижера в исполнении клоуна А. Родина, который от творческого вдохновения настолько разгорячился, что из его скрипки пошел дым и даже загорелись Детали костюма. Итак, пародия происходит от преувеличения какой-либо характеристики. Пародия может перейти в гротеск.
 
Являясь приемом изображения, гротеск всегда обращается к образному сравнению: метафоре, аллегории, фразеологизму — и буквально превращает объект осмеяния в то, с чем его сравнивают. Гротесковые приемы используются для остросатирического изображения жизненных явлений. Например, у Дурова градоначальник-самодур по фамилии Зеленый, «превращался» в «зеленую свинью».
 
А теперь посмотрим, как пользуются цирковые комики метафорой. Клоун Б. Вяткин, чтобы показать свой «творческий рост», выходит на ходулях, а К. Берман «раздувается как мыльный пузырь», желая охарактеризовать человека, страдающего излишним самомнением. Таким образом, в клоунаде посредством эксцентрических трюков происходит буквализация метафор.
 
Метафора — слово греческое и означает «перенесение», т. е. перенесение свойств одного предмета (явления) на другой на основании признака, общего для обоих сопоставляемых предметов (явлений). С. Есенин назвал этот прием методом «двойного зрения». Человек как бы смотрит на окружающий мир через себя и «очеловечивает» его, наделяя своими качествами. Так же и наоборот: как бы смотря на самого себя «глазами окружающего мира», человек сам уподобляется ему. На этой основе строятся многие репризы, клоунады, эксцентриады с неповиновением «бунтующих» предметов, а также номера с животными. Когда у вяткинской таксы Манюни тоже появляется «творческий рост» и она буквально делается длиннее раза в два, это вызывает смех.
 
Эксцентрическая игра «двойного зрения» особенно наглядно видна, как мне кажется, на примерах, когда неожиданно найденное сходство между предметами позволяет клоуну использовать их не по назначению. Однажды клоун К. Мусин перед выходом на манеж обнаружил, что куда-то пропал пистолет, который был необходим для очередной репризы. Так как под рукой ничего подходящего не было, клоун взял вместо пистолета ученический треугольник. С тех пор Мусин выходил только с ним: безобидный треугольник смотрелся, гораздо комичнее, чем пистолет огромных размеров.
 
Реквизит, оказавшись в руках клоуна, как бы оживает. Например, треугольник, «возомнивший» себя пистолетом, вызывает смех, ибо возникает явное несоответствие между внешним видом предмета и его применением.
 
Прием использования предметов не по назначению нередко лежит и в основе музыкальной эксцентрики. Клоуны применяют в качестве музыкальных инструментов бытовые предметы: пилы, дрова, бутылки и пр. К сожалению, наши клоуны слабо развивают жанр музыкальной эксцентрики, хотя «ноктюрн на флейте водосточных труб» пользовался бы успехом и сегодня. Вспомним «предметную» музыку в пародийном спектакле «Необыкновенный концерт» театра Образцова, когда «отстукивает такт» пишущая машинка, «поет» чайник и «вокалирует» кошка. Как видим, театр весьма удачно использует приемы цирковой музыкальной клоунады, а цирк постепенно отказывается от того, что издавна по праву ему принадлежало.
 
Но вернемся к приемам клоунады. Буффонада. Это прием, основанный на преувеличении, окариктуривании персонажей и их действий, он буквально «заставляет» клоуна маскироваться: рыжий парик, красный нос-помидор, яйцевидная голова, «удивленная» бровь, нарисованная улыбка до ушей и др. Есть сторонники такого мнения, что вполне достаточно этих внешних атрибутов, чтобы вернуть маску буффонного клоуна. Но это неверно. Одних только внешних признаков еще далеко не достаточно. Скорее всего буффонада исчерпала себя, думается, именно на том основании, что утратила внутреннее подтверждение внешних качеств. Ведь что значит «яйцевидная голова»?
 
По всей вероятности, это прежде всего выражение идеи о чем-то зарождающем ся, и клоун, наделенный такой головой, должен изображать ученого и изобретателя невероятных вещей. Яйцевидная голова может свидетельствовать и об обратном явлении, когда внешность не отвечает внутреннему содержанию и эта голова может «родить» только чашечку кофе, оказавшуюся под снятой шляпкой.
 
Беседуя с Е. Б. Вахтанговым о гротеске К. С. Станиславский говорил: «Какое мне дело, сколько бровей и носов у актера?! Пусть у него будет четыре брови, два носа, дюжина глаз, пусть. Раз что они оправданы, раз что внутреннее содержание актера так велико, что ему не хватает
двух бровей, одного носа, двух глаз для выявления созданного внутри беспредельного духовного содержания». И это очень верно. Что значит улыбка до ушей, если она не является преувеличением того, что есть на самом деле? Маска настоящего буффона должна являться наглядным воплощением внутренней идеи. Таким образом, буквально превращая клоуна в «лепешку» (реприза Карандаша «Шкаф очковтирателя») буффонада становится гротеском. Клоунский замысел реализуется с помощью эксцентрического трюка, который, по существу, является средством сценического воплощения пародии, буффонады, гротеска, и тем инструментом, с помощью которого логику как бы выворачивают наизнанку, превращая ее в алогизм.
 
Логика и алогизм. Они существуют благодаря друг другу как две стороны одной медали, как лицо и изнанка одной вещи. Вот, к примеру, сидит клоун на стуле и играет на гармошке. Музыка веселая, а клоун плачет. В чем дело? Но вот клоун встает для поклона, и зритель видит, что под ним на стуле, оказывается, лежала большая кнопка.
 
В сущности, режиссура и актерское мастерство любого вида сценического творчества так или иначе решают проблему своего «Не верю!», то есть логического оправдания тех или иных алогичных поступков и ситуаций. Недавно на экранах телевизоров прошла английская кинолента «Неизвестный Чарли Чаплин». Здесь, пожалуй, мы впервые стали свидетелями построения мизансцены великим смехотворцем. Вот один вроде бы незначительный эпизод. Чарли со своей девушкой в танцзале. Они сидят на скамейке у стены. Вдруг девушка замечает, что Чарли воспылал чувством к одной из танцующих дам. Назревает конфликт. Но, как потом оказывается, ревность девушки совершенно необоснованна. Чарли просто мучает раскалившаяся батарея под скамейкой, на которой он сидит. Но ведь до какого-то момента батарея его не беспокоила. Как оправдать внезапно возникшее переживание персонажа? И Чаплин-режиссер вводит еще один эпизод. Кто-то из присутствующих мужчин, ведя оживленную беседу с дамой) непроизвольно вертит каблуком ботинка вентиль батареечного крана и случайно открывает его. Вот так путем тщательного отбора комедийных эпизодов Чаплин приходит к верному решению.
 
Замечу, что почти все комедийные ситуации Чарли Чаплина построены на использовании приемов эксцентрики. А они не что иное, как заостренно комедийное изображение алогичных, нелепых действий персонажа. Но именно такие действия лежат в основе клоунады. Стало быть, эксцентрика — это особый выразительный язык клоунады. Клоун берет трюковую азбуку цирка и заставляет говорить трюки языком эксцентрики, используя приемы пародии, буффонады или же гротеска. Он заставляет зрителей смеяться, показывая несоответствие желаемого и действительного, путая явление, причину и следствие. Не будем сейчас вдаваться в детализацию этих несоответствий. Они в основе всех приемов комического, и каждый из них предлагает свое индивидуальное решение. Да, действительно, комическое в цирковой клоунаде таит в себе неисчерпаемые возможности, однако, чтобы умело пользоваться всеми приемами комического, необходимо знать его законы. Но, к сожалению, у нас почти нет научных работ, специально посвященных тому, как «делать смех». Эта задача сложная и требует серьезных размышлений, глубокого анализа. Овладеть азбукой своего жанра — это профессиональный долг любого артиста цирка, долг же людей, занимающихся теоретической разработкой проблем цирковедения, как можно скорее ответить на все насущные вопросы смехотворчества. Может быть, тогда исполнится мечта Маяковского о том, что «будет, обязательно будет высшая смеховая школа».
 
Е. ЧЕРНОВ

  • Статуй это нравится

#8 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 20914 сообщений

Отправлено 23 April 2022 - 09:20

Николай Логинов - главный ветврач Союзгосцирка» 

 

022.jpg

 

Цирк — это живой организм, в котором все процессы взаимосвязаны. Поэтому нет в его огромном, сложном хозяйстве мелочей. Нет и профессий престижных и непрестижных.

 

Да, многие работники цирка, в отличие от звезд манежа, остаются в тени — их не высвечивают лучи прожектора, их имена не украшают афиш, но без них не обойтись. Вот одна из таких неприметных профессий — ветеринарный врач. Во время веселого представления зрителю и в голову не приходит подумать, что четвероногие артисты могут заболеть. И все же они, как и все живые существа, болеют. И тогда на помощь зверям приходят добрые Айболиты — ветеринарные врачи цирка. Об их удивительных операциях, неустанной заботе о животных можно рассказывать часами. Но всякие исключительные ситуации, к счастью, происходят не каждый день, а ежедневное наблюдение за животными, профилактика их заболеваний необходимы постоянно. Но все ли есть у наших Айболитов, чтобы вовремя прийти на помощь? О работе ветслужбы Союзгосцирка мы попросили рассказать главного ветеринарного врача объединения Николая Валентиновича Логинова.

— Начну с цифр, так как они красноречивее многих слов скажут о состоянии наших дел. В настоящее время в системе Союзгосцирка содержится около семи тысяч животных. Обслуживают это огромное количество самых разных, в том числе и очень редких видов животных 10 штатных ветврачей и 59 совместителей. Как видите, и общее число их невелико, к тому же большая часть ветврачей не считают цирк основным местом работы, поэтому и спрос с них, к сожалению, не велик.

Логинов работает в Союзгосцирке около трех лет. Осваиваясь в новой должности, Логинов не только постарался вникнуть в работу ветеринаров на местах, но и разработал всю необходимую для четкой работы службы документацию: «Положение о ветеринарном враче циркового предприятия», «Перечень оснащения ветеринарного пункта цирка», «Индивидуальный зооветеринарный паспорт циркового животного», «Историю болезни животного» и ряд других документов.

— «Положение о ветеринарном враче», — объясняет Николай Валентинович, — должностная инструкция сотрудников нашей службы — определило обязанности ветврача в цирке. Индивидуальный зооветеринарный паспорт циркового животного и его история болезни также необходимы каждому зверю, как нам с вами медицинская карточка в поликлинике. Она значительно облегчает труд врача. Сегодня выяснить кто, когда, чем и отчего лечил животное, иногда просто невозможно — так невнятны и противоречивы объяснения. Согласен, что в связи с многочисленными переездами из города в город лечебный процесс и без того усложняется. Но ведь речь идет о работоспособности, а зачастую и жизни четвероного артиста! И нельзя прощать халатность по отношению к ним. Благодаря вновь разработанной документации наконец-то можно будет осуществить контроль и узнать, кто именно и как проводил анализы и обследования, как проходило лечение тех или иных заболеваний. Поэтому легче будет организовать мероприятия, направленные на сохранение цирковых животных. Надо ли говорить о том, как это важно и нужно.

— Немаловажной представляется проблема оснащения ветеринарного пункта цирка, — продолжает Николай Валентинович.— Что мы видим сегодня на ветпункте в цирке! Стол да стул. А ветврачу, как и каждому специалисту, необходимы орудия труда, которых он пока еще не имеет. Так что прежде чем спрашивать и требовать, нужно обеспечить его всем необходимым.

Проблем много. Но что же делается для создания стройной, хорошо оснащенной, укомплектованной кадрами, высококвалифицированной ведомственной ветеринарной службы Союзгосцирка?

— Первые шаги по преодолению наших трудностей сделаны. Руководство Союзгосцирка поддерживает инициативу об организации и упорядочению ветслужбы объединения. Новая структура аппарата предусматривает отдел зоотехнической и ветеринарной работы.

Сейчас наиболее остро встал вопрос кадров. Пора отказаться от услуг сезонных работников, нам нужны свои постоянные сотрудники, тогда можно будет говорить об их квалификации, учить, растить своих специалистов. Задача эта очень непростая. Судите сами. В цирке выступает около ста сорока видов животных: от обычной кошки до гигантов слонов. А студент ветфакультета изучает только семь видов животных, к тому же домашних. А когда животное заболело, оно не спрашивает, что там у тебя в дипломе, что ты изучал в институте. Его нужно лечить и лечить быстрее, так как каждый наш пациент это не просто медведь, попугай или удав — это прежде всего артист цирка. И от того, выйдет ли он завтра на арену или нет, зависит иногда судьба целого аттракциона...

К сожалению, нам еще многое приходится постигать на практике, так как даже специальной литературы по экзотическим видам животных нет. Тем важнее организовать коллектив единомышленников. Тогда можно будет делиться опытом, обобщать его.

Итак, судя по всему, для цирковой ветслужбы наиболее актуальным является вопрос кадров. Но почему же все-таки ветврачи не идут работать в цирк! К сожалению, ставки по сей день очень низкие. А работы много, да и пациенты у нас необычные — к иному и подступиться страшно. Поэтому многие мои коллеги справедливо считают, что спокойнее трудиться на вет-станции. Или возьмем для примера специалиста, который трудится в сельском хозяйстве. Получает он значительно больше нашего работника, а трудится в более благоприятных условиях. Он знает каждое животное с момента рождения, наблюдает за его развитием, изучает особенности, повадки. Наш ветврач лишен этой возможности. За один только год состав его подопечных меняется не менее трех-пяти раз. Интересно, что в зоопарке ветврач получает пятнадцатипроцентную надбавку к окладу за опасность. Кажется естественным, что это положение должно распространяться и на наших работников. Пока этого нет.

 Когда я собиралась на встречу с главным ветврачем объединения, то даже не предполагала, с какими проблемами придется столкнуться. Зная о нескольких сложных операциях, которые провел Логинов, думала, что услышу любопытные истории, связанные с этой редкой профессией. Но разговор пошел о трудностях. Да и самому Логинову, в общем-то еще молодому специалисту, почти все пришлось начинать с нуля. Ведь даже для того чтобы выяснить как обстоят дела не на бумаге, а на самом деле, нужно было объехать почти весь Союз!

Во многих цирках побывал Николай Валентинович. Часто он вылетал в незнакомый город к тяжелобольному зверю. Более пятидесяти животных спасено им. Логинов сделал уникальную полостную операцию белому медведю, сложнейшую операцию слону, который прибыл к нам на гастроли из Чехословакии, он нашел способ не удалять, а пломбировать зубы тиграм (оказывается грозных хищников часто донимает зубная боль). Кого только не лечил добрый Айболит: страусов и гепардов, верблюдов и питона. Обо всем этом он рассказывает как-то буднично, без особых красок:

— Всякое бывает, работа такая, интересная.

О том, что Николай Валентинович любит свою работу, догадаться не сложно — столько сил и энергии отдает он ей.

— Когда где-то случается беда, здесь в Москве невозможно все предугадать, тем более заочно поставить диагноз. А на месте, как правило, нет необходимых лекарств. Это не значит, что их нет вообще в этом городе, но попробуй получи их для зверя! И приходится уговаривать, упрашивать, рассказывать фармацевтам, как дороги нам наши пациенты, словом, терять и без того драгоценное время, когда счет идет на секунды!

В ближайшее время ветеринарный отдел Союзгосцирка наметил проверить состояние всех цирковых животных. Эта огромная работа преследует несколько целей, в том числе выявить недостатки ухода и содержания четвероногих артистов, определить пути их устранения.

В одном из приказов Союзгосцирка говорится, что ветврачам цирков, руководителям аттракционов и номеров с животными категорически запрещено проводить какие-либо хирургические операции, не связанные с оказанием лечебной помощи. Приказ разослан по циркам,и несоблюдение его влечет за собой ответственность всех причастных к его нарушению лиц. Впрочем, обычно между дрессировщиком и его питомцами складываются самые дружеские взаимоотношения. Артисты — первые лекари и самые необходимые помощники ветврачей. Но, что греха таить, известны и недопустимые случаи обращения с животными.

— Всех проблем нам, конечно, разом не охватить. И все-таки хочется знать, как много времени займет организация ветслужбы в системе Союзгосцирка?

— Это очень большая и кропотливая работа. Организовывать все заново всегда нелегко, тем более в таком сложном и разбросанном хозяйстве, как Союзгосцирк. Думаю, на это уйдет не менее трех-пяти лет. Становление ведомственной ветеринарной службы будет поэтапным. Уже проведена большая работа по разработке и утверждению нормативной документации. Сейчас решается вопрос заработной платы. Решив его, мы будем укомплектовывать наши штаты постоянными кадрами. В 1984—1985 годах впервые будет проведено мероприятие по повышению квалификации ветврачей цирков на базе Московской ветеринарной академии. Это необходимое мероприятие в дальнейшем постараемся сделать систематическим.

Хочется сказать немного о людях, которые сегодня лечат животных в цирке. Многие из них — фанатики своего дела. Их отличает подлинная любовь к животным, своей профессии. Это ветврач Брянского цирка И. Фурман, ветврач Кишиневского цирка В. Которобай, ветврач Московского цирка на Цветном бульваре В. Будзилович, ветврач Свердловского цирка Н. Сероноженко, ветврач Омского цирка Л. Трофимова, ветврач Киевского цирка В. Таран, ветврач Кировского цирка С. Соболева, ветврач Львовского цирка С. Городницкая. О каждом из них можно рассказывать бесконечно. Вы, наверное, обратили внимание, что почти все они женщины. А работа наша нелегка даже для мужчин. Остается лишь пожелать им оставаться верными избранному пути.

 

Беседу вела ВЕРА УХАРОВА

 



#9 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 20914 сообщений

Отправлено 24 April 2022 - 10:02

Чехов и цирк 
 
К 125-летию со дня рождения
 
Где бы Антон Павлович ни находился — в России или за границей, — он непременно посещал цирковые представления. Артист МХАТ А. Л. Вишневский вспоминал: «С каждым приездом Антона Павловича в Москву мы ходили с ним в цирк Саламонского. Он очень любил клоунов и эксцентриков, от которых хохотал до упаду, как ребенок».
 
«Гиляй, не хотите ли Вы сегодня в цирк? — спрашивал Чехов короля московских репортеров В. А. Гиляровского. — Если да, то мы ждем Вас к 6 1 /3 часам, если же нет, то одолжите сезонный билетик (идем я и Иван)».
 
В первую же мелиховскую весну, наработавшись в саду, Антон Павлович писал Лике Мизиновой: «Я занимаюсь физическим трудом; мышцы мои крепнут, с каждым часом я становлюсь сильнее, так что, когда мое имение будет продано с аукциона, я поступлю атлетом в цирк Саламонского».
 
«Вчера был в цирке», — сообщал он из Милана. А вернувшись на родину, звал из Петербурга издателя газеты «Новое время» А. С. Суворина: «...приезжайте в Москву поскорее... мы... побываем в цирке».
 
Еще а 1887 году, когда Чехов готовил к печати сборник «Пестрые рассказы», Лейкин посоветовал ему дать объявление — «даровую рекламу» — об этом сборнике в журнале «Будильник», где долго сотрудничал Чехов. Однако писатель наотрез отказался от этой затеи, мотивируя, что будильниковцы «считают верхом остроумия фамильярничанье с публикой и с сотрудниками. Манера некрасивая. Нет того номера, в котором не была бы затронута публика, сотрудник или актер... В цирке клоуны — любимцы публики, глупые и избалованные, любят держаться этой манеры». Но не обо всех клоунах так нелестно высказывался он. Чехов видел в талантливых клоунах настоящих комиков. «Это как бы определяло два свойства его таланта, — вспоминал А. С. Суворин, — грустное и комическое, печаль и юмор, смех и слезы, и над окружающими и над самим собою».
 
По возвращении в Москву Чехов обращался к А. А. Хотяницевой: «Великая художница, я и Суворин идем сегодня в цирк Саламонского. Не пойдете ли Вы с нами? В цирке так хорошо!! Много материала для карикатур, а главное, можете сделать наброски для «Каштанки»... В цирке возьмем ложу». Хотяницева впоследствии вспоминала об этом посещении цирка: «Цирк он...очень любил. Осенью 98 года перед отъездом из Москвы он пригласил меня пойти в цирк с ним и Алексеем Сергеевичем Сувориным».
 
Наброски для «Каштанки» у Хотяницевой, видимо, не получились, но она оставила нам несколько карикатур на самого Антона Павловича. При жизни Чехова в 1892 году «Каштанку» иллюстрировал художник А. Степанов, а позднее — художник Д. Кардовский,
 
Цирк Саламонского Чехов неоднократно упоминает в «Осколках московской жизни», печатавшихся в петербургском юмористическом журнале «Осколки». Так, например, 7 сентября 1885 года он писал: «Из-за границы прислана в жестянках партия маринованных рецензентов. Доморощенных не хватает, ибо в Москве так много театров и зрелищ, как никогда не бывало... Главными рецензентами на предстоящий сезон называют: Тряпичкина, Ноздрева, ученого гуся, показываемого у Саламонского...»
 
А. С. Суворин 6 сентября 1888 года писал Чехову из Феодосии, где летом у него на даче гостил Антон Павлович: «В отсутствие Ваше здесь открылся цирк. Примадонна цирка Мария Годфруа — плотная брюнетка, довольно красивая — наездница действительная и джигитует лихо. Наши дети — ее отчаянные партизаны (то есть сторонники. — Ред.), и Борис дошел до слез, защищая ее против Алексея Петровича Коломнина, рассказывавшего, что Мария Годфруа в Петербурге продавала спички».
 
В ответ Чехов писал: «Наездницу Годфруа я знаю. Она вовсе не хороша. Кроме езды «высшей школы» и прекрасных мышц, у нее ничего нет, все же остальное обыкновенно и вульгарно. Если судить по лицу, то, должно быть, милая женщина». Чехов находил только высокоотточенную, заученную технику без проблеска импровизации и ума. Так строго Чехов судил о всех людях, особенно о тех, чьим уделом было творчество.
 
Наездница Годфруа упоминается им в рассказе «Обыватели» (1889), впоследствии составившем первую из двух глав рассказа «Учитель словесности» (1894): «Маша Шелестова была самой младшей в семье; ей было уже 18 лет, но в семье еще не отвыкли считать ее маленькой и потому все звали ее Маней и Манюсей; а после того, как в городе побывал цирк, который она усердно посещала, ее стали звать Марией Годфруа».
 
В 1883 году В. Л. Дуров выступал в цирке-зверинце Винклера в Москве. В 1887 году Чехов познакомился с ним. Дуров рассказал ему историю его первой дрессированной собаки, которую звали Каштанка. В книге «Мои звери», изданной в 1927 году, В. Л. Дуров писал: «Ее (Каштанкина) история послужила содержанием для знаменитого рассказа А. П. Чехова «Каштанка», написанного автором с моих слов».
 
В письме к А. С. Суворину от 3 ноября 1888 года Чехов упоминал о случае совместной дрессировки кошки, кобчика и воробья. Об этом, возможно, также рассказывал ему В. Л. Дуров. Одно из его цирковых представлений называлось «Нет больше врагов», во время него кот и крысы ели из одной чашки. «Смотрите, как кот целуется с крысой! — обращался Дуров к публике. — Я таких непримиримых врагов, как кошка с крысой, примирил, а люди до сих пор помириться не могут».
 
Знал Антон Павлович и о нашумевшей в то время истории в цирке, связанной с именем Владимира Леонидовича Дурова. На манеж выпускалась свинья, которой предлагали разные газеты. Свинья отказывалась их читать, с негодованием отворачивалась. Однако при виде «Московского листка», ежедневной газеты, издаваемой Н. И. Пастуховым, она радостно захрюкала, завертела хвостом и, ткнув пятачок в газету, с веселым визгом начала водить им по строкам. А Дуров заявил при этом, что все газеты существуют для людей, «Московский листок» же читается исключительно одними свиньями. Публика неистово аплодировала артисту и его «умной» свинье.
 
За такую шутку Дуров в двадцать четыре часа был выслан из Москвы по распоряжению генерал-губернатора князя Долгорукова, так как эта газетенка была его любимым чтивом.
 
Оба этих случая, особенно последний, послужили материалом для чеховских фельетонов, помещенных в «Осколках».
 
Не осталась в стороне от зоркого взгляда Чехова творческая деятельность и брата Дурова — Анатолия Леонидовича, о котором он писал в тех же «Осколках», а в 1893 году с интересом прочел его «Воспоминания клоуна», опубликованные в февральском номере «Исторического вестника».
 
26 июня 1899 года Чехов сообщал А. С. Суворину: «Теперь я пока в Москве, хожу в «Аквариум», гляжу там акробатов». Летом 1902 года тяжело заболела Ольга Леонардовна, и Антон Павлович не отходил от ее постели. Когда ей стало лучше, он ненадолго покидал ее. «Единственной отрадой Антона Павловича за это время, — отмечал К. С. Станиславский, — был один очень ловкий жонглер в «Аквариуме», которого он ходил смотреть, когда больная настолько поправилась, что ее можно было уже изредка оставлять».
 
Зная пристрастие Чехова к цирку, А. И. Куприн в одном из писем к Антону Павловичу описал свои впечатления от посещений цирка и подарил ему свой рассказ «В цирке».
 
На всю жизнь Антон Павлович Чехов сохранил симпатии к цирковым клоунам, эксцентрикам, жонглерам, силачам, гимнастам и, конечно же, к дрессировщикам животных...
 
 
ГЕННАДИЙ БУКИН

  • Статуй это нравится

#10 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 20914 сообщений

Отправлено 25 April 2022 - 08:34

Наталья и Роберт Залинашвили 
 
Московский государственный театр эстрады в программе «Впервые в Москве» собрал артистов из разных городов Советского Союза.
 
Артисты из Грузии Наташа и Роберт Залинашвили представляли на сцене театра один из популярнейших на эстраде жанров — пародии в куклах. Их пародии-миниатюры (именно миниатюры, так как они очень изящны по художественному исполнению) «Укротитель змеи» и «Ревнивцы» пользовались заслуженным успехом у публики. Но об одной работе — «Учитель танцев» — хочется сказать особо.
 
Закончилось выступление Наташи и Роберта «на ширме». Исполнители стремительно появляются на сцене. Звучат аплодисменты. И вдруг случилось чудо... Под звуки музыки оркестра Каравелли, словно мираж, на сцене возникает огромная человеческая фигура, необычайно пластичная, темпераментная. И начинает танцевать.
 
Наташа и Роберт как завороженные начинают ей подтанцовывать. И вот уже и кукла и ее создатели закружились в вихревом ритме.
 
На эстраде один из уникальных номеров жанра пародии в куклах — «Учитель танцев». Техника манипулирования куклой практически не видна, и потому и артисты и «учитель танцев» смотрятся как единое актерское трио. Последний аккорд, последнее «па» — и «учитель», будто мираж, исчезает. А в руках у артистов лишь едва заметная бумажная гирлянда. Да, обыкновенная елочная гирлянда.
 
Итак, наши гости — артисты из Грузии Наталья и Роберт Залинашвили. Мы встретились после концерта.
 
Кор. Наташа, как создавался «Учитель танцев»?
 
Наташа. Как-то в гостях на Новый год я обратила внимание, что Роберт снял с елки бумажную гирлянду, повертел ее в руках и весь вечер с ней не расставался. А когда пришли домой, Роберт сложил из нее человеческую фигурку. Получилось очень забавно. Мы сразу поняли, что у нас появился новый партнер. Оставалось только дать ему профессию, и после недолгих раздумий он ее получил — «учитель танцев». Так родилась бумажная кукла.
 
Кор. Имеете ли вы какое-либо отношение к известному дуэту кукловодов заслуженным артистам Грузинской ССР Роберту и Алле Залинашвили?
 
Роберт. Самое прямое — это мои родители.
 
Кор. Значит, профессия по наследству?
 
Роберт. Нет, это произошло случайно. В 1965 году отец сломал ногу, и я заменил его. До этого я не интересовался профессией родителей. И вдруг у меня все сразу получилось.
 
Кор. Какими путями пришла к вам в этот номер Наташа?
 
Роберт. Мы вместе работали в известном ансамбле «Диэло » — я с родителями «работал номером», а Наташа танцевала. Затем все вместе перешли в «Рэро». Спустя некоторое время появился квартет кукольников Залинашвили.
 
Кор. А когда появился ваш дуэт — Наташа и Роберт Залинашвили?
 
Роберт. Когда почувствовали, что можем «спеть и свою песню». Создали свой номер, где Наташа проявила себя как хореограф.
 
Кор. Чем отличается ваш номер от номера родителей?
 
Роберт. Работа «на ширме» — от родителей. А нам с Наташей этого было мало — концертные площадки стали огромными, да и хотелось прямого общения со зрителем, чего ширма, естественно, не позволяет. И еще. Куклы, с которыми мы работаем вне ширмы, не просто марионетки, они равноправные участники номера.
 
Кор. В чем заключается проблематика вашего жанра?
 
Роберт. Прежде всего в репертуаре. Номера должны быть оригинальны и уникальны. Одну и ту же песню могут петь многие певцы, а наш жанр этого не терпит. Зачастую мы являемся авторами сценария своих номеров, не говоря уж о техническом и исполнительском решении. Тематику для своих выступлений мы черпаем в народном творчестве.
 
Кор. Например?
 
Роберт. Однажды на одной из свадеб в горном селении мы услышали трио зурначей. Есть такой старинный национальный инструмент. Они прекрасно исполняли обрядовую свадебную музыку. И вдруг зурначи заиграли «Очи черные», русские народные песни, современные эстрадные. Это было неожиданно. После этого у нас появился номер «Старые зурначи». В нем мы хотели выявить и взаимопроникновение различных музыкальных культур и связь, если так можно выразиться, временную.
 
Кор. Каковы перспективы не только ваши, но и вашего жанра вообще?
 
Роберт. Хотелось бы сказать, что пародии в куклах на эстраде — жанр редкий. Специфика профессиональной подготовки требует от исполнителя разносторонних способностей. Мы должны быть и художниками по костюмам, и режиссерами, и исполнителями, не говоря уж о конструировании самих кукол и их изготовлении. Подбор музыкального материала, пластическое и хореографическое решение — все это надо уметь делать одному человеку. Решение этих вопросов и есть наши перспективы и наши проблемы.
 
Кор. И последнее. Маршруты ваших будущих выступлений?
 
Наташа. Будем пока работать дома, в Грузии. Затем поездка по Союзу. Потом Москва и снова подготовка новых номеров.
 
Беседу вел Ю. РУБЦОВ


#11 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 20914 сообщений

Отправлено 27 April 2022 - 08:26

График Владимир Видерман
 
Ленинградский график Владимир Видерман — участник около тридцати выставок: городских, республиканских, всесоюзных и зарубежных.
 
030.jpg
 
Избрав одной из главных тем цирк, он оказался в непростом положении — ведь свое слово сказали здесь многие известные деятели искусства: достаточно вспомнить, скажем, французского живописца Анри де Тулуз-Лотрека, русского писателя А. Куприна, советского кинорежиссера Г. Александрова. Однако художник сумел найти новые, лишь ему присущие интонации в передаче многоликого мира арены.
 
Нет, он отнюдь не опровергает привычных представлений о цирке как о ярком, феерически веселом зрелище. Доказательством может служить лист «Парад-алле» — своего рода композиционный калейдоскоп, вобравший в себя все праздничное многоцветье представления. Но главная нота все-таки другая. Давая нам возможность лишний раз насладиться зрелищем, художник предлагает задуматься над его природой, старается вызвать богатые ассоциации...
 
На первый взгляд образная суть каждого из графических листов — в его исконно цирковой динамичности. В цикле цветных автолитографий «Акробаты», цветных линогравюрах «Клоун на шаре», «Клоун — жонглер с кольцами» и других. Мы видим сильных, гибких людей, чьи позы и движения исполнены пластической завершенности. Завершенности настолько всеподавляюще выверенной, что активное движение тел на наших глазах как бы замирает в атмосфере гармоничного спокойствия. Остановись, мгновенье, ты прекрасно! — вот, пожалуй, наиболее точное определение авторской позиции.
 
Во имя чего же художник останавливает мгновение? Он словно советует нам не торопиться, в полной мере прочувствовать то, что может потонуть в ослепительно шумной мистерии реального представления. Вспомнить детство, когда цир?к воспринимался волшебной тайной. Погрустить о том времени, когда сила и ловкость артистов казались почти достижимыми...
 
Одновременно работы графика — это и рассказ о людях цирка. Рассказ правдивый, не лишенный грустной нотки; цирк отнюдь не вечный праздник, а упорный труд, который ни на что нельзя променять подлинному артисту. Не случайно его персонажи не очень-то показывают свой возраст: никаких скидок в детские годы и вечная молодость взрослых. Они могут выделывать безумно смешные вещи — эти цирковые комики, однако на их лицах мы почти не увидим улыбки. И хотя мы знаем, что это профессиональное правило: серьезный клоун вызывает больший смех — в контексте образного строя работ художника такая черта воспринимается по-иному. Вдруг с особенной остротой понимаешь, что клоун, как и каждый человек, переживает минуты, когда трудно смеяться и шутить...
 
Цирк не был бы цирком, если бы позволял долго пребывать в каком-то одном настроении. Отлично понимая это, В. Ви-дерман видит не только грустное в смешном, но и оптимистическое, жизнеутверждающее. Цикл цветных автолитографий «Памяти Э. Кио» подкупает прежде всего ощущением непрерывности старинного циркового действа; все новые и новые чудеса рождаются в изображенном художником «волшебном ящике».
 
Трудно вкратце рассказать обо всех выразительных средствах художника, но о некоторых необходимо упомянуть. Автор весьма точен в отборе изобразительного материала. Мы почти не увидим в его листах прожекторов, купола цирка и т. п. расхожих символов. Но то, что в одном листе совмещаются несколько планов и ракурсов, силуэты фигур, порой, накладываются друг на друга, а скрупулезность анатомических деталей уступает место пластической обобщенности — все это безошибочно «работает на образ», создает выразительно узнаваемый портрет цирка.
 
Наиболее сильной стороной дарования художника представляется колористическое начало. Его работы могут быть приглушенными, тонко нюансированными по цвету или же, наоборот, контрастными, насыщенно многоцветными. Чуждая бесцветности и пестроты гамма художника играет доминирующую роль в создании необходимого эмоционального состояния. Очень скромна, например, акварельная подцветка в цикле офортов «Балаганя, «Репетиция», «Апофеоз». Но именно благодаря контрастному сочетанию ровных пятен заливки и бархатисто-прозрачной поверхности травленого штриха возникает неповторимое очарование сюжета, передающего в нарочито наивном, где-то лубочном ключе давние, глубоко народные традиции современного циркового искусства.
 
...Отвечая на вопрос о «цирковой теме», В. Видерман отметил многогранность, изменчивость и удивительность цирка. В этом — объяснение, почему цирк никогда не станет для художника исчерпанной темой.
 
Ленинград А. СИМУНИ

  • Статуй это нравится

#12 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 20914 сообщений

Отправлено 28 April 2022 - 08:35

Сюрприз

 

В субботу, вернувшись с репетиции, Николай Петрович удобно расположился за широким обеденным столом и принялся читать новые монологи, полученные от автора.
 
Неожиданно дверь скрипнула, и на пороге появилась дочка Николая Петровича, второклассница Юля.
 
— Что, стрекоза, прыгалки дома оставила? — отрываясь от рукописи, спросил отец.
 
Папочка, я знаю, ты очень занят, но я хочу тебя попросить...
 
Попроси, попроси, — великодушно позволил Николай Петрович.
 
Папочка, достань, пожалуйста, мне мячик...
 
Вот оно что, — задумчиво протянул Николай Петрович. — Какой же тебе достать мячик? Волейбольный, поди?
 
Да нет, маленький такой, с пупырышками.
 
Не приставай к отцу, видишь он занят, — вмешалась в разговор вернувшаяся от соседки жена. — Иди-ка погуляй.
 
Погоди, Зина, тут, понимаешь, Юлька просит мячик ей достать какой-то особенный, — заступился за дочку Николай Петрович. — Что ты думаешь по этому вопросу?
 
И думать нечего, — деловито отреагировала Зинаида Ивановна, — достанем. Позвонишь своему Гусеву из «Мебели» — он черта с рогами достанет за билет на Пугачеву.
 
Мне сейчас, — заканючила дочь. — Достань, папа!
 
Успеется, — отрезала мать и выпроводила Юльку за дверь.
 
...Четверть часа спустя Николай Петрович вышел к жене на кухню.
 
Пожалуй, Зин, зря мы так, — начал он, делая вид, что вышел попить воды. — Просит же дочь, давай достанем.
 
Да знаю я, откуда ветер дует, — заворчала жена. — Это все Светка Зосимова. У той все есть. И наша туда же. Сегодня — мячик. Завтра — шляпу с пером. И пойдет! Достань и достань, кого же вырастим?
 
Да ладно, делов-то — мячик, — немного постоял на своем Николай Петрович.
 
Ну, сам гляди: твое воспитание, потакай, — ослабила свои позиции Зинаида Ивановна, женщина, в общем-то, добрая, но любящая, чтобы последнее слово оставалось за ней.
 
Николай Петрович устремился в свою комнату и целый час крутил там диск телефона.
 
За обедом он долго делал таинственное лицо, изо всех сил пряча набегающую улыбку, потом все же не выдержал:
 
А у нас для тебя сюрприз, — гордо глянув на жену, начал Николай Петрович. — Что ты просила нас достать? Ты помнишь?
 
Помню, мячик, — равнодушно ответила дочь. — Нам его уже достали... А какой у вас сюрприз?
 
Как достали? — изумился отец.
 
Очень просто — метлой. Дворник дядя Костя. Ну а где ваш сюрприз?
 
Родители мучительно покраснели.
 
 
Владимир Альбинин


#13 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 20914 сообщений

Отправлено 29 April 2022 - 09:28

О Евгении Петросяне

 

Имя популярного артиста ЕВГЕНИЯ ПЕТРОСЯНА хорошо известно любителям эстрады. Наш корреспондент встретилась с Евгением Вагановичем.
 
018.jpg
 

Корр. Евгений Ваганович, мне кажется, что у большинства артистов в биографии можно отыскать момент неожиданности в выборе профессии, который нередко дает старт, такому, скажем, разговору, как наш.

Петросян. Должен вас разочаровать: у меня такого момента в биографии нет. Я с «младых ногтей» решил стать артистом. И именно эстрадным. Мне очень нравилось смешное. Нравилось, что меня слушают. Правда, к счастью, я .очень быстро сообразил, что удержать внимание аудитории можно только умным рассказом, а смех смеху рознь...

Я сделал этот вывод, когда мне было семь лет. У нас в семье артистов не было: мама — инженер-химик, отец — математик. Когда меня спрашивают, кто повлиял на выбор моей профессии, я отвечаю: Аркадий Исаакович Райкин.

Я его увидел, полюбил и поверил ему на всю жизнь.

В школьные годы я очень активно участвовал в самодеятельности моего родного города Баку. Я пел в оперетте, играл драматические роли, особенно любил играть стариков, чтобы грим был посложней. Выступал с конферансом, был занят в спектаклях кукольного театра... Словом, я уже тогда как бы пробовал себя во всех жанрах. Победила эстрада.

И до сих пор, когда я выхожу на сцену и от лица своего персонажа обращаюсь к зрителю, веду с ним разговор о добре и зле, любви и ненависти... глядя в глаза... лицом к лицу... я убеждаюсь, что выбор оказался верным.

Корр. Ну, а что же школьное увлечение театром так и прошло бесследно?

Петросян. Я выпускник Всероссийской творческой мастерской эстрадного искусства, которой руководит Л. Маслюков, и считаю, что мне повезло: я был одним из пятидесяти студентов ее первого набора.

Поступив в мастерскую, я выбрал свой путь — путь эстрадного артиста.

Но, если говорить откровенно... Да, мне хотелось в драматический театр. Хотелось играть большие роли. У меня даже была попытка уйти в театр. Это было, когда я уже стал артистом и работал конферансье в оркестре под руководством Л. О. Утесова.

Однажды на концерт пришел Юрий Александрович Завадский. Видимо, он увидел во мне (мне приятно так думать) что-то такое, что ни я сам, никто другой еще разглядеть не мог... Он показал меня художественному совету театра имени Моссовета. Я читал рассказы А. П. Чехова. Было решено дать мне попробовать себя в одной из ролей репертуарного спектакля.

Корр. И какую роль вы выбрали для показа?

Петросян. Мне было двадцать лет... и я выбрал роль Князя в «Дядюшкином сне». Смешно?

Корр. А дальше?

Петросян. А дальше... не было «дальше  Я остался у Л. О. Утесова, а он считал, что мое будущее — это эстрада. Иногда я мысленно обращаюсь к этому эпизоду моей жизни и мне начинает казаться, что и сейчас я смог бы сыграть психологически сложную роль, многоплановый характер. Но тут включается комплекс: а вдруг я из тех самых комиков, которым очень хочется выглядеть трагиками?..

Корр. Евгений Ваганович, я помню, в семидесятых на ТВ был такой спектакль «Наполовину всерьез», где вы «на равных» работали с такими известными драматическими актерами, как Людмила Гурченко, Григорий Абрикосов...

Петросян. Да я и сейчас возможность попробовать себя в драматической роли полностью не отметаю. И не случайно я стремился, чтобы в спектакле «Доброе слово и кошке приятно» появились и явственно прозвучали драматические ноты...

Корр. Да и сам спектакль, где вы являетесь главным действующим лицом, артистом, создающим целый калейдоскоп запоминающихся характеров, выстроен по законам театра...

Петросян. ...не даром он родился, как и мой первый спектакль «Монологи», не сцене Театра эстрады. В его создании принимала участие большая постановочная группа... осветители, звуковики, костюмеры...

С Московским государственным Театром эстрады меня связывает многое. Здесь я впервые вышел на сцену в дипломном спектакле нашей студии. Здесь в 1970 году я стал Лауреатом IV Всесоюзного конкурса артистов эстрады. Это был очень сложный конкурс, от предыдущего его отделяло двенадцать лет. Представляете, сколько сил накопила за это время эстрада?

Отдельной премии за конферанс не было, что меня даже радовало, ибо состязаться с артистами речевого жанра было интереснее и труднее.

А сейчас я думаю о новом спектакле и постановку его связываю также с Театром эстрады.

Корр. В дипломной программе «В жизни раз бывает 18 лет» вы представили себя как «ученика на конферансье». Это было в 1962 году. В 1974 году.вы ушли из жанра конферанса, будучи уже опытным артистом. О вас как о конферансье много писали. Критики отмечали ваше актерское обаяние, дар мгновенного контакта со зрителем, мягкий юмор, элегантность и т. д. Казалось бы, что еще человеку надо? Живи и пользуйся заслуженным успехом, пополняй творческую копилку.

Петросян. Я никогда не собирался оставаться только конферансье. В общем-то я никогда и не был «чистым» конферансье, то есть не ограничивал свою работу на сцене только объявлением номеров или отдельными репризами. В моей программе всегда были монологи в образе, моно-сценки, фельетоны. Когда я работал у Л. О. Утесова, то мы с ним разыгрывали большие импровизированные сцены... Это было необыкновенно интересно и... страшно. Каждый вечер, выходя на сцену, я не знал, что меня ждет... Леонид Осипович был человеком необычайно остроумным и большим фантазером. Я считаю, что пять лет, что я с ним работал — это годы учебы в Академии эстрады. Он был удивлен и обижен, узнав о моем желании делать самостоятельный спектакль. Я очень переживал и позднее, когда Леонид Осипович, побывав на спектакле, похвалил меня, у меня как груз с души свалился. Он своей похвалой как бы одобрил мои поиски своего пути в искусстве. Что же касается тайн профессии... Ну, какие тут тайны? Все на виду.

Наш первый отечественный конферансье Алексей Григорьевич Алексеев в своей книге «Серьезное и смешное» писал.

«...конферансье без культуры общей и театральной, без знаний в разнообразных отраслях, без актерской и режиссерской техники, без основательного знакомства с другими видами искусства — жалкий остряк, который всегда может попасть в дурацкое положение».

Вот такие «профессиональные тайны»...

Если взглянуть на конферансье на сцене глазами зрителя, то, я думаю, немаловажен такой момент: как он «привяжет» себя к чужому номеру. Мне лично был близок такой открытый ход, как «пока готовят сцену, я займу вас»... и т. д.

Это очень важно, как конферансье сбалансирует концерт своим творчеством. В течение концерта он нужен не всегда, когда всё в порядке и по темпо-ритму и по эмоциональному накалу, то вполне хватает простого представления артистов, но вот какие-то номера «не тянут», Концерт ощутимо «проседает» и это сразу должен почувствовать конферансье и тут-то уже точно... «Ваше слово, товарищ маузер». Конферансье термометр концерта, хозяин эмоциональной атмосферы всего представления. По-моему, худшее, что может быть — это когда концерт существует сам по себе, а конферансье с его интермедиями сам по себе.

Корр. Артисты вашего жанра часто жалуются на отсутствие острого актуального репертуара. Как вы решаете эту проблему?

Петросян. Я не знаю такой проблемы. Надо работать. Искать. Мне очень помогает работа в библиотеках... да я просто не мыслю себя и свою деятельность в отрыве от этой работы... Это же такое богатство!

В школьные годы я в бакинских библиотеках перечитал всю юмористику, и уже тогда завел себе рабочие тетради, куда переписывал заинтересовавший меня материал. А какие острые и смешные тексты я себе создавал, отобрав путем компиляции материал на заданную тему из нескольких фельетонов. Уже тогда я усвоил: надо искать! Несколько лет назад в Министерстве культуры РСФСР мне довелось просмотреть авторский материал, скопленный за довольно продолжительный период. Сколько же интересного я нашел там! Я ищу материал для себя и «на» себя. Это помогает избегать случайного репертуара. Сейчас я работаю с прекрасными, близкими мне по духу авторами Аркадием Хайтом, Альбертом Левиным, Леонидом Натановым, Михаилом Задорновым... Это эстрадные писатели с высокоразвитым чувством гражданственности, их острое перо сатириков направлено на борьбу со всем, что мешает нам жить, на борьбу за справедливость. Нам друг с другом далеко не всегда легко. Я в период работы очень беспокоен, хочется, чтобы текстовой материал был точно мой, чтобы он попал на мою индивидуальность...

Корр. Кого вы считаете своими учителями в искусстве?

Петросян. Мне посчастливилось учиться в творческой мастерской и позже у замечательных артистов: Марии Мироновой, Рины Зеленой, Льва Мирова, А. Г. Алексеева... Повезло, что несколько лет я выходил на сцену с Утесовым. И я всю жизнь, как уже говорил, учился и учусь у Аркадия Исааковича Райкина — великого кудесника сцены.

Корр. О чем вы мечтаете?

Петросян. О своем театре. Чтобы это был оригинальный организм. Мечтаю создать зрелище не похожее на предыдущие... Театр эстрадных миниатюр. Синтез всех эстрадных жанров: вокала, слова, пластики, чудес... Где главным лицом будет Артист, его Мастерство, а спецэффекты, то есть техника, будут ходить в «массовке». Вот эта мечта и привела меня на режиссерский факультет ГИТИСа. Учусь у таких мастеров эстрады, как И. Г. Шароев и А. А. Бартяк. Хочу попробовать сам поставить спектакль. Ведь для нас — сатириков — темы остаются прежние: бьем по мещанству, карьеризму, взяточничеству, бюрократизму и т. д. Пороки с испокон веков знакомые... Форма должна меняться! А. П. Чёхов прав, сказав устами своего героя: «Новые формы нужны. Нужны новые формы, а если их нет, то лучше ничего не надо».

 

Интервью провела Г. ЗАМКОВЕЦ


  • Статуй это нравится





Темы с аналогичным тегами Советская эстрада и цирк, Советский цирк Январь 1985 г.

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных

  Яндекс цитирования