Перейти к содержимому

Фотодром Шираслана. Новое
подробнее
11-й Международный фестиваль циркового искусства «Золотой слон» в Жироне(11th International Circus Festival Gold Elephant in Girona).
подробнее
Животные в цирке- наша жизнь, наша самая большая любовь.
подробнее

Фотография

Журнал Советская эстрада и цирк. Декабрь 1985 г.

Советский цирк Декабрь 1985 Журнал Советская эстрада и ци

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 9

#1 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 21108 сообщений

Отправлено 27 November 2022 - 11:35

Журнал Советская эстрада и цирк. Декабрь 1985 г. 

 

Дуэт директора и режиссера

 

От великого до смешного здесь шагов пять: если отвернуться от моря — совсем рядом цирк. Море, с его вечными тайнами, переменами настроений и цвета, — это реальность.

 

А цирк с современной планировкой, яркой мозаикой, висячим садом, фонтаном, диковинными рыбами, выложенными на каменном полу фойе, да и не только цирк, а весь пейзаж вокруг, неправдоподобно зеленый с орнаментом из роз — это только похоже на реальность, как будто ты допущен пожить в грандиозных театральных декорациях. И привыкнуть к этому, как к городскому пейзажу, по-моему, нельзя. Интересно, привык ли к этому вечному празднику директор цирка Беляевский?

 
— Больше, чем 62—63 спектакля в месяц делать нельзя, — сказал Алексей Трифонович Беляевский, — изнашиваются штаты, изнашивается само здание. А ремонт!.. С ремонтом всегда трудно...
 
Оглушительная проза! Надо было сразу спросить его, в какие часы ему больше нравится море — утром или вечером, а не начинать с прозаического вопроса: «Ну, как жизнь?» Ведь для директора цирка жизнь в разгар сезона — это аншлаги, выполнение плана и т. д.
 
Так вот, эти 62 спектакля, наверное, войдут в анналы цирковой экономики как «сочинский эксперимент». С прошлого года Сочинский цирк предложил показывать в разгар сезона одновременно не одну, а две разные программы. Предложение разумное. Почти каждый человек, отдыхающий в Сочи, бывает хоть один раз в цирке. А если там не одна, а две программы? Скорее всего, он придет еще раз, тем более, что атмосфера в цирке приятная, и тем более, многие отдыхают с детьми. Расчет оправдал себя. И раньше летние программы в Сочи шли с аншлагами, теперь этих аншлагов, видимо, стало вдвое больше. Хотя, не вдвое!..
 
Беляевский упомянул, что раньше одна программа больше чем 52 спектакля делать не могла.
 
Как — 52?! Даже если цирк работает нормально и с успехом, выступлений в месяц около сорока. Но в Сочи дела шли очень хорошо. Попробовали больше сорока представлений — опять цирк полон, и артисты не жалуются, работают. Добавили еще. Опять зритель идет. Артист терпит, но работает. Значит, бывали месяцы, когда количество выступлений достигло этой рекордной цифры — пятьдесят два. Практически каждый день два выступления.
 
Однако не Беляевский придумал так сильно загружать артистов. И мое изумление по поводу пятидесяти двух спектаклей в месяц не было непосредственным. Просто иногда известные уже факты вдруг заново поражают, когда с ними сталкиваешься конкретно. Точно так же от сорока до пятидесяти спектаклей дают программы коллектива Игоря Кио, коллектив «Прометей» Волжанских и некоторые другие и вовсе не в Сочи. Но, очевидно, 52 выступления было тем пределом, после которого артисты уже не выдерживали, и Беляевский говорил, что и сам цирк не выдерживал. Режим работы персонала был рассчитан на обслуживание одного представления в день.
 
И вот тогда появилась идея — взять две программы. В итоге: в прошлом году вместо 1 миллиона 87 тысяч рублей — 1 миллион 250 тысяч, и зрителей было на 90 тысяч больше. А артисты — одни отдыхают днем, другие — вечером.
 
Когда несколько цирков неопределенно долгий срок находятся на капитальном ремонте, удвоенная программа Сочинского цирка стала заметным подспорьем для увеличения общего процента выполнения плана по системе цирков. Как будто все прекрасно. Администрация Союзгосцирка довольна («К Сочинскому цирку мы относимся особенно внимательно!»). Маленьких неразрешимых проблем внутри самого цирка прибавилось. Но это уже заботы только директора и главного режиссера — Беляевского и Карпманского.
 
Во-первых, гостиница. С ней всегда нелегко. Потому что у каждого артиста, который едет в Сочи (удивительное явление!), оказывается вдвое больше детей и ближайших родственников, чем было бы, если бы он гастролировал в Архангельске. А тут к тому же две программы. Выручает то, что артисты цирка — это особая категория людей, — они почти на все согласны. В первые три дня будут ночевать в красном уголке, а дальше все утрясется. Гостиница не резиновая, но безразмерная. Как писал Чехов в своем «Списке лиц, имеющих право на бесплатный проезд по русским железным дорогам»: «Названным пассажирам дозволяется ехать стоя. Правление же Либаво-Роменской дороги разрешает им также, буде угодно, лежать под скамьями или висеть на крючках...»
 
— Очень внимательно относимся к Сочинскому цирку, — повторяют в Союзгосцирке, — ведь это как наша летняя столица. Даем лучшие программы.
 
Дают, — подтверждает Карпманский, — заранее за полгода договариваемся. А перед самой премьерой выясняется, что вот этого номера, например, может не быть...
 
Сказал он или это послышалось? Наверное, послышалось, потому что утренник уже начался, и сезонный оркестр «нажаривает» твист для медведя-антиподиста.
 
Но Беляевского беспокоило другое: то, что работа в Сочинском цирке — сезонная для его штата. Сезон длится девять месяцев и все-таки это считается сезон. И когда он кончается, большинство сотрудников уходит из цирка, остается небольшая группа администрации и людей, которые будут поддерживать порядок в здании. Хотя сотрудники не требовательны чрезмерно, скажем так, и с удовольствием продолжали бы работать за скромную зарплату.
 
А сейчас? Та же скромная зарплата, но не постоянная. И все-таки желающие работать сезон находятся. Святая любовь к цирку? Не только. Униформисты, например, как правило, молодые люди, которым хочется несколько месяцев пожить у моря, молоденьким билетершам — тоже. На этой сезонной работе они получают зарплату и крышу над головой.
 
Мы справедливо горим негодованием, когда программа плохая, номера слабые. Это зрители видят сразу. А если номера хорошие, но недостаточно профессионально и слаженно работают остальные службы цирка — оркестр, униформа, кордебалет, осветители и т. д., зрителям это меньше заметно, зато ощутимо артистам и чувствительно для режиссера.
 
Что такое сезонный оркестр? Условия работы незавидные. Коллеги из варьете или ресторана усмехаются. Играть в цирке? Да это же два представления подряд «дудеть», а в воскресенье — три. Но музыканты соглашаются, видимо, из-за той же самой крыши. Оркестр случайно возникший и уже обреченный... Что было за день до премьеры! За два утра репетиций (вечерами были спектакли первой программы) прошли всю партитуру второй программы, да еще нужно было точно запомнить, какой именно темп, где замедлять и насколько, почувствовать особенности каждого номера. Они старались. Но как было тяжело и для них и для артистов. Спустя некоторое время все сладилось, пошло, и уже до конца гастролей от них понадобится только огромная выносливость и немного добросовестности.
 
Нужен постоянный оркестр из местных музыкантов. Тогда и проблемы гостиницы стали бы менее острыми, — вздохнул Беляевский. — Если бы только мне разрешили взять на постоянную работу музыкантов!.. Пусть в межсезонье, даже на половину зарплаты! Мы сумели бы им компенсировать, заключая договора с санаториями на проведение музыкальных вечеров...
 
Когда смотришь сочинские программы, и зрители в зале всегда благожелательны, то все мелкие огрехи с оркестром, униформой, кордебалетом, запрограммированные штатным расписанием, это, скорее, внутренние швы, видные за кулисами. Униформист не сумел быстро натянуть трос — коверный подольше потянет паузу, в оркестре кто-то сфальшивил, ну, устал, наверное, бедняга к десяти вечера, понять можно. Говорят, когда один известный трубач-виртуоз сыграл сольный концерт и его попросили повторить еще раз на другой день, он ответил, что сможет сделать это только через две недели. Цирк, конечно, не требует такого безупречного мастерства оркестрантов. Но как болезненно относятся артисты к любой мелочи, которая возникла и помешала в сегодняшнем выступлении, какого дополнительного напряжения это от них требует! И начинаешь сомневаться в разумности этой экономии и непогрешимости сложившихся правил. В самом деле, неужели нельзя доверить директору и режиссеру рациональное комплектование штатов цирка и определение размеров вознаграждения в соответствии с трудом. Они знают, с какой «бригадой» им сегодня лучше всего работать. В конце концов, от замысла режиссера зависит, кто нужен данному цирку и вообще и в данной программе: пять балерин, три вокалиста или два флейтиста. Но почему-то нужно вертеться в круге, очерченном инструкциями и циркулярами в самых простейших ситуациях, когда вышестоящему руководству достаточно было бы положиться на деловые и творческие данные администрации цирка.
 
А что касается кордебалета, то как раз в этот момент они пробегали на улицу. Их участие в спектакле закончилось, они были свободны. Режиссер проводил их глазами, стоя в дверях кабинета.
 
Было бы неплохо сделать еще одни выход кордебалета во втором отделении, мелькнула одна идея...
 
Почему нет! Милые девушки, прямо с рекламных роликов аэробики...
 
Ну да,— подтвердил Карпманский, — лучшие из танцующих медработников.
 
!!..
 
— Не удивляйтесь. У нас танцуют медработники.
 
Да, экономика цирка не всегда в ладу с искусством. Можем ли мы себе представить театр оперетты с самодеятельным балетом или балетный спектакль без сценографа? Конечно, в цирке главное — сами номера, и никто вам не мешает иметь в конвейере только отличные номера,— считают составители штатного расписания и экономисты,— первоклассным должен быть сам цирк, а не балет в нем.
 
Согласимся, что это вспомогательные части циркового спектакля, и, наверное, можно сделать вообще спектакль без балета. А можно и без оркестра — под фонограмму. А оркестр упразднить. А если собрать все силенки, то можно и без униформы справиться. Все можно. А можно и вообще в цирк не ходить. Кстати, многие так и делают. Может, это у них и началось оттого, что оркестр оглушал, кордебалет был самодеятельный да и номера не все лучшего качества. И мнение о цирковых программах в каком-то данном городе уже сложилось...
 
Мы все за разумную экономию средств. Но все-таки, наверное, надо учитывать, о каком цирковом предприятии идет речь — убыточном или дающем значительную прибыль. И вряд ли нужна уравниловка при составлении штатного расписания и сумм постановочных расходов.
 
Кстати, может быть столь жесткие финансовые рамки для Сочинского цирка имеют причины? Скажем, была уже лихая гусарская растрата постановочных средств, И потому ожадневшее руководство Союзгосцирка вообще решило им не выделять постановочных средств? Нет, не было ни того, ни другого. И в доказательство, торжествующе улыбнувшись, Карпманский вынимает из ящика стола документ, из которого ясно, что постановочные средства на спектакль, посвященный 40-летию Победы, были отпущены и потрачены в сумме 120 (прописью — сто двадцать) рублей. К слову, эта программа получила вторую премию на смотре—конкурсе спектаклей, подготовленных к знаменательной дате.
 
А сколько тратят на постановку спектаклей в некоторых других цирках? И мы с Карпманским стали размышлять о том, сколько нулей придется добавлять к числу 120 — один... два... три?
 
Остановившись на этом предположении, мы с удовольствием выдержали паузу. Оркестр тоже смолк.
 
Ну, а больше, чем 120 рублей вам бы дали!
 
Дали бы, конечно. Но я бы не взял, — сказал Карпманский.
 
— Где бы я их потратил? Здесь нет ни одного театра и, значит, мастерских, где можно сшить костюмы, заказать что-нибудь несложное из бутафории. Нет и Теапроката. Для программы к 40-летию Победы морскую форму для некоторых статистов пришлось искать по всему побережью.
 
И вот тут выяснилось, что в Сочи совсем «не райская» жизнь. Только сначала казалось, что здесь просто: приезжает хорошая программа, народ валом валит, и в кассу Союзгосцирка идут огромные отчисления.
 
Особенно трудно здесь зимой. Приезжих гораздо меньше и тем более — отдыхающих с детьми. Если в цирке плохая елка, они не будут ходить. Вернее, приезжать. А какая елка — узнают мгновенно. В прошлом году на елках побывало около 75 тысяч детей. Пароходами из Одессы, совершавшими двухнедельные круизы, в Сочи прибыло на каникулы около тысячи ребят. Приезжают из других городов, из соседних республик.
 
Ефим Аронович Карпманский оказался хорошим «мастером зимних пейзажей». По его рассказу сразу можно было представить и пальмы в шапках из снега, и пароходы в порту, и как детишки в шарфиках спускаются по трапу, и свинцовое небо над морем. Наконец-то речь зашла о море!
 
Но поговорили-поговорили, помечтали-помечтали и разошлись. Директор идиллически помечтал о том, что хотя бы 50 процентов штата было бы на постоянной работе. Режиссер — об оркестре, бутафорах, лучшем оснащении цирка.
 
Сочинский эксперимент продолжается. И задуман он очень разумно. Программы «Цирка зверей» Филатовых и «Прометей» Волжанских шли прекрасно. Люди, выходя из цирка, говорили, что надо сразу же взять билеты на вторую программу. И по-моему, каждую можно было смотреть не по одному разу. Почему бы и в других городах не попробовать показывать одновременно две программы? Зрители охотнее будут ходить, сравнивать. И у артистов, и у Союзгосцирка в этом должна быть заинтересованность. Но надо только обеспечить лучшие условия и для цирка, и для тех, кто в связи с этим начинает больше работать. Полученная прибыль компенсирует затраты. Сделать это можно, если более гибко решать финансовые и штатные проблемы. Ведь сегодня ясно, что давно сложившиеся отношения между цирком и экономикой уже сильно устарели...
 
НАТАЛЬЯ РУМЯНЦЕВА

 


  • Статуй это нравится

#2 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 21108 сообщений

Отправлено 28 November 2022 - 08:44

Казанский цирк

 

Деревянный летний цирк имени 8-й годовщины Татарской АССР был построен в Казани в 1928 году. Центральное управление государственными цирками специальным распоряжением отметило его значение как одного из первых крупных цирков в национальных республиках.
 
666.jpg
 
Со всего города шли тогда к Черному озеру — месту, где высилось новое здание, — колонны со знаменами и оркестрами. Шли рабочие, делегаты съезда профсоюзов. Шли на свой праздник. Как писал один из журналов тех лет, «программа представления была составлена из номеров преимущественно советских артистов, которые по своему мастерству и квалификации не уступали заграничным аттракционам».
 
Казанцы любят манеж. Когда в шестидесятые годы на набережной, под казанским кремлем, поднялось оригинальное цирковое здание, его тут же метко окрестили «летающей тарелочкой». Изображение нового цирка появилось на почтовых карточках, сувенирных значках и альбомах, словно одна из визитных карточек столицы Советской Татарии. Две с лишним тысячи его зрительских мест, как правило, не пустовали.
 
Летом 1981 года цирк закрылся на капитальный ремонт и реконструкцию. Главный режиссер Альберт Сунгатович Гадельшин рассказывает:
 
— В то время я избирался секретарем партийной организации, затем заместителем секретаря. В штате цирка оставалось три десятка человек. Вместе со строителями мы должны были решать все задачи. Не проходило ни одного партийного собрания, где бы не обсуждались вопросы ремонта и реконструкции. А сделать предстояло немало.
 
Основные работы выполняли пятый и первый тресты «Главтатстроя», «Казремстрой», «Ремстройдормаш», реставрационная республиканская мастерская. Рука об руку с ними трудились, естественно, и работники цирка. Горком партии оперативно решал самые сложные наши проблемы, если нужно, подключая к делу даже авиаторов. Всего, конечно, не расскажешь и не припомнишь...
 
Альберт Сунгатович достает из ящика письменного стола пачку фотографий о разных этапах строительных работ. Строители меняли покрытие купола, сантехнику, электроосвещение, поднимали цоколь, устанавливали калориферы, меняли покрытие манежа...
 
— Мы придумали собственную технологию как резать каучук, — продолжает Альберт Сунгатович. — Сделали специальные ножи и пилили ими эту неподатливую резину. Я тоже резал каучук и покрывал им манеж. Коммунисты цирка были и мастерами, и снабженцами, и разнорабочими — словом, всеми теми людьми, которые необходимы строительству. Наш директор Михаил Федорович Боголюбов многое сделал, чтобы достать все необходимое для капитального ремонта здания. В Пензе в цирке я увидел громадный пылесос. Такой и нам был необходим позарез. Узнал, где его сделали, Пришлось затратить немало сил и времени, но казанцы тоже получили такой же аппарат.
 
На стройке безотказно работали члены партии — инженер-энергетик Вячеслав Степанович Лебедев, инженер по технике безопасности Рашид Тухватович Шарафеев, охранник Тариф Абдуллович Саппаров. Нужно было вывезти с завода двадцать тысяч штук кирпича — грузили его и перевозили. Требовалось очистить территорию от всякого мусора — за день нагружали пятьдесят мощных камазовских самосвалов. Трудились не покладая рук, забыв про свои звания и должности.
 
Среди многих можно назвать главного бухгалтера Марию Прокофьевну Пухову и уборщицу Рабигуапу Абдуллину, кассира Раису Яковлевну Краппову и билетершу Надежду Викторовну Бавыкину.
 
Хорошо помогли в работе воины Советской Армии. Не случайно они и строители стали первыми зрителями вновь рожденного цирка.
 
Мы идем по заново отделанному фойе, осматриваем зрительный зал, заглядываем в кассовый вестибюль и даже на новую конюшню. Все сделано на славу.
 
— Конечно, — говорит Альберт Сунгатович, — некоторые наши задумки еще не претворились в жизнь. Надо еще кое-что сделать...
 
После открытия казанцы, соскучившись по цирку, не оставляли в зрительном зале ни одного свободного места. Впрочем, вовсю старались и уполномоченные по распространению билетов. На машинах приезжали на представления сельские труженики — из Арска, Балтасей, Высокой горы, Лаишева. Поезд доставлял в Казань любителей циркового искусства из Йошкар-Олы.
 
Газеты, радио и телевидение рассказывали о мастерах манежа, что приезжали на гастроли, — Волжанских, Степане Денисове, Ескиных, Мстиславе и Долорес Запашных, Игоре Кио, Иване Рубане... А в разных цирках страны люди аплодировали посланцам Татарии — жонглерам Гибадуллиным, дрессировщикам Раисе и Гранту Ибрагимовым, клоуну Замиру Мустафину, танцовщице на проволоке Розе Хусайновой. Из Казани выходят мастера манежа, имена которых достойны цирковой энциклопедии.
 
Издалека из окон пассажирских поездов, подходящих к Казани, виден купол нового цирка. Висят в городе броские цирковые афиши. Каждый вечер к набережной, под белые стены городского кремля, устремляются желающие увидеть красочное цирковое зрелище. И Казанский цирк приветливо встречает своих гостей.
 
Е. МИХАЙЛОВ

  • Статуй это нравится

#3 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 21108 сообщений

Отправлено 29 November 2022 - 11:05

Прощай старый цирк!

 

Вечером 13 августа в Москве на Цветном бульваре все шло, как обычно... На бульваре шумно гуляли дети, по улице торопились прохожие, сплошным потоком неслись машины...
 
015.jpg
 
Московский цирк не Цветном бульваре. 1903 год
 
На фасаде старого цирка лампочки освещали рекламные щиты с фотографией клоуна Анатолия Марчевского, а над фасадом — ставшие уже эмблемой две вздыбленные цирковые лошади с плюмажами. В цирке шло вечернее представление, и только наблюдательный человек мог заметить одну особенность — известный клоун, а ныне директор и главный режиссер цирка Юрий Никулин был не в цирке. Он стоял на ступеньках перед фасадом и внимательно и грустно смотрел на него, словно хотел запомнить. Он и вправду хотел все запомнить — этот день был последним в творческой жизни старого цирка, на его манеже шло прощальное представление... Число «13» — знаменательное число в судьбе цирка на Цветном бульваре. Его номерной уличный знак — 13, рядом с ним остановка троллейбуса № 13, диаметр его манежа — 13 метров и когда-то в связи со всем этим была программа цирка — «Кругом тринадцать»... И вот 13 августа проститься с цирком пришли ветераны цирка и друзья. Среди гостей были известные артисты, режиссеры театра и кино, драматурги, журналисты. В фойе играл военный духовой оркестр, было торжественно и печально... Артист и клоун Юрий Никулин оказался в душе еще и романтиком. Он подарил москвичам этот трогательный праздник прощания, так напомнивший о детстве...
 
Старый цирк на Цветном бульваре по-особенному дорог каждому из нас... Стоит подойти к нему, и он, этот старый цирк, трепетно и щемяще напомнит о детстве, о том далеком дне, когда нас впервые привели туда, и мы увидели его манеж и на нем людей необыкновенных. Они могли идти по канату, натянутому высоко-высоко, они могли летать по воздуху, ухватившись руками за маленькую трапецию, могли перепрыгнуть с одной скачущей лошади на другую, входить в клетку со львами и тиграми, могли проделывать всякие фокусы... Ах, чего только они не могли! И клоун, смешно одетый и раскрашенный человек, вел себя так, как никогда не ведут взрослые — он озорничал, он был веселый проказник, и все ему сходило с рук... Чудесный, жизнерадостный мир открывал нам цирк на Цветном бульваре, весело опрокидывал многие наши детские представления. Он понятно говорил нам, детям, о многообразии жизни, об удивительных способностях людей, он увлекательно призывал становиться лучше, смелее, веселее.
 
Потом шли годы, и мы приходили или не приходили в старый цирк, но детские встречи с ним оставались в памяти всегда и стоило лишь подойти к цирку на Цветном...
 
Уходит старая Москва, старые здания, старые улицы и кварталы... Они уходят из жизни не одни, они уводят за собой целые поколения, а у тех, кто живет, уводят события и воспоминания... Настала и очередь старого цирка. Москва готовится к XXI веку, а здание цирка уже и теперь не отвечает многим современным требованиям — и пожарным и санитарным. Прогнил купол, ненадежен фундамент, неудобны и малы конюшни, некомфортабельны гримерные, невелико зрительское фойе...
 
Нас, последних зрителей старого цирка, отделяло от первых его зрителей немногим более столетия — цирку 105 лет. 12 октября 1880 года было его открытие. Сколько перемен с тех пор! Какой колоссальный прогресс! И многое с высоты нынешнего прогресса кажется нам удивительным в том далеком времени. Но как мог владелец конного цирка А. Саламонский построить московский цирк на Цветном бульваре всего... за пять месяцев и построить так, что он простоял 105 лет?
 
Сто лет назад был век лошадей, и большим успехом пользовались конники. Подумать только, на этот манеж выезжал элегантный А. Саламонский, он демонстрировал ловкость и изящество посадки, изысканную манеру держать себя и при этом почти незаметно управлять лошадью, что в тот век лошадей почиталось у людей большим достоинством. Теперь век машин и самолетов, но куда девались у мужчин эта ловкость, элегантность, изысканные манеры? Не лошади ли увели их за собой?..
 
012.jpg
 
Вот и закончилась последняя программа в старом цирке
 
Множество прекрасных, знаменитых артистов выступали на манеже московского цирка, теперь их имена, что когда-то печатались в программках, составили целую цирковую энциклопедию... Этих артистов, очевидно, Смотрели Чехов, Куприн, Гиляровский, Олеша... И было много артистов, имена которых не вошли в историю цирка, но которые не меньше своих знаменитых коллег любили цирк и весь свой талант и жизнь отдавали нам, зрителям, и каждый из нас помнит и кого-то из таких артистов, своих артистов, возможно, забытых другими, но навсегда оставшихся в сердце кого-нибудь из нас...
 
Больше века цирк на Цветном бульваре работает на наших глазах. И все это время старался объяснить нам, что нечего излишне хлопотать и неуклюже, навязчиво притягивать к нему так называемую современность. Ибо искусство цирка — искусство совершенно уникальное, сродни чему-то вечному, незыблемому, как самые непосредственные человеческие чувства, как детство, как сама природа. Оно изначально родилось современным на все времена...
 
256.jpg
Московский цирк. 1985 год
 
67.jpg
С теплыми словами к зрителям обратился народный артист СССР Ю. НИКУЛИН
 
 Выучил человек зверюшек, собачек и обезьянку забавным проделкам, посадил в тележку, запряг осела и где бы он не остановился со своим маленьким представлением, вокруг соберутся люди и будут смотреть. Будь то XV век или наш XX. Кстати, в последней программе даже был подобный номер... Или идет человек на большой высоте по канату, и у нас дух замирает за него. Так легко представить себя на его месте... И мы даже физически ощущаем, как это трудно, как он собран, потому что в единоборство с канатом вступает характер человека, его умение владеть собой, держать под контролем не только мышцы, но даже биение сердца, держать под контролем свои ощущения, уметь и на долю секунды не допустить страх. Высокий смысл и назначение цирка — возвести в искусство столь необходимые человеку черты характера, как воля, мужество, самообладание, самоконтроль, расчетливую храбрость.
 
На многие размышления наводит старый цирк... Что же касается современности, злободневности искусства, то цирк предусмотрел и здесь персонаж на все времена — клоуна... Как раз высшее проявление таланта клоуна — быть злободневным, тут же остроумно и ярко откликнуться на самые серьезные вопросы времени, дать нам возможность посмеяться над нашими недостатками, бывает, горько посмеяться и задуматься... И лучшие клоуны цирка, от Дуровых до Енгибарова, именно этим снискали себе любовь и популярность.
 
...И вот началось последнее представление. Никогда, пожалуй, цирк не знал такого аншлага — сидели на всех ступеньках, сидели везде, где даже нельзя было сидеть, стояли во всех проходах... Программа представления готовилась к 40-летию Победы, представляла наш цирк на XII Всемирном фестивале молодежи и студентов и она же навсегда закрыла старый цирк. Она вполне историческая программа, как участница этих событий, и о ней следует поговорить, как о том этапе циркового искусства, представленном в последнем сезоне этого цирка.
 
Можно порадовать любителей современности. В представлении она была — это цирковая режиссура всего представления. В самые последние годы она действительно дает о себе знать, она все заметнее и ощутимее... Когда-то режиссура решительно пришла в театр, и это дало множество значительных и замечательных достижений. Правда, теперь иногда в театре бывают ее излишки... Надеюсь, цирк учтет опыт.
 
Итак, начнем с режиссуры представления. Именно режиссеры Ю. Никулин, В. Крымко и балетмейстер Н. Маковская создали из двух отличных друг от друга отделений единое цельное представление, организованное по музыкально-лирическому ритму, темпу, стилю. Первое отделение — своеобразная цирковая сюита, оно эмоционально, стремительно, как бы объединяет наши зрительские эмоции с эмоциями артистов, создает цирковое настроение, атмосферу начавшегося спектакля. Первый номер — канатоходцы Никольские — компактно выстроен, динамичный, легкий, без ненужных претензий. Сразу обращает на себя внимание главный исполнитель — Николай Никольский. У него сложные трюки, красивая, очень лаконичная, профессиональная пластика. В финале он поднимается по канату почти под купол, отстегнув лонжу. И еще одно его достоинство — он артистично и точно может передать свое внутреннее состояние, собранность, характер... Его выступление ведет к кульминации напряжение зрительного зала, а следом за канатоходцами — маленькая разрядка: нежный, лирический, трогательный акробатический этюд с голубями Светланы Мироновой. Но вместе с улетающими голубями появляется летающий аппарат воздушных гимнастов Марины Петровой и Владимира Мяловского, я бы сказала — художественных воздушных гимнастов. Их выступление с прекрасным музыкальным сопровождением имеет художественную окраску, эмоционально наполнено, завораживает воздушным вальсом артистки, красотой и смелостью ее движений в воздухе, эффектно завершается. И как кода отделения,— манеж заполняют акробаты Майоровы и Пуховы. Акробатические композиции, комбинации прыжков, яркие костюмы — все пространство наполняется молодостью, силой, радостью жизни и движения. Но, думаю, качество художественного впечатления было бы лучше, если бы количество участников было меньше...
 
Традиционный парад в этом представлении открывает не первое отделение, как принято, а второе — и прелесть этого режиссерского новшества в том, что мы уже знаем представляемых нам артистов, и аплодисменты выдаются не авансом, а от полноты удовольствия. И это увеличивает наш зрительский энтузиазм. Второе отделение — калейдоскоп номеров самых разных жанров, каждый из которых представлен достойными исполнителями. Второе отделение — это и клоун Марчевский, которому все радуются как ожидаемому герою манежа.
 
Анатолием Марчевским найден образ молодого человека, который весело дурачится и забавляет нас всех. При этом найден очень точно тип характера — Марчевский будто ничего не принимает всерьез: ни выступающих артистов, ни нас, зрителей, ни самого себя... И вместе с тем в нем ощущается человеческая глубина и скрытая там серьезность. Она проглядывает в репризах, он дает нам понять, что несерьезность — только притворство.
 
Анатолий, вы последний клоун старого цирка, вы исторический клоун, — сказала я ему, входя в его гримерную...
 
Сто пятый исторический, — тут же шутливо уточнил Марчевский.
 
Впрочем, все номера в этот вечер были историческими, несли на себе значительность происходящего события, все навсегда уходили с манежа старого цирка...
 
И вместе с тем столько удовольствия доставили дрессированные собачки Петра Простецова. Манеж словно наполнился весельем, радостью, движением, любовью и добром. Пожалуй, из всех животных только собаки могут так ликующе радоваться жизни, так лихо выполнять неожиданные, остроумные и веселые Трюки, так восторженно выражать свою любовь и преданность Хозяину. И право же, у Петра Простецова столько обаяния и человеческой доброты, что собак можно понять. И еще один номер с животными — комическая иллюзия Евгения Шмарловского. У него почти театральная стилистика — и юмор и ирония номера выражены тонко, со множеством оттенков. Шмарловский — талантливый актер, просто рожденный для чеховских персонажей, и даже своего бродячего циркача он играет по-чеховски.
 
Восхитительно ловкие дети в икарийских играх В. Курбанова! И тронул последний дебютант старого манежа Владимир Царь-Ков. С ним вместе дебютировал и режиссер номера В. Гнеушев. Номер неожиданный и новый по форме с элементами стиля «брэкданс», с интересными режиссерскими находками, органично вошедшими в жанр, стремящийся романтично, выразительными средствами жанра передать сложное ассоциативное драматическое содержание. Восторженный прием вызвали музыкальные эксцентрики Э. Тахтарова и М. и Г. Шахнины, их номер — классика жанра! Завершил программу артист, ставший легендой — Валентин Дикуль!
 
Словом, цирк до конца радовал, веселил, увлекал... Все представление шло на нарядно, празднично оформленном манеже (художники-постановщики И. и Д. Казачек), и мы все забывали о прощании.
 
Этот цирк дарил нам тепло и радость, — сказал Никулин на последнем прощальном параде артистов и ветеранов цирка. — Что будет в новом? Поживем — увидим! Хотелось бы верить в хорошее!
 
Потом все с цветами медленно, медленно уходили с манежа, и последним уходил Никулин. Мы знали: он уже не работает клоуном, но все-таки казалось, что с манежа, с которым так связана его жизнь, он уходит только сейчас...
 
Но за кулисами ему не дали грустить... Молодые, сильные руки подхватили его, подбросили вверх...
 
Я рад, что именно вы все последними работали в старом цирке, — сказал, прощаясь с артистами, Никулин. — Я надеюсь, Вы будете работать и в новом...
 
...А на другой день новый цирк вошел в старый, вошел маленьким макетом, который все принялись обсуждать... Юрий Владимирович Никулин — теперь директор строительства будущего цирка. К нему приходит множество писем с пожеланиями, и почти все пишут, чтобы новый цирк походил на старый, чтоб он был небольшой, чтоб у него был такой же фасад и цирковые лошади с плюмажами над ним... Все пожелания постараются учесть. Так какой он будет — новый цирк? «Поживем — увидим»...
 
А пока... Маленькой девочке Тане только шесть лет, она была в цирке на Цветном всего один раз.
 
Как мне жаль старый цирк, — сказала она, узнав, что его снесут, — и не среагировала на то, что будет новый, лучший, как бывает, не хочет она новую куклу, прижимая к груди старую, любимую...
 
Как жаль его, — повторила она, — но ведь пока мимо него еще можно пройти?
 
Да, можно пройти...
 
А потом уже и мимо нельзя будет пройти, — вздохнула Танечка...
 
ГАЛИНА МАРЧЕНКО

  • Статуй это нравится

#4 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 21108 сообщений

Отправлено 30 November 2022 - 12:08

Григорий Попович на фестивале жонглеров в Брюсселе
 
Григорий Попович впервые вышел на манеж со своим номером «Жонглер на вольностоящей лестнице» в тринадцать лет. В девятнадцать он стал лауреатом Всесоюзного конкурса циркового искусства, а через год, в 1983 году, на Международном цирковом конкурсе в Гаване ему присудили Гран при.

 

014.jpg
 
В 1984 году он завоевал золотую медаль на Парижском конкурсе молодых артистов цирка, и ват недавно новая победа — на фестивале жонглеров в Брюсселе. Наш корреспондент Г. СТЕПАНОВА встретилась с ГРИГОРИЕМ ПОПОВИЧЕМ и попросила ответить на ряд вопросов.
 
— Как же завершился фестиваль?
 
— Его закрытие ознаменовалось большой кавалькадой. Восемьсот жонглеров шествовали по улицам Брюсселя. Это было удивительное зрелище. Человек проделывал акробатические прыжки и тут же начинал жонглировать, человек шел на ходулях и жонглировал, ехал на моноцикле и кидал булавы, бежал трусцой и подбрасывал шарики. Кстати, жонглеры-любители нередко соединяют жонглирование с занятием спортом. Иными словами, жонглирование для них — одно из спортивных упражнений. Когда я по утрам во время зарядки совершал свои пробежки, ко мне присоединялся жонглер-любитель и, бегая трусцой, на ходу ловко бросал и ловил шарики. Вот так же он прошел, вернее, «протрусил» с шариками по улицам.
 
Завершилась кавалькада театрализованным представлением на центральной площади Брюсселя. На ратуше были вывешены флаги стран — участниц фестиваля. Среди них развевался и флаг Советского Союза.
 
После выступления на площади мы вернулись в спортзал, где дали заключительное представление. В эпилоге мне вручили диплом «Лучший жонглер фестиваля 1985». Это — единственный приз фестиваля. Из года в год лига жонглеров выбирает и отмечает одного лучшего исполнителя, остальным вручаются памятные значки.
 
— Трудно было участвовать в таком соревновании? Да еще выходить последним, когда публика столько всего повидала?
 
— Нелегко. Нелегко еще и потому, что на мне лежала большая ответственность — я один представлял нашу страну. И приз всего один. Тут не приходилось рассчитывать на второе или третье место. Или надеяться на коллег «по команде», как было на конкурсах в Гаване или в Париже: не я, так кто-то другой из советских артистов завоюет призовое место. Здесь, можно сказать, выбора не было.
 
... Зал заполняли люди, великолепно разбирающиеся в вопросах нашего мастерства. И как точно они реагировали на все истинно сложное, внешне, может быть, и не слишком эффектное. Да, тут жонглеры давали оценку жонглерам... Работать перед такой аудиторией ответственно, но очень интересно.
 
— Расскажите, пожалуйста, Григорий, об этом фестивале, что он собой представляет, как проводится?
 
— В этом году состоялся VIII Международный фестиваль жонглеров, а первый — десять лет назад. Чаще всего он проводится ежегодно, но иногда с перерывом в два года. Предыдущий фестиваль проходил в США, в Атланте, победителем на нем стал американец Альберт Лукас. Нынешний конкурс был организован международной лигой жонглеров и дирекцией Брюссельского цирка. Участники его обосновались в большом спортзале студенческого пригорода бельгийской столицы.
 
— Сколько артистов приняли участие в этом соревновании?
 
— На фестиваль съехалось... 800 человек из разных стран. Но далеко не все они — профессиональные артисты. Почти пятьдесят процентов прибывших составляли любители. Это люди самых разных профессий, а жонглирование — их увлечение, хобби.
 
— И как проходил столь необычный фестиваль?
 
— Первые два дня шли показательные репетиции, состоялись конференции, жонглеры обменивались опытом. Практическим опытом. Вот как это делалось. Мы репетировали в огромном зале все вместе, разом. Море людей... В воздух взлетало невероятное количество разных предметов. И если кого-то что-то особенно интересовало, то исполнитель оригинального трюка тут же повторял его, разъясняя его «механику». В то же время представители лиги жонглеров и журналисты отбирали лучшие номера для программы, которая показывалась седьмого и восьмого сентября в том же зале. Представление шло в двух отделениях, в первом было занято двенадцать номеров, во втором — семь. Мне доверили завершать программу.
 
— Два отделения из одних жонглеров... И публика не скучала?
 
— Что вы! Зрители были очень активны, отлично всех принимали. Да ведь и номера показывались самые разные: жонглеры—акробаты, жонглеры—эксцентрики, жонглеры на моноциклах и т. д. И еще: выступления, как правило, длились по 3—4 минуты, в них было много юмора, артисты умело вступали в контакт с залом, шутили со зрителями, и те много и охотно смеялись.
 
— Вот такие соревнования представителей одного жанра, что они дают?
 
— Мне кажется, повидав за несколько дней огромное количество исполнителей, съехавшихся со всего мира, можно проследить и понять как и по каким направлениям развивается жанр. А развитие это обусловлено весьма объективными причинами — той рабочей площадкой, на которую может рассчитывать артист.
 
В нашей стране много замечательных цирков-дворцов. Маши стационары — с высоким куполом, с их широко раскинутыми амфитеатрами, с публикой, сидящей на значительном расстоянии от артистов, именно они «предъявляют» свои особые требования к номерам. И артисты чутко откликаются на эти требования: жонглируют крупными предметами, кольцами, обручами, исполняя при этом сложные трюковые комбинации, требующие большого манежного пространства. В результате у нас появилось много интересных групповых жонглеров, а соло—жонглеры (в первую очередь Сергей Игнатов) осваивают все больше предметов, да и летают они у них все выше и выше.
 
За рубежом артистам цирка чаще приходится выступать на сценах варьете. К этой рабочей площадке им и приходится приспосабливаться. Поэтому их наиболее «любимые» предметы — шарики, кубики. Оперируя ими, они могут репетировать в любом уголке и даже дома. Но артисты, если они, конечно, настоящие артисты, и здесь находят выход — этими предметами они владеют просто виртуозно. Сколько у них самых неожиданных находок! И еще одно достоинство: номера их наполнены юмором, смехом. И это поразительное умение устанавливать тесный контакт со зрителями, умение легко общаться с ними! Все это — результат выступлений на сцене в небольших залах, где публика сидит совсем рядом. Но в Брюсселе они попали в огромный спортзал, а контакт сохранился... Вот этому бы умению нам следовало поучиться. Особенно артистам «цирков на сцене». А то нередко бывает, что и жонглеры, и акробаты, и эквилибристы показывают на сцене то же, что демонстрировали бы на манеже. А ведь у них иные условия работы и, следовательно, исполнительская манера должна быть особой. Как, например, у жонглеров с тарелками. Наверное, многие видели, как жонглер закручивает на палочках тарелки и просит зрителей подсказывать ему порядковый номер той, которая «норовит» соскользнуть со своего стержня. Что тут начинается! В зале не остается равнодушных, все волнуются, все переживают за успех жонглера. Хорошо бы и другим артистам, выходящим следом, устанавливать такой контакт с залом. Конечно, каждому по-своему.
 
Кажется, я слишком увлекся размышлениями... Но если после фестиваля жонглеров начинаешь не только усиленно репетировать, но и усиленно размышлять, то... То вот вам и ответ на ваш вопрос о назначении такого фестиваля.
 
— Ну, а теперь последнее. Вы сами признались, что усиленно репетируете. Что новое вы покажете зрителям в ближайшее время?
 
— Совершенно новое в нашем жанре выдумать сложно. Если я скажу, что собираюсь жонглировать девятью кольцами, вы вправе будете удивиться — разве это ново? Но я буду исполнять трюк, одновременно балансируя на вольностоящей лестнице. Этого, насколько я знаю, еще никто не делал. На репетиции у меня трюк в черновом варианте получается. Но чтобы он шел «без завалов», чтобы исполнять его четко перед публикой, — на это потребуется еще год.


  • Статуй это нравится

#5 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 21108 сообщений

Отправлено 01 December 2022 - 10:03

Дрессировщик Николай Павленко

 

В 1985 году артисту цирка известному дрессировщику НИКОЛАЮ ПАВЛЕНКО присвоено почетное звание — заслуженный артист РСФСР. Ниже мы предлагаем вниманию читателей очерк о его творчестве.
 
ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ РИСК
 
Кажется, я подставился!» — мелькнула запоздалая мысль, и тут же он ощутил тяжелый удар по руке. Через секунду понял, что лежит на манеже. А вот это было уже скверно... Он не говорил себе, что надо встать. Мышцы мгновенно среагировали на сигнал головного мозга. Теперь, стоя на ногах, можно было оглядеться, прикинуть что к чему. Тигры напряженно глядели на него с невысоких тумб. Нападавшая — тигрица по кличке Кармен присела на задние лапы, готовая к повторной атаке. Но он уже контролировал ситуацию, вот только одна рука онемела и не поднималась.
 
«Придется заканчивать!» — с сожалением решил Николай Павленко и спиной отступил к дверце. Она чуть приотворилась, и дрессировщик шагнул в полутьму кулис, оставив позади тревожно гудящий зал.
 
За кулисами, предусмотрительно отойдя от клеток на несколько метров, разминались акробаты.
 
— Посмотри, что там у меня? — Николай повернулся к акробатам спиной. Короткий тревожный вскрик лучше всяких слов пояснил, что дело худо. Пока вызывали «скорую», пока суетились, он сам наложил жгут — кусок веревки. Павленко, почти спокойно отвечая на взволнованные вопросы артистов, присел на ящик из-под реквизита. Потом, когда его везли в больницу, он все повторял: «Разрешения на ампутацию не даю!»
 
Когда все закончилось, и он лежал на крахмальных простынях больничной койки, пришли воспоминания. Он попросил распахнуть окно. С улицы потянуло ароматом цветущих деревьев, теплом ранней тбилисской весны. На секунду показалось, что он вновь очутился в своем родном Ворошиловграде — весна в этот украинский город также приходила рано и была такой же теплой.
 
Николай вспомнил гужевой двор по соседству со своим домом, на котором он пропадал целыми днями, помогая конюхам ухаживать за лошадьми. Любовь к животным привела шестнадцатилетнего паренька в соседний город, где гастролировал передвижной зверинец. Он стал работать в нем и вскоре убедился, что выбрал работу не из простых. В зверинце работало много случайных людей, но были и асы своего дела. Некоторые из них не умели читать, но по знаниям психологии животных, их привычек и особенностей могли заткнуть за пояс и дипломированных специалистов. К таким относилась вечная труженица, рабочая по уходу за животными, баба Рая — Ираида Зиновьевна Щербакова. Ее заповеди Павленко запомнил на всю жизнь.
 
Одна заповедь бабы Раи стала для него законом: хищник есть хищник, нельзя мстить ему за проявление инстинктов, нужно прощать ему агрессивность. «Будь милостив к ним!»
 
Тбилиси заливало море солнечных лучей, они несли в себе целебную силу — здоровье Павленко быстро восстанавливалось. Рука уже сносно сгибалась, возвращалась сила. Повязка еще белела на руке, а Николай уже вошел в клетку. Тигры быстро вспомнили свои трюки: будто и не было шести месяцев вынужденного простоя. «Старушка» Кармен вела себя пристойно, только время от времени дрессировщик улавливал в ее глазах зловещие искорки. По настоянию Павленко Кармен разрешили оставить в аттракционе, хотя, по обычаю, хищника, напавшего на человека, почувствовавшего его уязвимость, следовало усыпить. Что это — безрассудность? Нет, скорее — трезвый ум. Дрессировщик реально смотрел на жизнь, а она требовала присутствия в аттракционе Кармен — одного из самых способных тигров.
 
В РОЛИ АЙБОЛИТА
 
Вероятно, многие, читающие эти строки, держат или держали в доме животных. Уж им-то известно, каких хлопот требует содержание даже аквариумных рыбок или самой маленькой собаки. Что же говорить о человеке, на руках которого двадцать тигров с их далеко не мирным характером, болезнями и прочими «прелестями», которые неизбежны при содержании этих хищников? Вопрос риторический...
 
Однажды, когда Павленко разгримировывался после представления, к нему постучал ассистент:
 
— Николай Карпович! Что-то неладно с... — он назвал кличку одного из тигров. Артист стремглав бросился в тигровник. Один из зверей нервно ходил по клетке, стуча о прутья полосатым, как палка регулировщика, хвостом. На полу лежали остатки полупереваренного мяса...
 
Так Павленко впервые столкнулся с таинственной болезнью, названной специалистами «тигровой». Таинственной — потому что до сих пор не выявлены ее причины. Состоявшийся в конце 70-х годов в Лейпциге слет специалистов по «кошачьим» пытался обобщить все известное об этой болезни и сделать какие-то выводы, однако установить возбудителей заболевания не смог... «Тигровой» болезни почему-то более подвержены амурские тигры. В ходе ее животные становятся вялыми, худеют, перестают принимать пищу и во многих случаях гибнут. «Тигровая» пробивала большие бреши в цирковых аттракционах, наносила урон зоопаркам и зверинцам. Владельцы тигров стали искать пути борьбы с ней или хотя бы действенные меры профилактики. Много литературы прочитал Павленко, с десятками специалистов переговорил, пока не наткнулся на работы немецких ученых, предпринятые в этом направлении. Они предложили в качестве профилактических мер использовать максимально приближенный к природному корм: мясо, а главное, требуху разных животных, траву, проросший овес. А к ним добавлять то, чего в чистом виде в природе не найдешь,— соки, витамины, порошки. Казалось бы, проще простого: следуй подсказке — и все будет в порядке. Но получить разнообразное мясо не всегда просто. А кто станет проращивать овес? Кто заготовлять траву? Эти мелкие препятствия кое для кого стали непреодолимы. Павленко Нашел пути, которые помогли ему справиться с возникшими трудностями, наладил рациональное питание.
 
Ежедневно его тигры принимают «лучевые ванны». Над вольером на полтора-два часа зажигается мощная кварцевая лампа. Тигры лишены возможности греться на солнышке, по крайней мере им редко выпадает такое удовольствие. Но свет кварцевой лампы в какой-то степени компенсирует отсутствие благодатно действующих лучей небесного светила.
 
Все дрессировщики, работающие с «кошками», какого бы размера они ни были, хватаются за голову, увидев на шкуре зверя подозрительное пятно. Это метка весьма противной и заразной болезни, именуемой в обиходной речи лишаем. Пробралась в цирк бездомная кошка — эпидемия. Попали тигры в вольер, где на полу остались невидимые глазу волоски больного животного — жди неприятностей. Павленко сия чаша тоже не миновала. И пускаются тогда в ход клетки-фиксаторы, в которые зажимается для проведения укола больной тигр. Выискивается наиболее действенная вакцина. Принимаются меры предосторожности, выражающиеся в объявлении карантина группы тигров... Тигров-артистов, прошу заметить. Тех, которые должны выходить на манеж, радовать и удивлять зрителей своей работой. И скудеет аттракцион, и передает устная молва: «Что это за хищники? Три с половиной тигра! Не ходите в цирк, скучно!» Да, болезни зверей — это всегда чрезвычайное происшествие. Но нельзя ли предотвратить его? Павленко утверждает — можно! И вот, прежде чем поставить клетки в тигровник нового цирка, входят туда люди с газовыми тарелками в руках. Огонь все очищает. И что самое любопытное — даже деревянную обшивку помещения. Пожара можно не опасаться, хотя на всякий случай рядом стоит пожарник с огнетушителем. «Прожаренное» таким способом помещение становится стернальным.
 
Дрессировщик должен уметь многое: выкармливать из соски малюток-тигрят, от которых отказалась мать; накладывать шины на сломанные лапы; придумывать разные способы заманивания животных в клетку для фиксации — ведь побывав в ней раз-другой животное в нее ни за что не пойдет; да и чертеж самой клетки должен уметь вычертить. Это все, если можно так выразиться, оперативная работа. Но существует еще и другая — та, которая определяет будущее аттракциона...
 
НАУЧНЫЙ ПОДХОД
 
Для многих слово «артист» ассоциируется с чем-то праздничным, даже праздным: богемной жизнью, зарубежными гастролями, интересными знакомствами, среди которых работа занимает незначительное место. Возможно, кто-то из артистов и живет так, но никак не Павленко. Назвать его просто артистом — значит сказать о нем половину, дрессировщиком — две трети. Николай Павленко настолько увлеченный своим делом человек, что складывается впечатление, будто иной жизни у него просто нет. Если он проездом в Москве, то искать его следует в зоопарке, где к нему относятся как к своему, с теплотой и любовью, или у друзей-ветеринаров. В городах, где он гастролирует, находит товарищей «по интересу» — любителей животных — и проводит с ними все свободное время. Он переписывается с учеными Дальнего Востока — специалистами по тиграм, с ихтиологами батумского дельфинария, знает по именам многих сибирских тигроловов. И вообще интересуется всем, что связано с животным миром.
 
019.jpg
 
Заслуженный артист РСФСР НИКОЛАЙ ПАВЛЕНКО. Фото Г. ПОЛЯКА
 
Пример «Международной племенной книги», в которой собраны данные обо всех отловленных и находящихся в Европе животных, натолкнул дрессировщика на мысль создать нечто подобное и для себя. «Реестр движения животных в аттракционе» стал для него настольной книгой. На ее страницах «биографии» всех тигров, прошедших через руки дрессировщика. В определенных графах записаны кличка животного, его пол, возраст, дата поступления в цирк, сведения о том, куда и когда выбыл, а также подробное «генеалогическое древо» каждого тигра.
 
Завел Павленко и своеобразные творческие паспорта на своих четвероногих артистов — карточки с описанием трюков, которые они выполняют.
 
Дрессировщик ведет также репетиционные дневники, где подробно записывает этапы подготовки отдельных трюков, всей работы в целом. Организовал всю эту канцелярию Павленко отнюдь не из любви к писанию. Прослеживается желание поставить всю подготовительную «закулисную» работу с животными на научный уровень. Ведь в конечном счете от нее, этой предварительной работы, зависит выступление тигров на манеже, а следовательно — зрелищность аттракциона.
 
ИНТЕРВЬЮ
 
На одну из репетиций пришел корреспондент областной газеты, открыл блокнот. Николай Павленко на вопросы отвечал обстоятельно, правда, вдаваясь при этом в детали для него очевидные, но совершенно неизвестные человеку со стороны. Корреспондент терпеливо выслушивал его, ничего не записывая, затем переводил разговор на нужные ему рельсы. Беседуя, Павленко готовился к репетиции: расставлял в клетке тумбы, положил на две из них бум, проверил, на месте ли шамберьеры, подключена ли вода к брандспойту. Потом он, продолжая начатую фразу, вошел в клетку, запер дверцу. Он уже принадлежал другому миру, однако еще общался с журналистом. Но вот распахнулась створка тоннеля, и на манеже появились огромные полосатые кошки. Обмен репликами разом оборвался, началась работа. В пустом цирке звучали только негромкие команды.
 
Ай, бравушки, — хвалил тигра за удачно выполненный трюк Павленко и, сразу меняя тон на резкий, командовал другому: — А ты куда? Место, место, говорю!
 
И грузный, светлой масти тигр неохотно прыгал на тумбу, тихо урча, устраивался поудобней. В аттракционе Павленко заняты тигры двух видов: амурские и суматранские. Был один южно-китайский, но теперь он пенсионер.
 
На репетиции, где не давят на артиста жесткие рамки времени, отведенного на аттракцион, где нет тысяч глаз, он может позволить себе импровизацию. И тигры ведут себя более естественно, так как имеют больше свободы. Здесь их характеры проявляются особенно отчетливо. Амурские тигры, крупные, со светло-желтыми полосами на широких, как диваны, спинах, спокойны и даже флегматичны. Суматранские меньше по размеру, более яркой окраски — резкие, темпераментные.
 
С амурцами спокойней, с суматранцами интересней,— замечает дрессировщик.— Они экспансивней, быстрее, поэтому и зрителям больше нравятся. Но рядом с амурцами мелковатыми кажутся. Те — здоровые, вальяжные! Как рыкнут — на улице слышно! Почему я не глажу их, как некоторые дрессировщики? У меня нет, так называемых, «контактных» тигров, которых можно поцеловать в морду, потаскать за хвост. Видели недавно передачу из Монте-Карло? Там «клетку» показывали — аттракцион со львами. Так дрессировщик обращался с ними, как с котятами. И это цари зверей!
 
Сам Павленко придерживается другой точки зрения в работе с хищниками. Он считает, что принижать тигра или льва до уровня домашней кошки — неверно и даже опасно. Всем еще памятна трагедия семьи Берберовых, но сколько до этого было восторженных статей о миролюбивой жизни льва и людей. Потом, задним числом, вспомнили предостерегающие слова дрессировщицы Ирины Николаевны Бугримовой, опасения за жизнь хозяев льва Кинга известного журналиста, знатока животного мира Виталия Пескова. Павленко мог бы вырастить «контактного» тигра, но сознательно этого не делает, считая, что тогда у него может притупиться чувство дистанции между ним и другими хищниками. Есть и еще одна причина. Его животные живут в условиях, приближенных к природным,— у них общий большой вольер, в котором соблюдаются законы семьи, имеется вожак, поддерживающий определенный порядок. Появление «любимчика» — контактного тигра — нарушило бы равновесие, сложившееся в этой группе тигров.
 
Корреспондент посмотрел в блокнот и задал очередной вопрос:
— А куда вы деваете старых тигров?
 
Павленко глянул печально: вопрос не из простых, он трогает всех, кто любит животных, работает с ними. Обычно старых, одряхлевших зверей отдают в зверинец, если это невозможно — усыпляют. Несколько лет назад Николай вынужден был расстаться с двадцатилетней тигрицей Кармен — той самой, что бросилась на него. В передвижной зверинец путь ей был заказан — с ее характером Кармен недолго бы там прожила. Зоопарк — другое ведомство, животное туда можно продать, но никак не отдать. Но кто купит старого тигра... Тогда дрессировщик предложил «в нагрузку» молодого амурского тигра — у него оказался слабый костяк, из-за которого тот не смог бы работать в манеже. Свердловский зоопарк пошел на такую «сделку», там Кармен провела последние дни.
 
Любой дрессировщик мог бы порассказать, как он пристраивал в зверинцы и зоопарки своих постаревших питомцев.
 
И все эти истории весьма грустные.
 
Павленко не просто сокрушается, но и выдвигает проекты преодоления трудностей. Один такой проект: создать при любом стационарном цирке зоопарк-питомник. Туда можно было бы сдавать выбракованных животных, часть которых, хотя и непригодная для работы в цирке, тем не менее могла бы давать потомство. Подобный зоопарк-питомник мог бы заниматься и разведением необходимых цирку редких животных — в нужных, разумеется, количествах. При питомнике можно было бы создать мощную ветеринарную службу, лабораторию.
 
Корреспондент положил блокнот в карман и распрощался. А Павленко остался сидеть у клетки, которую убирали после репетиции ассистенты. В зале появились служащие и мокрыми тряпками стали протирать сиденья. Скоро зал этот заполнит публика, в нем заиграет музыка, зазвучат аплодисменты. А он, дрессировщик тигров Николай Павленко, наденет свой удобный, красивый костюм и выйдет в манеж, как он это делает тринадцать лет подряд...
 
АЛЕКСАНДР ДРИГО
 
 

  • Статуй это нравится

#6 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 21108 сообщений

Отправлено 02 December 2022 - 12:43

Песенная летопись Победы
 
Этот сборник появился в канун празднования 40-летия Победы, заняв почетное место в ряду изданий, приуроченных к юбилею. В него вошли песни военных лет и те, что написаны в настоящее время на тему войны.
 
Открывается сборник песней «Священная война», а завершается «Днем Победы». В книге десятки песен, знакомых и любимых всеми, через них раскрывается жизнеутверждающая история нашей страны, отстоявшей свою независимость в годы нечеловеческих испытаний, возрожденной и строящей новую, мирную жизнь.
 
Песни военных лет — «В лесу прифронтовом», «Темная ночь», «Землянка» и многие другие и сегодня волнуют нас, открывая за внешней простотой гармонию чувства и долга, беспредельную преданность Родине, высокую человечность. Они по праву стали музыкальной летописью войны. Действительно, по песням военных лет можно изучать историю Великой Отечественной. Битва за Москву, оборона Одессы и Севастополя, освобождение Украины и победные сражения в Европе — вот лишь отдельные сюжеты песен той поры.
 
Пафос и искренность, которыми проникнуты песни военных лет, и с течением времени не могут оставить равнодушными слушателей. И абсолютно правомерно, что песенная классика тех лет естественно входит в наши дни, не теряя своей злободневности. Песни войны борются за мир, и в этом — великий смысл и нетленное значение их. Вот лишь несколько примеров. Людмила Гурченко, чье детство совпало с войной, записала на телевидении программу, состоящую из песен тех давних лет. Мелодия «Случайного вальса» стала лейтмотивом одноименного спектакля, поставленного в московском Театре эстрады тоже в преддверие праздника и основанного на документальных свидетельствах женщин — участниц Великой Отечественной. Большая эстрадная программа украинских артистов «Ой, Днепро, Днепро, ты широк, могуч» названа строчкой «Песни о Днепре», написанной в годы войны. Подобные примеры можно было бы приводить долго.
 
Можно вспомнить и то, как современные песни становятся фольклором. Так было с песней Булата Окуджавы из кинофильма «Белорусский вокзал», так было с песнями «За того парня» Марка Фрадкина и «День Победы» Давида Тухманова.
 
В сборник «День Победы» произведения наших дней включены выборочно. «Журавли», «Алеша», «Москвичи», «Воспоминание об эскадрилье «Нормандия-Неман», «Рисуют мальчики войну» — лишь часть из приведенного в книге. Песни нового времени достойно продолжают то, что начато было песнями-ветерана-ми несколько десятилетий назад.
 
Когда листаешь эту книгу и читаешь тексты песен, в душе звучат мелодии их, вспоминаются голоса их исполнителей — Клавдии Шульженко, Леонида Утесова, Марка Бернеса. Песни живут в нашей памяти, не дают успокаиваться, зовут к борьбе за мир, учат человечности.
 
У сборника песен «День Победы» были предшественники. Так, например, пять лет назад в издательстве «Музыка» вышла книга «Друзья-однополчане». Здесь песни расположены в строгом хронологическом порядке, а тексту и клавиру сопутствует рассказ об истории создания каждой песни и о ее первых исполнителях. У теперешнего издания цель несколько иная. Поскольку интерес к патриотической песне неиссякаем, необходима была именно такая книга, где собрано лучшее из песенного наследия войны и мирных лет. И поэтому естественно, что читательский адрес «Дня Победы» неоднозначен, ведь книга адресована всем ныне живущим поколениям советских людей, для которых свята память о войне.
 
ИЛЬЯ АБЕЛЬ

  • Статуй это нравится

#7 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 21108 сообщений

Отправлено 04 December 2022 - 10:42

Подмастерья "подвязки" или метаморфозы "арлекинады"

 

С Сергеем Михайловичем Эйзенштейном я познакомился в августе 1921 года, — писал Сергей Иосифович Юткевич в книге «Контрапункт режиссера». — Это было на приемных экзаменах в государственные Высшие режиссерские мастерские».
 
Молодых деятелей революционного искусства объединяло многое. Общность взглядов на цели и задачи нового театра, небольшой, но интересный опыт оформления театральных постановок, желание попробовать себя в режиссуре. И, наконец, любовь к Мейерхольду, преклонение перед талантом Мастера, вождя «Театрального Октября», который и возглавил Высшие режиссерские мастерские.
 
— Но пока продолжалась наша учеба у Мейерхольда, — рассказывал С. Юткевич, — нужно было думать и о «куске хлеба»... Поэтому мы с Эйзенштейном заключили «конвенцию», по которой первый из нас, получивший работу, привлекал другого для соучастия.
 
Театральные дороги привели друзей в Мастфор, мастерскую известного режиссера-экспериментатора Н. М. Фореггера, где они участвовали в оформлении спектаклей. Но, разумеется, этого инициативным и творчески настроенным сотрудникам Мастфора было мало. В мае 1922 года в Петрограде они написали сценарий пантомимы «Подвязка Коломбины» и предложили его Фореггеру для постановки. Пантомима была включена в план работ, но технически сложное оформление требовало немалых затрат и времени для его реализации. Вскоре Эйзенштейн покинул Мастфор, а идея, соавтором которой он был, вытеснилась новыми планами руководителя мастерской.
 
Между тем в сценарии пантомимы «Подвязка Коломбины», сохранившемся в архиве С. Эйзенштейна, хорошо прослеживаются театральные устремление ее создателей, которые получили развитие позднее, отражается динамичный поиск новых средств выразительности. Пантомима сближалась здесь с цирком как ареной эксцентрических действий, кинематографом с его способами монтажных сопоставлений и «безмолвным» тогда экраном, а в способе подачи драматургического материала ощущалась пародия на зрелища, породившие замысел С. Эйзенштейна и С. Юткевича. Это были различные постановки Шницлера-Донаньи «Шарф Коломбины» с одной стороны и создания западной массовой культуры — с другой.
 
На титульном листе сценария пантомимы стояло посвящение Мейерхольду: «Мастеру Шарфа — подмастерья «Подвязки».
 
Многозначность посвящения угадывалась в преклонении учеников перед Мастером, в намеке на значительность ранних постановок пантомимы-арлекинады В. Мейерхольдом, их определяющее значение для дальнейшего поиска тем, образов и приемов в театре.
 
Мейерхольд обращался к пантомиме Шницлера-Донаньи дважды — в 1910 и 1916 году, когда уже был создан и поставлен им же «Балаганчик» А. Блока, своеобразная интерпретация вечных тем «арлекинады», произведение, «показывающее, что такое условность в театре, зачем она нужна и какова ее эстетическая сила». *
 
* Родина Т. Блок и русский театр начала XX века., 1972, с. 127.
 
Молодые соавторы новой «Подвязки Коломбины», конечно, знали, что «Балаганчик» был посвящен поэтом Мейерхольду, но в их посвящении вызова Блоку, разумеется, не было. В короткой фразе они выразили лишь то предназначение, которое видели в своей судьбе — звание подмастерья предполагает и профессиональный рост и продолжение дела Учителя. Дополнительным поводом для выбора пантомимы-«арлекинады» служило то, что Эйзенштейн и Юткевич вслед за Мейерхольдом не разделяли театральных взглядов Таирова. А руководитель Камерного театра, как и Мейерхольд, дважды и в тот же промежуток времени ставил пантомиму Шницлера-Донаньи, правда, с иным названием — «Покрывало Пьеретты». Его трактовка была возвышенно-приподнятой, что вызывало у новаторов иного толка иронию, Мейерхольд же ставил названные спектакли в стиле трагического гротеска, следуя принципам «Балаганчика». И это в немалой степени соответствовало Духу предреволюционной эпохи — у передовой части интеллигенции рушились иллюзии, подлинные ценности оказывались мнимыми...
 
В этом сложном, многозначном сплетении тем, мотивов, пародийных элементов, а порой просто по-юношески дерзких выпадов и рождался замысел пантомимы. Здесь несомненно и влияние ФЭКСов (Фабрики эксцентрического актера в Петрограде), с которыми Эйзенштейн и Юткевич одно время сотрудничали.
 
Сюжет пантомимы сводился к следующему. Король подвязки фабрикант Арлекин предлагает любовнице престарелого виконта Пьеро Коломбине сменить титул Королевы шантана на звание «Королевы Подвязок» как более устойчивый и соответствующий духу времени. В качестве свадебного подарка Арлекин дарит ей новейший образец подвязки из стали.
 
Соблазн велик, и чтобы избавиться от престарелого Пьеро Коломбина защелкивает подвязку на его шее. Обнаружив исчезновение подарка, Арлекин устраивает невесте сцену ревности. Затем в действие вступает детектив Нэд Рокер, очевидная пародия на сыщика Ника Картера. Он выслеживает Коломбину и, усадив Пьеро на электрический стул, бросает ее в «электрические» объятия. Любопытна развязка. Нэд Рокер оказывается переодетым Арлекином, само сценическое действие — цирковым розыгрышем, а попутно и «рекламой подвязки».
 
В финале некоторые из действующих лиц, снимая парики, по замыслу авторов, обнаруживали свою «рыжую сущность», т. е. причастность к цирковой клоунаде, эксцентрическому розыгрышу.
 
Любопытны и приемы, с помощью которых должно было осуществляться это необычное зрелище. По замыслу авторов в первом акте, например, персонажи должны были передвигаться только по вертикали, цепляясь за перекладины. Предусматривалась установка трапеции с растяжками для номеров эквилибристики. От нее к куполу уходил канат, по которому должен был спускаться Арлекин. Позднее С. Эйзенштейн включил этот «аттракцион» из несостоявшейся постановки в своего «Мудреца»...
 
Сценарий С. Эйзенштейна и С. Юткевича вообще был насыщен цирковыми элементами. Так сцену своего туалета престарелый Пьеро должен был проводить, повиснув вниз головой на перекладине. В этой же позе его заставала смерть.
 
Появление друзей Пьеро напоминало выход знаменитой в свое время цирковой труппы «7 Леотарис 7». Коломбина же участвовала в комическом антре с шан-барьером, где ее партнерами должны были стать ...клоуны Пипи и Факс. Приемы клоунады также часто описываются в сценарии. От ударов по голове у одного из героев должен был сплющиваться цилиндр, в носу загораться электрическая лампочка, гудеть клаксон между фалдами фрака. Ряд цирковых трансформаций завершали полицейские с палками, превращающимися в «римские свечи», откуда ползли разноцветные ленты. Затем из палок разворачивали полотнища с изображением женских ног в подвязках.
 
Авторы щедро разбросали в сценарии пародийные краски, злободневные намеки и политические аллюзии. Так увлечение «американизмом» высмеивалось в куплетах «Настоящая Америка только у нас!» Названия актов пантомимы соответствовали духу зарубежных бульварных детективов, например, «В когтях красавицы-авантюристки». Да и в самом подзаголовке сценария была пародийность. Используя игру слов в английском языке Columbine — Коломбина, Columbian — американский, авторы с саркастической усмешкой перефразировали таким образом «Подвязку Коломбины» в «Подвязку американки».
 
Сценарий любопытен еще и по той причине, что в нем впервые в драматургической практике были заявлены элементы «монтажа аттракционов», впоследствии реализованные Эйзенштейном в уже упоминавшемся спектакле «На всякого мудреца довольно простоты». По словам очевидца событий и исследователя советского театра, это представление «было бесконечным каскадом сменяющих друг друга цирковых, а также балаганных и эстрадных аттракционов»*.
 
* Февральский А. В. Московские встречи. М. 1982, с. 77
 
Удивительным образом перекликаются слова Федерико Феллини, сказанные им в наше время, с экспериментами 20-х годов:
 
«Зрелище в любой своей форме восходит к цирку, во всяком случае, цирк его предшественник — если не в хронологическом, то идейном отношении... Хотелось бы продолжить цирковую традицию (чудеса, фантазии, издевки, нонсенс, отсутствие холодного умствования), но уже в приложении к сегодняшним мифам, личностям, ситуациям».
 
Нечто похожее действительно происходило в творчестве Мейерхольда, в ФЭКСах, у Эйзенштейна, Юткевича, Фореггера, тех, кто, по словам Шкловского, «создал новые приемы послеоктябрьского искусства».
 
 
А. ЧЕПДЛОВ
 
 

  • Статуй это нравится

#8 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 21108 сообщений

Отправлено 07 December 2022 - 11:06

Цирк Сарразани

 

Книге, вышедшая в ГДР, в издательстве «Хеншельферлаг», посвящена одному из крупнейших цирковых деятелей начала века — Гансу Стош-Сарразани. Ее автор, известный исследователь цирка и варьете, владелец циркового архива Эрнст Гюнтер около пятнадцати лет отдал собиранию материала и исследовательской работе, предварявшей появление этой книги.
 
026.jpg
 
Кроме собственного архива, в котором хранится около двухсот программок цирка Сарразани, относящихся к разным периодам, автор изучил материалы множества государственных и частных архивов. Он беседовал и переписывался более чем с пятьюдесятью людьми, лично знавшими семью Сарразани, очевидцами и участниками происходивших событий. В конце книги дана библиография — около шестидесяти названий книг и девять цирковых журналов, непосредственно связанных с темой исследования, а также имена консультантов, к которым автор обращался по ряду специальных вопросов.
 
Эрудиция Э. Гюнтера, равно как и обилие использованных источников, сообщила исследованию подлинную научность и фундаментальность. Но при этом книга написана увлекательно, огромный использованный в ней материал свободно подчиняется поставленной автором цели — воссоздать яркую, непростую личность Сарразани — старшего и рассказать о продолжателях его дела. Книга написана литератором, хорошо владеющим пером.
 
Оригинальной формы предисловие к книге построено в виде ответов автора на вопросы редактора Гизеллы Винклер. В этих ответах заявлена авторская позиция, дана оценка личности Сарразани и принципы, определившие построение книги.
 
«— Почему вы решили заняться Сарразани? — спрашивает Г. Винклер.
 
— Я считаю, — отвечает автор, — что настало время воздать должное Сарразани, уточнить его место в цирковом искусстве.
 
В первой половине XX века он, как в свое время Ренц, определил развитие цирка... Ганс Стош-Сарразани добивался творческого совершенствования циркового искусства, несмотря на стремительное наступление варьете и шоу-бизнеса. В отличие от общепринятого тринадцатиметрового в диаметре манежа он ввел семнадцатиметровый в диаметре круг, который должен был соответствовать новым задачам этого искусства — широкому привлечению больших групп артистов и животных... Он совершенствовал организационно-техническую базу передвижного цирка... Особо подчеркивал свое понимание цирка как очага культуры и просвещения всего народа».
 
Имя Сарразани обросло множеством легенд, в которых полуправда перемешана с ложно истолкованными фактами, домыслом.
 
«— Но, откуда вы знаете, каким был Сарразани в действительности, когда вы сами лично его никогда не видели? — спрашивает Г. Винклер.
 
— Историческая дистанция позволяет многое увидеть отчетливее, чем отягощенная эмоциями близость. Трезвое исследование порой дает больше, чем стертые временем воспоминания».
 
Автор терпеливо и последовательно собирал факты, сопоставлял их, исследовал и уточнял существующие публикации. Это позволило не только нарисовать портрет Сарразани, но и показать его личность в связи с процессами, происходившими в искусстве и обществе.
 
Книга строится на приеме соотнесения легенды и действительности, которая вырисовывается в результате исследовательской работы. Такое сочетание придает увлекательность повествованию, заставляет читателя следовать за автором в его поисках и находках, вместе с ним сопоставлять факты, погружаться в мир сложных взаимоотношений, жестокой конкуренции и борьбы за существование, особенно острой в период экономических кризисов и мировых войн.
 
Фигуры трех Сарразани вырастают на широком историческом и общественном фоне, неразрывно связаны с породившей их действительностью. Великолепное знание истории цирка позволило автору показать, деятельность Сарразани (особенно Сарразани — старшего) на фоне циркового искусства начала века, когда в Европе работали цирки Клудского, Кроне, Я. Буша, П. Буша, К. Гагенбека и других.
 
Автор показывает также влияние, которое оказал на становление Сарразани — старшего американский цирк Барнума-Бей ли, гастролировавший в Европе в начале века. Более того, он считает, что Сарразани стал в некотором роде немецким вариантом Бар-нума при всей самобытности своей натуры.
 
Шаг за шагом восстанавливает Эрнст Гюнтер биографию Ганса Стоша, бегство юноши из родного дома, работу в скромном цирке вдовы Кольцер. Неутомимая, железная воля Ганса преодолевала все препятствия, он сторонился компаний, избегал развлечений и все свое время проводил в цирке, наблюдал за репетициями и в тишине тренировался сам. Постепенно он добился собственного номера — его дрессированный пудель танцевал польку. Это было зимой 1890 года.
 
Тогда и родилась его звучная цирковая фамилия Сарразани. Автор делает предположение, что псевдоним был выбран под впечатлением от драматической новеллы Бальзака «Sarracine», в которой описана история скульптора, упрямо боровшегося с нуждой и лишениями.
 
В 90-е годы молодой Сарразани работал в различных цирках и варьете по всей Европе «между Россией и Испанией, Богемией и Данией». В книге есть фотография клоуна Сарразани, относящаяся к 1900 году. Этот клоун выступал с веселым семейством дрессированных животных: обезьяной, собакой, козлом и свиньей.
 
«Я не получил ни наследства, ни богатого приданого жены, не выиграл в лотерею, я только работал», — любил повторять позднее Ганс Стош. Упорный труд, железная дисциплина и прежде всего самодисциплина позволили Сарразани создать свое цирковое предприятие, которое неуклонно росло и расширялось. «Феномен Сарразани» автор объясняет фанатичной верой в миссию цирка, одержимостью идеей создать цирковое предприятие, которое явило бы собой «театр всего народа». Надо заметить, что в самые тяжелые для всех зрелищных предприятий периоды инфляции и экономических кризисов стоимость билетов в цирке Сарразани поднималась лишь в том случае, когда положение действительно становилось критическим.
 
К началу первой мировой войны имя Сарразани гремело по всей Европе. Этому немало способствовала и умелая реклама: директор знал ей цену и был связан с журналистскими кругами. Благодаря любви к технике и вере в ее могущество Сарразани уже на первом этапе удалось модернизировать цирковое шапито и оборудовать его по последнему слову техники. Его материально-техническая база соответствовала уровню наиболее современного цирка Европы. Своя электростанция освещала бесчисленными огнями фасад; благодаря особой отопительной системе, которой тогда не располагал ни один цирк, Сарразани мог работать круглый год. И наконец 22 декабря 1912 года он торжественно открыл здание стационара в Дрездене на 3860 мест, долгое время считавшееся образцовым.
 
Большое внимание Сарразани уделял содержанию животных. В его зверинце, открытом для публики, насчитывались десятки редчайших видов. Сам директор уже в 1906 году выводил на манеж группу из десяти дрессированных львов и десять слонов. Слоны оставались его любимцами до последних лет.
 
Техника, животные, крепкий административно-управленческий аппарат были той основой, на которой выросло здание легендарного цирка Сарразани. Вопреки сложившемуся в литературе мнению, Э. Гюнтер доказывает, что наибольшие художественные достижения Сарразани относятся к началу века: «То, чего он достиг в течение первых двенадцати лет (1901—1913), он позднее никогда не достигал. Сарразани в полном смысле слова обновил цирковое дело».
 
Характерная для начала века мода на всевозможную экзотику, на вестерн сказалась и на цирке. У Сарразани работали большие группы артистов из стран Азии и Африки. Сам Сарразани в романтическом облике магараджи (в белом с золотом костюме) работал с большой группой могучих индийских слонов. Не случайно именно Сарразани с его цирком был приглашен участвовать в съемках фильма «Индийская гробница».
 
Особую известность в цирке Сарразани приобрели театрализованные программы с участием подлинных индейцев и ковбоев — цирковые шоу вроде тех, что ставил в Америке Буффало Билл. В таких представлениях, как «Дикий Запад» (1913), и других Сарразани стремился к этнографической точности: это было «верное действительности, научно проверенное воспроизведение жизни и быта в прериях».
 
Сарразани можно считать пионером в использовании больших помещений. Он давал представления в автозалах для пятнадцатитысячной аудитории.
 
Мировая война и послевоенный экономический кризис стали тяжелым испытанием для цирковых предприятий. Чтобы вырваться из кризиса, Сарразани предпринимает смелую поездку со своим цирком в Южную Америку. В книге увлекательно рассказано об этой поездке, о программах, в которые уже через короткое время Сарразани удалось включить местный креольский фольклор и элементы карнавала.
 
Вернувшись в 1925 году в Европу, Сарразани вступает в борьбу со своим постоянным конкурентом Карлом Кроне и его трехманежным цирком. Сравнивая два крупнейших цирка Европы, автор показывает, что предприятие Кроне носило, скорее, коммерческий характер. На его трех манежах артистов и зверей было больше, но количество не всегда переходило в качество. По художественному уровню, строгому отбору номеров, оформлению программы Сарразани были совершеннее.
 
Вторая поездка в Южную Америку, предпринятая в начале 30-х годов, вызванная разгулом фашизма и новым экономическим кризисом, оказалась последней в жизни Сарразани. Подорванное тяжелой борьбой за существование, здоровье не выдержало. Смерть наступила в больнице в Сан-Пауло в сентябре 1934 года.
 
Продолжая свое исследование, Э. Гюнтер стремится показать те изменения, которые претерпел цирк Сарразани с приходом новых владельцев. При всех своих достижениях это были уже другие цирки. «Эра Сарразани» кончилась со смертью первого директора, легендарной романтической фигуре которого и посвящена большая часть страниц этой насыщенной фактами, интересной книги.
 
Е. УВАРОВА

 


  • Статуй это нравится

#9 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 21108 сообщений

Отправлено 08 December 2022 - 10:59

Слоненок Лира

 

Он относительно небольшой, светло-серый с голубым отливом, редкими черными волосиками. Трудно представить, что станет со временем могучим гигантом. Пока слоненок доверчиво протягивает хобот к каждому, кто оказывается рядом, будто просит, чтобы на него обратили внимание, приласкали, поиграли, угостили.
 
Прибыл слоненок в аттракцион артистов Корниловых. Опытные дрессировщики встретили малыша без энтузиазма. Дело в том, что в цирке обычно выступают с индийскими слонами. Сложилось твердое мнение, что африканские слоны не поддаются обучению. А этого слоненка как раз привезли из Африки.
 
Как бы то ни было, уроженец Африки прибыл, и его надо устроить, накормить. Когда слоненка ввели в помещение, где находились слоны, он стал тянуться к ближайшему. Догадались, что ищет мать. Но теперь людям предстояло взять на себя материнские заботы.
 
Сварили кашу на молоке, с сахаром, добавили яйца, детское питание из пакета с изображением розовощекого малыша — получилось вкусно и калорийно. Слоненок, хотя явно проголодался, стоял перед миской с кашей безучастно. Так выяснилось, что он не умеет самостоятельно есть. Пришлось зачерпывать кашу и класть ему в рот. Кормили, как кормят маленьких детей, — ложкой. Проглотит слоненок кашу — его хвалили: «Молодец!»
 
Вывели погулять на солнышко. Слоненок смотрел по сторонам, но не решался отойти от людей, к которым стал понемногу привыкать. Поводил хоботом по траве, вырвал пучок травы, бросил. Когда подышал воздухом, его вернули в помещение. Уже был готов обед. Снова пришлось кормить. Малыш все еще не догадывался, что можно подцепить кашу хоботом и отправить в рот.
 
Конечно, настало такое время, когда слоненок стал есть самостоятельно. Ему давали хлеб и яблоки. Не отказывался он от сахара, сосредоточенно брал маленький кусочек рафинада хоботом. На прогулках вырывал траву и, помедлив, отправлял ее в рот.
 
Все вроде бы наладилось. Но однажды заметили: слоненок мелко трясется, весь содрогается.
 
— Знобит беднягу! Заболел! — всполошились дрессировщики. — Продуло где-то.
 
Надо срочно лечить. Приготовили сладкое теплое питье — почти ведро. Слоненок опорожнил его. Тем временем принесли
попоны, одеяла, укутали его — пусть согреется. Угол, где он находился, завесили брезентом, чтобы никакой сквозняк не проник. Больной задремал.
 
Применили, как говорится, домашние средства. Как бывает, ребенок простудился — ему дают горячий чай с малиновым вареньем, укладывают под теплое одеяло. Домашние меры помогли и слоненку. На утро он чувствовал себя бодро.
 
Слоненка назвали Лира, хотя никаких музыкальных способностей у него пока не проявилось. Дрессировщиков радовало, что Лира растет доверчивой, как бы уверенной, что вокруг только друзья и доброжелатели. Однажды около Лиры появилось незнакомое ей существо с торчащими ушами. Это был пони. Он участвовал в представлениях. Слоны поднимали его, подхватив за специальную петлю, переносили, водили за уздечку. Видно, пони удивило, что появился слон совсем не тех размеров, к которым он привык. И Лира с интересом разглядывала незнакомца, осторожно коснулась его хоботом. Не испугалась, не стала защищаться. А как-то рядом с Лирой появилась лошадь, которая отвязалась и отправилась бродить по закулисной части. Лира лошадей раньше не видела, но и эта встреча прошла мирно.
 
Добродушие Лиры проявилось еще в одном. Приехали в Одессу. Здесь в служебных помещениях цирка обитало несколько кошек. Когда Лире принесли ее молочную кашу и она только начала есть, подбежала кошка, за ней — вторая. Они стали слизывать кашу с краев. Лира спокойно отнеслась к этому — видно рассудила, что на всех хватит. Прибежала третья кошка, и тут они затеяли возню, одна с ногами забралась в миску, И тогда Лира хоботом осторожно отодвинула особенно беспокойную гостью. Та отряхнулась и как ни в чем не бывало вернулась к каше.
 
Кошки появлялись каждый раз, когда Лира обедала. Если они вели себя слишком бесцеремонно, мешали, Лира напоминала, кто тут хозяин, подхватывала хоботом и отодвигала нахалок в сторону. Но ни разу не отбросила, не ударила, не причинила боль, просто требовала соблюдать порядок.
 
Дрессировщики радовались, что новенькая растет доброй, у нее удалось воспитать хорошие манеры. Все это прекрасно, но осилит ли она цирковую науку, сможет ли постичь то, чему ее будут учить? Как бы то ни было, пора было начать репетиции. Привели Лиру на манеж и дали ей возможность походить, побегать. Ведь не так много она движется. Манеж для нее вначале стал местом прогулок, игр, а потом уж классом для занятий.
 
Первые уроки вела Нина Андреевна Корнилова. Она объединяла в своем лице внимательного опекуна и требовательного преподавателя. Позже ей стала помогать дочь Таисия.
 
Каждый урок слоненка начинался с разминки — Лира с удовольствием бегала по кругу манежа. Потом ей предлагали подняться на тумбу. Признаться, в самом начале она никак не решалась поставить на нее ногу. Помедлила, прежде чем поднять вторую. После долгих уговоров забралась всеми четырьмя. Когда эти первые уроки были позади, к тумбе подкатили разукрашенную бочку — прочный цилиндр. Лиру пригласили встать на бочку. Ее подбадривали, подталкивали слегка сзади, заманивали угощениями, которые дрессировщица держала в поднятой руке. Наконец Лира осторожно ступила на бочку одной ногой, потом вытянула вперед хобот и схватила руку дрессировщицы, видно, решила, что ей протягивают руку помощи. Она не стала опираться, подтягиваться, а лишь коснулась руки своего учителя для большей уверенности, для подстраховки. После этого почувствовала себя увереннее и взобралась на покатый бок цилиндра.
 
Молодец, Лира! Молодец, девочка!
 
Были все основания умилиться находчивости слоненка. На следующем занятии Лира снова протянула хобот к руке, чтобы ухватиться. Но нельзя было приучать ее к этому. Дрессировщица отвела руку, мол, взбирайся без посторонней помощи. Что делать — Лира помедлила и взобралась самостоятельно, тут же получила в награду яблоко.
 
В один из дней Лира почувствовала, что бочка под ней движется. Чтобы удержаться, надо переступать ногами. Правда, люди обступили ее, поддерживали, ободряли. Разумеется, не за один день Лира научилась передвигаться на бочке, не теряя равновесия.
 
Манеж для Лиры стал местом, полным противоречий: здесь она могла резвиться, бегать, но здесь же приходилось проделывать что-то непривычное, не очень понятное, но затем выслушивать похвалы и получать угощения: яблоки, сахар, бананы, апельсины, свежие огурцы.
 
Действительно, на занятиях Лиру часто ждало новое. Как-то, когда она привычно бежала по кругу манежа, перед ней оказался огромный цветной мяч, она задела его ногой — он отлетел в сторону. Лира несколько опешила. Но тут же ее похвалили, угостили. Она поняла, что все хорошо, и вскоре усвоила, если впереди мяч, то надо как следует ударить его. Это не так трудно, а все довольны.
 
То, что постигала Лира, для нее было просто отдельные упражнения. Дрессировщики намечали ей определенную роль в аттракционе. Научили и такому трюку: закончив выступление, Лира уносит тумбу с манежа. Тумба для малышки была тяжеловатой. Лира, подцепив ее хоботом, волокла по ковру, подталкивая ногой. После этого шла отдыхать. Однажды в середине репетиции Лира вдруг схватила тумбу хоботом и потащила к выходу.
 
Стой! Поставь! — всполошился дрессировщик.
 
Лира неохотно опустила тумбу. Занятия продолжили. Но и потом, когда ей надоедало повторять что-то, она хватала тумбу и спешила с ней к выходу, надеясь таким образом закончить занятия. Недоумевала, почему запрещают. Конечно, в этой хитрости проявлялась определенная сообразительность слоненка. Дрессировщики признавали это, но в то же время сетовали: «Научили на свою голову».
 
Порой Лира сама прикидывала, как ей удобнее выполнить то или иное упражнение. По замыслу дрессировщиков она должна была бросать зрителям воздушные шарики. Летит шарик, а слоненок толкает его хоботом прямо в зал. Добились, что Лира сообразила — надо ударить хоботом по шарику, парящему перед ней. Сделать это, двигаясь по кругу манежа, оказалось не так просто. Лира махнет хоботом — и мимо, а шарик падает на ковер. Тогда Лира стала, подбегая к парящему шарику, быстро вращать хоботом как пропеллером. Попаданий стало больше. Шарик отлетал за барьер. А ей вручали яблоко или сочный огурец.
 
Во время одного урока Лира все отвлекалась, и тогда дрессировщица, бросив шарик, стала подбадривать ее: «Бум! Бей! Бум!». Спохватившись, Лира энергично махнула хоботом и, действительно, послышалось громкое «бум!» — шарик лопнул. Лира замерла. Дрессировщики встревожились — испугалась и теперь станет шарахаться от шариков. Но когда надули и принесли новый, Лира стала вовсю вращать хоботом. Она оказалась не из пугливых — верила, что если рядом опекающие ее люди, ничего плохого произойти не может, беды не случится.
 
Восприимчивость слоненка превзошла все ожидания. За каких-то три месяца было освоено очень много. Лира передвигалась на бочке, балансировала двумя ногами на шаре, поднималась на задних ногах, как лошади «на оф», играла в футбол. Юная уроженка Африки оказалась талантливой. А ведь это только начало.
 
К. ГАНЕШИН

  • Статуй это нравится

#10 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 21108 сообщений

Отправлено 09 December 2022 - 10:21

Триумф Веньки Проваторова

 

Веньке почему-то везет. Не всегда, конечно, но, если учесть его безалаберность везет незаслуженно часто.
 
Подружились мы с ним сидя за одной партой. Сидеть с Венькой было веселее, чем с другими. Он все время что-то выдумывал. И вот является он как-то в класс, важный, а у самого глаза так и стреляют по сторонам. Подошел к задним партам, где наша компания заседает, и шикарным жестом развернул перед нами красочную афишу. На ней довольно-таки крупными буквами среди прочих фамилий значилось: «Вениамин Правоторов. Фокусы».
 
Мы все загалдели, конечно. Вопросы, шутки, А он нам бросает небрежно:
 
Приглашаю...
 
Вот такой сюрприз приготовил. Он обожал эффекты.
 
На концерт приехали веем гамузом. Аплодисменты обеспечили громоподобные. Венька на сцене был великолепен.
 
С этого вечера мы после школы сразу бежали во Дворец культуры, дышали пылью кулис, носили за артистами тяжелые чемоданы, что-то репетировали тайком, и каждый, разумеется, мечтал сам когда-нибудь выйти к рампе.
 
Но вернусь к тому, с чего начал, — к необыкновенной Венькиной везучести.
 
Обычно Венька манипулировал картами, шариками, платочками. Выходил он на сцену в широком клетчатом пиджаке, с внутренней стороны которого было нашито множество карманчиков, петелек, потайных мешочков для так называемых «зарядок». Весь Венька с головы до ног был ходячим хранилищем всякой галантереи и неожиданно извлекал свои сокровища то из-за уха, то из подметки.
 
Мы, конечно, про его хитрости знали, но до конца он своих секретов не раскрывал, хотя и приставали к нему немилосердно. Сережка Поплавский — тот особенно втирался к Веньке в доверие и даже считал себя его ассистентом. Этот Сережка и оказал ему медвежью услугу — подбил на авантюру.
 
Знаешь, — сказал он Веньке, — смотрю я твой номер и все жду, когда ты наконец взорвешься от своих «зарядок».
 
Тот насторожился:
 
А что? Разве плохо работаю?
 
Да нет. Хорошо работаешь. Но насколько эффектнее выглядят на сцене иллюзионисты! — И Сережка пошел расписывать какой-то виденный им по телевизору номер болгарского фокусника.— Выходит, понимаешь, такой элегантный, в белых перчатках. Палочкой — раз! Из ящика блондинка выпрыгивает. Он в другую сторону палочкой — два! Оттуда брюнетка, вся в перьях...
 
В каких еще перьях?
 
В фиолетовых!
 
Венька загорелся и тем не менее начал возражать. Манипуляция — это, мол, чистое мастерство, а иллюзия что? Ходи себе по сцене, открывай и закрывай ящики. Все только от аппаратуры зависит. Да еще от ассистенток. 
 
С ассистентками я хоть сегодня могу «иллюзию» работать. Прямо без репетиций!
 
А без ассистенток?
 
И без них! Запросто!
 
Хорошо, — Сережкины глаза хитро сощурились, — давай спорить, что сдрейфишь и не выступишь с иллюзионным реквизитом!
 
Да был бы реквизит, — сказал Венька.
 
Достанем.
 
Где же ты достанешь?
 
А у Бориса Борисыча. Помнишь, старый артист цирка, который к нам на репетиции ходит? Попросим одолжить на пару дней.
 
Назавтра отправились к Борису Борисовичу. Старикан обрадовался, продемонстрировал свою «технику», объяснил, как ею пользоваться, и даже составил для Веньки программу выступления.
 
Дома Венька еще разок прочитал эту программу и немного порепетировал. Вечером они с Сережкой отвезли все необходимое в клуб, где должен был состояться концерт. Когда начали готовить реквизит к номеру, подошел Павел Иванович — руководитель студии.
 
Что это у вас за новая мебель? — удивился он.
 
Это сюрприз, Павел Иваныч. Пожалуйста, не спрашивайте. Посмотрите из зала.
 
Конферансье объявил:
 
Иллюзионист Вениамин Правоторов!
 
Громыхнул рояль, и Венька шагнул на сцену. На нем был черный фрак с чересчур длинными фалдами. На голове красовался, конечно же, цилиндр. Какой же волшебник без цилиндра! Второпях Венька не успел найти «бабочку», и поверх манишки у него висел обыкновенный, к тому же какого-то ядовито-зеленого цвета галстук. С этим галстуком, в огромном сверкающем цилиндре и новых спортивных ботинках вид у иллюзиониста Правоторова был довольно странный. Зал оживился, кто-то хихикнул. Венька элегантным жестом снял цилиндр, обнажив свою стриженную «под ноль» голову. Смешки усилились. Когда он вновь хотел надеть цилиндр, в нем что-то громко щелкнуло и из тульи бесконечным потоком потекли разноцветные атласные ленты. В смущении, пытаясь заткнуть этот «фонтан», Венька прижал цилиндр к животу. Но не тут-то было! Ленты упрямо лезли наружу, обвивая его своими змеиными кольцами, а Венька сдирал их с себя, как Лаокоон в знаменитой греческой скульптуре.
 
Отчаявшись, Венька обреченно махнул рукой: пускай, мол, уж течет до конца! В то же мгновение фонтан иссяк.
 
Стоя за кулисами и наблюдая хитрую физиономию Сережки, мы подозревали: здесь что-то не так. Но в зале смеялись. Причем все громче и громче. Венькино поведение на сцене публика воспринимала как тонкую актерскую игру.
 
Облегченно вздохнув, Венька шагнул к рампе. Там стояли два небольших ящика.
 
Сережка лихорадочно зашептал нам:
 
В одном из них голубь! Надо взять со спинки стула вот тот красный платок, положить его в ящик. Платок исчезает, из ящика вылетит голубь...
 
Всего этого Венька сделать не успел. Как только он склонился над ящиком и открыл его, оттуда рванулся голубь, непочтительно задев факира по носу. Венька обалдело смотрел ему вслед. Голубь, просидевший долгое время в темноте, начал зигзагами, как стриж перед дождем, метаться над полом, затем взмыл вверх, и наконец уселся на стриженую макушку ошарашенного волшебника.
 
Вот это дрессировка! — послышалось в первом ряду.
 
На то, что творилось в зале, Венька уже не обращал внимания — своих забот хватало. Он ходил вокруг столика и, что-то бормоча, искал шпаргалку с записью последовательности трюков. Перед выходом он положил ее на столик. Мы-то видели, что записку голубь сбросил крыльями, но помочь ничем не могли.
 
Любезно улыбаясь публике, Венька присел и незаметно, как ему казалось, стал шарить по полу. Он еще надеялся найти злополучную шпаргалку. Его рука нечаянно задела какой-то потайной рычаг, хлопнул выстрел, и из кулис стремительно вылетело голубое знамя. Пролетев полсцены, оно плюхнулось на столик. Что-то упало, что-то разбилось. . Для униформиста, сидящего на колосниках с пакетом конфетти, выстрел был сигналом. Думая, что номер подошел к концу, он добросовестно вытряхнул содержимое пакета на Венькину голову.
 
До финала было еще далеко, но на сцене шел густой дождь из блесток и разноцветных бумажек. Финал так финал!
 
И Венька, забыв про шпаргалку, начал выхватывать из-под фалд фрака что-то яркое, какие-то пышные перья, прикрепленные к острым металлическим стержням. Яростный взмах руки. Один, другой. Стержни вонзались в пол, вокруг Веньки вырастали фантастические джунгли. Казалось, Венька, разозлившись на эту злополучную механику, крушит и ломает все вокруг. Мы за кулисами корчились от смеха. Публика выла от восторга. Венька был красен как помидор: вот-вот брызнет не то слезами, не то смехом.
 
Чтобы не потерять темп и не стоять истуканом, но подскочил к первому попавшемуся ящику, рванул какую-то ручку — ив руке у него оказалась огромная клетка с птицами. От неловкого движения дверца распахнулась, куры, гуси, утки посыпались на пол. В клетке остался один петух. Остолбеневший Венька не мог отвести от него взгляда. Петух в ответ смотрел сурово, с укором.
 
Публика стонала. Смеялись не только над тем, что происходило на сцене, но и просто глядя друг на друга. Венькина мама закрыла лицо платком и мелко вздрагивала — непонятно было, плачет она или смеется. Борис Борисович утирал слезы. Павел Иванович смеялся вместе со всеми, но при этом не сводил с Веньки трезвых, испытующих глаз. Что-то он наматывал себе на ус, что-то обмозговывал.
 
Ребята из параллельного класса, стоя на длинной скамейке, скандировали:
 
Бра-во! Бра-во!
 
Раздался треск, скамейка сломалась, и ребята повалились друг на друга. Эта восхитительная «куча мала» отвлекла внимание от сцены. Воспользовавшись этим, Венька вместе с петухом дал дёру за кулисы.
 
Мы встретили его восторженно. Сережка вопил громче всех:
 
Ну, даешь!
 
Венька затравленно озирался. Он ничего не понимал. Увидев Павла Ивановича, шарахнулся было опять на сцену. Павел Иванович удержал его, вовремя схватив за фалду.
 
Ну как новый номер? — хитро сощурился Сережка. — А, Пал Иваныч?
 
Прекрасный номер... будет, — сказал Павел Иванович. — Давно мечтал о таком клоуне. Завтра начинаем репетировать...
 
 
 






Темы с аналогичным тегами Советский цирк Декабрь 1985, Журнал Советская эстрада и ци

Количество пользователей, читающих эту тему: 1

0 пользователей, 1 гостей, 0 анонимных

  Яндекс цитирования