Перейти к содержимому

Фотодром Шираслана. Новое
подробнее
ВИДЕО. Московские театры во время ВОВ
подробнее
Животные в цирке- наша жизнь, наша самая большая любовь.
подробнее

Фотография

Журнал Советская эстрада и цирк. Март 1983 г.


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 7

#1 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 462 сообщений

Отправлено 31 Май 2020 - 19:44

Журнал Советская эстрада и цирк. Март 1983 г.

 

 

Совещание руководителей зоо и передвижных цирков Союзгосцирка

 

Журнал постоянно рецензирует программы цирков-шапито. Но, кроме того, на наших страницах за последние годы появилось несколько статей, посвященных достаточно острым проблемам, с которыми сталкиваются артисты и руководители этих передвижных предприятий, а также работники зооцирков.
 

Автором большинства статей является Константин Владимирович Алексеев, который весьма глубоко, что называется «изнутри», знает особенности и специфику передвижных предприятий, так как много лет работал в этой системе.

Недавно в Москве проходило совещание руководителей зоо и передвижных цирков. Некоторые из участников этого совещания посетили редакцию, где состоялось обсуждение основных положений ранее опубликованных статей. Но, как часто случается, в ходе беседы возникли и новые проблемы.

Ниже мы предлагаем вниманию читателей материал, подготовленный на основе этой дружеской встречи за круглым столом.
Беседа началась с обсуждения статьи «Зверинец или зооцирк». Напомним читателям, что в ней поднимался такой вопрос: правомерно ли превращение зооцирков в обычные передвижные зверинцы? Не пора ли возвратиться к практике показа посетителям дрессированных животных? К. Алексеев призывает к демонстрации номеров с учеными слонами, мишками, собачками. Ведь выступления артистов с животными будут, как он пишет, «способствовать популяризации этого жанра, развитию, особенно у детей и молодежи, еще большей любви к «братьям нашим меньшим». Кроме того, факты говорят, что именно в зооцирках начинали свою деятельность многие признанные мастера дрессировки. И сейчас зооцирки могли бы стать той базой, где молодежь постигала бы азы этой сложной науки. И зрители видели бы цирк зверей, а не просто зверинец. А это далеко не одно и то же.

Все выводы, как нам кажется, весьма логичны.

Но вот в беседу вступают руководители зоопредприятий. И что же?

Директор зооцирка № 4 А. Белявский согласен, что они могут и должны демонстрировать «ученых зверей». Еще несколько лет назад он обращался к руководству Союзгосцирка с предложением, как лучше организовать в зооцирках показ номеров. Но это предложение тогда попросту... потеряли. И тем не менее зооцирк № 4 устраивает новогодние елки для детей. Это было отмечено выступлением минской газеты. Тогда же, во время пребывания в Минске, в зооцирке родился тигренок. И через газету был объявлен конкурс на лучшее имя для новорожденного малыша. Сколько людей, сколько детей приняли участие в конкурсе! Какая это хорошая и нужная школа доброты! Значит, не просто демонстрацией зверей в клетках живет этот зооцирк... Ну а как же ученые медведи? Видят ли их посетители?

Белявский рассказал об этом следующее. К директору передвижного цирка «Янтарь» С. Трахтенбергу обратились двое с просьбой помочь им стать дрессировщиками. Кстати, с подобными просьбами обращаются многие. Побывают на представлениях, понравится веселье, шум, музыка, аплодисменты — отчего бы и не «пойти в артисты»? Но Трахтенберг, опытный директор, сразу почувствовал: эти станут трудиться по-настоящему. Он посоветовал Белявскому взять ребят на работу в зооцирк. Там они ухаживали за животными и начали впервые заниматься дрессировкой медведей. Показывали посетителям все, чему учились сами и чему обучали своих косолапых друзей. Потом при поддержке зооцирка Зобовы, так звали молодых людей, перешли в киевский «Цирк на сцене», где завершили подготовку номера, с которым и выступают ныне в разных городах.

Чего же лучше? И молодежи помогли определить свой путь, да и посетители, придя в зооцирк, видели зверей не только в клетках...

Белявский завершает свою речь таким выводом: в зооцирках желательно держать несколько номеров и показывать начальную стадию дрессировки. Ведь даже в больших зоосадах сейчас организовываются уголки, где юные любители животных занимаются дрессировкой.

Коллеги стали горячо доказывать Белявскому, что зоосад — предприятие постоянное. Там можно любой уголок организовать. Белявский согласился: в зооцирке это далеко не просто. Более тридцати раз в году приходится им переезжать. Тут каждый лишний прицеп — уже трудность. И все же, считает он, отказываться от показа номеров с животными нельзя...

Его в какой-то степени поддерживает В. Трофимов (директор зооцирка № 6). Но он предлагает так: выступать с дрессированными животными где-то на площади, в клубах, может быть, в школах. Это хорошо и для рекламы и в воспитательных целях: все же дети приобщаются к «братьям нашим меньшим». Но в зооцирке показывать номера трудно, невозможно выделить для этого специальную площадку.

А вот Н. Заводский (зооцирк № 3) прямо говорит, что у него уже и на вывеске — «Зверинец». В воспитательных целях неплохо вновь превратить его в зооцирк, вот только конкретных возможностей для этого он пока не видит. У них большой финансовый план. Чтобы выполнить его, надо пропустить огромное количество зрителей. В выходные дни их посещает до десяти тысяч человек.. И проблемы, — где найти зрителей? — для них не существует. А вот если показывать номера, то сразу возникают сложности: посетители с очередного сеанса не выходят, задерживаются. Следующие не могут пройти на территорию зверинца. Тут, чего доброго, можно и план завалить...

Слушаешь Н. Заводского и чувствуешь: руководитель он опытный, за дело болеет, за план переживает. Так, может

Вот так выглядел о шапито передвижного цирка № 9 быть, он по-своему прав? Возможно. Показывать животных в условиях нынешних зооцирков — дело очень хлопотное. Конечно, есть такие «беспокойные сердца», которые ради популяризации циркового искусства пойдут на любые трудности. Но ведь речь не о творческом порыве единиц. Речь о четкой планомерной работе, но с творческим подходом к делу. И когда работники редакции задают вопрос о возможности некого симбиоза цирка-шапито и зооцирка, то оказывается, что эта мысль находит самую горячую поддержку со стороны собравшихся руководителей.

A.    БЕЛЯВСКИЙ: Именно этот проект я и предлагал пять лет назад: объединить зооцирк и шапито...
B.    РУДЕНКО (директор зооцирка № 2): Хорошо бы... Тогда зрители от нас шли бы прямо в цирк-шапито.
C.    ТРАХТЕНБЕРГ: Ведь раньше даже в зимних цирках в антракте показывали животных...

А директор передвижного цирка «Колос» Г. Панфилова считает, что надо создавать целые комплексы: цирк-шапито, зооцирк, мотогонки, а рядом — игральные автоматы.

Ведь если, как выяснилось в процессе беседы, зооцирки не страдают от недостатка зрителей, то цирки-шапито нередко сталкиваются с проблемой слабой посещаемости. Поэтому такое соседство было бы на пользу и тем и другим: зрители из зооцирка направлялись бы в шапито и проблема популяризации циркового искусства решалась бы наилучшим образом.

И тут сразу возникает новый вопрос: смогут ли города выделять площадки под такой большой комплекс?

Г. ПАНФИЛОВА: Это не просто. Даже для шапито не всегда находится нужное место. Такое, например, чтобы зрители легко добирались к нам на транспорте. Правда, сейчас на совещании много говорилось, что цирки-шапито будут распределены по определенным географическим зонам. Заранее зная, где нам предстоит работать, мы постараемся заблаговременно договориться с городом...

Тут опять вступает в разговор А. Белявский. Он рассказывает, что в Ивано-Франковске поставили зооцирк за три километра от города. Рекламу дал хорошую и от посетителей отбоя не было. Даже в понедельник у них было более двадцати тысяч человек. Вывод Белявского: совсем не обязательно стоять в центре города. А на окраине всегда найдется место для любого комплекса.

Где в городе стоять передвижному цирку? Тут не может быть единого решения. Города разные, и располагаться цирки-шапито могут в самых разных местах: в парках, на площадях, в районах новых застроек. Но ясно одно — города наши благоустраиваются. И летние цирки не должны портить общий городской вид. Вспомним, что писал в 1979 году К. Алексеев о цирке «Встреча»: «Его облик, к сожалению, не радовал глаз. Удручал унылый вид, убогое оформление фасада, старенькое заплатанное шапито, изношенный ковер, поблекший занавес. И тем не менее «Встреча» пользовалась успехом. У кассы — большая очередь». Все-таки у кассы очередь! Значит, цирк любят. Но как же можно допустить, чтобы в городе появилось шапито, изображенное на публикуемой фотографии?

...Фотоснимок обошел участников круглого стола. Директора смеялись: приходится иногда латать дыры, бывают ветхие шапито, но не до такой же степени...

Однако перед вами снимок передвижки № 9, сделанный в 1981 году.

В беседу включается начальник отдела эксплуатации зоо- и передвижных цирков В. КОТИК:

—    Как и насколько наши передвижки вписываются в архитектуру города — вопрос сложный. Ясно одно: они должны менять свой облик. Над новым проектом цирка-шапито давно уже работали, но дело двигалось медленнее, чем нам хотелось бы. Однако нынешним летом первое экспериментальное шапито будет, наконец, установлено в Москве, в ЦПКиО имени Горького.

В осуществлении нового проекта, в создании нового летнего цирка, непосредственное участие принимал С. Григорян, много лет возглавлявший зооцирки и передвижки. Он рассказал о будущем цирке с голубым куполом, сообщил, что в зале будут удобные пластиковые кресла, а вот штурмбалок, так мешавших зрителям, не станет. Зато появится новшество: различные световые эффекты. И все же цирк — экспериментальный. Многое предстоит проверить на практике, выявить все недоделки, исправить их. Словом, у директора еще столько дел впереди! И все же он надеется, что нынешней весной первые московские зрители смогут посмотреть представление под голубым шатром.

Мы пообещали, что придем на премьеру, а затем расскажем о ней нашим читателям.

Так хотелось завершить статью разговором о новом цирке под голубым шатром. Но проблемы, проблемы... Трудные, нерешенные. Они волнуют Союзгосцирк, заботят руководителей всех передвижных предприятий.

К. Алексеев в 1980 году писал, что за последнее время цирки стали переезжать медленнее. Изменилось ли положение с тех пор? Видимо, нет. Когда мы попросили наших гостей высказаться по этому вопросу, то конкретного ответа не получили. Гости ссылались на последнее совещание в Союзгосцирке, где этот сложный вопрос рассматривался со всех сторон. Руководителям передвижек в ближайшем сезоне обещана помощь. Журналу, видимо, придется вернуться к данному вопросу позже, когда завершатся летние гастроли и будут подводиться итоги года.

Ну а нерентабельные, дальние переброски передвижек имели место в прошедшем сезоне? Выясняется: было и такое. Но директора говорят об этом неохотно. Мол, все в прошлом. Сейчас на совещании решено: каждый цирк закрепляется за определенной зоной. Внутри ее возможны изменения маршрутов. Но чтобы из Сибири передвижку срочно перебрасывали на юг Украины, такую практику постараются изжить полностью.

Чувствуется: директорам хочется верить в это. Нам, кстати, тоже...

Ну а если отклониться от намеченного маршрута в пределах одной области или республики? Оказывается, гибкость в решении этого вопроса порой просто необходима.

Рассказывает Г. ПАНФИЛОВА:

—    Стояла наша передвижка в Новошахтинске. Ну и начали мы «гореть», то есть не выполняли план. Тут мне вдруг вспомнились рассуждения Алексеева о том, что нам надо смелее «открывать» новые города. И вот вопреки утвержденному маршруту мы на свой страх и риск поехали в Красный Сулин Ростовской области. И прошли там с большим успехом. Я поняла: прав Алексеев, надо смелее осваивать новые города, где люди еще не видели цирка. И, конечно, быть ближе к сельскому зрителю. Мы приложим все усилия, чтобы жители сельских местностей тоже видели интересные полноценные программы. Нам обещали в этом помочь. Хочется надеяться, что так оно и будет.

На этом закончилась наша беседа за круглым столом.

То, что завершилась она выступлением единственной женщины-директора среди собравшихся руководителей цирков, получилось, разумеется, случайно. Но это особенно приятно. Ведь беседу за круглым столом мы помещаем в мартовском номере, когда журнал поздравляет женщин с Международным днем Восьмого марта.

Г. СТЕПАНОВА

 



#2 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 462 сообщений

Отправлено 31 Май 2020 - 19:59

Итоги Первого Всесоюзного конкурса на лучшие цирковые номера и аттракционы по жанрам

 

Закончился Первый Всесоюзный конкурс на лучшие цирковые номера и аттракционы по жанрам, посвященный 60-летию образования СССР.

 

7.jpg
 

8.jpg

 

9.jpg

 

На страницах журнала в беседе с нашим корреспондентом заместитель председателя жюри народный артист СССР Юрий Владимирович Никулин уже рассказывал («Советская эстрада и цирк», 1982, № 6) о целях и задачах конкурса, о том, как он проходил, как была построена работа жюри, — словом, о всех аспектах творческого соревнования.

На этот раз корреспондент журнала попросил Ю. В. Никулина поделиться итоговыми впечатлениями от конкурса.

—    Если кратко суммировать впечатления от конкурса, что бы вы сказали?
—    Именно, если кратко, ибо итоги конкурса, я уверен, станут предметом тщательного анализа, результат которого послужит в значительной степени руководством к практической повседневной работе. Так вот, прежде всего надо сказать, что конкурс, как и предполагалось, несомненно сыграл положительную роль в творческой жизни нашего цирка. Он позволил выявить талантливую артистическую молодежь, показал, что не иссяк творческий порох и у мастеров среднего и даже старшего поколения — ведь за спиной многих молодых стоят умудренные опытом, доскональным знанием циркового дела артисты. Да и вообще конкурс всколыхнул всю артистическую среду, заставил даже тех, кто не принимал участия в нем непосредственно, оглянуться на собственное творчество с новыми, более требовательными мерками, как-то подтянуться.

То, что конкурс проводился по жанрам, дало возможность не только обозреть общую картину, но и вглядеться в важнейшие ее слагаемые — увидеть, в каком жанре у нас идет поступательное движение, в каком застой, а где и просто отстаем. Ну и, конечно же, выявить общие недостатки, свойственные нынешнему состоянию нашего циркового искусства.

— Может быть, несколько слов по жанрам?
— Конкурс показал, что в физкультурно-спортивных жанрах — к ним мы по нашей рабочей терминологии относим номера гимнастов, акробатов и эквилибристов — в последнее время появился ряд превосходных работ, отмеченных оригинальностью замысла и высоким мастерством исполнения. Назову хотя бы каскадеров на трех параллельных брусьях Голышевых и воздушных эквилибристов Наталью и Юрия Александровых. Есть достижения, например, и у жонглеров, о чем говорит первая премия молодого и очень уверенного в своем мастерстве Григория Поповича. И рядом с ним стоят интересные жонглеры с неординарными номерами.

А вот представители такого любимого зрителям жанра, как иллюзия, ничего, достойного внимания жюри, не смогли предъявить на этом творческом соревновании. Но, пожалуй, самое большое огорчение доставили клоуны. У членов жюри не только не возникло споров или хотя бы разногласий по поводу того или иного кандидата — просто не о чем было говорить. А ведь клоун — душа представления. Слабый или даже плохой номер с лихвой может быть перекрыт другими сильными номерами, и заминка в представлении пройдет неощутимо для зрителей. А вот плохой, тусклый клоун способен испортить впечатление от всего спектакля. Во всяком случае, бросить на него унылую тень.

Что же, среди молодых клоунов нет талантливых или достаточно способных людей? Конечно, есть. А вот умной, направляющей и воспитывающей руки режиссера им явно недоставало. Вообще проблема режиссуры оказалась на конкурсе, как говорится, самым узким местом. Ее недостатки и слабости проступили практически во всех жанрах. Не случайно лишь один среди всего корпуса режиссеров оказался лауреатом. Зато, правда, по-настоящему заслуженно. Это Виктор Львович Плинер. В последнее время он работает на редкость плодотворно. Что ни год — оригинальный номер. А то и два, три. И на этом конкурсе три его номера в числе лучших. И что замечательно — в разных жанрах. Назову уже упоминавшихся «ною его питомцев Голышевых. Для меня его успех особенно приятен, так как Плинер работает в нашем цирке на Цветном бульваре.

И еще один общий недостаток особенно явственно обозначился на конкурсе. Очень мало оказалось номеров, отмеченных актерским мастерством. Это тем более огорчительно, если учесть, что цирк наш стремится к масштабным работам, отражающим дух времени, волнение дня. Здесь не обойтись лишь хорошим или даже виртуозным исполнением трюка. Необходимо актерское мастерство, личность актера, его индивидуальность.

Решение этих весьма не простых в цирке проблем должно стать, думается мне, повседневной заботой всех нас.

— Конкурс завершен. Исходя из опыта его проведения, что можно было бы пожелать на будущее в смысле организационном.
— Проведение такого конкурса оказалось делом сложным, хлопотным и довольно дорогостоящим (экономику мы не должны игнорировать). Членам жюри пришлось, оставляя свои основные дела, многократно выезжать в разные города, чтобы просмотреть соискателей, ведь артисты постоянно гастролируют. И все-таки просмотреть всех по тем или иным причинам не удалось. Это несомненный просчет в организации конкурса. Оказалось немало обиженных. Правда, в этом мне видится и положительная сторона — значит, конкурс не оставил равнодушными артистов, задел их творческое самолюбие. А это уже польза для нашего циркового дела. Но чтобы на будущее не оказалось обойденным вниманием ни одного номера и даже артиста, следует, мне кажется, завести нам телетеку или кинотеку — заснять на пленку все номера. Конечно, киноматериал далеко не то, что «живой» номер на манеже, но опытному глазу и он скажет многое, позволит компетентным специалистам отобрать наиболее достойных для соревнований.

А в заключение мне хочется поздравить всех лауреатов и дипломантов конкурса, а тем, кому сегодня не удалось добиться высоких мест, пожелаю не томиться долго неудачей, а продолжать творчески работать. И успех придет.

ГИМНАСТИКА

I  ПРЕМИЯ
«КАСКАДЕРЫ НА БРУСЬЯХ» под руководством В. ГОЛЫШЕВА
«ЕДИНСТВО». Воздушный полет

II  ПРЕМИЯ
«КАДРИЛЬ». Партерный полет под руководством В. ШАТИНА

III  ПРЕМИЯ 
Гимнасты на кольцах Г. и Ю. ГАЗИЗОВЫ
Воздушная гимнастка Н. ДРОЗДОВА

ЭКВИЛИБР

I  ПРЕМИЯ
«ВОЗДУШНОЕ АДАЖИО». Исполнители Н. ВАСИЛЬЕВА и Ю. АЛЕКСАНДРОВ

II  ПРЕМИЯ 
«ЛЕТАЮЩИЕ ПЕРШИ» номер под руководством А. СТЕЦЕНКО
«ЭКВИЛИБР НА ПЕРШАХ» номер под руководством Ю. ОДИНЦОВА
«ПАРАД ВЕЛОСИПЕДОВ» номер под руководством В. ГОЛУБЕВА
«КОМИЧЕСКИЕ ВЕЛОФИГУРИСТЫ» под руководством Л. ЛАПИДУСА

III   ПРЕМИЯ
«ОРИГИНАЛЬНЫЕ ПЕРШИ» номер под руководством Б. ШАБАЕВА

 

КЛОУНАДА

I  и II ПРЕМИИ РЕШЕНИЕМ ЖЮРИ НЕ ПРИСУЖДАЛИСЬ

III ПРЕМИЯ
Коверные Е. МОЖАЕВА и А. ЛАТЫШЕВ

 

МУЗЫКАЛЬНЫЕ ЭКСЦЕНТРИКИ

I  и II ПРЕМИИ РЕШЕНИЕМ ЖЮРИ НЕ ПРИСУЖДАЛИСЬ

III ПРЕМИЯ
«МАЛЕНЬКИЙ ФЛЕЙТИСТ». Исполнительница Е. ГОРДЕЕВА

 

ДРЕССИРОВКА

I  ПРЕМИЯ
Велофигуристка с собачками М. ПАПАЗОВА (Лапиадо)

II  ПРЕМИЯ
«СЕВЕРНАЯ МИНИАТЮРА». Исполнители Е. и Н. КУЗНЕЦОВЫ
«ДРЕССИРОВАННЫЕ ОБЕЗЬЯНЫ» номер под руководством Ф. ЯКУБОВА

III    ПРЕМИЯ
«АНСАМБЛЬ СОБАЧЕЙ ПЕСНИ» номер под руководством С. БОГУСЛАЕВА
«ДРЕССИРОВАННЫЕ ГОЛУБИ» номер под руководством С. ШАМШИЕВОЙ
Аттракцион «СМЕШАННАЯ ГРУППА ЖИВОТНЫХ» под руководством Ю. ДУРОВА
Аттракцион «МЕДВЕЖИЙ ТЕАТР МИНИАТЮР» под руководством В. ДЕРЯБКИНА
Жонглер с дрессированными обезьянами В. КРАЧИНОВ

 

КОННЫЕ НОМЕРА. НОМЕРА С ВЕРБЛЮДАМИ

I  ПРЕМИЯ
«КОННО-АКРОБАТИЧЕСКИЕ ИГРЫ ТУРКМЕНИИ» под руководством Д. ХОДЖАБАЕВА
«ЭКСЦЕНТРИКИ С ВЕРБЛЮДАМИ». Исполнители А. и В. НИКОЛАЕВЫ

II  ПРЕМИЯ
«ПОЧТА». Дрессированные лошади под руководством А. КАЛУГИНА

III  ПРЕМИЯ
«КОННЫЙ ДИВЕРТИСМЕНТ» под руководством 3. и Ю. БИРЮКОВЫХ
«ШКОЛЬНЫЙ ТАНДЕМ» под руководством Л. КРИВЫХ
«ПА-ДЕ-ДЕ НА ВЕРБЛЮДАХ» в исполнении А. и Б. ДЖУМАЛИЕВЫХ
«АКРОБАТИЧЕСКИЙ ДУЭТ НА ЛОШАДЯХ». Исполнители Л. КОРЯКИНА и Б. ВОРОБЬЕВ

ЖОНГЛИРОВАНИЕ

I  ПРЕМИЯ
«ЖОНГЛЕР НА ВОЛЬНОСТОЯЩЕЙ ЛЕСТНИЦЕ». Исполнитель Г. ПОПОВИЧ
«АНТИПОД». Исполнитель С. ТРЕШИНА

II  ПРЕМИЯ
«ЭКВИЛИБРИСТЫ-ЖОНГЛЕРЫ НА СТРЕЛАХ» под руководством Б. АФАНАСЬЕВА

III  ПРЕМИЯ
«СОЛО-ЖОНГЛЕР». Исполнитель А. ПОПОВ
«АКРОБАТЫ-ЖОНГЛЕРЫ С КОЛПАЧКАМИ» под руководством С. ИНЯКИНОЙ
«ГРУППОВЫЕ ЖОНГЛЕРЫ» под руководством Д. ГИБАДУЛЛИНА

 

ОРИГИНАЛЬНЫЙ ЖАНР

I  ПРЕМИЯ
«СОЛО НА БАРАБАНЕ». Исполнитель А. ФРИШ

II  ПРЕМИЯ
«БАДМИНТОН». Исполнители В. ПИНКАС и С. ЛИСЕНКОВ

III  ПРЕМИЯ
«АНТИПОД НА ШАРЕ С ХУЛАХУПАМИ». Исполнительница М. КОРДОБАН


ИЛЛЮЗИЯ

ПРЕМИИ РЕШЕНИЕМ ЖЮРИ НЕ ПРИСУЖДАЛИСЬ


АКРОБАТИКА

I  ПРЕМИЯ

«АКРОБАТЫ С ПОДКИДНЫМИ ДОСКАМИ» под руководством В. РАДОХОВА
«АКРОБАТЫ-ВОЛЬТИЖЕРЫ» под руководством Е. ЖУКОВА

II  ПРЕМИЯ
«ТАНЦ-АКРОБАТЫ» под руководством А. ДРОБЫШЕВСКОГО

III ПРЕМИЯ РЕШЕНИЕМ ЖЮРИ НЕ ПРИСУЖДАЛАСЬ


РЕЖИССУРА

Премия за режиссерские работы последних лет присуждена В. Л. ПЛИНЕРУ


ПОЧЕТНЫМИ ГРАМОТАМИ НАГРАЖДЕНЫ

участники номеров: «ВОСХОЖДЕНИЕ» под руководством Б. РУДЕНКО,
«ЭКВИЛИБРИСТЫ НА ВОЗДУШНОЙ ПЕРЕХОДНОЙ ЛЕСТНИЦЕ» под руководством В. ПЛЫКИНА,
«ЭКВИЛИБРИСТЫ НА МАЧТАХ» под руководством Г. ФАЙРУШИНА,
«ВОЗДУШНЫЕ ГИМНАСТЫ» под руководством М. КУРДО,
«ТРИО КОВЕРНЫХ» под руководством О. САВИЦКОГО,
«КЛОУНСКАЯ ГРУППА» под руководством А. НИСАНОВА,
«АКРОБАТЫ-ЖОНГЛЕРЫ» под руководством А. КИССА,
«ОРИГИНАЛЬНЫЕ АКРОБАТЫ» под руководством С. АТАЛЯН,
акробатический ансамбль «ДИВЕРТИСМЕНТ» под руководством В. ЗАМОТКИНА,
«АКРОБАТЫ-ВОЛЬТИЖЕРЫ» под руководством Ю. ПУХОВА,
«КОВБОЙСКИЕ ИГРЫ» под руководством Э. ПЛИЕВА,
«ВОСТОЧНЫЕ ФРЕСКИ» под руководством А. ТАШКЕНБАЕВОЙ,
«ГИМНАСТЫ НА КОЛЬЦАХ» под руководством А. ВАНЕСЯН,
«ТРЕХЪЯРУСНЫЕ ВОЗДУШНЫЕ ТУРНИКИ» под руководством А. ПАРШИНА;

артисты: А. СОТНИКОВ, Т. ХАВРОСЬ, А. ЧЕРЕВКО, Л. и В. ШАРКОВЫ, Н. КОССЕ, В. ВОРОНИНА, Н. ПЕРЕПЯТЬКО, A. КОЗЛОВСКИЙ, А. ЦУКАНОВ, В. КРИВОЛАПОВ, С. СУСЛОВ, А. ГРИМАЙЛО, Н. ЯШУКОВ, А. ГОЛОТА, Ю. ТЕРЕШКИН, И. АСМУС, С. СЫЧЕВ, В. АНИСИМОВ, B.  КОДАХ, Т. АХУНДОВ, В. ЛОМАКИН, И. ПЕТРУХИН, М. БАГДАСАРОВ, Л. и Б. ФЕДОТОВЫ, Б. ТЕЗИКОВ, В. ЧУДОВА, Н. КИСС, Т. СИМОНЕНКО, И. ДОВЕЙКО, A. РОМАНОВСКИЙ, Л. АБДУЛЛАЕВА, Р. ЦИТАЛАШВИЛИ, Е. СОБОЛЕВА, И. МОЗЕЛЬ, В. БОРИСОВ, 3. ШЕВЧЕНКО, В. ЛИ, B. и Л. ФИЛАТОВЫ.



#3 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 462 сообщений

Отправлено 01 Июнь 2020 - 18:04

Елена Гордеева и маленький флейтист

 

 

Маленький флейтист. Дебют», — объявляет инспектор манежа, — и под звуки бравурного марша на манеж выходит мальчик в черном бархатном комбинезоне и большом черном берете.

 

10.jpg
 

Огромные глаза на бледном лице полны растерянности, в руках флейта-пикколо... Он подходит к микрофону, кивок в сторону аккомпаниатора, но... за роялем никого нет. Дебют сорван. Опустив голову, он идет к выходу, но шпрехшталмейстер не пускает его: выкручивайся как хочешь!

С этой минуты мы, зрители, становимся участниками по-цирковому смешной и по-человечески трогательной новеллы.

Маленькому флейтисту приходится быть и солистом и аккомпаниатором одновременно. А все вещи, как назло, против него. Не слушается крышка рояля. Она то закрывается, то открывается, словно живая. В самый неподходящий момент от рояля откатывается стульчик. Чтобы успеть вовремя начать партию рояля или партию флейты, приходится играть в самых невероятных позах: изгибаясь в «мостике», лежа на рояле, стоя спиной к клавиатуре. И маленькому флейтисту это удается.

Для исполнителя это не просто трюки ради трюков, вызывающие смех зрителей, это не надуманные положения, а следствие данной ситуации.

Но вот последние аккорды. Кажется, можно праздновать победу. Но победа эта призрачна. Смеется маленькая крышка рояля, и клавиши, словно зубы оскалившегося чудовища, сверкают в свете прожекторов. Слеза застыла на щеке юного артиста. То, к чему он стремился, о чем мечтал, кажется ему теперь недосягаемым. Как хотелось ему подарить зрителям свою музыку, свое мастерство, принести им радость! И тогда звучит вокализ — это артист жалуется на свою судьбу. В зале — тишина. Удивительная для цирка тишина. Зрители сочувствуют маленькому флейтисту. И он черпает в этом новые силы. Он снова у рояля. Победно звучит музыка. Дебют состоялся! Гремят аплодисменты... Из-под бархатного берета волнами рассыпаются волосы, и мы узнаем, что под маской маленького флейтиста скрывалась Елена Гордеева — лауреат Всесоюзного конкурса произведений циркового искусства, посвященного 60-летию образования СССР.

Давно известный цирковой жанр музыкальной эксцентрики в этом номере вышел за привычные рамки. На манеже музыкальная новелла без слов, и мы, зрители, прекрасно понимаем ее содержание.

В антракте, прогуливаясь по фойе, я повсюду слышала мелодию, которая звучала в номере, ее напевали дети.

—    А маленький флейтист все-таки победил, правда? — спрашивала какая-то девочка, у мамы.
—    Конечно, победил, — с серьезностью первоклассника отвечал ей брат.
—    Он ведь не только музыкант, но и акробат! — вступил в разговор еще один мальчик.
—    А крышка какая противная — смеялась над ним!

Я пересказала этот детский разговор не случайно. Ведь когда дети среди множества ярких, праздничных цирковых номеров запоминают и обсуждают один, это значит, что номер достиг цели. Вызвать не только смех, но и раздумья зрителей — мечта каждого артиста.

В чем успех «Маленького флейтиста», чем этот номер отличается от многих других в этом же жанре? На мой взгляд, тем, что цирк с его буффонностью обратился здесь к серьезному сюжету, к прекрасной серьезной музыке, мастерски исполненной цирковой актрисой. И еще одно: этот номер поставил известный кинорежиссер Ролан Антонович Быков.

—    Вначале мы шли от Маленького принца Экзюпери, — рассказывала Елена Гордеева вскоре после своего дебюта. Для нее, хотя она в цирке не новичок, этот номер тоже стал дебютом, как и для ее героя.

—    Я очень много работала над образом Маленького принца. Мне, конечно, повезло, что Ролан Антонович Быков согласился со мной работать. Такую школу актерского мастерства, какую мне дал он, я могла бы пожелать другим актерам. Это такое счастье — общение с таким режиссером, с таким человеком! И хотя дебют состоялся, работа у нас продолжается.

Репетиции идут каждый день. Всего семь минут длится номер, но какой за ним стоит труд! С акробатикой и гимнастикой Елена Гордеева встретилась впервые. Делать различные каскады с флейтой в руках не так-то просто, тут требуется хорошая техника. Ну а кроме занятий акробатикой и гимнастикой нужно по нескольку часов в день играть на музыкальных инструментах.

Елена Гордеева — актриса молодая. И все же за годы работы в цирке у нее это третья роль. Я не ошиблась, сказав роль, потому что и в первом номере «Старик и девочка» Гордеева не просто играла на музыкальных инструментах, исполняя при этом какие-то трюки, а создала конкретный запоминающийся образ маленькой девочки. Потом в Перми был поставлен спектакль «Бумбараш». Это был, конечно, цирковой спектакль, но образ Софьи, созданный Еленой Гордеевой, был и драматичным и эксцентричным. Именно эта многогранность актрисы обратила на себя внимание известного режиссера Ролана Быкова.

Ролан Антонович ставил перед Еленой Гордеевой все новые и новые задачи. Иногда ей казалось, что ничего не получится. Но настойчивость, умение работать ей привили с детства. Девочке было пять лет, когда она впервые выступила с сольным концертом: играла на рояле и на аккордеоне. В ее репертуаре было двадцать произведений.

—    Скажите, Лена, вас, как всех детей, заставляли заниматься музыкой? — спрашиваю я.
—    Конечно, какое-то время заставляли, — улыбается Гордеева, — но я помню, когда переборола себя. Мне было двенадцать лет. Была зима, а пианино как раз стояло у окна. Я играла и откладывала фасоль. Да-да, обычную фасоль. Отыграю час — перекладываю фасолинку из правой кучки в левую, еще час — еще фасолинка. У меня было задание — играть шесть часов. Я смотрела в окно. Там дети катались на санках, играли в снежки. Я расплакалась, мне хотелось на улицу, к детям. Но я переборола себя. А потом, когда я позже начала играть Шопена, пришла влюбленность в музыку. И еще я очень полюбила петь. Пела на всех вечерах в училище, в консерватории.

—    Вам, наверное, не раз задавали вопрос: как такое серьезное, профессиональное увлечение музыкой могло привести вас в цирк?

Елена улыбается и отвечает:

—    А почему серьезную музыку надо обязательно исполнять в филармонии? А если в цирке построить выступление на контрасте? В моем номере звучит музыка Моцарта и рядом музыка Мееровича из кинофильма «Телеграмма», Чем больше контрастов, тем интереснее. Для меня гротеск и есть самая интересная форма в искусстве.

Я задаю последний вопрос Елене Гордеевой: не жалеет ли она, что, окончив консерваторию по классу рояля и по классу вокала, связала свою судьбу с цирком?

—    Мне хочется верить, что я нашла себя в цирке. Важно ведь не где работаешь — на эстраде, на сцене или на манеже, главное — доставлять людям радость. Если видишь, что тебе верят, если чувствуешь, что сделанное тобой нравится людям, — это и есть самая большая радость в жизни.

ЭМИЛИЯ БОРОВИК


  • Масяня это нравится

#4 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 462 сообщений

Отправлено 01 Июнь 2020 - 19:49

Иллюзионный аттракцион Лидии Абдуллаевой

 

У главного входа в цирк висело объявление. Еще издали бросался в глаза текст: «Для участия в «Иллюзионном ревю» приглашаются артистки балета в возрасте 18—25 лет... Обращаться к руководительнице ревю Л. В. Абдуллаевой».
 

15.jpg

 

Да, именно артистки балета, а не просто ассистентки требовались для аттракциона. Балет в нем не был чем-то новым, он существует в этом ревю с самого начала. Объявление появилось в связи с тем, что понадобилось пополнить состав танцовщиц, кадры которых порой убывают по независящим от цирка причинам, главным образом семейно-личным. О том, что дело это не простое — найти подходящих балерин, мы еще расскажем. Пока же сообщим, что хореография — один из основных «компонентов» аттракциона, руководимого Лидией Абдуллаевой.

Балет вводился в иллюзионные аттракционы и раньше. Кажется, одним из первых это сделал Эмиль Теодорович Кио. Показанное им сразу же после войны представление включало в себя эпизоды, изображавшие карнавал. Осыпаемые разноцветным дождем конфетти, вальсировали пары. Танцевали под джазовую музыку артистки кордебалета в экстравагантных платьях: белых с черными полосами в виде спиралей. Когда девушки кружились, создавалось впечатление, будто они ввинчиваются в пол. Но и у Кио и у его коллег по жанру балетные «вставки» служили лишь фоном, красочным, хотя и не обязательным, украшением. Танцы существовали сами по себе, и также сами по себе существовали иллюзионные трюки.

Абдуллаевым (тогда они еще работали вдвоем) удалось добиться, чтобы иллюзии плюс балет образовали прочный, отнюдь не случайный сплав.

Иллюзии — одно из наиболее ярких цирковых зрелищ. Нигде нет такого большого количества реквизита, бутафории, костюмов, как в иллюзионных спектаклях. Пестрым калейдоскопом мелькают на манеже «волшебные» ящики и сундуки, вазы, ленты, цветы. Льется вода из сосудов, бьют фонтаны... Уже один только этот антуражный набор придает представлению эффектность. Помимо собственно иллюзий спектакль такого рода вбирает в себя и другие жанры — клоунаду, эксцентрику, не говоря уже об акробатике и гимнастике, без которых просто невозможно бывает исполнение того или иного иллюзионного трюка, связанного с аппаратурой. Но и это еще не все. Иллюзионные аттракционы дают особенно широкую возможность для использования на манеже элементов эстрады, варьете, мюзик-холла. Для привнесения в цирк элементов театрализации.

Отдельные трюки в иллюзионных аттракционах должны объединяться в единое целое. Таково требование жанра. Иначе все развалится, не будет иметь художественной целостности. Разные используются для этого приемы. В одних случаях, как, например, у Отара Ратиани в «Человеке-невидимке», мы видим ясно выраженный сюжет. В других, как, скажем, у Игоря Кио, этой цели служит пролог, построенный в виде лирического монолога-размышления. Нет особой необходимости доказывать, что каждый иллюзионный аттракцион (а всего их в советском цирке около двух десятков) должен отличаться «лица не общим выраженьем». Это и так ясно. Однако нельзя не прийти к выводу, что современные иллюзионные аттракционы при всех их отдельных, а в ряде случаев значительных достоинствах, как правило, строятся по одному и тому же принципу.

Почти в каждом из них для придания большей занимательности, а также некоего иронического оттенка, комической окраски действуют клоуны. Уже заранее известно, что они будут делать, — конечно же, «разоблачать» иллюзиониста, пытаться помешать ему в демонстрации фокусов, а кончится все это их полным посрамлением. Так рождается стереотип. В «Иллюзионном ревю» Лидии Абдуллаевой была сделана попытка отойти от шаблона, найти новые, оригинальные оттенки и краски. Попытка, прямо скажем, увенчавшаяся успехом.

Правда, и в этом аттракционе дело не обходится без клоунов. Видимо, инерция все же сильна. Или, может быть, сказалась боязнь, что аттракцион получится недостаточно зрелищным? Однако не только и не столько на клоунах держится «Иллюзионное ревю». Им в общем-то принадлежит в спектакле скромная, неназойливая роль. Главное же, как мы уже сказали выше, — хореография. Это она скрепила воедино отдельные трюки, привнесла в спектакль зрелищность, праздничность, карнавальность, определила необычность, своеобразие аттракциона. Перед нами и цирк, и варьете, и мюзик-холл.

Выступая в основном в групповых танцах, артистки ревю в то же время, когда это надо, становятся солистками-ассистентками, участвующими в демонстрации иллюзионных трюков. И все же ассистентками в буквальном смысле этого слова их не назовешь. Что делают ассистентки в подобного рода аттракционах? Подают реквизит, появляются из аппаратуры или, наоборот, исчезают в ней. А кое-кто — и это тоже бывает — выходит лишь для того, чтобы покрасоваться перед зрителями, блеснуть своей внешностью, нарядами.

У Абдуллаевой ее помощницы тоже красивы и тоже облачены в эффектные костюмы. Они гибки, как и подобает акробаткам и гимнасткам. Но прежде всего и главным образом — они танцовщицы. Они исполняют и «классику» и современные танцы. Однако-цирк есть цирк. Танец на манеже не должен быть самоцелью. И это в «Иллюзионном ревю» учтено должным образом. Хореография в нем сочетается с показом иллюзионных трюков. Так, обручи, используемые во время исполнения самбо, тут же, на глазах у зрителей, складываются в пирамиду, из которой появляется клоун. Другой танец — в русском стиле — сливается с трюком «Оживление Чебурашки». Но наиболее полно подобного рода слияние происходит в хореографическо-иллюзионной миниатюре «Видения».

...В синий полумрак погружен амфитеатр. Из-за занавеса выходит руководительница аттракциона. Она несет канделябры с зажженными свечами. Следом появляются танцовщицы в длинных белых платьях. Немного воображения — и манеж превращается в старинный зал. Лунная синь. Мерцающее пламя свечей. И эти нежные девушки в белом. Эльфы? Или, может быть, виллисы из «Жизели»? Они порхают, кружатся в вальсе, потом снимают со свечей огоньки и — о, чудо! Огоньки продолжают гореть в ладонях девушек. Сделав круг по арене, девушки возвращают огоньки обратно на свечи.

Кончился «вальс при свечах», исчезли «видения», и вот на манеже уже другая танцевальная картинка — гротесково-эксцентрическая, в стиле «ретро». Из пустого, казалось бы, ящика старинного граммофона выскакивает целая стайка задорных девушек, в которых трудно узнать бывших «виллис». Укороченные по моде 20-х годов платья, горжетки и канотье — таков облик лихо отплясывающих чарльстон танцовщиц. На финал они уходят, жонглируя шляпами. Этот трюк — дань тому времени, когда Лидия Абдуллаева еще не была иллюзионисткой, а вместе с мужем демонстрировала искусство в жонглировании.

Да, они были жонглерами — Хосров Абдуллаев и его жена, которую знали больше как Лидию Ионову. Под этой фамилией она выступала и как жонглер и как воздушная гимнастка. Она была дублершей Марины Ладыниной в фильме «Сказание о земле Сибирской», танцовщицей в самом первом составе, знаменитой «Березки» (вот откуда ее интерес к балету, знания хореографии!). К иллюзии супруги обратились после того, как Хосров Абдуллаев попал в автомобильную аварию, получил серьезные травмы, лишившие его возможности работать в жанре жонглирования. Блестящий выдумщик, с щедростью раздававший свои идеи товарищам по манежу, Абдуллаев придумал «Иллюзионное ревю», позволившее ему не расставаться с цирком. В создании этого аттракциона принимали также участие композитор Николай Соколов, поэт Леонид Куксо, балетмейстер Татьяна Сац, художник Наталья Коковина. Премьера состоялась 8 сентября 1976 года.

Несколько лет тому назад народный артист Азербайджанской ССР Хосров Абдуллаевич Абдуллаев ушел из жизни. Но детище его, «Иллюзионное ревю», осталось в репертуаре не только как память о талантливом мастере цирка, но и как оригинальное, в чем-то даже экспериментальное произведение. Руководство им взяла на себя Лидия Васильевна. Сохранив первоначальную основу аттракциона, она ввела в него и много нового, своего. Все главные роли в нем принадлежат теперь женщинам. Это не значит, что в аттракционе нет мужчин. Однако все они, за исключением клоунов Михаила Юсупова и Бориса Безднина, пребывают на втором плане, действуют преимущественно в качестве униформистов. То, что аттракцион стал «женским», привнесло в него особую яркость, нарядность, лиричность.

Наверное, кое-кто может поинтересоваться: а не потеснил ли весь этот антураж — танцы, песенки (они тоже исполняются по ходу действия) — чисто трюковую, иллюзионную часть номера? Не заслонили ли цирк та же эстрада, мюзик-холл? Ничего подобного. Иллюзионные эффекты занимают положенное им центральное место. О двух из них мы уже рассказали. А вот еще один трюк, который тоже вполне бы мог быть вписанным в «Золотую книгу» какой-либо из международных лиг иллюзионистов, фиксирующих все новые, интересные работы.

Представьте себе конструкцию из двух больших стеклянных шаров. Они расположены один над другим. Легким шагом выходит на манеж стройная, гибкая девушка. Она усаживается в верхний шар, затем на конструкцию набрасывают темное покрывало, а когда через мгновение его сдергивают, оказывается, что девушка уже в нижнем шаре. Как она переместилась туда? Загадка даже для знатоков иллюзий! Но не в этом даже дело. А в том, что перед вами раскрывается в известной степени «кухня трюка». Вы видите сквозь прозрачное стекло, как девушка сидит в шаре, в какой позе, чего в «волшебных» ящиках или сундуках, где все закрыто, вы, понятно, не увидите. Здесь же все как бы обнажено, и это частичное раскрытие технической стороны трюка вызывает дополнительный интерес к нему.

Несколько слов об исполнительнице трюка «Шары». Это дочь Хосрова и Лидии Абдуллаевых — Ирина. В цирке она недавно. До этого работала библиотекарем, окончила филологический факультет Педагогического института в Москве. Выступать в цирке Ирина не собиралась. Но зов манежа оказался настолько властным, что девушка в конце концов пришла в родительский номер. Конечно, немаловажное значение имеет и то, что у нее оказались необходимые для работы в «Иллюзионном ревю» данные: пластичность, танцевальность.

Тут самое время вернуться к тому, с чего мы начали свой рассказ. Выше мы упомянули о том, что подобрать подходящих исполнительниц для ревю не так-то просто. Помимо специальной танцевальной и гимнастико-акробатической подготовки артистки балета должны еще уметь петь, а также обладать... соответствующим ростом. Последнее тоже является одним-из необходимых условий. Теперь не редкость видеть высоких балерин. В варьете ресторанов, в мюзик-холлах предпочтение в наше время отдается именно таким. И вот уже и цирк требует, чтобы на манеже выступали рослые девушки. В «Иллюзионном ревю», например, все такие. Абдуллаева рассказывает, что недавно ей пришлось не без сожаления отказать в приеме одной молодой способной танцовщице только потому, что рост ее не соответствовал современным «стандартам».

Иллюзионный аттракцион Абдуллаевой и прост и сложен. Он сложен даже по антуражу. Если бы вы попали в гардеробную, где хранятся костюмы, используемые в аттракционе, то, наверное, удивились бы обилию платьев, шляп, туфель и других аксессуаров. «Зачем столько?» — задал я вопрос. «А как же, — ответила Лидия Васильевна, — сколько выходов на манеж, столько и переодеваний. В общей сложности во время спектакля используется более ста костюмов. Чтобы успеть переодеться в темпе, девушкам приходится раскладывать платья тут же, у форганга».

Мы еще ничего не сказали о самой руководительнице, о ее месте на манеже. Меньше всего похожа Лидия Абдуллаева на циркового «волшебника», по мановению руки которого совершаются на арене «чудеса». Она никак не подчеркивает своего значения в происходящем вокруг. Может даже показаться, что она чересчур уж скромно держится на манеже. Но зато зрителям начинает казаться и другое: что в «Иллюзионном ревю», номере коллективном, все происходит само собой. А эта приятная, светловолосая женщина, одетая в платье одновременно и парадное и строгое, выходит лишь для того, чтобы вести программу, подобно тому, как ведут ее на каком-нибудь филармоническом концерте. Она «запускает» трюк и стоит, наблюдает, на вид спокойная, невозмутимая. А вокруг все танцует, движется, играет, переливается красками. Но ведь недаром говорят: противоположности сходятся.

Ревю под руководством Л. Абдуллаевой лишний раз подтверждает, как необходима цирку зрелищность. Она всегда требовалась искусству манежа, а в наши дни в особенности.

М. МЕДВЕДЕВ

 



#5 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 462 сообщений

Отправлено 02 Июнь 2020 - 12:12

Роман Карцев - знакомый и незнакомый

 

Из подслушанного разговора:

— Позвольте, какой это Карцев?
— Господи, ну который в «Добром утре». А еще по телевизору «Вокруг смеха». Карцев, который с Ильченко.
— А-а-а, знаю, знаю. Помните: «до того... до того».
— Вот-вот.

 

23.jpg

 

Вместе со своим партнером Виктором Ильченко, который выступает в роли человека прямолинейного, однозначного, начисто лишенного каких-либо сомнений, Роман Карцев исполняет забавные сценки и диалоги. Значительные по содержанию и яркие по форме, диалоги эти всегда остросатиричны, всегда снайперски нацелены на теневые стороны действительности.

Радиослушатели сразу же узнают забавных друзей-спорщиков, едва в динамиках послышится их настырная пикировка. Да и как спутаешь такой характерный по тембру голос Карцева, задиристый, чуть жестковатый, отрывочный, с типично южными интонациями.

В полюбившемся нам дуэте Карцев играет этакого воинственного обывателя, шумливого и беспокойного,’действующего всегда эксцентрично, в какие бы обстоятельства ни был поставлен. Обо всем у него свое суждение, как правило парадоксальное, что неизменно рождает комический эффект. Он категоричен и напорист. Немного брюзга. Мрачноват: никто не видел на его лице улыбки. Медом не корми — дай попрепираться. Своей комичной взбудораженностью напоминает трепаного бойцового петуха.

Сегодня Карцев и Ильченко — ведущие актеры московского Театра миниатюр в Каретном ряду. Популярный эстрадный дуэт решил связать свою творческую судьбу «со стационаром» по серьезным соображениям: «хотелось расти». Союз с театром оказался в высшей степени плодотворным: «играем досыта»... Роли самые разнохарактерные. Словом, здесь, на этих подмостках гораздо полнее смогло раскрыться их дарование.

А недавно творчески беспокойный артист, звезда этой труппы Р. Карцев предстал перед москвичами в новой крупной работе — моноспектакле «Искренне ваш». И в связи с этим — разговор о Романе Карцеве в новом для широкого круга любителей эстрады амплуа.

В афише значится, что автор композиции — сам актер, следовательно, зрители могут получить представление и о его художественном вкусе и о литературных пристрастиях. Композиция составлена из произведений писателей, разных по творчеству, непохожих по стилистике. Общее же у них — доброе отношение к человеческой личности, непримиримость к социальному злу и обывательской пошлости. Общая и верность юмору.

Основную мысль композиции, ее сверхзадачу, Карцев сформулировал так: «Этим спектаклем я хотел сказать, что каждый человек когда-то должен взглянуть на себя со стороны. И если мы способны честно это сделать, тогда нам открывается вдруг нечто незнакомое в нас...»

Актер и его опытные помощники — режиссер Н. Парилова, художественный руководитель постановки М. Левитин, художник И. Садомская нашли этому замыслу зримое воплощение. Спектакль строится в форме доверительных монологов. Выражение «искренне ваш», принятое когда-то в эпистолярном жанре (так обычно заканчивались письма), свидетельствовало о добрых чувствах и благорасположении к адресату. «Искренне ваш», — обращается герой этого спектакля к зрительному залу, как бы приглашая собравшихся послушать исповедь своей души. Ему хочется поговорить о наболевшем, поделиться с добрыми людьми. Но исповедальный мир этой смятенной натуры неоднозначен, он многомерен, как и мир человеческих чувств.

Монологи достаточно определенно ориентированы на сегодняшнюю действительность. Спектакль как бы предлагает и нам, вглядеться в себя, задуматься, а не изменяем ли мы иногда самим себе...

В качестве своеобразного запева Карцев использовал традиционную маску рыжего клоуна. И сделал это неспроста: она понадобилась ему, как композитору — обозначение характера и темпа сочинения. Современный клоун — потомок шута. А у шутов, как известно, была одна привилегия: они могли каждому говорить правду в лицо под прикрытием затейливого острословия. (Первоначально Карцев хотел назвать свой спектакль «Шут гороховый».)

После небольшого вступительного антре артист сбрасывает клоунское обличье и остается как бы наедине с самим собой. Разгримировываясь перед зеркалом, он пристально вглядывается в него и с горечью признает: лицо потертое, под глазами мешки... Герой Карцева недоволен собственной персоной. Его отношение к себе беспощадно критическое, даже уничижительное. Притом чувства его вполне искренни. «Я никогда не буду высоким. И красивым... И от моих реплик не грохнет цирк и не прослезится зал. И не заржет лошадь подо мной... Я не буду говорить через переводчика, сидеть за штурвалом и дышать, кислородом... И фильм не поставлю. И не получу ничего в Каннах».

Он саморазоблачается: леность мысли, чревоугодие, спесивое самодовольство, равнодушие — ко всему притерпелся; словами чеховского персонажа упрекает себя: «И ничего-то я не чувствую и не замечаю... Я очень легко мирюсь и с низкими потолками, и с тараканами, и... с пьяными приятелями... Мне все нипочем! Говорят мне, что архитекторы вместо домов понастроили каких-то ящиков из-под мыла... Но я не нахожу, что эти ящики плохи. Мне говорят, что наши музеи обставлены нищенски, ненаучны и бесполезны. Но я в музеях не бываю...»

Постепенно, от реплики к реплике, от признания к признанию мы начинаем понимать — перед нами обыватель. Сквозь то самое увеличительное стекло, о котором говорил Владимир Маяковский, Карцев показывает «мурло мещанина» наших дней и его родство с теми, кого клеймил Чехов. С этой целью актер поворачивает своего героя то одной гранью то другой. Высвечивает его в разных проекциях, прослеживает суждения и помыслы. Преднамеренно деформируя жизненный материал, умело расставляя гротесковые акценты, составитель композиции привлекает наше внимание к одному из негативных явлений действительности — к современному мещанству.

Герой спектакля полон недовольства, обвинений, проклятий в адрес недостатков. Но это лишь слова, пустое брюзжание. Вот он сидит у окна, Падает снег, роятся мыслишки... Он говорит: все умом постигаю изнутри. Но остается «в милой неподвижности». Работает «в темпе воображения». Вот уж воображения у него и впрямь хоть отбавляй. В- мечтах рисуется себе полным энергии. Стремительно мчится прямо по снегу в домашних тапочках, и даже в носках, даже босиком — вперед, к энергичной деятельности. К созиданию. К солнцу. Но, увы, лишь мысленно. «Позвольте, а к чему, собственно говоря, суетиться, «делать волну?» Зачем? Холодильник полон. Есть румынская стенка. Обзавелся стереофонией. Индийский ковер на всю комнату — ходишь, не слыхать... Чего же еще?.. Вот так, продолжая сидеть у окна, этот, по выражению автора Михаила Жванецкого «сосуд из скуки» элегически делится с нами своими наблюдениями: «Падает снег. Ложится сверху и укрывает черное, израненное, поваленное, измученное... Гладко все сверху, а снизу ничего не видать»...

Да, он кокетливо казнит себя: «Увы, мне не дано ничего сделать»... Но дальше притворного посыпания главы пеплом не сдвинется ни на шаг.

Я было написал: «герой спектакля не строит иллюзий на свой счет». Да вовремя спохватился. Как это не строит? В том-то и дело, что это — мещанин с претензиями. С гигантскими. Спит и видит «шикарную», престижную жизнь. Ему, представьте себе, и слава космонавтов не дает покоя, и премия в Каннах нелишняя, и бешеные деньги за полотна-шедевры вынь да положь, и шоколад в постель подайте. Попасть бы «в струю». А более всего — чтобы при его появлении все вставали. В общем, желаний уйма, претензий еще больше. А энергию на деятельное созидание пускай дядя тратит... Возможно даже, что и не обделен способностями, да лишен главного, без чего способности недорого стоят,— лишен трудолюбия. Видимость всего настоящего — вот сущность этой натуры. Исследование несостоявшейся личности — вот смысл моноспектакля «Искренне ваш».

В зрительном зале часто вспыхивает смех узнавания, поскольку узнаем героя, выхваченного из жизни. Да и сборник миниатюр Михаила Жванецкого, к которому обратился актер, так и называется «Встречи на улицах». В лице Р. Карцева образный мир этого писателя — эстрадная драматургия которого, к слову заметить, явление уникальное — нашел блистательное воплощение. Исполнитель следует не букве, а духу литературного материала. Гармония между артистом и автором столь естественна, что кажется, будто сатирик специально пишет «по мерке» актера с учетом его почерка.

Когда-то Владимир Хенкин считался лучшим исполнителем рассказов Зощенко. Карцев, на мой взгляд, сегодня — бесконкурентный толкователь произведений Жванецкого — своего автора, земляка и друга. Творческий союз двух сатириков возник давно — двадцать лет назад. Вместе росли. Вместе начинали в одесском студенческом театре «Парнас-2». «Тогда, в пятидесятых, эта форма художественной самодеятельности получила широкое распространение». Театр был веселый, сценки зубастые. Еще бы, ведь сочинял их инженер Миша Жванецкий, а главным исполнителем был Рома Карцев, наладчик швейных машин — комик, каких поискать — лучше никто не умел подражать Аркадию Райкину. Про него говорили: «Парень с прирожденной пластикой». Какое там с прирожденной! С вытренированной, как говорится, кровью и потом. Еще с детства пристрастился кувыркаться, «акробатничать» — разные там стойки, сальто-мортале. Мальчишкой начал самостоятельно заниматься пантомимой. Мечтал стать клоуном. Семь раз пытался поступить в цирковое и театральные учебные заведения. И неизменно слышал: «Вам не надо, вы уже готовы»... И резюмирует, как всегда без улыбки: «До сих пор не знаю, хорошо это или плохо».

«Парнас-2» преуспевал настолько, что его спектакли шли с аншлагами не только в Одессе, но и «от приглашений на выезд не было отбоя. Гастролировали по всей стране»... А некоторое время спустя в жизни друзей произойдет событие, о каком и мечтать-то не мечталось и во сне-то не снилось, событие, которое и Карцева и Жванецкого перевело в один миг, как по волшебству, из любителей — одаренных, но все же любителей — в цех профессионалов: их кумир, их сценический бог — Аркадий Райкин пригласил и того, и другого, и третьего (Жванецкого и Ильченко немного позднее) в штат возглавляемого им театра. «Здесь-то я и прошел свой семилетний университет комедийного искусства». Здесь же на этих подмостках впервые прозвучали из уст Райкина такие популярнейшие монологи Жванецкого, как «В греческом зале», «Дефицит», «Ожидание», «Полезные советы», «Для вас, женщины».

Позднее Роману Карцеву и Виктору Ильченко захочется испробовать себя в большом самостоятельном плавании, они вернутся в Одессу и в 1970-м году организуют свой «Театр миниатюр», будут много разъезжать по Союзу: потом завоюют звание лауреатов Всесоюзного конкурса артистов эстрады, окончат ГИТИС, начнут, к радости телезрителей, часто появляться то на «Голубом огоньке», то в «Театральной гостиной», то в передаче «Вокруг смеха». И всюду с ними будет Михаил Жванецкий, его произведения — неизменная основа репертуара этих мастеров. Играют они «своего автора» и здесь, в московском Театре миниатюр. Многие видели их троих в спектаклях: «Когда мы отдыхали», «Избранное», а теперь вот — моноспектакль Карцева «Искренне ваш», который развивается по принципу, названному Луначарским «идеями в масках».

Составитель композиции сделал подборку поразительных фактов из «Голубой книги» Зощенко. А чтобы подчеркнуть значимость своей информации, подать ее, говоря языком кино, крупным планом, актер занял позицию у самой рампы. Теперь он уже серьезен. Называет громкие, знакомые каждому имена, добавляя лаконично: ушел из жизни в таком-то возрасте (преимущественно не многим более трех десятков...). Эти гиганты мысли и духа прожили так мало, зато успели так много, что благодарное человечество помнит их вечно.

Заканчивается спектакль, как и начинался — выходом шута. Этот финал словно бы обрамляет все сказанное и подводит итог: шут сделал свое дело, шут может уходить. При этом он как бы говорит словами шекспировского шута из комедии «Как вам это понравится»: «Позвольте мне свободно говорить, и я ручаюсь вам, что вычищу совсем желудок грязный испорченного мира».

Итак, занавес закрылся. Покидая театр, мы как бы подытоживаем свои первые впечатления. Нас не оставил равнодушными взволнованный голос, обращенный к нам со сцены. С интересом следили мы за движением живой авторской мысли. При некоторой калейдоскопичности фрагментов четкая гражданская позиция составителя композиции помогала сохранить ее внутреннюю целостность — мы все время ощущали дистанцию между героем и личностью актера. К достоинствам новой работы отнесем и тонкий психологизм и богатство жизненных наблюдений, которые обрели здесь силу обобщенного вывода.

Весь вечер мы пристально вглядывались в Романа Карцева еще не знакомого нам, стремились понять, каков он в новом творческом качестве. И актер не разорчаровал. Напротив, стал еще более интересен. Мы узнали его как зрелого мастера сцены, как пытливого и мыслящего художника слова, он предстал зорким, наблюдательным сатириком, мы восхитились высотой его искусства перевоплощения и поняли, что актер не просто лицедействует, но и выражает свои взгляды на жизнь, личное мировоззрение. И в этом прочитывался духовный опыт Карцева — человека, гражданина.

Прежде мы любили этого артиста эстрады больше «на слух», ныне он предстал перед нами зримо, крупным планом. Нас приятно порадовало, что у актера необыкновенно выразительные, многоговорящие глаза, подвижная мимика, богатая оттенками, со всею щедростью продемонстрировал он «крошечный театр своего лица», как назвал актерскую мимику Ираклий Андроников, под стать этому и его сценический темперамент, столь же богата его голосовая партитура — от высоких нот до басовитого рыка. У него своя мелодика речи, собственный интонационный строй. Впрочем, дело здесь не столько в щедрости нюансировки, сколько в смысловых смещениях, иначе говоря, в способности оперировать паузами, сменой ритмов, звуковым педалированием. Но самый главный секрет его комизма — искусное владение алогичной переакцентировкой, суть которой заключена в тонком умении расставлять ударные точки не там, где им следует быть по внешней логике, а как раз напротив — в самых неожиданных местах. Именно этим удивительным даром и определяется истинная актерская индивидуальность. И в особенности если речь идет об индивидуальности комедийной. Обучить этому невозможно. Это — привилегия таланта.

О Романе Карцеве написано до обидного мало. «Не разглядели», к сожалению, его до сих пор и кинематографисты. А между тем он уже давно стоит в первом ряду современных мастеров смеха, давно снискал любовь широких зрительских кругов.

Р. ЕВГЕНЬЕВ
 



#6 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 462 сообщений

Отправлено 02 Июнь 2020 - 12:50

Цирк сквозь дымку времени

 

 

У истоков жанра

 

26.jpg

Н. КРАСИЛЬНИКОВ с инспектором манежа А. БУШЕ. 1967 год

Порою трудно, а иногда невозможно установить, кто из наших соотечественников первый начал утверждать на манеже тот или другой жанр. Но что касается эквилибристики на перше или, как в старину называли, персидском шесте, то здесь все ясно — первым начал выступать с першом Александр Антонович Красильников. В детстве он попал учеником в знаменитый цирк братьев Никитиных. Здесь, с одной стороны, ученикам всячески помогали обрести цирковую специальность (прежде всего наездника), а с другой, — обучив, требовали, чтобы артист на протяжении нескольких лет выступал за мизерное жалованье. Такова была плата за обучение. При этом Никитины внимательно следили за всем тем новым, что появлялось в цирковом мире, и, узнав, что где-то начал гастроли оригинальный номер, предлагали ученикам повторить его или хотя бы сделать нечто подобное.

Номера с першом известны давно, но к началу XX века о них позабыли, и в русском цирке их не существовало. И когда в 1912 году в петербургском цирке «Модерн» появились Карола, Одони и Камила, их выступление рассматривалось как сенсация. В афише писали: «Первый раз в мире. Невероятно! Вдвоем на одном перше, свободно балансируемом на плече третьего». Перш тогда удерживали либо на плече, либо в специальном карманчике, укрепленном на поясе. Перш на лбу впервые был показан Я. Бахманом, но это случилось позже.

Так вот Никитины предложили Красильникову создать номер на перше, и артист согласился. Перш тогда делали из дерева, и поэтому он был очень тяжелым. Наверху перша прикрепляли петлю, зацепившись за нее ногой и упершись в перш обеими ногами, так называемый верхний делал «флажок», то есть оказывался параллельным земле. Трюк «флажок» верхний делал еще по-другому: взявшись за петлю одной рукой и обхватив при этом другой рукой перш. Позже на вершине перша начали ставить велосипедный руль и «бублик». Теперь верхний исполнял стойку на руле, а на «бублике» — копфштейн. Никаких лонж в ту пору просто не знали, и работать на перше было чрезвычайно опасно.

Вот в качестве верхнего на перше выступал вместе с отцом тогда еще очень юный Анатолий Красильников, что же касается артистической карьеры другого сына, Николая, то в цирке Никитиных постоянно ставились пантомимы, и для участия в них привлекали детей. Так, в пантомиме, называвшейся «Константинополь», Н. Красильников исполнял роль Арапчонка, а в «Золушке» появлялся у принца на балу в костюме Наполеона. По ходу действия он подходил к церемониймейстеру, которого играл его отец, и открывал перед ним табакерку. Конечно, роль была невелика, но ведь и артисту было всего три года...

Позже Красильников-отец исполнял в цирке разные обязанности: режиссера, управляющего, дрессировщика лошадей. Он выводил на манеж небольшие, но хорошо подготовленные конные группы.

Но обратимся к его сыну. Когда Николай Красильников подрос, он сделал с Карло Фачиоли комико-акробатический номер. Это тот самый Фачиоли, который организовал в Воронеже в годы гражданской войны революционные праздники. Потом Красильников и Фачиоли соединились в Б. Кухаржем и создали силовой акробатический номер, назвав себя римскими гладиаторами.

Фачиоли, как и его младшего партнера, всегда интересовало новое. А Кухарж все силы отдавал своим дочерям, будущим звездам арены сестрам Кох, поэтому Красильников и Фачиоли, пригласив на роль резонера известного исполнителя куплетов П. Фредина, стали выступать как клоуны-буфф.

А потом Красильников в маске Чарли Чаплина, перешел на амплуа коверного клоуна, в роли которого он и выступал с 1927 по 1936 год. Позднее он работал инспектором манежа, директором передвижных цирков, зверинцев.

Сын нашего героя — замечательный механик и электрик, но применение своим способностям он также нашел в цирке: помогал создавать О. Ратиани знаменитый иллюзионный аттракцион «Человек-невидимка», а теперь сотрудничает с Г. Минасовым, создателем номера «Медведи-иллюзионисты». Что же касается внука, то неизвестно пока, кем же он станет, хотя дед вовсе не против того, чтобы он утвердился на манеже, продолжил династию. Сам же Николай Александрович Красильников — один из самых активных участников объединения цирковых ветеранов. Долгих лет ему жизни!

КАК СТАНОВЯТСЯ РЕЖИССЕРАМИ!

В самой большой в нашей стране, а может быть, и во всем мире эстрадной организации — Москонцерте — имеется наряду с другими Мастерская оригинальных жанров, которая объединяет акробатов, фокусников, звукоподражателей, велофигуристов, музыкальных эксцентриков, жонглеров, гимнастов, демонстрантов светотеней, дрессировщиков и представителей других сценических специальностей.

Но как же разобраться во всем этом богатстве жанров, дать артисту дельный совет, как помочь ему выстроить номер, привлечь к работе нужного режиссера, талантливого художника и композитора? Во многих случаях номера, особенно молодых исполнителей, нуждаются в квалифицированном разборе. А случается, что программа составляется из одних оригинальных номеров, но ведь ее надо суметь поставить.

Мастерскую, которая всеми этими вопросами занимается, возглавляет Евгений Александрович Воронцов. Он туляк, из семьи тульских мастеровых. В Туле в начале тридцатых годов был деревянный цирк, который группировал вокруг себя молодежь, может быть, потому, что директором цирка был М. Вальтер, в прошлом атлет. Многие тогдашние тульские молодые люди стали незаурядными цирковыми артистами: эквилибрист С. Шпанов, гимнаст Г. Резников, мастера игры в дьяболо и акробаты Кобяковы и другие. Добавим к этому списку постоянно выступающих в цирке исполнителей под собственный аккомпанемент куплетов и частушек — Руд и Вальд. Что касается Руда, то это впоследствии выдающийся артист эстрады П. Рудаков, прославившийся в паре с В. Нечаевым.

Среди любителей цирка далеко не последнюю роль играл и Воронцов. Как и его товарищи, он мечтал создать свой номер. Но его тянул к себе театр. Когда местный Тюз объявил набор вспомогательный состав, Воронцов тут же подал заявление и был зачислен в труппу. Здесь он даже сыграл в пьесе «Мальчишка-невидимка» роль подростка, прячущегося от фашистов и ведущего с ними борьбу. Позже Воронцов перешел в Областной драматический театр. Здесь он участвовал в массовых сценах таких спектаклей, как «Оптимистическая трагедия» В. Вишневского и «На берегу Невы» К. Тренева. В театре Воронцов тщательно наблюдал за работой режиссеров и артистов, старался из всего виденного делать для себя выводы: как складывается спектакль, как определяется его сквозное действие, сверхзадача. Театр и позже оконченный театроведческий факультет дали ему много. Вероятно, без этого сегодня было бы труднее работать. Но цирк привлекал с такой силой, что Воронцов все-таки вернулся на арену и создал вместе с партнером жонглерский номер, сначала традиционный, состоящий из перекидок от одного к другому булав, а потом комический «Сцена в ресторане», где в ход пошел ресторанный инвентарь вплоть до столов.

Тогда еще, это была середина тридцатых годов, некоторое число цирков принадлежало местным управлениям зрелищных предприятий. В этих-то городах и начал Воронцов свою работу. Но скоро он был принят в систему Центрального управления государственных цирков, вошел в коллектив, руководимый Ю. Дуровым и занял в нем заметное место. Сотрудничество с таким мастером, как Дуров, дорогого стоило, особенно для человека, подумывающего о режиссерской деятельности. Воронцов тогда уже стремился помочь товарищам найти для номера самую выразительную форму.

Плодотворным оказалось для него сотрудничество с А. Шираем, который придумал труднейший трюк. В нем жонглер, стоя на багажнике движущегося мотоциклета, перебрасывался шестью баллонами с артистом, находящимся в центре манежа, и этот трюк Воронцов вместе со своим товарищем освоил.

Началась война, и Воронцов вступил добровольцем в армию. В 1943 году его демобилизовали, и, поступив в Московскую областную филармонию, он вошел в состав фронтовой бригады артистов. Воронцов хорошо знал, как в условиях войны нужен юмор, добрая шутка, поэтому и новый номер, теперь сольный, он сделал комическим, назвав его «Веселый повар». Входила в этот номер дрессированная кошка по кличке Мушка, она незаметно, «по собственной инициативе» залезала в кастрюлю, что вызывало у зрителей восторг. Мушка принесла выводок котят. Топить или бросать их было жалко, вот он и путешествовал по фронтовым дорогам с кошачьим семейством.

Конечно, артистов старались всячески оберегать, но все же опасности подстерегали их немалые: так, в Орле после выступления в зале кинотеатра неожиданно выяснили, что он был заминирован отступавшими фашистами. Во время концерта на одном из аэродромов начался налет фашистской авиации, был ранен конферансье А. Пестрецов, а аккордеонист получил шестнадцать осколочных ранений. Хорошо, что остальные артисты успели укрыться в придорожных кюветах.

Когда кончилась война, Воронцов, оставаясь артистом, начал организовывать представления на стадионах, привлекая лучшие силы из кино, театра, цирка и эстрады. Здесь соединялась политическая направленность действия с яркой театральностью. Это была подлинно новаторская работа: никто и никогда не рассматривал стадионы в качестве сценической площадки. Рождалась новая форма театрализованных зрелищ, конечно, в их организации Воронцов был не единственным, но он принимал активное участие.

Постепенно режиссерская и организационная работа захватывала все больше, и в 1958 году Воронцов возглавил Мастерскую оригинальных жанров Москонцерта. И не просто возглавил, но добился, что эта мастерская стала подлинно творческой: не случайно ее представители получали премии, в том числе первые, на всесоюзных, всероссийских, московских эстрадных конкурсах. Да и то сказать, мастерскую представляют замечательные исполнители: кто из любителей эстрады не знает фокусников А. Акопяна и Мозжухиных, акробатов Яновских, пантомимиста Елизарова, музыкальных эксцентриков Троян, звукоподражателя М. Птицына, дрессировщиков Мельниковых и многих, очень многих других.

КАК ЖЕ СДЕЛАТЬСЯ КЛОУНОМ!

Помню, в середине 30-х годов, тог да это было модно, проводила диспуты о том, какой должна быть клоунада в современном цирке? Спорили долго, выдвигая при этом весьма интересные идеи. И вдруг встал ученик циркового техникума К. Алексеев, будущий акробат и драматический актер, и заявил: «А по-моему, клоунада должна быть прежде всего смешной».

И на самом деле, клоуны могут быть очень разными, но они действительно должны быть смешными. Вот таким удивительно смешным клоуном был Роман Семенович Ширман. Даже когда он вместе с братьями, Александром и Михаилом, разыгрывал старинное и потому всем известное антре «Бутылки», зрители от души хохотали, столько в артисте было гонора, сознания своего мастерства, что при убогости показываемого трюка не смеяться было просто невозможно.

Но прежде чем стать клоуном, Роману Ширману пришлось пройти трудный путь. Семья, в которой он родился, была очень бедной. Так что мальчику, едва он получил начальное образование, пришлось устраиваться на работу. Хорошо, что его принял кондитер и поставил месить тесто. Конечно, при таком деле нельзя не быть сытым, и специальность кондитера — отличная. Но душа рвалась к другому, тем более что когда Ширману исполнилось десять лет, его пригласили в Одесский оперный театр статистом. В театре мальчик увидел талантливых певцов и удивительных танцоров.

Но, находясь в театре, любя его всей душой, Роман мечтал о том, что станет цирковым артистом. Почему? Неизвестно. В семье никто к цирку не имел ни малейшего отношения. И едва Ширман подрос, он отправился в Москву поступать в цирковое училище. Было это в 1927 году. Но... юноша опоздал, прием окончился. Что делать? Ширман обошел московские театры: Художественный, Мейерхольда, Камерный, оперетту. И в результате устроился в качестве рабочего сцены сначала в Малый театр, а потом в Театр комедии (бывш. Корша), где увидел игру замечательных артистов, и это стало для него отличной школой.

Но необходимо было возвращаться домой. В Одессе его ждали братья, и он снова устроился статистом в оперу, имел счастье бывать на репетициях талантливого режиссера В. Лосского. И все-таки цирк тянул неудержимо, в результате он оказался в нем в качестве униформиста. Днем продолжал работать в кондитерской, а вечером — в цирке. Уставал основательно, но зато имел возможность видеть все лучшие советские и мировые аттракционы.

На следующий год он уговорил своих братьев отправиться с ним вместе в Москву и поступать в цирковое училище. Сам с ними занимался. Братья училище кончили, стали жонглерами и еще с двумя партнерами выступали под псевдонимом Шар. Это был первый выпущенный училищем номер группового жонглирования в партере.

В 1930 году произошло приятное событие: А. Бараненко, исполнитель номера «Воздушный полет с батутом», человек необыкновенно талантливый, неустанный изобретатель, пригласил Романа Семеновича вступить в руководимый им номер, который носил название «Амос». Сам Бараненко исполнял роль ловитора. Его партнер Л. Тряпицын перелетал с трапеции в руки ловитора, кроме того, он прыгал на батуте, и первый в истории советского и мирового цирка исполнял на нем тройное сальто-мортале. А Роман Ширман стал в номере комиком. Каждый прыжок, каждое движение, свое и партнеров,он сопровождал репликами, посвистом, комическими телодвижениями, гримасами. Соединение в номере сложнейших трюков с комедийными пассажами придавало ему особенное обаяние. И номер пригласили выступать в Эстрадный театр сада «Эрмитаж». В тридцатые годы в его программах участвовали только лучшие советские и зарубежные мастера. Но в сад молодые люди проникали, перелезая через забор: объявленные лучшими мастерами полета с батутом, они стеснялись своих скромных житейских костюмов. Другое дело те, которые предназначались для выступлений: полосатое трико производило большое впечатление на зрителей и коллег.

В 1934 году Бараненко выпустил новый номер, имевший сенсационный успех: гимнастика на аэроплане, летающем при помощи специального троса вокруг купола цирка. В этот номер Ширман не вошел, тем более что он все больше мечтал о клоунаде. С батутом выступления пока продолжались. И вот решено: надо делать большой клоунский номер. Роман Семенович пригласил братьев, предложил им начать репетировать, а пока стал вместе с ними выступать в ансамбле жонглеров. Постепенно приобретались музыкальные инструменты: саксофоны, кларнет-сопрано, тромбон, фагот-бас, аккордеон. В номер вошли все три брата и В. Валевская, игравшая на аккордеоне, а также обучавшая братьев музыке. Решено было создать музыкально-буффонадный номер, насытив его комическими трюками. Так Роман Ширман решал сыграть по нотам на гитаре, но неожиданно пюпитр, на который ноты были положены, вырастал вместе с ним. При помощи специальных ходуль рос и музыкант, в конце концов он становился великаном.

Номер был вполне хорош, своеобразен, но стал еще лучше, когда в него вошла жена Романа Семеновича — Б. Ширман. Это была профессиональная пианистка и аккордеонистка, раньше игравшая в эстрадном оркестре Молдавской ССР, руководимом Ш. Арановым. Появились в номере и новые инструменты: ксилофон и виброфон. Артисты включили в него исполнение так называемого степа, то есть ритмического танца, а в конце хореографической миниатюры исполнительница делала шпагат. Великолепна была музыкальная пародийная сцена «Мушкетеры».

И все-таки братья чувствовали себя не до конца удовлетворенными, их выступление ограничивалось двадцатью минутами, а за это время многое высказать не удавалось. И тогда на семейном совете решили, оставаясь клоунами, перейти на амплуа так называемых коверных. Теперь можно было выступать на протяжении целого вечера. Александру Семеновичу отвели роль резонера, а его браться утвердились как комики. В репертуар вошли и старые, очень смешные антре и новые, злободневные сцены. Огромный успех имел скетч «Свидетель», в котором пострадавший никак не мог из-за равнодушия окружающих найти свидетеля. Этот номер приобретал, при том, что он отличался комическими приемами, очевидную воспитательную роль. И что существенно, постоянно стремясь к самой острой буффонаде, к максимальным преувеличениям: в костюме, гриме, приемах игры, — артисты, в отличие от большинства других клоунов, искали все время новые маски. Особенно это относилось к Роману Семеновичу. Он никогда не отказывался от преувеличенности, свойственной клоунаде, от решения образа через показ крупным планом одной главной черты характера. Всем персонажам, которых он создавал на манеже, было присуще фанфаронство, сознание своей исключительности. И когда такой фанфарон оказывался проведенным на пустяках, зрители не просто улыбались или даже смеялись, они хохотали от всей души.

К глубокому сожалению, двое из братьев ушли из жизни. Что касается Александра Семеновича, то он до последних дней активнейшим образом руководил цирковыми ветеранами в своем родном городе Одессе.

Михаил Семенович работал клоуном в аттракционе своей невестки Альбины Зотовой и сына Анатолия Ширмана. Активные и творческие люди, братья Ширманы оставались такими до конца своих дней, служа цирку, который любили больше всего на свете.

 


  • Статуй это нравится

#7 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 462 сообщений

Отправлено 02 Июнь 2020 - 21:51


Половина счастья


Каких только историй не знает цирк! И грустных, и веселых, и печальных, и смешных... Одну из них я хочу рассказать.

Жил-был молодой человек лет двадцати четырех, Дима Хлебников. Жил он в прекрасном городе Одессе, где люди веселы и общитеганы, где много солнца и теплого ветра цветут акации и шумит Черное море. Здесь Дима и родился, и вырос, и окончил школу; отсюда ушел в армию — в летную часть. За время службе в авиаполку Дима полюбил авиацию и после демобилизации поступил в авиаучилище, которое окончил как летчик первого разряда, и вот уже три года летает вторым пилотом. Сперва Дима летал как говорится, на «короткие дистанции», то есть в недальние рейсы, а недавно в поощрение за успехи его перевели на линию Одесса — Москва. Перспектива у Димы четкая и ясная — еще годик-другой полетает вторым пилотом, а потом станет командиром корабля.

И вот однажды весенним днем к Диме явилась его соседка с просьбой; когда он в очередной раз будет в Москве, передать небольшую посылку ее племяннице Ларисе — цирковой артистке. Дима охотно согласился.

Цирковой артистке! Нет, вы только подумайте, что время делает с людьми. Каких-нибудь семь лет назад, когда Дима заканчивал школу, эта самая цирковая артистка была моложе его на два класса. Да-да, была длинноногой конопатой девчонкой с проволочными косичками, на которые, казалось, на минуточку приземлились два огромных голубых банта. Эта нескладная, угловатая девчонка с интересом и завистью поглядывала на Диму. И не без оснований; он был вратарем школьной футбольной команды, прыгал с парашютом, отлично плавал и на школьных вечерах «с выражением» читал стихи Маяковского. Словом, личностью был заметной. А она? Смешная девчонка с косичками и только... Нет, вы подумайте, что время делает с людьми. Сейчас она выступает в Московском цирке!

Вечером следующего дня Дима в синей форме летчика гражданской авиации явился в цирк, прибавив к тетушкиной посылке букет душистых гвоздик. Полагается! Актриса, все-таки...

Лариса выступала в первом отделении и, как говорят в цирке, «работала воздушный номер». Под самым куполом цирка, в серебристом сверкающем костюме, она летала в воздухе как нарядная экзотическая птица. Даже не верилось, что это та самая нескладная девчонка с голубыми бантами.

Да, та самая! Пока Дима прошел путь до второго пилота, Лариса окончила школу и поступила в Московское цирковое училище. Здесь ей создали эффектный номер, от которого захватывало дух у зрителей.

В антракте Дима прошел за кулисы, и на земле Лариса оказалась еще красивее, чем в воздухе. До чего же она изменилась, и, разумеется, к лучшему. Если бы Дима встретил ее на улице, — честное слово, не узнал бы. А вот Лариса узнала его сразу, и мало того, очень обрадовалась их встрече; не зря ведь он когда-то ей нравился, о чем Дима, конечно же, и не подозревал...

С этого дня регулярно, в полном соответствии с расписанием авиарейсов на Москву, Дима являлся в цирк с неизменными, все увеличивающимися в размерах букетами. Вскоре он получил недельный отпуск и провел его не на юге, у родного теплого моря, а в Москве. Все эти дни Дима и Лариса проводили вместе: гуляли по столичным улицам, ездили на ВДНХ, были в Зоопарке.

А время шло, бежало, летело... Наивны те люди, которые думают, что время движется с одинаковой размеренной скоростью — секунды, минуты, часы... В действительности бывают минуты, длинные, как годы, и годы, быстрые, как минуты.

Именно из-за этих причуд времени ничто так быстро не кончается, как отпуск. «Ларисина неделя» — так назвал свой короткий отпуск Дима — пролетела с быстротой реактивного самолета. И эта счастливая неделя, проведенная вместе с Ларисой, была определенным этапом в его жизни, отделявшим прошлое от будущего и требующим серьезных решений в настоящем.

В день Диминого возвращения домой они обедали в ресторане «Узбекистан», расположенном в пяти минутах ходьбы от цирка, и Дима думал: неужели и в этот раз он улетит и ничего не скажет Ларисе?

Когда они вышли из ресторана, Дима сосредоточенно молчал. Лариса взглянула на него и обеспокоенно спросила:

—    Ты почему такой мрачный?
—    Не хочу с тобой расставаться, — тихо ответил Дима.
—    Мне тоже не хочется...
—    Правда? — обрадовался Дима и с жаром проговорил: — Лариса, давай никогда не расставаться. Никогда!
—    Разве это возможно?
—    Если чего-то очень захотеть, — можно добиться! — Дима посмотрел на Ларису: — Ты действительно хочешь, чтоб мы были вместе?
—    Неужели сомневаешься?
—    Нет, — улыбнулся Дима. — Но это удивительно приятно услышать еще раз.
—    Тогда слушай: хочу! Очень хочу всегда быть вместе! — громко произнесла Лариса, так громко, что прохожие даже оглянулись.
—    Значит, все, — счастливо улыбаясь, подытожил Дима, — будем вместе!

Лариса недоверчиво и печально усмехнулась:

—    Напрасно улыбаешься, — остановил ее Дима. — Найду выход.
—    Какой? Ты — в авиации, я — в цирке. Через месяц наш коллектив по «конвейеру» переедет в Свердловск, потом в Болгарию... — Лариса пожала плечами. — Ты ведь туда не летаешь... Как же, Димочка, мы можем быть вместе?
—    Будем! Все равно будем! — упрямо проговорил Дима. — Безвыходных положений не бывает!

И, летя домой, в Одессу, Дима думал о том, что надо, необходимо найти выход, но какой? Ларисе уйти из цирка? А захочет ли она? Ну, допустим, он будет настаивать, убеждать. А имеет ли он право? Она — талантливая артистка, любит свою профессию, у нее успех, поездки по стране и за рубеж... Неужели все это ей нужно оставить и вернуться в Одессу женой своего мужа, ждать его возвращения из рейсов, сидя с соседками на скамейке под шелковицей и лузгая тыквенные семечки. Нет, это не выход! — думал Дима, глядя в иллюминатор самолета. Но жить без нее я тоже не смогу. Значит, что же, мне уйти из авиации и, чтобы всегда быть вместе, поступить в цирк? А что там делать? Быть униформистом? Ухаживать за зверями? Ну хорошо, допустим, меня примут в цирк на какую-то мало привлекательную должность, а мне, значит, уйти из авиации? Сбылась мечта моей жизни, летаю, скоро буду командиром корабля — и уйду? Что же, черт возьми, делать?

И Дима решил посоветоваться со своим командиром, первым пилотом, под началом которого летал.

Командир корабля Михаил Андреевич Збруев, по нынешним понятиям, был немолод, — шутка ли, ему было за сорок — и отличался удивительным спокойствием и добротой. Широкоплечий и круглолицый, с добродушной улыбкой и наивно голубыми глазами, он приветливо и радушно встретил Диму и усадил за накрытый стол.

—    Понимаю, что с возвращением из отпуска поздравлять бестактно, — начал он, — но ты из Москвы. Наверное, есть о чем рассказать.

Дима промолчал, а Збруев, разливая чай и жестом предлагая Диме угощаться, вспомнил:

—    Я, знаешь, когда-то летал на Севере, бывал у поморов. А у них есть такой обычай: когда приходишь в дом, хозяин приглашает тебя к столу и говорит: «Садись и хвастай!» Вот и я так. Прошу!
—    Нечем хвастать, — грустно произнес Дима. — Я, Михаил Андреевич, к вам за советом.

И Дима, волнуясь и перебивая сам себя, выложил свою историю Збруеву.

—    Так-так-так... — нараспев произнес тот, когда Дима кончил свой рассказ и допил чай.— Стало быть, просишь совета? А мне кажется, надо, как в шахматах: перебрать варианты. Вариант первый: ты ее уговариваешь уйти из цирка. Благородно это?
—    Нет, — покачал головой Дима.
—    И я так думаю. Мало того, талант — дело государственное. Доставляет людям радость. Да и сама работает по призванию, счастлива. Почему же это из-за тебя она должна лишить радости и наших граждан и себя? Берем второй вариант: ты уходишь из авиации. Ну? Тебя учили, классный летчик, перспективный, а ты все бросишь и уйдешь? Благородно это?

—    Нет.
—    Да и куда ты уйдешь?
—    В цирк, — сказал Дима.
—    А что ты там делать будешь? Расстилать ковер и подметать опилки?
—    Что же делать? — убитым голосом спросил Дима.
—    То, что все делают! Понимаю, вы молоды, любите друг друга, и желание быть вместе совершенно естественно. Но на дворе, братец, двадцатый век, а профессии нашего стремительного века все чаще требуют разлуки с любимыми. Увы! — Збруев развел руки в стороны. — Думаешь, космонавтам хочется -разлучаться с семьями? Полярникам, морякам, геологам? Да те же артисты... Им тоже часто приходится уезжать и на съемки и на гастроли... Мало ли у нас таких профессий? В последнее время и врачи, и инженеры, и комбайнеры, и металлурги — кто едет на Кубу, кто в Африку, кто в Индию. И ничего... живут люди!

Дима подавленно молчал.

—    Ты не вешай носа, а принимай факты такими, какие они есть. И знай: настоящую любовь разлука только укрепляет!
—    Значит, вы советуете... — начал Дима.
—    Ничего я не советую. Я рассуждаю. А ты сам думай и решай. И решай не один, а вместе с Ларисой. Мне ясно одно: настоящая любовь победит и время, и разлуку, и любые расстояния! Потому что любовь без основы нашей жизни — без труда — человека счастливым не делает. Она, братец, половина счастья! Вот так, — весело закончил Михаил Андреевич. — Еще чаю налить?

Дима кивнул.

А через три дня с очередным рейсом он прилетел в Москву и сразу же помчался к Ларисе в цирк. Разумеется, с букетом. И произошел разговор — длинный и подробный, с разбором всех возможных вариантов. И выводы, к которым приходили Лариса и Дима, — были такими же, как у Збруева.

—    Что делать? — сказала Лариса. — Значит, быть всегда вместе нам удастся только тогда, когда я выйду на пенсию!

Дима рассмеялся.

—    Ты напрасно смеешься. Я выйду на пенсию в тридцать семь лет.
—    В тридцать семь лет?..
—    Да, нам дается пенсия после двадцати лет работы, а я в цирке с семнадцати. Правда, из цирка никто не уходит. Перестал летать, — работаешь на манеже. Перестал на манеже, — переходишь в билетеры, кассиры... Это ведь все бывшие артисты. Так что и я, наверно, из цирка не уйду.
—    Ладно, о твоем заслуженном отдыхе и переходе в кассиры еще рано думать, — перебил Ларису Дима и неожиданно заявил:
—    Постой, я ведь совсем забыл: в любви-то я тебе не объяснился!
—    Ты прав! — согласилась Лариса. — Вот и изволь объясниться, а я подумаю, что ответить.

Видимо, Лариса ответила положительно, потому что через месяц была отпразднована свадьба Ларисы и Димы. Веселая, цирковая свадьба!


ЯК. ЗИСКИНД

 



#8 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 462 сообщений

Отправлено 03 Июнь 2020 - 10:34

Юмореска. Спасибо за тишину

 

Недавно в городе Сигаевске состоялся концерт, программа которого претендовала не только на оригинальность, но и вообще на новое слово в эстрадном искусстве.
 

На следующий день в местной газете появилась восторженная статья.

«Большим событием следует признать приезд в наш город вокально-инструментального ансамбля «Тихое болото». Именно благодаря этому коллективу в народе появилась в свое время пословица «В тихом болоте черти водятся».

Все это в прошлом. Сегодня ансамблю удалось найти такую форму выступлений, о которой можно смело сказать: «Это ни на что не похоже!»

На протяжении всего концерта артисты не издали ни единого звука.

Мы их видели, но не слышали!

Ударник темпераментно размахивал палочками, ни разу не дотронувшись до барабана. Гитаристы элегантно рассекали руками воздух, не прикасаясь к струнам. Пианист, сидя за роялем, не подавал никаких признаков жизни, синхронно вписываясь в общее молчание ансамбля.

А общее молчание — лучшее, что создано ансамблем за годы существования. Это была вершина его творческих поисков.

— Только бы музыканты выдержали и не запели! — заклинали мы, наслаждаясь молчанием как редчайшим чудом.

Концерн достиг апогея, когда на сцену выбежал певец. Стараясь раскрыть глубины содержания исполняемых шлягеров, артист эмоционально раскрывал рот и, не издав ни единого звука, удивительно эффектно закрывал его.

Концерт бы так и закончился, если бы не зрители. Стоя, они двадцать минут скандировали, умоляя артистов помолчать еще что-нибудь.

— Приезжайте почаще!!! — кричали из зала — Мы с удовольствием будем приходить и слушать, как вы молчите! 

 






Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных

  Яндекс цитирования