Перейти к содержимому

Фотодром Шираслана. Новое
подробнее
Международный фестиваль циркового искусства «Золотой слон» в Жироне(10th International Circus Festival Gold Elephant in Girona).
подробнее
Животные в цирке- наша жизнь, наша самая большая любовь.
подробнее

Фотография

Журнал Советская эстрада и цирк. Февраль 1985 г.

Советская эстрада и цирк.

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 11

#1 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 20919 сообщений

Отправлено 03 May 2022 - 08:53

Журнал Советская эстрада и цирк. Февраль 1985 г.
 
 
Время решений
 
В предыдущем номере на страницах журнала рассказывалось о конференции «Советский цирк в 2000 году», состоявшейся в ЦДРИ. Ниже мы публикуем статью кандидата искусствоведения Н. РУМЯНЦЕВОЙ, которую она подготовила на основе выступления, сделанного ею на конференции.

 

003.jpg

 

Гимнасты Голышевы и клоун Андрей Николаев
 
Если бы до 2000 года оставалось лет тридцать, то говорить о цирке будущего было бы легко. Пять ближайших лет уже расписаны текущей работой. А следующий промежуток времени, довольно большой — неизвестность, и эту неизвестность мы могли бы заполнить нашими фантазиями, мечтаниями и благими намерениями. Но осталось до 2000 года всего пятнадцать лет. Для жизни целого вида искусства не так уж много. Это еще один пятилетний план (1985—1990) плюс полный портфель режиссерской коллегии с уже принятыми заявками, которые ждут своей очереди на реализацию. Лицо цирка 2000 года, уже проступает сегодня. Во многом мы его уже создали. И я бы не сказала, что это очень привлекательное лицо. Словом, времени для фантазий и мечтаний не осталось. Есть реальность, которую только очень энергичными решениями еще можно изменить.
 
По-моему, наш цирк находится на распутье. Прошел тот огромный интерес, который он вызывал у зрителей — наших и зарубежных. Для многих людей, которые недавно восхищались им, он потускнел по крайней мере, на сегодняшнем этапе. Сейчас цирк немного напоминает мне дом, где радушные хозяева улыбаются, комнаты отлично меблированы, все признаки процветания и покоя налицо. Но как только за гостями закрывается дверь, выясняется, что хозяева уже подали на развод, никакого покоя и процветания нет, а сам дом нуждается в капитальном ремонте.
 
Конечно, такое сравнение почитатели цирка примут с натяжкой. Оно покажется странным, потому что отдельные голоса о неблагополучии перекрываются ежегодными розовощекими отчетами, что финансовый план выполнен, столько-то миллионов посетило, столько-то еще мечтает посетить, кто-то из артистов удостоен награды на прошедшем конкурсе, растет материальное и культурное благосостояние и т. д. Все это правда и все это хорошо. И лишь отдельные внешние признаки указывают на внутреннее заболевание организма цирка.
 
Каждый год как будто все шло нормально. Профессионализм рос, номера и аттракционы, предусмотренные планом, выпускались, к премьерам шились сверкающие костюмы, композиторам заказывалась музыка, поэтам — стихи, занавеси на авансценах переливались серебром. Все было очень эффектно и технично. Но терялось главное — живая душа цирка. Да, о недостатке артистизма говорили давно, но не очень строго. Слишком уж очевидны были профессиональные успехи. И как это легко — перейти невидимую грань, когда профессиональная техника вдруг становится самодавлеющей! Все больше выпускалось номеров просто состоящих из набора трюков. А общение со зрителем, артистизм?... Ничего, немножко подтянемся, приналяжем, повысим уровень, достигнем, не беспокойтесь!... Обещания и обещания. Только бы сегодня получить одобрение работы. А к чему это приведет впоследствии, не задумывались.
 
О недостатке артистизма говорили снова и продолжали культивировать не актеров, а профессиональных умельцев. Но сегодня говорить о недостатке артистизма, по-моему, несколько поздно. По-моему, это уже пройденный этап. Я бы сказала, что сейчас цирковое производство стало напоминать индустрию роботов. Появляются исполнители-роботы, очень техничные, запрограммированные на определенные трюки жанра, но абсолютно бездуховные на арене. Да и само представление с яркими костюмами, световыми эффектами, кордебалетами, фонограммами — пусто, лишено эмоций, потому что в нем нет звуков и запахов цирка. Природа и обаяние цирка вытеснены современной сценической техникой.
 
Говорят, что сейчас нет имен. То есть знаменитостей, на которых идет публика и билеты в кассе цирка мгновенно распродаются. Отсутствие имен — серьезный симптом того, что происходит внутри цирка. Имя и слава появляются тотчас, как только есть вокруг кого или чего им появляться. Отсутствие имен — это отсутствие индивидуальностей, отсутствие талантливых работ. Я понимаю, что талантливые люди на арене появляются не чаще, чем они встречаются в жизни, видимо, в таком же соотношении. Но если в произведении искусства нет индивидуальности, то все непрочно, все рассыпается, не оставляя следа.
 
На примере жанра клоунады всегда очень ясно видно, что происходит в других жанрах цирка. В клоунаде есть небольшая группа, всего несколько человек — коренные в упряжке жанра: А. Николаев, Е. Майхровский, А. Марчевский... За последние годы появились молодые коверные, профессионально подкованные, они умеют все — жонглировать, владеют акробатикой, эквилибром, я бы их назвала «умельцы». Их репризы строятся приблизительно так: идет, скажем, обычное жонглирование плюс некоторая эксцентричность поведения исполнителей, а в финале какой-то забавный трюк. Фактически коверного нельзя с уверенностью отличить от исполнителя-эксцентрика, участника номера программы. К тому же представление идет в суетливом темпе. И то ли этот темп не дает развернуться коверному, то ли поста понимают, что их выходы лучше сократить до минимума, чтобы они не мешали представлению, но так или иначе клоуны заметно вытеснены из программ. (А ведь это молодые и совсем не бездарные люди, из них могли бы вырасти хорошие клоуны!) Воспитывать «умельцев» — это губительный путь для клоунады. Тем более сейчас, когда, на мой взгляд, в клоунаде намечается новая линия развития. Это клоунады с довольно сложным развернутым сюжетом. Главное в этих клоунадах не финальный неожиданный трюк, а само развитие сюжета с большим количеством деталей. Именно такой клоун, игравший сложный сюжет, был удостоен премии на прошедшем конкурсе молодых исполнителей в Париже. Похожие сценки понемногу появляются и в репертуаре наших коверных. Но для таких клоунад просто необходимо быть актером. А актеров — нет.

 
То же самое происходит в акробатике. Роботное состояние исполнителей. Общие движения, общие поклоны. И стоило появиться Голышевым — известность пришла к ним тотчас. И номер их интересно смотреть не один раз.
 
Все, что произошло, случилось не в один день. Из года в год наращивали технику исполнения трюков и теряли то, что было нашим преимуществом: образное, художественное решение номеров, искренность и естественность циркового действия.
 
Но вот парадокс: казалось бы, в трюках мы должны достичь невиданных вершин. А в этом году уже пришлось задуматься: кого посылать на конкурс в Монте-Карло. Смешно, в системе более тысячи трехсот номеров, и многие — отличного качества. Но приходится долго думать, кто из них соответствует условиям международных конкурсов. Потому что к участию в конкурсах допускаются только номера, исполняемые без лонжи. Конечно, сотрудники Союзгосцирка нашли номера на предстоящий конкурс, найдут и на следующий и еще на следующий. Но, по-моему, это вовсе не частный малозначащий организационный вопрос. Это еще одна проблема, на мой взгляд, требующая внимания.
 
Мы знаем, в европейских цирках всегда предпочитались номера, построенные на рискованных, опасных трюках. Исполнители таких номеров быстро становились известными. Но советский цирк, появившись тридцать лет назад на международной арене, удивил своим светлым настроением, жизнерадостными спектаклями, более сложными художественными задачами, чем демонстрация риска. За рубежом еще не видели таких номеров, как «Полет на ракете» Е. Синьковской и К. Лисина; акробатов Ирину Шестуа и братьев Асатурян, Солохиных, канатоходцев Волжан-ских. Но то, что понравилось, быстро бралось на вооружение. Уроки советского цирка даром не прошли. А мы сами? Конечно, у нас много оригинальных номеров высокого класса. Однако мы не сдвинулись дальше. А серьезные конкуренты есть. И вот первый сигнал: многие номера не отвечают, если можно так сказать, международным «гостам». Разумеется, пользование лонжей — требование техники безопасности. Основа нашего цирка — гуманизм циркового зрелища, охрана труда артиста, его жизни. Однажды мы это приняли как аксиому.
 
Однако если внимательно присмотреться, то эти высокие принципы и строгие правила довольно условны. Профессионалы знают, что не только под куполом работать опасно — и на арене не меньше шансов получить серьезную травму. А под куполом, и это тоже известно, истинные профессионалы чувствуют себя уверенно и говорят, что лонжа им только мешает. Так считали Раиса Немчинская и Галина Адаскина и некоторые нынешние гимнастки. А канат под куполом? «Нижний» партнер ведь не пользуется, как правило, лонжей. И что же, значит, гуманизм не распространяется на «нижнего»?! То есть мы вполне мысленно допускаем, что он может упасть. А дрессировщики хищников? Это ведь тоже опасно для жизни. А мотогонщики по вертикальной стене? У них ведь нет никаких лонж, и они тоже выпадают из сферы действия нашего гуманизма? А в номерах, в которых применяются лонжи и прочие предметы техники безопасности, тем не менее несчастные случаи все-таки происходят. Происходит их, к сожалению, столько, сколько и должно, видимо, происходить в силу каких-нибудь роковых или нелепых случайностей.
 
В глубине души мы прекрасно понимаем, что существуют профессии, предназначенные для риска. С этим уже ничего не поделаешь.,. Но почему-то мы забыли, что в основе своей цирк был задуман как зрелище рискованное, восхищающее смелостью. А если смелость подвешена на веревочке, то это надо компенсировать большей эмоциональной и смысловой наполненностью номера! Тем более, что за последние десятилетия очень изменилось представление людей о степени риска. Самый тихий гражданин, по долгу мирной службы летая самолетами, сознательно рискует жизнью не меньше, чем отличная гимнастка, поднимаясь под купол...
 
Кроме того, в последние годы лонжа стала давать ложную информацию о возможностях некоторых исполнителей. Наверное, мы лишились бы многих трюковых достижений не будь лонжи, при помощи которой иного исполнителя втаскивают и ставят на канат или втаскивают на плечи «нижнего» при прыжке...
 
Собственно говоря, я не ратую за отмену лонжи. Я только против злоупотреблений ею. Утверждать ее необходимость и целесообразность или отказываться от нее могут только сами исполнители. И все-таки вопрос о лонже — не конкретный узкоспециальный вопрос. Речь идет не больше, не меньше, как о том, каким будет цирк в 2000 году. Ведь если мы начнем готовить некоторые номера без лонжи, то немедленно придется думать о новой подготовке и системе обучения кадров, иной системе тренировок. Понадобится и новая композиция номеров и всего спектакля в целом. Акценты номеров сместятся. Я видела, как на московской арене выступала Марина Осинская на канате под куполом без лонжи. Прекрасно принимая сам номер, публика совершенно не заметила, что лонжи нет. Во всяком случае, никак на это не реагировала. Для публики все было как обычно. Нет лонжи — ну, значит, так и нужно. Слишком у нас зритель приучен к тому, что на манеже все предусмотрено и все спокойно. Поэтому, когда мы отступаем от нормы, внимание зрителей необходимо на этом акцентировать. Конечно, встанет вопрос и о новом типе рекламы номеров.
 
Но если в силу многолетней привычки исполнителей к лонже они не могут от нее отказаться или не считают это нужным, то надо реально представить себе, что по многим жанрам наш цирк не будет участвовать в международных конкурсах. То есть мы рискуем сократить объем гастролей за рубежом. Компенсировать это, исправить положение можно только за счет очень яркого развития других, «безлонжевых» жанров (жонглирования, иллюзионного, клоунады и т. д.). Практически — надо буквально завтра пересмотреть принятые творческие заявки и уже утвержденные планы и еще раз подумать, на какие жанры прежде всего обратить внимание. По-моему, при всех вариантах решения вопроса необходима специальная группа авторов, которые могут придумывать идеи и сюжеты номеров. Нет, не сценарии в обычном понимании этого слова, а именно идеи. Как появились идеи номеров Л. Головко и П. Любиченко, тех же Голышевых, Крачиновых. Чтобы каждый номер стал оригинальным, самостоятельным. А вдруг удастся придумать новое направление иллюзионного жанра?.. А вообще значительно изменить творческое лицо цирка?..
 
Если он не сможет стать всегда интересным, то, очевидно, останется один путь — сделать цирк мобильным. Открыть для него новые территории, новых зрителей. В таком случае, в центре особого внимания окажутся передвижки. Разумеется, не такие передвижки, как сейчас — медлительные, неповоротливые, внешне непривлекательные. Понадобятся значительные капиталовложения в создание (а еще лучше — в покупку) современных цветных цирков-шапито, красивых, легких, отапливаемых зимой, с постоянным штабом обслуживающего персонала. За счет большой подвижности, они будут рентабельны. Кстати, передвижки имеют неиспользованные творческие возможности. И если программа в шапито умело поставлена, смотрится она великолепно. Именно в передвижках легко сохраняется тот контакт артиста и зрителя, без которого настоящий цирк невозможен.
 
Наверное, чувствуя некоторый творческий застой, снова говорят о необходимости большого количества представлений на стадионах, о спектаклях на трех манежах одновременно. Конечно, стадионы, дворцы спорта должны иметь место как форма циркового зрелища. Но подсчитывается только сегодняшняя прибыль от таких мероприятий. А будущие убытки? Насколько подобные мероприятия подрывают кассы стационарных цирков? Надо подсчитывать не только выполнение плана этого года, но и предстоящие моральные и финансовые убытки. Без основных прогнозов и точных расчетов сегодня нельзя. И главное — без этого нельзя составлять творческий план цирка. До сих пор план выпуска номеров делался без учета генеральной линии развития цирка (она, собственно, и неясна). То есть набирается какое-то количество утвержденных заявок: «и этот номер ничего получится», «и этот, пожалуй, тоже», «а этому артисту — что он там хочет: крокодилов или эквилибр на мачте? — тоже давно обещали» и т. д. И в результате: многочисленное, хаотичное пополнение конвейера. Выпускаются номера «вообще». Нечто.
 
Конечно, нужны и разные номера, и внимание передвижкам, и новые аттракционы и т. д. Надо и увеличивать, и расширять, и углублять, и поднимать на высоту, как мы обычно говорим. Нужно всё. Но на все нет ни времени, ни средств. Возможности разбрасываться нет. Есть только одна возможность у руководства Союзгосцирка — трезво оценить свои творческие и материальные возможности и выяснить, чего же мы хотим, и что конкретно можем сделать для будущего цирка: готовить номера для конкурсов и гастролей, усилить развитие некоторых определенных жанров, все внимание обратить на передвижки и стадионы или, или... И это решение во многом определит судьбу цирка 2000 года.
 
НАТАЛИЯ РУМЯНЦЕВА



#2 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 20919 сообщений

Отправлено 04 May 2022 - 09:29

Азиз Бабаев

 

Как-то во время репетиции парада-пролога в праздничной цирковой программе, посвященной Дню Победы, главный дирижер цирка, заслуженный деятель искусств Азербайджанской ССР Азиз Бабаев сказал мне:
 
— Уж сколько лет прошло, а мелодии эти военные все так же трогают сердце, как на фронте.
 
— А вы что, были на войне? — удивился я. Уж очень моложав на вид Азиз Аббасович, трудно причислить его к военному поколению. Особенно, когда он за дирижерским пультом в своем черном смокинге, подчеркнуто прям, элегантен, подтянут.
 
11.jpg
 
А. БАБАЕВ. 1945 год
 
Вместо ответа Бабаев вынул из папки и протянул мне старую пожелтевшую фотографию: на меня смотрел парнишка в солдатской гимнастерке с медалью «За боевые заслуги» на груди. Было ему тогда неполных шестнадцать лет.
 
...Война приближалась к Кавказу. Враг рвался к бакинской нефти. Сын старого революционера-большевика, активного участника гражданской войны и борца за Советскую власть в Азербайджане (в Баку одна из улиц носит имя Бабаева-старшего), Азиз, сколько себя помнит, завидовал судьбе отца и мечтал о ратных подвигах. Мог ли он усидеть на школьной скамье, когда снаряды уже рвались совсем неподалеку, в предгорьях Большого Кавказа, и его старшие друзья по мальчишеским играм ушли на фронт. И однажды Азиз сел в товарный поезд и поехал на фронт.
 
— Фашистов бить еду, — объяснил он сопровождавшему вагоны проводнику.
 
Пытались его остановить, отправить домой, но мальчик все же перехитрил взрослых и добрался до самой передовой. Так он стал сыном полка, воспитанником 27-го отдельного батальона 1-й гвардейской Варшавской, ордена Кутузова железнодорожной бригады.
 
Юный воин вместе со взрослыми восстанавливал железнодорожные пути и мосты, исполнял, когда требовалось, обязанности санитара, в любую минуту готов был прийти на помощь товарищам. Однополчане полюбили веселого и исполнительного мальчика, оберегали его: старались не посылать на задания, связанные с риском, держать подальше от вражеских обстрелов и бомбежек, под которыми часто приходилось работать военным железнодорожникам. Но мальчишка лез в самое пекло.
 
На всю жизнь запомнил Азиз Аббасович жаркое сражение под Батайском, когда в очередной контратаке ранило четверых его товарищей. Фашисты остервенело сопротивлялись. Казалось, что они обрушили на маленький клочок земли весь запас своего смертоносного металла.
 
Небо полыхало от огня и пожарищ. На мгновенье Азизу почудилось, что он ослеп, но, стряхнув с себя песок, которым его присыпало, увидел изрытую воронками землю и ринулся на помощь раненым. Одного под непрекращающимся огнем успел перевязать, помог ему подняться. Другого потащил в укрытие. Снова вернулся, чтобы вынести с поля боя остальных пострадавших. А когда раненые оказались в безопасном месте, присоединился к товарищам, которые по пятам преследовали гитлеровцев и завязали с ними бой на окраине небольшого поселка.
 
За этот бой Бабаев получил первую свою медаль «За боевые заслуги».
 
В Берлин Азиз Бабаев вошел вместе со своей поредевшей в боях бригадой, но уже как военный музыкант. Старшие товарищи заметили музыкальные способности паренька (до войны он занимался музыкой в Бакинском Доме пионеров) и после двух ранений определили его в музыкантскую роту — в бригадный духовой оркестр.
 
И вот наступил долгожданный День Победы. Май бушевал яркими красками и запахами первых весенних цветов. Солдатам, истосковавшимся за четыре долгих года войны по дому и любимым, хотелось музыки и песен. Во всех частях поверженного Берлина, в его полуразрушенных кварталах, где еще недавно шли бои, вспыхивали многолюдные митинги, которые завершались праздничными концертами. В одном из таких концертов у Бранденбургских ворот принял участие и бригадный духовой оркестр, в котором барабанщиком был Бабаев.
 
Музыканты расположились прямо на броне танка. С утра до вечера звучали на заполненных народом улицах и площадях советские военные марши, мелодии фронтовых песен. Азиз с таким увлечением бил в большой барабан и прикрепленную к нему медную тарелку, что к вечеру совсем обессилел. Но это была приятная усталость, усталость от первого мирного труда, и на душе было радостно, как никогда.
 
Посчастливилось участвовать Бабаеву и в состоявшемся в Берлине седьмого сентября сорок пятого года параде Победы, посвященном разгрому фашистской Германии и ее главной союзницы — милитаристской Японии.
 
— Я хорошо помню этот парад, который знаменовал собой окончание второй мировой войны, — рассказывает Азиз Аббасович. — Наш сводный оркестр прибыл в центр города задолго до его начала, но все улицы, прилегающие к Бранденбургским воротам и рейхстагу, были уже заполнены боевой техникой и войсками. Помню, с каким воодушевлением и долгими аплодисментами был встречен наш прославленный маршал Жуков. Никогда не забуду его пророческих слов: «Теперь нам предстоит закрепить победу организацией прочного, длительного и справедливого мира...»
 
Советские воины принимали активное участие в возрождении новой жизни на освобожденной от фашистов немецкой земле, во всем помогали местному населению. Однажды Азиз отдал половину своего хлебного пайка старому сгорбленному немцу в старомодной поношенной одежде, стоявшему в очереди за солдатским обедом у полевой кухни.
 
— Вы музыкант? — спросил старик, увидев на погонах воина лиру. — Ах, и я когда-то занимался мюзик, — вздохнул он, мешая немецкие и русские слова. — Вена, Петербург, Москва, Берлин, я был профессором консерватории.— Он скорбно покачал головой, как бы сожалея о прошлом, к которому возврата нет. И пригласил советского солдата в гости.
 
Старый профессор жил в подвале большого разрушенного дома, в полупустой комнате, и единственным богатством, которым он владел, был кларнет. Какие дивные мелодии извлекал из него старик.
 
Молодой солдат был поражен возможностями этого инструмента, богатством его звучания. Он стал частым гостем в доме профессора. И, поступив через несколько лет в консерваторию по классу кларнета, не раз с благодарностью вспоминал первые уроки своего немецкого друга.
 
Одновременно с учебой Бабаев играл в армейских оркестрах, был капельмейстером, сочинял музыку, а получив консерваторский диплом и уйдя из армии в запас, связал сою судьбу с цирком, в котором работает вот уже без малого тридцать лет.
 
С большой похвалой о мастерстве бакинского дирижера и руководимого им оркестра в разное время отзывались народные артисты СССР Михаил Румянцев (Карандаш), Владимир Волжанский, Евгений Милеев, Владимир Оскал-Оол, Олег Попов. С ними Бабаеву довелось вместе работать не только в Баку, но и во многих цирках страны. Гастролировал он и за рубежом — в Бельгии, Голландии, — а за помощь в создании первого национального циркового оркестра в Монголии удостоен специальной памятной медали.
 
Как и все цирки страны, Бакинский цирк готовит программу, посвященную сорокалетию великой Победы над фашизмом. В нее Азиз Бабаев хочет включить сочиненный им марш, который он назвал «Бранденбургские ворота».
 
РАФАЭЛЬ ШИК


#3 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 20919 сообщений

Отправлено 07 May 2022 - 09:01

Дрессировщик Степан Денисов

 

Звериный дух выветривается долго. Минуты две я еще смогла продержать тигренка, а потом (от греха подальше!) вернула Денисову: малыш крутил головой и, как мне казалось, все нацеливался куснуть за пальцы. А тигриный запах все же успел впитаться в свитер, да так, что спустя еще неделю напоминал о необыкновенном знакомстве.
 
012.jpg
 
Фрагменты аттракциона под руководством СТЕПАНА ДЕНИСОВА
 
У дрессировщика, народного артиста Латвийской ССР, лауреата премии имени Ленинского комсомола Степана Денисова двадцать красавиц кошек.
 
Не знаю, как взрослые звери, но малыши на ощупь напоминают жесткий пыльный плющ. Умиление пропадает, когда близко видишь ощетинившиеся усы и зеленый огонек в глазах. А ведь это малыши. Тигрята уже начинают чувствовать свою силу, огрызаются, ударяют лапой, а то и хватают за ноги...
 
— Степан Карпович, начну с далеко не праздного вопроса, который приходит на ум любому цирковому зрителю: почему дрессировщику не страшны звери) В печати иногда приводят жуткие факты. Так, например, а 1964 году в Ориссе был уничтожен тигр-людоед, растерзавший только за последние три месяца своей жизни сорок две жертвы. Тогда же, но уже в другом районе Индии убили тигрицу, повинную в смерти двухсот шестидесяти семи (!) человек.
 
Но даже если не впадать в крайности, все равно тигр остается могучим хищником, опасным и в неволе.
 
— Хотите честного признания?.. Скажу так. Это хорошо, если в человеке есть чувство страха. Ибо страх, боязнь — это прежде всего естественная защитная реакция. И я не знаю человека, имеющего дело с дикими животными, который в здравом рассудке позволил бы себе хоть на минуту забыть о бдительности. Да, как ни парадоксально это звучит, мне слишком хорошо ведомо чувство страха.
 
Многие зрители считают, что к цирковым животным можно запросто подойти, погладить их. Как бы не так!.. Я вот вроде с детства общаюсь со всякой живностью, хорошо знаю животных. Но именно поэтому я по мере возможности обойду даже самую обычную дворнягу, не говоря уж о дрессированной лошади или медведе. Вот поставьте себя на место той же самой собаки. Она в равной степени не знает ни повадок незнакомого человека, ни его намерений, а потому может предпринять меры к своей защите. Помните, «собака бывает кусачей только от жизни собачей»... Это очень верно сказано.
 
Так вот, незнакомое животное надо уметь уважать. Дурное геройство еще никогда не кончалось хорошо.
 
— В то же время вы утверждаете, что можете войти в клетку к незнакомому хищнику...
 
— Да, это так. Но с одним непременным условием. Прежде я должен понаблюдать за ним, чтобы иметь представление о характере хищника, его настроении. Нескольких часов достаточно, чтобы установить контакт обеих сторон. Ведь не только я должен знать, для чего вхожу в клетку, но и зверь должен почувствовать меня.
 
— Степан Карпович, для чего вы работаете в цирке! Вопрос не покажется странным, если принять во внимание то обстоятельство, что практически ни один цирковой зритель не может представить во всем объеме опасность и сложность вашей профессии. А работа, согласитесь, должна приносить в первую очередь моральное удовлетворение.
 
— Я считаю, что дрессировка хищников — вершина в цирковом искусстве. Говорю это не для того, чтобы умалить достоинства других жанров. В свое время я работал и гимнастом, и акробатом, и жонглером, знаю, как трудно держать форму. В дрессуре со стороны вроде бы ничего такого сложного и нет: ну, ходит человек по манежу, командует животными, ассистентами.. Вспоминаю время, когда мне пришлось и с аттракционом выступать и демонстрировать воздушный номер. После воздуха возвращаешься весь в поту, кажется — сухой ниточки на тебе нет. Но идешь в душ, снимаешь усталость — и можно идти в клетку работать в животными. С тиграми вроде и не потеешь, но после них воздушный номер работать невозможно: мышцы дрожат, руки как ватные. Такая вот физическая нагрузка...
 
Работа не за страх, а за совесть — это и приносит моральное удовлетворение. А что зрители недопонимают всю степень риска в дрессуре... Это не суть как важно, ведь они видят только верхушку айсберга. Для меня главное, чтобы они ощутили: близкий контакт с животными возможен.
 
Тигр — обычная кошка, которая сама себе на уме. Во взаимоотношениях с ними все зависит от характера индивидуума. Один лучше воспринимает человека, оказывает ему благосклонность, а значит, больше поддается дрессировке. Другой менее доверяет людям, осторожничает. Третий не верит даже самому себе...
 
Вот вы держали в руках четырехмесячного Цезаря. Не страшно ведь. Многие мои друзья, знакомые не прочь сфотографироваться с малышами, когда те резвятся на манеже. Котята и котята, только большие. И на посторонний взгляд, все одинаковые, забавные и беспечные. Но попробуйте подойти к Инге, самой маленькой из этих «котят». Мне самому-то ни разу не удалось погладить ее — настолько осторожная, умная, хитрая тигрица. Оставьте дверь вольера открытой — все тигрята выскочат тут же, а Инга еще не один час будет принюхиваться, соображать: а не опасна ли будет эта прогулка для ее персоны? Вот клетка ей — дом родной, крепость. Здесь она знает каждую щелочку, здесь дает себе волю, задирает других, шалит вовсю. Но все, что вне ограды,— враждебно. Так вот, я уверен: Инга ни за что не пропадет — больно осторожна. Это Цезарь, ветреная башка, может влипнуть в неприятную историю. Он копия моего сынишки Дениса: везде свой парень, добродушный, его обижают, а он толком и обидеться не может. Но все эти качества до поры до времени, умнеть тоже когда-то надо.
 
Вам случалось разочаровываться в своих «кошках».
 
Никогда. Они могут подраться, проявить свои хищнические инстинкты, неблагодарность.Но как бы там ни складывались отношения, тигры эстетичны в любых своих проявлениях. Я не устаю внутренне восхищаться их понятливостью, феноменальной памятью, наконец, красотой. Сделайте с тигра тысячу фотографий, во всевозможных ракурсах, позах, и везде он будет красив. Природа — гениальный скульптор. Она создала такую совершенную модель, что мне как дрессировщику не приходится заботиться о том, как изящен будет тот или иной трюк на манеже. Тигр — это сгусток совершенства, другого такого зверя не сыскать. Возьмите львов. Тяжеловесны, ленивы. Пантера изящна, слов нет. Но... мелковата как хищник, нет в ней мощи, величия. Знаете, это как лошадь Пржевальского: красивое животное, но низкорослое, больше напоминает пони. А я всегда был за гармонию во всем. Вот этим, пожалуй, и объясняю, почему взялся работать именно с тиграми.
 
Вспомните, пожалуйста, свои первые шаги дрессуре.
 
Первые шаги... К сожалению, в дрессуре их повторяешь каждый раз. Нет стандартных животных, похожих характеров, а потому на опыт рассчитывать не приходится. Самый первый шаг — узнать тигра, ответить на вопрос: КТО он такой? Меня не волнует, на какие трюки будет годен новый тигр, каким образом введу я его в аттракцион. Интересует главное — как животное относится ко мне и любит ли работать, от этого зависят дальнейшие контакты. Вот скажем, Цезаря я понимаю великолепно. Я уже предполагаю его потенциальные возможности. Инга? Полнейшая загадка. Она постоянно тревожит меня, и, если вы заметили, ей приходится уделять гораздо больше внимания, чем остальным малышам, вместе взятым. Бывают же трудные дети, поведение которых невозможно предсказать. Так и здесь. Бьешься с тигренком, мучаешься, отдаешь столько энергии, а гарантии, что твои труды окупятся, нет. Здесь в силу вступает борьба — кто кого?..
 
Таким же крепким орешком оказалась в свое время тигрица Кукла. Сейчас она прима труппы, а была... заморышем! Всего боялась, шарахалась от протянутой руки.
 
Почему вы поверили в ее блестящее будущее!
 
Да потому что она мне поверила! И преподала однажды такой урок, что я до сих пор помню его. По своей неопытности я поставил ее в критическое положение. Вольер был маленький, чуть больше жилой комнаты, и я настолько тесно прижал ее в угол (хотел погладить!), что тигрица восприняла этот мой опрометчивый шаг как западню. Чтобы выбраться из нее достойным образом, Кукле оставалось только одно — напасть на меня. Что она и сделала. Но как она это сделала! Врезала мне лапой по лицу, но при этом не выпустила ни одного коготка. А ведь могла бы воспользоваться моментом и так прихватить щеку...
 
С той поры я научился уважать закон дистанции. Фамильярности, кстати, не допускаю даже с малышами.
 
А на Ингу аы тоже в будущем рассчитываете!
 
Безусловно. Как говорится, терпение и труд... Но я не забываю и о наследственных чертах, родительском примере. Мать Инги, Вега, тоже не очень-то балует меня своим вниманием. Она шипит и рычит на всех, гладить себя вообще не дает. Но Вега все же не столь осторожна, как дочь, и потом она жадная, любит поесть. Во эти ее качества я и стараюсь использовать во время работы. Что касается Инги... Эту гордячку мясом не подкупишь. Какая бы голодная ни была, из рук ничего не возьмет.
 
Не могли бы вы рассказать о своем методе дрессировки!
 
Я вообще не знаю, что такое метод в дрессуре, и стараюсь не углубляться в научные тонкости и заумные формулировки. Сейчас много говорят о биотоках, парапсихологии. Проводить психологические опыты, теоретизировать свои отношения с животными мне просто некогда. Когда возникает экстремальная ситуация, надо действовать не раздумывая, и действовать точно, чтобы не подвергнуть опасности ни себя, ни других. Видите, какой у меня арапник? Обычная лыжная палка, причем ломаная-лере-ломаная за пятнадцать лет работы. Когда надо, я могу и шлепнуть неслуха. По сравнению с теми подзатыльниками и пощечинами, которыми тигры награждают друг друга во время игр или драк, мой рассерженный удар для них что-то вроде щелчка. Но все равно это наказание, и тигры воспринимают арапник именно как наказание.
 
В любом коллективе должны быть порядок и организованность, мои тигры, надо полагать, вполне понимают это. Не смейтесь, я не шучу..
 
Тем не менее порядок диктуете им вы, а не наоборот.
 
Нет, иногда я тоже иду у животных на поводу. Бывает, они мне подсказывают идеи. Зрителям, например, очень нравится комический трюк с Куклой, когда она грызет арапник и ни лакомый кусок, ни уговоры не способны вырвать его из сжатых клыков. А ведь автор этого трюка — сама Кукла. Однажды, я заметил, ей наскучило ожидать своего выхода на манеж, и тигрица заняла себя палкой. Это повторилось и на следующем представлении. Отобрал палку, обиделась, словно отняли любимую игрушку. И тогда я просто закрепил эти ее развлечения, придав им, естественно, более зрелищный характер.
 
В цирке, как и в театре, одинаковых представлений не бывает. Сюжет аттракциона сохраняется, конечно, но элементы импровизации присутствуют, и даже чаще, чем бы этого мне хотелось. На тигров влияет все: климатические перемены, связанные с частыми переездами, условия манежа, наконец, физиологические изменения. Последнее обстоятельство вносит большую нервозность, заранее никогда нельзя сказать, как они будут работать сегодня, сейчас, в следующую минуту. Всегда необходимо быть начеку, но, когда тигры начинают гулять, приходится особенно быть внимательным, осторожным.
 
Тем более во время, как объявляли раньше в цирке, смертельных трюков...
 
Ну, тут уж ничего не поделаешь. К сожалению, у меня так и не появился ассистент, который подстраховывал бы непосредственно на манеже. Когда в сетке работаешь вдвоем, можно давать себе хотя бы секундные передышки: ассистент проследит, что творится у тебя за спиной, отвлечет внимание хищников. Мне же постоянно приходится помнить об открытой спине.
 
Говорят, животные не выносят прямого взгляда. Одни, например гамадрилы, воспринимают это как вызов, другие боятся, а потому, защищаясь, тоже могут напасть,
 
Тигры чувствуют малейшее движение глаз, тончайшие нюансы настроения дрессировщика. Моего прямого взгляда они не боятся, но знают: я обратил внимание — значит, надо быть настороже. Что касается магии пристального взгляда... А ведь каждый из нас терпеть не может, когда его бесцеремонно разглядывают в упор. Так и звери. Поэтому в общении с тиграми я просто вынужден учитывать те же психологические особенности, какие свойственны людям.
 
Есть ли у вас идеал дрессировщика!
 
Меня всегда поражала одна-единственная дрессировщица. Уметь подчинить себе целую свору львов, согласитесь, на это способны женщины исключительного самообладания. Мужчине трудно работать с хищниками, а каково женщине... В дрессуре животных физическая сила все же значит много, хотя бы для общего самочувствия. Однако мужественнее человека, который так умел бы концентрировать свою волю и так чувствовать животных, я еще не видел в цирке. Вот как летчик-ас сливается со штурвалом, каким-то десятым чувством ощущая всю машину в целом и каждую ее деталь в отдельности, так и она понимает животных. Вот уж кто имеет полное право сказать: «Мы одной крови, братья наши меньшие».
 
Да, я говорю об Ирине Бугримовой, непревзойденной дрессировщице нашего времени. Смотреть, как она работает, было истинным наслаждением. Необъяснимые нюансы взаимопонимания связывали ее с животными. А этот дар дается свыше. Практикой его не нажить.
 
Создавая праздник на арене, ощущаете ли вы его сами!
 
Когда представление идет весело, публика аплодирует и играет музыка — это нравится не только нам, артистам, но и тиграм. Цирк — это всегда эмоции. Животные прекрасно понимают, что такое аплодисменты, более того — они неравнодушны к похвале. Тигры же, представьте, обладая плохим слухом, очень любят музыку. Вот, скажем, звучит аккорд, на последней ноте Кай должен опуститься. Так вот, он будет держать стойку ровно столько, сколько протянут аккорд музыканты. Чувство ритма великолепное!
 
Степан Карпович, если бы вам пришлось начать жизнь сначала... ,
 
Не кривя душой скажу — пошел бы только в цирк. Что заставляет артистов уходить с арены? Думаете, жизнь на колесах, бытовая неустроенность, малые дети, которых мы умудряемся все же воспитывать и учить в школе в условиях постоянного кочевья. Далеко нет, все это можно пережить.
 
Заставляет уходить сознание того, что ты достиг своей высшей планки, а выше ступить уже нет сил. Уходить тоже надо уметь вовремя. В противном случае тебя ждут серые будни, безразличие зрителей.
 
Убежден, цирк — самая подходящая работа для мужчины. Она требует мужества и выносливости, в каком бы жанре ты ни работал. Здесь нет и быть не может звездной болезни, чванства. Работать плохо в цирке нельзя, это понимает как начинающий, так )Vho опытный, признанный публикой артист. И если он следует 'этому закону всю свою жизнь, роднее и ближе дома, чем цирк, у артиста не может быть.
 
Интервью брала РАИСА ЩЕРБАКОВА

  • Статуй это нравится

#4 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 20919 сообщений

Отправлено 10 May 2022 - 09:06

Цирковому коллективу - больше доверия
 
Проблема коллектива волнует искусствоведов, артистов, организаторов циркового дела. На страницах нашего журнала своими мыслями поделились Ю. ДМИТРИЕВ, Р. ВЕТРОВ, В, АВЕРЬЯНОВ. Предлагаемая статья В. ВОРОБЬЕВА продолжает тему о коллективах.
 
016.jpg
 
СЦЕНА ИЗ СПЕКТАКЛЯ «Руслан и Людмила
 
Когда создавался наш коллектив, скептики говорили: «Это бесперспективно, коллективы быстро распадаются, а уж такой, как «Руслан и Людмила», и подавно. Окупил бы затраты, и то хорошо». Пророчества, к счастью, не сбылись. Затраты в первый же год были возвращены государству.
 
Поработал коллектив в лучших цирках Советского Союза: Ленинграде, где родился, Москве, в четырехлетнем возрасте отправился в Будапешт, но это уже после упорных слухов, что коллектив разваливается.
 
Да, действительно можно привести немало примеров, когда цирковые спектакли не выдерживали испытание временем. Достаточно вспомнить пантомиму «Бахчисарайский фонтан» или, скажем, пантомиму «Подвиг», поставленную в Киевском цирке к 30-летию Великой Победы советского народа над фашистской Германией. Если посчитать все, что было создано и быстро перестало существовать, статистика окажется малоутешительной. И тем отраднее, что спектакль «Руслан и Людмила» живет и здравствует уже более пяти лет. Это и мало и много. Проанализировать весь этот путь у меня нет возможности, да и познакомился я с коллективом в Москве. Тогда он меня поразил. Около ста пятидесяти человек принимало участие в спектакле.
 
Я смотрел представление с гордостью за советское цирковое искусство и сожалел, что мне самому не пришлось участвовать в этом спектакле-празднике.
 
Потом мне довелось увидеть коллектив в Уфе.
 
Но куда все исчезло? Создавалось впечатление, что Черномор разбросал по свету лучшие номера, входившие в спектакль, а номера самых молодых исполнителей оставил как ненужное. Мол, сами сгинут! Многие, видя, как изранен коллектив, ушли, распространяя слух, что коллектив на последнем издыхании. Но младенец, хоть и был болен, оказался стойким.
 
Коллектив начал битву за свое место под цирковым небом. Мы наметили на художественном совете творческий план и стали готовить новые номера, коверных, новые сцены в спектакле. За два с половиной года было создано двенадцать номеров, помимо этого, многие сцены были переделаны и переставлены в иной последовательности. Отсекли те части спектакля, которые сбивали темпо-ритм действия, тем самым сделав его динамичным, цирковым.
 
Конечно, нам еще рано успокаиваться, многое в спектакле требует шлифовки. Есть у нас интересные планы и по созданию нового спектакля. Поиски нового, неудовлетворенность сделанным будут сопровождать всю нашу творческую жизнь.
 
А теперь хочу сказать о том, из-за чего, собственно, я решил написать в редакцию. В своей статье, опубликованной в журнале, КЗ. А. Дмитриев пишет, что коллектив, если не будет делать новых постановок-пантомим, умрет «естественной смертью». Меня очень взволновали эти слова. Хотя понимаю, что разбирались проблемы коллективов во всей системе Союзгосцирка, а не только коллектива «Руслан и Людмила». Но уважаемый Юрий Арсентьевич, коллектив «Руслан и Людмила» выпал из поля вашего зрения на три года. Думаю, поэтому вы так и сказали. Если бы коллектив три года назад прекратил свое существование, то вы были бы правы. Но, как видите, все это время мы строили, создавали, если хотите, творили именно на благо того, чтобы не остановиться на одном спектакле! Этот период был периодом СОЗДАНИЯ коллектива! «Можно создать много хороших постановок, но гораздо труднее создать коллектив единомышленников»,— говорил К. С. Станиславский. Единомышленники коллектива должны создавать то, что будет радовать зрителя.
 
Вы пишете об истории коллективов, начиная с того, что коллективы иногда разваливаются из-за плохого руководителя. А с чего же руководитель будет хорош, если он как администратор не имеет права решать элементарные вопросы по расстановке кадров. Как художественный руководитель он обязан не только поддерживать художественный уровень спектакля, представления, но и делать что-то новое, чтобы избежать творческого застоя. А сколько в художественном отделе Союзгосцирка покоится нерассмотренных заявок, сценариев. Поинтересуйтесь! За них не брались: текучка заедает. Художественный отдел, как я понимаю, занимается не художественными вопросами, а раскладывает сложнейший пасьянс по трудоустройству и переводу артистов из номера в номер. Художественными вопросами ему заниматься нет времени. Если бы мы при возрождении коллектива спросили у работников художественного отдела, как быть, то отдел формирования давно уже предложил бы расформировать «доэксплуатированный коллектив». А мы не «дались», сами без посторонней помощи восстановили силы. Почему бы не поинтересоваться — а тарифицировался ли коллектив за эти пять лет? Сколько же должны получать артисты, принятые на работу в 1979 году? А если говорить честно, то и норма представлений для нашего коллектива должна быть меньше обычной — не более двадцати пяти представлений в месяц. Ведь, как правило, артист цирка много и упорно репетирует, а выступает в дивертисментном представлении всего несколько минут. Артисты в спектакле заняты с начала и до конца, а у нас их не сто пятьдесят, как было в Москве, а всего сорок семь. И задача стоит — выглядеть не хуже, чем в столице.
 
Интересный исторический факт вы подняли о «цирковых кооперативах», указывая, что они вполне противостояли антрепренерам и могли даже цирк построить. Думаю, серьезный коллектив может и здание цирка построить, но сам цирк без артистов, что он может? А мы-то ведь в наших цирках давно уже на положении ‘пасынков. У директора цирка своих проблем пруд пруди, да тут еще артист просит аппарат сделать, костюм сшить. А зачем директору это нужно, он привык только эксплуатировать, все остальное — пусть Союзгосцирк делает. Конечно, не все директора такие, но озабоченных нашими проблемами директоров мало. Так как же создавать духовные ценности, не имен материальной базы коллектива? Если в 60-е годы достаточно было для того, чтобы сшить костюм, обратиться к одному человеку, то теперь шитье костюма — хождение по мукам. А качество готового изделия? За семнадцать лет я ни разу не получал эстетического удовольствия от костюмов художественно-производственного комбината. Но вынужден систематически туда обращаться и потом все перешивать. Почему? Потому что шьют на артистов зачастую без примерок, и получаются «испанские сапоги» и «смирительная рубашка», а в них тройное сальто не выкрутишь.
 
Можно доказывать без конца, что то плохо и это плохо, но где же выход? А он прост, давно разработан и подходит нам почти в идеальной форме. При формировании коллективов не следует изобретать велосипед, а надо переводить их на устав и экономический принцип театра, конечно, переработав его для цирковых коллективов. А это значит, что коллективу может быть доверен фонд заработной платы в соответствии со штатно-должностным расписанием коллектива. Ведь есть у нас свой художественный совет, у нас может быть и тарификационная комиссия, которая по истечении определенного времени сама бы тарифицировала начинающих артистов. А то проходят годы, мастерство молодых растет, а ставки остаются прежними. Кроме того, мы бы могли сами, из определенных высшими инстанциями статей расходов и доходов, шить костюмы, делать реквизит, аппаратуру, приглашать талантливого режиссера, балетмейстера, композитора, сценариста. Сегодня мы проходим ряд инстанций и в каждой должны доказывать, что это нам сейчас позарез нужно, а завтра уже будет поздно. Просителей сотни, и попробуй разглядеть, кому, в самом деле, помочь в первую очередь. Вот, к примеру, в нашем коллективе при транспортировке вместо двенадцати вагонов обходимся восемью. Экономия? А что от этого имеет коллектив? Ничего! Мы боремся за каждый сантиметр в товарном вагоне, и в то же время какой-нибудь номерок занимает три платформы и вагон. Кто бы позволил этакую роскошь «номерку», если бы коллектив отвечал за статьи расходов по переездам из города в город. Или еще пример: в начале года работали а Воронеже, потом поехали в Минск, затем в Кишинев, теперь в Курск, который всего в двухстах километрах от Воронежа! Давайте вспомним, как братья Никитины планировали свой сезон, и поймем, что с нашим планированием они бы вмиг прогорели и объявили бы себя банкротами; коллективы же к планированию не имеют отношения, а в этой связи сколько простаивает артист, выходит из спортивной формы, начинает работу без подготовки, едва успев распаковать багаж.
 
Чтобы создавать высокохудожественные произведения, мне кажется, нужна четкая плановость во всем, от маршрута до шитья костюмов, и все проблемы можно решать внутри коллектива.
 
Думаю, что если бы коллективу «Руслан и Людмила» оказали больше доверия и передали в наши руки решение всех этих проблем, мы бы с ними справились.
 
В. ВОРОБЬЕВ, директор и художественный руководитель коллектива «Руслан и Людмила»
 

  • Статуй это нравится

#5 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 20919 сообщений

Отправлено 11 May 2022 - 10:18

Сивучи Василия Тимченко

 

Общеизвестно — одни цирк любят, другие — нет. Одни, околдованные чарами манежного круга, готовы хохотать над любой проделкой клоуна и искренне верить во все невероятные чудеса, творимые цирковыми волшебниками, другие, волею судеб вдруг попав в цирк, умудряются сохранить в этой цитадели искрящегося веселья печальную физиономию.
 
021.jpg
 
Но не бывает ни одного равнодушного, ни одного безучастного лица, когда на манеж «выбегают», если вообще так можно сказать о ластоногих, почти грациозно неся свои блестящие, словно отполированные черные тела, тринадцать тюленей-сивучей. Выбежали и, не дожидаясь особого приглашения, расселись по своим местам, наставив глаза-бусинки на своего друга...
 
— Василий Тимченко! — объявил инспектор манежа.
Взмах руки артиста как сигнал-призыв: «Все внимание на меня!» И забавное, захватывающее действо началось.
 
По сложившейся в цирке традиции трюковые комбинации в номерах выстраиваются от простого к сложному. Как правило, на финал артисты берегут самые эффектные и сильные трюки. Почти любой трюк из тех, которые в течение получаса демонстрируют на манеже питомцы дрессировщика Василия Тимченко, мог бы украсить финал его аттракциона. Например, красавица Капа может на тонюсенькой тросточке «отжать» стойку «крокодил» на одной ласте! При этом лихо крутить вокруг шеи хулахуп. В аттракционе можно увидеть и общий баланс, когда по команде дрессировщика каждый «артист» одновременно балансирует на носу огромный пестрый мяч.
 
Собственно говоря, сам аттракцион можно по праву считать явлением в нашем цирке уникальным, поскольку с таким количеством ластоногих одновременно на манеже еще никто не работал. Это отнюдь не значит, что молодой дрессировщик является первооткрывателем. Но Василию Тимченко, на мой взгляд, удалось очень интересно показать талант своих подопечных. Впрочем, именно так называемого «показа», демонстрации трюков в этом аттракционе как раз нет. Здесь, наоборот, сделано все возможное, чтобы при всей сложности исполняемых трюков, создавалось впечатление, будто животные играют на воле. Художественное оформление, музыка, свет, композиционное построение номера подчинены решению этой далеко не легкой задачи.
 
...Беспокойный шум океанского прибоя, гортанный крик чаек, скользящие блики прожекторов, словно бирюзовая рябь набегающих волн. Плавно неся свои веретенообразные тела, сивучи выходят на «берег» во главе с вожаком — огромным семисоткилограммовым Сивой.
 
Человек среди них едва заметен. Да он и не стремится быть в центре внимания. Главный герой на манеже — Сива. Все, что исполняет он на арене «сольно», за ним, как по команде, начинают делать остальные «артисты». К примеру, Сива бежит по барьеру, старательно крутя на шее хулахуп, так же старательно, чинно, сидя на тумбах, крутят обручи его собратья. Он балансирует головой мяч — и все остальные «держат» общий баланс. Вместе с ним сивучи танцуют «Калинку», играют в волейбол и футбол! Дрессировщику же при этом как бы отводится роль наблюдателя.
 
И в этом сущность принципа работы Василия Тимченко, вытекающая из замысла аттракциона. А замысел прост — воспеть природу-созидательницу, дать почувствовать людям, как прекрасна их Земля, как мудр и чудесен окружающий их мир. Замысел прост, но осуществить его было очень даже не просто. Кажущаяся легкость, с какой животные исполняют трюки, потребовала от дрессировщика огромной затраты труда.
 
Когда наблюдаешь за тимченковской компанией, то вальяжно расположившейся на тумбах, то безмятежно разгуливающей по арене, а то и попросту ссорящейся из-за лишней рыбешки, поневоле начинаешь верить, что исполняемые ими сложнейшие пирамиды, кульбиты, пируэты, стойки — новый вид их естественных развлечений и забав. А ведь многие из таких «забав» публика смотрит восторженно, затаив дыхание. Вот, например, необыкновенно артистичная Белочка «во весь рост» идет по брусьям на задних ластах с балансом на носу! А вот ее «коллега» на спине другого сивуча «выжимает» стойку, и при этом оба не перестают жонглировать мячами. А разве можно остаться равнодушным к тюленьим танцам под дружные аплодисменты самих танцующих или когда сивучи «читают» школьную азбуку?
 
Благодаря мягкой, непринужденной манере общения дрессировщика с животными на манеже царит полное «взаимопонимание» сторон. Оттого и создается впечатление, что трюки рождаются на глазах у тысячного зала, они как бы обусловлены теми обстоятельствами, в которые попали ластоногие.
 
Наиболее наглядно импровизационное начало проявляется в «диалогах» Василия Тимченко с премьером труппы Сивой. Как и полагается предводителю, Сива задает тон во всех играх сивучей. Именно ему предоставляется право начать аттракцион. Как только животные рассаживаются по местам, Сива, не дожидаясь особого приглашения, принимается делать в центре манежа один пируэт за другим. Он не снижает темпа, даже когда ловит подброшенный ему мяч. Но вот в микрофон громко объявляют имя дрессировщика, и умница Сива приветствует вместе со зрителями своего друга, аплодируя ему ластами! А потом великодушный зверь аккуратно и легко Поднимет артиста вверх и будет осторожно им балансировать, боясь уронить человека, когда тот замрет у него на носу в стойке «крокодил».
 
И возникает у нас ощущение, что этот тщательно подготовленный трюк родился только что, сию минуту, как результат той особой доверительности и привязанности, которая возникает между человеком и животным.
 
Привязанность к морским обитателям родилась у Василия Тимченко задолго до цирка. Выросший вместе с братом-близнецом Николаем неподалеку от Новороссийска, Василий как-то случайно забрел в дельфинарий Малого Утриша, находящийся рядом с его домом. Потрясенный масштабами научных исследований и изысканий, там проводимых, парень моментально оставил пасеку, где был пчеловодом, и уговорил директора дельфинария взять его на работу. Василий сам в море отлавливал чудо-рыб, сам ухаживал за ними, познавая нрав и характер дельфинов. Потом на далеких Курилах, где ему с братом приходилось по нескольку часов стоять в холодной тихоокеанской воде, выбирая себе будущих партнеров, Тимченко не раз добрым словом вспомнит друзей-ученых утришского дельфинария, научивших его фанатической преданности своему делу.
 
Самому в естественных условиях отобрать будущих питомцев — заветная мечта каждого циркового дрессировщика, как правило, получающих животных с зообазы. Тимченко повезло. Он два месяца жил на тюленьем пастбище и воочию видел «быт» тюленей, роль их вожака. Отсюда и верховодство Сивы в номере, и свободное перемещение сивучей по манежу, и самые разнообразные «амплуа» тимченковских артистов. Там, на островах, Тимченко по счастливой случайности нашел малыша Гордого, ставшего, по определению самого дрессировщика, «комической звездой» труппы. Стоит, к примеру, Гордому эдак небрежно, опершись на одну ласту, вторую поднести козырьком к глазам и чуть удивленно окинуть глазом окружающих, как в зале поднимается хохот.
 
Артисты, работающие в одной программе с Василием Тимченко, рассказывали мне, что буквально через неделю после начала гастролей билеты «на Тимченко» в кассе уже не купишь. В правдивости этих рассказов я убедилась сама. Кстати, по окончании представления в зале то здесь, то там, раздавались сетования зрителей на скоротечность зрелища. А ведь тридцать пять минут — метраж полноценного аттракциона.
 
Благодаря забавным розыгрышам и неожиданным перипетиям, коих в серьезном, сложном номере Тимченко немало, получасовое зрелище кажется мигом, пролетает как одно мгновение.
 
 
А. ХАЧАТУРЬЯН
 

  • Статуй это нравится

#6 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 20919 сообщений

Отправлено 13 May 2022 - 07:41

Артисты цирка Анатолий и Любовь Сударчиковы

 

Теперь это одна из театральных истин — нет маленьких ролей, есть маленькие актеры. Истина эта, пожалуй, также относится и к цирковому искусству. Несколько перефразируя ее, можно сказать, что нет маленьких номеров, а есть маленькие исполнители. А поскольку эта статья о номере иллюзионистов, то об иллюзионном жанре и пойдет речь.
 
55.jpg
 
Главное в искусстве, и цирковом в том числе,— это его современность, согласование со временем, соответствие ему. Искусство призвано совершенствовать человека и, даже развлекая его, демонстрировать высокий вкус, стиль, чувство меры, мастерство. А сколько в иллюзионном жанре наличествует длинных, скучных, помпезных аттракционов, где «в новых обертках», коими являются полуобнаженные суетливые герлэ числом поболее, предподносятся столетней давности балаганные трюки! Конечно, есть классика, произведения отобранные временем и созданные как бы на века. В цирковом искусстве тоже есть свои классические трюки, только они время от времени должны пересматриваться. Так делают лучшие мастера иллюзионного жанра в цирке и на эстраде. Высокий вкус, изобретательные трюки, остроумие, артистизм, юмор, профессиональное умение, ловкость и виртуозность неуловимые — вот современные приметы этого жанра. И на таком уровне работают цирковые артисты Анатолий и Любовь Сударчиковы.
 
Со своей новой программой они выступали в прошлом сезоне я цирке на Цветном бульваре. Весь номер построен на танцах. Партнеры танцуют, что создает праздничный фон, особую изысканную стилистику для их коронных, чарующих трюков — у партнерши в танцах мгновенно, словно по волшебству, меняются платья, одно наряднее другого, это сказочный бал феи. Все другие трюки также очень удачно соотносятся с определенными танцами. Танго — и у партнерши также эффектно меняют цвет перчатки, ча-ча-ча — меняют цвет пластинки, а на кадрили, которая выделяется еще и музыкально (ее задорно поет женский голос), — идут манипуляции с матрешками. И все трюки, в чем, несомненно, главная заслуга Анатолия Сударчикова, выполняются в темпе, чисто, четко, неожиданно, остроумно. И у самого иллюзиониста черная фрачная пара однажды превратится в белую. Танец, движение, легкость, музыка очень оживили, обновили форму подачи трюков, сделали все зрелище несравненно увлекательнее, создали в номере веселую, праздничную атмосферу.
 
Успехом своим номер в немалой степени обязан постановщику Наталье Маковской. Следует подчеркнуть, что здесь она выступает в трех лицах — режиссера, балетмейстера и музыкального редактора. И в каждом лице — как истинный профессионал.
 
Как четко выстроен номер по режиссуре, как учитывает режиссерский стиль достоинства и стиль исполнителей — во всем вкус, чувство меры, точность во времени и пространстве. Продуман каждый нюанс, каждая деталь, все — на эффект подачи трюка. И, я бы сказала, эффект именно современного, интеллигентного стиля, без глупой помпезности. Словом, конструкция этого номера такова, что его, как и всякую точную конструкцию, можно ставить на «попа», на бок — она не развалится, надежность ей обеспечена.
 
Замечательно подобраны танцы (чтобы профессионально исполнять их, Любовь и Анатолий работали по двенадцать часов в сутки), хорошо скомпоновано музыкальное сопровождение. Все трое — Сударчиковы и Маковская — знают, видимо, главный секрет, знают, как овладеть настроением зрительного зала, и знают, как придать этому настроению тонкость восприятия. В финале, в заключительном вальсе на музыку Доги, платье у партнерши на бальное белое меняется не в начале танца, а в самый высокий эмоциональный момент музыки.
 
Этот номер создан людьми, о которых по праву можно сказать, что они потрудились на славу — свою и цирка.
 
Кое-кто упрекает Сударчиковых в том, что они нарушают чистоту жанра. Однако упрек говорит, скорее, о неосведомленности упрекающих, о незнании Тенденций развития современного искусства вообще, ибо оно, как и наука, тяготеет к синтезу. И тяготеет давно. Ученые сегодня говорят о соответствии развития науки и искусства как «явлений единой культуры». Уже давно известно множество примеров слияния, синтеза жанров и видов искусства. И как высокий пример — испанский балетмейстер и режиссер Антонио Гадес, который бывал у нас на гастролях, создал удивительный спектакль «Кармен», в постановке которого соединил виды и жанры многих искусств, в том числе оперы, балета, драмы. В искусстве цирка тоже жонглеры выступают на лошадях, соединяют жонглирование с пантомимой, известны интереснейшие номера, где акробатика и антипод сочетаются с дрессировкой медведей.
 
Умение уловить дух времени, быть в творчестве, в своем жанре, на передовых позициях — в этом большое достоинство Сударчиковых.
 
Искусство — одна из тех сфер человеческой деятельности, которая может неузнаваемо изменить жизнь человека. Так произошло с Любовью и Анатолием Сударчиковыми. Они родились, росли, учились в школе в небольшом поселке в Башкирии. Дружили с детских лет и, пожалуй, только одним выделялись среди сверстников — Толя страстно увлекался фокусами, а Люба не то чтобы разделяла его увлечение, но, как верная подружка, во. всем ему помогала. А увлекаться фокусами Анатолий начал очень рано. Ему было всего пять лет, когда они с отцом пришли на концерт в клуб. Там выступал фокусник. Он подошел к мальчику, сидящему на коленях у отца и снял с его ножки монетку. Это удивило и заинтересовало ребенка — как же так? На ноге ничего не было, а фокусник нашел монетку? Сколько было на концерте детей, но выступление фокусника вот так, на всю жизнь, увлекло только маленького Толю.
 
Пройдут годы, Сударчиковым будут аплодировать зрители Москвы, Ленинграда, Свердловска, Киева, Ташкента и других городов нашей страны, будут аплодировать зрители Мексики, Венесуэлы, Швейцарии, Швеции, Индии, Японии. А все началось в поселковом клубе, куда приехал неизвестный фокусник...
 
Как интересна встреча человека с его будущей профессией: мы ее выбираем или она нас? Или в том, что пятилетний мальчик заинтересовался фокусником, было предопределение, предчувствие своей будущей судьбы? Но тогда до «судьбы» было еще далеко... Анатолий, занимаясь в школе, с трудом доставал книги «по фокусам», таких книг совсем немного, а разъяснений в них и того меньше, до многого приходилось додумываться самому, но тем больше фокусы занимали воображение. Потом была служба в армии. Сударчиков проходил ее в Красноярске, там он тоже занялся фокусами в армейской самодеятельности. А в поселковой библиотеке Люба достала по просьбе Анатолия книгу А. Вадимова «Фокусы для всех», по частям переписывала ее, копировала рисунки и отправляла в Красноярск, где будущий фокусник пополнял свой репертуар...
 
После армии Анатолий остался в Красноярске, стал работать на заводе, где был народный цирк. В народной цирковой студии с ним много занимался Петр Яковлевич Любаев. Вскоре в Красноярск приехала Люба, завод выделил им комнату. Начиналась самостоятельная жизнь...
 
И вдруг на имя Анатолия пришла телеграмма из Ростова-на-Дону. При Ростовском цирке создавалась профессиональная программа «Поиск» из артистов цирковой самодеятельности. Целый день Люба носила телеграмму в кармашке халата, решала — отдавать или не отдавать ее мужу? В Красноярске все так хорошо налаживалось... А что ждет их, если Анатолий уйдет в профессиональный цирк? Но вечером отдала ему телеграмму.
 
Не могла не отдать, — вспоминает Любовь. — Я ведь знала, как он любит цирк, как это для него важно...
 
Телеграмма решила их будущее. Анатолий уехал в Ростов, вскоре туда же вызвали и Любу, номер начали создавать с ее участием. Его передавали им иллюзионисты Ирина и Борис Хейфец. Трюк с платьями у них был, но повторялся всего два раза, и фасоны платьев были почти одинаковые.
 
В апреле 1970 года программа «Поиск» дебютировала в Вильнюсе. Выступление Сударчиковых прошло с заслуженным успехом. Тем не менее Анатолий вскоре начинает работу над усовершенствованием номера, в том числе и над коронными трюками — переменой платьев у партнерши. И вот платья меняются уже три раза, четыре, пять... Разнообразятся их фасоны, их длина, что значительно усложняет трюки. Над каждым Анатолий работал, как над изобретением.
 
Сейчас у них есть такой эпизод. Любовь появляется из барабана следует отметить — появляется мгновенно), на ней новое голубое платье, длинное, широкое, ниспадающее складками. И вот артистка начинает как бы раскручиваться в этом платье, словно оно шаль, и под ним мы неожиданно видим прежнее. Легкое разочарование... Тогда иллюзионистка раскручивается в другую сторону, и платье мгновенно меняется на совершенно новое. Разочарование, оказывается, было предусмотрено. На изобретение этого эпизода у Сударчиковых ушло три года...
 
Теперь Любовь меняет платье шесть раз, и у самого Анатолия, как я уже писала, черный фрачный костюм превращается в белый. Естественно, что мгновенные перемены красивейших платьев у партнерши поражают зрителей и вызывают жгучее любопытство, особенно у женщин. Этакое волшебное разрешение проблемы нарядов! Мне тоже было очень любопытно и тоже очень хотелось узнать — как? Но единственное, что я узнала — все платья Любовь шьет сама и украшает их сама, так что до волшебных перемен — сложный путь.
 
Пожалуй, не меньшее любопытство вызывают эти трюки и у профессионалов. Однажды во время гастролей в Венесуэле известный иностранный иллюзионист сказал нашим артистам:
 
Как профессионал, — говорил он, — я примерно представляю принцип, основу трюка, но этого, конечно, явно недостаточно. Есть еще и секрет в секрете...
 
Этим «секретом в секрете» пока владеют только Сударчиковы, а следовательно, и советский цирк...
 
Любовь и Анатолий Сударчиковы на редкость скромные, милые и деликатные люди, влюбленные в цирк. Они органически не способны как-либо выдвигать себя, обращать на свои творческие успехи внимание администрации, заниматься «карьерой». Все свои силы и время они отдают любимому делу.
 
Иные цирковые артисты, очевидно, считают, что чем больше они пробудут на манеже, тем лучше, и растягивают свои номера до пустот, до повторов, доводя этим зрителя до состояния нетерпеливого ожидания — когда же, наконец, эти артисты окончат свое выступление? Цирковое искусство — искусство трюка, концентрации, сжатой содержательности. Таким образцом может служить номер Сударчиковых. И когда они уходят с манежа, вдогонку хочется крикнуть: «Подождите! Покажите что-нибудь еще, пожалуйста.»
 
Галина Марченко
 
 

  • Статуй это нравится

#7 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 20919 сообщений

Отправлено 20 May 2022 - 08:06

Клоун Рафаэль Акопян

 

Хорошая программа всегда праздник: праздник для зрителей — придя в цирк, они не обманулись в своих ожиданиях; праздник для артистов — приятно работать в переполненном цирке, слышать благодарные аплодисменты зрительного зала; праздник для всего коллектива цирка — перевыполнение плана, премия и т. д.

 

025.jpg

 

К сожалению, такие праздники в периферийных цирках случаются не часто. Причин этому немало, но главное в том, что зачастую все участники программы собираются вместе лишь накануне премьеры, и режиссеру (в его отсутствие эти функции выполняет директор цирка, инспектор манежа, руководитель аттракциона, либо кто-то из артистов) только удается развести номера по своим местам, в лучшем случае поставить небольшой парад-пролог. А уж о том, чтобы представление смотрелось как единое целое, было пронизано общей идеей — говорить не приходится.

 

Однако программа Омского цирка отличалась именно своей «сделанностью»: каждый номер занимал положенное ему место, были точно расставлены репризы коверного, начиналась она небольшим парад-прологом, где инспектор манежа представлял всех его участников. Впрочем, в программке фамилия режиссера почему-то не значилась, хотя он у нее безусловно был (не стихийно же она выстроилась?) и проявил в данном случае излишнюю скромность.

 

Но подлинную праздничность представлению Омского цирка придал его «главный герой», соединивший все участвующие в нем номера в единое целое. Появился он на манеже, как и положено клоуну, несколько экстравагантно: спустился почти из-под купола цирка, и ведущий объявил:

— Весь вечер на манеже заслуженный артист Армянской ССР Рафаэль Акопян!

 

Глядя на выступление коверного, нельзя было не изумляться его исключительной точности: он появлялся только тогда, когда заканчивал свое выступление предыдущий номер, и покидал манеж именно тогда, когда все было готово для выступления следующего, задавая темп всему представлению. Артист «работал» на программу и, казалось, вовсе не думал о своем успехе.

Но успех как бы сам шел ему навстречу: с каждым его новым появлением все чаще раздавался смех, а провожали клоуна с манежа все более дружные аплодисменты.

 

Но вот коверный закончил свою последнюю репризу, небольшая пауза, и Рафаэль Акопян появляется вместе со своим партнером Юрией Базяном. Кажется, никакой трансформации, просто артист сменил костюм, да исчезла с лица лукавая улыбка, но перед нами уже не клоун Рафаэль Акопян, а воздушный гимнаст Рафаэль Акопян, один из исполнителей хорошо известного номера «Воздушные акробаты на рамке».

 

И вполне закономерно, что именно этот номер завершал первое отделение программы. Он стал как бы финальной точкой в том прекрасном спектакле, который дал в тот вечер на манеже Омского цирка заслуженный артист Армянской ССР Рафаэль Акопян.

 

Понятие «клоунский спектакль» мы сегодня связываем с подачей и утверждением сценария, бесчисленными хождениями по кабинетам, выбиванием необходимых штатов, аппаратуры, изготовлением костюмов, реквизита... А оказывается, нужен прежде всего АРТИСТ, «а остальное все приложится», — как поется в одной из песен Булата Окуджавы.

 

Кто же главный герой этого спектакля? Прежде всего клоун-универсал, неунывающий оптимист, умеющий найти выход из любой сложной ситуации.

 

Артист превосходно владеет многими цирковыми жанрами: он и воздушный гимнаст, и «трепетная» танцовщица на проволоке, и жонглер, и эквилибрист, и дрессировщик. Знатоков циркового искусства неизменно восхищает то, как артист в одной из реприз балансирует на ходулях высотою около полуметра: «короткий баланс» увидишь на манеже не часто, и такой трюк по силам лишь большому мастеру. Впрочем, Рафаэль Акопян исполняет и «разговорные» репризы, при этом не пользуется микрофоном, но его всем прекрасно слышно.

 

Несколько особняком стоит в его репертуаре реприза, точнее, не реприза, а самостоятельный номер «Два индейца и одна пальма», который он исполняет с Юрией Базяном. По жанру это «комический эквилибр на першах», где перш декорирован под пальму. И хотя артист изменяет здесь своему традиционному клоунскому костюму, но не изменяет клоунской маске: он все такой же неутомимый умелец-весельчак просто переодевшийся индейцем. А то, что все трюки в этом номере он исполняет без лонжи, говорит о его высоком профессиональном мастерстве и в этом жанре.

 

В чем же главный секрет успеха артиста? В заразительном оптимизме его творчества? Необычайно сильном обаянии, которое трудно передать словами? Самобытности? Оригинальности его репертуара? Наверное, и в том, и в другом, и в третьем, ведь выступление любого подлинного артиста — это своеобразная загадка, и, чем лучше артист, тем подчас труднее ее разгадать...

 

В биографии Рафаэля Акопяна нет ничего необычного: был разносторонним спортсменом, окончил Московский институт физкультуры, в 1952 начал работать в цирке. Был верхним в труппе эквилибристов с першами под руководством Рубена Манукяна, затем Юрия Половнева. А позже вместе со своим младшим братом Меруджаком (в прошлом тоже спортсменом) подготовил в Ереванском цирке самостоятельный номер «Воздушные акробаты на рамке». От рамки, закрепленной почти под куполом цирка, на манеж спускались два параллельных каната, натягиваемых блоками, и на этом снаряде артисты исполняли ряд сложнейших трюков. Например, стоя на рамке, Меруджан держал в зубах перш длиною два с половиной метра, а Рафаэль на его вершине делал стойку на голове. В финале номера Меруджан повисал на вытянутых руках на двух канатах, идущих от рамки к манежу, а Рафаэль исполнял стойку на руках на голове Меруджана, и в таком положении, скользя по канатам, они спускались на манеж. Сегодня эти трюки Рафаэль Акопян исполняет с Юрием Базяном.

В 1964 году Рафаэль и Меруджан Акопяны стали лауреатами Всесоюзного смотра новых произведений циркового искусства, а в 1967 году им было присвоено звание заслуженных артистов Армянской ССР. Казалось, можно спокойно почить на лаврах заслуженного успеха.

 

Однако Рафаэль все эти годы внимательно присматривался к работе клоунов, как бы примеривая на себя их одежды, искал свою клоунскую маску, сочинял для себя репризы, потихоньку изготовлял для них реквизит. И, наконец, в 1971 году состоялся дебют клоуна Рафаэля Акопяна.

 

Он пришел в клоунаду уже зрелым мастером, имевшим за плечами определенный жизненный и творческий опыт, высокое профессиональное мастерство владения многими цирковыми жанрами. Очевидно, эти слагаемые и определили его успех у зрителей, признание у специалистов, авторитет и уважение среди коллег.

 

В Союзгосцирке Рафаэль Акопян считается «благополучным коверным», работать с ним легко: он не требует ни автора для написания реприз, ни режиссера для их постановки, ни изготовления реквизита или аппаратуры — все делает своими руками.

 

Он не жалуется на судьбу, считая, что его артистическая биография сложилась вполне счастливо: объездил весь Союз, побывал на гастролях во многих странах мира. И все же...

 

— Моя самая большая мечта, — говорит Рафаэль Акопян, — попасть в Москву на гастроли. Почти двадцать лет назад мы с братом работали в Московском цирке на Цветном бульваре с нашим гимнастическим номером, но как коверный я не выступал в Московских стационарах ни разу.

Хочется надеяться, что московские зрители смогут познакомиться с искусством действительно незаурядного мастера клоунады.

 


МИХАИЛ НИКОЛАЕВ
 


  • Статуй это нравится

#8 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 20919 сообщений

Отправлено 24 May 2022 - 16:16

Анатолий Шуляковский - эквилибрист, жонглер, акробат

 

Анатолий Шуляковский владел большим мастерством эквилибра, жонглирования, акробатики. Еще в 1956 году вместе с братом они стали чемпионами СССР среди юношей по спортивной акробатике.
 
026.jpg
 
Потом занятия в цирковом училище, где опытнейший педагог Чебулов разглядел что-то такое в молодых ребятах, что помогло ему воплотить идею совмещения жонгляжа и эквилибра. Так появился уникальный номер Анатолия и Бориса Шуляковских, которые, стоя на голове или на одной руке, жонглировали различными предметами. Об этом номере писал в своей книге М. Местечкин. С этим номером братья стали лауреатами смотра новых цирковых номеров.
 
Борис продолжал работу в цирке с новым партнером, а Анатолий вошел в только что организованный второй коллектив цирка на льду. Нужно было видеть, какой эквилибр на льду сделал Анатолий Шуляковский. Актер катался по льду на коньках, только коньки прикреплены к концам больших ходулей. При том еще он стоял на ходулях на руках, вернее, на одной руке. И не просто катался, а выписывал различные фигуры, да еще при этом жонглировал свободной рукой.
 
Тогда Анатолию было уже тридцать и до этого он никогда на коньках не катался. Не всякий решится на такое, тем более, с отличными номерами и хорошей репутацией в цирке. Вот именно эта его черта казалась мне наиболее привлекательной.
 
Об эстраде разговор особый. Знаю, что цирковому артисту очень трудно, порой невозможно привыкнуть к эстраде. Все непривычно, все по другому. Да и критерии мастерства здесь другие. А вот Анатолий смог.
 
Мне довелось быть в одной поездке по стране с Анатолием и его женой Лилией. Я помнила его блестящую работу
в цирке — не раз с восхищением следила за его ошеломляющими трюками. А здесь, вместе с ними в концертной бригаде, я видела неунывающего, жизнерадостного человека, всегда готового помочь товарищу, чуткого, отзывчивого. Поездка была тяжелая, много переездов, самые различные площадки — от огромных дворцов культуры до скромных клубных сцен. Нам, акробатам, такие поездки особенно тяжело достаются — ведь нужны ежедневные многочасовые занятия. И вот наблюдая за репетициями Шуляковского, я с особой остротой поняла, какой ценой доставалось артисту сценическое долголетие.
 
Например, у него был такой трюк: стоя на одной руке, артист балансировал на верхней ступеньке четырехметровой лестницы, ловил кубики, бросаемые партнершей, переходя поочередно с одной руки на другую, и составлял кубики в пирамиду. И таких трюков у Шуляковского было немало:
 
Способности помноженные на труд. Кропотливый, по крупицам, поиск новых трюков, неустанное стремление к совершенству — это всегда отличало работу Анатолия Шуляковского, где бы он ни работал — в цирке, на льду, или, как потом уже, до последнего дня своей жизни — на эстраде.
 
Т. ЛЯЗГИНА, заслуженная артистка РСФСР
 
 


#9 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 20919 сообщений

Отправлено 31 May 2022 - 09:47

Наш "Товарищ цирк"

 

По одной из центральных улиц Свердловска к зданию цирка, не обращая внимания на прохожих, величаво шагала дружная компания: верблюд, лама и собака.
 
Около цирка, задержавшись у щита, на котором было написано: «Объявляется прием в аттракцион «Экзотические животные». Принимаются зебры, осели, верблюды, ламы, пони, страусы, петухи, собаки и другие животные. Приемные экзамены с одиннадцати часов утра на манеже цирка», они направились к служебному входу.
 
Шла видеозапись очередного выпуска передачи «Товарищ цирк». Дрессировщики Любовь и Борис Федотовы рассказали о своей работе, о своих питомцах. Телезрители побывали в гримировочной артистов, на их репетиции, на представлении, заглянули за таинственные кулисы.
 
Телевизионный цикл «Товарищ цирк» родился на Свердловском ТВ вместе с открытием в городе нового, прекрасного цирка. Родился и получил здесь постоянную прописку. «Товарищ цирк» — совместная работа музыкальной редакции Свердловского телевидения и коллектива цирка. С самого начала было решено: в яркой, интересной форме рассказывать об искусстве цирка, готовить творческие портреты мастеров манежа, знакомить телезрителей с творческой молодежью и, конечно же, представлять каждую новую программу, идущую на манеже Свердловского цирка. От рекламы новых программ мы не отказывались. Но хочется отметить, что это не просто перенос цирковых номеров на телеэкран, не трансляция фрагментов циркового представления. От такой практики мы отказались сразу. Показывая на ТВ новые программы, идущие на манеже Свердловского цирка, мы ищем для каждой новый поворот, новые краски. Но иногда даем и традиционные интервью...
 
Интервью с директором цирка Е. Живовым, с руководителями программ и аттракционов. Постоянно информируем о выступлениях артистов советского цирка на международных конкурсах. Ввели мы и телеанонс.
 
Так, готовя последнюю передачу сезона, мы рассказали о новом сезоне, который открывал народный артист РСФСР И. Символоков своей «Водной феерией».
 
В наших передачах мы стремимся познакомить телезрителей с артистами цирка вне манежа, вне представления. С их радостями, поисками, планами. Мы стремимся, чтобы телезрители почувствовали, как долго, порой мучительно рождается трюк, фокус. И какой за этим стоит большой, каждодневный труд. А какими прекрасными рассказчиками, удивительными собеседниками предстали на телеэкране артисты цирка! Надолго запомнились всем встречи с Ю. Никулиным. С интересом слушали телезрители Т. Дурову, С. Черных, Б. Бирюкова, А. Корнилова, В. Белякова, В. Шевченко, представителей цирковой династии Филатовых, Ю. Авьерино, Э. Кио. После этих передач мы получили много благодарных писем в адрес наших гостей — артистов цирка. А многие телезрители открыли для себя цирк просто заново.
 
Чтобы вести постоянный цикл передач об искусстве цирка, прежде всего необходима горячая заинтересованность и студии телевидения и дирекции цирка. У нас это содружество, к счастью, получилось. Сценарий каждой передачи мы обсуждаем совместно с директором цирка Е. Живовым, режиссером Э. Пудлисом, режис-сером-инспектором манежа Р. Алёшевым, руководителями и артистами программ. Обязательно советуемся с работниками технических цехов. Это помогает улучшить сценарий и передачу еще до записи. К этому можно добавить, что редактор передачи «Товарищ цирк» — член художественного совета цирка.
 
Наша передача рассчитана не только на поклонников циркового искусства. Особенно нам хочется привлечь к цирковому искусству молодежь. Посмотрите в зрительный зал цирка. В основном — взрослые и дети. Молодежи гораздо меньше. Мы хотим нашими передачами привлечь молодых к прекрасному искусству цирка. И пусть сначала мы заинтересуем небольшую группу молодых телезрителей, потом их станет больше. Они станут постоянными посетителями цирка, пригласят с собой своих друзей. Ведь цирк подарит им очень много. Разве, посмотрев «Кубанских казаков» Ю. Мерденова, можно остаться равнодушным? Здесь и героика, и романтика, и удаль, и сила, и доброта... Этот номер воспитывает любовь к Родине, патриотизм.
 
В нашем цирке таких номеров немало. Привлечь внимание молодежи к цирковому искусству может и должно телевидение.
 
В цирковом «конвейере» много замечательных мастеров. А широкий зритель мало кого знает. Идет программа в цирке, есть в ней отличные номера, а фамилии исполнителей, к сожалению, зрителям ничего не говорят. И сокрушаются администраторы, что в зале свободные места. Передача о цирке должна пропагандировать этих артистов, знакомить с новыми именами. В программе «Товарищ цирк» мы и стараемся это делать.
 
 
027.jpg
 
Фрагменты телепередачи «Товарищ цирк» Фото С. ЧЕРНЫХ
 
Эквилибристы Л. и В. Шарковы, воздушная гимнастка Л. Самсонова, клоуны В. Камардин и П. Бояринов, коверные Д. Альперов и А. Борисов, «Парад велосипедистов» В. Голубева, молодой клоун-мим А. Пилосян, акробатический ансамбль «Карпаты» под руководством С. Доценко. Нам приятно, что с этими талантливыми артистами мы познакомили телезрителей Свердловской области. Передача «Товарищ цирк» открыла им эти имена.
 
Показывать на телеэкране цирковой номер, не нарушая его режиссерского замысла, очень трудно. И тут многое зависит от опыта всей постановочной телевизионной бригады. А опыт приходит только в работе, только в тесном творческом контакте с работниками цирка.
 
Все эти годы передачу ведет постоянная ведущая, диктор студии телевидения Ирина Никонова. Нередко ее постоянным партнером бывает режиссер-инспектор манежа Равиль Алёшев. И надо отдать должное, что с каждой новой передачей он чувствует себя в этом амплуа все увереннее. Постоянно работают над циклом «Товарищ цирк» ведущий телеоператор Виктор Вернигор, ассистент режиссера Елена Васильева, звукорежиссер Ефим Орух. Очень важно, чтр операторская группа «нащупала» те точки, где ставить камеры, чтобы как можно интереснее фиксировать цирковой спектакль.
 
Четыре года существует передача «Товарищ цирк». И все это время мы стараемся разнообразить наши сценарии. Хочется вспомнить самую первую передачу цикла, называвшуюся «У нас сегодня новоселье». По доброй традиции на новоселье всегда приходят с подарками. И участники передачи не изменили традиции. В тот вечер на манеж выходили артисты Театра музыкальной комедии, певцы, композиторы... И, конечно, их подарки были музыкальные. Все они органично вводились в программу, которая шла на манеже. Школьники города прочитали специально написанные веселые стихотворные строчки. Причем те, кому они были адресованы, сидели среди зрителей. Телекамера очень хорошо зафиксировала их реакцию, их восприятие. Ведь для них это явилось сюрпризом. Стихотворные пожелания были адресованы эквилибристу Станиславу Черных, иллюзионистке Наталии Рубановой, акробату и дрессировщику Венедикту Белякову.
 
Готовя передачу с руководителем аттракциона «Среди львов» Борисом Бирюковым, мы дали возможность телезрителям побывать на репетиции. Б. Бирюков познакомил зрителей со своими питомцами. Делал он это очень симпатично, интересно, с юмором. А творческий вечер А. Корнилова был решен совсем по-другому. Закончилось представление.
Опустел цирк. Звучит песня о цирке. О том, как хорошо после спектакля собраться вместе с друзьями, поговорить, вспомнить многочисленные гастроли, забавные случаи. Освещен только манеж. На нем — удобные кресла. В этот вечер А. Корнилов пригласил всех к себе в гости. Познакомил со своими ассистентами. Зрители встретились и с теми, кого не видят во время представления, с теми, кто ухаживает за животными, помогает в дрессуре. Так телезрители узнали о новых для себя цирковых профессиях. Пришли в этот вечер в гости к А. Корнилову и его старые добрые друзья. Были здесь артисты, композиторы, Артист Театра музыкальной комедии Георгий Энгель, в прошлом известный клоун, вспомнил о первых шагах на манеже известного дрессировщика. Шла беседа, звучали песни о цирке...
 
Одну из наших последних передач мы делали с артистами программы заслуженного артиста РСФСР Эмиля Кио для показа по Центральному телевидению. «Цирк и оперетта» — так мы назвали ее.
 
В те вечера, когда снималась передача, во время представления вместе с артистами цирка выходили на манеж и артисты Театра музыкальной комедии. Причем некоторые из них появились на манеже совершенно неожиданно, благодаря доброму волшебнику Э. Кио. Так на манеже появились героиня оперетты «Цирк зажигает огни» Глория (народная артистка РСФСР Г. Петрова), персонажи «Принцессы цирка» Каролина и Пеликан (народная артистка РСФСР Н. Энгель-Утина и заслуженный работник культуры РСФСР Г. Энгель). А серенаду из оперетты «Сын клоуна» вместе с молодыми артистками театра Л. Бурлаковой и Н. Благиной исполняли клоуны Д. Альперов и А. Борисов. Надо было видеть их на репетиции! С каким упорством, желанием, радостью осваивали они опереточный жанр! Так клоунов, героев оперетты, представили на манеже реальные клоуны.
 
Не отказываемся мы и от такой на первый взгляд старой формы, как викторина. Цирковая телевикторина очень удачно вписалась в наш цикл. Одну-две передачи сезона мы целиком решаем в форме цирковой викторины. Обязательно подводим итоги. Победителей дирекция цирка приглашает на представление. Телевикторина помогает лучше рассказать о цирковом искусстве. Писем от зрителей с ответами приходит много. Это самый приятный результат.
 
Вот строчки из одного письма: «Здравствуйте, уважаемая передача «Товарищ цирк»! Письмо ваше получила, спасибо. Была очень рада узнать, что стала победителем цирковой викторины, и получить приглашение в цирк. Цирк я посетила. И прошу вас передать от моего имени дирекции цирка огромное спасибо за радушный прием. Встретили меня просто на пять с плюсом, Вручили сувенир, подарили программку с автографами артистов, поблагодарили за участие в викторине. Если в передаче «Товарищ цирк» будет вновь проводиться телевикторина, включите в нее вопросы об истории циркового искусства, о первых русских артистах цирка. Они были первыми, а первым всегда трудно. А среди них были замечательные артисты. Всего вам доброго. Е. А. Егунова, слесарь, город Полевской».
 
Это письмо подсказало тему следующей викторины.
За то время, которое передача выходит в эфир, у нас появились и свои песни о цирке. Написали их свердловские авторы — поэт Лев Сорокин и композитор Евгений Щекалев. Они звучат в передачах «Товарищ цирк». Песенку о манеже часто переписывают на свои магнитофоны цирковые артисты, уезжая из Свердловска.
 
В заголовок этих заметок вынесено — «Наш «Товарищ цирк». Самое главное, что он действительно наш. Передача стала своей для ТВ, цирка, телезрителей. Ведь только сообща можно решить проблемы яркого показа цирка на голубом экране.
 
ГЕРМАН БЕЛЕНЬКИЙ, редактор телепередачи «Товарищ цирк» Свердловского телевидения
 
 
 
 
 
 


#10 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 20919 сообщений

Отправлено 01 June 2022 - 08:51

Цирковые давно минувших дней
 
 
030.jpg
 
2-БАРЛЕЙ-2
 
1933 год. Московский цирк на Цветном бульваре. В абсолютной темноте звучит восточная мелодия. Вспыхивают прожектора, освещая центральную часть манежа. На ковре Иван Рузанов и Михаил Варляев — силовые акробаты. На них шелковые шаровары и такие же повязки на головах. Костюмы выгодно подчеркивают обнаженные, великолепно тренированные торсы — подлинный образец силы и красоты.
 
В начале тридцатых годов силовых акробатов было немало. Но Рузанов и Варляев, выступавшие под псевдонимом «2-Барлей», отличались от других акробатических пар необычностью построения номера и оригинальностью трюков. Артисты исполняли не только традиционные трюки — стойки у партнера в руках или на голове. В этом номере «верхний» фиксировал стойки на своем партнере, в то время как тот принимал замысловатые позы. Получалось неожиданное и красивое зрелище.
 
Барлей придумали композицию своего номера таким образом, что, начиная с первого трюка, «верхний» не касался ногами манежа до тех пор, пока не заканчивался весь номер. Получалась одна большая, непрерывная комбинация, составленная из множества сложных трюков. С публикой артисты почти не общались. Комплимент в самом начале и поклон в конце номера. Внимание партнеров было сосредоточено исключительно на исполнении трюков и друг друге. Рузанов каждый раз выходил в стойку только «бланшем», то есть не группировался, держа корпус совершенно прямым. Медленная силовая работа неожиданно заканчивалась невероятно темповой «обмоткой». Варляев вращал вокруг себя Рузанова, все убыстряя и убыстряя темп. Вот последний «виток», поклон и... бурные аплодисменты — самая высокая награда артистам.
 
Когда началась война, Варляев ушел на фронт. И здесь он проявил себя как незаурядная личность. Ему, не имеющему военного образования, за короткий срок присвоили звание майора. Прекрасный артист стал прекрасным командиром. Михаил Варляев, командуя бронепоездом, погиб в 1943 году.
 
Новый акробатический дуэт Клавдии и Ивана Руэановых в годы войны с успехом выступал в составе фронтовой бригады, а затем много лет артисты отдали концертной деятельности на эстраде.
 
Прошли десятилетия, но память наша хранит этих замечательных артистов.
 
ВЕРА — ВЕРОЧКА — ВЕРКА
 
Ее звали Вера Минтек. Правда, Минтек она стала потом, когда вышла замуж. А у нас в Цирковом училище она была Верой Алексеевой. Причем Верой ее звали только педагоги, а мы — Верочкой или Веркой. Надо сказать, что она первой среди девчонок на нашем курсе овладела сложными акробатическими прыжками.
 
Вспоминается нам репетиция — шумит, помогает, кого-то подначивает. Потом сама, под общий крик, разбегается, молнией проносится по манежу в прыжковой комбинации. Теперь подкураживаем ее мы: «Верка, давай! Давай, Верка!». Здесь она — Верка.
 
Вот она на собрании. Слышно только ее. За кого-то заступается, отстаивает чьи-то права, доказывает, спорит до слез. Все знают: она своего добьется. И все восхищаются: «Ай да Верка! Ну и Верка!» А вот она же кого-то успокаивает, делится последним куском, по вечерам играет на гитаре и поет наши любимые романсы и студенческие песни. Здесь она — Верочка. Петь готова для друзей бесконечно. Особенно хорошо получался у нее романс «Утро туманное». Но, как бы ни умоляли, девушка за весь вечер исполняла его только один раз.
 
Закончив Училище, она вышла замуж за артиста Антона Минтека. Стали работать вместе. Началась Отечественная война, Минтек ушел на фронт. В 1944 году он погиб. И вот тут-то Верочка проявила всю свою энергию. Оставшись одна с двумя маленькими детьми, продолжала работать в цирке. Вывела на манеж семилетнюю дочь Белочку и на долгие годы сделала ее своей партнершей в номере «Акробатический этюд». Когда девочка выросла, номер стал особенно интересен. На манеж выходили две женщины. Одна невысокого роста — мать. Вторая высокая — дочь. Они медленно шли по кругу друг другу навстречу. Зрители были полны уверенности, что сейчас, как обычно, высокая будет поднимать маленькую. Но все происходило наоборот. Вера легко поднимала дочь в- сложных акробатических поддержках. Такое и в цирке — редкость. Этот оригинальный дуэт просуществовал двадцать лет.
 
Верочка очень любила жизнь, людей.
Когда в каком-нибудь городе почтальон приносил в цирк письма, то из десяти-двенадцати писем на имя Минтек приходило не меньше пяти. Как бы она не уставала в течение дня от репетиций и выступлений, после представления, ночью садилась и отвечала друзьям.
 
Наша Верочка прожила всего пятьдесят пять лет. Выступая в Ростовском цирке, мы видели Веру Минтек в последний раз. Оставив манеж, она жила теперь в Ростове. И в то же самое время она узнала, что больна грозной болезнью, лечить которую было уже поздно.
 
Верочка похудела, стала еще меньше. Она смотрела на нас испуганными глазами и спрашивала: «Ребята, неужели я помру?» Желая отвлечь ее от навязчивой мысли, мы попросили: «Верочка, спой нам «Утро туманное». Она ответила: «Не могу. Сколько раз пробовала, не могу. Только начну... Видите, вот и сейчас слезы...»
 
Дочь Верочки Бела закончила Государственный Институт театрального искусства имени Луначарского. Работает педагогом в ГУЦЭИ. Всякий раз, встречаясь с ней, мы непременно вспоминаем нашу Веру — Верочку — Верку...
 
ВОРОБЕЙ
 
Обычно кличку Воробей дают человеку маленькому, юркому, ершистому и неуживчивому. Но наш друг, хоть и носил это прозвище, был невероятно широк в плечах, обладал изумительно рельефной мускулатурой, был общителен, добр и отзывчив. Однако было в нем кое-что от воробья. Но об этом потом. Он приехал в 1930 году из Твери. Мы все переживали и волновались — примут ли нас в Цирковое училище? За него не беспокоились — он был подготовлен лучше всех нас. У него было что показать. И все произошло так, как мы и думали. На приемных испытаниях по акробатике Володя Воробьев привел в изумление всю комиссию.
 
Когда его попросили подпрыгнуть как можно выше, Володя подошел к пианино, одним пальцем проиграл «чижик-пыжик» и с места вспрыгнул (нет, не вспрыгнул — вспорхнул!) и мягко опустился на верхнюю крышку пианино... Затем он вышел на середину манежа и без всякой подготовки взлетел вверх, четко сгруппировался и исполнил заднее сальто.
 
Крутка происходила на уровне Володиного роста. Такого высокого сальто нам более никогда не довелось увидеть. Затем он с танцевальной легкостью сделал с места переднее сальто, тоже необыкновенно высокое.
 
Далее по программе шла гимнастика. Воробьев подошел к гимнастическим кольцам и исполнил передний бланш. Он держал его так долго, что кто-то из комиссии крикнул: «Довольно!», но Володя в это время произнес «ап». На эту команду какой-то парень подошел к Воробьеву и положил ему на вытянутые ноги красный кирпич. С кирпичом на ногах юноша продолжал фиксировать бланш еще столько же времени. А что такое переднее равновесие, да еще с кирпичом на ногах — спросите у любого гимнаста.
 
Вскоре известному цирковому артисту, выдающемуся акробату и гимнасту А. Ши-раю мы рассказали о том, как Воробьев прыгал с места на верхнюю крышку пианино. Выслушав нас, Ширай заявил: «Этого не может быть».
 
Несколько лет спустя в Саратовском цирке мы встретили Ширая. Одним из его партнеров в групповом акробатическом номере был Воробьев. На вечернем представлении мы увидели, как Ширай, вместо того чтобы поднять «среднего» и поставить себе на плечи, поворачивался к Володе спиной и тот, не касаясь руками «нижнего», запрыгивал к Шираю на плечи. Заметим, кстати, что рост Ширая равнялся одному метру восьмидесяти двум сантиметрам.
 
Александр Николаевич не раз говорил: «За всю мою многолетнюю работу в цирке лучшими партнерами были Венедикт Беляков и Владимир Воробьев. Это были на редкость сильные, чуткие акробаты и хорошие товарищи».
 
Вернемся, однако, к тому, почему же Владимира называли Воробьем. Дело тут не только в фамилии. Уж очень часто мы видели его прыгающим. Там, где только можно было прыгнуть, он прыгал: через стул, через стол, через барьер манежа, через садовую скамейку, через чугунную ограду на бульваре. Ему это не стоило никаких усилий, доставляло большое удовольствие. Это было для него физической потребностью. Он всегда был в отличной форме, всегда был готов исполнить любой прыжок.
 
Во дворе Циркового училища стояли вагончики, оборудованные нами для жилья. Они стояли друг от друга на большом расстоянии. И если принять во внимание, что вагончики были высотой в три метра и что между ними были в беспорядке свалены старые столы и стулья с торчащими углами и ножками, то можно представить себе трудность и степень риска при исполнении прыжков с одного вагончика на другой.
 
Один наш превосходный акробат-прыгун, посмотрев снизу на прыжки «воробья», взобрался на вагончик, долго топтался на краю крыши и, несмотря на наше усиленное подбадривание и даже «подначки», сконфуженно спустился вниз и честно признался: «Да, братцы, здесь нужен очень большой кураж!»
 
Оставив манеж, Владимир Григорьевич Воробьев несколько лет работал ре-жиссером-тренером в Таджикском цирковом коллективе, там о нем помнят как о хорошем педагоге и добром человеке. А уйдя на пенсию, он вернулся в родной Калинин, где прожил до конца своих дней.
 
 
 
С. КУРЕПОВ, И. ФРИДМАН

 



#11 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 20919 сообщений

Отправлено 07 June 2022 - 08:44

Дрессировщики Юрий и Маргарита Световы

 

Судьба ее определилась, когда ей было чуть больше полугода. Тогда ее отвезли на Птичий рынок. В шумной толчее она приглянулась молодым дрессировщикам Юрию и Маргарите Световым.
 
Они готовили номер, чтобы выступать с ним на эстраде на концертах для детей. Световы купили забавного, мохнатого щенка и дали ему имя Чапа. Среди предков Чапы были чистокровные терьеры, но ее никак нельзя было назвать породистой. Дрессировщиков привлекло в Чапе то, что вызвало бы осуждение у специалистов — прикус, отчего постоянно белел ряд зубов, создавая впечатление добродушной, немного дурашливой улыбки. Для их номера очень подходил улыбающийся пес.
 
Когда Чапа чуть подросла, с ней стали репетировать. Она оказалась способной артисткой.
 
Сценка, в которой участвовала Чапа, не была новинкой, но детворе нравилась, вызывала смех. В ней Чапа освобождалась от ошейника, подбегала к оставленной хозяином тарелке, хватала с нее кусок колбасы и снова просовывала морду в ошейник. Затем хозяин оставлял сторожа — игрушечную собаку. Чапа сажала ее на пустую тарелку. Вот, мол, кто все слопал. Артистичность Чапы проявлялась в том, что, когда дрессировщик был на сцене, она изображала полное равнодушие к лакомствам на тарелке, даже головы в ту сторону не поворачивала. Это делало сценку весьма забавной. Зрители, в основном дети, смеялись, хлопали в ладоши. Хозяева хвалили, ласкали Чапу.
 
Минуло одиннадцать лет с той поры, как забавным щенком Чапа появилась у Световых. Их самих считали еще молодыми артистами, а вот Чапа достигла преклонного собачьего возраста. Пополнела, отяжелела. По ходу номера ее выносили на сцену в специальном чемодане. Она забиралась в него через маленькую дверцу сбоку, тут же внутри поворачивалась и оказывалась мордой к выходу, чтобы быстро выскочить в нужный момент. С годами ей становилось все труднее разворачиваться там.
 
Однажды, войдя в чемодан, она тут же, пятясь, выбралась из него.
 
— Чапа? Чапа, что такое?
 
Чапа бестолково крутилась, а затем стала втискиваться в чемодан задом, и сразу оказалась мордой к дверце. После этого каждый раз она забиралась в чемодан таким странным образом — пятясь.
 
Излишняя полнота — еще полбеды. Но Чапа стала рассеянной. Рассеянность ее проявлялась на сцене. Артисты еще не выставили сторожа-игрушку, а она начинала искать ее, чтобы посадить на тарелку, не найдя, нервничала. Дрессировщики поняли, что нагрузки на психику, на интеллект животного слишком большие, надо облегчить ей жизнь. Световы стали готовить замену, репетировать с черным пуделем Чуком.
 
Настал день, когда на эстраду для участия в сценке выбежал Чук. Чапа осталась за кулисами у ног хозяйки. Видя, что происходит на эстраде, Чапа вся напряглась, ее стала бить мелкая дрожь, она то припадала к полу в полном отчаянии, то резко вскакивала, будто собиралась ринуться вперед.
 
В следующей сценке Чапа участвовала по-прежнему. Ее впрягали в тележку, и она катала белого пуделя Гека. Чапе эта роль не нравилась — считала несправедливым, что она, старожил в семье дрессировщиков, ветеран сцены, вынуждена возить полуобученного новичка. Обычно, не пробежав и одного круга, освобождалась от упряжки. На этот раз Чапа проворно впряглась в тележку, провезла ее один круг, затем второй. Хватит! Не обращая внимания на сигналы хозяев, Чапа везла и третий круг, как бы желая доказать, что есть у нее силы, рано отстранять ее от выступлений.
 
Это умилило дрессировщиков, но они прекрасно понимали — Чапе нужен отдых. Наступило лето, время концертов в пионерских лагерях, а значит, ежедневные утомительные переезды, нарушение режима. Решили предоставить Чапе отпуск. Ее повезли на дачу к отцу Маргариты.
 
Ехали долго. Наконец машина остановилась. По деревянным ступеням Чапу ввели в незнакомый дом. На дощатом полу постелили коврик.
 
— Ложись, отдыхай!
 
Вокруг нее все было чужое, незнакомые запахи постоянно напоминали, что она вырвана из привычного мира. Терялся смысл существования. Поставили еду, Чапа не прикоснулась к ней. И на следующий день и на третий она ничего не ела. Отец Маргариты все думал, как объяснить Чапе, что пребывание на даче временное, что для нее устроили своеобразный санаторий.
 
Он был артистом, и это помогло ему понять состояние Чапы, найти способ вернуть ей интерес к жизни. Он принял деловой вид, внимательно посмотрел на собаку. Чапа насторожилась. Старый артист строго приказал ей сесть. Затем начал отдавать команду за командой. И Чапа прыгала через барьер, вставала на задние лапы, снова садилась. После занятий у нее появился аппетит.
 
Через день снова репетиции. Эти уроки убедили Чапу, что на нее не махнули рукой. Она уже не отказывалась от еды, стала нормально спать.
 
Через месяц хозяева приехали за Чапой. Она снова оказалась в компании своих партнеров. Вот чемодан с маленькой дверцей, в которую ей стало так не просто забираться. А там — привычные сборы на концерт. На поводке белый и черный пудели — Чук и Гек. Чапа, как обычно, без поводка, бежит, не отставая ни на шаг.
В гардеробной ей велено спокойно сидеть в углу. Но какое может быть спокойствие перед выходом на сцену. Чапа вскакивает, прислушивается.
 
— Пошли!
 
По узкому пустому коридору идут туда, откуда доносится музыка, — к сцене. К сцене, с которой так трудно расстаться настоящей артистке, даже если это всего лишь беспородная собака...
 
В. КИРИЛЛОВ

  • Статуй это нравится

#12 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 20919 сообщений

Отправлено 08 June 2022 - 08:58

Легко и свободно
 
Когда утром в понедельник Николай Иванович вел сына в детский сад, ему в голову не приходило, какие его ждут впереди испытания.
 
— Надеюсь, вы помните, что скоро у нас праздник, посвященный 8-му марта? — спросила его воспитательница Кира Семеновна.
 
— Да, помню, — ответил Николай Иванович, хотя, сказать по совести, забыл напрочь.
 
— Так вот, у нас будет детский концерт, а потом нужно кому-то выступить от родителей. В прошлый раз мама Светы Ивановой выступала. На Новый год папа Коли Синицына, а теперь придется, наверное, вам..,
 
— А как это — выступать? — Не понял Николай Иванович. — Доклад сделать?
 
— Ну что вы, зачем детям доклад. В концерте выступить, ну спеть, сплясать — позабавить малышей. Вы что умеете?
 
— Я... Я это... ничего. В шахматы вот разве... — пробормотал Николай Иванович, пронзительно жалея, что не жена, а он повел сына сегодня в сад.
 
— Как же так, — удивилась воспитательница, — взрослый человек — и ничего не умеете?! У других детей родители и на музыкальных инструментах играют и... вообще, а вы!..
 
Николай Иванович случайно глянул на сына, и сердце его сжалось — ребенок так переживал за своего неумелого папу, что на него было больно смотреть.
 
— Ну ладно, ладно, я согласен, — поспешно согласился он. — Что-нибудь придумаю...
 
Вернувшись вечером с работы, Николай Иванович погрузился в трудные размышления: чем бы порадовать малышей? Но ничего путного на ум не приходило.
 
— Ну что ты мучаешься, — пришла на помощь жена. — Придумай им загадки, какие обычно массовики-затейники детям загадывают, а те хором отвечают. Только придумай с уклоном в женский день и в детский сад, ну, например: кто вас кормит вкусной кашей, ну, конечно, тетя... а они пускай отвечают: Маша! Понял?
 
Николай Иванович принялся за работу и довольно скоро сотворил первое стихотворное произведение. Следом легко и изящно родилось второе, а третье и четвертое выпорхнули из-под пера, как птички.
 
В детский сад на праздник он шел с уверенностью популярного артиста, привыкшего свободно покорять любую публику.
 
Начался концерт. Нарядные, притихшие детки, волнуясь, читали стихи, пели, танцевали. Растроганные родители хлопали в ладоши. А затем Кира Семеновна объявила:
 
— А сейчас от имени родителей выступит Николай Иванович Киселев!
Николай Иванович вышел,вперед, развернул листок с загадками, откашлялся и продекламировал:
 
— В славный день 8-го марта шел я мимо зоопарка и увидел в клетке ламу, кого поздравить нужно?...
 
Он сделал паузу и вопросительно поглядел на детей. Дети в ответ внимательно посмотрели на него и вдруг разом закричали:
 
— В зоопарк хотим! Хотим в зоопарк!
 
— Тише! Тише! — засуетилась, забегала среди них Кира Семеновна. — Сейчас зоопарк закрыт!..
 
— А дядя видел! А дядя говорит!.. — не унимались малыши.
 
Наконец, порядок был восстановлен. Красная, уморенная Кира Семеновна отошла в сторонку и сделала Николаю Ивановичу знак продолжать. Он откашлялся и осевшим от волнения голосом зачитал следующую загадку:
 
— Если страшный пес Барбос тяпнет мальчика за нос, кто помажет йодом рану, ну, конечно, это?...
 
Он сделал вопросительную паузу в надежде услышать в ответ «мама», но глаза у детей неожиданно набухли слезами, одна девочка всхлипнула: «Мальчика жалко!» И все зарыдали.
 
— Митя! Петя! Люся! Успокойтесь! — кричали родители.
 
— Дети, внимание — всем не плакать! — командовала Кира Семеновна. — Мальчику было не больно! Они с этой собачкой потом подружились!
 
— А... не больно, а йодом?! — сквозь слезы проговорил мальчик с поцарапанным носом.
 
— Это был не йод, а просто такая вода коричневенькая! — кричала Кира Семеновна. — Внимание: все успокоились!..
 
— Это, дети, игра такая — загадки, — стал объяснять Николай Иванович. — Я вам вот говорю, а вы должны в рифму отгадывать, чтоб складно получалось. Понятно? Вот слушайте новую загадку: в день торжественный весенний мы растроганы до слез, и в руках у нас желтеет много свеженьких... Ну, в рифму!..
 
— Заноз! — дружно грянули детишки.
 
И тут поднялся невообразимый шум.
 
— Петя! Вера! Коля! Ната! — кричали родители. — Что с тобой, деточка?! Где ты занозил ручку?!
 
— Мимоз! Мимоз, надо отвечать! — перекрывая гомон, отчаянно надрывался Николай Иванович, но его никто уже не слушал, и никто не обращал на него внимания.
 
С тех пор Николай Иванович внимательно следит за творчеством эстрадных драматургов, но сам писать и выступать отказывается наотрез, даже на семейных торжествах.
 
В. Коклюшкин

  • Статуй это нравится





Темы с аналогичным тегами Советская эстрада и цирк.

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных

  Яндекс цитирования