Перейти к содержимому

Зоопараноики обломались. В новом Законе нет и намека на запрет цирков с животными
подробнее
Глава «Росгосцирка» Владимир Шемякин дал интервью сайту русциркус
подробнее
В Мексике отменили запрет на использование животных в цирке
подробнее

Фотография

Журнал Советская эстрада и цирк. Июль 1978 г.

Советский цирк Советский цирк Июль 1978 Советская эстрада и цирк

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 5

#1 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 18 658 сообщений

Отправлено 18 Ноябрь 2019 - 16:59

Журнал Советская эстрада и цирк. Июль 1978 г.

Прикрепленные изображения

  • 0.jpg
  • 1.jpg
  • 2.jpg
  • 3.jpg
  • 4.jpg
  • 5.jpg
  • 6.jpg
  • 7.jpg
  • 8.jpg
  • 9.jpg
  • 10.jpg
  • 11.jpg
  • 12.jpg
  • 13.jpg
  • 14.jpg
  • 15.jpg
  • 16.jpg
  • 17.jpg
  • 18.jpg
  • 19.jpg
  • 20.jpg
  • 21.jpg
  • 22.jpg
  • 23.jpg
  • 24.jpg
  • 25.jpg
  • 26.jpg
  • 27.jpg
  • 28.jpg
  • 29.jpg
  • 30.jpg
  • 31.jpg
  • 32.jpg
  • 33.jpg
  • конец обложки.jpg
  • начало обложки.jpg


#2 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 18 658 сообщений

Отправлено 18 Ноябрь 2019 - 17:45

О Эльвине Михайловне Подчерниковой

 

На манеж ее внесли не руках. Публики не было — шла дневная репетиция. И лица случившихся здесь мастеров, увидевших, как бережно и неумело их товарищ держит конверт, расцвели улыбками.

 

Кто-то с любопытством взглянул на кроху, кто-то, склонившись, ласково пошутил: «Итак, мы начинаем!» А кто-то, не прерывая дела, издали крикнул: «Миша! С тебя причитается!»

Обычная вещь — у артиста цирка родилась дочка. Скоро — а дети артистов цирка растут как-то особенно быстро, может, оттого, что рано входят в круг дел и забот родителей, — скоро девочка уже десятки раз в день пересекала манеж во всех направлениях, знала каждый его сантиметр.

Ей, как и почти всем цирковым детям, была с рождения назначена дорога в жизнь. Однако среди сверстников и даже более старших ребят взрослые быстро ее выделили. И, еще не зная, что она будет конкретно делать, уверенно говорили: «Ну, это у нас артистка!» Очень подвижная, переимчивая, быстро схватывающая все на лету, она обладала той врожденной пластикой, что столь ценится на манеже, где каждый жест, каждое движение, если можно так выразиться, — на вес образа.

К тому же ей повезло. Как обретают мастерство, особенно такие неотъемлемые части его, как вкус и чувство стиля, те. кто на манеже с детства? Нетрудно понять: в цирковой повседневности, в череде творческих будней, где идет равнение на лучшие образцы, на те номера и трюки, что имеют наибольший успех у публики. Вместе с тем происходит, вольно или невольно, накопление некого арсенала ремесленных, «самоигральных» приемов, с помощью которых даже при невысоком мастерстве можно «выжимать» аплодисменты у зрителей и считать, что в твоей творческой судьбе все а порядке.

Потому-то, ох как важно, какое воспитание ты получил с самых первых шагов в искусстве. Вот маленькой Эльвине повезло. Ее отношение к делу и вкус с детства формировались под художественным воздействием номеров родителей, их отношения к искусству и понимания его. Отец Эльвины — Михаил Подчерников (или по афише Эльворти), создатель и руководитель номера «Воздушный полет», — был ревнителем чистоты жанра в его классическом виде, полагал, что подобный номер должен рождать у зрителей чувства возвышенные и гордые, а потому красота, строгость и точность меры здесь превыше всего. Что может быть красивей и романтичней парящего в подкупольном пространстве гимнаста? — как бы вопрошал он своей работой оппонентов, тех, кто придерживался иной точки зрения. А надо сказать, в ту пору было несколько воздушных номеров, причем очень хороших и имевших большой успех у зрителей, где комик являлся фигурой центральной, где все строилось с акцентом на его кунштюки. Но Михаила Подчерникова не обольстил этот успех. Он шел своим путем. И на этом пути надежным союзником стала ему жена и партнерша Нина Подчерникова. Человек музыкально образованный, всерьез интересующийся искусством, страстный книгочей, она внесла в номер ту атмосферу высокой культуры и вкус, которые как нельзя более соответствовали избранному направлению и стилю.

И когда много лет спустя Михаил и Нина Подчерниковы получили у известного дрессировщика Бориса Эдера группу белых медведей, в сущности, готовый номер, они и в этом случае предприняли попытку собственного решения подачи аттракциона — решения, близкого их вкусу. С этой целью они во многом изменили реквизит, костюмы, сияли часть старых трюков, ввели ряд новых. Естественно, была найдена и своя манера поведения, отвечающая стилю номера и актерской индивидуальности дрессировщиков. (В скобках заметим: фотография тех лет запечатлела — Нина Андреевна танцует на манеже с одним из своих питомцев. Заметим и запомним.) В общем, Подчерниковы с присущей им увлеченностью и ответственностью принялись за новое дело.

И тут у них появилась юная помощница — подросшая Эльвина, официально именовавшаяся теперь ассистенткой.

И хотя было ей только пятнадцать лет, ее не требовалось приучать к делу в обычном понимании: заставлять что-то исполнить, напоминать о чем-то, проследить, чтобы она не забыла и не упустила важного. Любознательная, вникающая буквально в каждую малость, она внесла в аттракцион такую энергию, такое неуемное желание во всем принять непосредственное участие, что Михаил Подчерников, глядя, как дочка радостно и умело занимается то одним, то другим, без устали откликаясь на любую заботу, ласково улыбаясь, говорил: «Вот заводная девчонка!»

А для нее, в самом деле, было важно абсолютно все. Ее интересовали но только сами медведи и дрессировка. Но и рацион их питания и как готовится еда, как лечить медведей и как ухаживать за ними. Как поставить их клетки за кулисами и как расположить бассейн, в котором они купаются. Как делается реквизит и как создаются сценические костюмы. Как устроен механизм шумового сопровождения аттракциона, имитирующий завывание вьюги (кстати, управляла им она, одновременно читая стихи), и как подбирается музыка... Заглядывала Эльвина и в »медвежьи» дневники, которые вела мама.., И уж кто из выросших в цирке, каким бы жанром он ни занимался, не имеет хотя бы зачатки акробатической подготовки? Немалые успехи делала Эльвина и у балетного станка...

Словом, когда Эльвина Подчерникова в 1953 году приступила к самостоятельной работе с группой бурых медведей, она многое уже умела, понимала. А главное, знала, что почет, каким путем пойдет.

И здесь следует сказать вот о чем. В последнее время манеж наш буквально заполонили медведи. Причем, даже в номера с другими животными без всякой на то художественной необходимости вводится медведь. Возник зданий медвежий бум. И если управление цирками не возьмет в свои руки, простите за каламбур, управление возникшей ситуацией к не притормозит стремление слишком ретивых любителей идти по проторенным дорожкам, то очень скоро, думается мне, все кончится тем, что умное животное просто перестанет интересовать. Тем более, что лишь часть вновь созданных номеров — а их уже сорок! — в лучшем случае отличаются друг от друга только трюковым репертуаром. А этого слишком мало для искусства. Непременно нужны оригинальный художественный замысел и в соответствии с ним умение дрессировщика создавать определенный образ. Это и должно быть критерием при рассмотрении творческих заявок. Ведь дрессировщик не просто демонстратор трюков с животными, а артист. и притом главный, в тех спектаклях, которые он разыгрывает со своими питомцами.

В этом еще раз с полной очевидностью убеждаешься, когда на манеже Эльвина Подчерникова. Казалось бы, зрители всецело увлечены милыми и забавными мишками, тем, что они вытворяют, и лишь боковым зрением держат дрессировщицу. А когда покидают цирк после представления, то оказывается, уносят в памяти яркий образ обаятельной женщины. Им отчетливо помнится ее облик, такой простой в своей открытости и в то же время исполненный изящества и грации, ее руки, время от времени дружески и ласково прикасающиеся к четвероногим партнерам, ее улыбка, о которой, если бы автор этих строк не был мужчиной и не боялся показаться сентиментальным, можно было бы сказать многое. Во всяком случае, когда на манеже Эльвина Подчерникова, прожектора можно убирать — светло... Ну, а если серьезно, то вот что замечательно. Какой бы медвежий трюк ни припоминал потом зритель, тотчас же рядом возникает перед глазами вся в движении, но в нерасторжимой связи со своими питомцами фигура дрессировщицы.

Не случайно это, не просто так получается. Задумано так было.

Конечно, не сразу все пришло, не сразу обрело нынешний художественно завершенный вид. Цирковой номер создается, оттачивается и шлифуется годами. Тем более такой многосложный аттракцион. Но фактически с первых же самостоятельных шагов Подчерникова знала, повторяю, что хочет. Замысливая номер в определенном стиле, она не только подбирала костюмы, реквизит, готовила трюки с медведями, но и отыскивала манеру поведения, свое место среди четвероногих партнеров, мысленно проигрывая с ними каждый трюк, каждую мизансцену.

А задумала она номер в русском национальном стиле. Что может быть органичней, верней, естественней для подачи такого животного, как медведь, думается нам сегодня? А в ту пору нашлось немало специалистов, которые отговаривали ее: будет, мол, скучно, все потонет в театрализации. Потребуется обыгрывать национальные атрибуты, а это затянет действие. Цирк не театр, здесь темп решает многое. Но Эльвина, если и не понимала еще тогда до конца, то интуитивно чувствовала, что ключ не в этих атрибутах и аксессуарах. Главное — в ней самой, в ее образе и облике. Она сама, если можно так выразиться, должна аккумулировать русский национальный стиль и дух. Что же касается национальных атрибутов и этнографических деталей, то это — лишь легким намеком. В ной самой... Она-то как раз любила и прекрасно чувствовала народное искусство, стихию русского танца с его богатейшей гаммой чувств, красок и ритмов.

Вот танец все и решил. Помните ту упомянутую фотографию более тридцатилетием давности: Нина Андреевна Подчерникова танцует с белым медведем? Ниточка протянулась. Но если там это только фрагмент, эпизод в номере, то у Эльвины танец стал основой пластического решения обреза. Все пришло в движение и асе объединилось. И теперь каждый медвежий трюк был не сам по себе, а как бы включался в атмосферу спектакля. Это потребовало от дрессировщицы строгого отбора трюков. От многих и очень хороших, создаваемых, казалось бы, в соответствии со стилем номера, пришлось отказываться. Нет, не подошли. Столько трудов пропало даром. Что ж поделаешь. Художественность должна быть выше соблазна показать, как ты можешь выдрессировать животное, каким трюкам его научить, убеждена Подчерникова.

Однажды она создала такую сценку. Выходят на задних лапах два медведя, неся в передних свернутый коврик. Дойдя до середины манежа, они раскатывают его. Затем один из медведей делает на нем стойку на голове или, как в цирке говорят копфштейн. Потом они кланяются, деловито скатывают коврик и степенно удаляются — уличные акробаты.

И эта прелестная сценка была решительно снята дрессировщицей, так как что-то нарушало в художественной цельности номера именно о сегодняшнем его виде. Помню как-то недавно известный режиссер цирка после спектакля зашел к Подчерниковой и, похвалив работу, сказав много приятного, предложил ей трюк для медведя. Она поблагодарила и решительно отказалась. Неплохой сам по себе, трюк этот не соответствовал, по ее разумению, стилю номера. А раз так — двух решений быть не может.

Я все говорил, чем жертвует артистка, какие потери сознательно несет, чтобы не нарушить стиль и единство номера. А вот чтобы понять, как Подчерникова работает над художественностью своего аттракциона, как образно умеет мыслить трюками, приводу такой небольшой пример. В малом, как известно, подчас многое открывается.

На манеже поставлены один за другим металлические барьерчики. Подходит большой медведь и на задних лапах начинает через них легко перепрыгивать. А затем появляется совсем крошечный медвежонок, которому эти барьерчики чуть ли не по шейку, и усердно перелезает через каждый из них. Конечно, Подчерникова могла бы, чтобы сыграть всего лишь на простом контрасте, поставить хоть и маленького, однако более взрослого медвежонка, который тоже перепрыгивал бы через барьерчики. И было бы по-своему хорошо. Но именно такой кроха своим желанием сделать, как «взрослые», и невозможностью еще это совершить, вносит в аттракцион то, что и хотела дрессировщица, — какую-то особую теплоту.

Только один штрих. А как о многом он говорит. Вдумчиво и талантливо работает Эльвина Подчерникова. И притом на главном направлении. Время простой демонстрации дрессированных животных ушло. Цирк, оставаясь цирком, осваивает новые средства художественной выразительности во всех жанрах, в том числе и в дрессировке. Творчество Подчерниковой — один из примеров плодотворных поисков на этом пути.

Я сознательно здесь не рассказывал и не описывал, что делают четвероногие партнеры артистки: аттракцион «Забавные медведи» хорошо известен. Подчерникова объездила с мим чуть ли не всю нашу страну и многие страны мира. Отмечу только, что ее медведи всесторонние артисты: они канатоходцы, эквилибристы, акробаты, прыгуны, гимнасты на турниках, танцоры. Да и просто веселые ребята с отменным чувством юмора. Пошли, наверное, о хозяйку.

Но вот если прийти к ней за кулисы и побыть там только один день, то, право же, удивишься, как еще у нее хватает сил на шутку, хорошее настроение. Несмотря на то, что у нее превосходный помощник — муж Вилли Асмус, который сам к тому же руководит номером велофигуристов, несмотря на это, ей приходится решать десятки вопросов в день. Вопросов, связанных не только с работой собственного аттракциона. Ведь Эльвина Михайловна еще и художественный руководитель целого коллектива. А каждый номер, естественно, имеет свои проблемы и заботы. И к ней идут за советом, решением, помощью. К тому же коллектив не просто конгломерат номеров, а единое художественное целое, где идет серьезная творческая работа, готовятся и ставятся спектакли, в которых Подчерникова принимает самое непосредственное участие и как режиссер и как артистка.

К слову сказать, она любит и умеет читать стихи. Эта любовь у нее с детства... Перед самой войной в Московском зоопарке на конкурсе-викторине она. 12-летняя девочка, читала знаменитую поэму Эдуарда Багрицкого «Смерть пионерки» и выиграла приз — попугая. Но когда принесла домой закрытую коробочку с дырками, вместо экзотического красавца там оказался щегол. Тот, склонив голову, дружелюбно взглянул на нес и тут же пошел к протянутой руке.

Хороший характер и сообразительность стоят яркого оперения, решила девочка. Щегол стал дома всеобщим любимцем и жил у них долго... вот и теперь, если надо выразительно прочесть стихи с манежа и так, чтобы донести их до самых верхних рядов, это поручается ей. Ее слушать будут.

Как-то к Подчерниковой пришел корреспондент местной газеты, готовившей материал к 8 Марта, и сказал, что он задает три вопроса известным женщинам этого города и просит ее в качестве гостьи тоже ответить на них. Третий вопрос был шуточный: «Хотели бы вы стать мужчиной?»

Подчерникова ответила со свойственной ей быстротой и юмором: «Я хотела бы хоть на один день стать женщиной!»

Да, этой обаятельной женщине очень часто приходится испытывать чисто мужские перегрузки. Но она ни за что и ни на что не променяет свою жизнь, полную забот и творчества. Жизнь, которой она добилась признания своего пути в искусстве.

Заслуженная артистка РСФСР Эльвина Михайловна Подчерникова — мастер цирка. К ее советам прислушиваются, ее мнение ценят. Но каждый вечер а половине двенадцатого, возвращаясь из цирка домой, она звонит Михаилу Дмитриевичу и Нине Андреевне, рассказывает, как прошел день, делится впечатлениями, внимательно выслушивает советы. Потому что, каких бы успехов ты ни добился, творческий и жизненный опыт старых мастеров — бесценен.

Полвека Нина Андреевна и Михаил Дмитриевич Эльворти вместе. И столько же они связаны с цирком. И связь эта не прерывается: она в их дочери и сыне, в их внуке. Подрастает и правнук, вполне самостоятельный мужчина почти двух лег. Пока он с успехом осваивает бабушкину грим-уборную. И не так уж далек день, когда путь его проляжет на манеж — ведь дети цирка растут особенно быстро.


АНАТОЛИЙ ГУРОВИЧ



#3 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 18 658 сообщений

Отправлено 19 Ноябрь 2019 - 10:35

«Зооцирк»

Тринадцать миллионов зрителем! Таков главный итог прошлогодней работы передвижных зооцирков Всесоюзного объединения Союзгосцирк.
 

На славу потрудились пятьсот работников этих тринадцати весьма скромных предприятий, о которых годами не упоминается в печати. Для того чтобы упоминать, нужно по меньшей мере хотя бы знать, как именовать данные предприятия. А вот это как раз и неизвестно. В рекламе и на фасадных вывесках давно уже нет названия «Зооцирк». Его заменило слово «Зверинец».

Начальник отдела эксплуатации передвижных предприятий Ф. Михайлов говорит: «Никаких зооцирков у нас фактически нет, а есть простые зверинцы. Они хорошо работают и без дрессуры, поэтому и незачем поднимать этот вопроса.

Но ведь официально называются-то они все же зооцирками. Почему?

НЕМНОГО ИСТОРИИ

Весной 1957 года, переименовывая передвижные зоовыставки в зооцирки и переводя их на новые штатные расписания. руководство Союзгосцирка предполагало, что показ массовому зрителю дрессированных животных будет способствовать популяризации этого жанра, развитию, особенно у детей и молодежи, еще большей любви к «братьям нашим меньшим».

Было стремление и к возрождению старого обычая — подготовки в зверинцах некоторых номеров с животными. Ведь так начинали свою творческую деятельность многие артисты-дрессировщики, и среди них Ю. Дуров, А. Корнилов, В. Филатов, И. Рубан, Г. Борисов, И. Кудрявцев...

Наконец, сыграло свою роль и то обстоятельство, что предназначение зооцирков более соответствует задачам системы Союзгосцирка, чем обычная просветительская деятельность зоовыставок.

Вскоре после переименования администрация некоторых зооцирков перестроила работу своих предприятий и наряду с демонстрацией животных начала показ цирковых номеров. Дело это оказалось хотя и интересным, но весьма беспокойным, повлекло за собой большие заботы и всяческие неурядицы.

И поэтому, видя, что их коллег, которые не спешили заняться нововведениями, никто не торопит и не упрекает в пассивности, директора, уже успевшие перестроить свою работу, стали постепенно отходить от хлопотливой цирковой деятельности. Через три-четыре года после переименования все зооцирки стали опять простыми зверинцами.

К этому времени началось оснащение передвижных предприятий автотранспортом. Почти все зооцирки превратились в автозооцирки, обрели отличную подвижность. Жить стало гораздо лучше и веселее. Планы теперь выполнялись и без показа номеров. Больше этот вопрос никого не беспокоил. А официальное название «Зооцирк», или, точнее, «Зоологический цирк», так и осталось. Ведь иначе эти чисто просветительские учреждения были бы уж совсем чужеродным телом в Союзгосцирке. Так пусть хоть наименование остается цирковым...

Ну, а то, что работа с цирковыми номерами — дело несомненно хлопотное, испытал и автор этой статьи, будучи в 1957—1958 годах директором Зооцирка № 3.

Мы не имели никакого опыта и начали с того, что в углу зверинца установили высокий помост. В Пятигорске на этой эстраде стал выступать направленный к нам клоун с дрессированными собачками — Павел Шарапов (Шарапчик).

В первое же воскресенье зооцирк был так забит тысячами посетителей, ожидавших вторичных выступлений полюбившегося им Шарапчика, что пришлось кассы закрыть, а выпустить этих зрителей на улицу мы сумели, лишь разобрав часть щитового ограждения. Радовался только один Шарапчик, утверждавший, что много лет он ие имел такого бурного успеха.

И эти ежедневные треволнения продолжались. А тут еще слоновожатые Семен Бордии и Борис Маркаускас пришли с просьбой разрешить им выступать с бывшей цирковой «артисткой» — слонихой Могли. Оказывается, они по утрам репетировали с Могли и умудрились в какой-то мере восстановить ее прежний репертуар.

включили в «программу» и номер «Дрессированный слон». Могли с большой охотой демонстрировала свои артистические способности. Нам же стало жить еще беспокойнее, особенно по воскресеньям. Зрители ждали последующих представлений и часами не выходили из зооцирка.

Вскоре с Ялтинской киностудии прибыл молодой дрессировщик Михаил Симонов с пятью медведями. Положение еще более осложнилось. Нам стало ясно, что показ номеров возможен только на отдельной, отгороженной от основной территории площадке с входом непосредственно из зверинца, а выходом прямо на улицу, дабы зритель после представления не мог вернуться обратно.

Вот когда соорудили разборный манеж, отгородили его от основной территории и стали показывать две маленькие «программы», чередуя их через полтора часа, дело пошло на лад. Мы заслужили такую популярность, что ухитрялись работать в одном городе по полтора месяца — вдвое дольше обычного.

Это объяснялось и большим интересом к нашим маленьким представлениям и, безусловно, тем, что для просмотра обеих «программ» надо было дважды посещать зооцирк.

Конечно, посетители зооцирка и не ожидали увидеть здесь знаменитых артистов и какой-нибудь известный аттракцион. Наш зритель был благодарен и за показ самого процесса дрессировки, и за номера еще сырые, репетиционные, или, наоборот, старые, много лет отработавшие в цирке, как, например, тот же Шарапчик с его собачками.

В 1958 году Зооцирк № 3 занял первое место и по сборам и по прибылям. А чем это закончилось — рассказано выше.

ВЕЧНЫЕ СТРАННИКИ

В последние годы зооцирки-зверинцы внедрились в «глубинку». Обслуживают они и небольшие городе, и сельские районные центры. Зооцирк № 6 я застал а кубанском райцентре Лабинске. Много зрителей с неподдельным интересом толпилось у клеток-вагончиков, шумела детвора, возбужденная редким зрелищем.

Дружный коллектив, возглавляемый директором А. Лавровым, обеспечивает хорошее состояние животных и автотранспорте, всего за одни сутки совершает переезд из одного города о другой.

Мне, несколько лет не бывавшему в этом зооцирке, прежде всего бросились в глаза значительные улучшения условий жизни сотрудников, явное повышение их материального благополучия.

Но состав животных за последние годы, к сожалению, не изменился в лучшую сторону. Почти не осталось копытных, совсем не представлены пресмыкающиеся, мало обезьян, нет попугаев.

Несколько лучше положение в Зооцирке № 13, где виды животных более разнообразны. Имеются и совсем редкостные, такие, как галапагосская слоновая черепаха, голубой тибетский медведь, красные волки. Больше обезьян и копытных, есть крупный удав. Животные выглядят еще упитаннее и веселее, ведь они всю зиму отдыхали на базе в Днепропетровске.

Мне довелось беседовать со многими директорами и сотрудниками зооцирков. Все они утверждают, что самая большая их трудность — сильная текучесть кадров, и кроется она прежде всего в недостатке зимних баз.

За последние годы советский цирк завоевал авторитет и признание во всем мире. Во многих городах нашей страны, даже а тех, «суда до этого не всегда заезжали передвижные цирки, сейчас выросли цирки-дворцы. А у зооцирков только три зимние базы, и все они на юге: в Днепропетровске, Краснодаре и Таганроге. Это сужает радиусы действий эооцирков, вызывает у них тяготение к южным районам, отражается и на стабильности коллективов.

Многие годы и лето и зиму работники зооцирков все время в пути. А ведь у некоторых есть дети школьного возраста. Да и должна же быть когда-нибудь передышка от утомительных переездов!

Сейчас автозооцирки переезжают почти еженедельно. В прошлом году они обслужили триста семьдесят городов. Зооцирк № 12 переезжал сорок девять раз, Зооцирк № 3 — сорок четыре. И так все, за малым исключением.

Но ведь можно было бы вечным странникам постоять в городе и подольше. Для этого-то как раз и нужен показ номеров. В «глубинке», в городах, где никогда не бывало цирке, это нововведение вдвое увеличило бы срок работы, в сколько еще радости принесло бы зрителям, особенно детворе! Ради этого стоит, повесив теперь уже вывеску Зооцирк, начать проводить беспокойные цирковые мероприятия.

Прежде чем писать эту статью, я говорил с ответственными работниками Союзгосцирка, от которых зависит деятельность зооцирков. Мне надо было выяснить их отношение к этим проблемам.

Оказалось, что в вопросе о необходимости новых зимних баз все единодушно «за». Назывались даже города, наиболее подходящие для размещения и зимней эксплуатации баз, не имеющие своих зоопарков, такие, как Минск, Горький, Донецк, Челябинск. Желателен один город поближе к Москве, предпочтительно Ярославль.

Наличие уже шести-семи баз (включая и три существующие) позволило бы раз в два года давать отдых от бесконечных переездов каждому зооцирку, создало бы условия для ремонта и подготовки к следующему сезону.

Кроме того, размещение зимних баз в средней географической полосе дало бы возможность обслуживать северные районы без длительных весенних и осенних переездов.

ЗООЦИРК — «ПРОТИВНИКИ» И «СТОРОННИКИ»

Если в вопросе о необходимости зимних баз было полное единодушие, то вторая проблема — демонстрация в зооцирках номеров с дрессированными животными — сразу же нашла и сторонников и, если так можно выразиться, противников.

Начальник отдела, ведающего зооцирками, Филипп Яковлевич Михайлов приводит два довода против. Во-первых, он опасается, что новые мероприятия сократят пропускную способность зооцирков и это может отразиться на выполнении финансового плана, а во-вторых, предвидит осложнения по технике безопасности. Какие осложнения, Филипп Яковлевич не уточняет, но, вероятно, имеет а виду, что номера будут исполняться на той же площадке, где проводится и демонстрация животных. А практика показала, что для цирковых номеров обязательно нужен манеж на площадке, отдельной от территории зверинца, огороженной высокими щитами или вагончиками. К началу представления на эту площадку переходят почти все зрители, а территория, на которой демонстрируются животные, остается свободной для новых посетителей, что повышает пропускную способность зооцирка.

Арена небольшого диаметра (девять-десять метров) с примитивным разборным барьером. Четыре-пять рядов скамеек. Остальные зрители стоят, ведь представление продолжается всего минут пятнадцать-двадцать.

Эти устройства легко монтируются. Для их перевозки достаточно одной автомашины с двумя прицепами.

Что же касается выполнения финансового плана, то в Планово-финансовом управлении Союзгосцирка сохранились данные за 1957—1960 годы, свидетельствующие о лучшей посещаемости и более высокой рентабельности зооцирков, работавших с цирковыми номерами.

Больше всего возражений у оппонентов вызывают предполагаемые затруднения в подготовке, или, вернее, в подборе исполнителей. Ведь каждому зооцирку для двух самых маленьких «программ» потребуется хотя бы четыре номера.

Поэтому я согласен с теми, кто осторожно считает, что первоначально следует перестроить работу всего трех-четырех зооцирков.

То, что в каждом из них один номер — «Дрессированный слон» — можно легко создать своими силами, не вызывает никаких сомнении. Как известно, большинство слоних, демонстрируемых в зооцирках — бывшие «артистки» цирка. Они добродушны, покладисты и охотно вспомнят свой старый репертуар.

Впоследствии должен возродиться прежний обычай подготовки в зверинцах номеров с животными. Возможно, на открытом манеже зооцирка проявятся новые таланты. Но для начала, разумеется, потребуется помощь «конвейера». Сотрудники отдела формирования говорят, что я «конвоире» найдется немало номеров, требующих репетиционного периода и «обкатки» на зрителях или в какой-то мере уже амортизированных в цирках, но могущих еще принести большую пользу на манеже зооцирков.

Несколько номеров «конвейер» выделит без ущерба для цирковых программ.

ЗВЕРИНЕЦ ИЛИ ЗООЦИРК

Но главная трудность, на мой взгляд, заключается не в устройстве манежа или обеспечении зооцирка номерами. Преобразование зверинца в зооцирк потребует повышения всей культуры этого зрелищного предприятия.

Все, с кем я беседовал о возрождении зооцирков, как сторонники, так и противники, говорят: «Это дело хлопотливое».

Согласен. Хлопотливое. Но вот есть уже первые добровольцы, пожелавшие принять эти хлопоты на себя. Это С. Григорьян и А. Белявский — директора Зооцирков № 2 и 4.

Мы встретились и оказались единомышленниками. Оба директора — люди бывалые и хорошо представляющие себе не только преимущества настоящего зооцирка, но и все сложности, ожидающие их коллективы.

Не сомневаюсь в поддержке этого почина руководством Союзгосцирка и его отделов. На первых лорах таким зооциркам будет нужна помощь не только в обеспечении цирковыми номерами, но и а разработке наиболее продуманных маршрутов их работы, в первоочередном обеспечении животными и техникой.

Все хлопоты, надо надеяться, вознаградятся сторицей. Ведь мы сделаем еще один шаг в популяризации любимого народом циркового искусстве, и миллионы зрителей, которые увидят эти маленькие представления, будут, несомненно, нам благодарны.

К. АЛЕКСЕЕВ

оставить комментарий



#4 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 18 658 сообщений

Отправлено 19 Ноябрь 2019 - 11:00

Трудный город

С утра они спешат на работу. После работы — пробежка по магазинам, а потом по домам. Двери дома щелкают, шторы опускаются, и голубоватый свет экрана освещает идиллическую картинку семьи, сидящей у телевизора.

 

На экране пан Зюзя целуется с Моникой. Где-то во второй комнате мается школьник с нерешенной задачкой о бассейне с двумя трубами. А за окном то дождь, то снег... И наконец-то спать пора... Так описывает один любитель цирка жизнь своих соседей. Живут они в двухэтажном домике на окраине. Впрочем, неважно, где они живут — просто в городе, где люди еще «не приучены» ходить в цирк или в театр.

Когда у циркового или у театрального администратора не ладятся дела, он объясняет это коротко — «трудный город». Трудный город — это значит, что над крышей цирка или театра «вот классический дымок», а потенциальные зрители ходят в кино и на стадион. Это значит — хроническое невыполнение плана, бесплодные усилия поднять сборы и, наконец, глубокий пессимизм дирекции. Оптимистам со стороны все ясно: нет сборов — плохой директор цирка, и надо снять одного и назначить другого. Слишком просто, хотя иногда и дает нужный эффект,

И мы решили съездить в «трудный» город К., чтобы посмотреть, как все это происходит и виноват ли директор или на самом деле в характере города ость что-то трудное для успеха зрелищных предприятий? Финансовые сводки цирка постоянно намекали на то, что жители К. не очень любят искусство ловких, сильных и смелых, а любят пана Зюзю и Монику. И если в качестве подтверждения годится отчет горторга, где недвусмысленно говорится о том, что в нынешнем году населению уже продано телевизоров на 15 процентов больше, чем в предыдущем, то картина как будто проясняется. Что же, побеждает сильнейший. А сомнений нет, что команда, в составе которой Муслим Магомаев, Андрей Мягков, Валентина Леонтьева, Татьяна Доронина, Ирина Роднина и Александр Зайцев, пес Мухтар и временами Ален Делон, несравнимо сильнее команды силовых акробатов, эквилибристов на моноциклах и прыгунов с подкидной доской. И все-таки борьба не безнадежна.

Само собой, искусство с доставкой на дом — сервис, чувствительно бьющий по кассе цирка, но надо иметь воображение комедиографа, чтобы представить себе весь город как один, сидящий в тапочках у телевизоров. И какой город! Город, в котором живут рабочие крупнейших промышленных предприятий, студенты вузов, сотрудники научно-исследовательских институтов. Город, в котором живот более миллиона человек. Современный город. Новые проспекты, новая эстетика. А сам цирк? Может быть, тут и кроется разгадка? Старенькое шапито, где теплая атмосфера спектакля часто о прямой зависимости от метеосводок? Союз брезента и деревяшки, скромно дополняющий интерьер городского базара... Стоп, стоп, не надо фантазировать. Цирк в К. прекрасен. И вот как об этом писала местная пресса: «Хороший подарок получили жители нашего города — новый цирк. Он расположился в одном из живописнейших уголков центра города. Само здание очень современно. Зрительный зал на 2200 мест, уютное застекленное фойе, приятно оформленный манеж. Мы уверены, что цирк станет одним из любимейших мест отдыха трудящихся...»

Ах, директор, директор, в таком городе, в таком цирке не суметь делать сборы! Виноват. Конечно, виноват. О чем еще говорить? И вот уже наша фантазия рисует себе выездную сессию творческого суда, директора, небритого и безмолвного, и единодушный приговор — виноват! И нет никаких оправданий...

И вот тут очень кстати выясняется еще один факт, даже фактик, как будто не имеющий никакого отношения к делу. Случайно нам на глаза попалась заметка из какой-то многотиражки, которая называлась «Прав ли водитель Петров?» По мнению автора заметки, получалось, что Петров не прав, подав заявление об уходе из автобусного парка, Петров, мол, говорит, что маршрут сложный, холмистый, зимой скользко, а у него не сани, а автобус. И вообще он хочет работать на трикотажной фабрике. На что автор заметки горячо восклицает: «Подумал ли Петров — а что если все подадут заявление об уходе? Представьте себе, весь город, идущий пешком...»

Фантазии, фантазии... Весь город пешком... И все-таки не подумал Петров о том, что все в мире взаимосвязано. Если он уходит из автобусного парка, то машин на линии меньше, и столько-то жителей К. не досмотрят цирковую программу, потому что трудно доехать, а в далекой Москве в Союзгосцирке будут долго и с неудовольствием рассматривать финансовую сводку мз К. и делать разные выводы. Вот так-то, Петров...

В К. вполне современный пейзаж — город, растянутый в длину. Когда-то маленькие городки и поселки, выросшие вокруг крупных предприятий, теперь соединились в единый город. И жителям некоторых районов, чтобы сходить, например, в цирк, надо потратить четыре часа на дорогу. Два часа туда и два часа обратно, а если автобус переполнен, это не так приятно. Через несколько лет будет метро, и транспортные сложности мгновенно исчезнут. Но пока директору, наверное, нелегко привлекать зрителей отдаленных районов.

Когда-то во времена Шекспира люди шли в театр с утра, запасались корзинкой с провизией, занимали скамьи и ждали часа, когда наконец начнется спектакль. У них хватало терпения и времени. Парадоксально, но чем совершеннее транспорт, тем меньше времени у людей. Теперь, когда транспорт может вас примчать в храм искусств за несколько минут, искусство двинулось навстречу зрителям. Театры имеют филиалы и выездные спектакли, кинотеатры — в каждом микрорайоне, эстрадные концерты кочуют из клуба в клуб, а телевидение вообще все доставляет на дом. И а это самое время цирк, который испокон веков жил на колесах, цирк прочно врастает в землю... А, может быть, как раз в таком городе, как К., где только а одном районе проживает 700 тысяч жителей, разумно было бы иметь «передвижку»? Но не такую, которая собирается или разбирается целую неделю и практически похожа на плохой стационар, а мощную передвижку с целым штатом обслуживающего персонала, где вся разборка и уборка происходит за несколько часов. Когда такой цирк появляется в большом городе, то несколько дней он, допустим, играет а центре, а потом возникает то в одном, то в другом районе. Мобильность такого цирка обеспечивает его рентабельность.

Но осе это фантазии и досужие размышления. Потому что цирки-дворцы, устремленные в будущее, рассчитанные на перспективное население городов и на перспективный транспорт, уже построены...

Сложность сегодняшнего положения цирка еще и в том, что он практически не может иметь выездные спектакли, как это делают сейчас почти все театры: грузят на машину декорации и играют на любой другой сцене. Но вы не повезете в загородный дом культуры или клуб ни слонов, ни джигитов, ни иллюзионную аппаратуру, а те выездные цирковые выступления, которые бывают на заводах, скорее похожи на рекламные раусные выступления, чем на полноценный спектакль. И мы от души пожалели директора цирка. Но ненадолго. Потому что очень кстати услышали на улице разговор двух прохожих:

— Вчера стоял в очереди за билетами в театр с восьми утра. Все-таки достал...

Для справки: цирк расположен от театра не более чем в пятистах метрах. В том же разбросанном городе, с тем же транспортом — в театре давка? Да, зря мы придали такое значение всяким там транспортным неурядицам. Зря. Мы подошли к афише театра и начали читать.

Э. Брагинский, Э. Рязанов — «Притворщики». Комедия.
И. Шемякин — «Атланты и кариатиды». Драма в 2-х действиях.
И. Друцэ — «Святая святых». Притча в 2-х частях.
Л. Леонов — «Золотая карета». Пьеса в 4-х действиях.
А. Гельман — «Протокол одного заседания».
А. Антокольский — «О тех, кто любит». Сказка в 2-х действиях.
А. Жери — «Шестой этаж». Комедия.
Ю. Грушас — «Любовь, джаз и черт». Трагикомедия в 2-х действиях.
Т. Уильямс — «Лето и дым». Пьеса в 2-х действиях.
А. Островский — «Женитьба Бальзаминовая.
М. Горький — «Варвары». Сцены з 2-х действиях.
Э. Брагинский, Э. Рязанов — «Левша». Мюзикл п 2-х действиях.

А цирк скромно украшен одной строчкой — Сегодня и ежедневно новая программа! Новая программа... новая программа... Ежедневно — увы! — ежедневно все та же «новая» программа. Просто сборная программа, мало чем отличающаяся от предыдущих. И у зрителя, посмотревшего две таких программы, нет стимула попасть на третью. И это уже но вина директора — отсутствие репертуара. Это творческое состояние нашего цирка. Что а данном случае имеется в виду под словом «репертуар»? Можно себе представить хотя бы так: каждая приехавшая на гастроли труппа показывает специальный спектакль для детей, сюжетный спектакль для взрослых (или даже два) и обычную дивертисментную программу. И сделать такой репертуар несложно, если только руководствоваться несколько иными принципами постановки, чем это происходило до сих пор.

Мы говорим, что цирк понятен и доступен всем возрастам, и на представление приходят и взрослые и дети. Хорошо, что доступен, но и опасно. То, что доступно одновременно самым разным людям и быстро усваивается, в один непрекрасный день всем сразу станет неинтересным, когда ни дети, ни взрослые не найдут все в той же сборной программе пищи ни для ума, ни для сердца.

В театре нам сказали: на один спектакли с удовольствием ходят пожилые люди, на другие стремится молодежь, на некоторые мы приглашаем школьников вместе с родителями, и для них после спектакля обязательно проводим обсуждение. У нас очень хорошо покупают абонементы сразу на три спектакля, один из них премьерный. Мы приучаем публику ходить к нам. И нам телевидение не мешает, а только помогает. В телевизионных передачах мы рассказываем о театре, рекламируем в той или иной форме наших актеров, показываем отрывки из спектаклей...

Мы снова у директора цирка.

—    Между прочим, — сказал он нам, — зрительный зал а театре не 875 мест, а у нас — 2200. Вы уверены, что если бы в театре было 2200, там было бы каждый день битком?

Не виноват директор, не виноват. И мы сочувственно пожали ему руку. Выйдя из цирка и размышляя об этих цифрах — 875 и 2200, — мы огибаем снаружи стеклянное фойе и оказываемся возле входа в Дворец спорта. Еще один дворец из стекла и бетона. Дворец на 4,5 тысячи мест. И каждый день полно. Едут, со всех районов едут. Едут на хоккей. Едут на концерты молодежных эстрадных ансамблей. Едут на концерты столичных знаменитостей. Ходят на фильмы. Дворец спорта быстро меняет афишу, обеспечивая сбор. И если, скажем, в город приезжает популярный эстрадный певец, то он даст во Дворце спорта два-три концерта, и все. А завтра там снова хоккей. А цирк два месяца подряд уныло твердит: «Новая программа», «Новая программа». (Да какая она новая — два месяца подряд!) Планирование программ совершенно не учитывает психологию зрителей. Планирование и реклама приучают циркового зрителя не торопиться. И, собираясь в цирк в субботу, он подумает: «Ладно, сегодня схожу в гости, а в цирк успею через неделю». А через неделю он идет еще куда-то и думает, что успеет в цирк еще через неделю. И уже никогда не успевает. А Дворец спорта предлагает такой стиль: не посмотрите сегодня или завтра — послезавтра вы уже этого но увидите. Конечно, оригинальная, продуманная реклама, разные формы ее могли бы помочь директору.

Но пока цирковые программы и номера плохо обеспечены индивидуальной рекламой. А радио, телевидение, местную прессу директор не организовал. Не умеет об этого делать. Или просто не верит в реальность их помощи. Кажется, он большой пессимист, этот директор. И вообще мало у него фантазии. А жаль...

Мы оглядываемся не цирк. Стеклянный барабан фойе с приподнятой крышей похож на военную фуражку, светящуюся изнутри. К цирку по снегу тянется цепочка людей. Некоторые не ходу развлекаются транзистором. Мой спутник задумчиво говорит:

—    А знаете, кстати, он вчера закончил выплачивать долг.
—    ?..
—    Цирк ведь ссудный. Только вместо предполагаемых полутора миллионов строительство обошлось в три. И директор за тот же самый срок выплатил все.

...Я легко представила себе фотографию улыбающегося директора на доске почета в окружении других уважаемых директоров.

Мы помолчали.

—    И, между прочим, разница между суммой плана м аншлагом так ничтожна, что если вот эти люди, которые сейчас входят в цирк, передумают и но пойдут, то план но сегодня уже нс будет выполнен. Вот так-то...

Н. РУМЯНЦЕВА

 



#5 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 18 658 сообщений

Отправлено 19 Ноябрь 2019 - 11:13

Добрые традиции

В этот день артисты в новом Московском цирке собрались днем и поехали на Экспериментальный завод качественных сплавов институте «Гипроцветметобработке». Там нас ждали — рабочие заполнили все моста в зрительном зале клуба.
 

Вначале мы рассказали об искусстве манежа, о своем цирке, затем состоялось представление. После парада-пролога с успехом продемонстрировали свое мастерство жонглер В. Чернов, дрессировщица собачек В. Польди, акробаты А. и В. Расшивкимы, акробаты с шестами Ермаковы, эквилибрист на моноцикле А. Чаркин, участники номера «Икарийские игры» под руководством В. Ушакова, коверный клоун р. Трофимов. Представление вел Б. Шварц. Выступления артистов сопровождал оркестр цирка под руководством заслуженного артиста РСФСР Н. Соколова.

После концерта секретарь партбюро завода Л. Аверина тепло поблагодарила мастеров манежа от имени коллектива завода, вручила им почетные грамоты и памятный подарок.

Такие творческие отчеты, шефские концерты стали традицией коллектива Московского цирка на Ленинских горах. Два-три раза в месяц артисты, выступающие в Москве, выезжают на предприятия, в учреждения столицы, встречаются с рабочими, воинами, учащимися, мастерами искусств. В последнем сезоне активно участвовали в таких творческих отчетах заслуженная артистка РСФСР Э. Подчерникова, артисты Е. Беляуэр, Т. Симоненко, Ю. Писаренко и другие.

В дальнейшем мы будем всячески укреплять связи с тружениками столицы.

Ю. АРХИПЦЕВ, секретать партийной организации Московского цирка, заслуженный работник культуры РСФСР



#6 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 18 658 сообщений

Отправлено 19 Ноябрь 2019 - 11:42

О новых цирковых номерах

О каких номерах можно и нужно писать? Порой такой вопрос обсуждается специалистами, знатоками цирка. И тогда слышишь: «А не рано ли писать об этом номере?


Только его выпустили, и уже пожалуйста, — статья в журнале! Разве нет действительно значительных произведений манежа?!» Можно услышать и другое: «Позвольте, что писать о номере, который бог знает сколько лет демонстрируется?!» Возникает вопрос: когда уже не рано, а когда еще не поздно? Где эта золотая середина, этот счастливый момент?

Бывает прямой повод рассказать о номере, например, когда его исполнители стали лауреатами Всесоюзного конкурса или им присвоили почетное звание. Тогда все просто. А если нет такого повода?

А, может быть, стоит сказать о номере, пусть пока но безукоризненном во всех отношениях, но участники которого добились определенных успехов, или о номере, пусть давно известном, но и сегодня интересном, заслуги исполнителей которого безусловны.

Та программа, что вызвала эти размышления, объединяла как раз, так сказать, номера-ветераны и номера-новички, созданные давно и выпущенные недавно. О многих из них есть что сказать.

Начну с номера, который не причислишь к старым, но и не назовешь совсем новым. Речь идет о номере эквилибристов Масловых. Чтобы все сразу было ясно, стоит хотя бы коротко рассказать о его истории и предыстории. Руководитель номера Александр Маслов-старший (его сын тоже Александр) выступал в свое время с П. Шидловским. Вместе они создавали поднимающуюся лестницу. Потом партнеры расстались. Александр Маслов принялся изобретать новый аппарат. Этому посвятил не один год. Партнером его стала Ольга Маслова. До того любители цирка знали ее как Ольгу Новикову.

Ольга Новикова входила в номер под руководством В. Волжанского «Лесная идиллия», в котором сочетались трюки акробатики и эквилибра. Она была верхней в номере эквилибристов с першами Манукян. Выступала с пластическим этюдом.

Затем два опытных, трудолюбивых артиста подготовили совместное выступление. Недавно в их номер вошел сын — Александр.

В программке их аппарат назван «переходной лестницей», хотя лучше было бы назвать его более неопределенно — «оригинальный аппарат», а зрители сами бы увидели, что это такое. Видят же зрители две высокие стойки, между ними кольцо, над ним небольшую площадку. Кольцо и площадка могут подниматься и опускаться. Артисты выполняют трюки и на стойках, и в кольце, и на площадке.

Аппарат, я который старший Маслов вложил много сил, — гордость артистов, хотя, на мой взгляд, еще вопрос, — насколько перспективно создание подобных аппаратов на растяжках, с системами тросов и блоков. Движущиеся части аппарата чуть вибрируют, площадка вздрагивает, создавая дополнительные трудности артистам. Но, разумеется, если трюки эквилибра переносятся с ковра манежа вверх на аппарат, — выглядят они куда эффектнее.

Пожалуй, самая сложная трюковая комбинация у артистов такая. Маслов (старший), балансируя лобовой перш, на вершине которого — партнерша, всходит по лестнице на площадку. Площадка поднимается на высоту пять с половиной метров. Сзади Александра Маслова оказывается его сын и с помощью небольших ручек переносит перш себе на лоб. Исполняет с ним пируэт. Затем площадка опускается и артист сходит по лестнице на ковер. Все это время Ольга Маслова находится на верху перша в стойке на руках.

На аппарате, на высоте, артисты демонстрируют стойки на руках, на голове, в зубнике.

Номер своеобразен: его вполне можно включать в программы, в которых участвуют эквилибристы с першами, эквилибристы с переходной лестницей. Конечно же, вызывает одобрение то, с каким упорством, как самоотверженно создавали Масловы свой номер, стараясь никого не повторить. И если они сетуют, что до сих лор их усилия вроде бы остаются незамеченными, это можно понять.

Теперь о действительно новом номере, в подготовку которого было вложено много труда, как и в любой номер с животными. Готовили его для Белорусского коллектива Татьяна и Игорь Великие. Начинали они работу в Минске, завершали в Гомеле. До того как они обо взялись за подготовку номера дрессуры животных, Игорь Великий был главным инженером в цирке. Татьяна Великая — артисткой в номерах разных жанров. Тогда ее знали как Татьяну Горбунову. Она выступала в коллективе «Цирк на воде» в воздушном номере и в групповых танцевальных сценах, потом входила в другие номера воздушных гимнастов, в номер па-де-де на лошади, снова репетировала воздушный номер на бамбуке.

И Татьяна и Игорь любят животных. Когда Татьяна жила дома на тихой улочке Тулы, она упоенно возилась с котятами, цыплятами. В цирке же все было серьезнее, ответственнее. Однако и тут пришлось сначала просто ухаживать, выкармливать своих подопечных. Из Беловежской пущи им привезли подобранных егерями оленят, которые были так слабы, что не могли следовать за своими родителями; кабанят, которых заедали травяные блохи, и надо было их спасать: мыть в специальном составе. Да и всех остальных своих питомцев они получили в весьма юном возрасте, вырастили их и только тогда начали учить трюкам.

В номере сейчас разнообразные животные. Европейские благородные олени перестраиваются на манеже, два из них несут шест, через который прыгает третий. Кабаны участвуют, так сказать, в массовых сценах (в своеобразной карусели). Выполняют они и собачий трюк. Один кабан катит разноцветную бочку, правда, не лапами, как собака, а толкает ее своим «пятачком», другой пробегает через бочку туда и обратно. Волк прыгает через обруч, через стоящих у барьера козу, оленей. На манеже и серебристая лиса, и енот — воздушный гимнаст, — и песец. Есть в номере и собаки.

Добиться от зверей послушания было, разумеется, нелегко, особенно сложно было сводить их вместе. Трюки, которые проделывают звери, разнообразны, забавны. Животные вроде бы и не экзотические, но их не встречаешь каждый день, а кабанов, волков, лис, енотов не так часто можно увидеть и на манеже, пожалуй, реже, чем медведей или даже львов.

Немного о будущем номера и, в связи с этим, о его прошлом. Задумывался номер, как было сказано, для Белорусского коллектива, предполагалось придать ему национальную окраску, как-то связать с Беловежской пущей, и не только том, что из нее привезут животных.

Первый предложенный сценарий был забракован, и сейчас сценария, который определял бы тему, драматургию выступления, нет. При подготовке номера ого опекал М. Марусалов, который тогда был директором Минского цирка. Он во многом помог молодым артистам, в том числе и советами. Но никто из режиссеров с артистами постоянно не работал.

После выпуска номера его демонстрировала Татьяна Великая. Игорь Великий ей ассистировал. Как-то он выехал на манеж верхом на кабане, ему сказали: «А вы тут при чем? Ваше место у форганга». Но сложилось так, что Игорю Великому пришлось на время заменить Татьяну, сейчас он выводит животных. Потребовалось кое-что изменить. Скажем, Татьяну на арену вывозили на легкой повозке олени. Решили, что кататься на ажурной повозочке мужчине ни к чему. В дальнейшем артисты собираются выходить на манеж вдвоем. Это может внести дополнительные, интересные краски, — тут появляется возможность строить взаимоотношения не только человека и зверей, но и между партнерами.

Однако у молодых артистов возникает проблема: как им строить свои отношения на манеже, какие создать образы — героиня и комик или лирический дуэт. Вопросов и самых разных у них много. Может быть, начинать номер с кинокадров: волки, кабаны, олени на свободе, а потом они на манеже? А может быть, показать иные кадры или обойтись вообще без кино? А какие трюки еще нужны? Какое звучание придать существующим? Например, козочка вывозит детскую коляску. В самом начале в коляску сажали козленка. Он вырос. Стали сажать собачек, которые потом вылезают и бегут по барьеру. Что лучше? И нужна ли вообще в номере детская коляска? Вот если бы хороший сценарий! Если бы вдумчивые советы опытного режиссере!

Молодые артисты стараются сделать свое выступление занимательнее, ярче, выдумывают новые трюки с животными, и если им помогут, номер может стать значительным произведением арены.

Не только молодежь заслуживает внимания и поддержки, доброго слова, но и ветераны. В программе было два номера, которые демонстрируются ужо давно. Один — жонглер с собаками Тамары Александровой, второй — канатоходца Григора Григоряна.

Посмотрев номер Александровой, можно понять, почему она так верна ему. Всегда подкупает, трогает совместное выполнение трюков человеком и животным. А это как раз мы видим в выступлении Александровой. Таков ее центральный трюк. Артистка балансирует перш с площадкой наверху, на площадке сидит собака. Александрова начинает жонглировать шариками. Собака ловит их зубами и опускает в воронку. Шарики медленно катятся по ажурной спирали и оказываются опять в руках артистки. Она снова подбрасывает их, и они попадают а пасть собаки, которая снова отправляет их путешествовать по спирали.

И в другом случае собака ловит шарики, которыми жонглирует артистка, но теперь собака подбегает к ней по ковру, подпрыгивает, хватает один из шариков и кладет его в корзинку. Когда корзинка оказывается полной, уносит ее с манежа. Есть и другие трюки с собаками, но своеобразие выступлению придают в основном те, в которых четвероногие артисты становятся как бы полноправными партнерами жонглера.

Имя Григора Григоряна встречалось 8 рецензиях на программы Армянского коллектива, когда ом был только организован. Сейчас Григорян выступает один. У тех, кто еще но видел его выступление, может возникнуть сомнение; а много ли сделает один исполнитель на канате? Ведь в групповых номерах мы видели такие разнообразные трюки. По канату движутся живые колонны из двух, из трех человек, артисты переносят партнеров на коромыслах, на досках, которые удерживают на головах, совершаются прыжки с плеч одного на плечи другого. А тут — один исполнитель. Григорян доказывает своим выступлением, что, владея мастерством, можно и сольный номер на канате сделать интересным.

А мастерство у артиста высокое. Начать с того, что Григорян поднимается на аппарат по наклонному канату уверенно и спокойно. Совершает несколько пробежек без шеста-балансера. Потом артист ставит ноги в медный таз и своеобразными движениями, этакими мелкими прыжками продвигается по канату. О таком традиционном у восточных канатоходцев трюке приходилось немало читать, но так ли часто сейчас демонстрируют его у нас в цирке?

Артист проезжает по канату на моноцикле. Пожалуй, самый впечатляющий трюк — с лестницей. На проволоку опускают лестницу в виде трапеции, ступеньки на ней параллельны канату. Проволоку отцепляют, артисту каким-то чудом удается установить ее на канате в равновесии. Затем он осторожно поднимается по ступенькам, и так же осторожно опускается, и только снимает ногу с последней ступени — как лестница валится вниз.

Далее — более темпераментная часть выступления. Артист совершает прыжки, седамы, танцует лезгинку. Может возникнуть вопрос: не нарушено ли в номере стилевое единство? Такой вопрос имеет основания. Можно подумать над композицией номера, над характером трюков. Но главное — виртуозное мастерство артиста, оно позволяет ему показать, какого совершенства можно достичь в любимом деле, как велики возможности человека.

Вроде бы уж много сказано о номерах одной программы, но хочется хотя бы упомянуть о выступлении молодежи, которая не скоро дождется отдельного выступления печати.

Самый юный участник программы — Григорий Попович. Ему 14 лет. Вместе с родителями он переезжал из цирка в цирк, осваивая разные жанры манежа. Летом прошлого года он дебютировал с номером «Эквилибрист на вольностоящай лестнице». Трюки эквилибра у Поповича сочетаются с жонглированием. Начинает он свое выступление с того, что носком ноги подбрасывает лежащие на ковре шарики один за другим (их шесть) и начинает жонглировать ими.

Потом выносят лестницу. Попович поднимается на нее, спускается, снова поднимается, жонглирует на ней, все это время удерживает ее в вертикальном положении и, кажется, без особых усилий. Выносят вторую лестницу, на ее стойках сверху — маленькие площадки, иа них и встает ногами Григорий, вся лестница теперь под ним. В этом положении, сохраняя баланс, он жонглирует тремя булавами, пятью кольцами. Прыгая с лестницы на манеж, исполняет сальто.

Знатоки утверждают, что через несколько лет Попович ничем не будет уступать лучшим жонглерам нашего цирка. Но и сейчас его номер привлекает внимание. В шортах, в белой рубашке Григорий держится свободно и в то же время со скромностью, которую определяет его возраст. Выступление его освещено увлеченностью юности, радостью открытия своих сил и возможностей.

И еще «молодой» номер. Его исполнительницы Вера Шуина и Любовь Чиркова пришли в цирк из художественной самодеятельности. Что же привлекает в их «Акробатическом этюде»? Они сумели добиться органических переходов от трюка к трюку, которые исполняют легко и мягко.

Описание отдельных трюков в данном случае не нарисует полной картины выступлений этого дуэта, не раскроет те образы, которые стремятся создать артистки. Лишь чтобы дать представление, чего они достигли в акробатике, сообщу: верхняя демонстрирует стойку на голове нижней на двух руках, на одной, нижняя а шпагате удерживает верхнюю а стойке «руки в руки». Специалисты утверждают, что номер еще сыроват. Разумеется, молодым артисткам есть над чем работать. Они внимательно выслушивают советы мастеров арены, с которыми оказываются в одном цирке. И, конечно же, им было бы полезно встретиться с опытным и внимательным режиссером. Однако хорошо уже то, что молодые артистки в какой-то мере определили свой стиль, стараются поинтереснее выстроить трюковые комбинации. Для качала этого немало.

Заканчивали программу акробаты с батутом Ступины. Аппарат их — не только батут, но и своеобразное ренское колесо-качалка, заменяющая им подкидную доску. С помощью необычного аппарата артисты демонстрируют интересные трюки. На страницах журнала уже не раз упоминался номер Ступиных, но он заслуживает, по-моему, отдельного обстоятельного разговора.

Возвращаясь к началу статьи, к мысли о том, каким же номерам можно посвящать статьи, рецензии, заметки, хочется напомнить, что успеху представления способствуют не только выдающиеся аттракционы с рекордными трюками, но и другие номера программ, которые исполняют влюбленные в свое искусство энтузиасты арены, и молодые и ветераны.

К. ГАНЕШИН







Темы с аналогичным тегами Советский цирк, Советский цирк Июль 1978, Советская эстрада и цирк

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных

  Яндекс цитирования     Rambler's Top100