Перейти к содержимому

Рязанский цирк откроется 14 сентября
подробнее
Юрий Кукес. Вопросы Александру Рыбкину
подробнее
"Выпуск ГУЦЭИ - 2018
подробнее

Фотография

ПРЕЖДЕ ВСЕГО, Я – КАНАТОХОДЕЦ


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В этой теме нет ответов

#1 Алан Бутаев

Алан Бутаев

    -

  • премиум
  • 3 685 сообщений

Отправлено 13 Март 2013 - 17:17

ПРЕЖДЕ ВСЕГО, Я – КАНАТОХОДЕЦ

В Санкт-Петербургском цирке с успехом идёт представление «Медведи-канатоходцы, или Мамба-карамба». Само название говорит, что центральным номером программы является медвежий аттракцион «Морские забавы», основанный в конце 70-х годов прошлого века прославленным канатоходцем Михаилом ИВАНОВЫМ и его сыном Александром.
Казалось бы, это не сочетаемо – косолапый мишка и хождение по канату, требующее определённой пластической подготовки. Тем не менее, вот уже более 30 лет программа продолжает своё триумфальное шествие по цирковым площадкам мира. Сегодня аттракционом руководит Александр Иванов, а его сын Михаил Иванов-­младший, помимо каната с дрессурой, занимается и другими жанрами. В планах знаменитой династии – создание циркового спектакля. В беседе с корреспондентом «Вестей» Александр Иванов подробнее рассказал об аттракционе, а также поделился своим видением дальнейшего развития циркового искусства.
– Александр Михайлович, как произошло рождение аттракциона «Морские забавы»?
– Успешно выступая на канате, мы с отцом стали размышлять, как бы расширить границы нашего жанра, и решили, что неплохо бы привлечь к программам животных, но не знали, каких именно. И вдруг… Во время гастролей во Владивостоке 1 мая 1977 года военные моряки привезли нам маленького гималайского медвежонка, подобранного после лесного пожара, которого мы назвали Чубчик. И тогда пришла идея создать команду из медведей¬моряков­канатоходцев и людей-­моряков-­канатоходцев. Мы написали сценарий и заявили его на режиссёрской коллегии в Москве. Но нам чётко было сказано, что невозможно из медведей сделать канатоходцев. Несмотря на это, мы стали репетировать. Чубчик нас не подвёл и успешно выполнял на канате разные трюки. Посмотрев репетиции, тогдашний генеральный директор дал нам добро, и мы с пятью медведями подготовили программу аттракциона «Морские забавы». В 1981 году выехали на наши первые гастроли в Грецию. Директором программы у нас был Юрий Владимирович Никулин, который поддержал наше начинание.
– Он же как раз в 1981 году ушёл с арены.
– Совершенно верно. Для него это были последние гастроли. Кстати, с Никулиным и Шуйдиным мне посчастливилось работать задолго до этой поездки – в 1969 году в Ленинградском цирке. Вообще, Ленинград был вторым городом в моей цирковой карьере после Одессы, где я впервые вышел на манеж в 1968 году.
– Расскажите немножко о происхождении цирковой династии Ивановых.
– Бабушка и дедушка по материнской линии были эквилибристами, начинали работать в Сибири в передвижных цирках, а потом перешли в систему Союзгосцирка. Их дочь, моя мама, также стала цирковой артисткой. Основателем же именно канатоходческой династии по праву можно считать моего отца, хотя он-то не из цирковой семьи. Но ещё мальчишкой так увлёкся акробатикой, что решил заниматься этим профессионально. В 1948 году известный дагестанский канатоходец Яраги Гаджикурбанов включил в состав своей программы группу акробатов, в которую вошли и мои родители. С тех пор они работали на канате, и я пошёл по их стопам.
– А зачем же вы учились на театроведа?
– Для самообразования. В годы учёбы в ГИТИСе я написал немало статей и одним из первых в стране поднял вопрос о том, что цирковым заведениям нужно присваивать имена выдающихся деятелей этого вида искусства. Есть же, например, театр Вахтангова или театральное училище Щепкина. В цирке почему-то раньше этого не было. Рад, что некоторые мои предложения оказались реализованными. В частности, Государственное училище циркового и эстрадного искусства носит имя Михаила Николаевича Румянцева, больше известного, как клоун Карандаш.
– Там учился и ваш отец?
– Да, но это было задолго до присвоения имени Карандаша. Вообще, папа родом из Чухломы Костромской области. Оттуда вышли два известных Михаила – Пуговкин и Иванов. В местном музее есть два отдельных стенда, посвящённых знаменитым землякам.
– Вы с детства стали выступать на манеже?
– С 9 лет. А мой сын Миша – с 7 лет. Думаю, что он пойдёт дальше нас с отцом и достигнет больших результатов. Он смог аккумулировать всё лучшее, что взял от нас, но пошёл гораздо дальше, став автором и единственным исполнителем сложнейших трюков. Например, жонглирует семью большими мячами за 14 секунд на колесе по кругу манежа или отбивает мяч головой, идя канату. Эти номера попали в Книгу рекордов Гиннеса.
– Вообще цирк – это синтетическое искусство?
– Конечно. В старом цирке был распространён меланж-акт – самостоятельный цирковой номер, в котором перемешаны элементы различных жанров. Сегодня всё чаще прибегают к такому взаимодействию. Взять, к примеру, наш аттракцион. Здесь и хождение по канату, и дрессура медведей, и акробатические трюки, и эквилибристика.
– Из всех цирковых жанров, которыми вы занимаетесь, какой можно назвать вашей главной стихией?
– Прежде всего, я канатоходец. Именно в этом жанре достиг наибольших успехов, став руководителем единственного в мире аттракциона. Некоторые дрессировщики пытались сделать что­-то подобное, но они не были канатоходцами, поэтому у них ничего не получилось.
– Кто сегодня составляет костяк вашего творческого коллектива?
– В труппе три замечательные девушки – Ольга Воложанина, Галина Буланова и Евгения Нуянзина. Они выступают и в других номерах. Например, Воложанина дрессирует кошек. Её 8-летний сын Руслан уже участвует в нашей программе. Юноши – Андрей Воложанин, Максим Боровиков, Владимир Щигарев, Михаил Воложанин – также работают в разных жанрах. У нас на данный момент пять медведей. Во-­первых, это Маша, наша звезда, которой уже 12 лет. Кроме неё, работают Юля и Ваня, им по 6 лет. А также две малышки по три годика – Даша и Майя, которых нам подарили в Иркутске сотрудники МЧС. Они подобрали беспомощных медвежат на дороге в сильный мороз.
– Вообще медведи живучие?
– В цирке, как ни странно, они живут дольше, чем на воле – по 20-30 лет. Сказывается специальный уход. Здесь животные потребляют качественную пищу – рыбу, хлеб, мёд, сахар. Нет в рационе мяса. Но дело в том, что медведи и в природе редко потребляют мясо. Им легче добывать рыбу в водоёме, чем угнаться за зайцем и оленем.
– А до какого возраста они могут выступать?
– До 18-20 лет. Хотя у кого-то из моих коллег выступали и 25-летние мишки.
– И что же становится с медведями, когда они уходят «на пенсию»?
– Я стараюсь пристроить своих подопечных в добрые руки или в приличный зоопарк, где есть хорошая клетка, где будет обеспечен надлежащий уход. Кому попало ни за что не дам медведя.
– Вы хорошо познали этих животных?
– Всё познать невозможно. Но я знаю точно, что в работе с ними нужно быть предельно внимательным и каждый день с определённым настроем идти к своим подопечным. Хороший дрессировщик – это вожак для животных. Ещё очень важно быть последовательным в работе с ними. Например, если ты ведешь медведя на работу левой рукой, а печенье даёшь правой, то так нужно делать всегда. Если по неопытности дрессировщик меняет руку, то может получить отмашку. Если неожиданно хлопает дверь или лопается лампочка, то медведь на это реагирует, может поцарапать.
– Но когти-­то у медведя…
– Это как нож. Шрамы остаются после таких царапин.
– Какая школа дрессуры медведей наиболее сильная?
– Безусловно, российская. Большой рывок в этом направлении сделал знаменитый дрессировщик Валентин Филатов. Он в своём аттракционе «Медвежий цирк» воплотил то, что потом стали использовать другие дрессировщики. В частности, медведи на мотоциклах или на роликах. Мы с отцом тоже многому учились у Валентина Ивановича.
– Но в чём-­то вы стали новаторами. Например, есть номер, где медведь ступает передними лапами по канату, а вы идёте сзади, держа его за задние лапы, причём оба – без страховки. Как вы чувствуете друг друга?
– Это очень сложный номер, где важнейшую роль играет синхронность. Как в армии маршируют нога в ногу, так и тут мы должны ступать нога в лапу. Ошибка одного может дорого обойтись обоим. На репетициях (на небольшой высоте) частенько случалось, что мы падали, цепляясь за канат.
– Вы придаёте своим номерам некую театральность. Получается, что одной техники недостаточно для зрительского успеха?
– Это раньше можно было сделать сальто и уже «купаться» в овациях. Сегодня же цирковой артист должен нести какой-­то образ. Поэтому и наш аттракцион поставлен не просто как набор трюков, а как путешествие на корабле, где между людьми и медведями происходят разные события. Конечно, трюк превыше всего в цирке. Но вокруг него – актёрское мастерство, музыкальное оформление, красочные костюмы, декорации и так далее.
– Можно сказать, что дивертисмент себя исчерпал?
– Нет. Конечно же, он должен совершенствоваться. Но ни братья 3aпaшные, ни Слава Полунин, ставшие недавно руководителями прославленных цирков, не смогут обойтись без классического дивертисмента. Однако право на эксперимент у них, безусловно, есть.
– За каким же цирком будущее?
– За таким, который будет удивлять разнообразными новаторскими программами, сохраняя лучшие традиции циркового искусства. Должно быть разумное сочетание – и красочные шоу, и сюжетные театрализованные спектакли, и дивертисменты без всяких лазеров и затемнений.

www.vesty.spb.ru/apps/novosti/2013/03/13/prezhde-vsego-ya-kanatohodec/
Если позволять себе шутить, люди не воспринимают тебя всерьёз. И эти самые люди не понимают, что есть многое, чего нельзя выдержать, если не шутить. © Эрнест Хемингуэй




Количество пользователей, читающих эту тему: 1

0 пользователей, 1 гостей, 0 анонимных

  Яндекс цитирования     Rambler's Top100