Перейти к содержимому

Александр Рыбкин уволился
подробнее
Анатолий Марчевский покидает свой пост
подробнее
В Минкультуре появится отдел циркового искусства
подробнее

Фотография

Журнал Советская эстрада и цирк. Февраль 1976 г.

Советская эстрада и цирк. Советский цирк. Февраль 1976

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 9

#1 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 17 606 сообщений

Отправлено 11 Август 2018 - 11:03

Журнал Советская эстрада и цирк. Февраль 1976 г.

Прикрепленные изображения

  • 2.jpg
  • 1.jpg
  • 0.jpg
  • 3.jpg
  • 4.jpg
  • 5.jpg
  • 6.jpg
  • 7.jpg
  • 8.jpg
  • 9.jpg
  • 10.jpg
  • 11.jpg
  • 12.jpg
  • 13.jpg
  • 14.jpg
  • 15.jpg
  • 16.jpg
  • 17.jpg
  • 18.jpg
  • 19.jpg
  • 20.jpg
  • 21.jpg
  • 22.jpg
  • 23.jpg
  • 24.jpg
  • 25.jpg
  • 26.jpg
  • 27.jpg
  • 28.jpg
  • 29.jpg
  • 30.jpg
  • 31.jpg
  • 32.jpg
  • 33.jpg
  • начало обложки.jpg

  • Статуй и shiraslan нравится это

#2 shiraslan

shiraslan

    Грязь в Цирке ерунда по сравнению с грязью в цирковых душах...

  • премиум
  • 5 029 сообщений

Отправлено 12 Август 2018 - 17:54

В этом журнале про Александра Осадчего есть публикация. А я лет 10 ищу фотографии супер Музыкального Клоуна Асадчего.
​И  никаких сдвигов. Никто и ничем мне не помог.
​Сожалею, но не сдаюсь!


  • Статуй это нравится

:ph34r:


#3 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 17 606 сообщений

Отправлено 13 Август 2018 - 22:16

Братья Никитины

 

Рудольф Евгеньевич Славский хорошо знаком любителям цирка как один из авторов-составителей «Цирковой энциклопедии», Из-под его пера вышло много статей об искусстве манежа и целый ряд книг и брошюр — «Цирк нашего двора», «На арене — кинокомедия», «Искусство пантомимы», «С арены на экран», «Леонид Енгибаров», «Советский цирк в годы Великой Отечественной войны» и другие.

 

http://www.ruscircus...ya_nikitiny_762


  • Статуй это нравится

#4 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 17 606 сообщений

Отправлено 15 Август 2018 - 21:41

Эстрада и художественная критика

 

О как бы хотел я, чтобы каждый указал мне мои недостатки и пороки!» — говорит у Н. В. Гоголя Автор в «Театральном разъезде после представления новой комедии». Великий писатель считал, что «все другие произведения и роды подлежат суду немногих, один комик подлежит суду всех: над ним всякий зритель уже имеет право, всякого звания человек уже становится судьей его».

 

http://www.ruscircus...aya_kritika_762

 

 

Не только представление

 

В газете «Советская культура» я прочел, что Пермский цирк занял первое место в социалистическом соревновании театрально-зрелищных коллективов наряду с Большим театром Союза ССР,  Художественным театром имени Горького, Ленинградским цирком, Театром имени Евг. Вахтангова и другими ведущими предприятиями, действующими в сфере искусства в нашей стране.
 

http://www.ruscircus...edstavlenie_762



#5 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 17 606 сообщений

Отправлено 16 Август 2018 - 22:50

Творческий поиск — залог успеха

 

Воздушные номера в цирковом представлении — это всегда праздник. Погружаясь в романтически-приподнятую атмосферу воздушного номера, зритель восхищается пластикой движений, чистотой линий, смелостью и бесстрашием гимнастов, исполняющих на огромной высоте головокружительные трюки.

 

И тем не менее, когда артисты приносят сценарии новых воздушных номеров, Союзгосцирк зачастую отклоняет их. Объясняется это тем, что таких номеров в «конвейере» Союзгосцирка слишком много. Давайте-ка обратимся к цифрам.

В настоящее время имеется семь воздушных полетов, двадцать один сольный номер на трапеции, тридцать три — ив вращающихся аппаратах (вертушки), девять — штейн-трапе, девятнадцать номеров — рамка, три — корд-де-волан, семь — «бамбук», четырнадцать — «корд-де-парель», двадцать один — «воздушный эквилибр», два — на свободно вращающемся кольце.

Конечно, сами по себе эти цифры еще ни о чем не говорят, Дело ведь не только в количестве номеров, но и в их качестве. Возьмем, к примеру, «вертушки». Их тридцать три. Для такого количества цирков, которым мы сегодня располагаем, это не так уж много. И все-таки работники отдела формирования при составлении цирковых программ порою в затруднении — куда же послать номер? А все происходит оттого, что нетворческий подход некоторых исполнителей превращает эти выступления на вращающихся снарядах в слабые по трюкам, лишенные всякой выдумки, похожие друг на друга номера. Следовательно, беда не в количестве, а в однотипности их. Отсюда и возникает проблема: переизбыток однотипных «вертушек». Поэтому в отделе формирования подолгу размышляют над тем, как избежать того, чтобы один номер не сменялся бы его далеко не лучшей копией.

Кто-то может сказать в оправдание: что уж тут нового придумаешь? Однако настоящий мастер в любом жанре может создать нечто оригинальное. Ведь создан же несколько лет назад интересный воздушный аттракцион «К звездам» под руководством М. Запашного. А совсем недавно появился номер Т. Мусиной и Г. Каткевича, выпущенный режиссером В. Левшиным. Этот дуэт, ставший художественным произведением, доставил зрителям много радости.

С «рамками» в конвейере положение не лучше, чем с «вертушками». Может быть, этот жанр себя исчерпал? Однако при желании можно найти интересное решение. И тут нельзя нс вспомнить номер артисток Бубновых, созданный режиссером С. Морозовым. Номер появился в начале 50-х годов, но и сегодня хочется говорить о нем, как о примере творческого подхода режиссера к своей работе. Не случайно произведение стало открытием в воздушной гимнастике, заставило многих по-новому взглянуть на развитие жанра. С. Морозов соединил в одном номере рамки, корд-де-волан, трапеции, кольца, но это не было эклектикой — соединение получилось органичным. Секрет успеха заключался не только в оригинальной аппаратуре, но и в том. что режиссер тщательным образом продумал состав участниц, и в том, что сложные трюки были решены по-новому: гимнастические комбинации на кольцах и трапеции сменились красивой пирамидой из четырех человек, затем следовали стремительные вращения. Все трюковые комбинации исполнялись Бубновыми настолько грациозно и непринужденно, что создавалось впечатление будто артистки не затрачивали на это никаких усилий. Четкая композиция, синхронность, удачный финал — все способствовало успеху.

И сейчас, конечно, появляются интересные выступления. Оригинальна композиция на «Свободной рамке» артистов Ю. Корнилова и Л. Бояркиной. Режиссер В. Левшин, изменив конструкцию аппарата и отказавшись от боковых растяжек, тем самым увеличил сложность работы. Так, например, двойное переднее сальто-мортале в руках, редко кем выполняемое на тугой рамке, артисты Ю. Корнилов и Л. Бояркина исполняют на свободной. Только филигранная точность и высокое профессиональное мастерство позволяют им выполнить этот сложнейший трюк, да еще на свободной рамке, которая постоянно уходит из-под ловитора. В номере, однако, не найдено финальной точки, отчего он кажется не завершенным. Говорить же о том, какое значение в цирковом произведении имеет финал, — не приходится. Поэтому, думается, что артистам и режиссерам стоит подумать о более эффектных и разнообразных концовках. Пора отказаться от набивших оскомину вращении в зубнике. Необходимо использовать штрабаты, амортизаторы и другие технические приспособления. Кстати, совсем немногие артисты применяют сейчас штрабаты. И тем эффективнее и неожиданнее выглядит этот трюк у гимнастов Оливии и Вадима Кузнецовых когда артистка, как бы срываясь с рамки, летит вниз и только у самого манежа предохранительные петли-штрабаты удерживают ее.

К сожалению, удач не так уж много, и остается только пожелать более активных и смелых поисков нового. Поскольку трюковой репертуар «Воздушной рамки» несколько ограничен, некоторые артисты стремятся ввести в номера трапецию (перелеты с трапеции к ловитору в номере артистов Шебуниных), вертикальный канат (сестры Твеленевы). Но поиски в этом направлении, не приносят желаемых результатов: номер либо распадается на две, но связанные между собой части, либо становится слишком затянутым. Думается, что гораздо большего эффекта можно достигнуть, если усовершенствовать аппаратуру самой рамки, если найти оригинальные связки между трековыми комбинациями и если, наконец, пойти по линии увеличения состава исполнителей и совершенствования их артистического мастерства.

Как было сказано выше, «вертушек» у нас — тридцать три, а рамок — девятнадцать. Когда среди такого количества встречаются однотипные номера, то это хоть и огорчительно, ио все же понятно. Но когда во всем Союзгосцирке имеются лишь два «Воздушных вращающихся кольца» и одно из них — оригинал, а второе — его копия, то это уж более чем странно.

В 1965 году ГУЦЭИ был выпущен номер Л. Писаренковой на свободно вращающемся кольце. Казалось, в воздух был перенесен пластический этюд. Родился новый жанр. А вскоре появился аналогичный номер Г. Чижовой, которая решила пойти по линии наименьшего сопротивления. Будь Г. Чижова более требовательна к себе, мы имели бы два прекрасных номера. Ведь у артистки есть все данные для создания интересного, а главное, самостоятельного произведения. Тут-то я и хочу напомнить, что в июле 1973 года был издан приказ об организации учета новых номеров и трюков. В нем говорилось о строгой фиксации первых исполнителей новых трюков. Быть может, основные положения приказа о какой-то степени заставят артистов и режиссеров творчески подходить к созданию нового, помогут избавиться от плагиата.

Новые грандиозные цирковые здания требуют произведений масштабных. Однако сказанное вовсе не означает, что теперь нужны только групповые номера и совсем не нужны сольные. А то ведь из двадцати одного сольного выступления, скажем, на трапеции только некоторые представляют интерес. Гимнасты зачастую демонстрируют, на что способны они в трюковом отношении, и забывают о сегодняшнем зрителе, которого одними трюками уже не удивишь. Сейчас первостепенным является не только то, какие трюки исполняются, но и как исполняются. Любой артист должен придать своему выступлению своеобразную форму и эмоциональную окраску.

Почему в разговоре о сольных номерах на трапеции всегда выделяют Л. Канагину? Да, ее трюковой репертуар весьма сложен. Но ведь когда смотришь выступление Канагиной, то восхищаешься прежде всего ее элегантностью, артистизмом, легкостью, с какой она исполняет сложные трюки. Словно для нее работа не повседневный труд, а радость.

А теперь давайте вспомним великолепный по замыслу и исполнению номер «Саламандра» у В. Сурковой.

Каждое движение, каждый жест артистки были оправданы и осмыслены. Гимнастические трюки органически вытекали из сюжета номера и были направлены на раскрытие художественного образа, восприятию которого способствовали удачно подобранное музыкальное оформление, костюм и освещение.

Творчество Л. Канагиной и В. Сурковой лишний раз доказывает, что кроме хорошей физической подготовки для сольного номера необходимы глубокая индивидуальность и способность создать яркий художественный образ.

И асе же будущее новых воздушных номеров на трапеции и корд-де-пареле мне видится таким — ансамбли, в которых солирует одна или две гимнастки...

А теперь о воздушном полете, который часто сравнивают с балетом. «Балет в воздухе» — в этих словах восхищение артистами, работавшими и работающими в этом жанре.

И в первую очередь это восхищение нужно отнести к артистам Д. Донато, О. Коневу, Е. Морусу, В. Галагану, Ю. Рябинину, Н. Силантьеву, А. Бреда, В. Лобзову. Потому что когда мы говорим о достижениях в этом жанре, то прежде всею имеем в виду их выступления.

Своим дальнейшим развитием полет обязан также режиссеру Ю. Мандычу, автору оригинальных аппаратов. Ом впервые ввел лопинг в воздушный полет «Мечтатели», и лопинг — эти своеобразные качели —позволил расширить дистанцию свободного полета, сделав его еще прекраснее. А двухъярусная ловиторка в полете «Галактика» увеличила амплитуду полота от двенадцати до двадцати метров. И это было тоже существенным достижением в жанре.

Изменение аппаратуры в воздушном полете дало толчок для того качественного скачка, свидетелями которого мы сегодня являемся. Кто бы мог подумать 15 — 20 лет назад, что тройное заднее сальто-мортале будет стабильно исполняться в течение вот уже восьми лет несколькими артистами. А двойной бланш-сальто-мортале с двумя пируэтами? Это уже из области фантастики! Зрители, затаив дыхание, следят за исполнением этих феноменальных трюков в «Галактике».

И все же мастерство современных воздушных полетчиков не может ограничиваться только демонстрацией выдающихся трюков. И здесь, как и в других жанрах, идут поиски новых форм и новых выразительных средств для создания художественного образа. Участники номеров «Мечтатели» (артисты Лозовик) и «Космическая фантазия» (артисты бреда) по-своему, средствами циркового искусства, раскрыли тему освоения космического пространства и создали образы покорителей Вселенной.

Всем ясно: групповые полеты в современном цирке просто необходимы. Но сколько их у нас в конвейере Союзгосцирка? Семь! Всего семь! Маловато и для огромного количества цирков, маловато и потому, что жанр этот пользуется у зрителей огромным успехом. Не случайно «Полеты» работают по две-три программы в одном цирке.

Не раз уже высказывалась мысль о том, как хорошо бы восстановить перекрестный полет В. Галагана или трехъярусный Ф. Конева. Но тут же возникает еще одна проблема — проблема кадров.

Да, действительно проблем в воздушном жанре много. Но главная — поиски нового, создание истинно оригинальных произведений, и от решения се зависит дальнейшее развитие циркового искусства.

 

http://www.ruscircus...alog_uspeha_762



#6 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 17 606 сообщений

Отправлено 19 Август 2018 - 22:24

Все краски циркового искусства

 

Цирковому искусству присуще удивительное разнообразие. То жонглер, проявляя ловкость, бросает и ловит булавы, все увеличивая их число, то на стальной трос, протянутый высоко над куполом, вступает канатоходец, причем на плечах у него стоят два партнера, а он шаг за шагом, удерживая равновесие, движется над бездной; то на манеж стремительно вырываются всадники и один из них соскальзывает с седла под брюхо лошади, чтоб через мгновение вынырнуть с другой стороны и вернуться в седло, или... Как различны номера!

 

В одном — экспрессия и устремленность, в другом — неторопливость и лиричность, в третьем — сосредоточенное напряжение, в четвертом — забавные шутки и полная раскованность... У каждого свои краски, свое звучание. И еще одно придает разнообразие представлениям советского цирка — его многонациональный характер: на арену выходят артисты, представляющие искусство своего народа, национальную культуру со всем ее своеобразием.

До Октябрьской революции в цирковые дивертисменты иной раз включались выступления, в которых проявлялась принадлежность исполнителей к одной из народностей, населяющих Россию, рекламировалось это обычно как показ экзотики, чего-то необычного, а то и полудикарского.

Однако и прежде, рядом с демонстрацией этаких иза-морских чудес», прокладывали себе путь здоровые народные традиции, берущие начало от скоморохов, поводырей с медведями, бродячих артистов-канатоходцев — дорвозов и пахлеванов. Выступлениям великих Дуровых был присущ демократизм, характерный для шуток скоморохов, народного юмора, они широко использовали образы народных сказок.

Национальное звучание придавали своим номерам некоторые другие артисты прошлого, в частности выступавшие в цирках братьев Никитиных.

Но лишь в годы Советской власти по-настоящему широко и энергично стали развиваться национальные цирки. Появляется все больше номеров, представляющих искусство той или иной союзной или автономной республики. Растет число национальных цирковых коллективов.

Успехи развития национальных цирков несомненны. Но в этом большом и важном деле — в деле создания произведений манежа, представляющих национальное искусство народов нашей страны, — немало сложностей. Что-то здесь воспринимается всеми с одобрением, энтузиазмом, а что-то вызывает споры. Возникают такие вопросы: каковы пути создания национальных номеров? Что необходимо, чтобы номер приобрел истинно национальное звучание?

Когда узбекские канатоходцы свои выступления, которые проходили под открытым небом, на базарных площадях, перенесли под купол цирка, они пришли на манеж со своими трюками, со своей музыкой, вместе с традиционным народным комиком масхарабозом. Пусть со временем условия арены заставили узбекских артистов внести в номер какие-то изменения, но их выступления, сохраняющие традиции дорвозов, отличаются от выступлений других канатоходцев.

Но вот иной пример, другой национальный номер — тувинских жонглеров и эквилибристов, возглавляемый Владимиром Оскал-Оолом. Он был создан более тридцати лет назад. Оскал-Оол вспоминает, что во время первых гастролей по селениям Тувы на него порой смотрели как на чудодея. Удерживав равновесие на проволоке, он жонглировал. Ничего подобного здесь не видели. Иные дотошные зрители допытывались, что это за сапоги, которые не дают артисту соскользнуть с проволоки, настойчиво спрашивали, какой секрет скрыт в их подошвах.

Номер Оскал-Оола иногда вызывает и иной вопрос. Что это? Номер эквилибристов, исполняемый тувинскими артистами, или национальный тувинский номер? Для постановки такого вопроса, вроде бы есть основания. Что касается узбекских канатоходцев, демонстрирующих на манеже традиционное народное зрелище, то тут осе ясно. А если у того или иного народа раньше не было зрелищ циркового плана, как у тувинцев, то в этом случае возможно ли развитие национального цирка? Пожалуй, практика показала, что и в этом случае национальный цирк может возникнуть и развиваться.

Номер под руководством Оскал-Оола пример тому. В известные жанры жонглирования и эквилибра на проволоке было внесено новое. Это новое было почерпнуто из обычаео, обрядов, быта тувинцев. Начать с того, что костюмы исполнителей стилизованы под национальную одежду, украшены тувинским орнаментом, в музыкальном сопровождении использованы национальные мелодии. Но главное своеобразие номеру придают трюки, их характер. В ловком жонглировании огромными ступами, в ритммчески-четком перебрасывании палок своеобразно отражены трудовые процессы обработки шерсти, обмолот зерна, точнее, сопровождающие эти работы обрядовые действия.

Такое обогащение традиционных цирковых жанров красками национальной культуры весьма перспективно.

Несомненен успех номера конной дрессуры Ермолаевых «Русская березка». Мне кажется, что успех его во многом определили та красочность и поэтичность, которые характерны для традиций народного искусства. Нарядно убранные лошади становятся как бы партнерами своих хозяев в тайцах и играх. Происходящее на арене ассоциируется с образами русских сказок. Можно добавить, что этому способствует все оформление: на манеже белоствольные березки (реквизит), на артистах яркие сарафаны, рубахи, подпоясанные шнурком, звучат мелодии раздольных народных песен.

При создании национальных цирковых коллективов, разумеется, на манеж переносятся давно бытующие народные зрелища. Но вместе с этим нередко номера строятся и по такому принципу: традиционные жанры арены обогащаются тем, что можно почерпнуть в культуре народа, в его быте, в образах его фольклора и т. д. Напомню три интересных номера Казахского коллектива. Конный, в основе которого трюки джигитовки, акробатов-прыгунов «Байконур и «Караван» — дрессура смешанной группы животных. Если в конный номер были включены элементы из народных конных игр и состязаний, то выступление акробатов и дрессировщицы строились на иной основе. Создатели «Байконура» в оформлении, а главное в характере акробатических прыжков с огромными стягами - старались передать бескрайнее раздолье казахских степей, но которым гуляет неудержимый ветер, играя полотнищами палаток, ту стремительность, с какой несутся всадники, легкость, с какой орлы взмывают в поднебесье.

Постановщики «Каравана» придали выступлению своеобразный облик: были подобраны животные, обитающие на территории республики. Если обычно трюки так называемой «свободы» демонстрируют дрессированные лошади, то тут эти же сложные перестроения на арене проделывают верблюды. Потом верблюд катает медведя, который сам взбирается ему на спину. (Заметим, медведь не на велосипеде, не на мотоцикле и даже не на лошади.) Козерог и волк, встречающиеся а отрогах Тянь-Шаня, мирно участвуют в общем трюке. Демонстрирует животных юная исполнительница в национальном костюме. «Караван» органически входит в программу Казахского цирка.

Подобных примеров, на мой взгляд, удачного решения национальных номеров можно привести немало. Но, к сожалению, встречается и такое, когда при подготовке коллективов иной раз не используются богатые возможности многогранной национальной культуры, в программу механически включаются ранее существовавшие номера.

Мие пришлось видеть в представлении национального коллектива, среди интересных, ярких выступлений, номер акробатов-эксцентриков «Повара». Бытует ом на манеже давно. В нем бестолковые повара сбивают друг друга с ног, затевают потасовку, наконец, сами оказываются в плите и высовывают головы из конфорок. Говорят, что у хороших артистов все это получалось очень смешно. Но у молодых исполнителей сценка выглядела сумбурно, а то и пошловато. Главное же, возникал вопрос, зачем было включать ее в программу национального цирка.

Появление таких сценок в национальных коллективах, к сожалению, не случайно. В связи с этим вспоминаются рассуждения руководителя одного акробатического номера. Его высказывание отражает существующую точку зрения. Руководитель номера, выслушав упрек в том, что в выступлении акробатов мало своеобразия, хотя они представляют национальную программу, сказал: «А что вы хотите? Грузин, узбек, русский исполняют сальто-мортале одинаково. Все дело в том, исполняется ли одинарное сальто или двойное». Конечно, лучше, если артист демонстрирует более сложный трюк и, значит, более эффектный, более впечатляющий. Это заложено в специфике циркового искусства. Но ведь трюк входит составной частью в трюковую комбинацию, а ее можно строить по-разному, как и переходы от трюка к трюку. То или иное звучание выступлению придают элементы других искусств: хореография, музыка, а также оформление реквизита и костюмы. Тут можно смело обратиться к богатствам национальной культуры.

Вспомним номер «Байконур», о котором шла речь, номер акробатов-прыгунов «Черемош», решенный в гуцульском плане, «Гигантские шаги», воссоздающий картины русских народных гуляний. Во всех номерах исполняются сальто-мортале, но как различны эти произведения манежа. Дело, разумеется, не только в том. что на артистах разные костюмы, звучат совершенно разные мелодии, выступления отличаются одно от другого трюками, их характером, трюковыми комбинациями.

Могут заметить: разве нет хороших и даже отличных номеров, исполнители которых представляют искусство той или иной республики, а выступления их не несут национального своеобразия. Верно, есть. Скажем, отличный номер литовских эквилибристов Черняускас. Они нашли свой строгий, элегантный стиль, в котором виртуозно исполняют сложнейшие трюки. И, наверное, им нет основания перестраивать свое выступление. Дело, думается, не в фамилии исполнителей, а в тех задачах, которые они ставят перед собой.
Красочный номер акробатов на верблюдах «Кадыр-Гулям» подготовил в свое время Б. Янушевский, глубоко изучивший обычаи, быт, фольклор, искусство народов Средней Азии. В этом номере на манеж выходят артисты в полосатых узбекских халатах, выводя верблюдов, выезжает двухколесная арба, звучит восточная мелодия. Кажется, только вчера артисты выступали под палящим солнцем где-то в Узбекистане или Таджикистане. Вместе с ними на манеж врывается дыхание Средней Азии с ее красками и звуками.

Номер, созданный Янушевским, еще один пример того, как умелое, вдумчивое использование того, что можно почерпнуть в национальной культуре, обогащает цирковое искусство, в данном случае акробатику. Появляются новые трюки. Прыжки с рук партнеров на плечи или в руки товарищей демонстрируются тут не на ковре манежа, а на движущейся площадке арбы или с арбы в плечи артистов, которые идут за ней и т. д. Это придает своеобразие выступлению, расширяет трюковой репертуар акробатов.

Конечно, дело самих исполнителей решать — в классическом, так сказать, стиле или в национальном строить выступление. Но, уж коль скоро создастся национальный коллектив, конечно, зрители вправо ждать, что его постановщики постараются полнее использовать те возможности, которые предоставляет национальная культура.

Сейчас почти во всех союзных и в двух автономных республиках имеются национальные цирковые коллективы, создано много отдельных национальных номеров. Продолжается упорная работа над новыми национальными произведениями манежа. Нет сомнения, что развитие национальных цирков обогащает как культуру народа, так и искусство арены.

 



#7 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 17 606 сообщений

Отправлено 26 Август 2018 - 18:55

Конному жанру — должное внимание

 

На протяжении многих десятилетий большинство номеров в цирке было так или иначе связано с лошадьми. Конные номера самых разнообразных жанров украшали программы, они привлекали к цирку не только знатоков, но и любителей. А сейчас все реже и реже лошади появляются на манежах. И это очень обидно, потому что, на мой взгляд, нет ничего более красивого на манеже, чем цирковая лошадь.

 

Разве можно забыть конный номер «Почту», в котором наездник управлял большой группой животных, а как изящны и грациозны номера «Гротеск на лошади»; ловкостью отличаются выступления жокеев-акробатов; смелостью и четкостью поражают джигиты; сколько благородной пластики в «Высшей школе» или в «Дрессировке на свободе». В историю цирка вошли и конные пантомимы.

Так почему же теперь забыты многие виды конного жанра? Зато неудержимо растет количество «Джигитов», и номера эти, к сожалению, нередко похожи один на другой. А ведь, чтобы добиться разрешения на ту или иную постановку, в художественный отдел Союзгосцирка подаются сценарии с довольно увлекательными сюжетами. Но после выпуска номера все интересное куда-то исчезает и остается «голая» джигитовка. Вот разве только костюмы отличают исполнителей.

А ведь у каждой национальности есть свои обычаи, свои конные игры, состязания. Однако до чего же однообразны выступления всадников! Конечно, использовать чужие мысли легче, чем тратить время и силы на поиски нового, а еще легче просто скопировать.

И все же в конном жанре появляются поистине самобытные, новаторские номера. Смогли ведь заслуженные артисты РСФСР Л. Котова и Ю. Ермолаев создать свою «Березку», а Р. Ованесов — «Комическую сценку»; прекрасно повторил работу отца — «Русскую тройку» — народный артист РСФСР Н. Ольховиков. Бесспорно красив номер дрессировщика А. Соколова. Однако таких номеров, к сожалению, немного.

Дело даже не только в том, что не растет количество конных номеров; те номера, которые имеются, не могут удовлетворить зрителя по своим художественным качествам. Не секрет, что иные артисты остановились в творческом росте, годами не обновляют свои программы. Да и оформление их номеров страдает нагоняющим тоску однообразием. Возьмите любой неплохой конный номер, созданный несколько лет назад, и посмотрите ого сегодня. Вы увидите не только те же трюки, но и те же костюмы, услышите ту же музыку.

Постепенно из цирка уходит старшее поколение артистов. Наступает время и молодежи сказать свое слово в конном жанре. Обидно, что некоторые молодые артисты работают без огонька. А в иных номерах — шикарные костюмы, блестящая сбруя, бравурная музыка — словом, много внешних эффектов, нет только подлинного мастерства. Юные коллеги мои, где же паша романтика, ваше вдохновение? Так хочется видеть в вас все самое хорошее.

Довольно грустно, что у нас отсутствует необходимая творческая связь между мастерами. А ведь опыт старшего поколения так нужен молодым.

И еще одну сторону вопросе хочется затронуть. Для создания новых номеров, для перестройки и развития уже существующих нужны определенные условия. Во многих жанрах в подготовке номеров участвует цирковое училище, а номера конного жанра пополнения из училища не имеют. Кроме того, подготовка, номеров и новых кадров идет порой без специального репетиционного времени, в тяжелых условиях разъездов и спешки.

Со стороны многих директоров цирка часто встречаешь равнодушное отношение к конным номерам, и это, конечно, отражается на нашей работе. Есть и такие директора, которые стараются обходиться в программе совсем без лошадей или брать номера с малым поголовьем. Да и состояние манежей почти во всех цирках оставляет желать лучшего. За много лет работы я, например, не помню манежа, который мы бы не переделывали или не приводили в порядок, за исключением Московского и Саратовского цирков.

Отсутствуют и маты, так необходимые для разминки лошадей. А отсюда падения, травмы лошадей и людей. Приобретение же матов для каждого номера почти невозможно. Вот и получается, что, приехав на место, думаешь нс о творческой работе, а о том, как накормить лошадей, куда их деть, и вообще, как подготовиться к выступлению.

Не могу умолчать и о работе отдела формирования программ, который часто планирует окончание и начало работы таким образом, что приходится сразу же грузить лошадей после напряженных гастролей, а по прибытии в другой город без репетиций начинать работу. Поэтому лошади, которые стоят немалых средств, скоро изнашиваются, быстро выходят из строя. Трудно и с приобретением поголовья. Животные, купленные на конных заводах, бывают не только с браком, но и с плохими экстерьерными данными и не совсем удачные по масти. Хотя у нас в стране выращены новые замечательные породы лошадей, которые мы и должны показывать зрителям как гордость нашего отечественного коннозаводства. Видимо, причины в том, что нет настоящей деловой связи аппарата Союзгосцирка с Министерством сельского хозяйства и непосредственно с коннозаводскими предприятиями.

Приходится сожалеть, что в аппарате Союзгосцирка мало нестоящих специалистов, которые бы глубоко разбирались в вопросах и нуждах конного цирка. Да не только бы разбирались, а интересовались этими вопросами, по-деловому относились к этому жанру.

Все мы должны быть заинтересованы в том, чтобы поднять конный жанр на должную высоту, чтобы он, как и в прошлые времена, занял подобающее место в ряду других жанров советского циркового искусства.

ДЗЕРАССА ТУГАНОВА, народная артистка Северо-Осетинской АССР, заслуженная артистка РСФСР

 

http://www.ruscircus...oe_vnimanie_762



#8 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 17 606 сообщений

Отправлено 28 Август 2018 - 19:53

Воздушные гимнасты Елена Синьковская и Виктор Лисин

 

Мы нередко скупимся на похвалы и порой адресуем хорошие слова человеку, который их ни прочитать, ни услышать уже не сможет...

 

И все-таки такие слова должны быть произнесены не столько для родных и близких, для друзей и знакомых, сколько — и это главное — во имя дела, которому человек отдал всю жизнь.

Нельзя сказать, что о воздушном гимнасте, а впоследствии режиссере Викторе Матвеевиче Лисине писалось у нас мало. Всего несколько месяцев назад в статье об его учениках адресовались и наставнику добрые слова. Да и самому В. М. Лисину наш журнал неоднажды предоставлял свои страницы для его всегда деловых и темпераментных высказываний.

И все-таки невозможно отделаться от ощущения, что мы перед ним в долгу...

Если бы мне предложили назвать идеального артиста цирка, я бы не задумываясь ответил: «Виктор Лисин». В нем счастливо сочетались филигранная техника с врожденным артистизмом. блистательная изобретательность с огромным обаянием.

Его изумительная пластичность, рыцарское отношение к партнерше, полные красоты и достоинства поклоны вызывали восхищение и зависть у театральных и эстрадных «звезд», а ведь Лисин не обучался в балетной школе, не кончал циркового училища, — он начинал трудовой путь униформистом а Новосибирском цирке...

Я познакомился с Еленой Симьковской и Виктором Лисиным еще в 1936 году и в разнос время, в разных городах любовался их номерами и в классическом «лопинге», и в «воздушном круге», и, конечно, в прославленной «торпеде». А в интермедиях молодежного коллектива однажды увидел на манеже Лисина играющего... на скрипке! Виктор Лисин очень любил стихи и великолепно их читал. Одухотворенный артистизм позволил ему утвердиться артистом героико-романтического склада, и совершенно прав был народный артист РСФСР М. Местечкин, сказав, что Лисин был «Ромео советского цирка».

...Наши первые зарубежные гастроли в пятидесятых годах начинались появлением «торпеды», которая, плавно кружась, набирала высоту, и вдруг в воздухе в скульптурной позе замирали Синьковская и Лисин... И будь то Канада или Бельгия, Италия или Польша, гимнастов, парящих в воздухе, встречала овация, потому что они символизировали не только советский цирк, но и советских людей, советский народ... До такой высокой степени обобщения мог подняться только истинный художник, каким и был Виктор Лисин.

«Уже первый номер — воздушные акробаты на летающей «торпеде» Синьковская и Лисин — оставил далеко позади всё, что было в этом жанре» — писала тогда бельгийская газета «Ле Пепль». Лисину принадлежало и авторство трюковых композиций и конструкций всех аппаратов, на которых он работал. На манеже он действительно напоминал Ромео, а за кулисами, о комбинезоне и кепке больше походил на механика, чьи рабочие руки уверенно орудовали сложными механизмами. Зато реквизит Синьковской и Лисина всегда находился в «отличной форме», так же, как и они сами. Но так было но всегда... Я помню период, когда мотор знаменитой «торпеды» заглох, однако, отнюдь не из-за технической неисправности. В те дни Елена Синьковская оставалась в воздухе как «гимнастка на трапеции», а Лисин вынужден был приземлиться в Цхалтубо. Врачи обнаружили у него повреждение позвоночника.

Но после перерыва, длившегося двадцать (!) месяцев, Синьковская и Лисин торжественно открыли в Сочинском цирке сезон, не только обретя прежнюю форму, но и обогатив номер новым трюком — «копфштейном в круге», который исполнил Лисин. Все мы, находившиеся в цирке на репетиции, бурно приветствовали мужественное «возвращение Лисина в строй». И еще многие годы продолжала парить в цирковых небесах прославленная «торпеда» Синьковской и Лисина.

А перейдя на режиссерскую работу, Лисин в каждый из номеров вложил свой благородный стиль и безукоризненный вкус. И не только в номера «воздушников», в родной для него стихии, как, например, номера Э. Анзорге и Р. Мануковой, Антониновых, Бирюковых, В. Краснощековой и Е. Антипова, но и в номер эквилибристов, таких, как А. Клевцова и П. Коновалов.

Лисин трогательно относился к подопечным и, помнится, рассказывал, что в одном номере «партнеры решили пожениться, и номер будет надолго сохранен»... Надо ли говорить, что молодежь отвечала ему величайшим уважением и любовью! Он отдавал молодым время, знания, передавал опыт, отдал и свою знаменитую «торпеду», на которой ныне выступают обученные им артистки Бирюковы.

Наполненному творческими новациями, Лисину, казалось, никакая старость была не страшна. Но он до нее не дожил...

Став режиссером, Виктор Лисин со страниц нашего журнала (1969 г. № 4) горячо призывал своих сверстников: «Вас ждет непочатый край радостной работы. Уйдя с артистической тропы, вы начинаете новый этап творчества, когда всё, чего вы до сих пор достигли, накопили, задумали, можно передать молодым: можно их научить, уберечь от ошибок и с первых же шагов направить по верному пути. И в этом, уверяю вас, не меньше творческого счастья, чем в работе над собственным номером».

Отвечая на этот призыв, повсеместно вводя наставничество (как официально, так и на общественных началах), неустанно развивая любимое искусство, мы воздадим должное памяти выдающегося мастера советской арены заслуженного артиста РСФСР Виктора Матвеевича Лисина.

ЮРИЙ БЛАГОВ

 



#9 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 17 606 сообщений

Отправлено 29 Август 2018 - 19:27

Александр Асадчев - музыкальный эксцентрик

 

После того как прозвучат эти слова ведущего, на манеже появляется артист в скромном, немного мешковатом костюме и канотье. Он вполне может сойти за музыканта обычного джаз-оркестра — от цирка здесь только белые ботинки с бантиками вместо шнурков и пышный красный бант.

 

post-3-0-10543700-1533974572.jpg

 

Охарактеризовать основной конфликт номера Асадчева можно так — это поединок артиста с музыкальными инструментами (роялем, тромбоном) и аппаратурой (микрофоном и пьедесталом, на котором тот установлен). Ситуации, возникающие при этом, необычны, парадоксальны и в чем-то даже абсурдны.

 

В самом начале выступления с рояля улетают ноты, затем рояль внезапно поглощает яблоко, которым коверный премировал артиста, пюпитр все время норовит ударить музыканта по голове (и в конце концов ударяет), наконец рояль... взрывается(!), его ножки проваливаются куда-то внутрь, и артист падает на него без чувств. Но справедливости ради отметим, что и обращается он с инструментом не самым почтительным образом: ему ничего не стоит оторвать у рояля крышку, а войдя в творческий экстаз, начать вырывать клавиши из клавиатуры.

Не меньше неприятностей доставляет и пьедестал, на котором установлен микрофон. То он споткнется об него и расплющит    тромбон «в лепешку», а споткнувшись во второй раз, разломает его на две части и затем соединит их весьма хитрым способом, после чего на тромбоне приходится играть с помощью... ноги.

Но «главный враг» артиста — это микрофон, который с самого начала отказывается работать. Тогда артист превращает его в вешалку. Но и такое наказание не действует: микрофон не работает. Тут уж Асадчев пытается «кокетничать» с ним, но безрезультатно. А в финале номера разозленный микрофон буквально нокаутирует своего противника, и тот, перелетев на другой конец манежа, оказывается на «взорвавшемся» рояле, который и увозит его за кулисы.

И все же главное в этом номере не  различные смешные ситуации, а то, как Асадчев-актер  эти забавные ситуации обыгрывает.

Артист создает на манеже образ трогательно-смешного недотепы-музыканта, вечно попадающего впросак и тем не менее с упорством продолжающего свое выступление. Герой Асадчева то немного самоуверен, то застенчиво робок, то по-мальчишески задирист. Причем переходы из одного состояния в другое настолько психологически оправданны и достоверны, что зрители безоговорочно верят артисту и всему тому, что происходит с ним на манеже.

Герой Асадчева подкупает нас и своим оптимизмом. Ведь не у каждого хватит сил после стольких злоключений продолжать задуманное: другой бы опрометью убежал с манежа, когда под ним взорвался рояль. А этот ничего — выступает, и в конце концов весь зрительный зал хлопает в такт мелодии, которую он играет на тромбоне...

Номер окончен, и неутомимого музыканта, уехавшего с манежа на взорвавшемся рояле, буквально силой выталкивают на поклон. И он искренне недоумевает: почему же ему рукоплещет зрительный зал?

Асадчев не прибегает к помощи слова, в его арсенале лишь средство пантомимы. Он принадлежит к той категории актеров, которые без слов умеют все рассказать зрителям о своем герое, сыграть свою пьесу на манеже так, что она становится понятной зрителям любого возраста.

Номер обладает четкой драматургией, переходы от одного трюка к другому (а правильнее сказать, от одного инструмента к другому) естественны.

Надо еще учесть и то, что Асадчев работает один (помощь инспектора манежа в данном случае минимальна), он не может рассчитывать на помощь партнеров. А одному приковывать к себе внимание всего зрительного зала на протяжении номера очень непросто. Но смех в зрительном зале во время выступления Асадчева не затихает ни на минуту...

Хочется надеяться, что о дальнейшем мы встретимся с новыми героями Александра Асадчева.

МИХАИЛ НИКОЛАЕВ


  • Масяня это нравится

#10 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 17 606 сообщений

Отправлено 02 Сентябрь 2018 - 17:18

Эквилибристы Виктор Сдобник и Юрий Илюшин

 

Номер их сложен — пять уникальных трюков, но сложность эта, нарастающая от элемента к элементу, не делает трюки тяжелыми для восприятия зрителей, наоборот, — Виктор Сдобнин и Юрий Илюшин исполняет их удивительно раскованно и легко. А ведь артисты почти одного роста и сложения (явление не очень уж частое).

 

post-3-0-10543700-1533974572.jpg

 

История создания номера такова: еще рабочим пареньком Виктор Сдобнин увлекался спортом — занимался лыжами, коньками, волейболом, баскетболом, боксом, тяжелой атлетикой и выступал в самодеятельном цирке воздушным гимнастом. Тогда в Пензе не было своего циркового здания, и однажды, после гастролей цирка-шапито, пока не убрали шатер, самодеятельные артисты дали свое представление землякам. Успешный выход но арену стал для Сдобнина событием, которое определило его судьбу. Он едет учиться в Москву в цирковое училище и становится силовым акробатом.

Юрий Илюшин был рабочим Саратовского цирка и, конечно, мечтал стать артистом. После службы в армии возвращается а цирк, упорно занимается эквилибром, в это время его и приглашает Виктор Сдобнин в партнеры. Юрий согласился. На подготовку было отпущено всего три месяца, при этом акробаты должны были освоить асе трюки, которые B. Сдобнин отрабатывал с прежним партнером в цирковом училище четыре года. Поэтому распорядок дня был довольно жесткий: четырех-пятичасовые тренировки с утра, отдых и вновь тренировки. И так каждый день. Порою Юрию казалось, все силы иссякли, мышцы болели, и наступила минута, когда он в отчаянии сказал Сдобнину: «Не выйдет из меня силового акробата, ищи другого партнера».. К счастью, Виктор был уже опытным артистом и знал, что это временный упадок физических и духовных сил. Его поддержка, дружеское участие решили судьбу номера.

Строгая квалификационная комиссия в Москве приняла номер и оставила артистов для выступлений в столице. После московских выступлений артисты начали работать над новыми, никем ранее не исполнявшимися трюками. В их номере появляется «двойной горизонтальный флажок»». Настойчиво, неустанно оттачивают артисты каждое движение, заменяя известные трюки на более оригинальные и сложные.

Примечательно, что молодых акробатов приглашали на празднование 100-летия русского цирка в Саратове и в Пензе. Молодые артисты в составе делегации ЦК 8ЛКСМ выезжали в Лаос и Вьетнам, представляли наше искусство в Новой Зеландии и Австралии.

Сейчас артисты репетируют новые трюки, которые они скоро представят на суд зрителя...

Б. БАДЕЕВ

 







Темы с аналогичным тегами Советская эстрада и цирк., Советский цирк. Февраль 1976

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных

  Яндекс цитирования     Rambler's Top100