Перейти к содержимому

Александр Рыбкин уволился
подробнее
Анатолий Марчевский покидает свой пост
подробнее
В Минкультуре появится отдел циркового искусства
подробнее

Фотография

Журнал Советская эстрада и цирк. Апрель 1976 г.


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 5

#1 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 17 679 сообщений

Отправлено 13 Ноябрь 2018 - 19:58

"Карнавал на Кубе", "Трубка мира" и другие

 

Смерть капитана Кука... Остров амазонок... Черный пират...

 

Охота в Баден-Бадене... Нибелунги... Юлий Цезарь... Орлеанская дева... Шерлок Холмс... Принц Евгений и императрица Жозефина... Ричард Львиное сердце... Веселая вдова... Орфей в аду... Хаджи Мурат... Три мушкетера в монастыре... Лукавые женщины Микадо... Золушка... Мазепа... 1001 ночь... Крысолов из Гамельна... Дон Кихот... Индия в огне... Иван Сусанин... Ночь перед Рождеством... и так далее и так далее.

 

http://www.ruscircus...ra_i_drugie_764

Прикрепленные изображения

  • 0.jpg
  • 1.jpg
  • 2.jpg
  • 3.jpg
  • 4.jpg
  • 5.jpg
  • 6.jpg
  • 7.jpg
  • 8.jpg
  • 9.jpg
  • 10.jpg
  • 10.jpg
  • 11.jpg
  • 12.jpg
  • 13.jpg
  • 14.jpg
  • 15.jpg
  • 16.jpg
  • 17.jpg
  • 18.jpg
  • 19.jpg
  • 20.jpg
  • 21.jpg
  • 22.jpg
  • 23.jpg
  • 24.jpg
  • 25.jpg
  • 26.jpg
  • 27.jpg
  • 28.jpg
  • 29.jpg
  • 30.jpg
  • 31.jpg
  • 32.jpg
  • 33.jpg
  • еачало обложки.jpg
  • конец обложки.jpg


#2 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 17 679 сообщений

Отправлено 13 Ноябрь 2018 - 20:15

В честь Валентина Ивановича Филатова

 

Циркового клуба в Москве вроде бы нет, если, конечно, не считать коридора Союзгосцирка, где проходят оживленные "встречи по интересам".

 

Однако если спуститься из этого коридора на улицу, пересечь се по диагонали, то обнаружится клуб, и не какой-нибудь, а Центральный Дом работников искусств! Сюда идут певец и дирижер, актер и художник, балетмейстер и драматург, медведь и попугай, обезьяна и удав (последние четверо, правда, только тогда, когда в Доме властвует цирк, и в данном случае «Цирк зверей»). Именно здесь отмечалось пятидесятилетие артистической деятельности основателя, руководителя и главного исполнителя этого цирка народного артиста СССР Валентина Ивановича Филатова. Надо сказать, что юбиляр не восседал весь вечер о кресле и не выслушивал похожие друг на друга адреса от лиц и организаций. Чего не было, того нс было! Виновник торжества уютно устроился на низенькой скамеечке о левом углу сцены в окружении членов своей семьи (правда, ого супруга Юлия Васильевна из свойственной ей скромности на сцену выйти не пожелала н оставалась в переполненном зрительном зале)ю

 

http://www.ruscircus...ha_filatova_764



#3 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 17 679 сообщений

Отправлено 19 Ноябрь 2018 - 22:28

И в цирке звезды есть

 

Так еще недавно именовалась программа второго коллектива «Цирк на льду». В Харькове, где этой зимой выступал коллектив, на рекламных щитах появилось название — «Русские потехи».

 

При встрече с такой рекламой сразу же возникла мысль — значит, в представление внесено новое, оно приобрело иное звучание, иные краски. Для подобного предположения были основания и потому, что в свое время критиковалась слабость сценарной основы спектакля. Два года назад в нашем журнале в статье Ник. Кривенко говорилось, что в прологе заходит речь о «конкурсе королевы красоты», но затем эта тема не получает какого-либо развития ни в репризах коверных, ни в других сценах. В той же статье справедливо утверждалось, что, хотя в программке названы авторы сценария, какой-либо литературной основы спектакля не чувствуется.

Так как же теперь выглядит представление?

Прежде чем ответить ма этот вопрос, напомню: когда состоялась премьера второго коллектива «Цирк на льду», его, естественно, сравнивали с первым, программа которого была поставлена талантливым режиссером А. Арнольдом по сценарию, написанному им совместно с драматургом Н. Эрдманом. Мастерство артистов, уже несколько лет выступавших на ледяной арене, разумеется, было отточеннее, выше. Сравнение тогда оказывалось не в пользу второго коллектив а — в последнем было меньше находок, открытий, ярких образов.

С тех пор минуло более четырех лет. Для многих участников второго коллектива это время не прошло впустую: молодые артисты совершенствовали свои навыки, становилось увереннее, точнее исполнение ими сложных трюков, а недавно программа обогатилась несколькими новыми номерами. Отдавая должное творческой устремленности, работоспособности исполнителей, стоит рассказать, что же сделано молодежью за последнее время (пока воздерживаясь от оценки представления в целом.

Акробатический дуэт Е. Баранок и А. Садофьева уже не раз заслуживал похвал. Теперь можно отметить, что артисты не только  добивались эффектного исполнения трюков, ио и ввели в свой номер третьего партнера — дрессированную обезьяну. Акробат Садофьев оказался способным дрессировщиком. Обезьяна уверенно исполняет, если тут можно применить профессиональный термин, и «отрывную работу». Артисты бегут на коньках, а она смело перелетает над льдом, переходя от одного «нижнего» к другому.

Когда-то групповой номер жонглеров критиковали за некоторую статичность. Участники его постарались избавиться от этого недостатка. Сейчас выступление стало более динамичными. Перекидка булав между четырьмя партнерами происходит, когда они движутся на коньках. Особое мастерство показывает солист квартета жонглеров А. Письменный.

Номер «Емеля-эквилибрист», подготовленный И. Буториным в первом коллективе, сейчас успешно демонстрируется в программе второго. С выпуска номера прошло относительно немного времени, но Буторин держится значительно увереннее, раскованнее, чем в самом начале, сложные трюки эквилибра проделывает без видимых усилий.

Дрессировщики И. и В. Сошины добиваются, чтобы медведи-хоккеисты, поделенные на две команды, стремились забить шайбу в ворота противника, чего раньше в номере не было. Правда, иной раз на лед выходят всего по два четвероногих игрока в каждой «команде» — вратарь и нападающий. Пожалуй, маловато даже для медвежьего хоккея.

Совершенствуют в той или иной степени свои выступления и другие исполнители.

Самое же примечательное — выпуск новых номеров. Прежде всего надо назвать аттракцион (так значится в программке) «Морские котики и нерпа». Появление животных заполярных широт на ледяном манеже вполне логично. Ю. Захаров проявил себя весьма способным, изобретательным укротителем. Морские котики и нерпа послушны своему хозяину, охотно выполняют его команды. Кроме того, что животные, например, отбивают носами мяч (такое мы видели в номерах с морскими львами), они проделывают и более сложные трюки. Взобравшись на огромный шар, морской котик катит шар по двум горизонтальным шестам. Затем котик передвигается по брусьям, удерживая на ластах свое тяжелое тело. Ловко и азартно животные крутят хула-хуп, и нс по одному, а по два, по четыре цветных обруча.

Новый номер, «Комические жонглеры», демонстрируют В. Пимкас и Б. Кириллин. Им удается создать убедительные эксцентрические образы. Они выразительно подают трюки.

Новые репризы готовят коверные. Репетируется номер — «Эквилибристы на моноциклах». У артистов есть и другие замыслы. Правда, задуманное реализуется слишком медленно, трудно. Тому несколько причин: и большая загруженность артистов, и отсутствие энергичного художественного руководителя, и недостаточная помощь Всесоюзной дирекции.

Но вернемся к началу разговора и посмотрим: а как же в целом изменилась программа, почему она получила новое название? И тут приходится признать: хотя и появилось несколько новых номеров, перестройка всего спектакля ко произошла.

Надо ли доказывать, что выступление любого постоянного коллектива, и в частности того, о котором идет речь, должно выглядеть, иначе, чем сборная программа, объединяющая номера на полтора-два месяца. Наверное, не обязательно строить выступление коллектива на сюжетной основе, но, без сомнения, все должно подчиняться единому замыслу, посвящаться определенной теме. А во втором коллективе «Цирк на льду» и в построении программы и в тенденциях создания нового ощущается некая стихийность. Складывается впечатление, что асе определяет лишь инициатива тех или иных исполнителей, но отсутствует общая творческая линия.

Сейчас в программе, например, много пародийных номеров, воссоздающих картинки прошлого, причем в самых разных жанрах: фигурного катания, акробатики, жонглирования, музыкальной эксцентрики. Сами по себе номера, может быть, неплохи. Но возникает вопрос: что это — желание, обратившись к прошлому, показать, как изменилась наша жизнь, взаимоотношения между людьми? Или таким образом подчеркивается современное звучание других номеров? А может быть, просто считается выигрышным эксцентрические выступления стилизовать под старину в расчете на то. что уже само появление забытых персонажей с непривычной манерой поведения, в старомодных костюмах, под старомодную музыку непременно вызовет улыбки, смех. Дело, пожалуй, как раз в последнем. Исполнители готовят свои новые работы, часто но задумываясь, как же в целом будет выглядеть программа, каково будет ее звучание.

Много раз писалось, что объединить номера, связать их, придать программе цельность призваны коверные клоуны. Скажем, в первом коллективе «Цирк на льду» эту роль выполняют комический персонаж главный администратор и музыкальная пятерка. Главный администратор появляется в начале представления и затем участвует в сценках музыкальных эксцентриков, входит в некоторые номера. Зрители запоминают Главного администратора и бойких музыкантов, ждут их новых появлений.

Во втором коллективе вряд ли вы запомните каждого из пятерых клоунов. Хотя вначале они бодро представляются собравшимся: «Афоня, Федя, Антошка, Вова, Жучек», но микто из них не несет через весь спектакль единый образ. От репризы к репризе меняется характер их поведения, костюмы и грим. Зрителям просто нс под силу разобраться, что в полосатых одеяниях, в восточных халатах, в иных нарядах все те же Афоня и Жучек или Антошка и Вова.

У клоунов, не лишенных, на мой взгляд, дарования, есть репризы и более забавные, и менее, но дело в том, что эти сценки часто случайны по своему содержанию, характеру, образам, никак не связывают номера программы. Недавно клоунская группа подготовила музыкальную сценку «В старом цирке». В ней можно отметить и удачные места и указать, где действие несколько затянуто. Но возникает такой вопрос: чем продиктовано ее появление? Нужен ли был еще один номер-пародия на старину? Кроме всего клоуны в нем выходят на манеж без коньков? (для них кладут фанерный круг). Так ли оправдан отказ от коньков? Неужели исчерпаны все возможности льда для создания комических ситуаций? Ведь смогли же а этом коллективе, в номере «Метелица», поставить на лед петуха, прикрепив к его лапам своеобразные конечки; это получилось весьма забавно.

Ради справедливости замечу: у коверных есть репризы, в которых учтены особенности ледового зрелища. Вначале они мчатся по кругу, преодолевая всевозможными способами преграду — нечто вроде вращающегося шлагбаума. Впечатляет веселая сценка «Морж», в ней особенно выразителен главный исполнитель Е. Афанасьев.

В те дни в Харькове шло обсуждение новой роботы — репризы «Факир». В ней факир после ряда манипуляций извлекает из-под шапки, брошенной на лед, яйцо. Его ученик-ассистент из-под той же шапки достает яйцо уже большего размера. Отмечалось, что есть в этой сценке удачные моменты, есть и неудачные. Например, любопытно взаимоотношение факира и ого ассистента, который воспринимает своего учителя-мага не очень-то всерьез. А в чем-то комикам изменяет вкус — например, странно заучит бессмысленный набор слов, изображающий заклинания и рассчитанный на то, чтобы непременно вызвать смех у зрителей. Но самое главное, снова возникает недоумение: а нужна ли именно такая реприза? Как подкрепляет она тему «Русские потехи»? Как сочетается с общим замыслом?

С общим замыслом? Последний вопрос вызывает следующий. А каков же общий замысел? Мне рассказывали: случалось, что в некоторых городах второй коллектив «Цирк на льду» рекламировали по-своему, придумывали ему нозос наззание. Думаю, объясняется это не столько бесцеремонностью цирковых администраторов, сколько тем, что коллектив не имеет своего четко выраженного лица.

Могло ли произойти подобное, скажем, с молодежным коллективом «Русские самоцветы»? Его программе так легко не дашь иное имя. Наверно, могут существовать разные мнения о достоинствах и недостатках номеров «Русских самоцветов». Но нельзя не признать, что коллектив имеет свое ярко выраженное направление. Действительно, наиболее значительные номера программы, составляющие ее основу, решены в русском народном стиле. Это акробатический номер «Гигантские шаги», номер дрессуры лошадей «Русская березка», номер с медведями, воссоздающий сценки из сказа П. Бажова «Хозяйка медной горы». И в других номерах находят отражение образы русского фольклора, народного творчества. Клоуны появляются в облике скоморохов, персонажей народных сказок. Если исключить одну-две репризы, то все трое коверных предстают перед зрителями постоянно в определенных образах, их узнают, запоминают. Своим появлением, своими репризами они помогают придать представлению цельность.

Пусть нет сюжета а «Русских самоцветах», но тут все подчинено единому замыслу: и характер номеров, и включенные в спектакль хореографические сценки, и элементы художественного оформления, и музыка.

Сейчас в печати, на совещаниях идет обоснованный, серьезный разговор о роли литератора в создании произведений циркового искусства, справедливо утверждается, что роль автора-драматурга должна возрасти. Нужно ли доказывать. что представление постоянного коллектива желательно строить по добротному литературному сценарию.

Такой литературной основы в спектакле второго коллектива «Цирк на льду» не ощущается. Продуманный сценарий определил бы направление всей творческой работы. И, тогда, например, клоунам было бы совершенно ясно, в каком облике выходить им в репризе, чтобы извлечь из-под шапки яйцо, — в облике ли восточного факира, сказочного волшебника, старомодного фокусника или лукавого Иванушки-дурачка.

Пока трудно сказать — название «Русские потехи» появилось на афишах только во время гастролей в Харькове или это первый шаг к тому, чтобы определить творческое лицо коллектива?

Мне думается,— было бы хорошо скучное имя «коллектив «Цирк на льду» номер два» заменить иным, красочным названием, которое отражало бы тему, идею спектакля, было бы неотделимо от того, что происходит на ледяном манеже. Это название стояло бы на рекламных щитах, фигурировало бы в официальных документах и в статьях рецензентов. Главное же — зритель, привлеченный интересным названием, увидел бы на льду цельное, яркое произведение циркового искусства.


К. ГАНЕШИН

 

http://www.ruscircus..._zvezdy_est_764



#4 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 17 679 сообщений

Отправлено 21 Ноябрь 2018 - 21:01

Клоун Анатолий Смыков

 

Время от времени на страницах журнала вспыхивает спор о буффонадной клоунаде. И неизбежно возникает вопрос: каким же должен быть клоун? Мне представляется, ответ тут один: талантливым.

 

Природа клоунской профессии настолько уникальна, что запрограммировать, а тем более решить административным путем появление желательного образца невозможно. Но зато можно нанести определенный вред, когда начинают слишком настойчиво предлагать следовать мастерам, уже завоевавшим признание зрителей и критики, и определяют их творческую практику (в основном отошедшую от буффонады) как единственно верное направление.

Обычно в этом случае говорят о созвучности времени образов и масок, созданных артистом. О том, что артист чутко уловил вкус зрителя, что его творчество отвечает внутреннему движению духовной жизни современника.

Да, жизнь — это движение. Движение происходит и в искусстве. И много перемен претерпевает оно на протяжении одной человеческой жизни. Но вот вопрос: что же тогда тот художественный мир, в котором жил человек, то искусство и те формы, в которых явилось оно ему и которые помогли ему постигать прекрасное, — все это уходит бесследно из его жизни? Все это оказывается ненужным перед лицом нового? Или, в лучшем случае, является этапом о безоглядном движении?

Но тогда как объяснить, что каждая новая талантливая постановка, скажем "Гамлета", «Короля Лира» или «Макбета», становится значительным событием в художественной жизни? И никого не смущают монологи, обращенные к самому себе или в зал, призраки, тени, решительно переворачивающие жизнь умнейших людей, лес, как возмездие, двинувшийся на злодея,— все то, что, казалось бы, безвозвратно ушло из нынешних пьес. Но вот современный драматург Алексей Арбузов на современнейшем и конкретнейшем материале — строительстве Иркутской ГЭС — создает пьесу; и действует о ней, как в античной трагедии, Хор. И Хор этот не только никого не шокирует, никому не мешает, не оскорбляет ничьего эстетического чувства, а, наоборот, придает всему действию, всем событиям масштаб. Что же касается самой античной трагедии, то ведь и она не ушла со сцены. Она стала редкой гостьей на театре, это верно. Но ведь и то сказать — для ее воплощения и талант потребен редкостный. Зато дает она, несмотря на всю условность действия и формы, проявиться актеру в чистом золоте творчества.

Не слишком ли высоко забрался я, начав разговор «всего лишь» о буффонадной клоунаде? Что ж, стремительно спустимся — старинный водевиль «Лев Гурыч Синичкин». Опять-таки живет и здравствует. И даже воплощен в современном искусстве — в кино. Причем в фильме бережно сохранена очаровательная ноивность амплуа. Тем и хорош он.

Да, что ни говори, форма, жанр — штука огнеупорная. Крупнейший советский литературовед М. Бахтин в работах о Достоевском и Рабле, получивших мировое признание, убедительно показал, что старинные жанры, причем площадные, «грубые», входят существенной составной частью в кровь и плоть искусства последующих веков, притом искусства интеллектуального, самого передового по формам, всесторонне и глубоко исследующего жизнь современника, выражающего тончайшие движения его души.

А теперь хочу остановиться на таком факте: замечали ли вы, что когда и кино или на театре хотят изобразить клоуна, то всегда обращаются к старой клоунаде.

Сказанное отнюдь не аргументы в споре о буффонадной клоунаде вообще, в который я не собираюсь вступать. И поставленные здесь вопросы обращены а размышления к самому себе. А заговорил я об этом потому, что меня занимает судьба одного клоуна.

Его любят зрители, его мастерство признают многие авторитетные специалисты, в том числе и коллеги по манежу. Однако в перечне наших лучших клоунов, в постоянной «обойме» имен, в которую, впрочем, довольно легко попадают молодые артисты, едва только добившиеся успеха, его имя встретишь редко. Он что-то вроде запасного игрока в этой прихотливой игре мнений. На поле почета его выпускают нечасто. Хотя, повторяю, признают и мастерство его и не случайный, надежный успех у зрителей. Еще говорят о нем: старый клоун. А между тем он окончил цирковое училище лет на пять позже Олега Попова и лет на пять раньше Леонида Енгибарова. То же училище, у тех же, в сущности, педагогов. Имя его — Анатолий Смыков.

Творчество Анатолия Смыкова, на мой взгляд, имеет принципиальное значение, как принципиально и поведение самого артиста в искусстве. Свой творческий путь он выбрал, следуя не моде, руководствуясь не ходкими ныне рассуждениями об интеллекте, оборачивающимися часто пустой игрой, за которой ничего не стоит, кроме шутки, более или менее удачной. Свой творческий путь он выбрал, повинуясь тому, что выражает его натуру, его человеческую суть. Сквозь грим глядит его душа, сказал бы я. И на все советы, на все упреки, на все вразумительные разъяснения, что так теперь никто не делает, что манера его и образ устарели, он отвечает одним — продолжает идти той же дорогой, что и шел. Потому что знает: изменить образ — значит изменить самому себе. И тогда будет не клоун Анатолий Смыков, а Анатолий Смыков, играющий в клоуна.

...Он появляется неожиданно, с верхних рядов амфитеатра, среди публики. Как появлялись до него десятки других клоунов. Но вот явился он, и как бы теплая волна прошла по цирку. Он спускается, здороваясь с публикой, со взрослыми и детьми, немного чудаковатый человек в мешковатом костюме с круглым добрым лицом, на котором выделяются нос картошкой и удивленно приподнятые тоненькие брови. А волосы... Волосы светлые-светлые, чуть-чуть с рыжинкой, но и не рыжие все-таки. Вот это чуть-чуть — это грань во всем. В облике и в поведении — что-то от буффонадной клоунады и в то же время много от житейской достоверности.

Но проследим, что же делает клоун. Он уже спустился вниз, взобрался на барьер манежа, провозгласив удовлетворенно: "Прибыли!» И тут же, споткнувшись, грохнулся. Сколько раз до него это делали! Но достоверностью сыгранного он заставил нас забыть об этом и поверить только ему.

Вот он снимает пиджак и кладет на барьер. Однако, взглянув на сидящих о первом ряду, поспешно забирает. Неет уж! Только не здесь! — читаем мы на его лице, покуда несет он пиджак в другое место. — Вот здесь!» Но тут же еще поспешней забирает и перекладывает. Положил, отошел, взглянул на зрителей и с опаской, далеко протянув руки, снова забрал. Теперь уже, на расстоянии, в безопасности смешно пугает, грозит потенциальному своему похитителю.

И опять-таки — сколько раз это делали другие! И не мудрено. Ведь это цирковая классика, те выверенные десятилетиями приемы, тот, можно сказать, клоунский язык, который дает возможность талантливому артисту, художнику создавать образ, привнося в привычные формы собственную индивидуальность и тем самым делая их в тот волшебный час только своими. В руках же ремесленников они всего лишь штампы, всем надоевшие.

Анатолий Смыков с помощью этой неприхотливой репризы разыгрывает маленький спектакль с целой гаммой чувств и настроений, обнаруживая детски незащищенную наивность и что-то еще, какие-то свойства и черты характера, которые трудно сразу определить и которым трудно дать имя, но в совокупности своей они и составляют то, что зовется обаянием.

Одно же качество обнаруживает себя с несомненностью. Кто-то верно заметил, что человеческая душа обладает особым свойством излучения, помимо слов и поступков. Так вот душа Смыкова излучает доброту.

Доброта Смыкова представляется мне не просто его индивидуальным качеством, но, как у всякого истинного художника, обретает черты всеобщие, становится определенным явлением. Так вот Смыков в своем творчестве в какой-то мере выражает одну из коренных черт русского народа и в этом смысле продолжает прекрасную традицию русской культуры.

Много положительных качеств, скрытых под его простотой, можно обнаружить у него. Не приходила ли вам в голову, читатель; такая идея: поместить, мысленно конечно, любимого вами клоуна в жизненную, в что ни на есть житейскую среду? Если проделать подобное с созданным Смыковым образом и поместить его, скажем, среди героев широко известной трилогии Федора Абрамова «Пряслины», то с известными, естественно, допущениями он войдет в эту среду, заняв там определенное место. Так много в нем житейски достоверного и основательного. И это позволяет, на мой взгляд, говорить о его народности, качестве очень высоком.

Смыков разыгрывает опять-таки простенькую, ходовую ныне репризу «Пари». Кстати, это модернизированная старая реприза, пришедшая еще из тех времен, когда цирк дружил с буффонадой, а появление клоунов нового типа, таких, как Карандаш, Мусин, Серго (А. Сергеев), но только не вызывало конфликта, но, наоборот, вместо с буффонадными они удачно дополняли друг друга и своими контрастами украшали искусство арены. Ведь парадоксальная острота, несовместимость от века свойственны цирку. Это к слову. Однако, говоря о Смыкове, невольно все время перекидываешь мостик к тем традициям, к тому наследию, которое далеко еще не исчерпано. Только пользоваться им надо умело, в движении, в соответствии со своей индивидуальностью. Как это и делает Смыков.

Характерная черта его образа — полное отсутствие эгоцентризма, что опять-таки свойственно очень добрым людям. И еще одно свойство его творческой манеры, в какой-то мере связанное с первым качеством: он никогда не стремится все выжать из репризы, в том смысле, что в конце не жмет на все педали. Эта недосказанность очень привлекательна, она оставляет простор для чувств и мыслей зрителям. К тому же свидетельствует о духовном богатстве артиста.

Особенно ярко все его качества проявляются в клоунаде «Бокс», разыгранной им по-своему, ни на кого не похоже. В его боксе нет ожесточения, битвы до изнеможения, стремления во что бы то ни стало, любой ценой повергнуть противника.

В этой клоунаде Анатолий Смыков проявляет замечательный художественный такт. Вот два примера. Перед тем, как начать боксировать, он идет за ширму, которая стоит тут же иа манеже, чтобы переодеться соответствующим образом. Ширма невысока. И мы видим его лицо, когда он раздевается. Это уже спектакль! Поистине надо быть мастером, чтобы, не кривляясь, одним только сосредоточенным выражением лица изобразить столько оттенков чувств и мыслей.

Но, кажется, все готово, пиджак и брюки перекинуть на стенку ширмы. Смыков выходит, и цирк грохочет от смеха. Нет, видимо, что-то не так, решает он, оглядывая свои нелепые трусы. И тут же уходит за ширму. Смыков «не играет» на трусах, как говорят клоуны, не старается выжать на этой ситуации как можно больше смеха, понимая, что не очень-то эстетично подобное зрелище, да и не велика цена такого юмора. Это лишь мимолетный штрих, подготовка. И вот он снова выходит из-за ширмы, натянув длиннющую майку, значительно ниже колен. Теперь все в порядке.

Во время бокса, увлеченный каким-то только им чувствуемым ритмом, он вдруг начинает исполнять танец из «Лебединого озера». Смыков проделывает только несколько движений, а у нас ощущение законченности. Хочется увидеть танец дальше, но Анатолия уже снова захватила стихия борьбы. И опять в этом есть простор для воображения зрителя. Понимаешь, как много он может, как много в нем заложено. Нет, не так прост он, как кажется.

А что касается его, так сказать, чисто цирковых способностей, то мы еще раньше убедились, что он хороший акробат и жонглер. Последнее он отменно продемонстрировал в созданной им оригинальной репризе «Ведра», когда, подбросив ногой ведро за дужку, он лихо поймал его на крючок того конца коромысла, что был у него за спиной.

Но главное все-таки не это умение, не эта виртуозность. Знакомясь с творчеством Смыкова, особенно отчетливо понимаешь, что клоун не просто тот, кто хорошо жонглирует с комической обыгровкой, кто виртуозно катается на мотоцикле и делает вид. что вот-вот сейчас упадет, а потом улыбается, давая понять, что это он так, шутит. Клоун — это не комический жонглер или велофигурист. Клоун — это когда за спиной — глубина характера, постижение жизни, философия, если хотите.

А без этого все остальное лишь игра мальчиков в клоуны... Не появлением ли слишком большого числа якобы современных по манере, а на деле всего лишь рафинированноинфантильных юнцов, изображающих клоунов, объясняется явно ощущаемая сейчас тоска по каким-то новым настоящим клоунам? Не отсюда ли участившиеся разговоры о буффонаде?

Говоря о Смыкове, я вовсе не собирался представить его рыцарем без страха и упрека. Можно, например, посетовать, что несколько бедноват его репертуар, правда, сейчас он готовит эксцентрический номер с редкими в цирке животными — свиньями. Но речь шла о другом, о плодотворном развитии традиций, об умении сказать свое собственное слово. Об умении преодолеть соблазн моды и остаться верным самому себе. А это признак дарования истинного.

АНАТОЛИЙ ГУРОВИЧ



#5 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 17 679 сообщений

Отправлено 27 Ноябрь 2018 - 21:56

Они трудились от души

 

Представление, даже самое блистательное, — это не только выступления талантливых артистов, но и работа многих и многих людей: администратора. конюхов, униформистов. В этой статье я хочу рассказать о людях разных цирковых специальностей, сейчас находящихся на пенсии. Их объединяло одно: работа от души, поэтому и посвящаю я им эти короткие, но добрые строки.

 

http://www.ruscircus...is_ot_dushi_764

 

 

Мастер костюма

 

С тех пор прошло лет шестьдесят. Преподавательница рисования попросила: «Дети, пусть каждый изобразит, что увидит из окна своего дома». Наступил следующий урок. На стол Анастасии Сергеевны Кариковой посыпались листы — акварель, гуашь, уголь, карандаши, пастельные мелки. На листах упрямо взбирались вверх улицы старого Тбилиси, вились кружевные орнаменты чугунных балконов и галерей, высилась, приникая к синим небесам, Мтацминда, круглились купола древних храмов, прогуливались живописные разносчики — кинто и важно шествовали осели, груженные фруктами, жареной кукурузой, маццони... Дети изобразили все, что видели из окон своих домов.
 

Но вот из кипы рисунков вдруг выпорхнул один, ни иа что решительно не похожий. Там была желтая-желтая, почти золотая пустыня. В пустыне красовались молчаливые пирамиды. И чернокожие рабы несли в паланкине прекрасную принцессу.

 

http://www.ruscircus...er_kostyuma_764



#6 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 17 679 сообщений

Отправлено 01 Декабрь 2018 - 21:11

Волшебные руки

Книга известного иллюзиониста заслуженного артиста РСФСР Ильи Символокова «Как я завоевал волшебную магическую палочку».
 
В предлагаемом читателям отрывке рассказывается, как после первых шагов на манеже, после работы ассистентом в атлетическом номере Яна Моцардо, Символоков продолжает поиски своего пути в искусстве.
Итак, перевернута еще одна страница моей жизни. Что же дальше? Этот вопрос впервые встал передо мной столь остро. Мне уже двадцать лет. Но ни о чем другом, кроме как о цирке, думать не хотел, ибо до одержимости был влюблен в цирковое искусство.
 
http://www.ruscircus...hebnye_ruki_764

 

 

Акробатический дуэт Л. Золотова и И. Водопьянов

 

Встретились двое, такие непохожие, разные... Она — нежная, чистая, мятущаяся; он — сильный, более резок, прямолинеен. И что-то повлекло вдруг, неотвратимо потянуло друг к другу... Просто любовь?
 

http://www.ruscircus..._vodopyanov_764






Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных

  Яндекс цитирования     Rambler's Top100