Перейти к содержимому

Зоопараноики обломались. В новом Законе нет и намека на запрет цирков с животными
подробнее
Минкульт РФ объявил конкурс на замещение должности гендиректора "Росгосцирка""
подробнее
В Мексике отменили запрет на использование животных в цирке
подробнее

Фотография

Журнал Советская эстрада и цирк. Июнь 1977 г.

Советская эстрада и цирк Советский цирк июнь 1977

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 6

#1 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 18 257 сообщений

Отправлено 02 Сентябрь 2019 - 20:59

Журнал Советская эстрада и цирк. Июнь 1977 г.

Прикрепленные изображения

  • 0.jpg
  • 1.jpg
  • 2.jpg
  • 3.jpg
  • 4.jpg
  • 5.jpg
  • 6.jpg
  • 7.jpg
  • 8.jpg
  • 9.jpg
  • 10.jpg
  • 11.jpg
  • 12.jpg
  • 13.jpg
  • 14.jpg
  • 15.jpg
  • 16.jpg
  • 17.jpg
  • 18.jpg
  • 19.jpg
  • 20.jpg
  • 21.jpg
  • 22.jpg
  • 23.jpg
  • 24.jpg
  • 25.jpg
  • 26.jpg
  • 27.jpg
  • 28.jpg
  • 29.jpg
  • 30.jpg
  • 31.jpg
  • 32.jpg
  • 33.jpg
  • конец обложки.jpg
  • начало обложки.jpg


#2 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 18 257 сообщений

Отправлено 03 Сентябрь 2019 - 21:55

Мастера начинаются в ГУЦЭИ

 

Государственному училищу циркового и эстрадного искусство исполнилось пятьдесят лет. Наш корреспондент А. ГУРОВИЧ встретился с заслуженным деятелем искусств РСФСР АЛЕКСАНДРОМ ВОЛОШИНЫМ, возглавляющим ГУЦЭИ вот уже около тридцати лет, и попросил его ответить на несколько вопросов.

 

—    Хотя наш журнал уже неоднократно знакомил читателей с училищем, напомните, пожалуйста, как оно было создано.
—    На этот вопрос можно было бы ответить коротко и просто: осенью 1927 года Народный комиссариат просвещения принял решение открыт», курсы циркового искусства с трехлетним сроком обучения. Оно-то и положило начало училищу. Но такой ответ, как говорится, мало что дает уму и сердцу. А между тем создание циркового училища стоит в ряду тех многочисленных шагов в новое, неизведанное, которое решительно и смело делало наше юное тогда государство.

Дело в том, что спокон веку цирковое мастерство передавалось от отца к сыну, семейное ученичество было непреложным законам жизни цирка, основным путем пополнения его рядов.

И оттого, что мастер брал к себе иногда учеников со стороны, традиция эта нисколько не нарушалась. Вновь принятый как бы становился новым членом семьи, пускай и не столь родственным и даже очень часто помыкаемым, но все-таки членом семьи. Ибо жил, вынужден был жить интересами этой семьи, се заботами, часть которых, хозяйственных, самых черновых, перекладывалась на его плечи. От того, насколько расторопен такой ученик был в этой далекой от искусства работе, нередко зависела его творческая судьба.

Так и существовал этот замкнутый, кастовый мир, в который редко проникали ветры времени. А само цирковое мастерство мало кто считал тогда искусством.

Великий Октябрь переменил неприкаянную судьбу бродячего племени мастеров арены, призвав их к активному участию в начавшемся о стране грандиозном культурном строительстве, поставив цирк на уровень больших общественных задач. А это потребовало от мастеров манежа более высокой общей культуры, широкого идейного кругозора. Конечно, старый цирк, находившийся к тому же в те годы в упадке, не мог отвечать требованиям времени. Нужно было новое пополнение, нужны были новые артистические силы, тесно связанные с жизнью, с временем, что называется, пропитанные его идеями, устремлениями, чаяниями. И хорошо образованные. Ведь в цирк пришел и новый зритель. Пришел приобщиться к настоящему искусству.

И тогда была выдвинута идея создания профессионального циркового учебного заведения. Однако поначалу она породила маркие споры в среде мастеров арены. И немудрено: ничего подобного мировая практика цирка не знала. Все университеты циркового артиста прошлого — манеж и конюшня. И ничего, утверждали многочисленные приверженцы старых методов обучения, цирк жил. И будет так жить. Не за школьной партой постигаются артистом цирка законы физики, а в манеже, собственными боками. Там хорошо усвоишь, что такое закон земного притяжения. Манеж научит ремеслу.

Словом, скептиков да и просто сомневающихся в успехе задуманного было предостаточно. Но тут же следует отметить, что и среди артистов, прошедших выучку старого цирка, оказались люди дальновидные, обладавшие чувством времени, понимавшие, что только артисты новой формации, культурные, образованные, способны поднять цирк на уровень современных требований, сделать его действительно равноправным членом в семье других искусств. И они горячо поддержали идею создания подобного учебного заведения. Среди них назовем хотя бы таких известных мастеров, как В. Л. Дуров, Д. С. Альперов, Л. К. Таити, А. И. Сосин, С. И. Сосина, И. С. Радунский.

Огромную помощь советскому цирковому искусству вообще и нашему училищу, в частности, оказал Анатолий Васильевич Луначарский. Он решительно поддержал идею школьного воспитания и обучения мастера манежа.

Я не буду здесь говорить, как шли поиски организационных форм училища. Это заняло бы слишком много места. Скажу только, что им, этим поискам, отдали свой богатый творческий опыт, свой талант, огромное желание помочь и горячую веру в успех дела многие замечательные мастера цирка. И успех пришел. Он был засвидетельствован на манеже высоким искусством и славой выпускников училища.

Сегодня ГУЦЭИ готовит акробатов, жонглеров, гимнастов, эквилибристов, клоунов, музыкальных эксцентриков и других артистов цирка и эстрады (отделение которой открыто с 1961 года). Наряду с общеобразовательными предметами по программе средней школы и специализации в различных жанрах студенты изучают также историю театра, историю цирка и эстрады, историю изобразительного искусства, мастерство актера, технику безопасности, грим, занимаются музыкой и хореографией.

К слову сказать, хореографию, культуру движения на манеже у нас преподают семь педагогов, творческая судьба которых связана с Большим театром Союза ССР. Думается, один только этот факт говорит о многом. И еще одно, на мой взгляд, существенное обстоятельство. Нередко бывшие выпускники нашего училища, заканчивая свой творческий путь на манеже, приходят в родные стены, чтобы передавать накопленный опыт и мастерство новым поколениям студентов. И сегодня педагоги училища на 90 процентов наши бывшие воспитанники. Это стало хорошей традицией.

— Советский цирк завоевал поистине мировое признание. Ежегодно в десятках стран во всех частях света аплодируют его искусству. Какова роль ГУЦЭИ в достижении этих результатов?
— Судите сами. Весьма многие из ныне действующих мастеров, составивших своим искусством славу советскому цирку, начинали спой творческий путь в стенах училища. Именно здесь были заложены основы их мастерства, формировался их художественный вкус. Последнее мне хочется подчеркнуть особо. Училище гордится тем, что сыграло и играет важную роль не только в обучении, но именно в воспитании артиста цирка новой формации, советского мастера культуры, образованного, высокоидейного и. конечно, хорошо оснащенного всеми навыками и знанием своего искусства.

Назову хотя бы несколько воспитанников училища разных лет и поколений, хорошо известных любителям цирка как у нас. так и за рубежом: Карандаш, О. Попов, Волжанские, В. Оскал-Оол, Л. Енгибаров, А. Николаев, Г. Маковский и Г. Ротман, Бубновы, Л. Костюк, Л. Канагина, С. Денисов, Л. и В. Шевченко, В. Тихонов, С. Игнатов, участники таких принципиально новых номеров, как воздушные полеты «Галактика», «Мечтатели», аттракцион «Гигантские шаги». Популярными у любителей эстрады стали такие наши ученики, как Е. Камбурова, Ж. Бичевская, Г. Хазанов, Е. и В. Троян и другие. В список этот не вошло и десятая доля тех, кто мог бы украсить его.

Многие выпускники училища, участвуя в различных международных фестивалях циркового искусства, удостоены званий лауреатов и дипломантов, награждены почетными призами. Так, например, несколько лет назад Андрей Николаев во время гастролей по Италии был награжден «Золотой маской Грока» — призом, вручаемым авторитетным жюри раз в два года лучшему клоуну мира. А вот и совсем свежий пример. Ежегодно французский Клуб друзей, цирка организует в Париже гала-представление, в котором участвуют мастера цирка из разных стран. В этом году, в январе, показать свое мастерство были приглашены воспитанники нашего училища — Клоун Анатолий Марчевский и акробаты под руководством Виктора Шемшура, искусство которых получило очень высокую оценку зрителей и специалистов. Много лестных слов сказано о них было в прессе. А затем, после Парижа, акробатов Шемшур персонально пригласили в Монте-Карло на III Международный фестиваль цирка, где они завоевали приз «Серебряный клоун», а Марчевский был удостоен в Бельгии премии Оскара. И опять-таки подобные примеры можно было бы умножить.

—    Как известно, успешная практика Государственного училища циркового и эстрадного искусства вызвала к жизни цирковые учебные заведения в ряде социалистических стран. Был ли использован опыт и помощь ГУЦЭИ при создании их?

—    Самым непосредственным образом. Вот короткая история возникновения первой из таких школ за рубежом. В середине тридцатых годов я был командирован в Монголию, где отобрал трех юношей — Раднабазара, Гомбо и Ноцага, направив их в Москву в наше училище. Закончив его в 1939 году, они помогали мне и моим товарищам организовывать цирковую школу в Улан-Баторе, которая была открыта уже в 1940 году. А в следующем, 1941-м, в столице распахнул перед зрителями двери первый в истории Монголии цирк. С той поры более 120 монгольских юношей и девушек окончили ГУЦЭИ, а наш первый выпускник Нацаг, ныне народный артист республики, сам стал директором цирковой школы у себя на родине.

8 1971 году наше училище выпустило целый цирковой вьетнамский коллектив, в котором насчитывалось шестнадцать номеров различных жанров. А во Вьетнам, чтобы организовать там цирковую школу, выезжали наши педагоги. Причем не только с целью дать рекомендацию, но и непосредственно там работали.

Помогали мы о организации школ и нашим друзьям из Болгарии, ГДР, Венгрии. Вскоре с помощью советских специалистов откроется цирковая школа на Кубе. А пока группа кубинских юношей и девушек овладевает цирковой премудростью в ГУЦЭИ.

С будапештской цирковой школой и берлинской или, как она называется, с Центральной студией развлекательных искусств у нас заключены договоры о культурном сотрудничестве в целях постоянного обмена опытом работы, взаимных консультаций, развития и углубления сотрудничества между нашими странами. Здесь, думается, уместно будет заметить, что ГУЦЭИ, как и непосредственно сам советский цирк, вносит значительный вклад в дело развития и укрепления дружеских и культурных связей с народами зарубежных стран. Многочисленные деловые и творческие отношения связывают наше училище с иностранными артистами, спортивными деятелями и организациями буквально во всем мире. Многочисленные экскурсии в училище почетных гостей, театральных и спортивных специалистов из зарубежных стран да и просто туристов — наша привычная повседневность.

Училище получило столь широкое признание и известность, что зарубежную почту — а мы получаем письма каждый день — не успевают обработать наши педагоги иностранных языков. И все-таки мы стараемся не оставить без внимания ни одного нашего корреспондента — отвечаем на вопросы, посылаем фото, плакаты, проспекты, касающиеся советского циркового искусства.

Много писем приходит с просьбами о творческой консультации. Вот одно из них из Голландии. Пишет директор театральной студии в Амстердаме. Он со своими студентами во время туристской поездки в нашу страну побывал в ГУЦЭИ. Мы помним их. Они попали как раз на одно из выпускных представлений и так аплодировали, что буквально чуть не вывалились из ложи. И вот директор пишет, что один из его студентов, хороший акробат, задумал номер — прыжки и танцы на канате. И просит подробно разъяснить конструкцию систем крепления каната, описать, какая нужна обувь и, если можно, прислать соответствующую литературу — они ничего подходящего не смогли найти. И, конечно, мы помогли молодому артисту. Наш педагог Г. Сеничкин сделал подробные чертежи и рисунки креплений, специального седла, а Л. Штульман — описание трюковой работы.

—    Училище на протяжении всех лет своего существования постоянно находится в движении, совершенствует систему преподавания, методику, ищет более эффективные пути всестороннего воспитания артиста. Что бы вы отметили нового в последнее время в этом направлении?

—    Цирковое искусство уникально по своей природе. И хотя у нас существует в Союзгосцирке понятие «конвейер», это все-таки, как говорится, штучный товар. В каждый номер, выпускаемый из училища, педагоги стараются внести хотя бы частицу нового, оригинального. Я уж не говорю о таких номерах, как воздушный полет «Галактика» или «Вертикальный полет».

Если же иметь в виду какую-либо общую тенденцию, я бы отметил то обстоятельство, что мы стали чаще выпускать наших воспитанников целыми цирковыми коллективами, объединенными общими идейно-творческими задачами. А это очень важно. Такой коллектив создается не путем механического соединения различных номеров, а в течение четырех-семи лет опытными педагогами, комсомольской организацией воспитывается, сплачивается при ежедневном общении всех его членов как в обучении, так и в быту. И в результате он вырастает а союз творческих единомышленников, где каждому дорога актерская и человеческая судьба товарища. Такому коллективу по плечу решение многих задач.

—    А теперь, Александр Маркиамович, несколько слов о будущем ГУЦЭИ.

—    Как ни много сделано и делает училище, этого недостаточно. Жизнь не стоит на месте. Растет, развивается наше цирковое дело. За последние годы построено множество новых цирков-дворцов, что потребовало в свою очередь большого притока творческих кадров. А ГУЦЭИ а силу чисто технических причин, в силу, как сказали бы инженеры, заложенных о него мощностей, не в состоянии полностью обеспечить растущую потребность в мастерах арены и эстрады.

И тогда было принято решение о сооружении нового учебного корпуса. На сегодня дела такие: место определено (А. Волошин подводит меня к окну и показывает очищенную большую площадь рядом с училищем), проект утвержден, и мы надеемся, что нынешний замечательный год нашего государство, год шестидесятилетия Октября, мы проведем о приятных хлопотах, в работе по сооружению нового корпуса. Он соединится с нашим зданием и будет и нем три манежа (это помимо уже имеющихся двух), несколько тренировочных залов и аудиторий для общеобразовательных и теоретических занятий.

Есть и еще много задуманного, однако это тема для отдельного разговора и не хотелось бы его комкать, ограничиваться скороговоркой. Главной же задачей училища, как бы оно ни расширяло и ни углубляло свою деятельность, остается воспитание образованного, высокоидейного артиста, в совершенстве владеющего своим искусством.


 



#3 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 18 257 сообщений

Отправлено 05 Сентябрь 2019 - 12:50

Поздравления с 50-летием ГУЦЭИ

 

Дорогие друзья, руководители, педагоги, будущие артисты советского цирка!
Примите мое поздравление с 50-летием со дня основания первой в мире школы цирка, а также мои добрые пожелания большой любви к своему делу. Это принесет много радости зрителям, а вам всем - счастье.
От души, Карандаш

Спасибо училищу!

Всей своей жизнью, своим творчеством и успехами мы обязаны училищу. Нам выпало учиться в начале тридцатых годов. Первые пятилетки, бурное строительство и массовый энтузиазм советских людей. Интересное это было время. Но трудности еще встречались на каждом шагу. Приходилось заниматься в нелегких условиях: стипендия наша была но сравнению с аппетитом очень невелика, пальтишки старенькие.
Но мы были романтиками, влюбленными в искусство цирка, и трудности порою даже не замечали. А главное, рядом были чудесные люди — бескорыстно преданные цирку, добрые, отзывчивые и умные — наши педагоги. И это они помогли нам справиться с любыми трудностями, с творческими неудачами. Педагоги хотели сделать из нас, мальчишек и девчонок, не только артистов, способных работать в самых разнообразных жанрах, творчески мыслящих, но и воспитать трудолюбивых. закаленных, дружных, нравственно стойких людей За это им огромное спасибо. Особенно мы благодарны А. Шираю, который помог нам и нашему партнеру И. Фридману подготовить номер ханд-вольтиж.
И если сегодня выпускники ГУЦЭИ создаю? интересные номера и аттракционы, то в этом заслуга училища.

Народный артист РСФСР ВЛАДИМИР ВОЛЖАНСКИЙ и НИКОЛАИ ВОЛЖАНСКИЙ

Мы были первыми

Когда проходишь по 5-й улице Ямского поля мимо циркового училища, волнуется сердце — эти ниша юность, чудесная юность с ее мечтами и надеждами. Мы поступили в училище почти в одно и то же время: один в двадцать седьмом, другой в двадцать девятом. Нот снизили сейчас: поступали в училище и задумались над этими словами. Училища-то не было. Занимались, репетировали где придется: в разных клубах, в коридорах старого Московского цирка. И там, где стоит сейчас училище, были расторгуевские конюшни, кирпичное здание с шатровой крышей. Их перестроили, оборудовали, и в 1929—1930 учебном году мы получили наконец свое здание, которое стало называться Техникумом циркового искусства. Наверное, те, которые переступают сегодня порог великолепного современного здания, не поймут нашей беспредельной радости, когда мы въезжали в помещение бывших конюшен. После скитаний по чужим углам получить свой дом — ну, это ли несчастье!
Прошло уже много лет, а забыть преподавателей невозможно. И в сердцах наших они живы: М. Воронько, дедушка Пешков, С. Сергеев, Н. Фабри и, конечно же, О. Линдер — удивительный человек и замечательный директор.
В училище мы познакомились, здесь сложились наш дуэт Ирина Вавилова — Валентин Файертак и наша семья.
Многое изменилось за эти десятилетия: выстроено новое, прекрасное здание училища, сменились педагоги, не одно поколение будущих артистов вышло из училище. А перед нашими глазами любимые преподаватели и наши ребята. Ребята. Так мы при встречах и сейчас называем друг друга, и когда собираемся все вместе и вспоминаем родное училище, то кажется, что ничего не изменилось, что не пролетели годы, что мы по-прежнему молоды.

Первые выпускники училища
ИРИНА ВАВИЛОВА.
ВАЛЕНТИН ФАЙЕРТАК

В ногу со временем

Я любил жонглировать, любил вольностояшую лестницу Педагог-режиссер Николай Эрнестович Бауман почему-то вдруг открыл но мне нижнего. И прямо с первого курса меня перевели на третий, где началась подготовка номера «Эквилибристы на першах». Бауман не только учил держать перш нижнего, он готовил верхних, учил их легко взбираться на перш и так же легко спускаться с него, отрабатывал с ребятами стойки, флажки и другие трюки.
Перед выпуском наш номер отправили репетировать в Ригу. Вместе с выпускниками поехал и педагог. Бауман не жалел для нас времени, помогал отточить каждый трюк, каждую мизансцену. Мало того, он по-отечески заботливо относился к нам. помогал в быту, он цементировал, крепил коллектив, а это, по-моему, не менее важно, чем создать номер. может быть, даже важнее.
Николай Эрнестович Бауман. Ему своим становлением обязаны артисты разных жанров циркового искусства. Чем же объяснить такой широкий диапазон его творческой деятельности? Я думаю, что творческая широта стала требованием режиссерской фантазии Баумана. Он постоянно расширяет рамки знаний в разных жанрах, стремится глубже вникнуть в них Вот так всю жизнь не отстает от времени, творит и самосовершенствуется, отдает себя ученикам наш замечательный друг и учитель Николай Эрнестович Бауман Так. я знаю, работают с воспитанниками и другие педагоги нашего родного училища.

Л. КОСТЮК

Как состоялся наш дуэт

В училище мы поступили н одно время, вместе занимались, не о том, что образуем очень прочный творческий союз — клоунский дуэт, — даже не помышляли. У нас были разные увлечения: один собирался нс эстраду купле!истом вместе с Альбертом Писаренковым, а другого привлекали пантомима, музыкальная эксцентрика.
Но однажды мы сделали клоунаду "Вода" — с нее-то все и началось. Правда, и тогда мы не думали о совместном творческом будущем. Будущее наше увидели педагоги и директор Л. Волошин, которые раньше нас поняли, что мы друг друга дополняем, и не только поняли у то сами, по убедили и нас. И мы бесконечно благодарны и Волошину и нашим первым учителям /О. Белову и Б. Б реев у за то. что они нашли нас друг для друга: без них бы дуэт не состоял: к Благодарны за то. что они научили нас работать самостоятельно, думать, искать, ни на кого не надеясь. Это нам очень пригодилось, когда вышли из училища, начали работать — мы сами создаем для себя репризы

Часто нам приходится выезжать на гастроли за рубеж И где бы ни пришлось выступать, но вопрос корреспондентов. где учились, что закончили, с гордостью отвечаем: "Мы — выпускники ГУЦЭИ".

Заслуженные apтисты РСФСР ГЕННАДИЙ РОТМАН И ГЕННАДИИ МАКОВСКИЙ

Нас учили понимать прекрасное

Так уж получилось, что, учась о разнос время, мы занимались у одних и тех же педагогов, н даже выпускал нас один режиссер Николай Григорьевич Денисов. Я выпускалась но специальности акробата-эквилибриста, а мой будущий партнер Гунар Каткезич — с номером ханд-вольтиж. И в том, что позднее, порядком поработав, мы с Гуиаром сумели вместе с режиссером В. Левшиным создать номер на музыку А. Хачатуряна. есть заслуга наших общих педагогов: Л. Лонштейн, И. Маликова (руководителя курса), И. Новодворской, Н. Оберовой, Ю. Мандыча, К. Филатовой, которая нее четыре года занималась с нами танцем Г. Аркатова преподавателя гимнастики. Они стремились все эти годы воспитать в студентах художественный вкус, привить любовь к музыке, хореографии -словом, развить чувство прекрасного и научить нас самих создавать это прекрасное, научить творчеству. И вот все это, заложенное нашими педагогами, проявилось, когда мы начали готовить свой гимнастический дуэт на музыку балета «Спартак» А. Хачатуряна.
Конечно, в процессе работы над номером многим еще нужно было овладевать, многое для себя открывать заново. Но мы были подготовлены к этому и физически и эстетически.

ТАМАРА МУСИНА

Как я стал клоуном

Никогда не забуду Своего поступления в Училище. С трудом я прошел первые два тура, а ни третьем комиссия решила: «Не принимать»: подвела дикция, я шепелявил. Но мне предоставили последний шанс. Педагог Сергей Андреевич Каштелян предложил сыграть этюд-экспромт на тему: "Час не приняли в училище".
Наверное, я вложил сюда такое отчаяние, такое страстное желание, решимость биться до конца, что комиссия приняла меня, правой, условно — к копии первого полугодии нужно было овладеть четкой дикцией.
Техникой речи со мной занималась Г. Манучарова, и я бесконечно благодарен ей за те уроки, без которых как артист. как коверный я был бы немыслим.
С огромной любовью я вспоминаю А. Пушкину, которая сейчас преподает в Вахтанговском училище. Она научила меня понимать глубину художественного произведения, его внутренний смысл.
Я решил стать соло-клоуном. Мне сказали, что клоуну нужно знать все. и я занимался на двух отделениях одновременно: клоунады и физкультурно-акробатическом. Вообще мне здорово повезло с педагогам. Каштеляну я обязан своим становлением как синтетического актера.
Замечательные педагоги занимались с нами актерским мастерством: вначале М. Минаев — ученик Станиславского, позднее Б. Браганцев.  Овладеть музыкальными инструментами помог Г. Красавцев. Он научил меня играть на трубе и саксофоне, которые до училища я даже не брал в руки.
В 1959 году, после второго курса, меня призвали в ряды Советской Армии И когда я решил организовать том солдатский цирк, очень помог А. Волошин: давал нам костюмы, помогал с репертуаром. А после демобилизации я снова вернулся в училище.
Официальным педагогом по выпуску был Ф. Земцев Он же и насоветовал мне взять собаку. Так, в училище я пока стоящему занялся и дрессировкой.
Часто я бываю в родном училище. Оно действительно родное для меня: мы помогали его строить, здесь работают мои родители, отсюда я вышел на манеж, как и мечтал, соло-клоуном. Сыграюсь бывать на нсех выписках просмотрах И каждое посещение заряжает молодостью.

ЕВГЕНИЙ МАЙХРОВСКИЙ

Этого запаса хватило на долгие годы

В училище мы очень много репетировали, и когда я пришла в цирк, у меня был такой запас сил и трюков, я так физически была подготовлена, что работалось легко и думалось уже только о художественной стороне номера. Во этого запаса прочности, полученного в училище, хватило на долгие годы.
Сейчас я сама готовлю гимнасток, воспитываю молодежь. И очень часто в своей работе использую методику моих педагогов, и прежде всего С. Морозова.

ГАЛИНА АДАСКИНА заслуженная артистка РСФСР

Бесконечно благодарен моим педагогам

Наверное, в связи с пятидесятилетием и адрес училища будет сказано очень много теплых, хороших слои. В самом деле, сколько за эти годы из стен его вышло замечательных мастеров советского цирка, сколько людей с благодарностью и уважением вспоминают педагогов училища, которые помогли им пойти себя я искусстве манежа. Вот и мне. выпускники Государственного циркового училища, тоже хочется еще раз сказать в эти юбилейные дни. Дорогие мои наставники! Спасибо вам за ваши умные советы, за вашу доброту и терпение, за то, что вы научили нас любить цирк и трудиться».
Но особый мой поклон заслуженной артистке РСФСР Виолетте Николаевне Кисс.
Виолетта Николаевна, в прошлом замечательная акробатка и антиподистка, выступавшая вместе со своим братом, жонглером Александром Касс, воспитывала во мне терпение, любовь к труду, учила никогда не останавливаться на достигнутом. Ведь груд дли жонглера — главное. Постепенно Виолетта Николаевна открывала передо мной все тайны и премудрости жанра, его бесконечные возможности.
Существует мнение, что для жонглера физические нагрузки противопоказаны, считалось ото закрепощает мышцы Совсем иначе думает Виолетта Николаевна: «Для того, чтобы выбросить и поймать семь колец, не обязательно обладать большой физической силой, а вот для серии трюков с семью кольцами, связанных и одну комбинацию, а также для жонглирования девятью кольцами — физическая сила просто необходима».
Весь опыт моей работы подтвердил точность утих слов.
И я бесконечно благодарен Виолетте Николаевне Касс и другим преподавателям за те памятные уроки, которые помогли мне стать артистом.

СЕРГЕЙ ИГНАТОВ

Самые светлые годы — студенческие

Всем, что есть в нас, артистах, хорошего, мы обязаны педагогам ГУЦЭИ.
Клавдия Ивановна Филатова удивительно скромный, огромной душевной теплоты человек преподавала нам сценическое движение, учила нас пластике, хореографии. Именно на ее уроках мы постигали благородную красоту движений, отточенность и гармоничность трюкового рисунка.
Юрий Гаврилович Мандыч закладывал фундамент многих номеров. С помощью его творческой фантазии родилось немало интереснейших в цирке аттракционов И мы считаем себя счастливыми, оттого что были его учениками.
Иля Яковлевна Новодворская открывала для нас прекрасный мир театра и цирка... А то, что до поры было скрыто от нашего зрения и от нашего слуха, неожиданно становилось на ее лекциях доступным, близким и понятным.
Жаль, что мы уже никогда не будем студентами ГУЦЭИ о его открытиями и постижениями, с его трудной и прекрасной жизнью, и по-хорошему завидуем тем, кто учится в нем сейчас, и тем, кому предстоит еще осваивать самые первые и самые важные шаги в искусстве.

ЛЮБОВЬ ПИСАРЕНКОВА, ВЯЧЕСЛАВ БОРИСЕНКО, АРКАДИИ БУРДЕЦКИЙ

Училище дало мне две профессии

Вспоминается, как летом 1957 года шестнадцатилетним пареньком я приехал в Москву. Это были веселые, звонкие дни VI Всемирного фестиваля молодежи и студентов, на который меня послали как участника художественной самодеятельности. И вот тогда-то я решил пойти в цирковое училище, о котором мечтал давно В училище было по-летнему тихо и пустынно. И кроме Мандыча, который репетировал какой-то номер, других преподавателей не было. Когда он узнал, что я участник самодеятельности, что хотел бы учиться в ГУЦЭИ, то сказал: "Ну-ка, раздевайся, что ты умеешь?" Мандыч посмотрел меня и посоветовал приезжать сдавать экзамены.
В том же году я стал студентом ГУЦЭИ. Первые годы мы занимались в старом здании, но вот к нашим обычным урокам, тренировкам прибавилась стройка. Да, все мы, студенты, учились и одновременно строили свое новое училище. Такой творческой и трудовой были атмосфера в училище.
Потом начались занятия в новом здании. Трудно передать, но всех студентов охватил тогда какой-то особенный творческий побьем Видимо, и новое прекрасное, здание располагало к этому. Каждый стремился сделать что-то оригинальное. И мне тоже хотелось придумать что-то свое. Эквилибр на катушках, номер, с которым я сейчас выступаю, помог создать Н. Зверев. Человек спокойный, рассудительный, он подолгу вынашивал замысел, обдумывая все до малейших деталей
Зверев готовит, как правило, камерные номера, но они-то и требуют особо тщательной, особо тонкой отделки. И я благодарен своему педагогу за то, что он научил меня подолгу отрабатывать, оттачивать трюки, за то, что он, научил меня творчески работать.
Годы, проведенные в училище, дороги мне еще и тем, что там проявилось мое хобби — фотография, которая позднее стала второй профессией. Помнится, вызвал к себе директор училища А. Волошин и поручил создать в училище фотолабораторию, собрать материалы для музея.
Уже будучи артистом, я серьезно занялся фото- и кино-Журналистикой, снимал фильмы «Здравствуй, русский цирк!» (о гастролях в Португалии и Испании), «На аренах Австралии», «На манежах Латинской Америки» (фрагменты). Я принимаю участие в оформлении книг, фотоальбомов. Несколько лет я член Союза журналистов СССР. А началось все в училище.
И я рад. что могу теперь помочь училищу как фотокорреспондент.

СТАНИСЛАВ ЧЕРНЫХ

Нам дороги эти люди

Достаточно вспомнить всего лишь один наш выпуск 1954 года, чтобы убедиться, как многим помогло училище наиболее полно раскрыть свои возможности, найти себя в искусстве цирка. Это и руководитель номера «Вольтижеры с подкидной доской» М. Карпов, и руководитель номера «Эквилибр с обручем» Ю. Корнеев, ныне режиссер отдела формирования Союзгосцирка, это и гимнастки В. Суркова, Г. Петринская и А. Хазова, ныне заслуженные артистки РСФСР. И сегодня мы вспоминаем наших наставников: С. Сосину, Ю. Польди, Ф. Сазонову, К. Филатову, Л. Лемперт, М. Корабельник, режиссеров-педагогов И. Маликова, Г. Аркатова, Б. Максимовича, Н. Баумана, Н. Степанова и С. Морозова.
Воспитанники училища более поздних выпусков назовут, быть может, других учителей, но нам особенно дороги именно эти люди, которые сумели вдохнуть в нас любовь и преданность цирку.
Разве можно забыть ту одержимую атмосферу училища, когда Серафима Иосифовна Сосина (ей в ту нору уже было далеко за шестьдесят), дабы «селить в нас кураж и раззадорить » первый раз решиться на трюк без лонжи, с завидной легкостью прыгала «окрошку»! А разве можно забыть участие во всех наших творческих судьбах мудрого Александра Маркиановича Волошина, наставника и друга.
И сегодня я от всей души поздравляю родное училище, всех его замечательных педагогов, и по-хорошему завидую нынешним выпускникам, их возможности совершить в цирке больше. чем мы.

ВИКТОР ВЛАДИМИРОВ, заслуженный артист РСФСР

оставить комментарий



#4 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 18 257 сообщений

Отправлено 08 Сентябрь 2019 - 09:47

Иллюзионные аттракционы

 

Иллюзионными аттракционами сегодняшний цирк не беден. С успехом продолжают дело своего знаменитого отца Игорь и Эмиль Кио.

 

Хорошо работает Юрий Авьерино. Год от года совершенствует самобытного «Невидимку» Отар Ратиани. Не иссякает водная феерия Ильи Символокова. Обаяние женственности вносят в иллюзию Альбина Зотова и Наталья Рубанова. Реконструирует свой «электронный аттракцион» Олег Сокол.

Помня об этих «действующих лицах», невольно задаешь себе вопрос — нужны ли нам сейчас новые иллюзионные аттракционы?

Ответ тут может быть один: конечно нужны, и не только иллюзионные! Хороших цирковых зданий у нас больше, чем впечатляющих произведений циркового искусства, способных эти здания наполнять.

Однако аттракционы должны быть новыми нс только по дате выпуска. Случись, скажем, новому аттракциону выступить следом за ужо апробированным, — надо чтобы от такого соседства он не проиграл. Необходимы нс только новые трюки, но и принцип построения чем-то должен отличаться от всего уже ранее виденного.

С одной стороны, правомерен маг и волшебник, который командует парадом, подчиняя себе на манеже все и вся. Но с другой стороны, возможен иллюзионный ансамбль, где будет герой, героиня, комики, балет, а главное — стремительное действие.

Вот один из аттракционов, построенных по такому принципу. Я уверен, что он может выступать следом за любым другим, и не потому, что он всех лучше, а потому, что он никого нс повторяет. Выпущен аттракцион Всесоюзной дирекцией по подготовке новых программ, аттракционов и номеров в Ярославском цирке.

Возглавляет его заслуженный артист Азербайджанской ССР Хосров Абдуллаев, известный как первоклассный жонглер. Я еще помню его юношей-акробатом в труппе Масловых, было это в 1944 году.

Город, в котором я видел его иллюзионное ревю (Куйбышев), на счету коллектива всего лишь третий. Но, несмотря на младенческий возраст, аттракцион заявил о себе в полный голос. Возможно, что в будущем этот аттракцион станет основой нового циркового коллектива.

Надо сказать, что Хосров Абдуллаев человек ищущий. Утвердившись вначале как «салонный» жонглер, он затем сделал новый номер в национальном плане. Выступал он один, выступал и с партнершей Лидией Ионовой. Но вот что характерно: будь это изящный «цирковой денди» или темпераментный азербайджанский весельчак, Абдуллаев не работал с предметами, специально для жонглирования сделанными. Его реквизит составляли вещи бытовые, назначение которых ясно всем, — скажем, трость, шляпа, сигара или пастушья свирель, кувшин, папаха и даже столик. Самые обыкновенные предметы у него совершали необыкновенные «поступки»: взлетали в воздух, кружились возле него, — одним словом, «ожидали».

Точно такой же принцип Абдуллаев внес в иллюзию. Ему чужды аппараты, назначение которых загадочно. Пусть совершают чудеса предметы, понятные с первого взгляда! Ничего абстрактного... Конечно, такое решение родилось нс сразу, у артиста было время обо всем этом подумать. Абдуллаев прошел великолепную школу Эмиля Теодоровича Кио, много лет работая в его коллективе. Выступив в первом отделении кок жонглер, Хосров во втором становился ассистентом, внедряясь на «фабрике чудес» на те посты, где были особо полезны его быстрые и умные руки, его сообразительность и фанатичная преданность цирку.

— Меня всегда восхищала, — рассказывает Хосров, — высокая требовательность Кио. Уж кажется из трюкового аппарата «выжато» все, что можно, а он все усложнял и усложнял задачи, бывало, никто в них не верил, но в конечном счете Кио всегда оказывался прав!

Абдуллаев часто задумывался над тем, почему во всех иллюзионных аттракционах работают ассистенты, мало чем отличающиеся от униформистов? Конечно, они необходимы, но... А что. если их заменить артистами, которые, демонстрируя свое искусство, скажем, танцы — попутно выполняли бы чисто технические функции?

И вот начинается иллюзионное ревю. На ярком пластиковом полу, светящемся всеми цветами, шестеро очаровательных девушек исполняют незатейливую песенку о «цирковых чудесах», и чудеса эти не заставляют себя ждать.

Песня переходит в плавный танец с обручами, затем выходит Лидия Ионова и, встав но ажурный столик, принимает у балерин обручи, складывая их один на другой, пока из этой «стопки» не появляется сам Хосров Абдуллаев!

Затем выносят обычных размеров телевизор, накрывают его, тут же покрывало снимают и, пожалуйста: вместо телевизора — коверный клоун. Абдуллаев при помощи танцовщиц собирает смешную куклу Чебурашку. Бот ему подают ее ноги, «от руки, туловище, наконец, ушастую голову и собранная из «запчастей» кукла вместе с балеринами пускается в пляс! Клоунов в ревю двое. Один из них (В. Попов) решил порыбачить и поймал маленькую рыбку, но партнер (М. Юсупов) захотел не простую, а золотую, да и размером побольше. Абдуллаев тут же «ловит» такую рыбку (артистка О. Акимова). Потрясенные ее красотой, клоуны решают:

— Этой рыбке нужен двухкомнатный аквариум в кооперативном доме!..

Абдуллаев не возражает, и на манеже появляются два круглых аквариума, поставленные один над другим, они напоминают большие песочные часы. Но если у часов шары соединены трубкой, то здесь между верхним и нижним шаром положена толстая стеклянная пластинка. Однако рыбка, «нырнув» в верхний аквариум, несмотря на перегородку, оказывается в нижнем...

В этом красочном иллюзионном карнавале одно чудо, как бы шутя и играя, переходит в другое: пот оживают манекены, а вот в другом трюке клоун превращается в очаровательную девушку.

Долее следует лирическая часть — пожалуй самое красивое место в аттракционе. Звучит мелодия вальса. В черном, с серой отделкой, платье на манеж выходит Л. Ионова, держа на вытянутых руках два канделябра с восемью зажженными свечами. Восемь девушек, кружась, приближаются к Ионовой, осторожно снимают со свечей огоньки, и они продолжают гореть в их ладонях. Затем девушки, так же танцуя, бережно водружают огоньки на место.

Лирику сменяет юмор. Влюбленного клоуна, затиснутого в ящик так, что видны только его голова и руки, «обольщает» девушка. Она напевает, танцует и кружится вокруг него, и голова бодмого клоуна поворачивается за нею на все 360 градусов.

Затем Абдуллаев начинает изготовлять граммофонные пластинки, появляется огромный граммофон с трубой. Когда граммофон заводят, из его ящичка выскакивают шесть (!) девушек в платьях двадцатых годов, виртуозно пародирующих чарльстон.

Наконец, вступает торжественная мелодия, настраивающая зрителей на «космический» лад. И действительно, перед нами возникает серебристая ракета, в которую входит девушка, затем ракета начинает свой полет и уже «в воздухе» девушка исчезает. С «просторов мироздания» опускается «спутник», из него один за другим появляются серебряные шары, с которыми кружат балерины, а в финале из «спутника» выходит и сама «космонавтка»...

Я посмотрел на часы — аттракцион шел тридцать пять минут, а показалось — не более пятнадцати.

Каковы же слагаемые успеха этого иллюзионного ревю?

Здесь и пластичность Л. Ионовой и взрывной темперамент X. Абдуллаева, простодушный комизм В. Попова и М. Юсупова, и, наконец, высоко техничный балет, убедительный во всем, от лирики («Вальс со свечами») до пародии («Чарльстон»).

Это и чудесные костюмы, блестящий реквизит, сложные и хорошо поданные трюки и чрезвычайно удачная музыка. Поздравить следует балетмейстера Т. Сац, художницу Е. Богданову, композитора Н. Соколова и всех тех, кто приложил руки к техническому оснащению аттракционе.

Во всем виден серьезный подход к делу. Танцовщиц, например, тщательно отбирали в разных городах, чем и объясняется их высокая техника. Впрочем, это не удивительно: Ольга Акимова, например, окончила хореографическое училище при Большом театре, Екатерина Штирбу — Кишиневское хореографическое училище, Ирина Смирнова — балетную студию в Ярославле. Индира Чурсина и Людмила Яковлева раньше работали и Омском театре музыкальной комедии, Марина Видропок — в балете Московского цирка и т. д.

А в чем же вce-таки новизна аттракциона? Главное в том. что здесь — ансамбль, в котором паузы между трюками заполнены песнями, танцами, репризами, и это придает аттракциону стремительность и разнообразие.

— Синтез цирка и других видов искусства, — говорит Хосров Абдуллаев, — это сегодняшний и даже завтрашний цирк. Разумеется, и танец и песня должны применяться в известных дозах, не нарушая, а дополняя цирк.

Именно в этом направлении и проходят поиски коллектива: он стремится лучшее из всех жанров органично применить к иллюзии. И еще одна немаловажная деталь: аттракцион очень транспортабелен, ему не нужны никакие долгие приготовления. И вообще, выступать он может где угодно — вплоть до полевого стана.

Кстати, в Пензе, где дебютировал аттракцион, артистов пригласили на юбилейный вечер местного Театра кукол. Так бот там Абдуллаев, на глазах искушенной и тем не менее ошеломленной аудитории, собрал по частям свою Чебурашку и она пошла сама приветствовать юбиляров.

Есть, конечно, и недостатки в аттракционе, умалчивать о которых не следует. Прежде всего образ, создаваемый Абдуллаевым, нуждается в уточнении. Искрометный его темперамент вполне уместен в коротком номере жонглера, а, пребывая на манеже целое отделение, пользоваться одной, хотя бы и яркой краской, недостаточно. По ходу действия Абдулла (как его называют клоуны) несколько раз надевает чалму. Очевидно, а это время и поведение артиста должно стать другим?! Слозом. здесь еще предстоит «освоение» образа и обогащение его чисто актерскими средствами.

Хочу еще заметить: не все трюки равноценны. Трюк с поворотом клоунской головы как бы «закрывается» песней и танцем. Надо здесь найти необходимую пропорцию, иначе зрители его попросту не заметят.

Но в целом новый аттракцион вышел в путь великолепно оснащенным, и можно пожелать ему долгого и счастливого плавания!

ЮРИИ БЛАГОВ
 



#5 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 18 257 сообщений

Отправлено 08 Сентябрь 2019 - 10:10

Успех акробатической группы Шемшур

 

Наши читатели подробно рассказать о группе акробатов Шемшур, завоевавших один из главных призов — «Серебряного клоуна» — на проходившем в Монте-Карло III Международном фестивале циркового искусства.
 

Ниже предлагаем рассказ журналиста М. Николаева об этом номере и его беседу с руководителем группы Виктором Шемшуром.

Судьба номера акробатов-вольтижеров Шемшур — обычная судьба почти любой цирковой группы: были в ней и периоды успехов, и периоды неудач, были свои взлеты и свои падения.

Руководитель этого акробатического квартета Виктор Шемшур родился в небольшом украинском городе Черкассы. Однажды мальчишкой он попал на представление в цирк, и с тех пор судьба его была решена — цирк и только цирк стал мечтой всей его жизни. По окончании школы он едет в Москву и пытается поступить в Государственное училище циркового и эстрадного искусства. Первая попытка была неудачной, вторая тоже, и только в третий раз Шемшура приняли — директора училища Александра Маркиановича Волошина и педагогов ГУЦЭИ не могла оставить равнодушной настойчивость юного абитуриента.

Начались годы учебы. Виктор старательно постигает премудрости различных цирковых жанров. Учился он самозабвенно, работает, как говорится, до седьмого пота, и, кажется, мечта его вот-вот осуществится — он скоро выйдет на манеж.

Но тут в учебе наступает перерыв — Виктор призван в ряды Советской Армии. У солдатской службы свои законы и правила, свободного времени у солдата немного. Но и здесь Виктор находит время репетировать. Наконец, три года службы позади и Виктор Шемшур возвращается в ставшее ему родным училище.

И снова репетиции, снова упорный каждодневный, труд. Опытнейший педагог училища Юрий Гаврилович Мандыч, славящийся умением разглядеть у студента склонность к тому или иному цирковому жанру, определяет амплуа Виктора — вольтижная акробатика.

В 1969 году номер акробатов-вольтижеров под руководством Виктора Шемшур с отличием был выпущен из стен училища, а в 1971 молодые артисты участвуют в программе только что открывшегося цирка на Ленинских горах...

Затем были успешные гастроли в различных городах страны и первая ответственная зарубежная поездка в Испанию. И всюду зрители покорены филигранным мастерством молодых вольтижеров.

Казалось, судьба номера складывается удачно. Но после поездки в Испанию из номера уходит партнерша. Найти ей замену чрезвычайно трудно, все же Виктор не падает духом и бросается на поиски. Первым делом он обходит различные спортивные общества — ведь сегодня цирк часто черпает свои резервы из спорта. И счастье улыбается Виктору: в спортивном обществе «Крылья Советов» он находит идеальную партнершу для своего номера — мастера спорта по спортивной гимнастике Ларису Терехину. После долгих колебаний и сомнений она соглашается бросить свой любимый вид спорта ради цирка. Затем следует несколько месяцев напряженных репетиций, и Лариса идеально «входит» в номер.

Когда смотришь их выступление, то невольно создается впечатление, что партнерша как бы парит в воздухе, перелетая от одного партнера к другому, успевая проделать в воздухе сложнейшие акробатические пассажи. Причем все трюки исполняются артистами легко, непринужденно, в стремительном темпе.

И вот акробатический квартет, в котором теперь участвуют Лариса Терехина, Алексей Аксенов, Александр Мангилев и Виктор Шемшур, вновь с успехом выступает в программе Московского цирка на Ленинских горах и на манежах других городов Союза. Но артистов подстерегает новое испытание — призван в армию Александр Мангилев, необходимо и ему искать замену. Так в номере появился Иван Мяэсепп, также выпускник ГУЦЭИ, ранее работавший в номере акробатов Ступиных. Снова напряженные репетиции, и снова номер вольтижеров Шемшур покоряет своим искусством многочисленных поклонников циркового искусства...

Совсем недавно артисты гастролировали во Франции и Бельгии вместе с большой группой мастеров советского цирка. Во Франции акробаты-вольтижеры Шемшур приняли участие в III Международном фестивале циркового искусства, проходившем в столице Монако Монте-Карло. Там артисты завоевали один из главных призов — «Серебряного клоуна».

Вот что рассказывает Виктор Шемшур об этом Фестивале.

—    Начнем с самого начала: как вы попали на фестиваль в Монте-Карло?
—    Собственно, отправляясь в гастрольную поездку по Франции и Бельгии, мы и не подозревали, что нам придется участвовать в фестивале. Но после того как начались гастроли советского цирка в Париже, проходившие, кстати, с большим успехом, оргкомитет фестиваля прислал нам приглашение приехать в Монте-Карло, что, прямо скажем, явилось полной неожиданностью. Несколько дней руководители нашей делегации вели переговоры с импресарио, который не очень-то хотел отпускать нас. Наконец переговоры завершились успехом, и мы отправились в Монте-Карло.

—    Как прошло ваше выступление?
—    Не скрою — очень волновались. От волнения даже не могли осмотреть город, который нас так интересовал и с которым мы были заочно знакомы по многочисленным произведениям литературы и кинофильмам. Немного отдохнув, отправились на репетицию о огромный цирк шапито, стоявший в центре города, где и проходил фестиваль.

Сразу же перед нами возникла довольно серьезная проблема: дело о том, что манеж там опилочный и на нем нет ковра. Выступать прямо на опилках не было никакой возможности. Но выход был найден — нам одолжили свой деревянный настил болгарские артисты, и хотя он был несколько короток и мы с непривычки скользили на нем, но это был самый оптимальный вариант в данной ситуации.

Надо сказать, что наша репетиция вызвала большой интерес у артистов и журналистов, очень внимательно наблюдавших за нами. После репетиции многие подходили к нам и выражали свое удивление и восхищение: дело в том, что вольтижная акробатика начисто отсутствует в программах зарубежного цирка. Окончив репетицию, отправились в гостиницу немного отдохнуть, а вечером — снова в цирк.

Там нас приветствовал князь Монако Ранье III, отметивший, что мы — первые советские артисты, принимающие участие в этом фестивале...

Мы узнали, что будем завершать всю программу. Естественно, наше волнение еще более усилилось. Не в силах скрыть его, мы бродили за кулисами и ждали своего выхода, Но вот ведущий объявил наш выход. Как мы отработали, я, честно говоря, не помню. Но. судя по реакции зрителей, думаю — отработали неплохо.

На следующий день все центральные парижские газеты дали нашему выступлению самую высокую оценку. Оргкомитет фестиваля пригласил нас на заключительное гала-представление, пообещав, что на этот раз у нас будет свой ковер.

Через несколько дней — снова Монте-Карло. Встречавший нас шофер радостно сообщил, что мы завоевали один из главных призов фестиваля. В цирке артисты также от всей души поздравили нас с успехом. А вечером в торжественной обстановке нашей группе вручили приз — «Серебряный клоун».

Что и говорить, мы все были очень рады тому, что наше выступление заслужило столь высокую оценку авторитетного жюри, в которое входили ведущие артисты зарубежного цирка, журналисты, директора цирков, импресарио.

Удачно прошло наше выступление и в гала-представлении. Волновались на этот раз гораздо меньше, да и под ногами у нас был привычный ковер, который организаторы фестиваля одолжили в... одной из церквей.

Возвратившись в Париж, мы сразу попали в объятия наших друзей — советских артистов, также тепло поздравлявших нас. Много поздравлений пришло нам из Москвы. Пользуясь случаем, хочу поблагодарить всех поздравивших нас и сказать, что мы рассматриваем «Серебряного клоуна» не только как награду себе лично, но и как высокую оценку всего советского циркового искусства.

—    Теперь несколько слов о самом фестивале, о номерах, которые принимали в нем участие.
—    В Монте-Карло съезжаются артисты из многих стран мира. На этом фестивале были представлены самые разнообразные номера и аттракционы самых различных цирковых жанров. Особо хочется отмстить американский воздушный полет Михаэле, труппу канатоходцев из ФРГ Бланш (бывшая труппа Валендс), французскую воздушную гимнастку Джуди Мортон, итальянского эквилибриста Тито Рейеса, румынских музыкальных эксцентриков Григореску, дрессировщика из Италии Флавио Тогни, выводящего на манеж одновременно тринадцать слонов.

Кстати, со многими артистами, выступавшими в Монте-Карло, у нас установились по-настоящему теплые, дружеские отношения. Они много расспрашивали нас о Москве, о советском цирке. Беседуя с ними, мы еще раз с радостью убедились, как высок во всем мире авторитет советского цирка, какой искренний интерес проявляют люди к жизни нашего народа, к достижениям и успехам нашей страны.

Настоящим проявлением интернациональной солидарности цирковых артистов стало большое гала-представление в парижском цирке «Буглион», в котором приняли участие почти все лауреаты фестиваля в Монте-Карло. Весь сбор от него шел в фонд помощи артистам-пенсионерам. От советского цирка в нем участвовали мы и наш клоун Анатолий Марчевский, которого также приглашали на фестиваль о Монте-Карло, но его не отпустил импресарио.

Фестиваль в Монте-Карло — настоящий смотр мирового циркового искусства. На него съезжаются известные специалисты, журналисты, директора крупнейших цирков. Его ход и итоги широко освещаются в печати, по радио, телевидению. Для многих артистов — это начало карьеры, возможность заключить выгодный контракт. Кстати, завоевать какой-либо из призов удастся немногим.

Конечно, на фестивале были не только номера высокого класса, были и такие, которые неприемлемы для нашего советского цирка. Например, номер из Швейцарии Торнадос: партнер метает ножи в деревянный круг, в котором вращается партнерша. И хотя мастерство швейцарских артистов отличается поистине ювелирной точностью, в целом номер производит какое-то тягостное впечатление. И еще одно: почти все артисты, работающие на большой высоте, не пользуются страховкой, что также непривычно для нас. Никто в советском цирке нс позволит рисковать здоровьем и жизнью артистов.

В заключение хотелось бы сказать: надеюсь, что советские мастера и далее будут принимать участив в этом фестивале. Но необходимо, чтобы артисты, которым предстоит участвовать в нем, знали об этом заранее и могли как следует подготовиться. Я уже сказал выше и еще раз повторяю — общий уровень номеров, представленных на фестивале, был очень высок.

Участие в таком представительном форуме циркового искусства, как фестиваль в Монте-Карло, поможет делу развития циркового искусства во всем мире и, безусловно, послужит делу дальнейшего укрепления дружбы между артистами разных стран мира.


 



#6 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 18 257 сообщений

Отправлено 10 Сентябрь 2019 - 20:31

Творческий почерк Г. Перкуна

 

Творческий почерк Г. Перкуна начал складываться еще в те трудные, военные годы, когда он, солдат стал участником Красноармейского ансамбля песни и пляски 3-го Белорусского фронта. Именно тогда он впервые пробует себя как балетмейстер, создает ряд интересных номеров.

 

После окончания войны Перкун едет в Молдавию. В музыкально-драматическом театре Кишинева, созданном заново но развалинах, он собирает балетную труппу и ставит балет А. Асафьева «Барышня-крестьянка». Второй его работой был балет «Мирандолина», в котором ряд режиссерских находок впоследствии высоко оценила известная советская балерина Ольга Лепешинская.

Военные годы многому научили молодого режиссера, и главное, они выработали в нем организаторские навыки. Ему приходилось самому отыскивать после войны в самодеятельности, в селах Молдавии будущих артистов балета. Талант организатора помог ему и в других постановках, где бы Перкун ни работал.

Режиссера все больше и больше привлекали островыразительные, оригинальные средства, и это привело Г. Перкуна в цирк. Уже первая его режиссерская работа в цирке носит черты явного своеобразия. Это номер А. Королева — скульптурные группы с лошадью Торс. Здесь обычной открытой динамике циркового номера противопоставляется динамика, скрытая в пластике, в характере неподвижных, но полных жизни фигур. Режиссер сумел соединить цирковое искусство с изобразительным, используя при этом пластику пантомимы. Одним из важных слагаемых этого номера стала музыка. И здесь и в последующих работах Перкуна музыка задает нс только ритм, но и определяет драматургическую канву номера. Так, в номере акробатов-вольтижеров В. Фоменко, М. Таланкиной и С. Белова, созданном в 1956 году, музыка О. Фельцмана как бы предопределяет смелые трюки артистов.

Перкун умеет найти для каждого спектакля, каждого номера свои постановочные средства. Это качество режиссера прекрасно проявилось в работе по созданию Армянского циркового коллектива. Выступление его в 1961 году в Москве стало событием. Первый раз на манеже столичного цирка выступили такие мастера, как Леонид Енгибаров, Степан Исаакян, Нази Ширай, Елена Аванесова, Ирина Шестуа с братьями Асатурьян и другие артисты. Это был не просто парад хороших номеров. Представление отличали музыкальность, такое развитие действия, при котором номера оказывались тесно «притертыми» друг к другу.

Еще более мастерское владение искусством компоновки цирковых номеров увидели зрители в выступлениях вновь созданного казахского циркового коллектива. До 1972 года национального цирка в Казахстане нс было. Поэтому будущих артистов цирка пришлось набирать из горных и степных аулов, прикреплять к ним тренеров и создавать номера. Для того чтобы лучше помять огромный труд режиссера, нужно добавить, что здесь появилась интересная смешанная группа животных, дрессировка которых потребовала новой методики и немалых усилий. Здесь зрители увидели такой номер, как эквилибр на свободной проволоке, поднятой под самый купол цирка. Исполнителем его стала девятнадцатилетняя Сания Джунусова. В подготовке Казахского коллектива особенно ярко проявился дар режиссера — увидеть в каждом начинающем артисте индивидуальность.

Затем Перкун выпускает аттракцион дрессировщика Виктора Тихонова «Зубры и тигры». Три года длилась работа режиссера с дрессировщиком, но еще больше времени ушло впоследствии на подготовку нового большого аттракциона того же артиста «Полосатые звезды арены». Двенадцать тигров, по мысли режиссера, нс только показывали владение цирковыми и эстрадными жанрами — эквилибром, акробатикой, танцами, — но и исполняли роли в цирковой пьесе, темой которой было соревнование талантов. Не менее интересным получился аттракцион-пантомима молодого дрессировщика Виталия Тихонова «Мир животных — мир друзей». Четвероногие артисты — яки, медведи, косули, ламы, собаки — стали участниками пародийной корриды, ковбойских скачек.

Опыт работы с Виктором и Виталием Тихоновым помог Г. Перкуну в создании номера А. Соколова «Конная кадриль» (1975). Перкун не раз ставил программы в зарубежных цирках.

Годами оттачивалось у режиссера владение многообразными компонентами циркового зрелища, которое особенно сказывалось в постановке больших представлений в новом Московском цирке.

Сегодня заслуженному деятелю искусств РСФСР Георгию Васильевичу Перкуну шестьдесят лет. Мы желаем ему новых творческих удач и новых интересных постановок.

ВЛАДИМИР АНГАРСКИЙ, АНАТОЛИИ ВИКТОРОВ
 



#7 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 18 257 сообщений

Отправлено 10 Сентябрь 2019 - 20:48

Цирковые усмешки

 

—    Этот клоун слишком стар для своего амплуа...
—    Зато он намного моложе своих реприз.   

***

Знаменитый режиссер был приглашен на просмотр новой клоунской пары. После окончания номера директор цирка поинтересовался:
—    Как вам понравились дебютанты?
—    Они напоминают мне Брокгауза и Эфрона.
—    Брокгауза и Эфрона?! Но ведь они же не клоуны!
—    Совершенно верно.

***

—    Мне нужен директор цирка.
—    У него пятиминутка... Позвоните, пожалуйста, через два часа.
Недовольный зритель подозвал билетера.
—    Скажите, в вашем цирке каждый день такая плохая программа?
—    Что вы! По понедельникам цирк выходной.  

***

—    Чего ты так громко смеешься, мальчик? В выступлении этих клоунов я не вижу ничего смешного!
—    А я не над ними смеюсь. Мне смешно потому, что вы сели на мое мороженое...

***

—    Дорогая! Я решил застраховать свой балаган от огня и града.   
—    Огонь — это еще понятно, — ответила директорская жена, — но как ты собираешься устроить град?..
Судья: — Так вы видели, как медведь задушил вашего директора?
Дрессировщик: —Так точно, видел.
—    Почему же вы не пришли на помощь?
—    Я было хотел, но когда увидел, что медведь и сам справляется, то счел свое вмешательство ненужным.

***

В маленьком городке остановился бродячий цирк. Один из артистов во время выступления стал кидать ножами в доску, которая висела над головой женщины. Вдруг кто-то из толпы выкрикнул:
— Пошли отсюда! Здесь нечего смотреть! Семь раз он кидал в нее ножом и ни разу не попал...


МИХАИЛ ТАТАРСКИЙ
 







Темы с аналогичным тегами Советская эстрада и цирк, Советский цирк июнь 1977

Количество пользователей, читающих эту тему: 1

0 пользователей, 1 гостей, 0 анонимных

  Яндекс цитирования     Rambler's Top100