Перейти к содержимому

Зоопараноики обломались. В новом Законе нет и намека на запрет цирков с животными
подробнее
Глава «Росгосцирка» Владимир Шемякин дал интервью сайту русциркус
подробнее
В Мексике отменили запрет на использование животных в цирке
подробнее

Фотография

Журнал Советская эстрада и цирк. Октябрь 1978 г.

Советская эстрада и цирк Советский цирк. Октябрь 1978

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 9

#1 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 18 682 сообщений

Отправлено 21 Ноябрь 2019 - 10:45

Журнал Советская эстрада и цирк. Октябрь 1978 г. Советский цирк. Октябрь 1978 г.

Прикрепленные изображения

  • 0.jpg
  • 1.jpg
  • 2.jpg
  • 3.jpg
  • 4.jpg
  • 5.jpg
  • 6.jpg
  • 7.jpg
  • 8.jpg
  • 9.jpg
  • 10.jpg
  • 11.jpg
  • 12.jpg
  • 13.jpg
  • 14.jpg
  • 15.jpg
  • 16.jpg
  • 17.jpg
  • 18.jpg
  • 19.jpg
  • 20.jpg
  • 21.jpg
  • 22.jpg
  • 23.jpg
  • 24.jpg
  • 25.jpg
  • 26.jpg
  • 27.jpg
  • 28.jpg
  • 29.jpg
  • 30.jpg
  • 31.jpg
  • 32.jpg
  • 33.jpg
  • конец обложки.jpg
  • начало обложки.jpg


#2 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 18 682 сообщений

Отправлено 21 Ноябрь 2019 - 11:18

Чем манеж красен

Два года прошло с тех пор, как в Брянске открылся новый цирк. Срок не очень-то большой, но за это время сменилась не одно программа. И это дает возможность сделать некоторые выводы, поделиться размышлениями и наблюдениями.


Нет зрелища, которое предоставляло бы столько возможностей для яркой, красочной, изобретательной рекламы, как цирк. В этом отдавали себе ясный отчет многие выдающиеся мастера манежа. Реклама Кио. Например, всегда манила, завлекала вас в цирк, где бы вы ни оказались: на улице, в парке, в салоне автобуса или троллейбуса, в кинотеатре, магазине и даже в аптеке. А цирковые кавалькады, а реклама в печати? Мне довелось недавно перелистать подшивки газеты «Брянский рабочий» той поры, когда существовал еще сгоревший во время войны старый цирк. Бросалась в глаза цирковая реклама, способная привлечь зрителя. Скажем, если выступал фельетонист Игорь Южин, то подчеркивалось. что а его программе — фельетоны на злободневную местную тему. Если приезжали сестры Кох, в прессе не забывали напомнить, что их мать — уроженка Брянска. Если программа пополнялась новым номером, спешили известить об этом зрителей.

Так когда-то было. А теперь... Но давайте вспомним одну из последних программ. Показ ее Брянский цирк предварял несколькими десятками серых, невыразительных афиш. И это в городе, протяженностью не уступающему Ленинграду. С началом представлений кое-где появилась красочная реклама иллюзионного аттракциона Анатолия Фурманова — на этом не без труда настоял руководитель аттракциона.

Ни перед началом, ни в дальнейшем не было сколько-нибудь заметной рекламы в местной прессе. Все ограничилось набранным мельчайшим шрифтом объявлением о новой программе, причем текст его оставался неизменным в течение месяца: «новой» это программа именовалась до самых последних дней.

Скудость рекламы администрация объясняет стесненными финансовыми обстоятельствами. Но не оттого ли отчасти «горит» цирк, что нет должной заботы, нет вкуса, не говоря уже о творческом подходе к рекламе?

Впрочем, творческое начало здесь трудно обнаружить и во всем другом. Взять хотя бы название — «Встреча друзей». Но ведь так можно назвать любую из программ. Между гем содержание этой давало достаточный простор для фантазии. Она выделялась, например, обилием дебютов молодых артистов

Или парад. Вышли но манеж нестройной гурьбой артисты, занятые в представлении, раскланялись — вот и вся недолга А где же знаменитые цирковые «парады-алле» — яркие, исполненные живой выдумки, задающие тон всему зрелищу?

Общеизвестно, сколь велика в цирковом действе роль клоунады. Как же был представлен этот жанр в описываемой мной программе? Коверный Бесико Каламашвили явно не лишен комического дарования, достаточно уверенно чувствует он себя и в других жанрах. Но на что же направлены усилия артиста? Только на то, чтобы любыми средствами потешать публику. Как будто клоун не озабочен тем, чтобы создать свой запоминающийся образ. Часть его реприз заимствовано из репертуара Леонида Енгибарова, происхождение других невозможно определить — настолько они затасканы, избиты (вроде «шоколадка, шоколадка, иди в мине»}.

И ведь что получается? С одной стороны, мы не скупимся на сетования по поводу безликости, беззубости, бессодержательности клоунады, а с другой — потворствуем этому. Тот же Каламашвили далек от каких бы то ни было сомнений в правомерности подражания Енгибарову — это, дескать, разрешено ему Союзгосцирком. А что из того получается, можно судить, к примеру, по известной репризе «Бокс», которая силой енгибаровского таланта была превращена в шедевр, где благородство побеждало грубую силу, а у Каламашвили она вернулась в свое первобытное состояние обыкновенного мордобоя.

И мне кажется, напрасно артист обиделся, когда в местной прессе его пожурили за пристрастие к копиям. Это настораживает. Настораживает утратой истинных критериев оценки циркового зрелища, не терпящего, как и всякое другое искусство, подражательства, топтания на месте, безликости. Уместно вспомнить здесь и другой случай: в том же Брянске артист Михаил Волынский, выступающий с сатирическим обозрением «Чудо-чемодан», был очень возмущен, когда о его работе отозвались как о ретроспективной, лишенной злободневности. А разве можно иначе оценить номер, который и содержанием и изобразительными средствами создаст у зрителя ощущение смещения времени, его возврата к цирку бог знает какой давности? Подобным же образом отреагировал руководитель номера «Полет с батутом» Гамлет Натрашвили на достаточно безобидное замечание прессы, что номер не подвинулся вперед, не отличается новизной. Между тем в этих же пороках Натрашвили упрекал профессор Ю. Дмитриев в статье «Комическое должно быть содержательным», опубликованной в позапрошлогоднем девятом номере журнала «Советская эстрада и цирк». С тех лор в «Полете с батутом» ничего не изменилось. Брянский зритель мог составит!, об этом вполне определенное суждение, ведь за эти годы номер побывал здесь дважды.

Неоправданное частое повторение одних и тех же или похожих номеров, появление трюков и реприз-близнецов в разных программах на одном и том же манеже, разумеется, тоже не способно украсить цирковое зрелище. А такое — не редкость. Дважды за эти два с лишним годе побывали а нашем городе не только группа Натрашвили, но и подобный ей номер Казаковых. Чтобы этого не показалось брянскому зрителю мало, отдел формирования Союзгосцирка включил в одну из программ еще и «Полет с батутом» под руководством Звягина.

Дважды за короткий срок посетили наш город силовые акробаты Васечкины, жонглеры Карпова и Беляуэр. Три программы кряду содержали танцы на проволоке (Ольга Попова. Капитолина Шершень. Надежда Теплова, уже бывавшая до того в Брянске). Только-только простились любители циркового искусства с Николаем Столяровым и его «Чаепитием на моноцикле», как в следующей программе их потчуют тем же блюдом в исполнении другого артиста (Л. Усачев).

Вот так-то... А мы ищем и никак не можем доискаться причин низкой посещаемости цирков...

И еще одно сопоставление сделал наблюдательный зритель. Оно явно в пользу цирковых коллективов перед сборными программами. Преимущество первых проявляется буквально во всем: о режиссуре и четком, выверенном ритме представления, в музыкальном сопровождении и в соразмерности всех компонентов программы. В этом мы могли особенно наглядно убедиться на примере коллективов, возглавляемых народным артистом СССР Олегом Поповым, заслуженной артисткой республики Эльвиной Подчерниковой, артисткой Маргаритой Бреда. Эти программы выгодно отличали, кроме всего прочего, более тесные контакты с потенциальными зрителями. Встречи с рабочими, колхозниками, школьниками, несомненно, в немалой степени способствовали и кассовому благополучию. Даже названия программ, и те выявляют неоспоримое преимущество коллективов. Так программа коллектива под руководством Олега Попова, например, называется «Дружба начинается с улыбки«, что и раскрывает ее содержание Это вам не «Встреча друзей», пригодная для любой программы, а в сущности, не пригодная ни для одной.

Успех любого представления зависит от множества составных. Тут и режиссура, и мастерство исполнителей, и т. д , и т. п. Но более всего красен манеж новизной, самобытностью неповторимостью того, что видит зритель на представлении. И это тоже очень ярко, очень рельефно выявилось в программе. которая вызвала появление этих заметок. В ней были заняты артисты разных поколений, одни — более, другие — менее известные, а третьи — и вовсе неизвестные брянскому зрителю. Но не это определяло зрительское к ним отношение Если бы провести анкету с вопросом, какие номера запомнились более других, в подавляющем большинстве ответов были бы названы в разной последовательности три имени: Габдулхак Гибадуллин, Юрий Белкин и Борис Лазарев. Этих артистов при всем их различии объединяет одно: каждый по-своему самобытен, своеобразен.

Габдулхак Гибадуллин лишь в конце декабря минувшего года закончил студию клоунады при Московском цирке на (Цветном бульваре и в Брянске впервые представил на суд зрителей свой номер «Игра с домашними животными», поставленный режиссером Б. Бреслером. Его четвероногие питомцы, в числе которых кошки, осел Рем, белый козел Белок, стокилограммовая свинья Пятачок, собаки, проделывают забавные трюки, например «курс» в темп сиамской кошки на овчарку, или другой трюк, в котором хавронья перекатывает пятачком по манежу своего хозяина... Молодого клоуна-дрессировщика отличает завидный дар общения с публикой, увлеченность, находчивость, искусство импровизации.

Покорил брянского зрителя строгой, элегантной манерой исполнения сложнейших элементов эквилибристики лауреат Всесоюзного конкурса артистов цирка Юрий Белкин. Являясь автором ряда трюков — «мексиканка» на одной руке, арабеске «крокодиле» с круткой на 360 градусов — он пока их единственный исполнитель.

Придала неповторимость программе конно-акробатическая фантазия «Лачплесис» под руководством Бориса Лазарова, поставленная в Рижском цирке по мотивам произведений классиков латышской литературы Андрея Пумпура и Яниса Райниса.

Вот такие мысли и впечатления возникли у меня во время посещений цирка за два года его работы и особенно от одной из последних его программ. Думается, что рассказанное мною типично не только для одного Брянского цирка.

А. ДОБКИН



#3 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 18 682 сообщений

Отправлено 21 Ноябрь 2019 - 12:10

Цирковая одиссея Владимира Дерябкина

 

11121212.jpg

 

Вначале было вот что: в 1964 году пятнадцатилетний Владимир Дерябкин приехал из станицы Каменск-Шахтинская Ростовской области в Ленинград в гости к старшему брату и впервые в жизни попал в цирк. Тогда в Ленинградском цирке шла программа с участием Олега Попова и Валентина Филатова. Это первое посещение цирка и решило дальнейшую судьбу Владимира Дерябкина.

 

Он поступает в народный цирк Дома культуры имени Карла Маркса, затем в Ленинградскую группу «Цирк на сцене», оттуда переходит в Новосибирскую группу, снова возвращается в Ленинград, работает в цирке униформистом, затем конюхом у Юрия Ермолаева, а потом в «Русской тройке» Николая Ольховикова. И при этом репетирует постоянно днем и ночью, стремясь овладеть самыми различными цирковыми жанрами.

Одиссея Владимира Дерябкина завершается в 1969 году в Ростове, где режиссер Казимир Бобок, создавший молодежный цирковой коллектив «Поиск», соединил Артиста с Анатолием Хлюпиным, выпускником ГУЦЭИ. Так родился клоунский дуэт Дерябкин — Хлюпин.

Мне кажется, специалисты в свое время явно недооценили этот дуэт. Тем не менее молодых коверных отличали интересный репертуар, артистическое обаяние, выдумка, и вместе с тем чувство меры.

Владимир Дерябкин и Анатолий Хлюпин умели говорить на манеже, владели многими цирковыми жанрами Достаточно вспомнить один из исполняемых ими трюков: Владимир Дерябкин ехал на моноцикле по барьеру с партнером на плечах.

Когда Дерябкин еще был коверным, отец подарил ему свой старый автомобиль. Получив столь желаемый подарок. Владимир Дерябкин со свойственной ему энергией принялся за создание «персональной» клоунской машины. Сам доставал для нее различные детали, паял, сверлил, красил, придумывал различные трюки, которые должна была исполнять его необычная машина, искал ее внешний вид, а точнее, сказать, образ.

И наконец машина была готова. Но, увы, молодые коверные никак не могли найти, ей применение в своем репертуаре. Впрочем, машина не стояла без дела: когда в каком-нибудь цирке падали сборы. Дерябкин отправлялся мл ней распространять билеты, и сборы неизменно поднимались.

Вот тогда-то у Владимира Дерябкина и зародилась мысль попытаться восстановить сценку Василия Калинина «Медведь-таксист». В 1974 году для этой цели в Ленинградском зоопарке покупается медвежонок, получивший имя Герасим.

ПЕРВОЕ ЛИРИЧЕСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ

В девяти случаях из десяти на вопрос о дальнейших творческих планах артисты цирка дают такой (перефразируя известные строчки Маяковского) ответ:

— В дрессировщики хочу, пусть меня научат!

Одни мечтают о клетках с различными хищниками, других привлекают медведи (конечно, бурые и гималайские, но отнюдь не белые), третьих — что-то экзотическое: слоны, удавы, страусы, обезьяны, бегемоты, павлины и т. д. На худой конец можно удовлетвориться наитривиальнейшими собачками.

Один молодой артист объяснил мне, что только в дрессуре он сможет создать масштабное произведение. Будто в других цирковых жанрах это сделать нельзя.

Стремление стать дрессировщиками многие молодые артисты подкрепляют делом. В главк сыплются заявки, сценарии. режиссерские разработки будущих аттракционов, где авторы дают полную волю своей фантазии. При чтении этих произведений членов режиссерской коллегии порой бросает то в жар, то я холод...

ЗЛОКЛЮЧЕНИЯ ВЛАДИМИРА ДЕРЯБКИНА

...Владимир Дерябкин не писал в главк заявок, сценариев, не создавал режиссерских разработок — он просто стал дрессировщиком.

Герасим подрастал, скоро начались репетиции, медвежонок понемногу начал постигать азы профессии циркового артиста. Изучая его характер, повадки, Владимир Дерябкин пришел к мысли, что надо не просто восстановить сценку Калинина, а создать свой оригинальный номер. Ток родился замысел «Автосервиса». Помощником в осуществлении его стала жена Людмиле, в прошлом воздушная гимнастка.

О злоключениях Дерябкина в то время можно написать целый роман. Герасима долгое время не ставили на довольствие, и приходилось кормить его за свой счет, запрещали держать его в цирке. Перевозить Герасима из одного города в другой приходилось чуть ли не нелегально. Об ассистенте или рабочем по уходу тогда не могло быть и речи, поэтому Людмиле и Владимиру приходилось вместе с животным путешествовать в товарном вагоне, а во время остановок артисты даже ухитрялись репетировать.

Директор Ереванского цирка Амаяк Андрианникович Хасхазян получил из главка категорический приказ «убрать медведя», но, посмотрев репетиции Владимира Дерябкина, решил приказу не подчиниться.

В Киеве приходилось репетировать по ночам, при свете лишь одной дежурной лампочки. Однажды в зал зашел главный режиссер цирка Борис Михайлович Заец, и с тех пор Дерябкин репетировал при полном свете.

Но настоящими «крестными отцами» номера стали директор Ярославского цирка Александр Николаевич Ядренов и заслуженный артист РСФСР Анатолий Александрович Корнилов, в коллективе которого тогда работали Дерябкин и Хлюпин. Молодому дрессировщику было разрешено не только репетировать, но и дебютировать на манеже Ярославского цирка со своей сценкой «Автосервис». Представитель главка, приехавший в Ярославль «покончить» со строптивым коверным, увозил в Москву акт о приеме номера в эксплуатацию...

ВТОРОЕ ЛИРИЧЕСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ

Сегодня просто невозможно представить цирковое представление без участия медведей. Косолапый давно уже стал самым популярным артистом среди всех представителей животного мира. Его успехи поразительны и общеизвестны, чего он только не проделывает на манеже, взлетает под купол цирка, ездит на автомобилях и мотоциклах, играет а футбол и хоккей, прыгает с подкидной доски, как заправский боксер выходит на ринг. Он же турнист, жонглер наездник, иллюзионист, эквилибрист, канатоходец, музыкальный эксцентрик. Возможно, в скором времени мы увидим такую картину: в клетку ко львам входит косолапый, щелкает бичом, и цари зверей послушно становятся перед ним на «оф»...

Но, бесспорно, таких, не побоимся этого слова, феноменальных успехов медведь добился с помощью своих наставников, имена которых хорошо известны любителям циркового искусство: Валентин Филатов, Венедикт Беляков, Иван Кудрявцев, Эльвина Подчерникова, Рустам Касеев и еще целый ряд замечательных дрессировщиков, развивших и дополнивших стройную систему дрессуры, основанную на выработке у животных комплекса условных рефлексов при помощи вкусового поощрения.

Найти свое лицо в этом жанре сейчас далеко не просто. Но Владимиру Дерябкину удалось.

СЕГОДНЯ И ЗАВТРА ВЛАДИМИРА ДЕРЯБКИНА

Все злоключения остались позади: сегодня Людмила и Владимир Дерябкины — дипломанты Всесоюзного смотра новых произведений циркового искусства, посвященного 60-летию Октябрьской революции; недавно с большим успехом выступали на гастролях в Чехословакии; в программе Московского цирка на Ленинских горах их номер «Автосервис» по праву считался одним из лучших.

...У машины, за рулем которой — очаровательная девушка (Л. Дерябкина), неожиданно заглох мотор. Не помощь немедленно приходит «Автосервис» (В. Дерябкин и Герасим), и перед зрителями разыгрывается настоящий спектакль, главным героем которого становится Герасим, воплощающий на манеже целую гамму «медвежьих переживаний».

Косолапый актер с блеском проводит свою роль с ленцой и неохотно помогает чинить машину, стараясь при первой же возможности увильнуть от работы и завалиться спать. Но особенно ему удаются, так сказать, лирические места роли, когда он начинает ухаживать за девушкой В финале номера, где Герасим стоит перед ней на коленях и предлагает свое сердце, зрительный зал неизменно разражается хохотом.

Специалисты отметят, что Людмила и Владимир выходят на манеж с «пустыми» руками и почти не прибегают к подкормке медведя. Ну а зрители восхищаются мастерством косолапого актера тем, как он играет свою роль, но путая ни одной мизансцены, и отметят, как тактично и умело выдвигают дрессировщики своего косолапого партнера на первый план.

МОНОЛОГ ВЛАДИМИРА ДЕРЯБКИНА

—    Мне хочется создать «Медвежий театр миниатюр», — рассказывает Владимир Дерябкин, — добиться того, чтобы животные не просто исполняли набор определенных трюков, а играли свои роли и у зрителей возникала иллюзия разумности действий животных. То, что может сделать медведь на манеже, не может, мне думается, никто из представителей животного мира, и задача дрессировщиков (и нас с Людмилой в том числе) максимально раскрыть его незаурядные способности, заложенные в нем природой.

Уже сейчас «Медвежий театр миниатюр» Людмилы и Владимира Дерябкиных приобретает вполне реальные очертания: репетируется сценка «В ресторане», где партнерами медведей будут два боксера, готова немного модернизированная ладья для сценки «Берлога».

—    И еще мне хочется сказать об одном человеке, которому я обязан бесконечно многим. Это народный артист СССР Олег Константинович Попов. Если бы но он, то еще неизвестно, как бы сложилась наша с Людмилой артистическая судьба.

Однажды Попов увидел в Краснодаре наш «Автосервис», после чего зашел к нам. Мы долго беседовали, я рассказал ему о своих новых замыслах. Олег Константинович не только заинтересовался ими, но и согласился быть режиссером нашего будущего «Медвежьего театра миниатюр». Надо ли говорить, какое для нас счастье работать с таким режиссером. Просто поражаешься его выдумке и изобретательности. А сколько для нас значат его советы, замечания и подсказки, сколько своих замыслов он нам отдал!

Нам пришлось работать в Москве в одной программе с Олегом Константиновичем, и, конечно, наш «Автосервис» не очень-то монтировался с его знаменитой клоунадой «Машина», но артист ни словом не обмолвился об этом, наоборот, постоянно подсказывал, как улучшить номер.

ГОВОРИТ ОЛЕГ ПОПОВ

—    Энрико Растелли как-то сказал, что копирование — это не достижение. Именно поэтому мне и нравится Владимир Дерябкин, что он никого не копирует, а стремится пойти в сложном жанре дрессуры свой путь. Создает не просто смешные сценки с участием медведей и других животных, а старается сделать их сюжетными.

Работает Владимир самозабвенно и увлеченно, я бы сказал, с истинным фанатизмом, не считаясь со временем, часто отказывая себе во многом. И асе ради того, чтобы своим выступлением доставить радость людям. А с этом и есть основной смысл призвание артиста цирка.

И еще: Дерябкин обладает большим даром комического актера и, по-моему, напрасно так мало использует в своих номерах этот свой талант, намеренно уходя в тень и выдвигая на первый план своих четвероногих партнеров...

НАШ САМЫЙ ТАЛАНТЛИВЫЙ АРТИСТ

...В помещении, где содержатся животные Людмилы и Владимира Дерябкиных, идеальная чистота и порядок. Это «хозяйство» их помощника Анатолия Лукина.

—    О таком ассистенте, как Толя, можно только мечтать, — говорит Людмила. — Он не только ухаживает за животными, переезжает с ними из города в город (а уж мы с Володей знаем, чего это стоит), помогает нам в представлениях и репетициях. Вместе с Володей он изготовил почти весь реквизит для наших сценок, и трудно переоценить его вклад в наш «Медвежий театр миниатюр».

Обходя клетки со своими косолапыми актерами, Владимир Дерябкин дает каждому подробную характеристику:

—    Этот очень талантлив, но порой строптив. Этот, к сожалению, мало талантлив, видно, придется отдать его в зоопарк. Этот — капризуля, но, если захочет, работает хорошо.

Подходя к самой большой клетке в которой помещается Герасим, Владимир неизменно говорит:

—    Ну, а это — наш самый талантливый артист.

Герасим при этом удовлетворенно ворчит, очевидно, полностью соглашаясь с такой оценкой.

Кстати, недавно он с успехом дебютировал в роли живого символа Московской Олимпиады — торжественно вручал на спортивном празднике, посвященном XVIII съезду ВЛКСМ, букет цветов олимпийской чемпионке Людмиле Турищевой.

МИХАИЛ НИКОЛАЕВ

 



#4 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 18 682 сообщений

Отправлено 21 Ноябрь 2019 - 12:53

Каждый выпуск ГУЦЭИ — праздник

Каждый выпуск Государственного училища циркового и эстрадного искусства — праздник. Молодые люди вступают в профессиональное искусство, получают дипломы артистов. В этом году их вручал им народный артист СССР Юрий Никулин.
 

 

Звучали добрые напутствия юношам и девушкам, слова благодарности педагогам, отдающим знания, силы своим воспитанникам.

На выпускном представлении показали свои работы режиссеры-педагоги: заслуженные артисты республики Н. Бауман и Ю. Мандыч, заслуженный работник культуры РСФСР Н. Зверев, Б. Белохвостов, Б. Бреев. Н. Денисов, Ф. Земцев, В Зернов, С. Лахтерман, Л. Петлицкий, Г. Сеничкин, И. Фридман, Л. Штульман; педагоги: Ю. Ванчугов, С. Кочетов, В. Слабов, М Сивачов, Т. Югова. В подготовке выпуска принимали участие заслуженный деятель искусств РСФСР А. Волошин, художественный руководитель училища заслуженный артист республики Л. Шляпин, педагоги, чьи имена указаны в программе учебного цирка, и то, чьи имена не указаны в ней. Конечно, и сами студенты затратили немало сил. Все номера — результат большого труда, вызывающего глубокое уважение.

Однако выпуск в ГУЦЭИ не только праздник, это и подведение итогов и отчет в том, как, на каком уровне, ведется подготовка артистов для цирка.

Цирку требуются новые номера, но дело не только в их количестве, очень важно, насколько они оригинальны, интересны, современны. Известно, в цирк приходят акробаты, гимнасты из спорта, из коллективов художественной самодеятельности. Из училища мы ждем не просто исполнителей в том или ином жанре, а артистов, способных создать на манеже художественный образ.

Выпускное представление, еще раз подчеркну, убеждает в том, что коллектив ГУЦЭИ вложил немало усилий в подготовку очередной группы выпускников — около шестидесяти человек, занятых в четырнадцати номерах. Студенты в общем-то хорошо овладели жанрами арены. Почти во всех номерах демонстрируются сложные трюки. На выпускном представлении можно было увидеть новые или усложненные аппараты, на которых исполняются упражнения необычного характера. И тут прежде всего надо сказать о воздушном полете. Под куполом мостик, три ловиторки, одна из них подвижная, представляет своеобразные качели-лопинг.

Работа над «Полетом» не завершена, и это понятно — номер сложен во всех отношениях. Но я убежден, что со временем о нем будет много написано, подробно проанализированы и оценены сложные, эффектные трюковые комбинации.

Любопытная новинка и в номере «Эквилибристов с першами». Два «нижних» удерживают плечевые перши, наверх поднимаются партнеры, укрепив ногу в петле, проделывают так называемый «флажок». В это время нижние отбегают назад. заваливая перши, которые как бы падают. Но специальные амортизаторы не дают им коснуться манежа, оттягивают их назад, вверх. Теперь на каждом перше по два исполнителя: одни в «флажке», а второй у него в руках демонстрирует задний бланш. Снова перши наклоняются к манежу, а когда поднимаются, то несут уже по одному человеку. Эта комбинация неожиданна, эффектна, такого, кажется, еще не было.

Сложные трюки мы видим в номере «Акробаты с подкидными досками». Здесь проделываются прыжки с подкидной доски на двух ходулях, на одной. Прыжок с доски на вторую, а с нее акробат взлетает на живую колонну, проделывая сальто.

Во многие номера включены танцы. Кстати, сейчас в цирке бурное увлечение хореографией. Танцы широко вводятся в номера, как считается, для их большей художественной выразительности. Что же, если танец дополняет основные средства цирка — трюки, помогает ярче раскрыть создаваемый артистами образ, разумеется, он нужен и полезен. Но приходится наблюдать и такое: танцы сами по себе, а демонстрация трюков сама по себе. И тогда хореография оказывается нарочитой и неорганичной.

Те, кто готовил номера в училище, конечно заботились о том, чтобы характер танцев подчинялся общему замыслу. Но все же возникает впечатление, что танцев вообще многовато, а порой ощущается разрыв между элементами хореографии и исполняемыми трюками. Могут заметить, органическое слияние трюка и хореографии — дело сложное. Конечно, сложное. Но хочется видеть в произведениях, выпущенных в ГУЦЭИ, отточенность всех элементов и четкую мысль.

Безусловно, заслуживает одобрения стремление подготовить номера, в которых действовали бы некие персонажи и был внутренний сюжет. Но это возможно лишь при условии, чтобы исполнители были артистами. К сожалению, тут и проявилась слабая сторона в подготовке студентов: им явно нс хватает актерского мастерства.

В программке выпускного представления сказано: «Акробаты со столом-трамплином». Как объясняют работники училища, этот номер называется «Сатиры и нимфа». Исходя из этого подобрана музыка, сделаны костюмы. Правда, при этом странно выглядит стол-трамплин, затянутый красным бархатом с гнутыми никелированными ножками. Но дело, в конце концов, не в столе — его можно декорировать под что угодно. Дело в другом. Трюки участники освоили достаточно сложные, интересные, но какое отношение они имеют к играм сатиров с нимфой? Балетмейстер постарался включить о выступления танцевальные элементы, которые могли бы убедить зрителей, что перед ними мифические персонажи. Но этого мало. Для создания такой сценки нужен четкий сюжет, нужна внутренняя драматургия, которой подчинялись бы все ее элементы, а от ее участников требуется большая актерская выразительность.

Во время первых просмотров не были готовы костюмы и меня уверяли: «Конечно, сейчас трудно понять номер, а когда получим костюмы, вес станет ясной». Тогда еще подумалось — сколько раз мы видели, как на сцену выходит артист в обычном костюме и за счет актерского мастерства предстает перед нами и определенном образе. Да разве танцоры, даже в тренировочных трико, не способны средствами хореографии создать убедительные образы хотя бы тех же сатиров?!

Хочу повторить, заслуживает одобрения стремление подготовить номера сюжетные. Но в данном случае — явная неудача. Может быть, молодым людям было бы легче освоить образы современные, более близкие им, — игры но время отдыха, туристического похода и т. п. Разумеется, право создателей номера выбирать тему; наверное, можно выбрать и сказочную и мифологическую, но решать ее надо с большой актерской выразительностью и глубиной.

Вроде бы интересен замысел группового номера жонглеров. На манеже появляются персонажи-известного мультфильма «Ну, заяц, погоди!». Сейчас заяц и волк очень часто сходят с экрана для участия в различных цирковых и эстрадных спектаклях, и это закономерно для популярных персонажей. Но смущает другое: не решены драматургически взаимоотношения волка, зайца и двух жонглеров. Маловыразительно уже само появление зайца и волка. Как их встречают два других исполнителя? Да как своих партнеров. Однако по замыслу это же не партнеры. Видимо, заяц должен быть в своем образе и сюжете спасения от преследования. Волк выходит на манеж с мыслью: «Ну, заяц, погоди! Я тебя разоблачу!»

Опять же дело создателя номера выстраивать взаимоотношения ого участников так, как считает нужным, но они должны соответствовать характеру персонажей, ситуации. Сейчас волк и заяц в основном различаются формой ушей, пришитых к их шапочкам. То и дело теряется логика действия. То волк вяло и неорганично преследует зайца, а то заяц забирается ему на плечи, и волк добросовестно ему помогает. А почему вдруг жонглеры, заяц и волк начинают исполнять танго? В том, что происходит но манеже нет обыкновенной логики и убедительности. Причины тому, на мой взгляд, прежде всего в слабости сценария и, опять же, в недостаточности актерской подготовки исполнителей.

Замочу, что в небольшом, без особых претензий номере акробатов-эксцентриков, решенном в национальном стиле, намечены образы и взаимоотношения исполнителей, и это сразу делает выступление привлекательным, цельным. Зрителям ясно, что двое парней задались целью показать свою удаль, ловкость. Танцевальные движения переходят в трюки в общем-то органично. Стали танцевать, разошлись, и один уже подхватил, подкинул второго и т. д.

Задача исполнителей номера «Эквилибристы на вольностоящей лестницей в актерском плане не сложна. Но решают они ее успешно. Перед нами трое молодых людей, стремящихся проделать свои интересные трюки возможно легче и лучше. Артистам удается создать на арене атмосферу увлеченности, дружеской сплоченности, внутренней устремленности. И это придает выступлению обаяние, привлекательность.

А вот, скажем, в номере «Акробаты с подкидными досками», в котором, как уже отмечалось, исполняются сложные трюки, актерской целеустремленности меньше. Хотя постановщик, несомненно, продумал композицию, переходы от трюка к трюку, рассчитал где, кому из десяти исполнителей встать. Но выступление не освещено образным началом, нет живого общения партнеров.

Могут возразить: разве не встречается и на профессиональном манеже подобное?! К сожалению, встречается. Но мы вправе предъявлять к номерам, которые а пускает коллектив ведущего учебного заведения цирка, требования сегодняшнего, а не вчерашнего дня искусства манежа. Подготовить номер, не уступающий среднему уровню существующих, — этого мало. Созданное в стенах ГУЦЭИ должно отличаться действительно высокой артистической культурой.

Верно, у вчерашних студентов впереди годы труда, в которые они будут совершенствовать свои навыки, набираться мастерства. Но освоить несколько сложных трюков куда легче, чем стать артистом, научиться образному мышлению.

Много и справедливо говорится и пишется о заслугах ГУЦЭИ, однако, при этом обычно оглядываются назад, в прошлое. Речь ведется о том, какой был путь в артисты цирка до Октябрьской революции, как тяжело была доля учеников у владельцев балаганов. А сейчас продуманная система обучения: уроки литературы, музыки, хореографии и т. д. Все это верно. Но вот если не оглядываться на прошлое, а посмотреть вокруг, на то, что делается сейчас в других видах искусства, как обстоит депо с подготовкой артистов для театра, кино, музыкантов и художников — сравнение будет явно не в пользу цирка.

Мы знаем, что цирк занял место в одном ряду со всеми видами искусств. Если, так, видимо, и требования к подготовке кадров для него должны быть на том же уровне, что в театре, в кино, в музыке. И еще, часто пишут и о том, что в советский цирк пришли литераторы, художники, композиторы, режиссеры. Вспоминают, что авторами цирковых спектаклей были Владимир Маяковский, Демьян Бедный, Владимир Масс, Юрий Чепурин, называют немало и других известных имен. Закономерен вопрос — а кто сейчас из драматургов, писателей, знающих и любящих цирк, привлекался для работы со студентами ГУЦЭИ?

Несколько лет назад в ГИТИСе имени А. В. Луначарского открылось заочное отделение, которое в основном заканчивают артисты манежа. Разговор о ГИТИСе я завел, чтобы напомнить — и в цирке есть артисты с высшим образованием. Наверное, можно предположить, что со временем это станет обычным. ГИТИС стал надежным источником получения образования мастерами манежа.

Поэтому желательны более тесные контакты училища, в котором работают знатоки жанров циркового искусства, со специалистами ГИТИСа, обладающими опытом воспитания театральной культуры, актерского мастерства. Полезно, думается, теснее связать систему среднего и высшего образования творческих кадров для цирка. Проекты такие имеются. О них писал и наш журнал. Не наступило ли время на доле приступить и их осуществлению?

В последнем выпуске ГУЦЭИ, разумеется, есть исполнители более одаренные и менее, номера более удачные и менее удачные. Но моя задача не раздавать оценки — это сделала экзаменационная комиссия. Разговор о выпуске позволил обратить внимание на некоторые стороны подготовки артистов, напомнить, что сегодняшний день предъявляет новые требования цирковому искусству, а значит, и к тем, кто должен плодотворно работать в нем.

К. ГАНЕШИН



#5 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 18 682 сообщений

Отправлено 22 Ноябрь 2019 - 10:10

«Цирк на сцене» — победитель в Общесоюзном соревновании театрально-зрелищных предприятий

 

Победителем в Общесоюзном соревновании театрально-зрелищных предприятий за второе полугодие 1977 года в четвертый раз стала Дирекция московских коллективов и Цирк на сцене». Ёй было вручено переходящее красное знамя Министерства культуры СССР и ЦК профсоюза работников культуры.
Принимая на торжественном собрании знамя — эту высокую награду, — коллектив Дирекции заверил всех собравшихся, что большой отряд артистов групп «Цирк на сцене» будет к впредь нести искусство в самые широкие массы, еще лучше обслуживать тружеников городов и сел.


В Ростовской области вблизи Цимлянского моря и расположился молодой город Волгодонск, который вырос вблизи строительство одного из гигантов десятой пятилетки — завода Атоммаш. Сюда часто приезжают с концертами известные мастера кино, композиторы, лучшие эстрадные коллективы. В этом году в традиционном празднике на стадионе «Строитель» приняли участие артисты программы, закрывающей сезон в Ростовском цирке.

...Раннее утро того дня было теплым и солнечным, но неожиданно подул резкий ветер, и мы забеспокоились — погода могла помешать празднику.

На стадион, вмещавший шесть тысяч зрителей, все шел и шел народ. А ветер крепчал, он срывал транспаранты, бешено раскаливал двадцатиметровые башенные краны, установленные для выступлений воздушных гимнастов.

Трудно пришлось автору этих строк. С одной стороны, наших выступлений ждали, а с другой, как директор цирка, я на имел права рисковать жизнью людей. Пока я раздумывал, художественный руководитель вновь создаваемого коллектива «Москва олимпийская» В. Левшин уже качал представлять группу гимнастов, приехавших с нами для участия в празднике. Полчаса выступали спортсмены ДСО «Локомотив». А потом я вновь услышал слова Левшина — он передавал эстафету мастерам советского цирка.

И вот уже старейший инспектор манежа Артур Христофорович Минасов от имени артистов цирка приветствует трудящихся Атоммаша и объявляет выступление воздушных гимнастов Э. Арзуманова и Э. Исрвилова.

Ветер не утихал, а, казалось, еще больше усиливался. Но молодью артисты не выбросили из своей композиции ни единого трюка, хотя многие трюки в таких условиях было исполнять довольно опасно.

Трудно было скрыть радость и волнение, когда гимнасты наконец очутились на поле стадиона — сразу будто отлегло от сердца — ведь теперь пошли выступления на ковре, придавленном для надежности бетонными плитами. Удачно отработали акробаты на першах под руководством К. Цыганова, их сменили жонглеры на моноциклах Ермаковы, которым на ходу приходилось перестраивать свое выступление, так как ветер уносил в сторону бубны, которыми артисты жонглировали.

Номера сменялись, артисты успокоились, а вернее, приноровились к обстановке. Зрителей покорил номер В. Денисова «Высшая школа верховой езды», построенный в русском стиле. Аплодисментами встречались номера акробатов-прыгунов под руководством А. Сурж, джигитов под руководством. Т. Нугзарова, акробатический этюд М. Краукле и Г. Кораблевой, номер «Эквилибр» Н. Щипиной.

Немало радостных минут доставил волгодонцам коверный Ю. Котов. А завершали цирковую программу и весь праздник на стадионе сестры Авдеевы со своим номером «Семафор-гигант», Артистки и здесь, в сложных условиях, выступили с присущим им блеском, словно и не существовало этого сумасшедшего ветра, неспокойного неба над головой.

С Атоммаша мы уезжали взволнованные и необычным праздником и удивительно теплой встречей. На память о ней волгодонцы каждому подарили книгу «Атоммаш — судьба моя», рассказывающую о рождении на берегу Цимлянского моря первернца отечественного атомного машиностроителями и о его замечательных людях.

Р. ТАРАЕВ, директор цирка



#6 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 18 682 сообщений

Отправлено 22 Ноябрь 2019 - 10:34


Виктор Плинер — артист, режиссер, педагог

 

Есть в цирке мастера, которые как бы олицетворяют собой целый жанр. Они не просто, как говорится, представители его. Но воплощают в своем творчестве, концентрируют все лучшее, чем славен он. Так стоит произнести: «Икарийские игры», и непременно возникает имя — Виктор Плинер.

Любители цирка со стажем хорошо помнят номер, созданный этим мастером. Долгие годы он украшал манеж. Нет, это не тривиальная комплиментарная фраза. Я имею в виду изначальный смысл слова «красота». Номер был действительно очень красив. И красоту эту рождала акробатика, искусно срежиссированная. Четкие и в то же время свободные перестроения придавали номеру особый, только ему присущий графический рисунок. Как и положено икарийским играм, здесь была игра, но игра не разухабистая, с криком и гиканьем, не безоглядная, не перехлестывающая через край — в ней все время мерцал огонек иронии, которая исходила от Виктора Плинера. Он хоть и принимал в игре самое непосредственное участие, был как бы выше того, что происходило на манеже, все время ощущался его взгляд как бы со стороны. И держал он игру в тех берегах, в тех рамках, что отвечали его вкусу, чувству меры, красоты и гармонии.

Обычно зрители но знают руководителей групповых номеров, не запоминают их даже в тех случаях, когда они выходят кланяться отдельно. Плинера знали, интеллигентный облик его помнился отчетливо. Известный кинорежиссер Яков Сегель в своем рассказе «Бабушка и цирк» написал о нем однажды несколько экстравагантно, но достаточно точно: на арену выбегал седовласый человек с головой адвоката и крепкими ногами футболиста.

Интеллигентность, особая культура поведения на манеже были свойственны не только самому руководителю, но и привиты им всем участникам номера.

Каждому времени, как известно, присущ свой стиль. Стиль номера, созданного Плинером, был счастливо угадан на годы и годы вперед, потому-то номер и оставался все время предельно современным, в полной мере отвечающим возрастающему вкусу зрителей. Впрочем, причина неизменного успеха, постоянного соответствия современному эстетическому уровню здесь не просто в случайной удаче-отгадке, не а подарке судьбы, причина все та же: высокая культура — предмет особой и неукоснительной заботы Виктора Львовича Плинера. Все это, конечно, при первоклассной технической, трюковой стороне. Без нее просто нет цирка — хорошего или плохого. Цирк Плинера был самых высоких степеней. Даже золотая медаль, венчавшая его в 1956 году на Международном фестивале циркового искусства в Варшаве, была воспринята, в общем-то, как нечто само собой разумеющееся.

Сказать о Плинере — руководитель номера, значит, не сказать ничего или по крайней мере слишком мало. Он был подлинным создателем его. Причем начинать приходилось, как всегда а этом виде акробатики, с нуля.

Дело в том, что в икарийских играх принимают участие дети. Сложные чувства вызывает маленький артист, гастролер « коротких штанишках. Здесь не только восторг и умиление. Но и сожаление: не рано ли? Не лишен пи он радости детства, тех радостей, что выпадают на долю его сверстников? Но и тревога: не отразятся пи пагубно на нежном, организме все эти физические и особенно моральные нагрузки?

Правда, последнее как будто бы снято очень помолодевшей женской спортивной гимнастикой. На помост крупнейших и сложнейших соревнований теперь выходят совсем уж девчушки. Однако я не убежден, хорошо ли это. Вглядываясь в побледневшие перед исполнением упражнения детские лица — не дай бог не добрать десятые доли балла! — я не испытываю радости. Цирк, по-моему, гораздо здоровей, нравственней в отношении своих юных артистов: здесь нет ложащегося тяжким бременем на неокрепшую детскую нервную систему — что бы там ни говорили о детской непосредственности и раскованности — ажиотажа вокруг очков и баллов. Нет отрезающего, холодящего душу — провал! На манеже неудавшийся трюк можно повторить и раз, и другой. А не получилось — идти дальше, «заиграть» без особого морального урона. К тому же вокруг тебя, рядом — партнеры, твои товарищи.

Что же касается радостей детства, то цирк сам по себе столь радостный и притягательный мир, что забирает приверженную ему душу всю без остатка. Ну а коли нет этой приверженности, поглощенности, то и нет цирка на всю и во всю твою жизнь. Что ж, каждому свое.

И все-таки ребенок на манеже — это, конечно, сложная творческая и жизненная проблема. И Плинер решал ее отменно.

Родители вручали Виктору Львовичу судьбу своих детей. И он становился для них всем: учителем жизни, воспитателем, педагогом, тренером, режиссером. И товарищем, партнером по работе. Он следил за их режимом, питанием, внешним видом, за их учебой, держал связь со школами, ходил на родительские собрания. Словом, действительно отвечал за их жизнь в полном объеме этого слова, ибо должен был не только подготовить исполнителей трюков или даже больше — мастеров манежа, но и воспитать образованных, достойных людей. Результаты его многолетней деятельности таковы: из уст других известных мастеров можно услышать сказанное уважительно о том или ином хорошем артисте: «Ну что же вы хотите, он прошел школу Плинера!»

Тренировки, уроки овладения мастерством Плинер вел очень интересно, увлекая своих питомцев разнообразием их. Хорошо зная психологию ребят, он понимал, что монотонность, однообразие в репетициях, унылое повторение одного и того же убивают всякий интерес, и постоянно искал новые подходы а обучении. Уча других, сам многому учился, пробовал. Его неуемность, собственная увлеченность, интерес к делу сказались, между прочим, в таком эпизоде. Как-то долго работая на одном месте — в Московском цирке на Цветном бульваре, — оставаясь здесь из программы в программу, он одновременно стал преподавать физкультуру в обычной школе. Видимо, сама природа его дарования — учить, наставлять, помогать — требовала интенсивного проявления ее.

Чуткий ко всему новому, он умело подхватывал то лучшее, что эффективно помогало в его деле, вот пример. Очень часто молодому артисту, едва научившемуся исполнять, скажем, сальто млн пируэт, кажется, что он уже владеет этими трюками. Но пируэт пируэту рознь. Одни вызывает восхищение, другой оставляет равнодушным. Легкость исполнения, пластическая выразительность тела, красота и законченность линий — вот чего требовал Плинер от своих питомцев. И чтобы наглядно продемонстрировать индивидуальные недостатки каждого, брал кинокамеру и снимал нужные моменты репетиции. А потом всем составом смотрели «кино про себя», и убеждались молодые и юные артисты, как коряво еще у них получается, как точны и верны указания Виктора Львовича. Лучше, ясное понимали, чего он от них добивался. И уходила, если у кого и копилась, тень досады на своего настойчивого и требовательного наставника. Теперь, репетируя, каждый как бы видел себя со стороны и контролировал.

Помимо чистоты исполнения трюков, школьности, как говорят в цирке, Плинер постоянно заботился об умении своих партнеров держать себя на манеже, о культуре движения. И в этой области актерского мастерства ему было что подсказать ученикам — сам он в юные годы помимо акробатики и гимнастики занимался в хореографической студии Айседоры Дункан.

Вся эта творческая работа привела к тому, что многие годы номеру Плинера по совокупности технических и художественных достоинство не было равных в его жанре.

В 1965 году Плинер оставил манеж и вот уже десять лет работает режиссером в Московском цирке не Цветном бульваре. Десять очень плодотворных лет. За эти годы цирк из его рук получил ряд первоклассных номеров, завоевавших любовь зрителей, отмеченных всевозможными призами и наградами.

Знаменательно, что он вновь держит пальму первенства в икарийских играх, но только теперь номерами, созданными им, естественно, руководят его ученики. Номер под руководством Александра Кузякова уже хорошо знают не только у нас, но и в ряде других стран, где на его долю выпал большой успех. А недавно он был удостоен высокого звания лауреата премии Ленинского комсомола.

Несколько месяцев назад Плинер подготовил еще один номер в жанре икарийских игр — «Русские забавы». Вот что написано в акте авторитетной комиссии, принимавшей его: «Русские забавы» являются новым художественным произведением циркового искусства, решенным в ярко национальном стиле. Номер изобилует особо сложными трюковыми действиями, выстроенными в оригинальной игровой композиции». Чтобы немного наполнить эти слова конкретным содержанием, приведу хотя бы несколько трюковых комбинаций, демонстрируемых в этом номере, подбрасываемый ногами нижнего партнера Михаила Скибина. Владимир Кондратьев исполняет в темп, то есть подряд, пятнадцать сальто-мортале с пируэтами. А Елена Фламчева — до десяти двойных сальто-мортале подряд. Но, пожалуй, особенно эффектны пассажные перелеты с пируэтами и двойные сальто-мортале с ног на ноги трех нижних партнеров-антиподистов.

Можно не сомневаться, что очень скоро «Русские забавы» составят творческую конкуренцию своему старшему собрату. Конечно, в значительной степени условную конкуренцию, ибо, к чести В. Плинера, надо сказать, что он сумел создать в одном жанре достаточно разные по художественному замыслу да и по трюковым особенностям произведения.

Но режиссерский диапазон Плинера не ограничивается лишь его родным жанром, он весьма широк — в его творческом активе номера самые разнообразные. Так, он помогал дагестанским канатоходцам под руководством заслуженного артиста Дагестанской АССР А. Абакарова создать великолепный номер «Леки». Столь же необычен и оригинален в своем жанре выпущенный им номер эквилибристов под руководством заслуженного артиста Азербайджанской ССР Т. Ахундова. Подобного ему на манеже нет. Своеобразием и рекордными трюками (например, исполнение двойного пируэта с плен о плечи) отличается номер его учеников «Акробаты на столах» под руководством Вячеслава Черниевского.

Список этот можно было значительно продолжить, и в нем фигурировали бы все новые и новые жанры. Но остановлюсь на последней работе, которая убедительно свидетельствует о неизменной увлеченности Плинера творчеством, его неуемном желании искать новое. О том, что годы не остудили его, что к нему не пришло, говоря словами поэта, «позорное благоразумие».

Когда Виктор Львович решил вместе с юной Надежной Романюк, умеющей прыгать, жонглировать, стоять на руках, наделенной музыкальностью и пластической выразительностью, создать номер «Гротеск-наездница с хула-хупами», не многие верили в возможность это осуществить.

Дело а том, что сам по себе конный гротеск весьма сложен: стоя на галопирующой лошади, наездница принимает балетные позы, танцевальные па, исполняет пируэты, перепрыгивает через различные препятствия. Сохранить при этом равновесие и внешне не быть озабоченным этим, но выйти из образа — задача очень трудная. А теперь добавьте к этому еще и хула-хуп. Как не трудно догадаться, в таком случае происходит перекрещивание инерционных сил. Та, что сообщается ходом галопирующей лошади, действует вертикально. А та, что возникает при крутке обручей, имеет, условно говоря, горизонтальное направление. Совместить их, как казалось многим специалистам, возможно разве что компьютеру.

Надежда Романюк со своим учителем опровергла это мнение. Более того, они не просто подготовили демонстрацию сложных трюковых манипуляций, а создали, положив их в основу, цельное произведение — яркую пародийную сценку на ковбойские мотивы. Подобного номера жанр конного наездничества не знал. Н. Романюк является первой и пока единственной исполнительницей танцевальных ритмов с обручами на галопирующей лошади.

Мы часто говорим, что опыт мастеров старшего поколения очень ценен. И это, конечно, так. Но хочется уточнить, особенно имея в виду молодых артистов, что это не просто старый багаж, как некоторые из них думают. Это фундамент, на котором прочней и лучше всего растет новое. Плинер однажды в интересной статье рассказал о выдающихся акробатах-прыгунах прошлых лет. И назвал ее знаменательно: «Помнить, чтобы идти дальше». Заслуженный деятель искусств РСФСР Виктор Львович Плинер и сам, опираясь на свой богатейший творческий опыт, с большим успехом следует этому призыву. Он сейчас находится в отличной поре творческой зрелости, и, думается, мы еще не раз будем свидетелями его новых интересных работ.

А. БОРИСОВ



#7 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 18 682 сообщений

Отправлено 22 Ноябрь 2019 - 10:57

Илья Символоков - обладатель «Магической золотой палочки»

В этом году не манеже Куйбышевского цирка состоялся юбилейный вечер, посвященный 60-летию со дня рождения и 40-летию творческой деятельности заслуженного артиста РСФСР Ильи Калистратовича Символокова.

 

Со своим знаменитым иллюзионным аттракционом «Водная феерия» он объездил почти все цирки Советского Союза, выступал во многих странах мира. И всюду аттракцион вызывал удивление и восхищение зрителей. Какие только имена не придумывали рецензенты в своих статьях обладателю главного призе Европейской лиги иллюзионистов — «Магической золотой палочки»! Мистер Дождь, Король воды. Повелитель воды, Волшебный водолей, Смотритель магических сосудов и даже Водяной Дракон... Происхождение всех этих «титулов» вполне оправданно: на всем пространстве манежа — вода. Она плещется из разных сосудов, больших и маленьких: ваз, чашек; ведер, тазов — бьет фонтанами, сверкает, струится в лучах прожекторов. Ну, не чудо ли все это?

Для того чтобы создать подобное зрелище, нужно было быть и изобретателем, и режиссером, и артистом. Символоков удачно соединил в себе все эти профессии.

Свою работу артист не считает завершенной, он постоянно в поиске — готовит новые трюки, новые чудеса.



#8 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 18 682 сообщений

Отправлено 22 Ноябрь 2019 - 11:52

Клоуны приходят в гости

 

Эту  сравнительно небольшую (135 страниц) книжку в ярком малиновом переплете я купил несколько месяцев назад в книжном магазине на Карл-Маркс-аллее в Берлине.

 

Купил потому, что на титуле стояли такие слова: «Диалог. Современные клоунские номера». Все-таки интересно, чем и как веселит публику наследники великого Грока.

Развернув прямо на улице книжку я не мог удержаться от улыбки, лишь заглянув в оглавление. Так и хотелось воскликнуть: ба, знакомые все лица.

В. Ардов, Н. Эрдман, В Дыховинный и М. Слободской, В. Бахнов и Я. Костюковский, М. Татарский, Ю Никулин, Л. Куксо. В. Медведев... Их сценки, клоунские антре, репризы, опубликованные у нас в разное время и в разных сборниках, были собраны известным знатоком манежа Марио Турре и помещены (естественно, в немецком переводе) в «Диалогах». Тексты как бы проиллюстрированы фотоснимками наиболее популярных клоунов в работе не манеже.

Наряду с нашими авторами широко представлены и мастера цирковой репризы ГДР. Это Йохан Цмек, Рингерт, Брюггендик и сам М. Турра (кстати, пи же выступает и как литературный обработчик многих миниатюр).

В предисловии к настоящему сборнику (издательство Хеншельферлаг) говорится, что он рассчитан, во-первых, на поклонников клоунского искусства, что-бы они еще больше укрепились в своей любви к манежу. Во-вторых, книга может быть полезной для всех, кто занимается клоунадой профессионально. Они могут не только взять положительный опыт, но и пищу для размышлений, анализа и даже критических выводов. И, наконец, в-третьих, книга адресована тем, для кого клоунада — это хобби, тем, кто, невзирая на свой возраст, должность не прочь время от времени доставить несколько веселых минут своим близким и друзьям.

Я внимательно перелистал всю книжку и могу заверить, что все три категории читателей будут удовлетворены.

И невольно возникает, быть может, анекдотическое, а может быть, и вполне серьезное предложение — а не перевести ли всю книжку на русский? В конце концов все вышеперечисленные категории читателей есть и у нас. Почему бы и им не дать возможность посмеяться, не сходя со своего кресла? Тем более что переводить-то в общем не так уж много. Повторяю, основная масса материала принадлежит перу хорошо знакомым нам лицам (по алфавиту) от Ардова до Эрдмана.

Им. ЛЕВИН
 



#9 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 18 682 сообщений

Отправлено 22 Ноябрь 2019 - 12:09

Читая романы Жюля Верна

В Аменьене, старинном, живописном городе на севере Франции, и по сию пору стоит каменное здание цирка, воздвигнутое свыше 100 лет назад.

 

Его постройке активно содействовал один из наиболее прославившихся амьенцев — всемирно известный создатель жанра научно-фантастического романа Жюль Верн, 150 лет со дня рождения которого исполнилось в этом году.

Он являлся членом муниципального совета Амьена, пользовался большим влиянием, и к тому же был давним любителем циркового искусства, которое оставило след в его творчестве.

Так, один из главных героев самой, пожалуй, популярной книги Жюля Верна. «Вокруг света в 80 дней», Жем Паспарту — бывший цирковой артист. Он говорит о себе: «Я был бродячим певцом, наездником в цирке, вольтижировал как Леотар и танцевал на проволоке, как Блондем». Автор относится к этому персонажу с явной симпатией.

Попав в Йокагаму, Паспарту, чтобы догнать своего хозяина, от которого отстал, поступает в японский цирк, надеясь выехать с ним в Соединенные Штаты. Приведем часть описания представления этой труппы, показывающее, как хорошо автор знал особенности национального искусства «страны восходящего солнца», и небезынтересное для современного читателя:

«Один из жонглеров дымом своей трубки чертил в воздухе слова, из которых составлялось приветствие зрителям. Другой жонглировал зажженными свечами, тушил их, когда они пролетали мимо его губ, и снова зажигал одну в другую, не прерывая ни на миг свои ловкие упражнения. Наконец, еще один проделывал всевозможные трюки с вертящимися волчками Безостановочно вращаясь, они бегали по остриям сабель, по тонким, как полосок, проволокам; он подбрасывал их деревянными ракетками, как воланы, а они вертелись не переставая; он прятал волчки в карман, а когда вынимал их оттуда, они все еще вертелись, пока, спустив весь завод, не загорались ярким снопом бенгальских огней».

В другом романе Жюля Верна — «Сезар Каскабель» — действующими лицами являются содержатель маленького семейного цирка-балагана, дающего незамысловатые представления под открытым небом. В труппе — его жена Корнелия, бывшая акробатка цирка Барнум а ныне — «дама-атлет»; двое сыновей — 19-летний гимнаст Жан и акробат Сандр; юная дочь по имени Наполеона, танцовщица на проволоке. Лишь клоун Гвоздик — не член семьи, но пользуется всеми правами такового. Фура, в которой они кочуют и живут и где помещается весь их нехитрый реквизит, две лошади, попугай, обезьянка и пара дрессированных собачек — вот все, чем они располагают.

Каскабель, выросший в труппе скоморохов, был раньше и клоуном, и акробатом, и чревовещателем, и ярмарочным силачом. Смышлен и оборотист («говорил даже на тех языках, которых не знал»), он сумел, исколесив со своей семьей все штаты Северной Америки, .сделать кое-какие сбережения и хотел использовать их, чтобы вернуться на родину. Но проводники-метисы похитили в Сьерра-Неваде сундучок с деньгами. Отказаться от задуманного? Ни за что! Нет денег на путешествие по морю? Что же, во Францию можно проехать и по суше!

Писатель использовал тот же прием, что и в романе «Упрямец Керабам»: герой, из принципа не пожелавший платить за переезд через Босфор, добирается с европейского до азиатского его берега вокруг всего Черного моря... Так и семья Каскабель отправляется на родину дальней дорогой, через Английскую Колумбию (тогдашнее название Канады), Аляску, скованный льдом Берингов пролив, через всю Сибирь и Россию. Многочисленные путевые приключения и лежат в основе этого малоизвестного романа.

На Аляске они спасают от грабителей русского графа, выхаживают его от раны; там же встречают молоденькую индианку; как и граф, эта девушка разделяет с ними трудности дальнейшего пути. Во всевозможных происшествиях, подстерегавших наших героев на каждом шагу, им помогает опыт работы в цирке. Так, например, акробатический трюк спас Сандра от напавшего на него медведя; Корнелия одержала верх над колдуном, поразив его разрядом батарейки, скрытой в одежде (некогда она исполняла номер «электрической женщины»); мастерством чревовещателя Каскабель пользуется, чтобы освободиться от «дикарей», которые захватили странствующих артистов на острове Котельном, куда их занесла дрейфующая льдина (они оказались на ней во время переправы через Берингов пролив). Вождь племени с ужасом слышит из уст идола приказание отпустить пленников на волю и дать им оленей взамен погибших лошадей. Путинки едут на них через всю Сибирь, с новыми приключениями по дороге.

Роман заканчивается приездом семьи Каскабель? после всех мытарств, в Пермь, где они дают представления в местном цирке, и обычным happy еndom; индианка становится женой Жана, а младшим детям богатый русский граф помогает получить образование.

Даровитый беллетрист, Жюль Верн воспользовался занимательным сюжетом, чтобы рассказать о климате, флоре, фауне Канады, Аляски и Сибири. Эти сведения соответствуют тогдашнему уровню науки и поэтому не всегда достоверны (к примеру, нападение... тюленей). Обращает на себя внимание и то, что за четверть века до попытки Фритьофа Нансена писатель предвосхитил его дрейф в плавучих льдах примерно по тому же маршруту (правда, в более низких широтах).

Таким образом, автор «Таинственного острова» и «Двадцати тысяч лье под водой» оставил нам ряд свидетельств своей симпатии к цирковому искусству: здание цирка в Амьене и занимательный роман «Сезар Каскабель», сделавшийся ныне библиографической редкостью.

В. ДМИТРИЕВ. Р. СЛАВСКИЙ



#10 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 18 682 сообщений

Отправлено 22 Ноябрь 2019 - 12:19

Призвание

А все потому, что я с детства был разносторонне развитым. Говорю так не хвастаясь, а просто для подтверждения факта. У нас в семье, помню, вечно на мой счет спорили.

—    В меня пошел! — утверждал дед.
—    Мальчик — вылитый я в молодости! — не сдавалась бабушка.
—    О чем вы говорите?! — удивлялся отец. — Вы только послушайте! Мой сын играет на скрипке!
—    Да, но как! — добавляла восхищенно мама, заглядывая в дверь. — Стоя на голове, он одной ногой отбивает мяч, другой — крутит колесо, да еще при этом играет!

Думаю, теперь всем стало ясно: я рос в цирковой семье. Мой дед был а прошлом знаменитым дрессировщиком. Бабушкины афиши не лгали, утверждая, что перед вами — самая очаровательная гимнастка века... Моя мама называлась в программе: «Пластический этюд»!

Немножко менее талантливым был папа: он просто дирижировал цирковым оркестром и не умел сделать доже простое сальто. Так что, когда мама вышла за него замуж, бабушка, говорят, вначале плакала. Мол, в семье не без урода... Но за что же такое несчастье досталось ее дочери?

Зато я, повторяю, утешил всех. Я был прыгуч, летуч, музыкален, пластичен, вынослив и умел обращаться с животными... Наверное, тут сыграли свою роль гены. Я мог на арене почти все, и, значит, мне на роду было написано стать клоуном.

Теперь для краткости опущу годы учебы, дебют, рассказ о первых моих неудачах, о первых успехах. Перейду к тому моменту, когда мне исполнилось двадцать. В это время у меня уже был свой довольно обширный репертуар. Но самое главное — я полюбил. И Леночка ответила мне взаимностью.

И вот я у нее в гостях. Это — смотрины. Леночка должна показать маме, лапе и незамужней тетке, специально прилетевшей из Кинешмы, кого же она выбрала себе в мужья. Естественно, уже за салатом мне задают вопрос о моей профессии.

— Работаю в цирке, — говорю.

За столом напряженная пауза. Все смотрят на Леночку. Леночка — на меня. А дело в том, что я познакомился с ней в студенческом строительном отряде, где после окончания циркового училища, в свой последний трудовой семестр, работал верхолазом-монтажником. Леночка и думала, что это и есть моя специальность... И вдруг такая неожиданность. Момент прямо-таки критический. Но вы не знаете мою Леночку!
В следующий же миг ока обвела всех присутствующих восторженным взглядом и заявила:

—    Обожаю воздушных гимнастов! Владик — под куполом цирка, в сверкающем голубом костюме! Как космонавт!

Но тут голос подал папа.

—    Ну нет, — возразил он, — лично я в цирке признаю только силачей. Мужик, который не может завязать узлом кочергу, — не мужик, а тьфу!
—    Ах, что вы, — вздохнула мама, и глаза ее поголубели, — муж прежде всего должен быть добрым, заботливым... Вот если бы я увидела, что моего зятя любят животные, мне бы стало спокойнее.
—    Опомнитесь! — вдруг прогремел хорошо поставленный баритон тети из Кинешмы. — О чем вы говорите, какие акробаты, какие силачи! Если уж нам суждено взять в семью циркача, то по крайней мере это должен быть ответственный человек, с перспективами, со своим кабинетом! А у вас, молодой человек, есть свой кабинет? — повернулась ко мне тетя.
—    Нет, — ответил я. — Я работаю на арене. Я — клоун! Это очень ответственно, и говорят — ничего, справляюсь. Потому что с детства был очень разносторонний!

Я говорил, и при этом у меня, наверное, было такое лицо, что все замолчали. Только тетя сковала тихонько, словно бы про себя: «Клоун никогда не станет директором цирка».

...А на следующий день я пригласил их всех в цирк. И чего только не демонстрировал во время представления! Не угодил только тете. Потому что за целый вечер не издал ни одного распоряжения, не подписал ни одного приказа и даже не провел пятиминутку. И все же Леночка стала моей женой.

Давно это было. У меня у самого уже внуки. И спина моя не такая гибкая, и ноги не такие быстрые, как когда-то... Теперь я директор цирка. Очень люблю свою работу. И все же, когда по вечерам, сидя о своем кабинете, слышу, как с манежа до меня доносятся звуки веселого туша, смех и аплодисменты, мне становится грустно. Я вспоминаю далекое сватовство, тетю из Кинешмы и думаю, что в жизни возможно все. Не повторяется только молодость.

АЛЛА ШУГАЙКИНА







Темы с аналогичным тегами Советская эстрада и цирк, Советский цирк. Октябрь 1978

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных

  Яндекс цитирования     Rambler's Top100