Перейти к содержимому

9-й Международный цирковой фестиваль в Жироне (Испания)
подробнее
Глава «Росгосцирка» Владимир Шемякин дал интервью сайту русциркус
подробнее
С наступающим Новым 2020 годом!
подробнее

Фотография

Журнал Советская эстрада и цирк. Август 1979 г.

Советскийцирк. Август 1979 г Советская эстрада и цирк

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 9

#1 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 18 901 сообщений

Отправлено 10 Декабрь 2019 - 12:53

Журнал Советская эстрада и цирк. Август 1979 г.

Прикрепленные изображения

  • 001.jpg
  • 002.jpg
  • 003.jpg
  • 004.jpg
  • 005.jpg
  • 006.jpg
  • 007.jpg
  • 008.jpg
  • 009.jpg
  • 010.jpg
  • 011.jpg
  • 012.jpg
  • 013.jpg
  • 014.jpg
  • 015.jpg
  • 016.jpg
  • 017.jpg
  • 018.jpg
  • 019.jpg
  • 020.jpg
  • 021.jpg
  • 022.jpg
  • 023.jpg
  • 025.jpg
  • 026.jpg
  • 027.jpg
  • 028.jpg
  • 029.jpg
  • 030.jpg
  • 031.jpg
  • 032.jpg
  • 033.jpg
  • 034.jpg
  • 035.jpg
  • 036.jpg


#2 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 18 901 сообщений

Отправлено 10 Декабрь 2019 - 13:21

Советскому цирку 60 лет. Анатолий Колеватов

Декрет Совета Народных Комиссаров «Об объединении театрального дела», подписанный В. И. Лениным 26 августа 1919 года, принес цирку права гражданства, признал его воспитательное значение, включил в систему народного просвещения страны. 26 августа официально считается днем рождения советского цирка. И в этом месяце ему исполняется шестьдесят.


Наш корреспондент обратился к генеральному директору «Союзгоцирка» Анатолию Андреевичу КОЛЕВАТОВУ с просьбой рассказать о юбиляре.

В моей статье, открывавшей январский номер журнала, был сделан краткий обзор становления советского циркового искусства. Дабы не повторять самого себя, не стану здесь рассказывать о пути, пройденном нашим цирком за эти годы, а просто приведу цитату из очерка, помещенного в сборнике «Советский цирк. 1918—1938», изданном под общей редакцией известного искусствоведа Е. Кузнецова.

Акробат Семен Иванович Маслюков так описывает нравы цирка начала века: «Мы начали работать в программе — шли первым номером. А днем репетировали и дежурили у дверей директора Лара в ожидании получки причитающихся денег. Лар не разрешал работникам цирка входить к нему, пока сам не смилостивится и не вышлет спасительный полтинник... После представления мы отправлялись спать в большом ковре — том самом ковре, который раскладывался на арене во время спектакля. Спали мы вместе с кучерами, билетерами и униформистами, закутавшись в ковер».

Несколько ниже читаешь: «Коряво я тогда прыгал — ведь сам научился, без руководства и помощи. В то время секреты профессионального мастерства были замкнуты от постороннего глаза на тридесять замков... Все хорошее, ценное, интересное было засекречено, и, если осмелишься спросить опытного артиста, как правильно сделать тот или иной прыжок, получишь насмешливый ответ...»

Как разительно непохоже все это на жизнь современной цирковой молодежи, которая приобретает знания и профессию в цирковых училищах Москвы, Киева и Тбилиси. Закончив обучение, начинающие артисты получают возможность демонстрировать свое искусство в настоящих цирках-дворцах, а их у нас шестьдесят два. Живут в благоустроенных цирковых гостиницах, которые имеются почти повсеместно.

Если же молодым специалистам потребуется помощь, им ее окажет не только режиссер, но и любой старший товарищ. Сейчас в Союзгосцирке, как никогда ранее, широко развернулось движение наставничества. Деятельности наставников был недавно посвящен вечер в ЦДРИ, на нем выступили и поделились опытом работы с молодежью народная артистка СССР Ирина Бугримова, народный артист РСФСР Марк Местечкин, народный артист РСФСР Владимир Волжанский и другие.

Выполняя постановление ЦК КПСС «О работе с творческой молодежью», Союзгосцирк уделяет большое внимание молодым исполнителям. Из общего количества крупных произведений, намеченных нашим пятилетним планом, более двадцати готовит молодежь. К 60-летию ВЛКСМ был создан молодежный коллектив, успешно показавший в Московском цирке на Цветном бульваре программу «Начало пути». В состав художественного совета Союзгосцирка и государственной тарификационной комиссии включены молодые артисты. С 1976 по 1978 год были проведены два творческих конкурса. Среди пятидесяти лауреатов и тридцати семи дипломантов конкурсов — 75 процентов молодых исполнителей.

Результаты нашей работы с молодежью оценены высоко — впервые звания лауреатов Ленинского комсомола присуждены семнадцати цирковым артистам: акробатам-вольтижерам под руководством В. Шемшура, участникам «Икарийских игр» под руководством А. Кузякова, группе эквилибристов под руководством Э. Вернадского, жонглеру С. Игнатову и клоуну Ю. Куклачеву.

Все сказанное свидетельствует о том, что люди советского цирка живут активной жизнью строителей коммунистического общества. Они являются носителями и пропагандистами передовой советской идеологии. Одна из их важнейших задач — своим искусством содействовать коммунистическому воспитанию людей. Руководство Союзгосцирка совместно с партийной и профсоюзной организациями принимает все меры к тому, чтобы задачи эти успешно выполнялись.

Нами разработаны планы комплексных мероприятий по улучшению культурного обслуживания трудящихся Сибири и Дальнего Востока в свете указаний и рекомендаций товарища Л. И. Брежнева, высказанных во время поездки в эти районы, а также по реализации июльского (1978) Пленума ЦК КПСС об улучшении культурного обслуживания сельского населения.

Значительная роль в выполнении намеченного принадлежит передвижным циркам и коллективам «Цирк на сцене», обслуживающим в основном новостройки и сельских жителей. Однако в стационарах и дворцах спорта крупных сибирских и дальневосточных центров в этом году были также подготовлены яркие, интересные представления, в них участвовали народный артист СССР Юрий Никулин и заслуженный артист РСФСР Михаил Шуйдин, народный артист РСФСР Владимир Волжанский, познакомивший сибиряков с новым грандиозным спектаклем — «Прометей»; там был показан аттракцион «Акробаты на качелях с медведями», созданный народным артистом РСФСР Венедиктом Беляковым и получивший в 1978 году на Международном цирковом фестивале в Монте-Карло высший приз — «золотого клоуна», мастерство свое демонстрировали лауреаты премии Ленинского комсомола эквилибристы Вернадские, дрессировщик хищников народный артист РСФСР Иван Рубан и многие, многие другие.

Создавая новые произведения, предусмотренные нашим пятилетним планом 1976—1980 годов, мы всемерно стремимся повышать их идейно-художественный уровень. В результате на манежах появился ряд новаторских произведений: «Слоны и тигры», дрессировщики — Долорес и заслуженный артист РСФСР Мстислав Запашные; иллюзионный аттракцион народного артиста Азербайджана Хосрова Абдулаева; пародийно-сатирический спектакль «Поющие бизоны» — руководитель Александр Родин; акробатический ансамбль «Масленица» Бондаревых; воздушный полет «Единство» — руководитель Владимир Ракчеев и ряд других.

Особое внимание в плане уделено дальнейшему развитию национальных цирков. Программа казахского коллектива «Земля чудес»,, получившая первое место на смотре, проводившемся в честь 60-летия Великого Октября, в этом году была удостоена высокой чести выступать в Московском цирке на Ленинских горах в дни празднования 25-летия освоения целины. К 60-летию республики подготовлено новое тематическое представление для Башкирского коллектива, создан сюжетный спектакль в цыганском коллективе, ведется активная работа по выпуску программы для циркового коллектива Киргизии.

Союзгосцирк всемерно укрепляет и расширяет связи с союзами писателей и композиторов. В целях привлечения авторского актива с декабря 1978 года по май 1979 года впервые совместно с Союзом писателей СССР проводился конкурс на лучшие репризы и клоунады.

Наше творческое объединение большое внимание уделяет подготовке сценариев к юбилейным датам, подготовке репертуара для сельских зрителей, тружеников Сибири и Дальнего Востока, сценариев для детей, произведений на злободневные темы. Постоянно обновляется репертуар коверных. Ведется работа по созданию репертуара для «Цирка на сцене». И все же в этой области нам предстоит еще немало потрудиться, чтобы достичь желаемых результатов.

Сегодня совершенно новое значение в цирке приобретает режиссура. Теперь создание самого короткометражного номера не мыслится без участия постановщика. Но пока у нас лишь в двадцати восьми стационарах имеются штатные режиссеры. Правда, в ГИТИСе состоялся один выпуск очного отделения режиссеров манежа. Выпускники распределены по циркам. Однако это не решило проблемы И ныне реальная картина такова: в объединении, казалось бы, режиссеров достаточно, но на самом-то деле это педагоги-тренеры, так как большинство из них — бывшие артисты, ведущие мастера жанров, могущие многому научить молодежь, но при подготовке масштабных произведений им порой не хватает фантазии и опыта.

Конечно, из всего вышесказанного вовсе не следует, что среди артистов не было и нет талантливых режиссеров. Примеров тому в истории манежа сколько угодно. Вспомним хотя бы Вильямса Труцци и братьев Таити. В наше время плодотворно работают заслуженный деятель искусств РСФСР Виктор Плинер, заслуженный артист РСФСР Мстислав Запашный, и особо хочется отметить режиссерский талант народного артиста РСФСР Владимира Волжанского.

Однако привлечь в цирк режиссеров смежных искусств, а также драматургов, композиторов, балетмейстеров, художников, чтецов, музыкантов, певцов — одна из первостепенных задач, стоящих сейчас перед нами. Только в тесном взаимодействии с другими жанрами видится нам дальнейшее развитие цирка.

Когда я пишу эти строки, на наших манежах идут последние репетиции юбилейных представлений.

В Московском цирке на Ленинских горах зрители увидят программу «Все цирки в гости к нам», где наряду с советскими мастерами старшего, среднего и младшего поколений свое искусство продемонстрируют наши друзья из социалистических стран. В цирке на Цветном бульваре в постановке народного артиста РСФСР Марка Местечкина зрители увидят композицию, где широко известные произведения будут сочетаться с новыми, специально к этой дате подготовленными. В Ленинграде завершается работа над спектаклем «Руслан и Людмила», в Сочи будет осуществлено тематическое представление «Цирк начинается с нас». Все стационары союзных республик и других крупных городов страны посвятят свои программы 60-летию цирка. Во дворцах спорта и на стадионах зрители познакомятся с достижениями мастеров советской арены за шестьдесят лет. Об этом же расскажут и специальные фотовыставки, плакаты, брошюры, буклеты.

Выше отмечалось, что у нас в стране построено шестьдесят два стационара, можно добавить к этому пятнадцать передвижных цирков, тринадцать зооцирков, шесть дирекций «Цирк на сцене», состоящих из пятидесяти двух коллективов, Всесоюзную дирекцию по подготовке новых цирковых программ, ее филиал в Харькове и художественно-производственный комбинат, где за счет Союзгосцирка изготавливается для артистов реквизит, костюмы, художественное оформление.

До революции да и ныне в капиталистических странах артисты не могут даже и мечтать о подобных условиях. А наши мастера давно уже привыкли жить и трудиться именно в такой обстановке, как привыкли и к тому, что профессия циркового артиста так же почетна, как и всякая другая.

За годы Советской власти многие деятели цирка награждены орденами и медалями, они удостоены почетных званий заслуженных и народных артистов. Звания народных артистов СССР присвоены дрессировщикам В. Г. Дурову и Ю. В. Дурову, И. Н. Бугримовой, В. И. Филатову, клоунам М. Н. Румянцеву (Карандаш), Ю. В. Никулину и О. К. Попову, эквилибристу Е. Т. Милаеву.

Семнадцати молодым артистам в 1977 и 1978 годах вручены премии Ленинского комсомола. Владимиру Волжанскому, автору и создателю новаторского спектакля «Прометей», впервые в истории цирка присуждена Государственная премия СССР.

Иными словами, достижения в области циркового искусства отмечены наравне с другими достижениями в области культуры, науки и техники!

...Людям цирка много дано в нашей стране, о них постоянно заботятся партия и правительство, и наш долг — творчеством своим ответить на эту заботу.



#3 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 18 901 сообщений

Отправлено 10 Декабрь 2019 - 15:52

Чудо-мастера

 

Вечный цирк, седых веков ровесник,
Поведай нам. каким ты нынче стал:
Кого вознес под купол — поднебесье?
Кого возвел на славный пьедестал?
Советский цирк — шестидесятилетний, —
Ты юн, как шесть десятков лет назад,
Соратник всех советских поколений,

Тобою Пик Искусства с блеском взят
Сегодня ты — частица нашей жизни
Веселый цех, где чудо — мастера
С любовью к нашей солнечной Отчизне
Дают урок веселья и добра...
Ты славишь тех, кто в трудовом боренье
Попрал преграды выкладок и цифр,

О ком кричат на жизненной арене:
«Вот это молодцы! Вот это цирк!»
Парящий над опорами монтажник
И крановщик, пославший в точку крюк, —
О них твердят не зря и не однажды:
«Вот это цирк! Вот это ловкость рук!»

И день твой, Цирк, тогда недаром прожит,
Когда бесстрашным взлетом можешь ты
Сказать, что при желаньи каждый может
Достичь своей достойной высоты!



#4 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 18 901 сообщений

Отправлено 10 Декабрь 2019 - 16:29

Ирина Бугримова: «Умейте ценить обретенное»

 

О цирке лучше и больше всех знают люди цирка.
Те, для кого
он стал делом жизни,
кто отдал ему многие годы
творческой энергии,
вдохновения,
самоотверженного труда.


К таким людям принадлежит Ирина Николаевна Бугримова — наша самая знаменитая дрессировщица, выдающийся мастер циркового искусства, народная артистка СССР.
Сорок пять лет изо дня в день выходила она на ярко освещенную арену, н каждое ее выступление приносило радость зрителям, пробуждало в них восхищение отвагой и мужеством человека.
Уйдя с манежа, Бугримова не ушла из цирка — она по-прежнему в гуще наших организационных и творческих дел, к ней и поныне обращаются молодые дрессировщики за помощью, за добрым советом.
По просьбе редакции журнала я встретился с артисткой в дни, предшествующие 60-летию советского цирка. Разговор, естественно, зашел о недавнем прошлом и настоящем нашего искусства, о том, с чем приходит цирк к своему славному юбилею.
В частности, я спросил у Бугримовой, что бы она хотела пожелать молодым мастерам манежа) Предоставляю слово Ирине Николаевне Бугримовой.

НИК. КРИВЕНКО


Как-то в коридоре нашего главка я невольно подслушала любопытный разговор. Две молодые артистки встретились, судя по всему, после долгого перерыва и теперь оживленно обменивались новостями, обсуждали цирковые дела. Одна из них горячо, взволнованно говорила другой:

—- Ты только подумай, какое безобразие — до сих пор костюмы не готовы. Разрешение давным-давно получено, заявка оформлена, а они все тянут и тянут... («Они», как я поняла — это работники художественно-производственного комбината Союзгосцирка).

— Возмутительно! — согласно кивала белокурой головкой ее собеседница. — Но ты не расстраивайся, раз заявка
оформлена — сделают. Должны же они, в конце концов, понимать, что до премьеры остались считанные дни....

В беседу двух подруг я тогда, естественно, не вмешалась: ни к чему это было. Но разговор их запомнился. И сегодня мне хочется вернуться к нему.

Конечно же, это непорядок, что наш комбинат, который немало полезного делает для цирка, иногда нарушает сроки изготовления костюмов и реквизита. По себе знаю, скольких волнений стоит подготовка нового номера, с каким трепетным чувством ждешь дня премьеры, готовишься к нему. А тут вдруг неожиданная, не зависящая от тебя задержка... Так что нетерпение и даже негодование подруг мне понятны, сама бы, наверное, на их месте так же горячилась, метала громы и молнии.

Слушая этот разговор, я не столько сочувствовала молодым артисткам, сколько радовалась за них. Да, да, представьте себе, радовалась! Чему? — возможно, спросите вы. Многому. Тому, что этим девушкам не надо самим шить себе платья для выступлений, заказывать на свои деньги реквизит и покупать животных, как это вынуждены делать, к слову говоря, цирковые артисты на Западе. Тому, что буквально обо всем, что касается материального обеспечения их творчества, устройства их кочевого быта, заботится государство. Тому, наконец, что они чувствуют себя вправе (именно вправе — подчеркиваю это!) вот так возмущаться непредвиденной задержкой в оформлении номера.

Удивительно все-таки устроен человек. То, что стало обыденным и привычным в жизни, воспринимается людьми, как нечто непреложное, само собой разумеющееся. Убеждена молодая артистка, что ей должны к такому-то сроку сшить костюм — и дело с концом. Вынь, как говорится, да положь! По-другому вроде бы и быть не может.
А ведь было по-другому. И не только в стародавние, дореволюционные времена (о них и говорить нечего!), а каких-нибудь тридцать-сорок лет назад. Через год будет ровно полвека, как я пришла в цирк, и все, что связано с развитием нашего искусства, его небывалым расцветом — от первых выпусков училища до золотых «Оскаров», завоеванных советскими мастерами манежа на международных конкурсах и фестивалях последних лет, — все, можно сказать, проходило и проходит на моих глазах.

Девушки в коридорах главка говорили о новых костюмах, которые им не сшили к сроку. А мне вспоминается, как в тридцатые годы я переезжала в товарном вагоне из одного города в другой и по дороге, сидя у распахнутой двери, вязала себе нитяные перчатки для выступления на манеже. С перчатками, правда, было проще, с костюмами — куда трудней. Но уж зато и берегли мы их, как самую дорогую вещь. Бывало, отлетит на представлении блесточка — в тот же вечер обязательно пришьешь ее. Да и как могло быть иначе, если не знаешь, когда еще соберешься сшить себе новый костюм.

Или, помню, гастролировали мы поздней осенью в Красноярске. Вместе с нами выступал в программе известный борец Иван Поддубный. На конюшне — ветер во все щели, холод такой, что вода в бочке покрывалась толстой коркой льда. Поддубный приходил после представления, разбивал своим могучим кулачищем лед и тут же, на конюшне, обливался студеной водой до пояса. Других душей тогда не было, разве что в бане.

А как можно забыть день, когда я купила на свои деньги лошадь и впервые, радостная и торжествующая, вывела ее на манеж цирка. Или когда получила первых в своей жизни львят и стала готовить их к аттракциону «Круг смелости». Не все они оказались способными к цирковым наукам, но кто тогда думал о таких вещах? Это теперь дрессировщики перебирают десятки животных, пока не найдут тех, которые «полегче». Мы брали то, что давали, и были безмерно счастливы.

Впрочем, все это воспоминания о довоенном времени. А вот передо мной лежит снимок пятьдесят шестого года. Старенький брезентовый шапито в Хабаровске, рядом — вагончик-развалюха, в котором мы жили. По ночам на крыше шуршали и хлопали рваные куски толя. В дождливые дни крыша протекала — приходилось подставлять тазы, банки. Здесь же, во дворе цирка, веревки с бельем, огромная, прямо-таки миргородская лужа, через которую мы перебирались по узкой доске, лежащей на двух кирпичах.

Вагончиков на всех не хватало, поэтому многие жили по частным квартирам. Тоже, доложу вам, удовольствие небольшое. То ты ходишь «через хозяев», то они «через тебя»: и в том и в другом случае приятного мало. А тут еще керосинка коптит, ребенок плачет — не очень-то отдохнешь после трех, а нередко и четырех представлений за день...

Но чего это я вдруг предалась воспоминаниям? И так ли уж надо артистам молодого и среднего поколения знать сегодня о трудностях, которые довелось пережить нам, пришедшим в цирк в двадцатые-тридцатые годы?

Убеждена, что надо. Только оглядываясь назад, сравнивая то, что было, с тем, что есть, можно по достоинству оценить настоящее. Вспомнишь вот о таком хабаровском вагончике с дырявой крышей, и нынешний номер со всеми удобствами в какой-нибудь сочинской или саратовской гостинице кажется сущим раем.

Но просто сравнивать мало. Нужно еще, мне думается, уметь делать правильные выводы из такого сравнения. Не забывать мудрую пословицу о том, что кому много дано, с того много и спросится.

А дано, отпущено сегодня артистам советского цирка поистине щедрой мерой. Приведу только один пример, наиболее близкий к моей профессии. Все ли знают, что в нашем цирке сейчас семь тысяч животных, приобретенных государством для артистов-дрессировщиков, и что ежегодное содержание этих животных (опять-таки за счет государства) обходится в полтора миллиона рублей? Это, повторяю, только один пример, а сколько таких фактов, подтверждающих общенародную заботу о развитии циркового искусства, может привести, вспомнить каждый из нас! Здесь и строительство прекрасных цирков-дворцов, равных которым нет в мире, и утвержденное законом пенсионное обеспечение артистов (для исполнителей многих жанров — по истечении двадцати лет работы на манеже), и оплата репетиционно-постановочных расходов — всего не перечислишь. К слову сказать, только на создание новых номеров и аттракционов Союзгосцирк ежегодно расходует 1400 тысяч рублей. «Твори, выдумывай, пробуй!»—порой мне кажется, что именно к нам, работникам советского циркового искусства, обращены эти крылатые слова поэта.

И вот тут я снова вернусь к цирку 30-х годов. Если бы меня спросили, что позволило многим из тогдашних молодых артистов стать со временем выдающимися мастерами, завоевать высокие почетные звания, я бы ответила коротко: труд. Труд настойчивый, упорный, до седьмого пота. И еще: любовь к цирку, преданность ему. Такая любовь и такая преданность, когда о трудностях не думалось — вроде бы их и не было совсем, когда день, не заполненный с утра до вечера репетициями, казался бесполезно прожитым, потерянным днем. За долгие годы работы на манеже я не встречала человека, который бы добился сколько-нибудь заметных творческих успехов, не затратив на это огромных сил души и сердца.

Все мы знаем и любим замечательного артиста нашего цирка, старейшину советских клоунов Карандаша. Сколько помню Михаила Николаевича Румянцева, он всегда увлеченно и много работал, всегда был поглощен творчеством, поисками новых реприз, сценок, интермедий. В годы нашей с ним молодости репетиционных периодов не было, новые номера готовились, как говорится, без отрыва от производства. Карандаш умел так спланировать время, что даже в день приезда в новый город не забывал о репетиции. Меня всегда восхищала предельная требовательность артиста к своему искусству, его постоянная неудовлетворенность тем, что сделано. Казалось бы, интермедия уже готова, публика хорошо принимает ее, а Карандаш недоволен: что-то, по его мнению, еще требует доработки, уточнения. И снова репетиции, снова мучительные поиски нужного слова, жеста, движения. Так рождалась его знаменитая «Венера», ставшая своеобразным эталоном клоунского искусства, другие репризы и сценки талантливого артиста.

А Владимир Волжанский, первый в нашей цирковой семье лауреат Государственной премии СССР — какой это неутомимый и, я бы даже сказала, одержимый труженик! Его замечательный «Прометей» появился не сразу, не вдруг: артист шел к нему многие и многие годы. Помню, еще лет двадцать назад, когда мы как-то встретились с ним в одной из программ, Волжанский чертил мне схему подъемных мостиков, рассказывал, как будет перемещаться аппаратура в его тогда еще только задуманном аттракционе. Он жил своей мечтой, верил в нее, и потому, наверное, эта мечта осуществилась.

Обратите внимание, кстати, на одно примечательное обстоятельство. Еще задолго до «Прометея» у Волжанского был, как известно, аттракцион, который по праву считался лучшим в этом жанре. Другой бы на его месте, возможно, успокоился, отказался от дальнейших поисков «прокатывать» готовое куда легче, чем создавать новое. Но тем, очевидно, и отличается подлинный художник от ремесленника, что покой ему только спится, что сделанное сегодня не рож-рае- у него ленивого чувства самоуспокоенности, а побуждает к тому, чтобы завтра сделать еще лучше.

Я рассказала только о двух мастерах манежа, чья многолетняя работа может служить и служит образцом творческой взыскательности, трудолюбия, преданности цирковому искусству. Таких людей, конечно же, было и есть значительно больше. В прошлом — это Дуровы, Лазаренко, Океанос, Кадыр-Гулям, Кантемиров, Кухарж-Кох... Сегодня их лучшие традиции продолжают Костюк, Сарач, Запашные, Беляковы, Игнатов, Папазовы, Беляуэр, Бирюковы, Петровский — я называю, разумеется, лишь немногих из многих. Разные это артисты, разные по жанрам и, вероятно, по степени дарования, но всех их объединяет и роднит неравнодушное отношение к своей цирковой профессии, неукротимое желание творить, экспериментировать, улучшать и совершенствовать уже созданное. Именно такие артисты приумножают славу нашего искусства, двигают его вперед, способствуют тому, что советский цирк одерживает на своем пути все новые и новые победы.

Но давайте, как говорится, положа руку на сердце, поразмышляем: разве нет в нашем цирке молодых, а порой и не очень молодых исполнителей, которые работают с прохладцей, без внутреннего творческого горения? Разве не бывает так, что, подготовив с грехом пополам один-единственный заурядный номер, человек уже считает себя законченным артистом, которому вовсе не обязательно к чему-то стремиться, создавать что-то новое. Пришел такой человек в цирк, отработал положенное — и ладно. Равнодушный к своему номеру, он и в парад-пролог выходит с таким выражением лица, будто у него, простите, с утра зубы болят.

Откровенно говоря, мне искренне жаль этих людей. Они не цирк любят, а себя в цирке. А если разобраться поглубже, то и к самим себе они относятся не лучшим образом. Творческая инертность в искусстве — коварная штука, она никогда не приводит к добру. Минует какое-то время, и человек сам почувствует, что ему неинтересно работать, что выступления на манеже не приносят творческого удовлетворения. А это очень страшно — разлюбить свою профессию, разочароваться в том, чему ты готов был посвятить всю жизнь.

Но, к счастью, не такие люди определяют лицо советского цирка. И если я все же вспоминаю о них, то делаю это только потому, что хочу предостеречь нашу молодежь от бескрылого ремесленничества, унылого прозябания на цирковом манеже. Слепить посредственный номерок — нехитрое дело, для этого не нужно ни фантазии, ни таланта. Куда сложнее найти себя и свое место в искусстве, твердо знать, к чему ты стремишься, быть непреклонным и настойчивым в достижении поставленной цели. И главное — не ограничиваться малым в своих творческих планах и свершениях, не довольствоваться тем, что дается без «торного, повседневного труда.

Я верю в нашу цирковую молодежь. Верю в ее дарование, духовные и физические силы, в ее преданность родному искусству. Нет жанра, в котором бы она не преуспевала, не была инициатором создания новых номеров и аттракционов. А пройдут годы, советский цирк приблизится к своему столетнему юбилею, и нынешние молодые артисты будут передавать эстафету грядущим поколениям, как это делаем сегодня мы. Убеждена, что прометеев огонь вдохновенного творчества, зажженный на манеже нашего цирка шестьдесят лет назад не померкнет со временем, а разгорится еще ярче, станет еще светлей!

Кто-то из литераторов, помнится, однажды сказал: у советских писателей есть все права, кроме одного — писать плохо.

Мне думается, что слова эти в полной мере относятся и к нам, артистам советского цирка. Прав нам не занимать, возможностей — тоже, но правд работать без максимальной творческой отдачи, быть не артистами, а ремесленниками — такого права у нас нет. Повседневной заботой Коммунистической партии и Советского правительства нам созданы самые благоприятные условия для жизни и труда, мы работаем в таких великолепных цирках, о которых мечтало не одно поколение мастеров манежа...

Так будьте же достойны этой заботы, друзья, умейте ценить обретенное. Это, пожалуй, самое главное, что мне хотелось бы пожелать сегодня молодым артистам советского цирка.



#5 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 18 901 сообщений

Отправлено 10 Декабрь 2019 - 18:06

Поздравления с 60-летием Советского цирка

 

С праздником, праздник!

Цирк — это всегда праздник. И странно было бы поздравлять праздник с праздником. Но сегодня я делаю это с чистым сердцем, потому что знаю, как много труда, мечты и пота, как много напряжения и смелости вкладывают люди, цирковые артисты, в то, чтобы для зрителей, смотрящих представления на манеже, цирк всегда оставался праздником.
Итак, с праздником, советский цирк! С праздником, наш всегдашний Праздник!

ЦИРК

А. Аронову

Почти перейдя рубеж архимедовского:
«Нашел!..»
колышется зыбкий перш, как здравый смысл, обнажен.
Мелькает в прожекторах девчонка — слабый пол.
Улыбка скрывает страх,
А блестки скрывают пот.
Работа на высоте.
Искусство без дураков.
В торжественной суете, в нервной дрожи хлопков...
Ворона шьет по канве.
А люди едят огонь.
И ходят на голове.
И пишут левой ногой...
А лошадь танцует вальс.
Садится слон на диван.
А клоун глупее вас.
(И это приятно вам)...
Лисицу пасет петух.
И, перекрывая гул, как мячик, летит прыгун.
Как бубен, гудит батут...
Усталые мудрецы, простите наивный век.
Почаще ходите в цирк, покруче глядите вверх.

Счастья хотите?
Желаете помолодеть?
Блюдо манежа начищено — больно глядеть!
Будто сегодня ревизию ждали с утра.
Что приготовили?
Чем удивят повара?
Чувствуя важность момента, суров и сварлив, лорд-дирижер замахнулся на братьев своих!
И в тишине над крутым поворотом голов затрепетал, засверкал, раскатился галоп!
Мимо пронесся, веселым дождем окропил...
Сядьте удобнее.
Так начинается пир...
Пусть остается в душе, вспоминается пусть пряничный привкус восторга, счастливая грусть...
Лампы погасли.
Надел гардеробщик пальто.
Мягкими крыльями тихо взмахнул шапито.
И улетает.
И просит его не забыть...
Цирк не любить — все равно, что детей не любить.


РОБЕРТ РОЖДЕСТВЕНСКИЙ

Это и наш праздник

Для артиста нет большего праздника, чем премьера.

Каждый юбилей друзей это — своеобразная премьера. И поэтому сегодня мы, работники болгарского цирка, с особой радостью поздравляем наших советских коллег.

Годы проходят, но шестьдесят лет — это отнюдь не старость, когда речь идет о нашем вечном искусстве. Шестидесятый юбилей — это только шестидесятая вершина, которой овладели наши друзья — работники советского цирка.

Я не буду говорить о вашей всемирной популярности, это известно всем.

Встречи болгарских зрителей с искусством десятков трупп из СССР, сотен артистов — всегда большой праздник болгарских зрителей. Радость и восхищение сохраняются у людей долго после того, как угаснет блеск прожекторов в прощальном эпилоге.

Мы помним и по-прежнему любим народную артистку СССР Ирину Бугримову, народного артиста СССР Карандаша, выдающихся осетинских джигитов Кантемировых, девушку-джигита Н. Мелькадзе, группу замечательных наездников Зариповых и многих, многих других.

Ежедневно, из сезона в сезон, черпаем мы из сокровищницы советской цирковой школы во время гастролей наших артистов, на фестивалях...

В советских цирковых школах получили образование десятки наших артистов. На манежах в Болгарии создали значительные, запоминающиеся спектакли режиссеры Марк Местечкин, Вилен Головко и другие. Эти спектакли вошли в историю болгарских цирков.

Различны измерения нашей дружбы. И поэтому праздник советских цирковых артистов — шестидесятую годовщину Союзгосцирка — мы встречаем сегодня и как наш праздник.

САНЧО БИНЕВ Генеральный директор болгарских цирков

 

Объяснение в любви

Я не скрываю, что влюблен и что в моей душе хранится много дорогих мне имен. Я их любил, люблю и буду любить до тех пор, пока не утрачу вкус к жизни... Вот имена дам моего сердца: Арена, Сцена, Эстрада, Музыка, Песня. Вы видите, сколько увлечений?! Но первой моей любовью была и остается Арена. К ней на заре моей юности сбежал я из дома. «Римские кольца» — таким был мой первый номер в балагане.

Ах моя несбывшаяся мечта, моя Арена, обожаю тебя по сей день, по сей день все во мне трепещет, когда я думаю о тебе... И если когда-нибудь о чем-нибудь жалею, то только о том, что мой роман с тобой был непродолжительным.

...А влюбился я в Арену, когда мне не было и десяти лет. В то время я еще не знал, что такое муки творчества, а просто сидел в цирке и наслаждался. Он был тогда совсем молодой незабываемый Одесский цирк. Это сейчас ему около ста, а тогда не было и тридцати.

...Сверкает огнями манеж — все, что происходит на нем, удивляет, восторгает и потрясает мою детскую душу до слез радости. Ах как все это было прекрасно, чего здесь только не было: воздушные гимнасты, клоуны, фокусники, жокеи, наездники... Кстати, одна из наездниц не забыта мной до сих пор... О эта чистая, романтическая мальчишеская любовь к цирковым наездницам! Не она ли на всю жизнь настраивает сердце мужчины на благородный, возвышенный лад!

Я так пристрастился к цирку, что ни на какие другие представления не ходил, меня нельзя было затянуть ни в театр, ни в кино.

Арена — любовь моя! Ты не старишься, ты обладаешь секретом оставаться вечно молодой. И если тебе сегодня шестьдесят советских лет, то для меня ты по-прежнему молода и прекрасна.

Когда я всматриваюсь в прошлое, передо мной всплывают дорогие мне имена и лица. И прежде всего — облик организатора советского циркового дела Александра Морисовича Данкмана, человека, у которого юмор был неотъемлемым качеством характера. Мы все, работающие на арене или только любящие ее, вспоминаем его с любовью и благодарностью — свою неиссякаемую энергию, свой ум, свои знания он принес в цирк и отдал их щедро и весело.
А великий артист Вильямс Труцци, блестящий мастер своего жанра, которому он посвятил всю свою, такую недолгую, к сожалению, жизнь! За то стремление к высокому мастерству, которое он привил артистам, советский цирк должен быть ему безмерно благодарен.

Невозможно забыть Георгия Семеновича Венецианова, Арнольда Григорьевича Арнольда, Бориса Александровича Шахета, которые, пока жили, не мыслили себя без цирка, а когда их не стало, они продолжали жить в делах его и успехах.

Все в жизни движется вперед, не стоит на месте и искусство манежа. Сегодня творческие победы нашего цирка общеизвестны. Слова «Советский цирк» за рубежом нашей родины уже давно воспринимаются как эталон, Арена требует от человека отдачи самых лучших его качеств — силы, ловкости, находчивости, бесстрашия, самоотверженности. И не терпит только одного — дилетантизма. Здесь отсутствие мастерства зачастую грозит утратой головы. Здесь обманывать невозможно, а уж если обманывают, то так красиво, изящно, ловко, что мы радуемся обману, просто жаждем быть обманутыми — я имею в виду фокусников и иллюзионистов. С одним таким обманщиком я дружил, с Эмилем Теодоровичем Кио. Как я признателен ему именно за то, что он создал целую династию чудотворных обманщиков.

Я стар, и сегодня у меня новых друзей в цирке почти нет. Это не мешает мне знать и любить новых мастеров, восхищаться их номерами. Олег Попов, Юрий Никулин, Валентин Филатов, Владимир Волжанский и... В последнее многоточие я включаю тех, кто еще только на пути к арене и я уверен, что они придут — такие удивительные, что я не смогу их не полюбить.

Впрочем, есть и сейчас в цирке люди, близкие мне. Это прежде всего Марк Местечкин и Григорий Новак. Один не перестает меня удивлять своей неиссякаемой выдумкой, другой — неиссякаемой силой.

Не скрою, у меня была богатая впечатлениями жизнь, но всегда в моем сердце жила тоска по первой любви. Единственное, что меня успокаивало и утешало в моей печали из-за несостоявшейся карьеры циркового артиста, так это то, что эстрада, как и цирк,— искусство синтетическое, включающее в себя многие жанры и требующее всего человека, полной его отдачи.

Итак, моя дорогая Арена, живи, молодей и становись все прекрасней.

Лети вперед, в будущее. К сожалению, моя первая незабываемая любовь, я уже не могу идти рядом с тобой, могу только пожелать тебе новых достижений, покорения новых сердец, новых восторженных поклонников! Творческих тебе взлетов — я ведь понимаю, что ты не можешь без риска, моя отчаянная! Но умоляю тебя, не теряй головы — не забывай о лонже!

Навсегда преданный тебе

ЛЕОНИД УТЕСОВ


Желаем больших успехов!

Оноре де Бальзак в свое время сказал: «Для меня цирковое искусство — самое высокое из всех искусств. Сила его возможностей — безгранична».

Это мнение, насколько я знаю, разделяют многие люди, особенно в социалистических странах, ибо цирк за эти годы не только не потерял ничего от своей притягательности, но, напротив, многое приобрел. И это особенно хорошо видно на примере советского цирка, который сейчас отмечает свое шестидесятилетие.

Достижения советского цирка являются примером для деятелей искусства манежа социалистических стран. Благодаря Декрету Совета Народных Комиссаров «Об объединении театрального дела», подписанному В. И. Лениным 26 августа 1919 года, цирк и варьете были признаны очагами культуры и поставлены в один ряд с театрами. Свободное от капиталистического и предпринимательского духа советское цирковое искусство начало бурно развиваться. Большую роль здесь сыграло Государственное училище циркового и эстрадного искусства. Оно выпустило тысячи выдающихся артистов цирка, подготовивших цирковые номера международного класса.

Мы, работники циркового искусства ГДР, с большим вниманием следим за развитием циркового искусства в Советском Союзе, с радостью и гордостью отмечаем ваши успехи, хорошо знаем ваших выдающихся мастеров, творчество которых всегда являлось и является для нас образцом. Назову лишь некоторых: Владимира и Юрия Дуровых, Юрия Никулина и Михаила Шуйдина, Ирину Бугримову, Валентина Филатова, Евгения Милаева, Александра Александрова-Федотова, Эмиля Кио и его сыновей, Венедикта Белякова, Владимира Волжанского, Александра Кисса, Владимира Довейко, Николая Ольховикова, Кантемировых, Ивана Рубана, сестер Кох, Абакаровых, Ташкенбаевых, Оскал-Оол, Тугановых, Симадо, Льва Осинского, Всеволода Херца, Французовых, Манжелли, Ходжабаевых.

Это далеко не полный перечень любимых нами советских артистов, чье искусство помогает нам творить, созидать новое.

Наши цирки постоянно делятся информацией и опытом. Немалую роль тут играет и обмен артистами, обмен программами, что с 1955 года стало основой нашего содружества. Почти двадцать пять лет длится это творческое сотрудничество, оно несомненно дает богатые плоды.

Дорогие товарищи и друзья из Союзгосцирка, примите искренние поздравления по случаю 60-летия основания советских государственных цирков.

Мы желаем вам новых успехов в вашем стремлении к большому мастерству, к высокому совершенству, желаем также успешных гастролей по вашей стране и за рубежом, причем, у нас вы всегда будете.желанными гостями!

ОТТО НЕТЦКЕР, Генеральный директор ФЕБ Центральный цирк ГДР


Всегда только на «Вы»!

Случай, который произошел со мной в цирке, был одним из любимых воспоминаний моего отца. Я лично помню эту историю довольно смутно, но, видимо, дело обстояло так. Я был привезен в цирк Саламонского лет пяти — шести от роду. Сидели мы в ложе довольно близко к манежу. Шел номер каких-то знаменитых клоунов, по ходу которого доверчивый и добродушный «рыжий» ловил рыбу в песке манежа, а коварный «белый» за его спиной проделывал какие-то пакости. Все мои симпатии были, конечно, на стороне «рыжего», и я вдруг заорал на весь цирк:

— Послушайте, вас обманывают!

Может быть, этот мой вопль и деликатное обращение к «рыжему» на «вы» были предтечей моей будущей любви к цирку и уважения к профессии клоуна? Кто знает?

А в последующие годы моя дружба с Юрием Владимировичем Никулиным и прочитанная его книга приблизили ко мне атмосферу манежа, заставили уже сознательно относиться к труду цирковых артистов, на «вы». И хотя я бываю в цирке, особенно в последние годы, не часто, я всегда готовлюсь к встрече с ареной как к празднику. И сегодня, в день шестидесятилетие цирка, я желаю, чтобы каждый, кто приходит к вам в гости, дорогие мои дорогие коллеги по искусству, обращался к вам всегда только на «вы».

РОСТИСЛАВ ПЛЯТТ, народный артист СССР


Дальнейших достижений!

В этом году Советский цирк отмечает свое 60-летие. По случаю юбилея Польское объединенное управление развлекательных искусств, работники манежа и любители циркового искусства желают вам дальнейших успехов на всех аренах мира. Достижения Советского цирка составляют важный вклад во всеобщую историю развития циркового искусства.

Польские зрители помнят свою первую встречу с советскими артистами манежа в первые послевоенные годы. Помним также, как великолепные мастера советской арены получили переходящий вымпел польского министра культуры и искусства, став победителями Первого фестиваля циркового искусства в Варшаве. С того времени началось активное сотрудничество цирковых организаций наших стран, постоянный артистический обмен. Польские мастера арены и теперь учатся у советских друзей, используя их опыт. Любители цирка в нашей стране имеют возможность каждые два года смотреть выступления отличных цирковых ансамблей из Советского Союза.

В юбилейном году поздравляем Союзгосцирк и советских мастеров арены, желаем дальнейших достижений, уверенного движения в развитии искусства манежа.

Мы глубоко уверены в том, что дружественные контакты будут продолжаться и углубляться к радости артистов и миллионов зрителей наших стран.

ЭДВАРД КОПЫТ Генеральный директор Объединенного управления развлекательных искусств

 

От нашего стола - вашему столу

(ПОЧТИ ВОСТОЧНЫЙ ТОСТ)

Как известно, каждый взрослый человек в душе остается ребенком. Это утверждение тем более справедливо для администрации «Клуба «ДС», которой по неофициальным метрикам вместе с 16-й страницей «Литературной газеты» недавно исполнилось 12 лет. И как все нормальные дети, администрация, где-то по большому счету, обожает наш отечественный цирк. Ну просто жить без него не может! Особенно в эти знаменательные дни, когда наш цирк празднует свой день рождения. И поскольку цирк — все-таки мужского рода, а не женского, администрация не видит смысла скрывать дату его появления на свет и от всего любвеобильного сердца поздравляет своих коллег по веселому цеху с их первым шестидесятилетием.

Итак, 60 лет! Много это или мало? В народе говорят, что мужчине столько лет, на сколько он выглядит. И по этой народной мудрости получается, что наш цирк выглядит бодро, молодо и очень свежо. Он никогда не стоит на месте — это сложный и жизнерадостный организм. Администрация с белой завистью не так давно наблюдала, как ему удалось размножиться делением жилплощади, в результате чего образовалось новое прекрасное здание на проспекте Вернадского. И самое удивительное в этом процессе, что программы в старом и новом зданиях цирка совершенно непохожи друг на друга и в то же время одинаково интересны...

В заключение администрация «Клуба «ДС» желает нашему дорогому юбиляру дальнейших успехов в его творческой и личной жизни, посылает со своего стола искреннее восхищение и любовь, заявляет, что очень уважает цирк и на свой юбилей надеется на алаверды...

АДМИНИСТРАЦИЯ КЛУБА 12-ТИ СТУЛЬЕВ «ЛИТЕРАТУРНОЙ ГАЗЕТЫ»

За здоровье именинника!

Венгерские и советские артисты — одна семья. Это аксиома, и, как всякая аксиома, не требует доказательств. И сегодня младший брат с чувством глубокого восхищения и благодарности поздравляет своего старшего брата с днем рождения. Нас связывает многое и, в частности, проистекающий из самой сути циркового искусства интернационализм. За двадцать пять лет существования венгерского социалистического цирка тысячи нитей соединили нас с советским цирковым искусством.

Мы восхищаемся современными, необыкновенно красивыми зданиями цирков, которые уже воздвигнуты so многих городах Советского Союза. Мы завидуем советскому цирку — он смог обновить это древнее искусство и пробудить его к новой блестящей жизни. Мы поднимаем сегодня бокал шампанского за здоровье именинника и благодарим за ту товарищескую помощь, которую советские артисты манежа всегда с ‘удовольствием оказывают своим венгерским коллегам. Мы счастливы отметить высокий художественный уровень, блестящий профессионализм всех представителей искусства манежа СССР. Мы гордимся тем, что, изучив опыт советского циркового училища, мы вторыми создали у себя школу по подготовке артистов цирка.

Когда мы говорим о вопросах искусства, планируем, когда занимаемся творческой работой, нас всегда вдохновляет новаторство и смелость творческих коллективов советского цирка. Мы восхищвемся цирками союзных республик: «Цирком на воде», «Цирком на льду» и «Цирком-ревю», который недавно с огромным успехом гастролировал в Будапеште.

Еще раз искренне и горячо, с огромной любовью поздравляем нашего старшего брата — советское цирковое искусство, каждого его руководителя, артиста, наших коллег и друзей и желаем новых и новых творческих успехов.

ДЬЕРДЬ ХЕЙЦ, режиссер венгерского цирка


Вечной молодости

Нет на свете человека, который бы не любил манеж. Впечатления самого раннего детства связаны у меня именно с цирком. В то время было еще не так много радиоприемников, и мне впервые довелось услышать музыку в оркестре, когда меня привели на цирковое представление. Было мне тогда года три. Оркестр играл популярные произведения из классической музыки. Но я им дал собственные названия, связанные с цирковыми номерами. Например, марш Шуберта я назвал маршем лошадок, вальс из «Спящей красавицы» Чайковского у меня, кажется, ассоциировался со слонами, и эта мелодия мне долго напоминала именно слонов.

Таким образом, цирк сильно способствовал развитию моей музыкальности. С тех пор прошло немало. Я сам написал
много музыки для цирка: для лошадок и для слонов. И хотя первые лошадки и первые слоны сильно постарели, но цирк в целом, конечно же, молодеет!

Желаю славным мастерам советского цирка, помолодевшим на 60 лет, счастья, здоровья, дальнейших блестящих успехов. Желаю им всегда идти в ногу с музыкой. Желаю цирку вечной молодости.

ВЛАДИМИР ШАИНСКИЙ


Спасибо!

Художественный уровень Советского государственного цирка необычайно высок. Я думаю, не прозвучат преувеличением слова о том, что ныне он совершает буквально победное шествие по странам земного шара. Звание «артист Советского государственного цирка» сегодня является свидетельством высокой профессиональной квалификации. Многочисленные награды и призы, которые присуждаются советским мастерам манежа на международных конкурсах, доказывают, что эта добрая слава все растет и укрепляется.

Славному 60-летнему юбилею Советского цирка посвящена выставка, открытая в Центральном Доме германо-советской дружбы в Берлине. Здесь представлено свыше двух тысяч экспонатов из моего архива. Участием в этой выставке я хотел бы сказать спасибо моим советским друзьям за их постоянную и бескорыстную помощь цирковому искусству ГДР, за дружескую поддержку наших артистов и нашей цирковой школы.

РОЛАНД ВАИЗЕ, депутат, председатель комиссии культурной политики Общества германо-советской дружбы, руководитель бюро художественных конкурсов Генеральной дирекции при Комитете развлекательных искусств

Берлин — ГДР


«Фройндшафт» Советскому цирку

Я имел счастье начинать работу с группой хищников в Советском Союзе. Это было в далекие 30-е годы, но до сих пор я сохранил самую добрую память об этом времени.

Мы знаем высокое искусство Советского государственного цирка и восторгаемся его достижениями, в которых не последнюю роль играет Московское государственное училище циркового и эстрадного искусства.

К 60-летнему юбилею Советского государственного цирка спешу передать всем директорам, артистам, дрессировщикам животных и всем сотрудникам мои сердечные поздравления и наилучшие пожелания.

Выступления советских артистов на манежах разных стран мира и гастроли иностранных цирков в Советском Союзе служат благородному делу укрепления дружбы между народами всех континентов.

Поддерживая эту благородную традицию я и мои коллеги по цирку Кронэ говорим Государственному цирку Советского Союза: «Фройндшафт»!

КАРЛ ЗЕМБАХ, директор и владелец цирка Кронэ, Мюнхен


Пусть здравствует советская арена!

Мой интерес к вашему цирку очень стар. Еще до Великой Отечественной войны я говорил, что Советский Союз принадлежит к образованнейшим цирковым странам. Я знал, что у вас с 1927 года работает государственное училище циркового и эстрадного искусства. Лица, которые посещали Советский Союз, рассказывали о фантастических представлениях на манеже.

Впервые мне довелось увидеть полную программу русских артистов в 1958 году, когда ансамбль Советского государственного цирка приехал на гастроли в Швецию. Потрясенный, уходил я с этого представления.

В 1973 году я побывал в вашей стране с группой туристов. Мы посетили Москву и Ленинград. Не буду здесь подробно рассказывать о незабываемых впечатлениях от Советского Союза, упомяну только о чрезвычайно интересном представлении в Ленинградском цирке на Фонтанке и двух одинаково хороших спектаклях в обоих московских цирках. Тогда же я побывал в Государственном цирковом училище и в Государственном цирковом музее Ленинграда.

Я вернулся в Швецию и сразу договорился с туристическими организациями «ЛБ рейсбюро» и «Интуристом» о новой поездке группы туристов в вашу страну под моим руководством.

Этот первый спецрейс 1974 года, среди участников которого были журналисты и ветераны манежа, вызвал широкий общественный резонанс в Швеции.

Молва о дружеском приеме, который оказали нашей группе директора, администраторы и сотрудники Ленинградского и Московского цирков, и виртуозном искусстве артистов широко распространилась в кругах шведских любителей циркового искусства. Не менее 45 лиц заявили о своем желании участвовать в следующем рейсе.

С тех пор я семь раз побывал в Советском Союзе, посмотрел 21 цирковую программу в Москве, Ленинграде и Киеве. Я видел много цирковых представлений во многих странах света, поэтому могу вполне квалифицированно судить о советском цирке и его месте в современном цирковом искусстве мира.

Я убежден, что Советский Союз обладает самыми обаятельными и лучшими в мире цирковыми артистами, а музыкальные и постановочные стороны представлений лучше, чем в какой-либо другой стране.

Эти слова не преувеличение, и я рад, что имею возможность сказать об этом в то время, когда отмечается 60-летие Советского государственного цирка.

В заключение мне хотелось бы сказать: пусть здравствует Советская арена еще много-много лет!

АЛЬФ ДАНИЭЛЬССОН, Швеция


Цирк мой дорогой

Наверное, каждый человек с детства любит цирк. У многих эта любовь с годами проходит бесследно, у других — остается навсегда. Например, у меня. Я смотрю в цирке все программы. Я всю жизнь дружила с артистами. И они тоже любили меня.

Цирк мой дорогой! Благодарю тебя за всю радость всех лет жизни!

Разный цирк. Цирк нашего детства, когда захватывает дух от счастья, от света, от запаха цирка, от волнения и страха, от невозможности собрать воедино все вместе.

Душа переполнена радостью уже с момента обещания: «Если... то пойдете в цирк» (как много в этом «если» трудного, почти невыполнимого: не лазать на крышу, не драться с Илюшкой с соседнего двора, не бегать за два квартала в лавочку за маковками и т. д.). Но с минуты этого обещания счастье внутри вас: что бы вы ни делали, ожидание греет, спрятанное глубоко в груди. И, наконец, да! Все правда! Все исполнилось, как вы ждали, как вы мечтали! Только еще прекраснее, чем вы думали...

Взрослый цирк. Не могу не говорить о нем и не могу жить без него. Любовь к нему все равно ведет меня туда, И он опять радует, как бывало раньше...

Как я смеялась, когда клоуны бегали друг за другом, а один все время вытаскивал из кармана крысу (ненастоящую), крутил ее за хвост, и пугал всех на манеже и в публике, замахиваясь ею, чтобы бросить. Все визжали от страха, а я смеялась. Потому что сидела далеко, на другой стороне. И ботинки у клоунов были необыкновенно громадные, и походка невероятная, и пиджак то не снимался, то не надевался. Я столько раз видела все это и опять смеялась...

Смеялась над Карандашом — всеобщим любимцем, великим клоуном.

А прекрасный Юрий Никулин! Спасибо ему за его детские глаза, за все, что он умеет делать для нас — зрителей, любящих цирк.

Слава тем, кто создал первую советскую цирковую школу, тем, кто, закончив ее и став мастером, помогает готовить в школе новых и новых артистов всех цирковых жанров.

И я горжусь тем, что меня зовут на выпускные экзамены, а иногда я даже сижу в огромном жюри и говорю речи о новых талантах и работе училища.

«Новый цирк» — теперь совсем новый. Это каскад новых имен, новые умопомрачительные номера, трюки и даже здание новое, где технические возможности позволяют все: опустить один манеж и поднять другой, залить все водой или покрыть льдом, где манеж можно превратить в зеленую лужайку с яркими цветами — словом, совершить все чудеса современной техники.

И все же, при всем этом, да здравствует главное — люди цирка! На устах зрителей всего мира имена Валентина Филатова, Олега Попова, Волжанских, Беляковых, Кио, Кантемировых. Хочется называть имена еще и еще, назвать труппу Костюк, Папазовых, Сергея Игнатова, Евгения Майхровского... Знаю, об артистах напишут многие, а я с любовью и восхищением всем-всем аплодирую. Да здравствует их смелость, мужество, талант, без которых ничего никогда не бывает! Да здравствует цирк!

РИНА ЗЕЛЕНАЯ



#6 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 18 901 сообщений

Отправлено 10 Декабрь 2019 - 20:04

Тридцатилетие содружества Юрия Никулина и Михаила Шуйдина

Пермскому цирку выпала честь торжественно отметить на своем манеже тридцатилетие творческого содружества популярнейших советских клоунов, народного артиста СССР Юрия Никулина и заслуженного артиста РСФСР Михаила Шуйдина.
 

Но рассказ о самом радостном событии хочется предварить сообщением о том, что гастроли замечательных мастеров клоунады начались в нашем городе за полтора месяца до торжественной даты. А следовательно, к дню юбилея блистательных комиков повидали не только жители Перми, но и пятьдесят тысяч сельских тружеников области.

Однако со своим искусством артисты знакомили людей не только с манежа. Они выезжали в орденоносный совхоз «Верхнемулинский», встречались с рабочими предприятий города, выступали в воинской части, перед учащимися профтехучилищ. Словом, контакт со зрителями был установлен самый тесный.

И вот в городе узнали, что в Пермском цирке будет отмечаться тридцатилетие творческого союза Никулина и Шуйдина. С каким радостным волнением в городе готовились к юбилею, с каким нетерпением ждали его!

А когда этот день наступил, в цирке было дано два праздничных представления. На дневном — юбиляров приветствовали хлебом-солью труженики сельского хозяйства области. А вечером замечательных артистов поздравили представители партийных и советских организаций, промышленных предприятий, творческих коллективов Перми и Прикамья, коллеги по искусству.

От имени Министерства культуры СССР и Союзгосцирка юбиляров приветствовал заместитель управляющего Союзгосцирком П. Севастьянов. Почетную грамоту Пермского областного комитета партии и облисполкома им вручил заведующий отделом культуры обкома КПСС Н. Корсаков. Было зачитано много поздравительных телеграмм, в первую очередь телеграммы заместителя министра культуры СССР Н. Мохова, народного артиста СССР Карандаша — первого учителя юбиляров, руководства Московского цирка на Цветном бульваре, где тридцать лет назад встретились друг с другом Юрий Никулин и Михаил Шуйдин.

В коротком ответном слове Юрий Никулин от себя и от имени своего партнера и друга Михаила Шуйдина тепло поблагодарил организаторов вечера, зрителей и всех, кто прислал им свои поздравления.

ИГОРЬ ТЕРНАВСКИЙ, главный режиссер Пермского цирка



#7 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 18 901 сообщений

Отправлено 11 Декабрь 2019 - 12:03

Отображая подвиги народа

 

В те весенние дни 1979 года, когда в Алма-Ате проходили юбилейные торжества, посвященные 25-летию освоения целины, в Москве в цирке на Ленинских горах начались гастроли циркового коллектива Казахстана.
 

Живой интерес вызвало у любителей искусства манежа самобытное творчество казахских артистов. Казалось, что здесь, в столице страны, в обширном зрительном зале, вдруг повеяло жарким дыханием далеких степных просторов, пряными запахами цветущего разнотравья.

Документальные кинокадры четвертьвековой давности, спроецированные на опоясывающий зал круговой экран, воскрешали характерные картины незабываемой весны 1954 года. Первые поезда с первыми добровольцами — целинниками, прибывавшие в Казахстан из Москвы и с Украины, из Ленинграда, Белоруссии и Молдавии... Первые тракторные борозды и первые зерна, легшие в разбуженную от векового сна землю. Первый урожай, выращенный советским человеком на возрожденной к новой жизни целине. Колосья, колосья, необъятное море щедрой пшеничной нивы...

Такие же золотые, сверкающие на свету огромные колосья в руках миловидных, жизнерадостных девушек — казашек в национальных одеждах, что выходят на манеж посланцами своей родной республики с гостеприимным приглашением к зрителям: «Приезжайте в Казахстан!»

В эти минуты невольно вспомнились знаменательные слова из книги Л. И. Брежнева «Целина»: «Для деятелей литературы и искусства нет более интересной и вдохновляющей задачи, чем отображать подвиги народа, в том числе на целине».

Вот одному из таких поразительных подвигов народных и посвящено большое тематическое представление «Земля чудес», созданное Казахским коллективом — лауреатом Всесоюзного конкурса циркового искусства.

Уже само художественное оформление спектакля (художник-постановщик — заслуженный деятель Казахской ССР В. Семизоров) с его искусно исполненными чеканками, пленительными национальными орнаментами, гигантскими алыми маками, повисшими под куполом словно бы в состоянии невесомости, переносит нас в зримо ощутимую обстановку прекрасной казахской земли. Эффектно и динамично разворачивается действие интересного представления, поставленного режиссером В. Головко по сценарию, написанному им совместно с О. Сулейменовым и О. Левицким; художественный руководитель постановки — народный артист СССР Е. Милаев.

Тематический и жанровый диапазон спектакля широк. Здесь и эпическая легенда о далеком прошлом Казахстана, борьба его сыновей с иноземными захватчиками, и сцены сегодняшней жизни республики, степные караванные тропы времен кочевья и конькобежные соревнования на знаменитом высокогорном катке Медео, зажигательная ловля и укрощение аргамаков и современная космическая симфония «Байконур». И все завершается красочным, жизнеутверждающим апофеозом «Поклон моей земле».

Это удивительно красочное действо демонстрировалось, как уже выше сказано, в Московском цирке на Ленинских горах, а потому мы обратились к его генеральному директору и художественному руководителю Евгению Тимофеевичу Милаеву с просьбой рассказать о гастролях этого коллектива и о том, какие национальные программы москвичи увидят в будущем.

— В начале года, — сказал Евгений Тимофеевич, — когда страна готовилась к торжествам по случаю 25-летия освоения целинных и залежных земель, возникла мысль, что хорошо бы к этому знаменательному событию пригласить в Москву казахский коллектив с его юбилейной программой «Земля чудес». Разумеется, у нас были и некоторые опасения; «потянет» ли эта программа, можно ли ее демонстрировать на центральном манеже страны? Поехали мы в Алма-Ату, посмотрели работу молодых казахских коллег и убедились — они свою нелегкую ношу подняли успешно. И стало очевидно: «Землю чудес» не только можно, но и нужно показать в Москве.

Программа прежде всего подкупает тем, что это не обычный дивертисмент, а увлекательный спектакль, спектакль, в котором высокая идея раскрывается яркими художественными средствами. Все действие пронизано духом национальной поэтики, образами и ритмами казахского фольклора. Хороший вкус постановщиков проявился и в отличном художественном и музыкальном оформлении этой многоплановой композиции.

При всем том не могу не сказать о высоком профессиональном уровне казахских артистов. Это я говорю безо всяких скидок на их молодость.
Но особенно хочется отметить такую черту, как ансамблевость. В этом смысле мы встречаемся с настоящим коллективом, с цельным творческим организмом, в котором работа каждого исполнителя неразрывно слита с деятельностью всех участников.

Казахские артисты пользовались заслуженным успехом у наших зрителей и гостей столицы. И тем радостнее, что их работа получила высокую оценку: министр культуры СССР П. Н. Демичев за успешную подготовку и проведение гастролей в Московском цирке на проспекте Вернадского объявил благодарность создателям спектакля «Земля чудес», всем исполнителям его, а также тем, кто принимал деятельное участие в организации выступлений этого коллектива в Москве.

Итак, наша общая работа признана успешной. Однако коллектив цирка на проспекте Вернадского и я лично понимаем, что в приказе Министерства культуры СССР есть не только оценка того, что уже осуществлено на нашем манеже, но и нацеливание нас на новые показы лучших национальных программ.

И тут как не вспомнить, что за предшествующие лет пятнадцать в Москве не выступал ни один национальный цирковой коллектив. Зрители от этого, думается, немало потеряли. Но важно и другое: ведь перспектива столичных гастролей, тщательная подготовка к ним явилась бы действенным стимулом для активизации творческой жизни в каждом из национальных коллективов, послужила бы толчком к созданию новых номеров, аттракционов, программ.

Трудности в этом деле, правда, будут немалые. Каждому из национальных коллективов предстоит серьезная, взыскательная работа. Конечно же, артистам необходимо добиваться высокого профессионального уровня. Серьезные задачи стоят перед режиссурой в плане создания интересных, пронизанных своеобразным национальным колоритом программ, каждая из которых должна иметь свое неповторимое лицо.

В заключение Евгений Тимофеевич Милаев сообщил, что цирк на Ленинских горах поставил своей целью: ежегодно отводить одну из программ показу творчества того или иного национального коллектива. В будущем сезоне, в частности, в Москву предполагается пригласить артистов цирка Башкирии.

А. АМАСОВИЧ

 



#8 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 18 901 сообщений

Отправлено 11 Декабрь 2019 - 12:19

Поездки за рубеж советских цирковых коллективов

 

Свое шестидесятилетие советский цирк встречает прочной международной репутацией лучшего в мире.

Поездки за рубеж советских цирковых коллективов стали традиционными и составляют внушительную часть всей гастрольной деятельности Всесоюзного ордена Ленина объединения государственных цирков. Гастроли эти, как правило, продолжаются в течение трех-четырех месяцев, проводятся целыми программами, со специально поставленными прологами и эпилогами, и включают в себя номера и аттракционы, подчиненные единому режиссерскому решению, что создает целостное впечатление от всего циркового представления.

На страницах журнала не раз освещались многие зарубежные гастрольные поездки.Сегодня мы хотим познакомить читателей еще с одним выступлением артистов советского цирка на международной арене. Причем,с выступлением, принципиально отличным от других цирковых гастролей. Речь идет об участии небольшой группы артистов советского цирка (всего три номера и клоунская группа Олега Попова) в большой сборной интернациональной юбилейной программе, посвященной 175-летию Швейцарского национального цирка Кни. По замыслу ее устроителей программа включала в себя лучшие номера и аттракционы мирового цирка и в течение месяца демонстрировалась в «Штадтхалле» — крупнейшем Дворце спорта австрийской столицы Вены.

Своими впечатлениями об этой поездке, о программе и выступлении в ней советских артистов делится наш специальный корреспондент:

Разными бывают гастрольные цирковые дороги. Порой они включают гигантские расстояния, преодолеваемые самолетами, пароходами, поездами, автомашинами, с тяжелыми погрузками и разгрузками оборудования, животных, реквизита, с многочисленными переездами из города в город, из страны в страну...

Сточки зрения неизменного циркового оптимизма поездка в Вену расценивалась как простая и легкая: прямой поезд, всего несколько ящиков багажа, выступления на одном манеже в течение всего одного месяца. Что может быть еще проще и легче? Почти курорт! В отношении творческой стороны — тоже никаких оснований для сомнений. Организаторы юбилейных представлений сами отобрали три номера советских артистов. В результате в «сборную звезд» были делегированы; акробаты-вольтижеры Шемшур, гуцульский ансамбль акробатов-прыгунов «Черемош» под руководством Виктора Максимова и молодой жонглер Николай Кисс (сын непревзойденного в прошлом виртуоза жонглирования народного артиста РСФСР А. Н. Кисса).

Характеризовать эти номера не входит в мою задачу. Впечатления и рецензии — вещи разные. Тем более о Викторе Шемшуре и его партнерах не раз писалось в нашем журнале (в связи с присуждением им премии имени Ленинского комсомола, выступлением на фестивале в Гаване и победой на Международном конкурсе в Монако). Можно напомнить читателям и материал о высоком профессионализме и театральности ансамбля «Черемош». Что касается Николая Кисса, то о нем никаких материалов не публиковалось. Не было и впечатлений, как не было и самого Николая Кисса, который где-то задержался и должен был прилететь в Вену самолетом непосредственно к премьере.

Наконец, о последнем участнике поездки. Это — народный артист СССР Олег Попов. Всемирно известный клоун, с такой популярностью, когда одно его имя — сенсация номер один для афиши любой «сборной» цирковых «звезд».

И, конечно, слаженный коллектив его партнеров и помощников во главе с удивительно пунктуальным и точным в своих действиях Борисом Шварцем. Но об этом дальше. А пока дорога. Простая и легкая, где в течение полутора суток можно, ни о чем не заботясь, отлично отдохнуть.

Но любая дорога, даже самая короткая, всегда таит неожиданности.

...Олег Попов пришел к вагону, когда все отъезжающие и провожающие сошлись у подножки для прощания. Нет, пришел — не то слово. Приковылял на костыле, держа на весу туго перебинтованную ногу. Хотя он весело смеялся и шутил по поводу «вылетевшего мениска» и «закона подлости», по которому это случилось именно в день отъезда, все понимали серьезность положения. Ведь Олега Попова не заменишь, а повреждение коленного мениска — дело скверное и требует порой даже хирургического вмешательства.

Поезд тронулся, Олег Попов сразу лег на свою полку, чтобы подняться с нее только в Вене. Ноге нужен покой. Процедурной частью занялся многоопытный по линии травм Виктор Максимов с испытанной на самом себе системой массажей и прогревающих средств.

Не стану описывать дорогу. Скажу только, что миф о спокойном отдыхе в поезде сильно преувеличен.

Наконец — Вена. На перроне встречают советник по культуре нашего посольства Борис Павлович Колков и импресарио-режиссер программы Лео Хуэмер. Что нам нужно в первую очередь? Конечно, отдых. Только отдых. Делами займемся с завтрашнего дня в «Штадтхалле». Ведь до премьеры еще целых четыре дня. А сейчас — в автобус, последний перегон по каким-то улицам и переулкам, где то и дело встречаем улыбающегося Олега Попова (как мы предполагали, реклама международной программы строилась на нем), и отель Шенбрун, с кричащей роскошью вестибюля, холлов и весьма скромными номерами. Впрочем, после «легкой» дороги это как раз то, что нам надо...

...Подготовить единое красочное и эффектное цирковое действие из аттракционов и номеров разных стилей и направлений, выстроить программу, свести воедино компоненты (музыку, свет, тексты ведущих, цирковую технику и т. п.) и проделать все за считанные дни — задача не из простых.

Репетиции в «Штадтхалле» продолжались с утра до поздней ночи, до полной хрипоты режиссера и окончательного изнеможения филармонических музыкантов и их дирижера Вольфганга Линднера.

Но даже при таком режиме манежного времени не хватало, и наши репетиции пришлось ограничить разучиванием оркестром музыкального материала и установкой света. Если прибавить, что багаж с реквизитом и костюмами прибыл лишь утром в день премьеры, станет ясно, что первой репетицией для советских артистов стала сама премьера.

О характере программы. Как и предполагалось, значительное место в ней заняли номера с дрессированными животными. Цирк Кни — это как бы симбиоз цирка и зооцирка — славится в мире набором своих животных (подчас уникальных, как, например, гориллы) и достижениями в области их дрессировки. В двух отделениях программы было представлено восемь номеров дрессуры. К ним добавились: воздушный полет из США Мэрили Флайерс, итальянские эксцентрики трио Богис, воздушный акробатический дуэт из ГДР Урсула и Вольфганг Швенк и три наших номера.

Особая роль и огромная нагрузка в программе выпала на долю Олега Попова, который должен был своими репризами разрядить «тяжелые» номера, разнообразить программу, внести в нее юмористическую ноту, без которой не может быть полноценного циркового представления.

Вся реклама в печати, по радио и телевидению акцентировала его разнообразные достоинства, как «лучшего клоуна мира», и своими выступлениями он должен был это доказать.

С какой репризы начать, чтобы сразу заявить о себе в полную силу? Как объявить его выступление и наиболее эффектно построить первый выход? Этому вопросу было посвящено целое совещание, Режиссер Хуэмер считал, что вначале должно быть широкое объявление, затем барабанная дробь, яркие прожектора и выход под аплодисменты Олега Попова, который должен исполнить свою самую смешную, самую эксцентричную репризу. Хуэмера поддержали ведущие программу популярные дикторы австрийского телевидения Оливия Зильхова и Петер Рапп.

Олег Попов внимательно слушал, думал и не торопился дать согласие. Затем предложил: «А что если начать без всякого объявления с репризы «Луч»?

Хуэмер не соглашается. Реприза очень хорошая, но не самая смешная. Скорей, даже серьезная. Австрийская публика не поймет такого начала. Клоун должен только смешить. Клоуна в Австрии зовут «глупый Август»...

Ведущие программы полностью поддержали режиссера. Но Олег снова задумался, затем тоном окончательного решения объявил:

— Начинать буду без всяких предварительных объявлений только «Лучом». Потом объявляйте как хотите... После премьеры узнаем, кто из нас прав!

И вот премьера. После оркестровой увертюры в зал бегом вокруг манежа вводятся семнадцать слонов, которые по команде дрессировщика Луи Кни встают на задние ноги, подняв кверху хоботы. Затем так же быстро, бегом покидают манеж. Всего одна-две минуты, а зрелище впечатляющее. Тут же начинается первый номер. Прыжки с высокого трамплина через три, четыре, пять, наконец, шесть слонов. Последний прыжок выполняет итальянец Фабио Розетти. Прыжки не очень сложны, ко в целом номер оригинален и своеобразен. Затем Рольф Кни выступает с группой экзотических животных (зебры, ламы, верблюды, антилопы). Обычные для таких номеров перестроения, прыжки лам через сидящих верблюдов и т. п. Но потом на арену (без клетки) выходит огромный носорог. Он медленно идет по арене, поворачивается на одном месте, затем начинает быстро бегать по кругу. С разбега Рольф Кни вскакивает ему на спину и, проехав круг, уезжает за кулисы. Этот номер уникален. Это первый и единственный в мире дрессированный носорог.

На аплодисментах публики гаснет весь свет, и на манеже только высвеченное прожектором круглое световое пятно. Зал затихает. В пятне из темноты протягиваются руки. Они греются в луче, потирают одна другую. Затем в луч продвигается знакомая кепка и вся фигура Олега Попова. Вспыхивают аплодисменты. Его узнали. Не буду подробно пересказывать репризу. Ее все знают. Скажу только, что, когда Попов бегает по арене, пытаясь захватить и удержать луч, когда это ему удается, когда он ласкает луч, переносит его в нужное место, когда, наконец, закусывает под лучом и, громко храпя, засыпает, зал весело смеется. Вдруг резкий свисток. Олег испуганно вскакивает, жестами переговаривается с кем-то, убеждается, что гонят именно его, и, весь поникший и расстроенный, собирает свои атрибуты, и нехотя уходит в темноту. Но останавливается, возвращается, сметает луч в небольшую точку и затем отправляет его в корзинку, в которой он светится, и начинает уносить с собой. Тут раздаются хохот и аплодисменты. Но Олег снова останавливается, думает, затем взмахом корзинки бросает луч людям.

В зале вспыхивает полный свет, ярко освещающий стоящего с поднятыми руками Попова. И как обвал — овации. Публика великолепно понимает, что перед ней огромный мастер, явление в мировой клоунаде, человек, дарящий людям добро, радость, свет... И эта реприза — его кредо, визитная карточка не «глупого Августа», а настоящего советского художника-мыслителя. Не случайно выступавшие следом превосходные итальянские акробаты-эксцентрики Богис сетовали, что публика принимает их хуже, чем обычно, так как им не повезло с местом в программе — сразу после этой репризы Попова. А дальше новый выход Попова. На этот раз в облике напыщенного факира. Эта реприза очень смешна. В ней превосходно, виртуозно играет не только Попов, но и его партнеры. Каждый в своем образе. Валерий Горячкин — этакого развязного, самоуверенного типа, Александра Попова — подвыпившего флегматичного пижона, Борис Шварц — строгого, серьезного инспектора манежа, Семен Корячко — напыщенного повара. Под хохот и аплодисменты факир-Попов подхватывает свой ящик со змеей и, грозно вращая по сторонам глазами, смешной качающейся походкой уходит с манежа. Но не знают зрители, какая боль пронизывает поврежденное колено и какой ценой расплачивается он за каждый выход.

За этой репризой выступал ансамбль «Черемош». Яркое, темповое, театрализованное действо, насыщенное искрящимся весельем гуцульского праздника, с каскадами головокружительных партерных прыжков, среди которых есть бесспорно рекордные (двойное сальто с двумя пируэтами)... Нет нужды объяснять, как принимался этот номер зрителями.

Группа Шемшур выступала в конце второго Отделения. Изящество, какая-то особая галантность этого номера в сочетании с отточенной актерской техникой, крайне сложными трюками, исполняемыми легко, грациозно, без всяких видимых усилий, не могут не восхищать. «Балет в акробатике» — называли его участники программы. А прекрасная артистка Эрика Кни написала на своей фотографии на память Ларисе Шемшур: «Как бы хотела я, как актриса, стать когда-нибудь похожей на тебя...»

В целом премьера программы «звезд» прошла с огромным успехом. Впрочем, как и все последующие представления. Зрители, пресса, канцлер Австрии Бруно Крайский, дважды посетивший представление, оценили ее очень высоко. Кстати, отлично вписался в нее легкий и изящный жонглер Николай Кисе, прибывший с небольшим опозданием и прямо с самолета, без единого срыва, отработавший свою эффектную и сложную комбинацию.

Поздравляя с успехом наших артистов, советский посол в Австрии Михаил Тимофеевич Ефремов отметил, что, хотя вся программа в целом отличная, заметно выделялись в ней советские артисты. А на вопрос, чем именно, подумав, ответил:

— Искусством. Отточенным искусством.

Как вывод можно сказать одно. Сегодня никакая «сборная» не может представлять мировое цирковое искусство, если в ней не участвуют «звезды» советского цирка.

ВАЛЕНТИН КОЗЛОВ



#9 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 18 901 сообщений

Отправлено 11 Декабрь 2019 - 14:54

Наш общий праздник - 60-летия советского цирка

В год 60-летия советского цирка, говоря о его достижениях, его примечательных особенностях, мы отмечаем оптимистичность, жизнерадостность искусства манежа, и еще непременно — его многонациональный характер
.

Один из широко известных у нас в стране и за рубежом национальных номеров — номер тувинских жонглеров и эквилибристов, возглавляемый народным артистом РСФСР и Тувинской АССР Владимиром Базырооловичем ОСКАЛ-ООЛОМ, Мы решили предоставить ему слово в этом номере журнала, попросили рассказать о развитии циркового искусства народов Советского Союза,
Корреспондент журнала встретился с Оскал-Ослом в Киеве, где в те же дни гастролировала его труппа. Кстати, программа, в которой участвовали тувинские артисты, была многонациональна. В ней выступали русский клоун Анатолий Марчевский, уже знакомый киевским зрителям, демонстрировался аттракцион, возглавляемый заслуженным артистом Таджикской ССР Сарватом Бегбуди, показывали свой номер наездники — заслуженный артист Узбекской ССР Ловар Ходжаев и его сын.
Праздничность программе добавляло и то, что Киев готовился отметить 325-летие воссоединения Украины с Россией. Через несколько дней должны были начаться Дни литературы народов Российской Федерации. В это время в Москве, в Центральном выставочном зале (Манеже), открылась художественная выставка, посвященная знаменательной дате — крепкой дружбе двух народов.
Об этом и шла речь в начале беседы с Владимиром Базырооловичам. Затем он вспомнил, что в ноябре 1960 года участвовал в праздничной программе, которая открывала новое здание Киевского цирка.

— Тот ноябрьский день 1960 года, — сказал Оскал-Оол, — наверное, памятен киевлянам. Тогда вступила в строй первая линия Киевского метрополитена, распахнул двери Дворец спорта, а у здания нового цирка состоялся митинг, вечером на его манеж вышли артисты. В спектакле «Для вас, киевляне!», который начинался стихами украинского поэта Степана Олейника, свое искусство показывали артисты разных народов. Выступали воздушные гимнасты, возглавляемые Федором Коневым, туркменские джигиты Ходжабаевы, украинские антиподисты Микитюк, дрессировщик и клоун из Грузии Алексей Цхомелидзе, литовский артист Алексей Шлискевич, участвовала и наша тувинская группа. Это была многонациональная программа, праздничное представление.

И я думаю о том, что праздник любого народа нашей страны — всегда праздник всех народов Советского Союза, радость одного народа становится общей. В этом проявляется наша дружба. Проявляется она и в постоянной готовности протянуть братскую руку помощи. Я много раз убеждался в этом. Сколько людей — и русских и других национальностей — помогли мне стать артистом, подготовить большой номер. Первыми, кто поддержал меня в стремлении выступать в цирке, были заслуженные артисты Украинской ССР братья Яловые — Василий и Александр. Они гастролировали в Туве и рассказали нам, ребятам из пионерского лагеря, об искусстве манежа, о том, что в Москве есть училище, в котором учатся будущие акробаты, жонглеры, эквилибристы.

Я не раз с благодарностью вспоминал о том, как заботливо отнеслись ко мне педагоги и товарищи-студенты, когда я приехал в Москву и поступил в ГУЦЭИ. Вначале мне было трудно: я плохо понимал русский язык, у меня не было должной спортивной подготовки.

Когда, окончив училище, я готовил групповой тувинский номер, мне во многом помог опытный московский режиссер Борис Александрович Шахет, да и другие мастера манежа. И сейчас вспоминаю добрые советы Юрия Владимировича Дурова, с которым долгое время выступал в одной программе, переезжая вместе с ним из стационара в стационар.

Кстати, примечательно, что в то время, когда я учился в Москве, моему другу — коллеге из Дагестана Рабадану Абакарову — и его-товарищам помогали усовершенствовать номер мастера в Киевском цирке. До этого дагестанские дорвозы демонстрировали свои трюки на канате во время народных праздников под открытым небом, а им предстояло перенести выступления под купол цирка, Я знаю, что в подготовке отдельных номеров и целых национальных программ участвовали и участвуют специалисты Российской Федерации, других республик, в которых искусство манежа достигло определенных успехов.

Мне часто приходилось выступать в одной программе с представителями разных народов нашей страны: с узбекскими канатоходцами Ташкенбаевыми, с замечательным клоуном Акрамом Юсуповым, с семьей Микитюк, с русскими акробатами Павловыми, создавшими красочный номер «Гигантские шаги», с акробатами и дрессировщиками Беляковыми. Всех нас радовали успехи дрессировщика экзотических животных Степана Исаакяна из Армении и молодых украинских дрессировщиков Людмилы и Владимира Шевченко, джигитов Кантемировых, Нугзаровых, Мерденоеых. Разве всех перечислишь!

Самое же примечательное, что на манеже дают представления целые национальные коллективы, в которые входят исполнители самых разных жанров. Разумеется, вначале коллективы появились в тех республиках, в которых цирковое искусство в той или иной форме бытовало исстари. Были созданы Узбекский коллектив, Украинский, Армянский, а затем и другие. Несколько лет назад прошли премьеры программ Киргизского, Казахского, Таджикского, Молдавского, Татарского, Башкирского коллективов. Все это замечательные достижения!

Когда-то я уже писал, что у моего народа в языке даже не было слова «цирк». А теперь на манежах страны демонстрируется несколько тувинских номеров.

С дрессированными животными выступает заслуженный артист Тувинской АССР Бывынь-Оол Оюн. Моя дочь Майя, заслуженная артистка Тувинской АССР, демонстрирует танцы на проволоке. Со временем, думается, можно будет создать целую группу, которая станет показывать достижения нашего небольшого народа в искусстве манежа.

Все достижения цирка стали возможны благодаря заботе Коммунистической партии и Советского правительства о развитии культуры, искусства народов страны Советов. Одно из убедительных проявлений этой заботы — строительство новых цирков-дворцов. В тех городах, в которых раньше мы давали представления в шапито или в старых летних помещениях, сегодня мы выходим на манеж прекрасных новых зданий. Я с партнерами выступал не только на открытии Киевского цирка, но и в другом украинском городе — Ворошиловграде, в столицах Татарии и Башкирии, одним из первых — в новых цирках Алма-Аты, Ташкента. Во Фрунзе мы пригласили на свои представления строителей, возводивших новый стационар, а теперь в нем уже идут спектакли.

Приезжая на гастроли в ту или иную национальную республику, каждый раз отмечаешь, как меняется жизнь, как хорошеют города. Часто бываю у себя на родине. И все то новое, что вижу в Туве, для меня — убедительный пример того, как Советская власть изменила жизнь народов, которые царизм и местные богатеи держали в темноте и невежестве. Ведь тувинцы не имели своей письменности. Советские специалисты создали тувинский алфавит, у нас открылись школы, а потом и средние учебные заведения, педагогический институт.

Печатаются книги, выходят газеты. Организована филармония. В новом помещении театра исполняются пьесы на тувинском и русском языках, при театре есть студия, в которой, кстати, готовятся и цирковые артисты. Развиваются все виды искусств. В Кызыле, столице республики, работают отделения Союзов писателей, композиторов, художников. Жители городов и селений — благодаря системе «Орбита», смотрят телепередачи из Москвы. Обо всем этом рассказываю, чтобы еще раз напомнить о тех огромных достижениях во всех областях жизни, культуры, к которым мы уже привыкли. Иногда, говоря о внимании государства к нам, артистам цирка, мы не осознаем в полной мере всего, что сделано и делается. Глубже и полнее это ощущаешь, когда мысленно возвращаешься к прошлому, или вспоминаешь некоторые впечатления зарубежных поездок.

Наша группа тувинских артистов участвовала во многих гастролях за границей. Мы выступали во многих социалистических странах: Монголии, Болгарии, Венгрии, ГДР, Румынии, гастролировали в Англии, США, во Франции, Голландии, Австралии, Индии, Бирме, Индонезии. Впечатления самые различные. Мне уже приходилось говорить о реакции зарубежных чиновников на то, что артист цирка — депутат парламента: они никак не могут поверить этому. Земляки уже несколько раз выбирают меня депутатом Верховного Совета Тувинской Автономной Республики. Надо ли напоминать, что советские артисты манежа удостаиваются самых высоких почетных званий, правительственных наград.

Я хочу вспомнить две картинки, которые наблюдал за рубежом. В одной из азиатских стран перед гостиницей, в которой мы жили, появилась группа бедно одетых людей. Они расстелили циновки и начали выступление, видимо, рассчитывая на внимание иностранных туристов. Одни демонстрировали трюки эквилибра на першах, акробатические прыжки, а другие в это время обходили зрителей с чашкой, в которую летели мелкие монеты.

Столь же безотрадную картину наблюдал я и в Англии. В свой свободный день мы поехали на экскурсию в лондонский Тауэр. Около замка под открытым небом показывали свои возможности силачи. Здесь всегда бывает много туристов, и бродячие артисты надеялись заработать: сняв шляпы, они собирали в них деньги.

Все это кажется нам диким. За шестьдесят лет развития советского цирка мы далеко ушли от балаганов на базарах. Давно по городам и селам не бродят шарманщики, поводыри с медведями.

Меня просили рассказать о развитии национальных цирков. Но в республиках союзных и автономных оно неразрывно связано с общими успехами советского искусства, советского цирка. Весьма примечательным мне кажется то, что почти в каждой программе шестидесяти двух стационаров и пятнадцати передвижек всегда можно увидеть национальные номера, а то и национальные коллективы.

В заключение хочу подчеркнуть: выпуск нового номера или целой программы артистами той или иной союзной или автономной республики становится нашей общей заботой, нашей общей радостью!

 



#10 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 18 901 сообщений

Отправлено 11 Декабрь 2019 - 22:37

Леонид Леонов - «старый и верный друг цирка»

 

В биографии Леонида Максимовича Леонова есть существенная черта: писатель, по собственному признанию, — «старый и верный друг цирка».

 

600.jpg
 

В одном из интервью Леонид Леонов сказал: «Цирк всегда был моей давней — с самого раннего детства — привязанностью и страстью. Я любил и сейчас люблю сидеть под освещенным куполом и вместе со всеми восхищаться честными чудесами, которые творит один из самых терпеливых тружеников. Я все люблю в цирке: его романтику, специфический запах кулис, обычаи, своеобразие и чудеса без обмана, чудеса, достигнутые иной раз тяжким трудом, тысячами упражнений. В этом отношении ремесло циркового артиста роднится с моим ремеслом писателя. И мне приходится частенько немало проливать пота, прежде чем я достигаю нужного».

Интерес писателя к цирку отразился и в его художественном творчестве. Роман «Вор» — одно из интереснейших произведений, в котором тема цирка связана с историей жизни и гибели Геллы Вельтон — Тани Векшиной, сестры вора. В ее цирковой биографии даются факты, которые уже знакомы нам по многим беллетристическим произведениям XIX— XX веков: тяжелое детство, работа у жестокого шарманщика, бегство от него, бродячий цирк, приютивший девочку клоун, который воспитал в ней артистку, работа в цирке, успех и трагический конец. Но в романе Леонида Леонова все это предстает новым и обогащенным.

Гелла-Таня — знаменитая артистка цирка. Коронным номером ее были прыжки со штрабатом. Мы не раз встречаемся на страницах романа с изображением выступления Тани в цирке; автор подчеркивает в нем деталь — «петля на шее», «посрамленная удавка» и др., что приобретает значение символа. Так: «Незнакомая и бесконечно удаленная... артистка стояла с петлей на шее, вымеряя расстояние до черного, как мишень, коврика, поджидающего на опилках внизу... Бурные рукоплескания и медный треск в оркестре возвестили об окончании номера. Таня была уже внизу, светлая и несбыточно голубая, с перекинутым через плечо плащом, а над головой у нее еще раскачивалась шелковая обманутая веревка...»

Таня любила цирк, свою работу. В случае необходимости она могла бы изменить профессию — поступить нянькой в детдом или шить белье на фабрике, но ей «не просто работа нужна в обмен на хлеб, на паспорт... а еще постоянная радость существования от нее нужна». И в самые трудные дни жизни Тани, когда будущее представлялось ей глубоким и недобрым сумраком, она вспоминала цирк, где «постепенно... зажигались огни, слышались медные ритмы циркового галопа», и тогда ее тянуло назад, «в залитый праздничным светом и пахнущий конским потом дом с тысячами зрителей и круглой бездной над ними, для которой она, видимо, и родилась...».

Таня Векшина изображена в романе не только в своем естественном окружении — цирке, но и вне его. В романе рассказывается о ее личной неустроенной жизни, о ее мучительных колебаниях при решении вопроса — бросать или не бросать цирк: разрыв ли «с привычной средой и милым искусством, без которого — втайне знала — все равно не могла существовать», или отказ от брака с человеком, которого «боялась, никогда не понимала, друзей и занятие которого презирала».

Дело в том, что с некоторых пор артистка стала испытывать нестерпимый cтpax, связанный с предчувствием неминуемого конца. О своем состоянии Таня говорила Маньке-Вьюге: «Как взгляну вниз с купола, так все кругом и поплывет подо мной; словно отроду на верху не бывала и от всего отвыкла. Про летчиков тоже говорят, будто с годами вылетываются; но у циркачей этого не бывает... почти! даже у тех, кто без лонжи и сетки работает. Я у стариков наших справки наводила... Нет, говорят, такого не помнится».

В романе объясняется, что корни неодолимого физического страха, появившегося у артистки перед пространством, заключались в потере ею зрения одним глазом после удара кончиком шамбарьера, хотя этот недостаток она ощутила не сразу.

Изображение Леоновым состояния нарастающего страха у Тани вызывает вопрос: правдиво ли показана психология цирковой артистки?

Беседы с цирковыми артистами по этому поводу дают определенный ответ: если у артиста возникает неуверенность, сомнения и страх, он должен побороть в себе это сразу, иначе работать невозможно. На эту же тему у ленинградского писателя А. Бартэна в очерке «О тех, кто перешагнул барьер!» приводится рассказ Вл. Рытова о Евгении Чивелла, работавшей в номере «Воздушная рамка», завершавшемся штрабатами: артистка повторяла номер до тех пор, пока не победила в себе неуверенность.

Леонид Леонов знал об этом непреложном законе цирковой жизни, это не вызывает сомнений. В романе мучительное состояние Тани дано как длительный, противоречивый процесс. Таня не нашла к себе ожидаемого участия у будто бы близких ей людей: торгаша Заварихина, вора Дмитрия. В борьбе с собой Таня то побеждала, то отступала. Так, после одного неудачного выступления она стала еще усерднее тренироваться, «понуждая тело к высшему и точному повиновению». Но когда у Тани перед летней поездкой наступил перерыв в работе, она решила воспользоваться им, чтобы заставить себя отвыкнуть от цирка. Она сделала даже пробный шаг в отступлении — сожгла афиши, которые будили в ней вдохновение, — и убедилась в напрасной попытке отречься от прошлого и от себя. Приглашение на заграничные гастроли как будто сулило Тане возможность найти выход из тупика, излечиться от сомнений и неверия в себя: «К ней возвращалось первостепенное для циркача ощущение своей гибкости, точности, способности без заминки и бессчетное количество раз повторять отработанное движение... И так окрепла ее артистическая уверенность в себе, что уже зрели в воображении новые придумки, до смертельной дерзости усложнившие шейный штрабат, монополисткой которого и без того оставалась в мире...».

Борьба Тани с собой закончилась по воле автора ее смертью. Это в художественном произведении не просто один из возможных финалов жизни воздушной гимнастки в цирке: он открывает глубину замысла писателя. Если бы Таня покинула цирк ради бесславной участи заварихинской подруги и уделом ее жизни было бы сидение за конторкой в лавочке и подсчитывание денег, то мы имели бы своего рода еще один вариант жизни фокусника Леонори, намеченный в ранней повести Леонида Леонова «Записи некоторых эпизодов, сделанные в Гогулеве Андреем Петровичем Ковякиным».

Фокусник Леонори, случайно попав в Гогулево, остался жить в этом провинциальном мещанском городке. На жителей он произвел сразу соответствующее впечатление своей представительностью: длинным ростом, лакированными сапогами и фраком, украшенным звездами. Затем уже не Леонори, а попросту Лукьян Маркыч Татарников, он стал чинить посуду, лудить самовары, а свои незамысловатые фокусы — «яичницу в шляпе» — показывал мануфактурщику Зворыкину только за деньги. Так Гогулево поглотило заезжего артиста.

С Таней подобного не произошло. Она была представительницей большого искусства и постоянно ощущала это. А самый полет для нее был действительно «необыкновенной минутой», «окрылением» — «как в подвиг!». Тане могла угрожать участь, подобная Митькиной, который обкрадывал не только других, но и себя тоже. Таню спасло искусство, прекрасное искусство цирка. Сила его велика настолько, что, раз вступив на манеж, человек навсегда остается верным и преданным ему.

Леонов относится к цирку как к прекрасному, высокому, нужному для людей искусству, о котором он написал такие замечательные слова: «Цель труда артиста цирка — захватить зрителя, поразить его, вызвать в нем радость восхищения — радость, которую он желает получить, платя трудовые деньги за билет на яркое зрелище. Цирк является и призван быть таким общенародным зрелищем. Цирк просто необходим, как зеленая ветка за окном».

А. ЛЕБЕДЕВА
 







Темы с аналогичным тегами Советскийцирк. Август 1979 г, Советская эстрада и цирк

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных

  Яндекс цитирования