Перейти к содержимому

9-й Международный цирковой фестиваль в Жироне (Испания)
подробнее
Глава «Росгосцирка» Владимир Шемякин дал интервью сайту русциркус
подробнее
С наступающим Новым 2020 годом!
подробнее

Фотография

Журнал Советская эстрада и цирк. Октябрь 1980 г.

Советский цирк. Октябрь 1980 Советская эстрада и цирк

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 10

#1 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 108 сообщений

Отправлено 16 Январь 2020 - 12:06

Журнал Советская эстрада и цирк. Октябрь 1980 г.

 

 

 

День цирка и эстрады Более двух недель над московским стадионом имени В. И. Ленина пылал факел Олимпийских игр. Москва в эти дни показала участникам Олимпиады, многочисленным гостям и жителям столицы наиболее значительные достижения мастеров искусств. Многогранной, содержательной была Культурная программа Олимпиады.

В дни захватывающих спортивных состязаний проходили выступления артистов таких жизнерадостных, ярких, полных веселого задора видов искусства, как эстрада и цирк. Тематические программы шли в концертных залах, на открытых площадках в парках, в клубах, в четырех цирках — на Ленинских горах, на Цветном бульваре и в двух шапито, и, конечно же, в самой Олимпийской деревне. Состоялось более 1500 концертов, 350 цирковых спектаклей, на них побывало не менее трех с половиной миллионов человек.

Перед ними выступили прославленные коллективы: Народный хор имени Пятницкого, ансамбли «Березка», «Классический балет», танцевальные и хореографические коллективы из союзных и автономных республик, известные солисты: Людмила Зыкина, Иосиф Кобзон, София Ротару, на манежах — Олег Попов, эквилибристы Милеевы, иллюзионист Игорь Кио, демонстрировалась программа «Цирк на льду».

Надо сказать, что праздничные эстрадные и цирковые программы прошли еще в четырех Олимпийских городах: Ленинграде, Киеве, Минске, Таллине.

Первого августа в Москве состоялся День эстрады и цирка. До этого прошли Дни поэзии, кино, музыки, театра. День двух искусств — эстрады и цирка — был красочным, веселым, полным остроумной выдумки. Ему посвящались концерты в Государственном центральном концертном зале, в Театре эстрады, в Центральном Доме работников искусств, в киноконцертных залах «Октябрь», «Новороссийск», «Энтузиаст», «Звездный», представления в цирках, в залах Дворцов культуры и клубов, он вылился и на открытые площадки, аллеи парков «Сокольники», Центрального имени М. Горького. В «Сокольниках» состоялся Праздник цирка. Собравшиеся здесь встретились с мастерами арены, деятелями цирка, литераторами, композиторами, рассказавшими о своем творчестве. Показали свои силу, смелость, ловкость, умение акробаты, жонглеры, воздушные гимнасты, дрессировщики, клоуны. В Центральном парке имени М. Горького, в концертных залах звучали давно полюбившиеся и новые песни, острое слово, искрометные шутки конферансье, свое зажигательное искусство демонстрировали танцоры. В концертах принимали участие коллективы и солисты, представляющие многонациональное искусство нашей Родины.

Эти концерты, отличавшиеся приподнятой, волнующей атмосферой, несли высокие идеи, созвучные принципам Олимпийского    движения, — идеи дружбы, мира, воспевали красоту и силу человека.

 



#2 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 108 сообщений

Отправлено 16 Январь 2020 - 12:14

Цирковые XXVI сьезду КПСС

 

Вся страна готовится достойно встретить XXVI сьезд КПСС. Активную подготовку и съезду развернули учреждения культуры и искусства. Мастера искусства, в том числе тетрады и цирка, создают новые произведения, повышают качество своей творческой работы.
 

Как готовятся встретить съезд коммунисты, весь коллектив Московского цирка на Ленинских горах редакция журнала попросила рассказать секретаря партийной организации цирка, главного режиссера, заслуженного работника культуры РСФСР ЮРИЯ АРХИПЦЕВА.

Мы понимаем, для нас, работников искусства, достойно встретить съезд партии — прежде всего создать высокоидейный, яркий по своим художественным достоинствам спектакль, — начал рассказ Юрий Дмитриевич. — О том, каким должен быть спектакль, разговор шел у нас на партийном бюро и на художественном совете, который возглавляет коммунист, директор и художественный руководитель цирка Герой Социалистического Труда, народный артист СССР Евгений Тимофеевич Милаев. Было определено, что представление отразит торжество ленинской национальной политики, успехи в развитии культуры всех народностей нашей страны.

У нас стало традицией, каждое знаменательное событие, каждую важную дату в жизни партии и страны отмечать тематическим парадом-прологом. Парады-прологи посвящались 110-й годовщине со дня рождения Владимира Ильича Ленина, 35-лстию Победы над фашистской Германией, 60-летию советского цирка и т. д. Утвердилась в нашем коллективе и другая традиция — знакомство столичных зрителей с достижениями национальных цирков. У нас уже выступали Казахский и Башкирский коллективы. Хочу обратить внимание, мы не только предоставляем свой манеж национальному коллективу, но проводим большую подготовительную работу. Совершенствуем номера, если необходимо, то и перестраиваем их. Готовится специальное оформление, придумывается все построение спектакля, торжественный парад-пролог. В фойе экспонируется выставка, знакомящая зрителей с достижениями искусства данной республики.

В представлении, которое собираемся посвятить съезду, будут участвовать мастера манежа союзных и автономных республик. Нашему художественному совету, постановочной группе предстоит отобрать наиболее интересные номера, а главное, создать цельный тематический спектакль. Задача сложная, но, как я уже говорил, опыт подготовки больших представлений у нас есть. Сейчас, например, идет спектакль, посвященный Олимпийским играм в Москве, «Звезды Олимпийской ароны» (о «ем, как мне известно, журнал рассказывает отдельно).

У нашего цирка установились прочные связи с мастерами смежных искусств: литераторами, композиторами. Песню для последней программы написали Александра Пахмутова и поэт Андрей Внуков. Плодотворно работают а нашем цирке заслуженный художник РСФСР Марина Зайцева, балетмейстер заслуженный деятель искусств Башкирской АССР Ромас Рибаковас. В постановочную группу входит дирижер заслуженный артист РСФСР Николай Соколов, заведующий постановочной части Анатолий Бух и другие творческие работники цирка. Неизменно возглавляет группу художественный руководитель цирка Евгений Милаев.

Продолжая разговор о творческой работе, надо сказать об обязательствах коллектива — подготовить два больших номера. Один из них, иллюзионный с оригинальной аппаратурой, посвящается теме покорения космоса. Условное название — «Полет к созвездию Девы», возглавляет его заслуженная артистка РСФСР Наталия Милеева. Во втором номере используется кольцевой батут. Нам представляется, что он позволит демонстрировать сложные трюковые комбинации. Кроме того, у нас репетируют отдельные исполнители.

В своих обязательствах съезду мы исходили из слов Леонида Ильича Брежнева, в речи на июньском Пленуме ЦК КПСС: «Подготовка к новому съезду — это мощный рычаг подъема политической и трудовой активности как коммунистов, так и беспартийных».

Наш коллектив решил досрочно выполнить производственно-финансовый план к 25 января, добиться повышения экономической эффективности работы цирка, сокращая расходы по эксплуатации. В выполнении этих задач ведущая роль принадлежит коммунистам, партийной организации цирка. Многое делается для воспитания у каждого сотрудника чувства глубокой ответственности за порученное дело. Партийное бюро держит под своим контролем творческую н хозяйственную жизнь цирка, регулярно заслушивает на своих заседаниях отчеты руководителей отделов и цехов. На ответственные участки работы выдвигаются коммунисты. На партийных собраниях обсуждаются вопросы идейно-политического воспитания, роль коммунистов в решении творческих проблем, подготовка новых спектаклей. Регулярно проводятся занятия в соти партийного и комсомольского просвещения, политинформации в цехах и отделах. Причем темы занятий, беседы увязываются с задачами, стоящими перед коллективом цирка.

Мы всемерно развиваем социалистическое соревнование. Передовым цехам и отделам вручаются почетные вымпелы, лучшим работникам присуждается звание «Ударник коммунистического груда». Весь коллектив взял обязательства сделать цирк образцовым предприятием культуры города Москвы.

Кстати, этому послужит намеченная реконструкция здания. За последнее время нами накоплен немалый опыт проведения больших работ. Во-первых, был проведен ремонт кровли и купола. Ремонт потребовал дефицитных материалов и выполнения уникальных операций. Во-вторых, а короткий срок мы ввели в строй воднотехнический комплекс (многочисленные фонтаны, рампады, мостики и т. д.). Комплекс бездействовал со дня открытия цирка. Казалось, что ничего уж не исправишь. Но мы взялись за наладку оборудования. Сложности возникали иа каждом шагу. В кабинете директора, под его председательством регулярно проходили совещания, напоминавшие заседания боевого штаба. На них разрешались вопросы, казалось бы, неразрешимые. Начал активно действовать технический совет цирка, который возглавляет главный инженер Сергей Казаков. Работали напряженно, если требовалось, люди сутками не уходили из цирка. В результате в программе, посвященной Олимпиаде, мы смогли показать номера «Цирк на воде» и «Цирк — ревю», для последнего а сжатые сроки отремонтировали светящийся пол.

Эти работы позади. Приступаем к новым. Теперь, как сказано, предстоит расширить здание, что создаст более благоприятные условия для творчества. В новых помещениях разместятся: библиотека со специальной литературой, музей цирка, кинозал, в котором сможем просматривать фильмы о цирке, о методике тренировок. Сейчас одно помещение и для художников, готовящих манежное оформление (а порой это полотнища в 12 метров), и для балетной группы. Намечено создать специальный зал для занятий хореографией.

В своих обязательствах наметили дальнейшее благоустройство территории вокруг цирка — усовершенствуем систему фонтанов перед фасадом. Осенью посадили декоративные кусты, разбили новые цветники, провели несколько субботников.

Надо сказать о наших тесных связях с тружениками столицы и столичной области. У нас подписан договор о социалистическом содружестве со 2-м Государственным подшипниковым заводом, с совхозами Озерского района Московской области, с Военно-Политической Академией. В этом году мы провели не менее тридцати целевых представлений для передовиков промышленности, сельского хозяйства. Кроме того состоялись специальные представления для строителей Олимпийских объектов и для воинов Советском Армии. Наш цирк шефствует над народным цирком в городе Калининграде Московской области.

Сейчас, в дни подготовки к XXVI съезду партии, мы всемерно развиваем и укрепляем связи с трудовыми коллективами. Артисты выступают с творческими отчетами перед рабочими, колхозниками, знакомят их с новыми работами, со своими достижениями.

Коммунисты нашего цирка, весь коллектив полны решимости внести свой вклад в коммунистическое воспитание трудящихся, в мобилизацию их на достижения новых успехов в созидательном труде.



#3 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 108 сообщений

Отправлено 16 Январь 2020 - 12:41

Наш педагог - Сергей Андреевич Каштелян

 

Заслуженному деятелю искусств Российской Федерации режиссеру и педагогу Сергею Андреевичу Каштеляну исполнилось 70 лет. Из них полвека отдано искусству. Каштеляна нередко называют волшебником, отдавая дань его смелой художественной выдумке, парадоксальной творческой фантазии. Но Сергей Андреевич все-таки не волшебник, ибо, конечно же, радующие людей успехи талантливого художника определяются не некой чудесной палочкой, а огромным, упорным, подчас весьма прозаическим и изнурительным трудом.

 

7.jpg

 

Творчество Каштеляна любят зрители и высоко ценят знатоки. В каких только удивительных ипостасях не представал он перед нами в разные годы: пианист, клоун, руководитель джазовой программы, акробат, артист театра и кино, фокусник, танцор, кукольник, мим...

Вот уже двадцать пять лет Сергей Андреевич работает режиссером-постановщиком в Государственном училище циркового и эстрадного искусства и воспитывает в своих питомцах не только высокий профессионализм, но и истинно гражданственные человеческие качества. Сам мастер давно уже не выходит на эстраду. Но в десятках городов и стран зрители восторженно аплодируют его ученикам. Видимо, есть своя закономерность в том, что около тридцати воспитанников Каштеляна удостоены премий Ленинского комсомола, почетных званий лауреатов и дипломантов всесоюзных, республиканских и международных конкурсов и фестивалей.

—    Направляясь на эту встречу с вами, Сергей Андреевич, я никак не мог вспомнить, когда и где впервые увидел вас в работе. А вот сейчас споено озарило: площадь Маяковского той поры, когда на ней еще не было памятника поэту. Сцена старого Московского мюзик-холла. За дирижерским пультом — Дмитрий Покрасс с его пышной шевелюрой. Вы тогда выступали с интересным, синтетического плана номером акробатической эксцентрики... Совсем юный, тоненький... Сколько же времени прошло с тех пор!

 

kashtelyan095.jpg

—    Это был 1933 год. В тот сезон мы дебютировали с моим партнером Николаем Павловским в очень популярном тогда спектакле «Артисты варьете».

—    Среди участников этого представления запомнились и полюбились в дальнейшем зрителям Мартинсон, Токарская, Миронова, Тенин... Как же вам с Павловским, можно сказать, зеленым юнцам, посчастливилось попасть на такую престижную по тем временам сцену, оказаться в столь блистательной артистической компании!

— Мы незадолго до того закончили ГУЦЭИ — то самое училище, в котором я сейчас работаю. В Мюзик-холле в тот период было заведено, что для исполнения эстрадных и цирковых номеров, включавшихся по ходу действия в представление, приглашались, как правило, очень именитые зарубежные артисты, к слову сказать, весьма высокой квалификации. Сильное впечатление оставляла, в частности, работа выступавших в различных жанрах французских артистов Ло и Рис, испанцев Лос Амбатос, немцев братьев Кенч и «Чарли Чаплина»...

Но как раз начиная примерно с 1933 года руководители ГОМЭЦ (так называлась государственная организация, объединявшая цирк и эстраду), и особенно ее управляющий Александр Морисович Данкман, стали настойчиво выдвигать молодых советских артистов цирка и эстрады. Проявляя заботу о росте собственных исполнительских кадров, они вместе с тем стремились устранить зависимость от капризов и коммерческих аппетитов дорого обходившихся государству зарубежных «валютных» гастролеров.

Вот в такой ситуации мы с Павловским и оказались первыми из отечественных эстрадных «ласточек», принятых в труппу столичного мюзик-холла. Это было великолепное для нас, молодых, начало, во многом определившее для меня творческие принципы, которым я стал следовать в дальнейшей своей жизни и работе. Тут я узнал, что такое крепкая и талантливая профессиональная режиссура, понял значение драматургии для эстрадной программы в целом и для каждого отдельного номера.

Я и сейчас часто вспоминаю спектакли, в которых нам довелось принимать участие: «Как 14-я дивизия в рай шла», «Под куполом цирка», «Севильский обольститель»... Вспоминаю, откровенно говоря, с чувством грусти, потому что, как мне представляется, творческая обстановка, в которой рождались в последующие времена наши эстрадные представления, никогда не поднималась до того взыскательного профессионального уровня, свидетелем которого мне довелось быть в старом Московском мюзик-холле. Те добрые традиции, к сожалению, оказались в дальнейшем во многом утраченными.

—    Что именно вы имеете в виду, какого рода утраты!

—    Ну, прежде всего начнем с режиссуры того периода. Достаточно вспомнить работавших с этим коллективом Н. О. Волконского, Ф. Н. Каверина, Н. М. Горчакова — больших мастеров большого искусства, считавших и эстраду своим кровным делом. Общение и работа с ними были высокой школой жизни и творчества для нас, молодых актеров. Уместно напомнить, что и в последующие времена было немало хороших примеров тесного и плодотворного сотрудничества с искусством эстрады таких авторитетных и высокоодаренных мастеров кино и театра, как, скажем, С. И. Юткевич, Н. П. Акимов, И. М. Туманов, В. Н. Плучек. Кого из режиссеров такого масштаба сумела привлечь эстрада в последние годы? Я, увы, что-то не припоминаю таких случаев.

Или вспомним авторов, которые когда-то дружили с коллективом мюзик-холла, писали для него пьесы, помогали создавать оригинальный репертуар. Среди них были такие известные писатели, как Демьян Бедный, Илья Ильф и Евгений Петров, Валентин Катаев... У нынешней эстрады, к великому сожалению, нет такого авторского актива.

Не подумайте, что. обращаясь к прошлому, я не вижу всего того положительного, чем богата сегодняшняя эстрада. Но мне, естественно, хочется, чтобы и мастера и артистическая молодежь были бы более взыскательны к своему творчеству, не скатывались бы порой к банальности, к набившим оскомину стереотипам, а руководители эстрадных организаций прилагали настойчивые усилия к тому, чтобы приобщить к нашему делу интересных режиссеров из смежных областей искусств, одаренных писателей и драматургов.

—    Надо ли понимать вас так, что на эстраде вы отдаете предпочтение большим тематическим представлениям!

—    Не только. Я сторонник и содержательных сборных концертов, интересных дивертисментных программ, если все это, конечно, преподносится на высоком творческом уровне. Вместе с тем убежден, что именно сюжетные эстрадные спектакли с крепко завернутой драматургической основой, открывают благоприятную перспективу для создания подлинно эффектного и увлекательного сценического зрелища, органически синтезирующего в себе элементы драматического и музыкального искусства, разных жанров искусства эстрады, цирка во всех многообразных проявлениях.

—    Однако не исключается, что сам по себе эстрадный номер как таковой несколько стушуется во всем антураже большого синтетического представления, как бы отодвинется на задний план. Считаете ли вы, что драматургия и режиссерское решение былых спектаклей, о которых вы говорили, помогали полнее, осмысленнее раскрыть себя в них артисту эстрады!

—    Несомненно! Этим они и дороги мне как непосредственному их участнику. Если говорить об «Артистах варьете», нигде в дальнейшем не видел я такого естественного, гармоничного включения отдельных эстрадных номеров о сценическую ткань спектакля. Мне понятен смысл ваших опасений, поскольку моя жизнь связана с созданием именно этих «отдельных» номеров. Но как артист в прошлом и как режиссер с многолетним стажем, я не раз убеждался, что хорошему эстрадному номеру отнюдь не грозит опасность быть низведенным до подсобной роли, напротив — он только выиграет, заблистает свежими красками, будучи логически вписанным в развертывающееся сценическое действие.

—    Если уж зашел разговор об «отдельных» эстрадных номерах, сам собой напрашивается вопрос: как вы над ними работаете! В чем видите свою задачу педагога и режиссера! Какими качествами должен обладать молодой исполнитель!

—    Не только я, любой режиссер, конечно же, мечтает о талантливом артисте. Но таланты, к сожалению, встречаются не так уж часто. Бывает, юноша или девушка видят свое призвание в одном, а ты ищешь — в чем же оно действительно? Сколько раз у меня бывало: приходит молодой человек, обуреваемый страстным желанием стать обязательно акробатом. Поработаешь с ним, приглядишься, и становится ясно: акробат из парня выйдет посредственный, каких много, а вот задатки мима у него действительно незаурядные. Первейшая задача педагога, режиссера, на мой взгляд, заключается в том, чтобы в неоперившемся, порой нескладном ученике разглядеть будущего артиста, человеческую личность. Стало быть и главная моя цель — помочь раскрыться индивидуальным способностям каждого молодого исполнителя.

—    Не так давно по заданию редакции я встречался с народным артистом СССР режиссером И. М. Тумановым и народным артистом РСФСР композитором Я. А. Френкелем, давними и испытанными друзьями искусства эстрады. В ходе наших разговоров мои собеседники высказали серьезную озабоченность тем, что на нынешней эстраде, как они говорили, не чувствуется движения вперед, наблюдается некий застой. Вместе с тем и Туманов и Френкель с удовлетворением отмечали свежесть и новизну, заметные успехи, которых добились за последние годы исполнители номеров оригинального жанра. Высокую оценку дали они, в частности, поставленным вами номерам, в которых дебютировали в разное время Александр Жеромский, Светлана Власова и Олег Школьников, Александр Беренштейи, Валерий Микитченко и другие ваши бывшие ученики.

—    Приятно слышать. Мнение таких компетентных в искусстве людей для меня очень ценно. Выходит, напрасно упрекали меня когда-то иные из моих коллег и критиков в чеком «эстетстве», «изысканности» и прочих грехах. Я моему «верую» никогда не изменял. В этом «верую» — мой протест против укоренившегося взгляда на так называемый «оригинальный жанр»: мол, жонглеры только и должны, что жонглировать, а фокусники демонстрировать фокусы! Мне всегда хотелось избавить «оригинальный жанр» от его извечного узурпатора — голого трюка, — исцелить его от привычной, но вовсе не врожденной немоты, сделать таким же говорящим, действенным, публицистичным, как песня, стих, кино.

Для каждого моего ученика, каждого молодого артиста я всегда стремился найти такое художественное решение его сценического образа, номера, которое было бы оригинальным, действительно необычным. Это, конечно, трудно, и режиссеру и исполнителю никогда и ни в чем не повторять кого-то. Но дело педагога, режиссера — постичь до конца явные и скрытые возможности артиста и сообразно с ними создавать его сценический характер и репертуар. Разве приходило мне в голову, когда я начинал работать с приехавшими из Казахской филармонии молодыми, неопытными артистами, что придет время и нынешние иллюзионисты Сара Кабибужина и Султангали Шукуров удостоятся за созданный нами номер «Как прекрасен этот мир!» «Гран при» на международных конкурсах эстрадного искусства в Брюсселе, Париже и Праге...

—    А что вы, Сергей Андреевич, думаете вообще об особенностях оригинального жанра, о диапазоне его эстетических и выразительных возможностей!

—    Думаю, что важнейшим критерием истинно оригинального номера является не только его развлекательность, но и яркое сюжетное отображение нашей повседневной жизни, реальных событий сегодняшнего дня. Оригинальные жанры несут в себе, в частности, неисчерпаемый запас средств политической и бытовой сатиры. Нам нужны хорошо продуманные номера, привлекающие и поражающие публику не только высокой исполнительской техникой, но и способные будить мысли и чувства людей. Это, конечно, задача нелегкая. Решить ее подчас режиссеру и артистам просто не под силу. Вот почему, как я уже выше говорил, мастерам оригинального жанра необходима помощь и своих драматургов, и художников, и композиторов. У нашего жанра большое будущее, сама его природа позволяет ему нести на эстраду высокие и благородные идеи — гражданские, патриотические, гуманистические.

Интервью взял А. АМАСОВИЧ



#4 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 108 сообщений

Отправлено 16 Январь 2020 - 20:24

Что помогает, что мешает творческой работе в цирке

Советским цирк сегодня получил поистине всемирное признание. Миллионы зрителем пяти континентов восторженно аплодируют нашим артистам, их высочайшему мастерству. У нас выстроены настоящие цирки-дворцы, оборудованные по последнему слову техники. Над созданием каждого номера или аттракциона вместе с артистами трудятся режиссеры, сценаристы, художники, композиторы, балетмейстеры, конструкторы.


Но в то же время перед нашим цирком стоит целый ряд больших и малых проблем.

Учитывая глубокую заинтересованность деятелей манежа в судьбе общего любимого дела, журнал обратился к представителям разных жанров с вопросом: «Что помогает, что мешает вашей творческой работе!»

Ответы мы будем помещать под рубрикой: «Плюсы и минусы».

Первым на наш вопрос отвечает эквилибрист, народный артист РСФСР ЛЕОНИД КОСТЮК.
Помогают мне прежде всего мои коллеги, мои партнеры. Сегодня, пользуясь случаем, хочу сказать слова благодарности Георгию Летко, Николаю Лычкатому, Юрию Осипову, с которыми я вместе работаю уже много лет, а также недавно пришедшим в номер Константину Липкану и Геннадию Тараненко. Главное в нашем деле — та атмосфера подлинного товарищества, взаимного уважения, когда мы все можем полностью положиться друг на друга. Без этого не было бы ни ношей победы на международном цирковом фестивале в Монте-Карло в прошлом году, ни вообще того номера, какой есть сейчас.

Мы всегда сообща решаем хозяйственные, организационные и творческие вопросы. Скажем, я предложил сделать новый трюк: перелет с перша на перш, и мы все думали как осуществить его, каждый вносил свои предложения, пробовали один вариант, другой и в результате нашли оптимальный, который и демонстрируем сейчас. Хочу сказать об одной отличительной черте нашего номера — о полной взаимозаменяемости его участников. Любой из нас владеет не только «своими» трюками, но, если понадобится, может полностью заменить товарища без какого-либо ущерба для номера. При составе в семь человек, мы иногда работали вчетвером, а то и втроем, и демонстрировали если не полную, то достаточно качественную работу.

И весьма странно наблюдать порой такую картину: в большом групповом номере заболели два-три человека, и по цирку бродят, не зная, чем заняться, с десяток дюжих молодцов.

Сейчас в номер вошел мой сын Игорь, и он также может работать как «средним», так и «нижним» (амплуа «верхнего» он перерос уже несколько лет тому назад — акселерация).
Конечно, за двадцать лет работы в цирке у нас в номере были и такие партнеры, с которыми пришлось расстаться. Однако не всегда бывает так, что если партнер уходит из номера, значит, он не подходит по своим профессиональным или человеческим качествам. Иногда артист просто не сразу может найти «свой» жанр. В 1971 году, окончив ГУЦЭИ, к нам в номер пришел Петр Любиченко. Он много работал, стал для всех нас настоящим товарищем, но через некоторое время стало ясно, что эквилибр с першами явно не его стихия, и нам пришлось расстаться. А вскоре он вместе с Людмилой Головко создал прекрасный номер «Игра с мячами в воздухе», и мы все были искренне рады за него.

У нас сложились нормальные деловые отношения с Союзгосцирком, строящиеся на такой основе: нам доверяют, и мы стараемся оправдать это доверие. С этим, судя по всему, мы справляемся успешно, так как во многих вопросах нам охотно идут навстречу. Всесоюзная дирекция также пытается удовлетворить наши заявки, но, увы, мощности художественно-производственного комбината Союзгосцирка крайне ограниченны, и заказанных костюмов или реквизита приходится ждать два-три года. Сейчас комбинат переехал в новое, благоустроенное здание, и хочется надеяться, что сроки изготовления оформления сократятся хотя бы наполовину.

Теперь несколько слов о рекламе. Недавно создано новое Бюро рекламы и пропаганды советского циркового искусства — это можно только приветствовать. Но хочется и пожелать, чтобы оно не повторяло ошибок своих предшественников, когда одни номера или аттракционы имели по несколько видов рекламных изданий, а другие почти ничего. Например, нашему номеру был изготовлен всего один красочный рекламный плакат. Не буду говорить о его качестве: мы были сняты в красных комбинезонах на фоне красного ковра (нас почему-то не нашли нужным поставить в известность о съемке). За двадцать лет работы о нас не было издано ни одного буклета. Но ведь реклама нужна не лично нашему номеру, а прежде всего Союзгосцирку для пропаганды советского циркового искусства.

Основная часть жизни артистов цирка проходит в гастролях по стране. Поэтому тот или иной цирк на какое-то время становится нашим родным домом. У нас есть целый ряд стационаров, где артистам оказывается всесторонняя помощь: изготавливаются новый реквизит, аппаратура, костюмы. В этих коллективах царит атмосфера подлинного творчества, здесь на помощь артистам всегда придут режиссер, художник, композитор. Назову среди них Московский на Цветном бульваре, Ленинградский, Киевский, Тульский, Харьковский, Пермский. Перечень их, конечно, можно продолжить.

А что происходит в других цирках? Приезжаешь и видишь такую картину: в гостинице в красном уголке живут несколько артистов с семьями. Может быть, нет номеров? Однако половина гостиницы пустует, просто директор ждет, когда приедут все руководители номеров, чтобы произвести расселение.

Начинается программа, и иногда оказывается, что директора меньше всего заботит ее художественное качество — главное, экономия фонда зарплаты. Поэтому хорошие номера, а их участники, как правило, имеют высокие ставки, начинают чередоваться с теми, что похуже, но и «подешевле». Артисты отвечают на такое отношение к себе по-своему и начинают работать «облегченные» варианты номеров. А в результате зритель не идет в цирк. Кому захочется смотреть подобную художественно неполноценную программу?

В таких цирках не получаешь никакой помощи даже в косметическом ремонте костюмов, реквизита, аппаратуры. В каждом нашем стационаре есть инженер, но порой обращаться к нему за помощью бесполезно, ибо он отвечает только за эксплуатацию и содержание здания. А много ли проку от современного содержащегося в идеальном порядке цирка, если в нем работают кое-как одетые артисты с реквизитом, пришедшим почти в полную негодность? Настало время предусмотреть в штатном расписании цирков должности хотя бы одного-двух слесарей и выделить для ремонта реквизита и цирковой аппаратуры соответствующее помещение. Кроме того, на складе цирка должно быть все необходимое для обеспечения хотя бы минимальных требований норм техники безопасности. А то однажды в Одессе трос для лонжи мне пришлось доставать на аэродроме...

Но главное, при каждом цирке необходимо создать подлинные художественные советы, куда входили бы представители партийных и общественных организаций города, его ведущих предприятий, творческих коллективов. Шире практиковать встречи с рабочими заводов и фабрик, жителями прилегающих совхозов и колхозов, молодежью, проводить зрительские конференции, творческие отчеты. Тогда цирк перестанет быть просто прокатной площадкой для очередной, пусть и очень хорошей программы, а займет свое достойное место в культурной жизни города.

Но вина за плохое положение дел в цирках во многом лежит и на нас, артистах. Иногда одна программа меняет другую, а номера в них различаются только фамилиями руководителей. Слишком частым стало у нас копирование трюков, реприз, а иногда и просто целых номеров. Многие артисты напрочь утратили творческую активность, стремление к поиску новых путей в развитии своего жанра. «Зачем мне,— рассуждают они,— стремиться к чему-то, искать что-то, пусть кто-то найдет, а я скопирую». Борьбы с этим практически не ведется: Союзгосцирк не в состоянии уследить за всем «конвейером», а директорам цирков до этого просто нет дела.

Но самое-то обидное вот что: под актами о приеме подобных номеров в эксплуатацию или актами на тарификацию стоят подписи уважаемых всеми артистов. Вот с этим надо бороться. Только создание вокруг копировщиков атмосферы нетерпимости, применения к ним строгих административных мер, активное включение в борьбу с ними партийной, профсоюзной и комсомольской организаций поможет нам изжить это зло.

Сейчас у нас наметилась и еще одна «новая» тенденция: ввод в номер жен руководителей, никогда не имевших никакого отношения ни к цирку, ни к спорту. Надо ли говорить, что это отнюдь не повышает художественного качества этих номеров.

И еще должен с сожалением констатировать, что у нас в последнее время куда-то улетучилась подлинно творческая атмосфера, некогда царившая в Союзгосцирке. Его сотрудники, выезжая в различные цирки, прекратили разбор идущих там программ. Что этому причиной: их недостаточная квалификация или нежелание «портить отношения» с артистами — не знаю. Могу лишь добавить: художественный совет Союзгосцирка не проводит в последнее время даже обсуждения московских программ. Конечно, очень приятно выслушивать комплименты в свой адрес, но знаю по собственному опыту: деловая и объективная критика бывает порой куда более полезной.

Теперь несколько слов о нашем главном печатном органе, журнале «Советская эстрада и цирк». В нем практически не стало острых, целенаправленных критических статей, а идет непомерное восхваление сравнительно небольшого числа ведущих номеров и аттракционов, в том числе и нашего. А ведь слабые номера работают не только на так называемой периферии, но и на столичных манежах. Возможно, редакция щадит легко ранимое самолюбие артистов. Но для дела, для творчества куда полезнее серьезные аналитические статьи. Они помогли бы нам в нашей работе.

Как видите, перед цирковым искусством стоит целый ряд больших и малых проблем, и решить их можно только совместными усилиями. Ведущую роль в этом должны играть коммунисты, наша партийная организация. Цирк — наше общее дело, и мы все в ответе за его будущее.

Ответ записал М. НИКОЛАЕВ



#5 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 108 сообщений

Отправлено 17 Январь 2020 - 19:56

Дирижер цирка Владимир Иоффе 

 

Цирк на Цветном бульваре Москвы. Нынче празднуют его столетие. Празднуют нс только клоуны, дрессировщики, жонглеры, акробаты, но и музыканты оркестра этого столетнего, но вечно юного цирка. Вот об оркестре я и поведу разговор.

 

В большинстве своем публика, приходящая в цирк как на праздник, ни в коей мере не объединяет радость, получаемую от номеров и аттракционов программы, с мелодиями, звучащими во время представления. А это в корне неверно. Невозможно представить себе цирк без шпрехшталмейстера, без униформистов, без клоунов. Точно так же невозможно представить себе цирк без музыки. Оркестр — это камертон, настраивающий публику, дающий ей тот заряд праздничности, без которой манеж вообще немыслим.

В цирке, где каждый работает на пределе своих возможностей, нет вещей не важных. Это всегда понимали дирижеры оркестра цирка на Цветном бульваре. Понимали всегда. С первых дней становления советской арены. В разное время, у разных руководителей этого оркестра, — а среди них особо хотелось бы отметить таких замечательных специалистов своего дола, как Борис Мошков, Петр Скворцов, Владимир Перинац, Николай Соколов, — возникали свои, специфические проблемы. В разное время они были разными. Но был, разумеется, и общий круг задач, который должен решать любой руководитель циркового оркестра. Сам объем работы, особенно в период подготовки к «запуску» программы, дело не простое, требующее полной отдачи, отнимающее много сил и времени — ведь на подготовку премьеры дается обычно три-четыре дня, а некоторые участники представления приезжают в цирк и накануне первого представления.

Весь этот груз обязанностей лежит и на плечах нынешнего главного дирижера цирка на Цветном бульваре. Но, как человек творческий, увлеченный своим делом, Владимир Михайлович Иоффе поставил перед собой еще одну задачу: сделать оркестр полноправным партнером главных действующих лиц манежа — артистов. Задача эта со многими неизвестными, и путь ее решения был долгим и начался не сегодня.

Во время одной из наших первых встреч Владимир Иоффе сказал:

— Когда меня пригласили на должность главного дирижера Харьковского цирка, а было это в 1966 году, я впервые столкнулся с любопытной деталью: в то время в цирке часто играли мелодии 30-х годов, что никак не сочеталось с современным уровнем номеров, которые демонстрировались на манеже. И поэтому первая задача, поставленная мной перед оркестром, состояла в том, чтобы музыка была созвучна времени.

Начинать приходилось на пустом месте. Дело осложнялось еще и тем, что за сезон программы менялись пять-шесть раз. Заедала текучка. И все-таки постепенно мы создавали свою нотную библиотеку. Произведения для нее черпали отовсюду. Я ходил на все концерты, где звучала инструментальная музыка и популярные песни. Так во время одного из концертов я услышал пьесу Юрия Сеульского, которая ассоциировалась с номером, который у нас шел. Воспользовавшись тем, что композитор в это время находился в Харькове, я попросил у него партитуру. Вскоре пьеса эта зазвучала в нашем оркестре, действительно очень удачно «войдя» в номер. Однажды по радио я услышал одну из пьес Богдана Троцюка, написал ему письмо с той же просьбой. Вот так постепенно и формировалась наша библиотека. Вскоре, просматривая программу перед премьерой, мы могли в случае необходимости предложить артистам наиболее интересное музыкальное решение их номера.

Тогда же я обнаружил и другую сторону медали — бездумное отношение иных артистов к музыкальному сопровождению. У многих была тяга только к шлягерам. Услышат модную мелодию, и просят исполнять именно ее, не понимая, что она никак не соответствует характеру, рисунку, а, порой, и теме номера. Бывали иногда и смешные накладки, когда возраст исполнителя, его внешность вступали в противоречие с темой популярной песни, а инструментальный вариант этого произведения все равно вызывал у зрителей определенные ассоциации. В этих случаях я просто категорически отказывался от исполнения той или иной мелодии, чтобы не ставить в неудобное положение ни артиста, ни цирк, ни себя.

С момента окончания консерватории до прихода Иоффе в Харьковский цирк прошло всего около двух лет. Но. видимо, руководители стационара имели асе основания пригласить молодого музыканта на столь ответственную должность. Во время учебы в консерватории Владимир Иоффе одновременно работает пианистом и организует студенческий джаз-ансамбль. Его очень привлекает импровизация. Играя на рояле, он попутно, исподволь, изучает возможности всех инструментов, увлекается аранжировкой, начинает писать инструментальную музыку, пробует себя в жанре песни. Постепенно руководимый им коллектив начинает пользоваться известностью не только в стенах консерватории. Молодых музыкантов постоянно приглашают на Харьковское телевидение, записывают на радио.

Начав с квартета, Владимир Иоффе, следуя, видимо, общей для того времени тенденции к увеличению составов ансамблей, создает вначале квинтет, секстет, а потом и так называемый «шведский состав», объединяющий девять музыкантов. Молодые музыканты варьируют исполнение инструментальной музыки и работу с певцами. С их ансамблем выступают Нона Суржина, ныне народная артистка СССР, и ставший впоследствии заслуженным артистом УССР Борис Жаворонок.

Я привела эти примеры далеко не случайно. Дело в том, что истинная увлеченность, умение всегда быть в форме, точное знание тенденции развития музыкальной культуры своей страны всегда рождают ответную волну в любом творческом человеке. Это как пароль и отзыв. Они немыслимы друг без друга. Таким «паролем» Владимира Иоффе всегда, с самого начала, было серьезное отношение к делу, которым он занимался. Но необходимо отметить еще и то, что, по мнению многих знатоков, он — несомненно талантливый музыкант. Достаточно ли этого, чтобы стать дирижером большого оркестра?

Вот тут мы и подошли еще к одному качеству, которым обязательно должен обладать музыкант, чтобы стать руководителем оркестра: умению работать с людьми. И именно этим качеством в полной мере обладает Владимир Иоффе. Он, как вы, наверное, помните, начал с того, что решил изменить репертуар своего оркестра. Создавая нотную библиотеку, он не только пользовался той музыкой, которая уже была написана тем или другим интересным композитором-инструменталистом. С помощью репертуарного отдела Союзгосцирка он привлекает к работе новых перспективных композиторов. Одновременно с обновлением приучает музыкантов оркестра пользоваться современным музыкальным языком. Меняет стиль игры оркестра. Стиль, но не музыкантов. Такова еще одна особенность Иоффе-дирижера, Иоффе-человека.

В 1972 году Владимира Иоффе приглашают а Запорожье. Он соглашается, потому что тут ему предоставляется возможность самому набрать оркестр, так как в Запорожском цирке его не было. Медленно подбирает Владимир Иоффе музыкантов. Медленно потому, что ему хотелось собрать не просто коллектив профессионалов, что является условием необходимым, но союз единомышленников, людей, которые одинаково относились бы к тем задачам, которые ставит перед музыкантами современный манеж.

Занимаясь административными и организаторскими вопросами, не бросает он и сочинительства. Еще ранее молодого композитора заметили в репертуарном отделе и стали заказывать ему музыку к номерам и аттракционам. Так появился «Ноктюрн» для воздушной гимнастки Эльги Анзорге. Присутствуя на всех репетициях жонглера Майи Рубцовой, Владимир Иоффе в конце концов сочиняет для нее пьесу, в которой каждый трюк, каждое движение укладывается в музыкальную фразу. По просьбе Эмиля Кио он пишет музыку для его аттракциона. Музыка Иоффе сопровождает выступления известных зквилибристов Костюк, дрессировщика львов Бориса Бирюкова. Пишет он для цирка и песни. Хочется отметить несколько песен и баллад, созданных им для спектакля «Я работаю клоуном», поставленного А. Николаевым. Звучат его мелодии и на эстрадных подмостках. Иосиф Кобзон записывает для пластинки его песню «Некрасивых женщин не бывает», Нани Брегвадзе берет в свой репертуар «Возвращение». На стихи Р. Рождественского Иоффе написал песню «Память». На творческом вечере поэта ее исполнил Вахтанг Кикабидзе.

Возвращаясь к биографии Иоффе нельзя не упомянуть, что он пять лет был заведующим музыкальной частью и дирижером московского «Цирка на сцене». Сейчас, когда он работает уже главным дирижером Московского цирка на Цветном бульваре, все его мысли направлены на то, чтобы каждый номер, каждый аттракцион, не говоря уж о цирковых спектаклях, связанных единой сюжетной линией, выглядели бы как художественное произведение, где музыка и рисунок номера составляли бы единое целое, были бы неотделимы друг от друга. Правда, есть а цирке такие жанры, где трудно добиться такой органичности, где музыкальное сопровождение может создавать лишь настроение. Это в какой-то степени относится к работе акробатов-прыгунов, иногда к номерам с дрессированными животными. В остальных же видах циркового искусства возможно полное слияние этих двух основных компонентов циркового представления — музыки и изображения. Но, разумеется, задача эта не из легких. Решение ее требует полной отдачи сил и в идеале должно начинаться тогда, когда номер или аттракцион лишь задумываются. На практике нередко случается иначе. Что же делать в подобных случаях? Особенно в короткий период, который отводится на подготовку премьеры?

В этой ситуации оставалось искать новое решение. С помощью главного режиссера Марка Соломоновича Местечки-на оно было найдено. Теперь Марк Местечкин, режиссер Владимир Крымко и Владимир Иоффе выезжают в тот или иной город, где выступают артисты, приглашенные работать в новую программу.

Так создавалось представление, посвященное шестидесятилетию советского цирка. Тогда в Днепропетровск поехали не только режиссеры и дирижер, но и композиторы. И к началу репетиций в Москве все было готово. К номеру Курдо Лев Моллер сделал новые аранжировки, к аттракциону Касеевых. Евгений Рохлин написал новую музыку. Для акробатов Шемшур то же самое сделал Георгий Гаранян.

Несколько лет подряд детские спектакли, которые выпускаются обычно к школьным каникулам, шли под музыкальные произведения, сочиненные Геннадием Гладковым. В спектакле «Тайна медвежьего ущелья», выпущенном в 1980 году, Владимир Иоффе использовал музыку Геннадия Гладкова к одной из его музыкальных сказок, сделав новые оригинальные аранжировки и написав увертюру. Это музыкальное оформление получилось на редкость удачным и органичным, очень способствовало успеху постановки, сделанной режиссером Владимиром Крымко.

А теперь о программе «Парад аттракционов», посвященной Олимпиаде-80. Те, кто смотрел представление, вероятно заметили, что каждый трюк артистов точно укладывается в музыкальную фразу, специально написанного для этого номера произведения. Совершенно невозможно представить, что жонглер Евгений Биляуэр смог бы выступать под какую-либо другую музыку. Как, впрочем, и многие другие артисты.

Если же вы еще не были в этом сезоне в цирке на Цветном бульваре, настоятельно рекомендуем вам попытаться попасть туда. Войдите в зал, разыщите свое место. Вы услышите как настраивают музыканты свои инструменты.

Представить вам хотя бы некоторых из них я попросила Владимира Иоффе.

— Наш оркестр — это хорошо настроенный инструмент, способный выполнять любые задачи. Выступая ежевечерне, мы уже сейчас готовим музыкальное сопровождение к программе, которая будет демонстрироваться на Цветном бульваре в дни, когда в Москву съедутся посланцы из всех уголков нашей родины на XXVI съезд КПСС. Кроме того, мы нередко выезжаем с шефскими концертами на заводы, в ЦДРИ, ВТО.

Вести такую разностороннюю работу было бы затруднительно, не будь у нас в оркестре второго дирижера Бориса Осипова. Кроме того наблюдательный зритель, наверняка, еще до начала представления обратил внимание на седого энергичного человека. Это моя правая рука, инспектор оркестра Михаил Ловит. В цирк на Цветном бульваре он пришел сразу после войны. Должность у него сложная — быть связующим звеном между оркестром и дирижером, оркестром и администрацией. Оркестранты в шутку зовут его «наш директор». Кроме того, он и музыкант хороший. До надо сказать, у нас и нет плохих музыкантов. Вот хоть концертмейстер модной группы, трубач Михаил Алехин. Под его началом три трубача и три тромбониста. Его яркое исполнительское мастерство заставляет и остальных равняться по нему. Ударник — это пульс эстрадного оркестра. И я рад, что могу сказать: наш ударник Евгений Кулешов — истинный виртуоз. А возьмите, к примеру, саксофониста Аркадия Шейнина, это отличный импровизатор. Если вы обратили внимание, в номере Курдо пьеса Льва Моллера повторяется дважды. Так вот, во второй раз Шейнин играет импровизацию на ту же тему. Скрипач Петр Драновский пришел к нам работать после окончания консерватории и за короткое время стал концертмейстером, а солист-тромбонист Канат Ахметов в этом году перешел на пятый курс консерватории. Мы надеемся, что он но бросит цирка. Наверное, вы обратили внимание и на бас-гитариста. Это Николай Казарин. Очень квалифицированный музыкант. Впрочем, это можно сказать о каждом из моих коллег.

И даже не зная их поименно, не различая кто есть кто, a только слушая оркестр, слушая сольные партии тех, кого я только что назвал, вы запомните их яркое исполнение так же, как и выступления тех цирковых артистов, которых вы, собственно, и пришли смотреть.

Мне же остается лишь добавить, что это заслуга не только самих музыкантов, но и их руководителя — дирижера Владимира Иоффе.

 

СВЕТЛАНА ЧЕКРЫГИНА



#6 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 108 сообщений

Отправлено 17 Январь 2020 - 20:09

Звезды олимпийской арены
 

В этом красочном спектакле-феерии, посвященном Играм XXII Олимпиады, пожалуй, впервые во всей полноте проявились те возможности, которые заложены в здании Московского цирка на Ленинских горах.

Пол манежа, светящийся и переливающийся всеми красками радуги. Каскады воды, низвергающиеся в бассейн, только что на глазах у зрителей поднявшийся из цирковых глубин. Триста разноцветных фонтанов, бьющих в финале.

И аплодисменты, то и дело, вспыхивающие в зале, в равной степени относятся не только к артистам, но и к тем, кому зрители обязаны этим праздничным вечером — художественному руководителю спектакля Герою Социалистического Труда народному артисту СССР Е. Милаеву, главному режиссеру-постановщику заслуженному работнику культуры РСФСР Ю. Архипцеву. Оба они и поэт Андрей внуков — авторы сценария.

Свыше двухсот человек выходят на манеж в этом представлении — артисты разных жанров, балетная группа «Цирка-ревю», спортсменки общества «Буревестник», чемпионки Москвы по синхронному плаванию.

Спектакль, посвященный Олимпиаде, как и положено, имеет спортивную направленность — в музыке, в песнях и, главное, в номерах. Он открывается парадом велосипедистов под руководством В. Голубева. Заслуженный артист РСФСР А. Милаев со своими партнерами показывает сложный эквилибр на ножных лестницах. Совсем недавно мы видели на манеже его отца, Е. Милаева, и вот теперь сын, начавший работать в этом номере еще мальчуганом, стал нижним и повторяет ряд знаменитых отцовских трюков. Сестры Гаджикурбановы и А. Медников на большой высоте демонстрируют искусство канатоходцев. В программе участвуют жонглер А. Попов, артистки В. Карпова и Н. Ястребова, воздушные гимнасты К. Тятте и А. Перадзе, музыкальные эксцентрики отец и сын Шахнины. Интерес вызывает номер с дрессированными медведями, которым руководит В. Пузанов.

Во втором отделении манеж превращается в водным бассейн. Показывают свое умение мастера синхронного плавания под руководством М. Максимовой. В родной стихии впервые выступают перед зрителями сивучи и котики. Над бассейном идет воздушный полет под руководством А. Вязова. На небольшом островке крутит хула-хупы И. Дешко и работает силовой жонглер А. Осипов.

Украшает программу целое созвездие клоунов — лауреат международной премии «Оскара» заслуженный артист РСФСР Анатолий Марчевский, обладатели медали парижского цирка «Буглион» заслуженные артисты РСФСР Станислав Щукин и Валерий Серебряков. А в роли приветливой хозяйки Москвы олимпийской выступает заслуженная артистка РСФСР Н. Милаева.

Буйством красок, техники и ловкости привлекает новая программа. Недаром в дни Олимпиады зрителями цирка стали многие участники и гости Игр.



#7 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 108 сообщений

Отправлено 17 Январь 2020 - 20:18

Клоуны Антон и Антошка


На рекламных щитах их обычно объявляют так: «2-Латышева-2», Впрочем, иногда и так: «2-Можаева-2». А перед их первой репризой инспектор манежа провозглашает: «Клоуны Антошка и Анатолий!»

 

666.jpg

Начинали они в Новосибирской дирекции «Цирк на сцене», причем в номерах акробатики и эквилибра. Потом была Ленинградская дирекция «Цирк на сцене». И наконец, они вышли на круглый манеж коверными клоунами. Предполагалось, что им помогут расширить репертуар во Всесоюзной дирекции по подготовке новых произведений. Пробыли они там всего один день, и было решено, что клоуны и так смогут участвовать в представлениях. Правда, потом к ним направили начинающего режиссера с большими планами, но без практического опыта. Он несколько раз появлялся в цирках, в которых они выступали, привозил тексты сочиненных нм реприз. Для постановки их требовался громоздкий реквизит, который так и не был изготовлен. Осуществить намеченное не удалось. Может быть, и к лучшему — режиссера не очень заботило, как полнее и ярче раскрыть индивидуальности артистов, он исходил лишь из своих представлений. какой должна быть клоунская пара.

Латышевы-Можаевы сами определили характеры своих персонажей. Исходя из намеченных образов создавали репризы тоже сами.

Надо сказать, персонажи их колоритны и контрастны, что является немалым достоинством. Персонаж Анатолия — натура возвышенная, с претензией на утонченность чувств; в его манере держаться — значительность, даже торжественность. Он твердо знает, как положено вести себя, и следует этим правилам. Порой его важность, чопорность становятся смешны. Да, над ним то и дело подсмеивается его друг — приятель Антошка, этакий сорвиголова, которого так и подмывает на озорство. Он враг напыщенной важности, и показной красивости, и мнимой значительности.

Понятно, что два таких персонажа, оказавшись вместе, постоянно вступают в конфликты. То и дело Антошке удается поставить своего важного приятеля в смешное положение, но и сам он, увлекшись, оказывается а нелепой и смешной ситуации.

Анатолий решил приобщить младшего приятеля к музыке. Сам он — маэстро во фраке, полон сознания важности момента. Антошка уныло плетется сзади с футляром скрипки. Любыми способами он пытается улизнуть от наставника. Наконец на пюпитр уложены ноты, открыт футляр. Но в нем вместо инструмента оказывается игрушечный крокодил, который кусает Анатолия за нос. Затем из футляра выскакивает живая мышь, она забирается за борт фрака. Урок музыки сорван, Антошка торжествует.

Другая сценка. Выходной день. Анатолий решает отдохнуть на лоне природы под пение птичек. У Антошки такое идиллическое времяпрепровождение вызывает протест. Анатолий ложится под кустиком, но обнаруживает под расстеленным пиджаком консервную банку. Огромный червяк попадает ему за воротник. С ясного неба сыплется дождь. Все это проделки Антошки. Наконец вроде бы все спокойно, но нет, тишину нарушает назойливый крик вороны. Желая отогнать птицу, Анатолий бросает ботинок. В ответ слышен рев и появляется Антошка с огромным синяком под глазом.

В каждой их сценке — новый конфликт, новая тема, по-новому раскрываются характеры. Последняя их работа, «Регата», посвящена спорту. У Анатолия все как положено: и весла, и парус, и спасательный круг на месте, — у Антошки все не как у людей. Чтобы не проиграть соревнования, ему приходится пускаться на хитрости, на всевозможные каверзы.

Наиболее выразительная реприза у этой пары — «Танго». Над ней артисты работали несколько лет, совершенствуя ее. В этой сценке сочетаются хореография, акробатика, мимическое искусство — и все служит раскрытию характеров персонажей, их отношения к происходящему. В том, что проделывает Анатолий и как проделывает, чувствуется самолюбование, он упивается тем, как все получается у него изящно, грациозно. Антошку не заботит, как он выглядит, лишь бы выполнить что положено. Он угловат, бестолково суетлив. Предельно нелепо выглядит сочетание приземленности, примитивной деловитости и нарочитой возвышенности, одухотворенности. В сценке острая насмешка над претензией казаться исключительно утонченным, над самолюбованием, над тем, что мы порой встречаем в искусстве, да и в жизни.

Надо подчеркнуть, что у клоунов нет стремления ни в этой сценке, ни в других вызвать смех любым путем. Их отличает чувство меры, такта. Качества ценные для коверных.

Ударна реприза артистов — «Эквилибр». В ней исполняются сложнее трюки на катушках. Но опять же Антошка и Анатолий действуют согласно своим характерам. Заканчивается сценка тем, что Антошка, балансируя на пирамиде из катушек, застревает в кольце, которое надел на себя. Еще усилие, и вместе с кольцом, перевернувшись в воздухе, он оказывается на ковре манежа. Слетает рыжий парик, и тут перед зрителями предстает Екатерина Можаева в своем женском наряде.

Еще раз Екатерина Можаева и Анатолий Латышев выходят на манеж под звуки известной песни «Арлекино». Разыгрывается мимическая сценка, в которой немало акробатических трюков. Например, на мгновение гаснет свет и тут же вырастает гигантская фигура арлекино, в два человеческих роста, она широко шагает по барьеру. Можаева и Латышев не единственные, кто переводит песню «Арлекино» под звучание голоса Аллы Пугачевой на язык жестов, танцевальных па и даже акробатики, но, пожалуй, они делают это наиболее удачно и убедительно.

Сценка, о которой идет речь, примечательна и тем, что раскрывает большие возможности молодых артистов. У них еще немало творческих резервов. Оба они люди ищущие, требовательные к себе. И, главное, им есть, что сказать зрителям, и есть возможность сказать по-своему.

К. ГАНЕШИН



#8 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 108 сообщений

Отправлено 18 Январь 2020 - 10:59

Хосров Абдуллаев- неутомимый труженик арены,

Писатель Александр Бартен, автор интересной книги о цирке «Под брезентовым небом», вспоминает в ней о встрече на заре своей литературной деятельности со знаменитым Кио.

 

«Напишите о некрасивом цирке! — приказал Кио. — ...Когда артист все 24 часа, а то и больше прикован к задуманному. Когда он перестает замечать и день и ночь и об одном только думает — как своего добиться. Приходит ли затем удача? Далеко не всегда... Вот о чем вы должны написать: о некрасивом, о неудачливом цирке. Не будь поначалу такого — откуда бы взяться совершенству, красоте?»

Я вспомнил о словах выдающегося артиста, когда смотрел новый документальный фильм, снятый на киностудии    «Азербайджанфильм»

«Цирк — моя жизнь» (автор сценария Рафаэль Шик, режиссер Джаигир Зейналлы, оператор Шариф Шерифов). В центре этого киноповествования о буднях и праздниках советского цирка — мой однофамилец, народный артист Азербайджанской ССР Хосров Абдуллаев.

Почти сорок лет проработал он в цирке. На экране мы видим его совсем еще молодым акробатом. А потом партнером таких крупных мастеров арены, как Кио и Карандаш. Почти пятьдесят стран мира объездил Хосров Абдуллаев со своим новаторским номером «Жонглер-чабан», решенном в ярком национальном плаке.

Казалось, что еще нужно исполнителю, если он имеет успех у зрителей. Однако подлинному артисту чуждо стояние на месте. Он всегда экспериментирует, ищет, мечтает создать такое, чего еще не было в цирке, сознательно идет на риск. Таким был и Хосров Абдуллаев, который несколько лет назад вновь выступил в новом для себя жанре, показал интересный аттракцион — своеобразный цирковой мюзикл, в котором иллюзия сосуществовала на равных с музыкой и балетом, песней и клоунадой.

Авторы фильма, показывая нам «кухню» артиста, или, как выразился Кио, «некрасивый цирк», делают зрителей соучастниками его поисков. Мы видим Абдуллаева и в своей нечто вроде мастерской-лаборатории, где он мастерил макеты и опробывал свои трюки, и на манеже во время репетиции, где артисту всегда не хватало отведенного ему времени, и в спорах с балетмейстером, композитором. То, что на представлении происходит в считанные минуты, на репетиции отрабатывается часами, требует немало энергии, терпения, сил.

Авторы не пошли по пути поверхностного показа отдельных номеров, фрагментов спектакля. И то, что мы увидели «изнанку» цирка, его не всегда удачливую сторону, нисколько не уменьшает эмоционального воздействия красочного и волшебного искусства арены.

Вся последняя часть фильма построена на средних и крупных планах. Почти без перебивок. Режиссер, сознательно нарушая каноны монтажа, максимально приближает героя к зрителю. Мы как бы видим каждое движение его души, стараемся угадать его мысли. Артист становится нам интересен как личность, как человек, а не только как мастер своего дела.

Надо отдать должное авторам: они сумели создать объемный психологический портрет артиста цирка, и сделали это с любовью к нему и к его трудному искусству. Удача отрадна еще и потому, что фильмов о мастерах цирка у нас совсем немного.

Уже когда были написаны эти строки, пришла скорбная весть: замечательный артист Хосров Абдуллаев безвременно ушел из жизни. Он, можно сказать, сгорел на работе, сгорел в подлинном смысле этого слова — сердце не выдержало напряженной нагрузки.

И снова вспоминаю его на экране, такого обаятельного и жизнерадостного, и снова испытываю чувство благодарности к авторам фильма, которые успели запечатлеть на пленке искусство Хосрова Абдуллаева — этого неутомимого труженика арены.

Ф. АБДУЛЛАЕВ, директор Бакинского цирка, заслуженный работник культуры Азербайджанской ССР



#9 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 108 сообщений

Отправлено 18 Январь 2020 - 11:08

В цирке «Аэрос»


Цирк «Аэрос» я застал в городе Галле, крупном промышленном центре, располагающем химическими и машиностроительными заводами. Именно здесь он раскинул на семь дней шапито, под которым могут разместиться четыре тысячи зрителей.

Напомню, что в ГДР сейчас три больших цирка: «Аэрос», «Буш», «Беролина». И каждый из них стоит в городе от трех до семи дней. Исключение составляют Лейпциг и Дрезден — здесь цирки работают до двух недель. В Берлине же они стоят по месяцу. В условиях постоянных гастролей артисты живут в специально оборудованных вагонах. В вагонах же находятся медицинский и ветеринарный пункты, детский сад, четырехклассная школа, кухня-столовая, кабинет директора.

Кроме того, в ГДР существует частный (немцы называют его приватным) цирк Адельхайды Хайн. Он вмещает до тысячи пятисот зрителей и кочует по небольшим городам и поселкам, останавливаясь в каждом от одного дня до трех.

Стационарных цирков в ГДР нет, и это определяет принципиальную разницу в деятельности цирков у нас в стране и в ГДР. Работая в городе несколько месяцев, наши цирки, естественно, заинтересованы в смене программ, приглашении новых номеров, участии талантливых клоунов. Если же цирк, как в ГДР, гастролирует в городе всего одну неделю или даже месяц, это воспринимается как событие, и редкие родители не ведут своих детей на представление. Поэтому цирки, как правило, действуют на протяжении всего сезона с одной программой и почти всегда бывают полны.

В сентябре 1979 года в Москве проходила научная конференция, посвященная современному цирку, на которой выявились две точки зрения. Генеральный директор болгарских цирков Г. Бинев утверждал, что на манеже, наряду с чисто цирковыми выступлениями, не только возможны, но бывают желательны артисты эстрады — это, говорил он, разнообразит представления.

В свою очередь, генеральный директор цирков ГДР О. Нецкер доказывал, что на манеже должны быть представлены только специфически цирковые номера, иначе цирк потеряет своеобразие и в результате перестанет быть интересен зрителям.

Подтверждением его слое служит программа цирка «Аэрос». Она представлена дрессированными медведями, собаками, шимпанзе, двумя большими группами лошадей, смешанной группой хищников. Обычно здесь выступают также дрессированные слоны, но во время моего пребывания слоны гастролировали в Голландии. Кроме того, в программе присутствуют большие акробатические группы и исполнители икарийских игр. Что касается клоунов Арно и Гитти, то они разыгрывают традиционные антре, точнее говоря, отрывки из них.

Не будем называть акробатические номера, честно говоря, в лучших образцах у нас они представлены сильнее. И клоуны, подвизающиеся в «Аэрос», не могут быть определены как первоклассные артисты.

Но вот дрессировщики!..

Однако прежде чем говорить о них, напишем несколько слов о советских исполнителях, также в цирке «Аэрос» гастролирующих. Нельзя же обойти вниманием соотечественников. Артисты Дьяковские демонстрировали номер «Игра с дьяболо». Сейчас, кажется, только они в нашем цирке представляют этот жанр. Замечу, что исполнитель — сын О. Цупак, участницы знаменитого дуэта Эсве (Сычевых), замечательных, вероятно, лучших в мире мастеров этой игры. Пока еще молодые исполнители не постигли уровня своих предшественников, хотя техника у них достаточно высока. Мне кажется, Дьяковским нужен хороший режиссер, который поможет найти взаимоотношения артистов в номере, а также интересно оформить сам номер. Тогда он сможет украсить любую программу.

Артисты Шанины соединили прыжки на батуте с плечевой акробатикой и полетом в партере. Сейчас связи различных жанров в моде, они расширяют возможности актеров, позволяют делать выступления еще более интересными. Номер у Шаниных хорош по трюкам, велика и дистанция перелетов. Хотелось бы, чтобы трюки больше обыгрывались, и тогда этот номер стоило бы рекомендовать даже и в Москву.

Э. Левкопуло и В. Хромов — эквилибристы в кольце, находящемся под куполом. Он нижний, выступает в роли резонера, она по замыслу режиссера — героиня. Но кажется, у артистки есть характерность и юмор. Почему не использовать эти качества? Номер от этого только выиграет.

Однако вернемся к наиболее интересным номерам с дрессированными животными.

В. Хёдрих демонстрирует десять отлично подготовленных лошадей. Но ничего принципиально нового он не показывает, кроме одного трюка: на манеж кладут три больших круга, лошади бегут вдоль барьера и в определенный момент, вступив в эти круги, по приказанию дрессировщика, замирают. Это здорово! Как здорово и то, что десять лошадей по мановению руки артиста встают на дыбы (на оф), как и то, что лошадь, стоя на задних ногах, делает множество пируэтов. Шамбарьер и стек артист держит в руках, но ни разу ими не коснулся животных. Он использует названные предметы, незаметно показывая, куда лошадям следует идти, где поворачиваться. Номер вполне квалифицирован, но, пожалуй, суховат, я бы сказал, излишне академичен.

С двумя номерами выступают М. и X. Меттин. Первый — с пуделями — очень динамичен. Собаки с таким азартом совершают прыжки, что номер напоминает веселую игру, увлекающую и людей и животных. И дело не только в самих трюках, хорошо известных, а и в той реакции удивления и восторга, которая отличает артистов, она-то и вызывает повышенный интерес в зрительном зале.

Второй номер у Меттин — конный, в нем соединены большие лошади и пони. Когда животные, так сказать, плечо к плечу совершают сложные перестроения, кружатся, бегут рядом, когда пони понукает большую лошадь — все это смешно и трогательно. Дрессировщики держатся на манеже свободно, с артистической непринужденностью, в полной мере элегантно. Вот уж у кого, представляется, лошади все делают сами. Этот номер удивительной легкости, изящества, а это значит высшего класса мастерства. Я имел удовольствие видеть артистов в 1979 году в Сочи и тогда восторгался ими, но сейчас они работают еще лучше. И очень эффектно, когда в заключение по арене бегут и кружатся а вальсе три тяжелых пощади, каких прежде называли битюгами. Сейчас их, кажется, нигде, кроме цирка, горожанин не может увидеть.

Ф. Капри выступает со львами, тиграми, черными пантерами, леопардами и рысью. Больше и лучше всего у него работают леопарды: они перелетают с тумбы на тумбу, строят вместе с тиграми и пантерами удивительные пирамиды. Одного из леопардов Капри, как горжетку, носит на плечах, еще один взбирается по винтовой лестнице под самый верх клетки, увенчанной сетью.

Но что любопытно — Капри в большой степени действует в манере старых укротителей. Это не значит, что он щелкает бичом, стреляет холостыми патронами из револьвера или пускает в ход трезубец. Как раз этого нет. Нарочитое устрашение зверей, а вместе с ними и зрителей отсутствует. Дело в другом. После одного из эпизодов артист сбрасывает с себя куртку, и тогда зрители оказываются пораженными его великолепной мускулатурой культуриста. Затем он берет факел и медленно проводит горящей его стороной сначала по рукам, а затем по торсу. Но этого мало — горящий факел берется в рот, и там он гаснет. Не знаю, как кому, но мне эти приемы, заимствованные из репертуара факиров, с утверждением сверхчеловека, грубые и жестокие, показались вовсе не обязательными в номере современного дрессировщика хищных зверей. Но продолжая свою линию, Капри ставит тигра между двумя досками-мишенями и мечет в эти мишени горящие раскаленные дротики. Трюк, мною ранее невиданный, вероятно, очень трудный, но, право, какой-то неэстетичный. Ужасно при этом становится жалко тигра.

При всем этом нельзя отрицать высокой квалификации Капри. Так, в конце он демонстрирует еще один номер, до сих пор определяемый как цирковая сенсация, — тигр на лошади. И проводит его уверенно.

Таковы наиболее своеобразные номера дрессировки в цирке «Аэрос».

Заканчивая рецензию, хочу отметить, что программа, о которой я рассказал, такая, какую больше ни в одном зрелищном предприятии, кроме цирка, невозможно увидеть.

Ю. ДМИТРИЕВ
 



#10 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 108 сообщений

Отправлено 18 Январь 2020 - 11:27

Наполеон Фабри

Педагогический состав техникума циркового искусства в конце 20-х — начале 30-х годов был очень разнородным. Физикой, химией, английским языком, литературой и другими общеобразовательными предметами с нами занимались дипломированные педагоги.

 

6666.jpg

Мастерство актера преподавали такие высокообразованные специалисты, как Г. Кара-Дмитриев, Б. Тенин, В. Аристов. Что же касается специализации (акробатика, воздушная гимнастика, клоунада, жонглирование, конные номера, велофигурная езда), то ее вели люди, зачастую не получившие никакого образования. Но это были истинные мастера цирка — клоун и прыгун П. Брыкин, известный турнист М. Ольтенс, дрессировщик лошадей И. Кашкаров.

Был среди педагогов и настоящий француз Август Пюбасет с забавным псевдонимом — Наполеон Фабри. Небольшого роста, коренастый. Нос с горбинкой. Он действительно напоминал Наполеона Бонапарта, каким его изображали в сатирических журналах.

В свое время Фабри слыл замечательным акробатом, клоуном, воздушным гимнастом и выдающимся наездником-сальтоморталистом на панно. Здесь хочется пояснить, что для исполнения прыжковой комбинации рондат — флик-фляк — сальто-мортале прыгунам на манеже требуется расстояние в пять-шесть метров. Эта обычная комбинация в исполнении Фабра становилась уникальной. Он проделывал ее не на ковре манежа, а на панно, укрепленном на спине скачущей по кругу лошади.

Еще в прошлом веке, в 1887 году, восемнадцатилетним юношей он приехал на гастроли в Петербург в цирк Чинизелли и остался в России на всю жизнь.

Прожив здесь почти полвека, Наполеон Фабри так и не научился правильно говорить по-русски. Акцент у него был ужасный. Русскую речь он постоянно пересыпал французкимм словами. Общаться с ним было невероятно трудно. Но ученики, находясь с ним в постоянном контакте, прекрасно понимали его.

Фабри начал работать в цирке с пятилетнего возраста, и, естественно, не имел возможности получить какое-либо образование. Но это был великолепный мастер, большой знаток конного жанра и, что очень важно, необыкновенно добрый человек и замечательный педагог.

К работе своей он относился чрезвычайно добросовестно. На репетиции приходил раньше всех, проверял, как подготовили манеж, в каком состоянии лошади и сбруя. В то время шамбарьеров, стэков, скребков и щеток в техникуме не было, да и достать их было негде. И вот Фабри приносил все эти редкие вещи из дома. Благо, они сохранились у него от прежней работы.

На репетициях мы никогда не видели, чтобы Фабри сидел и командовал, как это делали некоторые педагоги. То он держал страховочную лонжу, то управлял лошадью, ведя ее с помощью шамбарьера в нужном аллюре. А иногда, что бывало, конечно, редко, с барьера сам забирался на лошадь и показывал, как надо исполнять жокейские трюки — акробатику на лошади.

Сначала Фабри медленно ехал по кругу. Разогнав лошадь, тяжело поднимался. Некоторое время стоял на слегка согнутых ногах. Стоял на лошади просто, обыденно, как стоят на земле пожилые люди. Затем громко произносил: «Смотрите!» и показывал и объяснял своим ученицам работу гротеск-наездницы. А это — уже ближе к балету. Пируэты, арабески и батманы следовали один за другим. Стариковские суставы разгибались с трудом, плохо подчинялись исполнителю. Не было легкости. Но внутренняя грация и обаяние старого наездника, не претерпев с годами изменений, покоряли нас. Мы понимали, чего это стоило мастеру. Каждый раз после такой репетиции он долго ходил, прихрамывая более, чем обычно.

Иногда мсье Фабри вдруг начинал капризничать. Жаловался на то, что он старый человек, что у него больные ноги и ему очень трудно рано вставать и приходить на репетиции, что мы, хоть и способные ребята, но неблагодарные люди. Фабри принимался рассказывать о тяжелых условиях, в каких находился он, будучи учеником. Затем говорил, что ему пора на отдых, что он все бросит и будет сидеть-посиживатъ дома. Однажды мы нашли способ, как вывести его из этого состояния: решили — дадим «банкет». Следует заметить, что подобное случалось не часто — раза два в году.

Как-то, чтобы доставить старому мастеру особенное удовольствие, мы купили вскладчину большую красивую бутылку настоящего французского вина. Кто-то из ребят-москвичей принес из дома несколько бутербродов с колбасой и сыром.

Нужно сказать, что в процессе общения с Фабри, мы выучили отдельные французские слова и иногда, обращаясь к нему, пользовались ими. Нашему педагогу это чрезвычайно импонировало. Правда, его очень забавляло наше произношение. Мы подошли к Фабри и спросили:

—    Мсье Фабри, хотите пти-банкет?
—    О, с удовольствием, — ответил он, — а где?

О том, чтобы пить вино в помещении техникума, не могло быть и речи. Мы предложили устроиться на заднем дворе, в заброшенном курятнике. Фабри возмутился:

—    Что? Я, Наполеон Фабри, в курятнике? Ни в коем случае!

Тогда кто-то из нас робко предложил:

—    А на крыше?
—    О, на крыше можно.

Крыша подсобного помещения во дворе была невысокой, до нее можно было дотянуться рукой. Это место мы «обжили» уже давным-давно: после репетиции отдыхали там, играли в шахматы, читали вслух и обсуждали рецензии и статьи о цирке. Мы сумели даже создать там некоторый уют. На плоской крыше, около трубы стояли две скамейки и старое кресло. В случаях особо торжественных расстилали пестрое байковое одеяло.

Подготовив все и довольно легко подсадив на крышу старого мастера, следом за ним забрались и мы. Предложив, как и полагается, Фабри кресло, мы поудобнее разместились вокруг него и торжественно вручили ему заветную бутылку, считая, что она должна была произвести очень сильное впечатление. Так оно и получилось. Старый француз взял бутылку в руки, прочитал надпись на этикетке, прослезился, посмотрел на нас и сказал:

—    Французское вино — лучшее вино в мире. Но меня в России испортили и теперь я люблю водку. Но, ничего, можно выпить и вино.

Выпив, не закусывая, два стакана подряд и сразу захмелев, Фабри, поднимая третий стакан, шепотом произнес:

—    Vive la France! — И, обращаясь к нам, так же шепотом, добавил: — Слушайте, дети мои, только entre nous — пусть это будет между нами.

Мы тоже шепотом сказали:

—    Клянемся, будем держать язык за зубами.

И Фабри поведал нам свою сокровенную тайну.

—    Мой grand рёrе, отец моего отца, сражался в войсках Наполеона Бонапарта. Поэтому я взял себе еще одно имя — Наполеон. В 1812 году мой дедушка был в России и воевал против русских. Только вы об этом никому не говорите.

С трудом сдерживая улыбку, мы снова шепотом дружно поклялись хранить тайну. Допив остатки вина и отбросив граненый стакан, который вдребезги разбился о кирпичную трубу, Фабри сказал:

— Это на счастье! — и торжественно объявил, что повезет нас во Францию, где мы будем выступать в цирке Медрано на белых лошадях королевской конюшни.

Приглашением ехать в Париж Фабри закончил «банкет». А мы, чтобы доставить старику удовольствие, изобразили восторг.

...Бутылка опустела. Фабри доел сыр, колбасу же шикарным, поистине наполеоновским жестом, швырнул кошке, которая все время сидела на почтительном расстоянии. Ломтики хлеба Фабри раскрошил и бросил воробьям. «Банкет» был окончен. Наш любимый педагог широко зевнул и стал сонно моргать осоловевшими глазами.

Пора было покидать крышу. Но сделать это оказалось не так-то просто: мсье Фабри самостоятельно спуститься не мог. Тогда мы взяли двойную лонжу, надели на него пояс и общими усилиями осторожно спустили вниз. Затем, совсем уже сонного, отнесли на конюшню, поудобнее уложили на солому, застланную попоной, и старательно укрыли принесенным с крыши одеялом.

На следующий день, рано утром, когда мы пришли на репетицию, по кругу бегали уже разогретые лошади. Старый мастер, как ни а чем не бывало, стоял посреди манежа, пощелкивал шамбарьером и, добродушно ругаясь по-французски, торопил нас скорее приступить к репетиции.

Фабри очень хорошо знал свое дело. В трудных условиях начала 30-х годов, когда в техникуме вместо конюшни использовался старый сарай, когда мы сами чинили старую сбрую и жокейскую обувь, когда тренировались на лошадях, списанных из Московского цирка, старый педагог подготовил и выпустил несколько интересных номеров конного жанра. Группа жокеев «Кольви», вольтиж-наездница Алла Сергеева, жонглер на лошади Петр Атасов, гротеск-наездница цыганка Гитана-старшая, — все они своими успехами на манеже обязаны Наполеону Фабри. До прошлого года в нашем цирке работала и его внучка Эльвира Пюбасет-Дельбоске. Славная династия продолжается: на советском манеже и сейчас выступают правнучки замечательного артиста и педагога, жонглеры на лошадях Тереза и Татьяна Дельбоске.

С. КУРЕПОВ. И. ФРИДМАН
 



#11 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 108 сообщений

Отправлено 18 Январь 2020 - 12:39

Фокусы Каролины Бернгард

Чуть меньше ста восьмидесяти лет назад (в 1842 г.) в одной из петербургских газет появилась заметка, которая начиналась так: «Петербургская публика видела многих фокусников, чародеев, профессоров натуральной магии и штукмахерства: Пинетти, Боско, Молдуано, Мекгольда, Деблера. Теперь предстоит ей удовольствие видеть первую в своем роде фокусницу. Профессорша Каролина Бернгард, пользующаяся в Германии блистательной славой, приехала сюда...».

Эти строчки несомненно привлекли внимание читателей того времени. Газета сообщала, что «она дает вечера в частных домах по приглашениям».

В «Северной пчеле» было опубликовано несколько заметок анонимного автора, который описывал выступления Бернгард: «Она дает представления без всяких машин, инструментов и т. п., при пособии двух дочерей своих, и приводит в восторг всякую публику необыкновенным своим искусством, в котором ни один мужчина с ней сравняться не может». Затем он продолжал: «Если фокусы и шутки Боско, Деблера и других, играющих на большой, отдаленной от зрителей сцене, приводят нас в изумление, что скажете вы о той искуснице, которая в небольшой комнате, в двух шагах от внимательных и любопытных зрителей умеет исполнить все задачи этой физико-математичеки?»

А именно: «Она делает многие фокусы картами, кольцами, часами и т. п. без пособия инструментов, машин и т. п., без содействия товарищей в партере... Притом говорит она умно и проворно и не так много, как некоторые ее совместники (коллеги по жанру.— Л. П.)»

И далее сообщалось: «Все бывшие на этом вечере, восхищались ее игрою и изъявляли желание видеть публичное ее представление, в котором ей лучше сыграть все свои штуки. Еще не знаем где она откроет свой театр, но уверены, что он всегда будет полон и публика наша не откажет профессорше своего дола в одобрительном аттестате».

Месяц спустя в «Северной пчеле», в разделе «Смесь», была напечатана такая заметка: «Мы узнали, что фокусница г-жа Бернгард дает представление так называемой Увеселительной Физики и Натуральной Магии в Александрийском театре в будущий понедельник, 16-го марта. Это едва ли не первый пример, что женщина выходит на сцену в костюме чародейки».

Скупые газетные сообщения позволяют восстановить интересную страничку минувшего — первые гастроли в нашу страну зарубежной женщины-фокусницы.

ЛЕОНИД ПРОКОПЕНКО
 







Темы с аналогичным тегами Советский цирк. Октябрь 1980, Советская эстрада и цирк

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных

  Яндекс цитирования