Перейти к содержимому

9-й Международный цирковой фестиваль в Жироне (Испания)
подробнее
Глава «Росгосцирка» Владимир Шемякин дал интервью сайту русциркус
подробнее
С наступающим Новым 2020 годом!
подробнее

Фотография

Журнал Советская эстрада и цирк. Ноябрь 1980 г.

Советская эстрада и ц Советский цирк. Ноябрь 1980 г

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 9

#1 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 108 сообщений

Отправлено 19 Январь 2020 - 12:05

Журнал Советская эстрада и цирк. Ноябрь 1980 г.

 

 

Татарский цирковой коллектив «Юность»

В этом году Татарскому цирковому коллективу «Юность» исполнилось десять лет. Напомню, что он был создан в городе Казани.

 

Первый спектакль, называвшийся «Сабантуй», показан 23 июня 1970 года. С того дня коллектив успешно гастролирует по стране. Бывал и за рубежом. Творческая деятельность этого ансамбля постоянно находится под добрым и пристальным вниманием партийного руководства республики. Министерства культуры Татарии и, само собой разумеется, Союзгосцирка.

Приятно отметить, что за прошедшее десятилетие ведущие исполнители коллектива выросли в подлинных мастеров цирка. Это дрессировщики заслуженная артистка Татарской АССР Р. Ибрагимова и Г. Ибрагимов, демонстрирующие «Танцующих медведей», исполнители номера «Акробаты с бочками» заслуженный артист Татарской АССР И. Рахматулин и А. Рахматулииа, коверные клоуны заслуженные артисты Татарской АССР Р. Абдикеев и 3. Мустафин, номер «Групповые жонглеры» под руководством заслуженного артиста Татарской АССР Д. Гибадуллина и другие. Их имена хорошо известны поклонникам циркового искусства.

Отмечая сегодня свой юбилей, который совпал с 60-летием Татарской республики, коллектив подготовил новую программу. Ее премьера по традиции состоялась в Казани. Над спектаклем «Праздник дружбы» работала большая творческая группа, которую возглавил режиссер-постановщик М. Злотников. Музыку для представления писали композиторы заслуженный деятель искусств Татарской АССР А. Монасыпов, Б. Трубин, Р. Губайдуллин, а эскизы оформления рисовал художник заслуженный деятель искусств Татарской АССР А. Кноблок. Постановка всей программы велась по сценарию, разработанному М. Злотниковым совместно с поэтом Г. Харисовым и драматургом А. Братовым.

Еще надо сказать о том, что специально к юбилейному спектаклю в Татарском коллективе готовилось несколько новых номеров: «Художник-моменталист» в исполнении И. Зарипова, «Ренские колеса» в качестве второго номера группы жонглеров, возглавляемых Д. Гибадулли-ным, «Забавные кошки» дрессировщика В. Анисимова и буффонадный иллюзионный номер для Т. Абдикеевой с участием коверных Р. Абдикеева и 3. Мустафина. К созданию этих произведений были привлечены режиссеры И. Байков, заслуженный работник культуры РСФСР Б. Гизатуллин, балетмейстер Г. Гвоздев, осуществивший также танцевальные заставки в программе.

Как видите, постановочная группа была представительной. Добавлю еще, что работу с коверными над новым репертуаром и выпуск комического иллюзионного номера доверили мне. Таким образом, я оказался, как говорится, в самой гуще событий. Подготовка юбилейного спектакля проходила напряженно. Вскрылось много проблем как организационных, творческих, так и кадровых. Например, жизненно важным вопросом для дальнейшего существования Татарского коллектива является приток новых артистических сил. Однако, как это ни странно, в течение своего первого десятилетия национальный ансамбль почти не пополнялся выпускниками из циркового училища- Приятное исключение составляют, пожалуй, лишь Р. Хусайнова, Р. Абдикеов и 3. Мустафин. Они в разное время вышли из стен ГУЦЭИ. Остальные же артисты пришли на манеж или из художественной самодеятельности, либо из спортивных секций.

В предпремьерные дни наряду с творческими и организационными вопросами решались кадровые проблемы. В беседах с заведующим отделом культуры Татарского обкома КПСС М. Мусиным и заместителем министра культуры Татарской АССР Р. Харисовым были намечены необходимые меры, которые должны способствовать систематической подготовке в ГУЦЭИ исполнителей для коллектива.

К слову сказать, вопрос пополнения ансамбля молодыми артистами актуален не только для Татарии. Он остро стоит перед большинством национальных цирковых коллективов. В силу этого, как мне кажется, его решение следует согласовать с руководством каждой республики, имеющей свой самобытный цирк. Ибо, как показывает практика, без постоянного пополнения национальные ансамбли распадаются.

Работая над юбилейным спектаклем «Праздник дружбы», постановочная группа стремилась к раскрытию национальных особенностей Татарского цирка. В результате представление получилось впечатляющим. В спектакле органично переплелись элементы народного праздника, мотивы старинных легенд и современность. Программу открывает звонкий парад-пролог, рассказывающий о выдающихся достижениях тружеников Татарии, о дружбе народов Советского Союза. Осуществляя режиссерское решение значительных том, М. Злотников развернул динамичное действие, выплеснувшееся с арены на сценическую площадку и три экрана, расположенные по кругу купола. Красочное оформление, яркие национальные костюмы, заразительная музыка и вихревой темп номеров, их разнообразие захватили зрителей. Артисты выступали перед земляками с полной отдачей сил.

Местная пресса писала, что за последние годы это, пожалуй, одно из лучших представлений, показанных на манеже Казанского цирка. Выделить кого-либо из программы сложно, да и не хотелось бы. Старались все, поэтому спектакль получился на редкость удачный. Скажу лишь о том, что новые номера также внесли свою лепту в общий успех программы. Конечно, еще рано говорить о завершенности их. Как известно, цирковые произведения окончательную огранку получают на манеже, оттачиваясь и шлифуясь годами. Однако уже сейчас видно, что у новых номеров есть хороший запас творческого потенциала. Это дает основание верить в их перспективность.

После показа представления в столице Татарии коллектив вновь отправляется на гастроли по стране. Новый спектакль «Праздник дружбы», включенный в творческую программу, подготовленную Союзгосцирком навстречу XXVI съезда КПСС, увидят труженики многих городов нашей Родины.

СЕРГЕЙ МАКАРОВ, директор ГУЦЭИ, кандидат искусствоведения
 



#2 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 108 сообщений

Отправлено 19 Январь 2020 - 12:24

Цирковой праздник в «Сокольниках»

 

Успех Дня цирка в «Сокольниках» был предопределен самим замыслом: воссоздать на обширной территории и для грандиозной аудитории в современном варианте традиционное русское народное празднество.
 

Оно включало в себя задорное скоморошье зазывное выступление у входа в парк («раус», как говорили во времена балаганных зрелищ) и потешную чуть ли не километровую всежанровую кавалькаду, и приветствия, с которыми обратились к собравшимся генеральный директор Союзгосцирка, заслуженный деятель искусств А. Колеватов, и Герой Социалистического Труда народная артистка СССР И. Бугримова, а затем и торжественный, красочный парад-пролог с милыми девушками-барабанщицами и скульптурными группами на специальных подмостках средь фигурных фонтанных струй. Празднество включило в себя и два — дневное и вечернее — больших цирковых представления в Зеленом театре с невиданным доселе калейдоскопом прославленных клоунов во главе с Олегом Поповым. А между этими спектаклями — встречи с драматургами и композиторами цирка, искусствоведами, режиссерами — словом, теми, кто непосредственно причастен к делам и жизни всенародного любимца — цирка.

О празднике в «Сокольниках» писали «Правда», «Советская культура», а в предыдущем номере нашего журнала дана обширная фотоинформация. Меня заинтересовала, грубо говоря, изнанка всего этого крупномасштабного веселого мероприятия протяженностью в двенадцать часов и со семьюстами участниками. Захотелось заглянуть на режиссерско-постановочную кухню, тем более что «шеф-поваром» Дня цирка был М. Злотников, чья творческая биография начиналась и проходила на моих глазах.

Я помню его сценический дебют двадцать с лишним лет назад, когда он еще студентом показал себя остро-гротесковым актером в программе театра-студии «Юность». Потом, заочно окончив режиссерский факультет Театрального училища имени Щукина, Злотников отдает свою творческую энергию телевидению. Но главное свое призвание он нашел позднее, когда двенадцать лет назад пришел в цирк преподавателем клоунской студии на Цветном бульваре, руководимой народным артистом РСФСР профессором М. Местечкиным. Сегодня Михаил Савельевич на посту главного режиссера одной из творческих мастерских Всесоюзной дирекции по подготовке новых номеров и программ. Ему и была поручена постановка большого праздника в столичном парке «Сокольники» — Дня цирка.

—    Нам хотелось, — делится своими мыслями Михаил Злотников, — в одном парке, в один день дать зрителю максимальную возможность совершить экскурс в недра цирка — от истоков его до наших дней, во всем многообразии жанров. Наше празднество — это, если хотите, как бы живой, движущийся и непрерывно функционирующий музей отечественного манежа, в котором слово и показ сливаются в единое целое.

—    Вы спрашиваете, какие принципы, на мой взгляд, лежат в основе массовых театрализованных зрелищ, — продолжал Михаил Савельевич. — Я бы назвал трех китов: это следование народным традициям, комплексное решение режиссерской задачи и, наконец, четкую организацию всего дела. Если мы внимательно присмотримся к тому, что делали в этом жанре на заре Советской власти и в более поздние годы такие выдающиеся мастера, как Н. Петров, К. Марджанов, С. Радлов, Н. Охлопков, В. Мейерхольд, то убедимся, что в их творчестве присутствовали все перечисленные элементы.

До Дня цирка в «Сокольниках» у меня было несколько Дней в самых различных уголках страны. И повсюду я старался удержать в упряжке «трех китов». Так, в Якутии я положил в основу массового представления народное празднество иссыхой. В Казани, где я недавно поставил в национальном цирковом коллективе юбилейную программу к 60-летию автономной республики, использовал традиции сабантуя... Но не только традиции важны. Я считаю, что в каждое народное празднество должны быть органически включены и местный колорит, географические и исторические особенности данного города. Если бы, скажем, тот же праздник я проводил не в «Сокольниках», а в ЦПКиО или парке Измайлово, то весь рисунок, не говоря уже о деталях мероприятия, был бы иным.

Так, несколько лет назад, проводя в Рыбинске большой праздник, посвященный 200-летию города, я выбрал стержнем программы Волгу. «Главная дорога России» открывала широкие возможности для показа прошлого и настоящего этого края. Каторжный труд бурлаков, челны Стеньки Разина и революционные события времен гражданской войны, наконец, прекрасная трудовая новь. Широка была и палитра художественных средств праздника: от театрализованного митинга-маевки до светозвукового спектакля, от жанровых сцен до водно-спортивного состязания. Праздник стал событием в жизни города, на нем побывало более 120 тысяч человек.

Четкость торжеств в Рыбинске обеспечивалась своего рода боевым художественно-творческим штабом. И подобно- тому как из мозаичных кусочков выкладывается большое панно, так и тщательно состыкованные фрагменты представления создают единую праздничную картину.

Принцип фрагментарной подготовки праздника строго выдерживался на Дне цирка в «Сокольниках». Разные участки празднества возглавляли режиссеры: Ю. Архипцев, В. Крымко, С. Уральский, Б. Довгань, большую помощь оказал начальник художественного отдела Союзгосцирка Ю. Егоров, балетмейстер Р. Рыбаковас и П. Гродницкий, дирижер В. Иоффе.

И, конечно же, в значительной степени успех предопределило отношение к Дню цирка главных участников— артистов. Каждый из семисот исполнителей принял его как свое кровное дело, как личный праздник. Скажу, к примеру, что Ю. Дуров, молодой представитель славной династий? специально приехал со своим слоном из Харькова, из далекого Новокузнецка с группой экзотических животных прибыл Б. Федотов.

В завершении беседы еще вопрос:

—    Когда намечается следующий День цирка?

Пауза. И откровенный ответ:

—    Не знаю. Пока вопрос остается открытым. Дело в том, что за все послевоенные годы нынешний праздник всего лишь третий. Первый состоялся в 1957 году во время Всемирного фестиваля молодежи и студентов, второй — в 1967 году, приуроченный к 50-летию Великого Октября, и, наконец, нынешний, в рамках культурной программы «Олимпиады-80». Нужны ли такие интервалы? Думаю, что нет. Не нужны. Видимо, есть прямой резон проводить такие Дни регулярно. И не только в Москве, но и в других городах — на площадях, стадионах, в парках. На таких праздниках могут показывать свое искусство не только профессиональные мастера циркового искусства, но и многочисленные актеры-любители. Кстати, и в Сокольниках, можно сказать, на равных принимали участие самодеятельные цирковые коллективы дворцов культуры имени Русакова и подмосковного города Видное.

Думается, такие Дни имел в виду А. В. Луначарский, когда говорил, что «главным художественным порождением Революции всегда были и будут народные празднества».

ИМ. ЛЕВИН



#3 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 108 сообщений

Отправлено 19 Январь 2020 - 13:08

Клоун Андрей Николаев

Что помогает и что мешает творить на манеже!» —  этим вопросом наш корреспондент МАТВЕЯ МЕДВЕДЕВ обратился к народному артисту РСФСР АНДРЕЮ НИКОЛАЕВУ.

 

Вот что он рассказал:

 

— Творческой работе необходим импульс. Его мы получаем, в частности, от нашего замечательного советского зрителя. Он неизмеримо вырос в культурном отношении, образован, начитан, зритель 70-х — начала 80-х годов двадцатого века. Привыкший к ежедневному потоку информации, он хочет также получать ее и в цирке. Иными словами, приходя на представление в цирк, он ждет, чтобы его обогатили новыми яркими впечатлениями, ждет творческой мысли, движения вперед от тех, кто служит искусству манежа.

Поиски оригинальных, современных форм подачи номера, зрелищной выразительности находятся в прямой зависимости от общей культуры исполнителя, его эстетического развития, художественного вкуса. Я бы сказал, что артист цирка в наши дни уже не может не быть интеллектуалом. И напрасно думают некоторые, будто интеллект это нечто такое, чего на видно с манежа.

Но не только интеллект необходим артисту цирка. Как, впрочем, всегда, как теперь в особенности нельзя обойтись без такого важного качества, как актерское мастерство. Не скрою, что говорю об этом как лицо заинтересованное. Дело в том, что мною, как руководителем циркового коллектива, режиссером-постановщиком, клоуном, задумано показать на манеже представление, которое состояло бы из номеров, если не целиком, то в значительной степени построенных на комедийной основе. Такое представление — «Я работаю клоуном» — в общем-то уже готово. Сейчас производится его «доводка». В своем завершенном виде оно должно представлять собой большой, объединенный единым замыслом спектакль, в котором мастера разных жанров не только бы демонстрировали трюки, но и играли как актеры. Я имею в виду не какое-то специальное театрализованное действие, а лишь особые актерские приемы, не выходящие за специфические рамки, скажем, акробатического или эквилибристического номера, — эксцентрический танец, комическую мимическую игру и даже разговорные репризы. Отсюда возникает и еще одни вопрос — о драматургии произведения, исполняемого на манеже.

Общеизвестно, что в основе всякого циркового номера лежит трюк. Это подчеркивал выдающийся исследователь нашего искусства Е. М. Кузнецов, авторитет которого остается и будет оставаться незыблемым для цирковых поколений. Об этом говорится в теоретических трудах других авторов, в учебных пособиях. Но трюки — трюками, а только, думается, мне следует внести дополнение в понятие о том, что такое цирковой номер: основой последнего в неменьшей степени, чем трюк, является драматургия. Она может быть «зримой» и может оставаться где-то в «подтексте». Но она, безусловно, необходима. Без нее не может быть циркового номера как самостоятельного художественного произведения (а каждый цирковой номер должен быть именно и только таким).

В этом, кстати, отличие цирка от спорта. Хотя мы и говорим порой, что они — родные братья, однако пути-дороги у них разные. Если в прошлом цирк более или менее тесно смыкался со спортом и даже влиял на развитие отдельных его видов (тяжелой атлетики, борьбы, акробатики, гимнастики), то ныне на стадионах и в спортивных залах демонстрируются такие достижения, которые нередко превосходят рекорды цирковой арены.

Цирк — это не только искусство, но и зрелище, а у зрелища свои задачи и свои приемы. Расставленные по степени сложности акробатические и гимнастические трюки — еще не цирковой номер. Сами по себе они не превратятся в художественное произведение, на будучи облеченными в яркую зрелищную форму. Прекрасный урок преподал в этом отношении лауреат Государственной премии СССР народный артист СССР В. Волжанский. Если его «Прометей» стал образцом новаторства в сплаве нескольких жанров — эквилибристики на канате, воздушной гимнастики, акробатики, — стал замечательным цирковым произведением, содержащим в себе глубокую мысль, облеченную в выразительную форму, то не последнюю роль в этом сыграла драматургия.

Однако без актерского мастерства, о котором я уже говорил, и самая интересная драматургия не совершит чуда. Мы называем того, кто выступает на манеже, артистом. Да, конечно, он артист в том понятии, в каком мы говорим об ином специалисте-производственнике, что он — артист своего дела.

Но искусству цирке нужен не просто воздушный гимнаст, акробат, жонглер, не просто «производственник». Коли взять того же Волжанского, то возглавляемая им труппа всегда состояла из превосходных, талантливых актеров. Однако можем ли мы сказать то же самое о многих работающих сегодня на манеже? Увы. Истинных актеров среди них найдется немного. И это крайне огорчительно. Тут даже забавное изречение Эмиля Кроткого, которое мне очень нравится: «В искусстве не все боги. На одного Аполлона приходится четверка лошадей», — не принесет ни философского спокойствия, ни утешения. Ведь искусство-то терпит урон, и существенный!

Да не посетуют на меня руководители Государственного училища циркового и эстрадного искусства, если я скажу, что даже там, в стенах учебного заведения, где растят творческие кадры, до последнего времени не обращалось особого внимания на то, чтобы выпускать акробатов, гимнастов, эквилибристов, могущих в случае необходимости с успехом выступить в пантомиме для взрослых и в елочном представлении для детей. Что уж тут говорить о самих цирках!

Не секрет, что до сих пор при приеме на работу в цирк никто не интересуется, обладает ли актерским мастерством тот или иной исполнитель. Никто не предлагает ему: сыграйте этюд, прочитайте басню. Довольно того, что он, как пишется в документе, «обладает хорошими внешними и физическими данными». То же происходит и во время такого существенного в жизни каждого артиста момента, как тарификация. Вот уж когда в особенности следует обращать внимание на актерскую подготовку. Но что фиксируется в актах? Что артист такой-то исполняет такие-то трюки и в соответствии с их сложностью его и тарифицируют. И только! Вот и получается, что артистический талант вовсе не обязательное качество для того, чтобы выступать на трапеции или ходить по проволоке: были бы сила и ловкость! Мне кажется, что пора внести поправку и в систему тарификации. Следует принимать во внимание ие только какие выполняются трюки, но и каково общее впечатление, оставляемое исполнителем, в частности степень его артистического мастерства.

Мне довелось посмотреть спектакль «Руслан и Людмила», поставленный в Ленинграде. Не вдаваясь в оценку всей работы, ее положительных и отрицательных сторон, хочу отметить только, что одним из недостатков спектакля считаю отсутствие в нем актеров. Отсюда — статичность, вялость исполняемых сцен, ходульность ряда образов. Приятным исключением мне показался Фарлаф в исполнении Романа Ширмана, но ему, признанному мастеру клоунады, что называется, и карты в руки. Однако при этом получилось нечто парадоксальное: благодаря своему актерскому дарованию и отсутствию оного у остальных Фарлаф-Ширман резко выпал из общего ансамбля.

Насколько мне известно, готовить это спектакль помогали режиссеры-тренеры чуть ли не всех профилей: конной дрессуры, акробатики, жонглирования, иллюзии. Были приглашены для работы с исполнителями специалисты по хореографии, фехтованию, даже каратэ и самбо. И лишь об одном не позаботились ленинградцы — о самом главном: включить в постановочный коллектив тех, кто мог бы преподать уроки актерского мастерства.

Когда его нет или оно находится ив самом примитивном уровне, любительщины, то и парад-пролог, этот важный компонент всякого циркового представления в каше время, во многом теряет в своей художественной выразительности. А ведь это тоже немаловажно, как выйдет участник представления я прологе, как поднимет, приветствуя зрителей, руку, то есть сыграет. Мы требуем, чтобы артист на манеже улыбался. Но улыбка это не только, как говорится в учебнике анатомии, совещательное движение мышц лица. О цирковой улыбке писал Юрий Олеша. Он дал ей эпитет: «малиновая». Ему же принадлежат слова: «прелестная душа улыбки». Но у беспомощного я сценическом отношении человека улыбка никогда не получит одухотворения, она будет в лучшем случае вымученной. Мелочь? Нет, там, где речь идет об искусстве, не существует мелочей.

Обучение актерскому мастерству должно получить в цирке широкое распространение. Оно касается и тех, кто непосредственно выступает на манеже или под куполом, и таких работников, как инспекторы манежа. Последних на специальных курсах обучают многому — как «вязать» лонжи, следить за техникой безопасности и т. д. И только одному, можно сказать, не учат — актерскому мастерству, а если и учат, то чисто формально, видимо, полагая, что сие их не касается. А почему не касается? Инспектор манежа такой же полноправный участник циркового спектакля, как и все остальные. Именно участник, а не «при сем присутствующий».

Приведу пример. Коверный, исполняющий репризу с «подсадкой», как известно, выдает ее за импровизацию. Но для придания полной достоверности необходимо «сопереживание» от всех, кто присутствует в данный момент на манеже, в том числе и от людей, стоящих у форганга. Если инспектор манежа, униформисты с заинтересованностью глядят на клоуна и «подсадку», смеются вместе с залом, они тем самым как бы подключаются к игре, заставляя зрителя верить в «предлагаемые обстоятельства». Если же у форганга люди стоят с мрачными, унылыми лицами, ие «сопереживая», никакой иллюзии импровизации, разумеется, не получится.

Бывая за рубежом, знакомясь с состоянием циркового искусства ряда стран, я с грустью констатировал, что оно несет в себе черты некоего перерождения. Цирк стал работать главным образом на детей. Это — цирк лошадей, собачек, зверюшек. С некоторых пор подобного рода тенденция стала проявляться и у нас. Бывало, мои друзья просили: «Андрюша, мы хотим посмотреть представление, помоги, пожалуйста, достать билеты». Теперь же просьба видоизменилась:

—    Пойдут наши дети.
—    А вы сами?
—    Да что там для нас интересного?

Даже не вечерних представлениях полно маленьких детей. И уже программы составляются с учетом этого контингента зрителей: чтобы обязательно были дрессированные собачки, медведи... Не умаляя значения цирка как зрелища для юных, хочу сказать все же, что всегда был и другой цирк, цирк для взрослых: философский, остроэксцентрический, лирический. Очень хотелось бы, чтобы ничто не мешало и его существованию, никакие финансовые и иные соображения.

Одно из условий для борьбы с серостью, шаблонами, безликостью на манеже я вижу в создании творческих коллективов. Я целиком за такие коллективы, построенные на тематической основе, не похожие один на другой, стремящиеся к оригинальности, творческой индивидуальности. Коллективы исключат элементы случайности при формировании цирковых программ, что сплошь да рядом происходит сегодня. Мне представляется, что спектакли, показываемые коллективами, могут и должны нести в себе элементы эстрады, балета. Свежую струю в искусство манежа позволит внести подобного рода «мюзикхоллизация». Однако следует иметь в виду, что она должна органически входить в действие на манеже. Когда в одну из цирковых программ был введен вокальный ансамбль, его выступление прозвучало явным диссонансом, шло вразрез с номерами акробатов, гимнастов, эквилибристов.

Заканчивая, не могу не подчеркнуть, что советские артисты цирка имеют все объективные условия для успешной, плодотворной работы. Там огорчительнее, что есть еще проблемы, остающиеся не решенными. Решить их, и как можно быстрее, значит способствовать дальнейшему продвижению вперед искусства, которому мы служим, искусства, любимого миллионами.



#4 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 108 сообщений

Отправлено 20 Январь 2020 - 12:53

Артисты цирка труженикам села

 

В дни подготовки к XXVI съезду КПСС мастера арены встречаются с рабочими заводов, колхозниками, отчитываясь перед ними в своих достижениях, показывают свои новые и усовершенствованные номера.

Такой творческий отчет провели артисты программы Сочинского цирка. Они выезжали в чаеводческий совхоз имени В. И. Ленина — передовой коллектив края. Совхоз досрочно выполнил план по сбору чайного листа.

Машина с артистами, преодолев участок горной дороги, прибыла на полевой стан лучшей бригады. Была выбрана просторная поляна, которая на несколько часов превратилась в манеж и зрительный зал под открытым небом.

Встречу с работниками совхоза открыл директор Сочинского цирка Алексей Трифонович Белявский. Он поздравил чаеводов с успехами в труде, рассказал о достижениях мастеров манежа, которые они посвящают XXVI съезду КПСС. Главный режиссер Ефим Аронович Карпманский представил приехавших артистов, охарактеризовал их номера.

Затем состоялись выступления. Были показаны фрагменты иллюзионного аттракциона под руководством Лидии Абдулаевой. Кроме того участники аттракциона исполнили хореографическую миниатюру «Краснодарский чай», подготовленную специально для этой встречи. На импровизированном манеже выступили: группа акробатов-прыгунов под руководством заслуженного артиста РСФСР Юрия Канагина, жонглер Николай Кисс, акробатический дуэт Клара и Игорь Тетерины, эквилибристы-эксцентрики Екатерина и Михаил Юсуповы. Свои веселые репризы исполняли клоуны Сергей Богуслаев и Владимир Пономарев.

В планах коллектива Сочинского цирка новые встречи с тружениками края, которые выльются в творческие рапорты мастеров манежа в преддверии съезда партии.

 Б. ХРИСТИНИН



#5 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 108 сообщений

Отправлено 20 Январь 2020 - 13:12

Передвижные цирки-шапито

ПРЕМЬЕРЫ В ЦИРКАХ-ШАПИТО

Издавна известно, что приезд цирка в город всегда становился праздником. В наши дни это тоже событие, и событие радостное. А вот автору этих строк не повезло. Заказанный ему очерк о торжественных открытиях сезона в передвижных цирках, об их радостных встречах с первыми зрителями не получился — писать было не о чем.

Так уж вышло, итоге большинстве цирков, в которых мне довелось побывать, премьеры проходили в весьма нервной обстановке — иные артисты вовсе не прибыли к открытию, а приехавшим не хватало времени на репетицию.

Особенно запомнилась мне премьера в Орджоникидзе. Мало того, что метель накануне покрыла белым покрывалом большое шапито цирка «Арена», но и открывать его приходилось, имея всего семь номеров. Директор В. Печенюк все же решил не отменять представления. Ведь из двух тысяч зрителей многие приехали издалека. И вот клоуны — заслуженный артист Армении Р. Акопян с партнером Р. Каримой — стали исполнять в паузах подряд по три-четыре репризы, и только благодаря их стараниям представление не сорвалось.

Не легкими были премьеры и в Новочеркасске и в Николаеве.

По самым разным причинам в половину передвижек не приехали режиссеры. Поэтому и обошлись там без постановок праздничных парад-прологов, сборные программы не были сведены в единые творческие коллективы.

Почему же так случается, и уже не первый год? Позже в Москве работники отдела эксплуатации цирков рассказывали мне, как все у них было хорошо продумано и спланировано.

Конечно, в таком сложном деле, как управление многотысячным артистическим «конвейером», все до мелочей заранее предусмотреть невозможно и нет гарантии от неожиданностей. Но нельзя же, чтобы хорошо продуманные планы из года в год не воплощались в жизнь.

Я побывал во многих шапито, говорил с сотрудниками, артистами и, конечно, с директорами. Думаю, если внимательно прислушаться к советам специалистов, то от многих недостатков и просчетов можно избавиться.

ПЕРЕЕЗЖАТЬ НАДО БЫСТРО

Раньше у директора передвижки были две задачи, определявшие успех его работы. Первая — формирование полноценной программы, ведь в стране было много летних цирков и для всех не хватало хороших номеров. Вторая, не менее сложная задача,— быстро переезжать из города в город.

Сейчас, когда вдвое выросло число зимних стационаров и сократилось количество летних, стало возможным формировать отличные программы для передвижек. И если не считать неудач в начале сезона, то нельзя не отметить, что качество представлений в цирках-шапито резко возросло.

Зато вторая проблема — переезды — стала много сложнее.

Недавно я слышал, как один директор стационарного цирка позавидовал директору передвижки.

— Хорошо тебе, — говорил он, — как только сборы начинают падать, разобрал свое хозяйство и переехал в соседний город. А мне куда даваться? Увеличили мне сезон на месяц, а народ на идет, и в другой город мою каменную махину не перетащить.

Этот директор, конечно, шутил. Однако, комментируя эту шутку, должен отметить, что и директору передвижки отнюдь на тек легко «разобрать свое хозяйство и переехать». Позволю себе привести ряд фактов.

С каждым годом растет среднее время, затрачиваемое цирком-шапито на один переезд. Если пятнадцать лет назад оно было менее недели, а в 1978 году равнялось девяти дням, то в прошлом году — в среднем десяти дням. На пятьдесят дав переезда всех четырнадцати цирков было затрачено 533 дня! Ведь надо учесть — переезды осуществляются в разгар рабочего сезона, теряются погожие летние дни, подолгу простаивают артисты. 

Понижение мобильности объясняется разными причинами. Одна из них та, что за последние двадцать лет конструкции шапито но изменились, их разборке и сборка — дело весьма трудоемкое. А если учесть, что а других отраслях на помощь рабочим приходит новейшая техника, то станет ясно, насколько трудно набирать сейчас бригады рабочих для монтажа и погрузочных работ. Все меньше охотников на эту тяжелую неквалифицированную работу.

Конечно, можно и сейчас предпринять некоторые меры/ чтобы ныне эксплуатируемые конструкции стали несколько легче и удобнее. Опытные шапитмейстеры П. Зайцев, В. Катаев, В. Харьков и другие делились со мной своими мыслями. У них есть хорошие предложения. Вероятно, назрела необходимость создать в Союзгосцирке инженерную группу для обобщения этих предложений. И еще: с каждым годом тяжелеет багаж цирковых номеров, у дрессировщиков становится все больше животных, используемых лишь в репетициях. Для цирка в целом это, видимо, неплохо — готовятся новые произведения. Но директорам передвижек остается только надеяться, что отдел эксплуатации цирков станет подбирать для них программы наиболее легкие для размещения и перевозки.

Однако основная причина длительности переездов — в их дальности. Передвижки шестидесятых годов чаще всего переезжали на близкие расстояния и на своем автотранспорте, а теперь большинство переездов — дальние и к тому же по железной дороге.

ИСТОРИЯ И ГЕОГРАФИЯ

Передвижным циркам с каждым годом все сложнее выполнять производственные планы, Во многих крупных центрах, где они ранее работали, теперь построены стационарные цирки. Приходится искать другие города, выходить на новые маршруты.

Новые маршруты, новые города — что может быть лучше! Но как прокладываются эти маршруты?

Передо мной карте пашей страны с нанесенными на ней пересекающимися, а порой и идущими навстречу разноцветными линиями. Это схема движения передвижных цирков за три года, включая нынешний.

Не следует искать в этих линиях какую-нибудь закономерность. Наоборот, можно увидеть, что самый маленький цирк «Огни манежа» ежегодно открывается в полумиллионном Ульяновске, а крупные цирки путешествуют порой по небольшим городам.

Многие директора не расположены сейчас к смелым географическим открытиям. В последнее время передвижные цирки гастролировали, как правило, в одних и тех же проверенных ста городах. За три года к ним прибавилось не более десятке, увидевших искусство арены впервые.

В «Радуге» до сих пор диву даются, вспоминая, как два года назад, рискнув встать в незнакомом райцентре Светловодске вдруг успешно там отработали. А чему удивляются? Ведь давно известно, как радостно принимают в любом городе первый цирк, первых артистов.

В рабочий сезон бывают и сверхдальние переезды. Например, в этом году по плену цирк «Старт» должен был следовать из Читы в Чернигов, а цирк «Темп» навстречу «Старту» из Кургана в Улан-Удэ. А ведь «Старту» из Читы до Улан-Удэ рукой подать. Можно было бы ему там остановиться и отработать вместо «Темпа», а поздней осенью, уже без артистов, не спеша, следовать в Чернигов.

В последние годы многие передвижки, начав сезон в южных городах, совершают затем дальнее переселение куда-нибудь на север и, проведя там лето, возвращаются вместе с артистами для завершения сезона обратно в теплые края. Здесь цирки становятся на консервацию.

А может быть, стоит подумать: так ли уж нужно всем передвижкам в период активной работы совершать эти дальние, отнимающие по 11—13 дней, переезды. Не лучше ли на севере закончить сезон на несколько дней раньше, чем на юге, но зато ехать на консервацию уже без артистов? Это, несомненно, обойдется дешевле. А южные города, в которых так часто зимуют, немного «отдохнут» от них, зато потом, года через три, с удовольствием посмотрят новую программу.

В разговоре многие директора высказывались за определенные зоны гастролей, им бы хотелось также, чтобы зоны объединяли, по возможности, близлежащие города. Тогда переезды станут совершаться быстрее и автотранспорт свой будет использоваться производительнее — ведь сейчас многие автомашины путешествуют на железнодорожных платформах. И все из-за дальних перегонов! Ну разве это рациональное использование транспорта? Не пустая ли это трата средств?

А теперь вернусь к началу статьи.

Помните, как опаздывали артисты к открытию сезона, как трудно приходилось директорам? А происходило это в большинстве случаев из-за того, что ехали артисты издалека. В результате опаздывает на несколько дней отправленный из Кирова в Николаев багаж клоунской группы под руководством Г. Афанасьева, аттракцион «Дрессированные медведи» заслуженного артиста РСФСР В. Тина из Фрунзе в Севастополь прибыл через девять дней после премьеры, а из Новосибирска в Орджоникидзе вовремя не приходит вагон с багажом группы жонглеров, руководимых И. Абортом...

Мне кажется, полезно вспомнить и о бытовавшем прежде оперативном обмене программами между цирками шапито, гастролировавшими в соседних городах, например в Николаеве и Херсоне или Ульяновске и Сызрани.

А вот и еще одно интересное предложение. В прошлом году на страницах нашего журнала заслуженный артист Грузинской ССР А. Мчедлишвили предлагал закрепить за некоторыми зимними стационарами конструкцию передвижки. Тогда руководство стационара сможет летом работать с передвижкой, как со своим филиалом, в ближайших городах. В этом случае и у программы ни одного дня простоя, и многочисленный штат, в том числе режиссер и оркестр, будут при деле, и лишний багаж и животных можно не возить, а оставлять в стационаре.

Хорошо бы провести такой эксперимент хотя бы одному цирку, например Иркутскому в Ангарске и Черемхово или Новокузнецкому в городах Кузбасса.

ПЕРЕДВИЖНЫЕ ЦИРКИ СМОТРЯТ В БУДУЩЕЕ

Последнее двадцатилетие было периодом небывалого творческого подъема советского цирка, признания его на всех манежах мира. Неизмеримо возросла н материальная база, построены десятки новых, оборудованных по последнему слову техники цирков-дворцов, а при них комфортабельные гостиницы для артистов.

И только число передвижных цирков, весь их внешний облик и оснащенность, все условия работы в них артистов остались прежними. Сегодня цирки-шапито мало чем отличаются от тех, что путешествовали по стране в начале шестидесятых годов.

Отчего так происходит?

Чтобы получить ответ на эти вопросы, я встретился с начальником производственно-эксплуатационного управления Союзгосцирка Ф. Михайловым. Однако он высказал мнение, что, поскольку «независимо ни от чего, передвижные цирки финансовый план выполняют, то для беспокойств и выступления в журнале нет основания».

Но, во-первых, имеется в виду суммарное выполнение плана сразу всеми цирками-шапито, а не каждым в отдельности, а во-вторых, разве в оценке работы зрелищных предприятий это единственный критерий?

Поэтому можно сожалеть, что до сего времени принижается значение режиссуры в передвижных цирках. Казалось бы, наоборот, там, где артистам работать труднее и где весь сезон сохраняется основной состав труппы, роль режиссера могла бы быть особенно велика. Видя растущие запросы наших зрителей, нельзя себе представить будущую жизнь цирков-шапито без серьезного творческого руководства.

Уже много лет институт Гипротеатр работает над проектом современного передвижного цирка, над модернизацией и облегчением конструкций, над механизацией монтажных и погрузочных операций. Большие надежды возлагаются на этот проект.

Верится, что недалеко и то время, когда десятки передвижных цирков станут украшением городов. Шапито видятся уже не скучно-серыми, а красочными, разноцветными. Яркие гирлянды огней создадут вокруг радостную атмосферу.

А тот шутник директор большого стационара был недалек от истины. Действительно, способность цирков-шапито к передвижению дает огромное преимущество и открывает перед ними большое будущее. Когда они обретут способность к быстрым переездам, то и жители небольших городов смогут увидеть настоящее искусство арены.

И поэтому деятельность цирков-шапито заслуживает уже сегодня самого пристального внимания.

К. АЛЕКСЕЕВ

оставить комментарий



#6 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 108 сообщений

Отправлено 20 Январь 2020 - 13:42

Народный артист РСФСР Леонид Маслюков

 

ПЕРВОЕ ЗНАКОМСТВО

 

21.jpg

ТАМАРА ПТИЦЫНА и ЛЕОНИД МАСЛЮКОВ, 1965 год

Впервые я увидел семью Маслюковых в 1931 году не арене Московского цирка шапито, работавшего в Центральном парке культуры и отдыха имени Горького. Тогда же мы познакомились и я узнал, что Маслюковы до этого выступали в цирке Средней Азии.

Их номер состоял из нескольких серий виртуозных акробатических прыжков братьев Александра, Леонида и Дмитрия, связанных легким комедийным сюжетом, который вел их отец Семен Иванович. Тогда же я узнал, что Семен Иванович был не только акробатом, но и талантливым комиком (псевдоним Сим), учеником и партнером знаменитого датского клоуна Вильяма Ольшанского.

Что поражало в номере, так это блистательное мастерство акробатических прыжков. Возможно, по сегодняшним меркам Маслюковы и уступали лучшим акробатам, особенно спортсменам — чемпионам СССР и мира. Хотя, впрочем, как сказать. Дмитрий демонстрировал, первый в советском цирке, рундат — флик-фляк — двойное сальто-мортале и выполнял эту серию прыжков в три стороны арены (профессионалы скажут в три угла). Леонид исполнял подряд (в темп) до пяти сальто-мортале-пируэтов, когда тело вращается а двух плоскостях, — трюк, который мне с тех пор видеть не приходилось.

Но дело заключалось не только в трудности, а и в какой-то особой легкости, раскованности, улыбчивости, с какой асе это исполнялось. Казалось, Маслюковы играют и шутят, что они сами увлечены своим поразительным мастерством и увлекают им публику. Сценического обаяния у братьев, особенно у Дмитрия, было море. Честно скажу, после него я встретил только одного циркового артиста, обладающего таким же молодым задором, легкостью, обаянием, — Олега Попова.

Позже я сошелся с братьями ближе и даже подружился с ними. Что же касается отца, то мы с ним преподавали в Училище циркового искусства и тогда я узнал о семье Маслюковых еще много интересного. Оказалось, что круг их познаний и интересов в искусстве был крайне широк. Например, все они хорошо играли на концертино, а Александр был просто виртуозом на этом инструменте. Позже они, не бросая акробатики, сделали музыкальный эксцентрический номер, имевший большой успех.

Не буду в этом очерке рассказывать о всех братьях, замечу только, что Дмитрий рано умер, не успев до конца раскрыть своего дарования, ему было тогда всего двадцать четыре года. Что касается Александра, то он перешел на эстраду, где вдвоем с партнером сделал комический музыкальный номер.

Леонид Маслюков овладел многими цирковыми жанрами. Он хорошо жонглировал — выбрасывал до семи колец, стоял на бегущей лошади и даже умудрялся делать на ее спине сальто-мортале, с охотой работал на перше, крутился на турнике, упражнялся на трапеции.

Конечно, для такой универсальности необходима природная одаренность, но не только это. Прежде всего нужны труд, упорство, одержимость. Каждый день отец поднимал своих сыновей в пять часов утра, чтобы до начала конной и общей репетиций пройти еще раз свой номер и подготовить новые трюки. Это бывало и трудно и утомительно, но другого пути не существовало. Но что важно, отец старался, чтобы репетиции до какой-то степени походили на игру, на веселое и увлекательное соревнование. Благодаря «тому снималось напряжение, работа шла легче, становилась даже приятной.

А на общих репетициях братья охотно вступали в номера своих товарищей. Александр нередко становился белым клоуном, Дмитрий играл роль рыжего, Леонид превращался то в гимнаста, то в эквилибриста, то в наездника. Так формировался универсализм циркового артиста, хотя акробатика всегда оставалась на первом место.

Случилось, что в 1937 году Леонид Маслюков соединился с замечательной акробаткой Тамарой Птицыной и перешел на эстраду. Вместе они сделали номер, который на профессиональном языке определяется, как акробатический вольтиж.

ТАМАРА ПТИЦЫНА И ЛЕОНИД МАСЛЮКОВ ТАМАРА ПТИЦЫНА и ЛЕОНИД МАСЛЮКОВ, 1965 год
 
Артистическая пара, здесь названная, можно с уверенностью сказать — целая эпоха в эстрадной да и в цирковой акробатике. Не случайно артисты были удостоены первой премии на Всесоюзном конкурсе эстрадного искусства.

Оба молодые, красивые, с прекрасными фигурами. Сравнение Птицыной со статуэткой раздавалось постоянно. Артистов отличало огромное обаяние, оно прямо переливалось через рампу в зрительный зал. А ведь это К. С. Станиславский говорил В. И. Качалову, что на склоне лет он пришел к выводу: самый драгоценный дар, который может достаться актеру,— это обаяние. Без него нечего делать на сцене.

Но обаяние — обаянием, но и трюки артисты исполняли сложнейшие и при этом поражала легкость, с которой Маслюков подбрасывал партнершу, чтобы поймать ее, приходящую руки в руки. И имелось в номере еще одно качество, мимо которого нельзя пройти: особое отношение, проявляемое к артистке, какая-то удивительная уважительность, галантность, восхищение — словом, то, что обычно передается в танце: трепет любования прекрасной дамой и одновременно страстный порыв кавалера. Все это Маслюков передавал средствами акробатического искусства. Да, настоящего большого искусства, потому что именно эта пара впервые продемонстрировала, до каких поэтических высот может подняться акробатика.

С началом Отечественной войны Л. С. Маслюков добровольцем вступил в ряды защитников Ленинграда. В 1942 году на фронте ему был вручен партийный билет. Орден Красной Звезды и пять боевых медалей отметили этот период его жизни.

Закончилась война и на центральных эстрадных площадках с новой силой заблистал номер Птицыной — Маслюкова, являясь как бы эталоном для всех артистов, работающих в этом нелегком жанре.

ЭСТРАДНАЯ МАСТЕРСКАЯ

Широкий размах развития эстрадного искусства в послевоенные годы, рост его популярности выдвинули целый комплекс творческих и организационных задач, ожидающих своего разрешения. И едва ли не центральная из них — повышение творческого уровня профессиональных эстрадных артистов: обновление их репертуара, выправление имеющихся недостатков, улучшение актерской техники, режиссерское решение номеров, их оформление, а иногда и создание целиком нового эстрадного номера.

Иными словами, возникла настоятельная необходимость иметь специальное учреждение экспериментального плана, призванное постоянно и планомерно готовить мастеров эстрадного искусства самых различных профилей. Таким учреждением стала Всероссийская творческая мастерская (студия) эстрадного искусства. Первым ее руководителем был Н. П. Смирнов-Сокольский, но уже через несколько месяцев его сменил Б. Я. Петкер. В 1961 году руководителем Мастерской был назначен Л. С. Маслюков. Сначала он продолжал и сам выступать на эстраде, но постепенно работа в Мастерской захватила его целиком.

Но возникает вопрос, почему именно Маслюков возглавил столь важный и новый участок эстрадной деятельности? Какие его качества сделали вполне закономерным такое ответственное назначение? На мой взгляд, прежде всего следует обратить внимание на высочайший артистический профессионализм Л. Маслюкова во многих эстрадно-цирковых жанрах. Только мастер высокого класса может воспитывать мастеров. Таким мастером, причем разносторонним, является Леонид Маслюков.

Другое качество Л. С. Маслюкова — несомненное режиссерское дарование. Уже много лет он выступает как режиссер-постановщик крупнейших эстрадных представлений на самых ответственных сценических площадках столицы, как Дворец съездов. Театр эстрады, Дворец спорта и т. д. Сегодня трудно даже бегло перечислить названия его постановок. Но важно и другое. Если а нашей эстрадной режиссуре уже давно четко разделились постановщики крупных представлений и постановщики отдельных эстрадных номеров, то у Маслюкова оба эти качества соединены. Он одинаково квалифицированно ставит массовые красочные представления и отдельные номере. Это, пожалуй, уникальное режиссерское качество. При этом ему присущи вкус, фантазия, чувство меры в большом и малом. Нет, не случайно выдающийся кинорежиссер С. Ф. Бондарчук предлагал ему на равных ставить фильм.

Наконец, можно отметить и организационные способности Леонида Маслюкова, его умение работать с людьми, привлечь их к любимому делу, заразить своей увлеченностью.

В разное время в Мастерской работали и продолжают работать в качестве режиссеров и педагогов многие признанные мастера эстрадного искусства. Это И. Яунзем, С. Каштелян, А. Алексеев, Г. Виноградов, А. Родель, М. Хрусталев, Т. Птицина, М. Харитонов, И. Осинцева и многие другие.

За почти двенадцатилетний срок руководство Л. С. Маслюкова эстрадная мастерская, находящаяся сейчас в ведении Росконцерта, безусловно проделала огромную полезную работу. Через нее Прошло более тысячи артистов эстрады. И многие выпущенные ею мастера украсили эстрадные концерты и немало способствовали омоложению всего эстрадного коллектива Российской Федерации. Среди выпускников можно назвать: акробатов В. и Б. Ворониных, пантомимистов О. и Н. Кирюшкиных, танцоров А. и Л. Гайдаровых, велофигуристов Е. и Л. Кратасюк, манипуляторов С. Кабибужину и С. Шукурова, конферансье С. Дктятева, певицу А. Стрельченко, мима А. Елизарова, универсальную артистку Л. Полищук, фокусника А. Василевского, эквилибристку А. Березовскую, гимнастку Л. Петрик, музыкальных эксцентриков В. и Е. Троян и еще многих.

Целым ряд выпускников мастерской получили огромную популярность, стали лауреатами международных и всесоюзных конкурсов, премии имени Ленинского Комсомола.

Конечно, не обошлось и без издержек, даже прямых просчетов, но какое учебное заведение обходится без них?! Тем более, что многие недостатки шли от условий работы мастерской в закулисье Зеленого театра на ВДНХ, но отвечавшем элементарным условиям, какими должно располагать творческое, практически принципиально новое учебно-производственное заведение.

Но сейчас эти условия в корне меняются. В результате усилий Росконцерта мастерская получает отличное помещение культурного центра Олимпиады-80, что дает ей совершенно новые возможности.

Все это пишется в статье о народном артисте РСФСР Леониде Маслюкове потому, что он значительную часть своей творческой жизни уделил труднейшему и почетному делу -— делу воспитания мастеров советской эстрады.

И сейчас Леонид Маслюков трудится с полной отдачей сил, с какой-то ему одному присущей неуемной страстностью, с заинтересованностью истинного мастера в результате своего труда.

Сегодня на различных совещаниях то и дело раздаются призывы к крупнейшим деятелям эстрадного искусства передать свой опыт молодым, важность для мастера воспитать нового мастера.

Пример Л. С. Маслюкова наглядное подтверждение, каким полезным для будущего нашей эстрады может быть благородная деятельность такого рода.

Ю. ДМИТРИЕВ



#7 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 108 сообщений

Отправлено 20 Январь 2020 - 18:00

Жонглер Сергей Игнатов

 

Теперь я знаю, что была несправедлива, но жонглеры мне не нравились — я не видела привлекательного смысла в их работе с шариками, кольцами, и булавами.

057.jpg

Я понимала, что их искусство заслуживает уважения, что за ним длительный, упорный труд, что оно демонстрирует виртуозную технику рук, глазомер, точность, быстроту физических и психических реакций. Может быть, мне просто не везло, но то, что видела, повторялось от номера к номеру, от исполнителя к исполнителю.

И вот мне предложили написать о жонглере Сергее Игнатове.

— Ты не отказывайся сразу, — сказала мне знакомая цирковая артистка. — Мы с ним работали за рубежом, и ты не представляешь, как его принимали! Аплодисменты, крики продолжались до тех пор, пока он не повторял свой номер полностью...

Действительно, после такого сообщения сразу не откажешься — стало очень любопытно. Я позвонила Игнатову, и ом любезно предложил по дороге в цирк заехать за мной. У меня были друзья из Ленинграде, истинные ленинградцы, любители и знатоки театра, искусства. Завязался общий разговор. Обаятельная коммуникабельность Сергея, его искренность, непосредственность в общении тут же расположили к нему всех. Разговор зашел о живописи, и Сергей стал интересно рассказывать об итальянских художниках. Во время своих гастролей по Италии он, где только мог, посещал музеи, галереи, выставки, покупал альбомы репродукций. Естественно, спросили и об итальянской опере. Игнатов был в «Ла Скала», рассказал о его музее и вспомнил, что среди экспонатов музея есть слепок с руки Листа.

— Совершенно необыкновенная вытянутая кисть, — говорил Сергей и машинально показал на своей руке. И тут я обратила внимание на его руку и увидела, что она тоже совершенно необыкновенная. Такая же вытянутая длинная кисть, чуткие, легкие, очень живые даже я неподвижности пальцы. Это была рука виртуозного пианиста, скрипача. И во всем облике артиста было что-то от большого музыканта, что-то шопеновское, внутренняя музыкальность, душевная чуткость, изящество. Если бы я не знала профессию Игнатова, то, очевидно, решила бы, что он пианист или скрипач. Но я знала его профессию и, еще лучше приглядевшись к его рукам, заметила, что а ладонях его ощущается сила и крепость. Такие ладони бывают у фехтовальщиков. А за внешней, легкой непринужденностью Сергея угадывалась собранность и точность, постоянная тугая, стальная пружинка его существа.

Мы приехали в цирк, и я на пошла смотреть представление, а с разрешения Игнатова стала ходить за ним. Он разогревался перед выступлением, начал с гимнастики, потом перешел к своим мячам, булавам, кольцам, очень традиционным в жонглировании предметам. В его руках появлялись то мячи, то булавы, то кольца, а я все не могла отвести глаз от его рук, которые вдруг зажили какой-то своей особой жизнью, в движениях, завораживающих своей точностью, чуткостью, быстротой, ритмом. Все интереснее было увидеть артиста на манеже, увидеть весь его номер целиком. И вот этот момент наступил.

Бывает, что манеж меняет человека. Выходя на него, он что-то теряет или приобретает. Игнатов остается самим собой. Его костюм не походит на цирковой — ни яркости, ни блеска, но ом и не прозаичный. В нем есть стиль: черные строгие брюки и белая рубашка-апаш, открывающая грудь. Это очень романтично. В подобной одежде легко представить аристократов девятнадцатого века в дуэли на шпагах. Такой костюм красиво подчеркивает мужественную грацию, физическое и душевное изящество, присущие Игнатову. Эти его человеческие качества увлекательно раскрываются в его номере, в его работе с такими обычными мячами, булавами, кольцами. Каждая комбинация жонглирования у него — это не только блистательная техника и рекордное число предметов, но каждая комбинация имеет и свою «душу», свой эмоциональный настрой, ритмическую музыку, заложенную в иве мысль. Магия и волшебство его номера, его необычность, сила впечатления — все от того, что техника здесь не цель, а только средство.

Он начинает жонглировать буквально «с ходу», с появления на манеже. В бешеной пляске завертелись перед ним пять булав, их движение по сложному рисунку стремительно и напряженно. В каждой чувствуется сопротивление рукам жонглера. Вот-вот мгновение, и они вырвутся из его власти, разлетятся в стороны. Как легко, грациозно движутся руки, они словно сами по себе, разве им удержать булавы?! Потом начинаешь во всем ощущать внутреннюю легкую, упругую силу, исходящую от жонглера, удерживающую все в стремительном равновесии, гармонии. Кажется, так может продолжаться вечно, но еще секунда — и в таком же стремительном темпе жонглер укладывает булавы друг за другом на манеж. Гармония разрушена. И тут же опять возрождается, но уже с мячами.

Их семь. Семь мячей движутся в воздухе по своим пересекающимся орбитам. Они будто атомы в гигантской молекуле — точность, быстрота, целостность и закономерность движения. Словно «живой» закон физики, только что созданный человеком, удерживает их всех в этой гигантской молекуле. И здесь не только блестящая техника. Руки артиста словно «играют» на мячах, они вкладывают в них музыкальный ритм, передают им свое изящество, легкость, силу и грацию, переполняющие артиста. И, наконец, кольца. Девять колец я воздуха летят по вытянутому высоко кверху эллипсу почти вплотную, а очень точных, равных промежутках между ними, а очень точном и быстром движении. Это, как маленькая вселенная, подчиненная вот этому так легко и непринужденно управляющему ею человеку, созданная его прекрасными и чуткими руками. Какая во всем этом точность, ясность, гармония, притягательность. Математик, ожививший свою формулу! Следишь за кольцами и словно попадаешь в их орбиту, движение завораживает, не отпускает. Но вот все кольца в одной руке, и мы словно вернулись к себе. И опять запускает Сергей свою «вселенную» и опять уводит нас от самих себя за собой.

Потом, когда мы говорили с Игнатовым о его номере, он уверял меня, что к жонглированию у него никакого таланта нет и не было.

—    Просто я заставил себя, очень разозлился и заставил, — объяснял он мне, — потому что ничего другого мне не оставалось...

В цирковое училище будущий жонглер поступил на отделение акробатики. Он вырос в семье цирковых артистов и о других профессиях никогда всерьез не думал. Казалось, сама судьба определила цирковое училище, а отделение акробатики было самым заманчивым. Но, почти в начале занятий, разучивая одну из сложных комбинаций, Сергей, как выражаются в спорте, «пришел на голову». Он повредил себе шейный позвонок, и заниматься акробатикой ему запретили. Вот тогда он и перешел в класс известной артистки Виолетты Кисс, преподававшей жонглирование.

—    Я жонглировал хуже всех, — вспоминал Сергей, — даже акробаты в училище жонглировали лучше меня.

Он работал целыми днями, предметы вырывались и падали, и так бесконечно. Иногда казалось, что они живые, что обрели какую-то волшебную силу над ним и издеваются, смеются. Это рождало гнев, раздражение. Но в таком состоянии работать было уже невозможно, и прежде всего нужно было справляться с гневом, с раздражением, вырабатывать в себе необходимое для работы состояние. И опять целыми часами — шарики, мячики, кольца, булавы, и все время борьба с ними и с собой. Иногда вдруг они становились послушными и сразу появлялось чувство радости, удовлетворения. И будущий жонглер уловил эту связь между предметами и своим состоянием, настроением. Они внутренне уже были связаны и, кажется, навсегда.

На каникулы Сережа Игнатов уезжал к деду. Дед работал конюхом я цирке. С внуком был строг, оставлял его ночевать в цирке, на сене с лошадьми. В шесть утра дед приходил поднимал его, и Сергей начинал жонглировать. Помогал деду ухаживать за лошадьми и опять жонглировал. Начинались занятия в училище, и к шести утра студент Игнатов приходил в училище и опять жонглировал.

—    Не помню, чтобы у меня тогда оставалось время еще на что-то, — рассказывал он, — а если и оставалось, то уж не было никаких сил.

С искренней признательностью вспоминает артист о своем педагоге Виолетте Николаевне Кисс. Подолгу занимаясь в училище, он все же использовал любую возможность, чтобы посмотреть работу профессионалов. Отличная техника некоторых из них, так восхищавшая вначале юного Игнатова, постепенно настораживала его и иногда не удовлетворяла. К тому времени он уже начал понимать, что а жонглирование предметами можно вложить и содержание, например попытаться передать свое настроение. Иногда ему это удавалось.

И вот началась самостоятельная работа.

Первая зарубежная поездка была в ГДР. Выступления начались в Карл-Маркс-штадте в день рождения Сергея, и это было знаменательно еще и-потому, что именно в этом городе он появился на свет — тогда его родители были здесь в командировке. Об этом написали городские газеты, артиста приветствовали как земляка.

Начало обещало успех, зрители его хорошо принимали, аплодисменты доставляли радость. Однако росло и чувство ответственности за себя, за свой номер, хотелось сделать его лучше, достичь большего. Он начал увеличивать количество предметов. Сейчас Игнатов работает с девятью кольцами, хотя пробует уже и с одиннадцатью. А добавление каждого нового кольца — это годы работы.

Я слушаю Сергея и наконец решаюсь заговорить о том, что мне не понравилось в его номере, показалось досадной помехой. В самый кульминационный, завораживающий момент случалось, что предметы вдруг вырывались из рук жонглера и падали. Если бы я смотрела его выступление одна, то посчитала бы это просто «срывами», но рядом со мной сидела Марина — очаровательная жена Игнатова, тоже артистка цирка, и она мне объяснила:

— Нет, нет, это специально, ну так полагается, чтобы подчеркнуть трудность, сложность и иметь возможность опять повторить все сначала...

Мне подумалось: как это нелепо! Уж никак такой прием ив вяжется с виртуозной, одухотворенной работой артиста.

И вот я говорю об этом Сергею и привожу несколько аналогий из других видов искусства. Блистательный танцовщик Большого театра проходит по кругу сцены в великолепных прыжках, но на последнем заплетается ногами и падает... специально, чтобы подчеркнуть всю трудность и сложность. Это рассмешило Сергея. Его работу действительно можно сравнить с высоким искусством, и не ее фоне некоторые принятые в цирке приемы «обыгрывания» выглядят уже слишком примитивными.

Летом Сергей был в вынужденном бездействии, пожалуй, первый раз в жизни. Врачи временно запретили ему жонглировать. Как-то мы с ним встретились, и естественно, разговор зашел о его номере. И опять я не могла на отметить что-то шопеновское, грациозное в его облике. Я поинтересовалась, любит ли он музыку Шопена. Оказалось: очень! Так возникла идея попробовать работать на шопеновскую музыку, подобрать что-то из его этюдов, фантазий, ноктюрнов. Их романтическая приподнятость, изящество, легкая стремительность, удивительная красота могут придать выступлению особую романтическую атмосферу.

Статью я пишу летом. Скоро Игнатов приступит к репетициям и попробует работать на музыку Шопена. Мне бы так хотелось, чтобы у него получилось. И, может быть, именно музыка Шопена подскажет ему еще что-то более новое и необычное...

ГАЛИНА МАРЧЕНКО



#8 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 108 сообщений

Отправлено 21 Январь 2020 - 10:23

Необыкновенные гуси

 

(невыдуманная история)

 

В один из выходных дней мы решили дат» шефское представление в колхозе. Нам так расписали красоту этих мест, что мы собрались выехать, как говорится, с утра пораньше.
 

Уголок действительно оказался райским: с одной стороны село окружал лес, с другой, насколько мог видеть глаз, желтели колхозные поля. И день выдался великолепный.

Все разбрелись. Кто-то отправился в лес, кому-то захотелось порыбачить. Я и мой друг клоун Жорж Энгель решили искупаться. Мы шли вдоль Днепра в поисках удобного местечка и вскоре нашли такое.

Неподалеку какой-то мальчик лет десяти пас гусей. У нас между тем завязался разговор о цирке. Мальчик подошел поближе. прислушался и наконец спросил:

—    Дяденьки, вы из цирка?
—    Да, — ответили мы.

—    А хотите, я покажу вам мой цирк? — неожиданно предложил он. Мы удивленно посмотрели иа него: что может показать мам этот малец? Но согласились.

Мальчик не спеша поднялся на бугорок и крикнул:

—    Гуси, ко мне!

И представьте, гуси послушно побежали к нему. Мы с Энгелем переглянулись.

Мальчик скомандовал:

—    Гуси, в одну шеренгу стройся!

Гуси быстро и без суеты построились в одну шеренгу. Мальчик поглядел на нас с улыбкой, а мы уже не скрывали своего восторга.

Тут последовала еще одна команда:

—    На-пра-во!

И гуси снова выполнили приказ. А команда следовала за командой:

—    На-ле-во! Кругом! В две шеренги становись! Ша-гом марш!

Гуси, переваливаясь с боку на бок, замаршировали. А мальчик, как полководец, стоял на пригорке. Последняя его команда была:

—    Гуси, в воду бе-егом!

И гуси немедленно бросились в воду.

Мы смотрели на маленького дрессировщика с разинутыми ртами. Первым пришел в себя Энгель.

—    Это твои гуси? — спросил он.
—    Нет, дяди Тараса, я их только пасу.
—    А где живет этот дядя Тарас?

Мальчик объяснил. Энгель немного подумал, потом сказал мне:

—    Я куплю этих гусей, и представляешь, какой фурор произведу в цирке. Номер будет называться «Парад гусей»!

У него сразу же возник замысел будущего сценария, он увлеченно стал его рассказывать:

—    Я сделаю им гусарские нагрудники, на лапах — шпоры, на головах — легкие кивера. А сам, тоже в гусарском мундире, буду ими командовать. Каково? Уверен, что номер будет иметь громадный успех!

Признаться, я даже немного позавидовал другу. Затем Энгель сорвался с места и побежал в село.

На этом, пожалуй, можно закончить рассказ. Увы, номер, так великолепно придуманный Жоржем Энгелем, не получился. И главнее причина оказалась в том, что упрямый дядя Тарас и слушать не захотел о том, чтобы расстаться со своими любимыми гусями.

Я. ШЕХТМАН
 



#9 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 108 сообщений

Отправлено 21 Январь 2020 - 11:09

Герман Банг «Четыре дьявола»

 

Цирк в литературе

Шестьдесят лет назад просто невозможно было представить себе цирковую афишу без рекламы «Четырех чертей». Известный гимнаст Ф. Конев рассказывает к своих мемуарах:

«Полвека, как под куполом цирка возникла эта мода на чертовщину... Началось все с оборотистого предпринимателя Девинье: он-то и окрестил с цепью привлечения публики участников воздушного полета, в котором я выступал, выходцами из преисподней. И вскоре почти в каждом городе можно было видеть афиши с «чертями». «Черти» плодились как грибы...»

Чем же объясняется это внезапное пристрастие к мистике?

Фантазию содержатели цирка питал только что вышедший на экраны фильм «Четыре дьявола», снятый по нашумевшей повести датского писателя Германа Банга (10-томное собрание его сочинений начало выходить в Москве в 1910 году).

Современник Мопассана и Чехова, Банг избрал темой жизнь людей арены, не лишенную зачастую и риска и опасностей. И поэтому, наверное, в этих произведениях так много безысходных, пессимистических интонаций. Об этом свидетельствуют и названия книг: «Безнадежно погибающие», «Лишенные родины», — книг о вырождении и горькой судьбе целых поколений, об утраченных надеждах. И смерть, неотступно нас сторожащая, и любовь, поражающая человека как болезнь, толкающая его на преступления и гибель, кажутся писателю жестокими и слепыми стихиями. Жизнь но имеет для него ни смысла, ни оправдания.

С этих позиций написано и наиболее известное у нас произведение Германа Банга «Четыре дьявола» (око выходило у нас в свет несколько раз, иногда под названием «Четыре черта»).

Герои повести — труппа воздушных гимнастов: два брата и две сестры. Основа сюжета — роковая любовь: одни из братьев полюбил светскую женщину, и это его погубило.

Просто и безыскусственно рассказано о безотрадном детства героев, об их жизни, полной неустанного труде. Недаром автор, описывая их полеты с трапеции на трапецию, выполняемые легко, словно играючи, все время говорит о работе: «Они начали работать», «они продолжали работать», «они отработали». Рискованные кунштюки описаны, однако, пером не знатока профессии воздушного гимнаста, а художника-эстета.

«И вдруг с круглого потолка, под которым Луиза и Адольф, не останавливаясь, вертелись на своих трапециях, посыпался сверкающий золотой дождь и стал тихо опускаться через белые струи электрического света. Одну минуту казалось, будто «дьяволы» плывут в лучистом золотом тумане. Медленно опускающаяся пыль покрывала наготу их тел тысячами сверкающих блесток».

Но трагическое рядом... Эме, одна из гимнасток, любит своего партнера Фрица, и тот отвечает ей взаимностью. Но вдруг в нем вспыхивает неодолимая страсть к знатной даме из ложи, он становится ее любовником. Эме, терзаемая ревностью, выслеживает Фрица и убеждается в его неверности. Жить ей больше не хочется, но пусть умрет и ее бывший возлюбленный!

И они гибнут оба, во время бенефиса, когда воздушный полет, чтобы привлечь падкую до острых ощущений публику, шел без сетки. Эме заранее подготовила катастрофу, ослабив крепление трапеции. И, когда Фриц разбился, бросается вниз сама...

Кто виноват? — спрашивает автор, и отвечает: — Никто! Ведь человек — лишь игрушка своих страстей...

На арене происходит действие и другой новеллы Германа Банта «Братья Веди ни». Антрепренер провинциального цирка покупает у нищего отца его восьмилетнего сына, чтобы заменить мальчика-акробата, сломавшего себе спинной хребет. Начинается мучительная учеба; страх перед наказанием вырабатывает сноровку, нужную для профессии. Повзрослев, Клаус становится жокеем. Судьбе сталкивает его с канатной плясуньей Алидой, и на короткое время он покоряет ее своей страстью, «от которой рождалось столько же ласк, сколько побоев». Эта необузданность чувств стала причиной их скорого разрыва. Выбитый из колеи, Клаус теряет былую уверенность движений, падает с лошади. Карьера жокея заканчивается. Но укротитель Батти предлагает артисту выступать вместе1 После трех недель репетиций анонсирован номер: «Братья Бедини, укротители львов». Дебют проходит благополучно, но у бывшего наездника не лежит душа к новому амплуа, его томят дурные предчувствия.

Они сбываются: на одном представлении Бетти поскользнулся, упал, и львы тотчас же набросились на него. Клаус больше не хочет выступать со зверями, растерзавшими его друга, и в отместку подбрасывает им отравленное мясо. А что будет теперь с ним? Он уже немолод, хром, силы не те... Его удел — жалкий клоун-кривляка.

И эта новелла, как и повесть «Четыре дьявола», минорна: жестокость людей, жестокость зверей... Единственное светлое пятно — дружба двух цирковых артистов, но даже и она бессильна перед роком.

Между прочим, в истории цирка есть и Батти и Бедини — имена эти невымышленные.

В третьей новелле, «Шарло Дюпона, описан жизненный путь вундеркинда. По воле жадного отца ребенок становится добычей столь же алчного антрепренера, который создает легенду о «маленьком чудо-скрипаче». Но первый дебют оказался неудачным, за что бедного Шарло жестоко выпороли... Его муштруют, заставляют до одурения играть одни к те же вещи, и мало-помалу делают из малыша виртуоза, ведь способности у него действительно есть. Он объездил всю Европу, но львиную долю гонораров забирал импресарио, а остальное — отец Шарло, любитель покутить. Когда мальчику исполнилось семь лет, его выдавали за шестилетнего, а десять — за восьмилетнего. Долговязый парень все еще носил детские костюмчики, коротенькие штанишки. «Глаза его сделались поразительно тупыми, ко всему он относился равнодушно».

Но вот он вырос настолько, что выступать в роли «юного дарования» оказалось невозможно. А просто скрипачом? Но таких — сотни. Кому нужен бывший вундеркинд?

Хотя на сей раз трагическом развязки нет — судьба героя печальна: безжалостный уклад буржуазного общества, закон чистогана сломал молодую жизнь, сгубил талант. «Теперь Шарло — уже двадцать лет...» — так кончается новелла. Пусть читатели семи представят себе, что с ним будет дальше.

И этот сюжет подсказан автору жизнью, подобное случалось не раз: вспомним хотя бы судьбу Володи Зубрицкого, юного математике, которого рекламировали как «чудо-ребенка» (о нем рассказывалось в нашем журнале).

Таковы новеллы Германа Банга, посвященные артистам цирка и эстрады. В них сквозит дух безнадежности, отчаяния, покорности року. Они воссоздают атмосферу, порожденную социальными контрастами, столь характерными для буржуазного искусства.

В. ДМИТРИЕВ, Р. СЛАВСКИЙ



#10 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 108 сообщений

Отправлено 21 Январь 2020 - 11:29

Эстонский борец Ян Яго. Неизвестная записка А.И. Куприна

 

Куприн, горячо любивший цирк, увлекался и цирковой борьбой. Особенно часто в 1911—1913-е годы он посещал цирк «Модерн». Здесь проходили тогда чемпионаты борьбы под руководством знаменитого арбитра, «несравненного» дяди Вани — Ивана Владимировича Лебедева. Писатель входил в состав жюри чемпионата как компетентное лицо.

 

В архиве Лебедева сохранилась адресованная ему записка Куприна: «Милый Иван Владимирович! Г. Ян Яго был у меня, и все оказалось сплошным недоразумением. Благодарю Вас за то, что Вы помогли мне его распутать. Ваш А. Куприн.

Прелестный мальчишка и, кажется, в будущем первоклассный борец. А. К.» Гатчина. 13.111. 13.

В неопубликованных воспоминаниях дяди Вани рассказывается история этой записки — главным действующим лицом ее был эстонский борец Ян Яго.

...Первое знакомство Лебедева с Яго, как сообщал сам дядя Ваня, произошло летом 1909 года, когда с ним должны были работать знаменитые эстонские борцы Лурих и Аберг с частью своей труппы.

«Среди луриховских борцов вижу, ходит в голубом трико румяный юноша. Фигура средняя. Ставлю его на борьбу с каким-то семипудовым немцем. Перед борьбой подхожу к юноше и начинаю с ним говорить. Мотает головой: дескать, не понимаю по-русски... Началась борьба. Дошло до схватки юноши в голубом. Что же? Брякает семипудового немца на обе лопатки. На следующий день — та же самая история. А на этот раз противник был уже пудов на восемь.

Затем, месяца через два, как пустил он на лопатки меня (правда, стушировав только), а в Москве — Карла Корнацкого, боровшегося под черной маской, я и совсем уверовал а будущность Яна Яго. После этого он работал в целом ряде моих чемпионатов и уже постоянно шел на призовые места.

Не забуду случая, который произошел в петербургском цирке «Модерн» у него ни С кем другим, как с А. Куприным. Произошло это так. По окончании борьбы встретились в коридоре цирка Куприн и Яго. Куприн (нечаянно) толкнул Яго, а тот, не долго думая, схватил его на «обратный пояс» и стукнул о пол (хорошо, что еще не изо всех сил). Куприн-то не особенно обиделся, а несколько журналистов, бывших при этом, подняли шум:

—    У тебя, дядя Ваня, борцы избивают народ. Да и кого! Самого Куприна!
—    Ну, — говорю я Яго, — поезжай завтра в Гатчину к Куприну (он жил в Гатчине на своей даче) — извиняйся.

Поехал Яго в Гатчину и привозит мне от Куприна письмо: «Дорогой Иван Владимирович! Был у меня Яго... Все объяснилось... Очень милый мальчик... В будущем первоклассный борец...»

Впоследствии Ян Яго стал восьмикратным чемпионом мира по классической борьбе, но впервые получил это звание в 1913 году в Петербурге от журнала «Геркулес», редактором которого был И. Лебедев.

Умер Ян Яго в 1949 году и похоронен в Таллине на Лесном кладбище.

Куприн оказался прозорливым, предугадав в Яне Яго первоклассного борца.

А. ЛЕБЕДЕВА






Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных

  Яндекс цитирования