Перейти к содержимому

Фотодром Шираслана. Новое
подробнее
ВИДЕО. Московские театры во время ВОВ
подробнее
Животные в цирке- наша жизнь, наша самая большая любовь.
подробнее

Фотография

Журнал Советская эстрада и цирк. Январь 1983 г.

Советский цирк. Январь 1983 г Советская эстрада и цирк.

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 7

#1 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 396 сообщений

Отправлено 07 Май 2020 - 18:39

Журнал Советская эстрада и цирк. Январь 1983 г.

 

 

 

 

В честь юбилея образования СССР

Наши цирки показали праздничные программы, посвященные 60-летию образования СССР. Одним из первых такое представление подготовил Сочинский цирк. Называлось оно «Дерево дружбы». (Авторы сценария — Е. Карпманский, Ю. Цейтлин. Постановщик — Е. Карпманский.)
 

Как известно, в Сочи есть такое Дерево дружбы. Осенью на нем можно увидеть самые различные цитрусовые плоды. Это небывалое дерево создано руками человека, вернее, руками многих людей, приезжавших сюда из разных союзных республик и даже из разных стран.

Итак, Дерево дружбы. Оно возникает над манежем. Ведущие — Тамара Кучинская и Игорь Негрей рассказывают о нем. И тут Т. Кучинская предлагает партнеру взрастить в цирке свое Дерево дружбы, где плодами станут номера артистов, съехавшихся в замечательный город-курорт из всех уголков страны.

Такой пролог как бы нанизывал номера на единый сюжетный стержень, помогая успеху воздушных гимнастов Светланы и Эдуарда Резниковых, силового жонглера Вячеслава Анохина, эквилибристов на першах под руководством Николая Лычкатого, дрессировщика Валерия Кузьмина, эквилибристки Зульфии Гаджикурбановой. Дрессировщица собачек Елизавета Золотова бывала в Сочи и раньше, но ее смышленые питомцы и на этот раз очень понравились публике. А для юной дебютантки Марины Байдиной выступление на этом замечательном манеже — почти что экзамен на аттестат зрелости. И, надо сказать, она выдержала его вполне успешно.

Под куполом на канате — заслуженные артисты Дагестана сестры Гаджикурбановы и Александр Медников. Их номер — достойный финал первой части спектакля.

В этом представлении тема дружбы народов тесно сплеталась с рассказом о прекрасном городе-курорте, о его чудесном цирке-дворце. И когда перед антрактом публике предлагали отдохнуть пятнадцать минут и осмотреть замечательное здание, создатели которого за свой проект были удостоены Государственной премии СССР, зрители уже по иному разглядывали интерьеры, с особым интересом ходили по саду: он расположился прямо на крыше... конюшен и других подсобных помещений.

Здесь мне следовало бы вновь перейти к разбору программы и закончить его на самой высокой ноте. Следовало бы, если б не разговор, услышанный мною в антракте.

—    Ну как тебе программа?
—    Мне — очень. А тебе?
—    Да тоже нравится. И силовой жонглер. И собачки. А какие клоуны!.. Но почему-то нет ни армянских, ни грузинских, ни таджикских артистов. Или показали бы туркменских джигитов... Ведь написано: посвящается 60-летию образования СССР.
—    Может быть дальше будут?
—    Нет, по программке не значатся.
Замечание зрителя было справедливо: в программе не доставало артистов из ряда республик. Но ведь не объяснишь каждому, что сценарий был написан, заявка на номера подана в Союзгосцирк, вроде бы все утверждено, но вот состав труппы все менялся и менялся. А в результате пришлось строить представление на базе совсем иных номеров, чем предполагалось вначале. Пусть и хороших, но иных...

И если в целом представление нравилось, то в этом — заслуга дирекции и режиссуры цирка и, конечно, артистов, работавших с полной творческой отдачей.

Тут самое время вернуться ко второму отделению, которое стало своеобразным соревнованием в области гимнастики и акробатики. Открывалось оно выступлением гимнастов на воздушном турнике. Руководитель — Евгений Ескин. Номер этот, несомненно, заслуживает отдельного разговора на страницах журнала. Но и в краткой рецензии нельзя не отвести ему особое место, сказав, что сложнейшие трюки артисты исполняют красиво и четко, легко и весело, даже с юмором, что достигалось традиционным, казалось бы, вводом комика-гимнаста (Г. Колосов). Да к счастью, маска этого комика не традиционна. Он забавен в своей искренности и очень естествен в своих лихих забавах там, высоко под куполом...

Затем в соревнование включались блистательные клоуны, заслуженные артисты РСФСР Валерий Серебряков и Станислав Щукин. Их «акробатический сериал» и ранее сопровождался взрывами смеха в зале. Казалось, что можно в этой репризе убавить или прибавить? Но вот найдено новое музыкальное решение, и сразу по-новому высветились характеры этих «горе-акробатов». И зрители, смеясь до слез, наскоро вытирали глаза, чтобы не пропустить ни единого жеста этих волшебников смеха.

И в конце акробатического турнира — аттракцион под руководством заслуженного артиста РСФСР Венедикта Белякова. Расписные качели, ловкие ученые медведи, почти наравне с людьми участвующие в большой работе и в большом гулянье. Особый русский колорит всего действа... Так широко и раздольно завершалась праздничная программа.

Г. АГАПОВА

 



#2 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 396 сообщений

Отправлено 09 Май 2020 - 18:28

Виктор Шемшур о работе Совета творческой молодежи Союзгосцирка

Руководителя номера «Акробаты-вольтижеры» заслуженного артиста РСФСР, лауреата премии Ленинского комсомола Виктора Шемшура нет нужды представлять нашим читателям.


Имя его хорошо известно. Много времени артист уделяет общественной работе. Возглавляемый им Совет творческой молодежи (сокращенно СТМ) привлекает все более пристальное внимание специалистов цирка. Наш корреспондент встретился с Виктором Шемшуром и попросил его рассказать о работе Совета творческой молодежи.

Совет творческой молодежи существует уже несколько лет. Раньше он носил название «творческого поста». Имена членов Совета хорошо знакомы любителям цирка. Это и главный режиссер Тульского цирка А. Калмыков, руководитель аттракциона «Масленица» А. Бондарев, руководитель номера «Акробаты с подкидными досками» В. Довейко, руководитель «Икарийских игр» А. Кузяков, клоун Ю. Куклачев, турнист Н. Леонтьев, воздушные гимнасты братья Ю. и В. Пантелеенко, эквилибрист Я. Польди, дрессировщица Т. Филатова и другие. Почти Все они удостоены звания заслуженных артистов республики, многие имеют дипломы режиссеров, являются лауреатами премии Ленинского комсомола. Так что, как видите, силы в Совете собраны значительные.

Два раза в месяц члены СТМ собираются в Москве, обсуждают положение дел в программах и коллективах, где работают молодые исполнители, нуждающиеся в поддержке, рекомендуют включать в постановочный план интересные сценарии, вносят перспективные предложения по улучшению творческой, хозяйственной и организационной работы. Разговор идет серьезный, ведь проблем у нас много. Одна из основных — завоевание авторитета у молодых артистов. Ведь от тесного контакта с ними зависит вся наша работа и становится реальной цель СТМ — высокий идейно-художественный уровень цирковых представлений во всех, без исключения цирках страны.

Уже сейчас мы можем привести многочисленные примеры успешного содействия Совета молодым исполнителям. Вот, например, Ю. Свирелин написал артистке Л. Константиновской сценарий акробатического номера «Качели». В нем по замыслу автора художественно-акробатическая группа из четырех артисток (Л. Константиновская — руководитель) должна демонстрировать трюковые комбинации не на традиционном пьедестале, а на качелях! Резко повышалась сложность и зрелищность работы, усиливалась динамика. Но случилось так, что заявку долго не принимали, и тогда артистка обратилась за помощью в Совет творческой молодежи. Сценарий прочитали на одном из заседаний, обсудили, члены Совета выяснили творческий потенциал группы, после чего рекомендовали номер к постановке. Решение его передали в художественный отдел. Вскоре «Качели» получили путевку в жизнь.

Приведу еще пример. В прошлогодней юбилейной программе цирка на Цветном бульваре зрители увидели работу интересного соло-жонглера Г. Поповича. А заслуга в том, что молодой артист появился на столичном манеже, в значительной степени принадлежит Совету творческой молодежи. Член его Сергей Игнатов, увидев в одном из периферийных цирков выступление своего коллеги, обратился в Московский цирк с просьбой пригласить Поповича в программу. Так он попал в Москву, что, на мой взгляд, положительно скажется на его дальнейшей работе. Ведь выступление в сильной, да к тому же в столичной программе мобилизует, заставляет серьезно относиться к своему творчеству.

Работа на местах, в цирках страны, помощь восемнадцати-, девятнадцатилетним артистам — одна из главнейших задач Совета. Поддержать их в нужную минуту, помочь найти пути дальнейшего совершенствования мастерства, не дать угаснуть едва разгоревшейся искре — вот долг каждого артиста и режиссера, входящего в нашу общественную организацию. Иной артист нуждается в профессиональном режиссере, балетмейстере, композиторе. Это подмечает опытный глаз члена Совета, и он обращается к руководству Союзгосцирка, в художественный отдел с просьбой прислать того или иного специалиста. Порой члены «творческих постов» в цирках видят, что номер нуждается в новом оформлении, реквизите, костюмах и списывается с Дирекцией по подготовке новых цирковых программ с целью ускорить помощь молодому исполнителю. Казалось бы, мелочи, хозяйственные хлопоты, зачем о них писать? Однако отсутствие этих «мелочей» и их сложное «пробивание» отрицательно действуют на качество номера и тем самым снижают эффект его зрительского восприятия.

Выдвижение на соискание премии Ленинского комсомола — также наша забота. Совместно с комитетом комсомола ВЛКСМ Союзгосцирка СТМ рассматривает кандидатуры кандидатов на почетное звание лауреатов и дает свою оценку их работе. За последнее время лауреатами премии Ленинского комсомола стали С. Игнатов, Я. Польди, Ю. Куклачев, С. Бегбуди — талантливые, ищущие артисты, к тому же активно занимающиеся общественной работой.

Как вы, вероятно, заметили, сегодня премии Ленинского комсомола получают в основном тридцати-, тридцатипятилетние, Еще одна задача СТМ — помочь талантливой молодежи быстрее найти себя и наряду с опытными артистами выдвигать ее для представления к соответствующим наградам комсомола.

К сожалению, члены Совета знакомятся с положением дел только в тех программах, в которых работают. В цирке около двух тысяч артистов комсомольского возраста, нуждающихся в нашем внимании. Как вы понимаете, работу многих из них мы просто не в состоянии увидеть. И здесь мне хотелось бы обратиться к комитетам комсомола цирков с просьбой более активно участвовать в работе Совета. Мы всегда рады получать письма с вестями о способных, но нуждающихся в помощи ребятах. Надо постоянно помнить, что от сегодняшней молодежи зависит завтрашний день советского циркового искусства. Если вниманием будут охвачены все молодые артисты «конвейера», то и результаты не замедлят сказаться. По крайней мере, исчезнут серые безликие номера, наводящие тоску на зрителей. Снизится текучесть кадров, вызванная долгим продвижением творческих заявок, сложностями с изготовлением реквизита и костюмов, прочими неурядицами. При условии, конечно, если соответствующие службы пойдут нам навстречу.

Не могу не сказать об организационных трудностях. Дело в том, что у Совета творческой молодежи до сих пор нет своего секретаря, который бы, постоянно находясь в Москве, координировал действие Совета, вел документацию и учет. Его отсутствие тормозит работу, создает бумажную неразбериху. Надеюсь, что партийный комитет Союзгосцирка, оказывающий Совету большую помощь, и на этот раз не обойдет нас вниманием.

СТМ постоянно совершенствует формы работы. Мы идем непроторенным путем. Нам не у кого учиться, так как организация наша весьма специфична и не похожа на советы других творческих коллективов. Потому так важно и непросто найти правильные пути решения.

Совет творческой молодежи только набирает силы. Многое уже сделано, но сколько еще предстоит! Сейчас намечено проведение совместного с ГУЦЭИ собрания, на котором пойдет речь о работе с молодежью циркового училища. Затем на одном из заседаний выступят со своими перспективными планами молодые режиссеры Союзгосцирка. Это определит дальнейшие пути работы Совета в обозримом будущем. А впереди новые горизонты!

В. ШЕМШУР



#3 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 396 сообщений

Отправлено 09 Май 2020 - 18:42

Воздушные гимнасты Карин Тятте и Автондил Перадзе

Иногда сценарий требует, чтобы артисты несколько сократили номер, отказались от того или иного трюка. Однако не все охотно идут навстречу замыслам постановщика. Но есть такие, которые охотно перестраивают композицию номера, вносят в него новое, учитывая тему спектакля. К таким исполнителям относятся воздушные гимнасты Карин Тятте и заслуженный артист Грузинской ССР Автондил Перадзе.

 

11.jpg

Они несколько лет выступали в новом Московском цирке, причем зрители не всегда улавливали, что столь различные по характеру номера демонстрируют одни и те же гимнасты.

Немного о них самих. Карин Тятте окончила в 1967 году ГУЦЭИ и начала выступать с номером «Гимнастка на трапеции». Но вскоре она получила тяжелую травму — перелом позвоночника. Врачи рекомендовали ей расстаться со своей профессией, но Тятте не хотела отступать. Два года лечения, упорных тренировок, и она смогла восстановить свой номер.

Не прост был путь в артисты Автондила Перадзе. Он начал работать в цирке с 14 лет. Сначала осветителем, затем униформистом. Мечтал стать воздушным гимнастом. Когда в 1957 году создавался Грузинский цирковой коллектив, ему помогли подготовить групповой номер «Воздушные гимнасты с лопингом». В это время он начал выступать и с сольным номером на трапеции, исполнял сложные трюки «на пятках». Кроме того, Перадзе вошел в группу джигитов под руководством К. Варзиева.

Казалось бы, мечта его осуществилась, но Перадзе думал уже о новом номере, посвященном теме покорения космоса. В это время судьба его свела с Тятте, и уже вдвоем они приступили к созданию «Космической фантазии». Придумывался эффектный взлет под купол, переход на вращающийся аппарат (так называемую вертушку). Перадзе когда-то окончил школу ДОСААФ по специальности авиационного техника, многое делал своими руками. И все же артистам пришлось преодолеть немало сложностей. Потребовалось изучить специальную техническую литературу, консультироваться со специалистами-инженерами. Нелегко было приобрести нужные механизмы, детали, получить разрешение на репетиции и т. д. Трудности не заставили их отступить.

Был изготовлен вращающийся аппарат, начались выступления на нем. В 1975 году в Сочинском цирке артисты смогли продемонстрировать стремительные взлеты под купол в тематическом парад-прологе, посвященном совместному полету космических кораблей «Союз» — «Аполлон».

Со своим новым номером артисты выезжали в Венгрию, участвовали в программе нового Московского цирка.
Затем их снова включили в программу Московского цирка на Ленинских горах, где они, как уже говорилось, проработали не один год. Вот об этом хочу рассказать подробнее. То, что воздушный номер участвовал в нескольких программах подряд, есть свои веские причины Неоднократно отмечалось в печати, да и мне приходилось говорить и писать об особенностях постановки программ в Московском цирке на Ленинских горах. Здесь требуется всегда учитывать огромный размер зала, удаленность манежа от зрителей, колоссальное подкупольное пространство. В этом сложности, но это открывает и большие возможности.

Мы всячески стремимся занять действием не только манеж, но и сцену, проходы. Кроме того, переносим действия вверх.

Даже известные номера под высоким куполом Московского цирка впечатляют сильнее. Необычайно эффектны, например, были выступления гимнастов Папазовых, особенно их качи на трапеции, которая совершала огромные амплитуды. Можно вспомнить, с каким успехом демонстрировал свой аттракцион народный артист СССР В. Волжанский. Очень высокий купол, необычные световые эффекты позволили показать аттракцион наиболее выигрышно. Не случайно просмотр его для членов Комитета по Государственным премиям СССР проводился опять же в новом цирке на Ленинских горах.

В цирке на Ленинских горах от режиссера в любой программе — тематической, сюжетной — требуется интересно и активно использовать воздушное подкупольное пространство. Значит, обязательно участие гимнастов, готовых построить свое выступление согласно теме или сюжету спектакля. Такими артистами и оказались Тятте и Перадзе.

Выступления их начались в представлении «Звезды Олимпийской арены». Они демонстрировали «Космическую фантазию». За время работы в Москве артисты подготовили новый номер «Интеркосмос», о котором скажу позже, а сейчас лишь отмечу, что им завершалось представление. По существу, это был гимн великим достижениям нашей страны, признанным всем миром.

Тятте и Перадзе участвовали и в других программах. Шла пантомима «Руслан и Людмила», созданная в Ленинградском цирке. Прежде чем пантомиму увидели столичные зрители, она была основательно перестроена: изготовлено новое оформление, новые костюмы. Были включены новые исполнители и номера, введены новые эпизоды. Один из них, как было обозначено в программках, — «Воздушно-гимнастические эффекты в царстве Черномора». Таким эпизодом постановочная группа стремилась перенести действие под купол. В воздухе парили, носились, кувыркались некие зловещие существа — служители злого Черномора.

В следующей программе «Цирковой бал на льду» Тятте и Перадзе демонстрировали новый вариант своего номера. В стремительном движении под куполом они изображали зимнюю вьюгу, снежные вихри. Участвовали они в тематических парад-прологах, в детских сюжетных представлениях.

Каждый раз они перестраивали свой номер, но не столько менялись трюки, как характер их исполнения, весь облик выступления. Ю. Дмитриев в своей статье «Симфония на льду» отмечает, что у этих артистов нет рекордных трюков, но, на мой взгляд, их выступления выразительны, они способны создать завершенный интересный образ. А это уже немало.

Удачно сочетаются способности партнеров. Перадзе склонен к изобретательству, конструированию, он совершенствует, создает аппараты, что позволяет демонстрировать новые трюки, необычные эффекты. Добавлю, многое он изготовляет сам, у него, как говорится, «золотые руки». Тятте проявляет себя, если угодно, в режиссуре, она продумывает выступление, характер его художественного и музыкального оформления.

Для постановщика программы Тятте и Перадзе всегда хорошие помощники. Они готовы подхватить общий замысел представления, увлеченно развивают его, ищут, как конкретно его реализовать. Этим во многом объясняется успешная подготовка номера «Интеркосмос». Для осуществления столь серьезной работы была создана постановочная группа. Возглавил ее Герой Социалистического труда, народный артист СССР Е. Милаев, вошли в нее балетмейстер, заслуженный деятель искусств Башкирии Р. Рибаковас, заслуженный художник РСФСР М. Зайцева, автор этих строк и сами артисты.

Их партнерами стали выпускники ГУЦЭИ, молодежь, ранее выступавшая в кордебалете, в группе «Цирк на сцене». Хочется отметить, номер по своему составу многонациональный: грузин Перадзе, эстонка Тятте, кроме них — украинцы, русские, белорус, татарин. Основу группы сейчас составляют, кроме ее руководителей, Р. Букиевская, В. Станкевич, М. Силина-Попова, Г. Пацкеевич, А. Мустафин, И. Подковина.

Номер «Интеркосмос», отражающий сотрудничество Советского Союза с другими странами в освоении космоса, горячо встречают зрители. Когда в цирк приезжают космонавты, в том. числе и представители других стран, они воспринимают номер как отражение средствами цирка их собственного самоотверженного труда. Дважды Герой Советского Союза летчик-космонавт Владимир Джа-нибеков оставил такую запись: «Восхищен! Замечательный номер! Желаю дальнейших творческих успехов!»

Начинается номер с того, что группа артистов средствами акробатики и хореографии передает стремление людей проникнуть в просторы вселенной, покорить ее. Стремительные взлеты гимнастов в огненно-красных развевающихся плащах ассоциируются со взлетом космических ракет. И вот уже мчатся по орбите два аппарата, на каждом — по два гимнаста. Поднимаются ввысь еще несколько исполнителей в костюмах космонавтов с флагами стран, чьи представители участвовали в полетах международных космических экипажей. В воздухе под звездным куполом — десять человек. Они движутся то стремительно и энергично, то будто плывут в невесомости. Картина величественная, впечатляющая. Она рождает мысль, что человек становится хозяином космического пространства.

Нельзя не отметить, что, принимая участие в представлении «Цирка на льду», Перадзе и Тятте снова пошли на перестройку номера. Они объединили его с выступлением группы, руководимой П. Пийбара, исполняющей на льду различные крутки и тоже стремящейся вынести на манеж космическую тему. В этой работе артистам очень помог балетмейстер Р. Рибаковас. Теперь вихревые движения со сверкающего льда переносятся под купол, и снова действие возвращается на лед.

Надо сказать о планах Тятте и Перадзе. Они решили, и, думается, имеют на то все основания, поставить для «Цирка На льду» номер фантастического плана с условным названием «Контакты Вселенной». В нем будут фигурировать космонавты с Земли и инопланетяне. О встречах землян с обитателями других миров расскажет новый номер.

Я как режиссер всегда с радостью думаю о совместной работе с Перадзе и Тятте, Ведь интересно трудиться с артистами увлекающимися, чуткими ко всему новому.

Ю. АРХИПЦЕВ



#4 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 396 сообщений

Отправлено 11 Май 2020 - 07:06

«Испанские зарисовки» на проволоке Розы Хусайновой

Изменчивая жизнь отнимает одно и дарит другое. Иногда заставляет отказываться от любимого дела... Розе Хусайновой, так интересно работавшей на проволоке, вдруг пришлось сойти с нее и три года ходить по испанской земле — ее муж в это время работал в Испании.

 

12.jpg

Конечно, она тосковала по своей тонкой зыбкой дорожке. Но для человека творческого и тоска — стимул. Она обостряет чувство и мысль, ищущие выхода. Живя в Испании, Роза Хусайнова невольно ко всему приглядывалась, прислушивалась, что-то подмечала: вдруг пригодится для работы, для будущего, еще неизвестно какого номера. Что этот номер будет — она не сомневалась. Вернуться к старому, так освоенному, что оно уже не задает вопросов — не для нее, жить под копирку она не умеет.

Новый номер? Казалось бы, что тут мудрить? Вот он, сам идет в руки: Испания, ее величественные и горячие танцы, пленительность ее пластики, зажигательные и пьянящие ритмы ее музыки, высокие гребни в прическе, веера, кружевные мантильи, умопомрачительные платья с оборками — все это так и просится на проволоку.

Может быть, раньше, в начале пути, это ее и соблазнило бы. Тогда для нее достаточно было продемонстрировать свою ловкость, легкость, уверенный баланс, изящество движений. Впрочем, и в начале пути она стремилась к большему.

...Жить в Испании и не увидеть корриду невозможно. Роза Хусайнова видела ее в разных городах, даже в Ламанче. Ей нравились выразительный лаконизм и скульптурность поз тореадора, пикадора и матадора. Чем больше мастерство, тем ближе подходят они к быку. А зрители не видят крови, они следят за тореадором. Для них это актер. Он должен показать презрение к смерти, а если обнаружит страх, то презрение публики обеспечено ему. Он должен работать с мастерством и вдохновением, его борьба с быком — импровизация, цель которой — выявить характер быка, заставить его показать все, на что он способен.

И однажды подумалось: а что если корриду перенести на проволоку? С кружного пути поиска мысль вышла на прямую и, раз вспыхнув, уже не оставляла.

Легко сказать — коррида на проволоке, а как это сделать? Ведь это несколько действующих лиц. Не десять, конечно, достаточно двух: тореадор и... ну да, бык. Значит, костюмная трансформация. Она не трудна. Но тут не просто смена костюмов. Это два разных образа, «трансформация» души, перевоплощение. Трудности все и определили: небывалое, эксперимент, будет интересно. И начались вопросы, вопросы, вопросы. Возможен ли сюжет? Как изобразить теореадора — ясно. Характер — мужественный. Бесстрашие — условие профессии. А как показать быка? И вообще, возможно ли это — бык на проволоке? Как сделать его пластически? В нем — стихийная, прямая, даже тупая сила, слепо отстаивающая жизнь. Пластика могучей, грубой, но по-своему гармоничной природы. Насколько все это может быть представлено конкретно? И будет ли понятно зрителю?

Весь номер, казалось ей, должен быть мигом отчаянной схватки двух существ, соединенных нитью судьбы. Как борется тореадор? Как борется бык? У каждого свое содержание, свой смысл, своя цель борьбы. Тореадор выходит, чтобы красиво убить. Бык не знает зачем он оказался на арене, но сразу чувствует опасность и борется отчаянно. И он вовсе не олицетворение зла. Он жертва. Сама пластика этой сцены должна быть трагичной.

Так постепенно, мысль за мыслью, ощущение за ощущением вырисовывались контуры будущего номера, его содержание, его оформление, освещение, его музыкальный образ.

Больше всего Розу Хусайнову привлекала тема борьбы. «Борьба, мечта, жизнь» — называлась предыдущая ее композиция. Слова «мечта» и «жизнь» казались ей теперь несколько расплывчатыми. Зато слово «борьба» еще более захватывающим. Оно требовало конкретности каждого движения, напряжения души и тела. Ибо это уже не танцы на проволоке, это — пантомима.

Вернувшись из Испании, артистка стала искать людей, с которыми можно было бы обсудить идею номера, посоветоваться о приемах, о выразительных средствах. Она рассказывала о своем замысле, и многих он ошеломлял, даже вызывал недоверие: возможно ли передать цирковыми средствами столь сложные психологические образы? Все это Роза понимала сама и шутила:

— Пока будешь ловить баланс, потеряешь образ.

Она ни в коем случае не хотела, чтобы номер был испанистым. Это должна быть серьезная, даже трагедийная сцена, а если удастся, то и маленькое символическое представление. Среди ее советчиков были балетмейстер цирка Т. Сац, литовский пантомимист Г. Мацкявичюс, композитор Э. Денисов, кстати, ученик Д. Шостаковича. Он удивительно тонко понял ее замысел и создал музыку на темы испанских мотивов, драматичную и полную внутреннего напряжения. Ее ритмический рисунок легко сливался с пластикой.

И вот номер. Роза Хусайнова не считает его абсолютно законченным, еще многие вопросы мучают ее, но их уже надо разрешать вместе со зрителем.

...В темноте раздаются удары гонга — их можно трактовать как сигнал начала борьбы. Для артистки это — звуковые мазки на полотне: удар — мазок, еще удар — еще мазок. И возникают зарисовки на тему корриды. Это близко к сложным восприятиям мира Чюрлёнисом, творчеством которого давно увлекается Роза Хусайнова.

Под звуки гонга из темноты, выхваченный лучом света, в черном облегающем костюме, в плоскодонной черной шляпе, появляется самоуверенный Тореадор. Решительно, мрачно, но и горделиво поднимается он на ристалище. Тореадоры не ходят на проволоке, но их путь опасен, И пробежка по канату без баланса как бы возводит в степень уверенность и риск Тореадора. Он демонстрирует себя — пусть все видят, как он ловок, гибок, тренирован, как элегантны его движения, Он готов к схватке с Быком. Да, Бык будет отчаянно сопротивляться, но должен погибнуть. Либо погибнет он сам. Жизнь — это та нить, которая обрывается лишь однажды. Зачем он выходит на арену? Чтобы умереть? Нет! Чтобы в кровавой игре, опасной забаве доказать свою смелость, свое бесстрашие, показать, как красиво он умеет убивать. И он опять пробегает по проволоке, как по нити жизни, крутя красные полотнища, напоминающие традиционный красный плащ корриды.

Снова раздается гонг, и появляется Бык. Артистка движением изогнутой в кисти руки сзади по затылку сбрасывает шляпу и одновременно как бы обозначает вздыбленную на холке шерсть и линию рогов. Чуть присогнутые в коленях ноги дополняют условный облик Быка. Он выбегает на проволоку-арену, ожидая свободы, но вдруг получает первый укол пикой, и все в нем наливается яростью. Удар сламывает его, однако он бросается на противника. Но получает второй укол и, обессиленный, падает. В номере «Мечта, борьба, жизнь» Роза Хусайнова в шпагате замирала от счастья и торжества. Здесь шпагат — как трагический символ распростертой, поверженной жертвы. Один и тот же трюк может выражать разное. Ведь вся музыка состоит из семи нот, а рассказывает о жизни человеческого духа. Израненный Бык срывается и повисает под проволокой, но старается подтянуть истерзанное тело, из последних сил цепляясь за эту, такую ощутимую нить жизни, на конце которой, оказывается, его ожидала смерть. Он еще держится, но плечи поникли и упала голова. Не будем забывать, что все это на проволоке, где баланс сохраняется точным положением тела и где опущенные плечи и поникшая голова — тоже своеобразные трюки. Бык собирает остаток сил и тянется вверх, словно нить жизни уже уходит в небо, но его настигает третий укол, и с резким поворотом Бык падает вперед, на колени, обращаясь к миру, к нам взглядом, молящим о помощи, сострадании и защите. Как тут не вспомнить человеческие глаза быка из «Герники» Пикассо. Они, кстати, неотступно возникали перед артисткой в процессе репетиций, так же как и образы корриды, запечатленные Гойей. Бык подтягивается к краю площадки, запрокидывает голову куда-то туда, на растяжки, в небытие. Все его движения, каждое содрогание тела отзываются в оркестре четким ритмом тяжелых ударов. Обессиленный, истекающий кровью Бык гибнет.

Тореодор же, опьяненный риском, упоенный победой, вновь обретенной жизнью, уже в нарядном серебряном жилете, пританцовывая, пробегает по канату, совершая веселые прыжки и повороты, — гибкий, элегантный, красивый. И как апогей торжества, энергии и отваги он бесстрашно раскачивает проволоку, одновременно раскручивая мулету. Но вот тут Роза Хусайнова не хочет показать полного, безоговорочного триумфа победителя, где-то в глубине души она, сострадая Быку, это ликование чуть-чуть приглушает.

Таков этот номер. Большим его достижением является то, что и сама артистка, а еще раньше зрители забывают, что вся эта сложная психологическая ситуация разыгрывается на канате, забывают потому, что движения баланса из технических превращаются здесь в художественные; образно раскрывающие смысл происходящего. Захваченный событиями, на трюки не отключаешься, о них почти не думаешь. И восприятие номера не разбивается на отдельные детали, исполнение сливает их в единое целое.

Роза Хусайнова использует обычный набор трюков — пробежки без баланса, прыжки, повороты, шпагаты, обрыв, — а для баланса тоже обычные предметы — веера, ткани. Все это уже было в ее предыдущих номерах. И кто-то может сказать, что с точки зрения цирковой работы номер не принес ничего нового, — и будет в корне неправ. Можно придумать новые трюки, насытить номер сложными комбинациями, но все это останется в границах жанра. А можно и на известных трюках двинуть жанр вперед. Должны время от времени появляться номера, которые вырывают его из привычного круга приемов и ходов мысли, номера, как бы опережающие время. Ценность таких номеров в том, что они, удивляя, тревожат воображение, возмущают необычностью, заставляют спорить, а все это будоражит мысль и предохраняет от застоя.

Дело ведь вовсе не в том, что Роза Хусайнова побывала в Испании, увидела корриду и ей захотелось сделать столь экзотичный номер. Она могла оказаться в другой стране или вовсе сидеть дома и все равно в конце концов создала бы номер, необычный по глубине мысли и силе страстей. Только у него был бы другой сюжет.

Дело, главным образом, в том, что однажды она ощутила: душа ее переросла прежний номер и созрела для каких-то других, еще более серьезных и глубоких образов, что ей уже неловко порхать над проволокой голубой сильфидой, оставляя в памяти у зрителя всего лишь ощущение легкости и артистизма.

Демонстрация мастерства в цирке — одна из существенных сторон исполнительства. Но в искусстве мастерство служит для чего-то — для выражения чувства, состояния, мысли, идеи.

Само по себе оно для настоящего мастера цирка на каком-то этапе перестает быть целью. Движение, трюк, танец, пластика, ловкость становятся инструментом. Роза Хусайнова шла к этому последовательно и неуклонно. Воспитанница балетной школы Казанского театра оперы и балета, первый свой номер Она сделала на тему татарского балета «Шурале», где и тогда уже не просто танцевала на проволоке различные танцы, но стремилась выразить идею победы светлого начала жизни над тьмой. И другой номер тоже не был просто зрелищным. «Борьба, мечта, жизнь» — назывался он, и в нем она хотела передать и передавала стремление человека к высоким идеалам.

У Розы Хусайновой в запасе достаточный набор сложных трюков, и она могла бы насытить ими свои «Испанские зарисовки» до отказа. Но, считает артистка, не обязательно демонстрировать все, что умеешь, надо отобрать только то, что необходимо, чтобы выявить смысл. Ради смысла надо уметь отказаться и от выигрышных трюков. Роза Хусайнова рискнула на проволоке, в цирке показать трагическую сцену, а здесь уже требуется не только виртуозная трюковая работа, но и актерское мастерство. Голые трюки делать легче, а этому номеру она отдает столько сил души, что может исполнять его только один раз в вечер — огромного напряжения требует коррида на проволоке.

Мне уже приходилось писать о творчестве Розы Хусайновой, о том, как она открыла для себя, что на проволоке можно разыгрывать маленькие пьески, что на проволоке возможен театр одного актера. Тогда она делала на этом пути первые шаги, но уже внутреннее готовилась к новому, еще неведомому ей номеру. «Каким-то он будет?» — спрашивали мы друг друга. И вот он, этот новый номер, появившийся через семь лет. Неожиданный, но и логичный.

Проволока Розы Хусайновой — для нее не просто реквизит. Это нить ее жизни, дорога поисков, испытаний и побед.

Л. БУЛГАК

 



#5 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 396 сообщений

Отправлено 11 Май 2020 - 07:24

Переходящее Красное Знамя директору цирка

Заместитель министра культуры СССР Г. А. ИВАНОВ вручает переходящее Красное Знамя директору цирка, Герою Социалистического Труда, народному артисту СССР Е. Т. МИЛАЕВУ

 

19.jpg
 

В день открытия сезона в Московском цирке на Ленинских горах утром состоялось торжественное собрание, посвященное вручению коллективу переходящего Красного Знамени, присужденного по итогам социалистического соревнования театрально-зрелищных предприятий за 1-е полугодие 1982 года.

Собрание открыл секретарь партбюро цирка заслуженный артист РСФСР В. Владимиров. Заместитель министра культуры СССР Г. А. Иванов поздравил работников цирка с победой в социалистическом соревновании и вручил переходящее Красное Знамя. Принимая знамя, директор и художественный руководитель цирка, Герой Социалистического Труда, народный артист СССР Е. Милаев выразил сердечную благодарность за награду и заверил, что коллектив цирка приложит все силы, чтобы с честью выполнить взятые на себя обязательства.

Выступавшие на собрании председатель месткома цирка Ю. Розенталь, заслуженный артист Грузинской ССР А. Перадзе, гардеробщик Г. Политиченко заверили, что все работники будут добиваться улучшения всей деятельности стационара, повышать культуру обслуживания зрителей — москвичей и гостей столицы.

В. ВИКТАС



#6 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 396 сообщений

Отправлено 15 Май 2020 - 15:26

Бунт вещей

 

К цирке артист совершает то, чего в обыденной жизни не увидишь. Например, показывает удивительную власть над вещами.

 

20.jpg
 

Бросает ввысь восемь предметов (булав или шариков), успевает подхватить каждый, снова бросает, и ни один не падает на ковер. Или между стойками провисает проволока. Кажется, сделано все, чтобы на ней не удержаться: мало того, что она весьма тонкая, но еще свободно раскачивается из стороны в сторону. Однако эквилибрист, поднявшись на нее, не только удерживается, но еще и жонглирует или ездит по ней на моноцикле, или поставит на нее стул двумя ножками, садится и играет на трубе.

Все эго удивительно, но зритель и ждет такие чудеса в цирке, а вот если артист, выйдя на манеж, не может поймать булавы, они ударяют его по голове, или, если проволока вовсю раскачивается под ногами артиста, он, размахивая руками, ищет, за что ухватиться, — такое оказывается неожиданным. Вещи, столь послушные в цирке, вдруг взбунтовались. Нарушена замечательная цирковая гармония — возник конфликт между человеком и вещами. Это один из приемов создания комической ситуации, комических номеров.

Комизм тут основывается на контрасте: если у всех артистов на манеже все получается ловко, красиво, четко, то у комика булавы валятся из рук, проволока уходит из-под ног и т. п.

Разумеется, комические ситуации с непослушными предметами возникают не только у жонглеров или эквилибристов на>свободной проволоке. Подобное происходит, например, и у эквилибристов на катушках, на лестнице, у велофигуристов, музыкальных эксцентриков. Причем, если в одних случаях предметы выскальзывают из рук или из-под ног, то в других разваливаются, неожиданно ломаются. Например, вольностоящая лестница не желает удерживать артиста-комика — ходит ходуном, падает вместе с исполнителем. Такая же лестница может рассыпаться, превратиться в шест — изволь лезь по нему. У велофигуриста-комика велосипед ведет себя, как сноровистая лошадь, — встает на дыбы, то есть на заднее колесо, старается сбросить седока. Но может быть и другое — вдруг машина начинает разваливаться на ходу, теряя деталь за деталью, в результате артист едет на одном колесе. А у эквилибриста В. Криволапова не только разваливается его ретро-автомобиль, но и моноцикл, он вынужден передвигаться, используя, в качестве колеса свою шляпу. У музыкальных эксцентриков ломаются их инструменты, они играют на скрипке без струн, а если от трубы осталась лишь маленькая свистулька — на ней выводят мелодию.

Подобные ситуации выглядят забавно. Но достаточно ли изобразить, что проволока уходит из-под ног или перш будто салом смазан и исполнитель скользит по нему? Важно, ради чего изображается неумение, невезение. Конфликт с вещами позволяет в комическом плане раскрыть какие-то черты циркового персонажа.

 

21.jpg

Иногда мотивировка всех промахов сводится к тому, что артисты изображают, например, маляров или электромонтеров. Они выходят на манеж якобы для того, чтобы выполнить какие-то работы, устанавливают лестницу, пытаются взобраться на нее. Но у них, конечно, все получается не так, как у настоящих эквилибристов, лестница качается, падает и т. д.

Но такой бытовизм на манеже не обязателен. Тем более что порой в начале выступления исполнители, изображающие маляра, электрика, достают какой-то инструмент, в руках у них кисти, но затем все это забывается и они просто проделывают трюки в эксцентрическом плане.

Пожалуй, органичнее для цирка, если артисты создают образ более отвлеченный — некоего неудачника, человека, который взялся не за свое дело.

Нередко в поведении, в поступках такого мнимого неудачника проявляется лукавство, рохля вдруг оказывается победителем взбунтовавшихся вещей. И тогда комический персонаж напоминает чем-то сказочного Иванушку-дурачка, который вроде бы всегда попадает впросак, все им помыкают, а в результате он оказывается в выигрыше.

Классический пример такого лукавства, когда неумение переходит в мастерство и все предметы оказываются во власти артиста,— сценка Олега Попова на свободной проволоке. Поднявшись на проволоку, он чувствует себя вначале предельно беспомощно, размахивает руками, ищет, за что ухватиться, старается удержать себя за воротник. Но все это вначале, а под конец клоун обретает власть над проволокой. Он удерживается на ней на одной ноге, а другой и двумя руками вращает кольца, крутит на зубнике платок, а на голове — что-то вроде таза. И тогда кажется, что он стоит на надежной опоре, а не на тонкой проволоке.

Образ неудачника может приобретать и некоторые конкретные черты сказочного героя. Подобное мы видим в номере «Емеля-эквилибрист» (коллектив «Цирк на льду»). Исполнитель И. Буторин выезжает к зрителям на печке, которая лихо разгуливает по манежу, сбрасывает с себя Емелю, пугая его, гоняется за ним. Потом печка смиряется и позволяет забраться на себя. Емеля, поднявшись к трубе, делает на ней стойку на голове, но печка, к его досаде, дернулась. Она все еще подшучивает над Емелей, мешает показать ему свою ловкость. Лишь постепенно смиряется, замирает, а если и передвигается, то плавно, чтобы эквилибрист смог удержаться на катушках. Более того, печка сама выдает ему все новые катушки-поленца из жерла топки и из дымохода. В нужный момент, когда сооружение из катушек становится все выше, вдруг высовывает нечто вроде кочерги, на которую артист опирается, как о трость, чтобы подняться на верх пирамиды. Печка, досаждавшая вначале, затем становится как бы его союзницей. Персонаж этой сценки у каждого вызывает в памяти образ героя сказки «По щучьему велению». Емеля в сказке, на первый взгляд лежебока, оказывается на деле ловок и удачлив, одолевает и царя и его войско.

Образы, создаваемые в номерах, где возникают конфликты человека и предметов, могут быть весьма различны. Для иллюстрации этого можно вспомнить музыкальный номер Отливанник. Выходит этакий рохля, чудак, у которого все получалось как-то странно. К его удивлению, все предметы ведут себя необычно — начинают звучать. Шахматная доска, когда по ней ударяют шариками, вешалка для одежды и даже шляпа, украшенная цветными шариками, превращаются в музыкальные инструменты. Все это приводило чудака и его партнершу в полную растерянность.

Сейчас этот номер унаследовали артисты Волковы, сохранив не только трюки, но и облик персонажей.

Иных комических персонажей отличает, наоборот, чрезмерный темперамент. На манеже уже никак не рохли, а сгусток энергии. Такое качество помогает им покорить непослушные предметы. Так обстоит в номере А. Фриша. Вначале появляется экзальтированный музыкант в концертном фраке. Он собирается исполнить какую-то мелодию на барабане. Ему не везет — все вещи против него. Когда он галантно снимает цилиндр, из него вываливается кирпич. Кирпич вываливается и из портфеля, откуда он достает ноты. Стоит ударить по барабану, как барабан рвется и из него опять же вылетает кирпич. Барабан разорван, барабанная палочка сломана, кирпичи наставили синяков горе-музыканту. В полном смятении он начинает отбивать ритм ногами, пританцовывает. Затем, воспрянув духом, отбивает ритм кирпичами, взяв их в руки. Молниеносными движениями он перемещает их, то держит вертикально, то горизонтально, меняет местами в воздухе. Кажется, что кирпичи замирают на весу дожидаясь, пока их подхватят. Если раньше они изрядно досадили музыканту, то теперь, как бы увлеченные азартом артиста, стали не только послушны его рукам, но угадывают его замыслы, помогают выйти из трудного положения. Происходит метаморфоза — неудачник становится темпераментным ловкачом.

Есть номера, в которых одному участнику предметы послушны, а другому нет. Один — умелец, а второй выглядит беспомощно. В таких номерах конфликт не только между человеком и вещами, но и между персонажами. В лучших сценках такого плана противопоставляется не только умение и неумение, а разные человеческие качества, сталкиваются два характера.

В номере «Игра в бадминтон» Аверьяновых — увлеченная спортом, проворная партнерша и ее партнер-рохля, далекий от спорта, который не сразу же соображает, что делать с ракеткой. Если у партнерши движения четкие, она сосредоточена на игре, то партнер бестолково суетится, отвлекается, и воланы ему удается отбить вроде бы случайно — то из-под ноги, то, стоя спиной к сетке, то левой рукой. В конце концов валан влетает ему в рот, и он выдыхает его, отправляя назад через сетку. Кавалер предоставляет немало возможностей позабавиться над ним, но партнерша успешно приобщает его к спорту.

Появился номер «Игра в бадминтон» во втором коллективе «Цирк на льду». Тут уже несколько иная ситуация, иные образы создают его исполнители В. Пинкас и С. Лисенков. Один из них — опытный игрок, второй — новичок. Причем мастер держится предельно заносчиво, всячески демонстрирует свое пренебрежение к новичку. Тот, сознавая свою слабость, внача-. ле робеет. Зрители хотя и сочувствуют ему, но, кажется, он обречен на поражение: суетится, теряет ракетку, ему мешает пиджак, и он начинает снимать его во время игры, запутывается в рукавах. Но во всех положениях ухитряется отбить волан: если теряет ракетку, шляпой или ногой. Видимо, воланы проявляют к новичку симпатию, как и зрители. Гордыня завзятого игрока наказывается — счастье изменяет ему. Он терпит поражение. В заключение два волана втыкаются в его жокейскую фуражку, украшая ее рогами, и новичок чувствует себя тореодором, имеющим дело с озлобленным быком. Так весело высмеивается зазнайство. В этой сценке, можно считать, три партнера, третий — воланы, которые не остаются безразличны к двум игрокам, к их человеческим качествам.

Можно проследить закономерность: те номера, в которых остроумные трюки служат созданию образа, раскрытию мысли, высмеивают или, наоборот, утверждают те или иные человеческие качества, живут долго, пользуются успехом. Думается, такова судьба и «Игры в бадминтон», и «Емели-эквилибриста». И не случайно номер, с которым выступали Отливанник, не исчез с манежа, вошел в репертуар других исполнителей.

Разумеется, названы далеко не все номера, в основе которых лежат конфликты человека с вещами. Их немало. Однако надо заметить, могло быть куда больше. Кстати, речь шла в основном о номерах давно созданных — и не случайно. В последнее время чего-то равного им по выразительности на манеже появлялось мало. А ведь конфликт артиста и взбунтовавшихся вещей таит в себе широкие возможности для создания интересных ситуаций. Цирковые персонажи, сталкиваясь с непослушанием вещей, в одних случаях впадают в отчаяние, в других их охватывает страх и растерянность, а, может быть, наоборот — это заставляет их мобилизовать свои силы, проявить изобретательность и упорство, найти остроумный выход из положения. Номера такого плана высмеивают зазнайство, трусость, нерешительность, другие качества, достойные осуждения. Широкий простор для поиска, творчества, но именно творчества.

Создавая комические номера, в которых исполнители вступают в конфликт с вещами, артисты не должны забывать, что ускользающие из рук предметы или из-под ног проволока — все эксцентрические трюки — призваны служить созданию комических ситуаций, раскрытию образа.

К. ГАНЕШИН

 



#7 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 396 сообщений

Отправлено 15 Май 2020 - 16:55

Слагаемые здоровья артиста цирка

Елену Ивановну Бубнову, заслуженную артистку РСФСР, знают в цирке, наверное, все. Номер, которым она руководила, знаменитые «Голубые стрекозы»,— более четверти века был украшением манежа. И я, видевший ее выступления десятки раз, всегда любовался, когда Бубнова работала под куполом: грациозная, стройная, пластичная, неизменно в прекрасной форме, она осталась такой, даже перейдя полувековой рубеж. И ныне, будучи сотрудником Союзгосцирка, Елена Ивановна так же подтянута, энергична.


Наблюдая эту артистку как медик много лет, могу свидетельствовать, что своим долголетием на арене, даже в таком жанре, как «воздух», она обязана тому, что разумно организовывала свой быт, отдых, строго соблюдала режим и не позволяла себе запускать самые незначительные травмы, не пренебрегала тем, чтобы лишний раз показаться врачу.

А Герой Социалистического Труда Евгений Тимофеевич Милаев? В семьдесят лет он продолжал оставаться на манеже, уверенно держал перш, был олицетворением надежности, силы. И это тоже следствие рачительного отношения к своему здоровью. Милаев был аккуратен в репетициях, постоянно прибегал к массажу, придерживался строго режима питания, регулярно советовался с медиками.

И разве не показателен артистический путь Героя Социалистического Труда Ирины Николаевны Бугримовой? Ее требовательность к себе (именно это слово тут как нельзя более кстати), образ жизни позволили ей почти до семидесяти лет выходить на манеж, покорять зрителей своей женственностью и смелостью. А ведь жанр, в котором она была занята — дрессировка хищников, — требует необычайной собранности, подвижности и просто крепких мускулов. И сегодня, уйдя на заслуженный отдых, Ирина Николаевна так же изящна, так же бодра, легка на подъем. И все это только потому, что она всю жизнь относилась с уважением к своему здоровью, не растрачивала его попусту, с юности и до сегодняшнего дня отдает дань физической закалке...

Да, я понимаю, сама специфика цирка, да и эстрады не очень-то способствует строгому распорядку дня, режиму отдыха, сна, питания. И, к сожалению, есть немало артистов, которые не только не пытаются упорядочить свою жизнь, но зачастую даже не стараются избежать искушений, увлекаются «богемностью».

Закончилось удачное представление, успешно прошел концерт. У вас приподнятое настроение, вам хочется поделиться своими чувствами с друзьями, близкими. И вот вместо того, чтобы после выступления, отнявшего у вас немало нравственных и физических сил, как следует выспаться, дать отдых мускулам, нервам, мозгу, вы допоздна засиживаетесь в теплой компании. И тут, конечно, теряется счет выкуренным сигаретам, хорошо, если не выпитому. А на следующий день настает расплата: движения не так координированны, как обычно, во всем теле вялость, нет вкуса к репетиции.

Если ночное бдение — единичный случай, то через день-два все приходит в норму. А если это превращается в систему? Вы в полном расцвете лет, а самочувствие ваше явно ухудшается. Тут и неприятные ощущения в области сердца, тяжесть при исполнении обычных трюков, нервозность, раздражительность.

А теперь о питании. Артист цирка или эстрады обедает рано — как известно, перед выступлением да и сразу после него есть не рекомендуется. А поздно вечером к вам приходит аппетит, да еще какой — зверский! И, сознайтесь, не всегда хватает воли, чтобы его ограничить. А что в результате? Сон у вас тяжелый, не освежающий, утром вы встаете разбитый. Постепенно вы привыкаете к такому образу питания, и вес ваш начинает с каждым днем расти. Если вы акробат, гимнаст, эквилибрист, жонглер — это катастрофа. Ну, а допустим вы иллюзионист, клоун, конферансье или певец? Не говоря уже о том, что полнота — враг эстетики, у вас и дыхание не прежнее, и выносливость меньше, и зритель, естественно, воспринимает вас не так, как прежде

А отдыхать вы умеете? Ведь за неделю работы ваш организм, особенно если вы работаете в физкультурно-спортивном жанре, испытывает значительные перегрузки. За несколько секунд в нем происходят неимоверные сдвиги. Так, в нормальном состоянии частота сокращений сердца составляет 60—70 ударов в минуту, а в конце темпового номера 200—240 ударов. Кровяное давление возрастает до 180—240 миллиметров. Огромное мышечное напряжение осложняет деятельность внутренних органов: сердца, легких, печени, почек...

Организм черпает запасы сил и энергии из своих резервных кладовых. До поры до времени. И если их своевременно не восстановить, органы человека изнашиваются, обычное переутомление может перерасти в хроническую болезнь.

Выход — полноценное, насыщенное использование дней отдыха, в первую очередь выходных. Признайтесь, а вы проводите их всегда с толком, с пользой? Выезжаете за город, на природу? Ходите по грибы, ловите рыбу?

Увы, мой многолетний опыт говорит о том, что текучка, домашние да и служебные хлопоты (а у артистов, особенно цирковых, их хватает) порой «съедают» свободное время. А годовой отпуск? Сколько раз, приходя в Главк, видишь как неделями слоняются отпускники из кабинета в кабинет, решая разные вопросы. Конечно, иногда их вынуждает к этому неразбериха, плохая организация дела. Но, чего греха таить, есть еще любители и без особой надобности топтать прокуренные коридоры Союзгосцирка, похищая у самих себя драгоценные дни отдыха...

Вряд ли таким образом восстановишь здоровье, пожалуй, наоборот, еще больше подорвешь его.

Река, как известно, начинается с ручейка. Так и расшатать свой организм, заложить в нем необратимые изменения можно с пустяка, с мелкой травмы. Беспечный артист неловко «придет» после трюка, ушибется, почувствует боль — и тут же забудет об этом: дескать, пустяки, пройдет. Смотришь, минуло несколько месяцев, а то и год, другой — и уже распухло колено; микротравма незаметно переросла в опасное заболевание. Вот лишь тогда акробат, гимнаст, эквилибрист обращаются к врачу. Хорошо, если он попадает в руки опытного, знающего медика, да и то, если еще не упущено время. Не исключено, что приходится расставаться с жанром, в лучшем случае, надолго выбыть из строя, обречь себя на длительное, иногда мучительное лечение или, что вовсе не желательно, на хирургическое вмешательство.

Хотелось бы отдельно поговорить о выступающих на манеже женщинах, особенно работающих в физкультурно-спортивном жанре. Как известно, по существующему законодательству они имеют право в так называемые «декретные» дни отказываться от выступлений. Казалось бы, остается только с благодарностью воспользоваться предоставленными им возможностями, не подвергать испытаниям свое здоровье. Но как часто под нажимом руководителя группы, номера, партнера, администрации акробатки, гимнастки, эквилибристки и в этот период продолжают выходить на арену (мне несколько лет пришлось работать в должности главного врача поликлиники Большого театра и могу свидетельствовать, что, например, балерина, певица просто не имеют права появиться в «декретные» дни на сцене). Такая неосторожность может пагубно сказаться на женском организме, повести подчас к тяжелым заболеваниям...

Наверное, мысль моя уже ясна — прежде всего артист должен заботиться о своем здоровье сам, беречь его, не транжирить по пустому. А наш долг, долг медиков, всячески помогать ему в этом.

Должен сказать, что в советском цирке (об эстраде я скажу ниже) очень много сделано для того, чтобы оградить артиста от возможных травм, от непредвиденных случайностей, могущих нанести вред организму. В СССР воздушным гимнастам, полетчикам да и представителям некоторых других опасных жанров запрещено выступать без страховки. Это исключает ненужный риск, предохраняет артистов от тяжелых ушибов, повреждений, при правильной постановке дела практически исключает возможность несчастных случаев.

Ныне в каждом цирке есть хорошо оборудованный медицинский пункт (кстати говоря, даже в крупных стационарах капиталистических стран таковых нет). В нем, как правило, имеется не только врач, но и специалист со средним образованием, у которых артист может получить медицинскую помощь «без отрыва от производства». И не надо ждать, пока вы почувствуете недомогание. Встречи с нами, медицинскими работниками, полезны и без особого повода. Возьмите, например, першистов, особенно нижних — всю жизнь они держат на голове перш и, естественно, в позвоночнике происходят изменения. Это профессиональное заболевание в первичной стадии, когда с ним легче всего бороться, может заметить только врач при обследовании. И тогда, чтобы от него избавиться, не надо сложного лечения, не надо прерывать выступления на манеже.

В цирковой системе введена и единая медицинская книжка. Если она грамотно и регулярно заполняется, врач при приезде новой труппы всегда знает, каково состояние здоровья того или иного артиста, на что надо обратить внимание при его обследовании и, если требуется, предложить ему соответствующий курс лечения, а может, и не допустить к работе. К сожалению, эти книжки ведутся не всегда аккуратно, не всегда квалифицированно, порой в них не записываются необходимые сведения, что снижает эффективность труда медиков.

Есть теперь в системе Союзгосцирка и своя, популярная среди артистов база отдыха — Кабардинка, расположенная на берегу целительного Черного моря, где можно провести отпуск, восстановить свои силы.

Однако развитие советского цирка, его растущая масштабность, увеличивающаяся сложность трюков требуют и нового подхода к медицинской службы, более вдумчивого, глубокого, всестороннего изучения организма артиста, создания продуманной, законченной системы охраны его здоровья. И, конечно, надо прежде всего заботиться о предупреждении профессиональных заболеваний, о комплексе мер, исключающих возникновение травм.

Если в спорте тренер, как правило, хорошо ориентирован в методике тренировок, активно вмешивается в режим спортсмена, трудится в постоянном контакте с одним и тем же врачом (что помогает избежать ошибок, ведущих к перегрузкам, а отсюда и к травмам, к преждевременному изнашиванию), то в цирке роль режиссера, педагога, руководителя группы (а порой артист и вовсе готовит номер сам) зачастую сводится лишь к «натаскиванию» на трюки. Каковы допустимые нагрузки на того или иного акробата, гимнаста, вольтижера, особенно с учетом его возраста? Как он должен строить свои репетиции, какого режима придерживаться? На эти вопросы нередко нельзя найти ответа, так как методических пособий по многим жанрам до сих пор нет. Было бы полезно, если бы Союзгосцирк разработал план выпуска такой литературы с тем, чтобы в недалеком будущем она была в распоряжении цирковых наставников. Это помогло бы предотвратить многие промахи, уберегло бы артистов, особенно молодых, от срывов, перенапряжений.
В составлении методических пособий по предотвращению травматизма и профессиональных заболеваний могла бы активно проявить себя и наука. Недавно издан приказ генерального директора Союзгосцирка тов. В. Карижского, где предусматривается сотрудничество с Ленинградским институтом усовершенствования врачей-экспертов в области комплексной оценки состояния здоровья артистов, работающих в физкультурно-спортивном жанре, выработки научно обоснованных критериев для их отбора и т. д. Хочется верить, что это лишь первые шаги в направлении научного обоснования рекомендаций по охране здоровья цирковых артистов. Нет сомнения, что немалую пользу могло бы принести содружество с такими научными центрами, как Институт гигиены детей и подростков, Институт гигиены труда и профессиональных заболеваний, и другими.

Актуальным представляется создание для артистов цирка и эстрады своего лечебно-профилактического учреждения. Ведь не обидно ли? Чуть ли не в каждом крупном городе для спортсменов имеются врачебно-физкультурные диспансеры. Для театральных актеров создана специализированная поликлиника, где, например, певец, у которого не «звучит» голос, может получить квалифицированный совет и, если требуется, освобождение от работы. А артисты цирка и эстрады? Их, в лучшем случае, примут по звонку в районной поликлинике, как бедных родственников, попадут они к обычному врачу, не разбирающемуся в специфике травм и профессиональных заболеваний: он если сочтет нужным, выпишет им бюллетень, а о специальном лечении такой медик просто не имеет представления. А разве не бывает и так? У акробата или гимнаста травма. В это время программа, в которой он выступает, завершает гастроли и переезжает в другой город. Артиста, недолечившегося, с незакрытым бюллетенем, обычно тоже отправляют вместе с ней. Происходит перерыв в лечении, на новом месте врачи опять обследуют больного, лишь затем назначают ему процедуры. А будь в городе, где он заболел, специальные диспансер, поликлиника, он там бы остался, продолжил лечение и гораздо скорее вернулся бы в строй, сэкономив при этом государству немалые средства.

Из всего вышесказанного вывод один: настала пора для организации единой системы охраны здоровья артистов цирка и эстрады (кстати, особенно плохо обстоит дело с охраной здоровья артистов эстрады — в концертных организациях, филармониях нет медицинской службы, даже на крупнейших площадках не всегда увидишь дежурного врача, некоторые артисты годами не проходят диспансеризацию).

Может быть, начать надо с кустовых диспансеров, кустовых специализированных поликлиник (на первый случай такие учреждения можно было бы создать xoтя бы в Москве, где летом действует пять цирковых программ, имеются ГУЦЭИ, Всесоюзная дирекция, гастролируют десятки эстрадных групп, сотни солистов). Есть острая необходимость и в соответствующем санатории, создании медицинской службы на базе отдыха в Кабардинке.

Думается, что и Министерству культуры СССР надо уделять вопросам охраны здоровья артистов, их медицинского обслуживания больше внимания.

Не лишне заметить, что в ряде других министерств, где труд людей связан с повышенной опасностью (авиации, морского флота и т. д.), существует медицинская служба, представители которой кроме чисто лечебных функций имеют право, в зависимости от состояния здоровья работника, регулировать его нагрузки, а если требуется, лишать его права выполнять те или иные обязанности.

В системе же Министерства культуры нет подразделения, которое осуществляло бы эти функции, координировало усилия всех медиков, работающих в театрах, цирках, на эстраде, обобщало их опыт. А пока цирковые врачи варятся в собственном соку. Семинары же по вопросам охраны здоровья артистов проводятся редко.

Многие проблемы можно было решить, если бы в отделе охраны труда и техники безопасности министерства появился сектор, ведающий медицинским обслуживанием артистов.

В этой статье я коснулся лишь некоторых вопросов, связанных со здоровьем артистов. Тема эта волнующая, как мне кажется, не только нас, медиков, но и артистов. Ибо от того, как они заботятся о своем физическом состоянии, как поддерживают свою сценическую форму, зависит успех выступлений на манеже и эстраде. И мне хочется пожелать: не растрачивайте отпущенное вам природой попусту, постоянно думайте о своем режиме, отдыхе, питании. Будьте всегда здоровы!


ДМ. МАРЬЯНОВСКИЙ, заслуженный врач РСФСР, заведующий медицинским пунктом Всесоюзной дирекции по подготовке новых программ, аттракционов и номеров



#8 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 396 сообщений

Отправлено 15 Май 2020 - 19:02

Эквилибристы на першах Людмила и Виктор Шарковы

Недавно в метро я увидел человека, который с увлечением крутил в руках кубик чуть больше детского, с гранями разных цветов. Сосед пояснил мне, что это новая игра «Кубик Рубика».

 

28.jpg

Задача играющего так совместить детали, из которых состоит кубик, чтобы каждая его грань приобрела соответствующий цвет. Не проявишь смекалку, не найдешь точное место каждой детальке — ничего не получится. Таинственная цепь ассоциаций каким-то образом связала в моем сознании «Кубик Рубика» с одним цирковым номером, увиденным мной накануне.

Дуэт эквилибристов на першах Людмилы и Виктора Шарковых начинается с лирического этюда: на манеже в луче прожектора появляются Он и Она. Оба — воплощение нежности, заботы, внимания — высокий, широкоплечий Виктор и рядом с ним маленькая грациозная Людмила. (Правда, увидеть их рядом можно только во вступлении, в дальнейшей работе артистов разделяют как минимум четыре с половиной метра перша.) Зрителям трудно ошибиться — перед ними влюбленная пара. Легкое движение Виктора, и Людмила с полпируэта выходит в его вытянутую руку. Изящный арабеск. Затем Шарков направляется в центр манежа, поворачивается вокруг себя, как бы давая возможность зрителям полюбоваться своей партнершей, и бережно опускает ее на манеж.

И вот наконец появляется перш. Людмила без лонжи взбирается на девятиметровый перш, становится на кронштейн, укрепленный на конце, и повисает там на мысках ног. Затем она демонстрирует «обрыв» на трапеции, внезапно выскальзывающей на стропах из зарядки в кронштейне. Этот неожиданный и эффектный трюк вызывает всплеск аплодисментов. И, чтобы оправдать выданный аванс, Людмила безукоризненно выполняет на трапеции гимнастическую комбинацию, показывая всевозможные висы, баланс на спине, обрывы под коленки, пятки, передний и задний кульбиты, «крест» — словом весь арсенал воздушной гимнастики. Однако не будем забывать, что все это происходит на перше, который балансирует партнер. В конце комбинации Виктор сильно раскручивает на плече перш; трапеция, подчиняясь центробежной силе, «убегает» в сторону, и артистка почти горизонтально кружится над манежем.

Как видите, в этой части номера «партию первой скрипки» исполняет Людмила Шаркова. На нее главным образом и обращено внимание зрителей. А что во второй части?

Здесь внимание зрителей раздела ется поровну — ведь Виктор, держа на лбу перш с партнершей, в свою очередь также балансирует на... перше! «Но ведь третьего партнера нет!» — воскликнет читатель. Совершенно верно — нет, но его функцию выполняет неподвижно укрепленная на манеже мачта с выдвижной телескопической секцией. Эта техническая новинка основывается на точном математическом расчете. Правда, и до этого были номера с выдвижными першами, но в них применялась гидравлика. Система же, разработанная Шарковым, механическая и строится на использовании роликов, амортизаторов и тросов. Никаких цилиндров, поршней, масла. В нужный момент униформа тянет за кулисы тонкий, почти невидимый тросик, и выдвижная секция мачты плавно поднимается вверх на целых три метра. (В дальнейшем В. Шарков собирается выдвигать и третье «колено» мачты-перша.) Всю техническую часть, „ от замысла до чертежей, артист разработал сам. Тонкая титановая мачта устанавливается на манеже за сорок пять секунд. Она прочна, легка, не «заслоняет» артистов, а, наоборот, подчеркивает сложность исполнения.

Однако техника в цирке без виртуозных исполнителей — ничто. Вторая часть номера эквилибристов Шарковых также радует своей оригинальностью и свежестью. Поставив на лоб перш с партнершей, Виктор в хорошем темпе взбирается на мачту, встает на «пяты» (площадки для ног) и через секунду начинает медленно подниматься на выдвижном перше под купол.

Но уж кто действительно работает под самым цирковым небом, так это Людмила. Шарков даже как-то жаловался, что в шапито их номер плохо смотрится — высота купола не та. Прикиньте высоту мачты, ее выдвижной части, перша, рост «нижнего», и получится где-то около шестнадцати метров! Даже сидящие на верхних рядах зрители вынуждены задирать голову, чтобы увидеть эквилибристку. И на такой головокружительной высоте артистка уверенно стоит на одной ноге, делает стойку на руках. Ее уверенность основана на полном доверии «нижнему», она знает — в критический момент Виктор найдет правильное решение, точно оценит обстановку. И неудивительно: Шарков уже десять лет занимается эквилибром, а до этого выступал как воздушный гимнаст, акробат. Он прошел хорошую школу, которая чувствуется в нем. Вот, стоя на девятиметровой высоте, Виктор снимает со лба перш и отжимает его на вытянутые руки. Вот, удерживая его в одной руке, поворачивается на девяносто градусов. Вот, вновь поставив перш на лоб, споро спускается на манеж. И все спокойно, твердо, без заметного напряжения и излишней рисовки.

Окончен этот красивый номер, в котором многое покоряет зрителей: сложные трюки, отточенные движения, позы, какая-то изящная строгость линий, элегантные костюмы. И все же, к сожалении^ нельзя сказать, что номер Шарковых абсолютно идеален. На мой взгляд, несколько затянута первая часть, временами неровен ритм работы, нечетко определены взаимоотношения партнеров.

В начале этих заметок я упомянул о кубике. Так вот, на «кубике» Людмилы и Виктора Шарковых получилось четыре цвета. Небольшое усилие, и их окажется полный комплект. Тогда-то «Лирический этюд» и засверкает всеми своими гранями. Но и сейчас можно сказать, что у эквилибристов Шарковых есть свое творческое лицо, свой оригинальный почерк.

АЛЕКСАНДР ДРИГО







Темы с аналогичным тегами Советский цирк. Январь 1983 г, Советская эстрада и цирк.

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных

  Яндекс цитирования