Перейти к содержимому

Фотодром Шираслана. Новое
подробнее
ВИДЕО. Московские театры во время ВОВ
подробнее
Животные в цирке- наша жизнь, наша самая большая любовь.
подробнее

Фотография

Журнал Советская эстрада и цирк. Февраль 1983 г.


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 9

#1 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 392 сообщений

Отправлено 16 Май 2020 - 18:04

Журнал Советская эстрада и цирк. Февраль 1983 г.

 

 

 

«Широка страна моя родная» в цирке на Цветном бульваре

С первых же мгновений, едва мы входим в зрительный зал московского ордена Ленина цирка на Цветном бульваре, как сразу же попадаем в праздничную атмосферу. И арена и все подкупольное пространство облачены в торжественный наряд.

 

2.jpg

Музыка возвестила о начале представления, которое открывается тематическим прологом, посвященным 60-летию образования СССР — первой в мире страны социализма.

Красочное убранство, национальная орнаментика на полотнищах и дорожках, раздольная песня, близкая сердцу каждого, — «Широка страна моя родная», живописные группы представителей братских республик, кинокадры трудовых буден — все это являлось образной иллюстрацией единства народов, населяющих Страну Советов.

Зрелищно яркое театрализованное действо развивалось динамично, вдохновенно, по восходящей линии. В современных ритмах песни «Я, ты, он, она вместе — целая страна» затейливо перестраивались мизансцены участников парада-пролога, вводились все новые и новые эффекты, причудливо трансформировалась круговая ширма — такого изобретательного оформления не упомнить старому манежу. Зритель захвачен общим эмоциональным подъемом, какой мы испытываем на международных фестивалях молодежи, когда представители разных народов весело и беззаботно кружат в общем хороводе.

Радостное чувство приподнятости — превосходный запев к праздничному спектаклю, поставленному народным артистом РСФСР Леонидом Костюком.

Перед постановщиком стояла непростая задача: органично увязать в едином творческом ансамбле разножанровые номера, столь различные по своему почерку. И это ему удалось в полной мере. Художественный мир спектакля многолик, емок, блистательно профессионален. Режиссер сумел последовательно выделить на всех «ярусах» своего спектакля главную тему — неисчерпаемую силу ленинской национальной политики. При этом он, как видно, не задавался целью собрать в своей программе национальное искусство всех братских республик. И это правильно. Кому же неизвестно, что объять необъятное невозможно? И того, что представлено в спектакле, с лихвой хватает, чтобы развернуто и убедительно рассказать о нерасторжимых узах дружбы народов нашей страны, о богатстве их духовной жизни и расцвете национальной культуры. Всем своим образным строем, содержанием своим и атмосферой спектакль воспринимается зрителями как торжество интернациональной спайки. И в этом смысле полностью отвечает своему заглавию — «В семье единой».

Как члены единой семьи выходят на солнечный круг арены дагестанские канатоходцы и гуцульские прыгуны, белорусские гимнастки и литовский эквилибрист; сообща создают праздничное зрелище наездники из Туркмении, клоуны-весельчаки из Белоруссии, акробаты из Татарии. Вместе с ними плечо к плечу русский атлет-силач, русские дрессировщики, иллюзионисты, музыканты. И каждый языком циркового искусства выражает сущность души своего народа. На манеже зримо представлено единство всех наций в нашей стране.

В прошлые времена, когда хотели подчеркнуть особую торжественность зрелища, выносили на афишу непривычно для нас звучащее сочетание слов — «Гала—представление». Гала-представлением хотелось бы назвать спектакль, который вобрал в себя много ярких номеров. Это и лирически окрашенное воздушное адажио Н. Васильевой и Ю. Александрова, обладающих высокой профессиональной подготовкой и артистизмом; это и забавные обезьяны дрессировщика Фярида Якубова, его четвероногая артистка вызвала веселое оживление всего цирка, представ в роли джигита-наездника; в этом же ряду и силовое жонглирование Анатолия Осипова и азартное состязание в ловкости и удальстве гуцульских лесорубов (акробатическая труппа «Черемош» под руководством заслуженного артиста Украинской ССР В. Максимова). «Черемош» зажигает публику искрометным фейерверком сальто-мортале. Органично вписалось в программу выступление заслуженной артистки РСФСР Инги Агароновой и заслуженного артиста Армянской ССР Георгия Агаронова. Название эстрадно-циркового номера, исполняемого этим обаятельным дуэтом, менялось на протяжении ряда лет: «мнемотехника», «отгадывание мыслей на расстоянии», «опыты памяти»... Агароновы озаглавили его «Полет мысли» — удачно!

Хотя многим зрителям известен принцип, который лежит в основе демонстрируемого ими феномена, тем не менее то, как они это делают, прямо-таки ошеломляет. Работают Агароновы виртуозно. Зашифрованные сведения подаются с минимальной знаковой информацией. Культура ответов — безукоризненна. Когда слышишь, как свободно, я бы даже сказал, изысканно общается Георгий Агаронов с многоязыкой публикой, заполнившей цирк, — с немцами по-немецки, с испанцами по-испански, с венграми по-венгерски — как тут не восхититься вместе со всем зрительным залом! Присутствие «Полета мысли» в спектакле ценно еще и тем, что номер этот вносит заметное жанровое разнообразие в представление, — а это не так уж и маловажно, ибо если и есть в чем упрекнуть составителей рецензируемой программы, так это в ее перегруженности акробатикой. Ведь зрители-то не слишком разбираются в многообразии прыжковых комбинаций.

Поддерживать праздничное настроение на манеже призваны клоуны-весельчаки — душа циркового зрелища. В этой программе службу несут сразу два смеховых «подразделения». Гости из Белоруссии — А. Воронецкий и Ф. Гулевич. Их образы-маски имеют фольклорное происхождение. Артисты играют деревенских дружков, которые хотя и оказались в новых жизненных условиях — попали в город, в цирк, — однако себе не изменили и не расстались со своими орудиями производства — мотыгами, косами, цепами, но теперь все это предстает в новом качестве — клоунского артибута. Разбитные бедокуры подтрунивают друг над другом и живо показывают забавные сценки из народного быта, среди которых особенно удалась веселая переброска кухонными чугунами. Не скажу, что клоуны Воронецкий и Гулевич цементируют отдельные номера программы (нынешние коверные вообще утратили такое умение), но вносят в этрт спектакль свою долю веселой разрядки.

Вторую группу — клоунское трио: П. Толдонов, В. Минаев, Р. Коновалов — впервые увидел я на манеже года три назад. Наторелые в цирковом юморе комик и много и успешно смешили тогда зрителей и по праву являлись украшением программы. Увы, с того времени что-то незаметно каких-либо новшеств в их репертуаре. А ведь для клоунской профессии так важно не застаиваться на месте! И к тому же известно, что всякий актер, а клоун в особенности, растет главным образом в работе над новым репертуаром.

И в заключение разговора о клоунах позволю себе одно замечание: не то досадно, что эти группы действуют врозь каждая сама по себе, хотя, вероятно, в интересах программы совместные интермедии могли бы оказаться более художественно целесообразными, досадно, что смех даровитых артистов слишком легковесен, не поднимается выше заурядного развлекательства. И здесь явный «прокол» в содержательном спектакле.

Как и весь циркрвой конвейер, представление «В семье единой» включает в себя номера, в которых присутствует образное решение, и те, которые можно называть      демонстрационными. (В них артисты демонстрируют голые трюки и после каждого, подобно тому как это происходило сто лет назад, делают «продажу», или, по-другому, «комплимент» — просят поаплодировать). К числу вторых относится эквилибр на канате заслуженных артистов Дагестанской АССР сестер Гаджикурбановых и А. Медникова. Этот зрелищно эффектный номер построен в традиционном ключе: состоит из переносов акробатических пирамид с одного мостика на другой. А между тем древнейшее искусство хождения по канату, ос9бенно распространенное у народов Кавказа, обладает поистине неисчерпаемыми возможностями для образных форм. История донесла до нас описание многих жанровых сценок, которые мастерски разыгрывали на тугонатянутом канате народные комедианты Армении, Грузии, Дагестана. В свое время Акрам Юсупов, а ныне Владимир Волжанский смело использовали этот старинный снаряд, создавая на нем целый образный мир. Выступление Гаджикурбановых и Медникова рождает некоторые рассуждения о тенденциях развития нашего цирка — в каком направлении ему двигаться в ближайшее время.

Представление «В семье единой» для меня лично примечательно своей устремленностью в будущее. Оно энергично приближает тот час, когда режиссерское вмешательство станет не фрагментарным, но распространится на всю художественную структуру спектакля, когда примат режиссуры утвердится во всей своей полноте.

И еще одно соображение. Сегодня уже отчетливо видна тенденция движения советской арены по пути образного решения цирковых произведений. Собственно говоря, вопрос об образном начале в номерах возник не сейчас. Однако и поныне десятками «выпекаются» номера так называемого демонстрационного толка и до обидного мало выходит на арену новых номеров с яркой образной формой.

Манеж дожидается режиссеров, который проявят себя не только умелыми организаторами циркового зрелища, но и — что не менее важно — как художники, способные раскрывать внутренний творческий потенциал артистов, способные мыслить образами и в этом ключе создавать номера и спектакли. Ибо именно эта творческая линия — весомая гарантия успеха в той конкурентной борьбе со спортом, какая идет пока не в пользу цирка.

Демонстрационные номера — это, на мой взгляд, вчерашний день нашей арены. Номера же, построенные образно, — день завтрашний.

Примеры впечатляющей образной формы отчетливо видны на материале спектакля в «Семье единой». И в первую очередь это конно-акробатическая сюита «Эхо Азии». Сюита имеет двухчастное построение. Содержание первой части выражено в заголовке: эхо — отраженный звук, в данном случае метафоричное отражение дедовских обычаев канувшей в прошлое Азии. И вторая часть — новь преображенной Туркмении.

Руководитель этого крупного номера Давлет Ходжабаев, народный артист Туркменской ССР, является и постановщиком сюиты. Ходжабаев умело использует в ней и пантомиму, и музыку, и свет, и смену ритмов, и пластическую выразительность, и джигитовку, и конную акробатику, все эти краски помогли ему нарисовать живописный этюд жизни старого Востока — беспощадно-лютую поимку беглянки. И как противопоставление минувшему режиссер выстраивает средствами цирка жизнеутверждающий мир современного солнечного края. (Первая часть ввиду ограниченного времени и обилия номеров сокращена.)

Характерное для сегодняшнего театра и кино жанровое взаимопроникновение присутствует и на этом манеже. Органичный синтез акробатики и дрессуры лежит в основе номера Беляковых. И хотя здесь тоже демонстрируют чередующиеся трюки плечевой акробатики, тем не менее и по режиссерской трактовке, и по своему содержанию, и по духу, и, наконец, по цирковому языку — меткому, яркому, сочному — это, конечно же, произведение образного порядка. Акробатика и дрессировка здесь — средство выразительности. В яркой картинке праздничного гулянья, написанной талантливой режиссерской «кистью», мастерски передана сама стихия русского народного характера: обаятельное лукавство насмешливых девушек и молодеческий задор парней, каждый на загляденье плечист и статен, один другого краше и сноровистей, удалец к удальцу. Нет, они не изображают ловких и сильных, а в самом деле сильны и ловки до поразительного, не прикидываются жизнерадостными, а впрямь бодры и веселы. Им верят. Ими любуются. Затейливые акробатические «переплясы» и медвежья потеха подаются ими в живой образной форме. Да, конечно, номер руководимый заслуженным артистом РСФСр Венедиктом Беляковым-младшим, принадлежит к числу выдающихся не только в нашей стране, но и в мировом цирке. И не случайно эта труппа сумела завоевать на самом престижном из всех международных конкурсов, в Монте-Карло, высокую награду — «Золотого клоуна».

Особо хотелось подчеркнуть, что весь этот спектакль вообще развивается под знаком режиссерской мысли. Помимо композиции выстроенной Л. Костюком, помимо блистательно поставленных номеров самими актерами — Венедиктом Беляковым-старшим и Давлетом Ходжабаевым эта программа оплодотворена удачными творческими решениями и других цирковых режиссеров.

Долгую художественную жизнь получил самобытный номер, называемый впрочем, как-то уж очень буднично — «Ренское колесо в воздухе». Его постановщик П. Майстренко нашел много свежих решений использования снаряда, заставил его «работать» в различных проекциях и неожиданных ракурсах. Однако вращающееся под куполом сконструированное им колесо могло бы так и остаться холодной грудой металла, когда бы не было столь впечатляюще оживлено четверкой задорных белорусских дивчин. Легко, динамично, грациозно, с подлинной увлеченностью действуют они на своем подвижном снаряде. И своим жизнерадостным выступлением вплетают в праздничный венок программы еще один яркий цветок.

П. Майстренко в полной мере владеет тем, что является отличительной чертой режиссера цирка, — способностью мыслить трюковым действием. Это же свойство присуще и Семену Уральскому, режиссеру, издавна тяготеющему к образной форме и оригинальным решениям. Он создал для литовского эквилибриста на проволоке Стасиса Пожериниса номер акварельной тональности. Постановщику и актеру удалось вылепить нештампованный образ скромного юноши нездешних мест, с нездешними манерами. В нем не бушует темперамент, как, скажем, у туркменских джигитов, куда там! Типичная флегма. Невысокий ростом, щуплый, немного робкий, он в какой-то отрешенной задумчивости, как бы случайно оказывается на тонкой струне, высоко в воздухе. И там этот меланхолично настроенный юноша, словно прислушиваясь к тихой мелодии радости, звучащей у него внутри, с удовольствием показывает свое нелегкое искусство удерживать равновесие в самых, казалось бы, невероятных положениях.

Умелая режиссерская рука сказалась и на общем построении художественно-акробатической группы «Фантазия», руководимой заслуженным артистом Татарской АССР Рашидом Ка-малетдиновым. Создала этот номер Клара Кох, недавно ушедшая из жизни.

Общий успех представления дополняют и танцевальные заставки балетного ансамбля, поставленные Натальей Маковской, и живая, полнокровная палитра нового для цирка на Цветном бульваре художника Марины Зайцевой, и, как всегда, корректная и вместе с тем внушительная подача программы инспектором-режиссером Завеном Мартиросяном. Этому же в немалой степени способствует и оркестр цирка (музыкальный руководитель — заслуженный артист РСФСР Н. Соколов). Все эти слагаемые постановщик Л. Костюк привел к единому художественному знаменателю.

Стремясь создать зрелищно целостную картину, он волевым приемом вмешивается и в отдельные номера, вплетая в их ткань сценические элементы выразительности, каких прежде не было в этих номерах. Взять, к примеру, иллюзионное ревю Любови и Анатолия Сударчиковых. В тот момент, когда на артистке самым чудодейственным образом меняется цвет и фасон платья, Леонид Костюк вводит в музыкальную партитуру новый ритм — вальс. И под его звуки исполнительница начинает вдохновенно вальсировать в своем новом наряде, выглядит это, сразу же скажем, вполне мотивированно и органично. Но режиссер усиливает эффект: заполняет манеж кружащимися в танце балеринами, пускает по куполу разноцветные вертящиеся световые блики, и даже лошадь вместе со всеми танцует под всадником. И все это создает настроение карнавального веселья, кажется, будто ожил тот незабываемый вальс из кинофильма «Цирк». Помните: «закружился шар земной»?..

В другом случае постановщик к месту привлекает группу оркестрантов, костюмируя их под жителей голубого Немана — литовских музыкантов, что играют во время народных празднеств. Этот художественный штрих удачнейшим образом усиливает эмоциональность номера С. Пожериниса. Подобного рода выразительные детали рассыпаны по всему спектаклю, который увидел свет манежа в цирке на Цветном бульваре, чей художественный потенциал всегда был необыкновенно высок. Этот манеж издавна является полигоном режиссерских экспериментов. С первых же революционных лет здесь упорно отыскивали свежие зрелищные формы и идейно значительное содержание.

Надо полагать, нынешнее руководство старейшего цирка возьмет направление на творческое развитие плодотворных традиций этой арены и будет ориентироваться на поиск новых художественных идей.

Новые современные художественные идеи — это то, чего так недостает цирку-83.

Р. СЛАВСКИЙ

 


  • Статуй это нравится

#2 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 392 сообщений

Отправлено 17 Май 2020 - 21:33


Артист цирка старший краснофлотец Анатолий Махтей


В ночь с 3-го на 4-ое февраля 1943 года в тяжелом бою советские десантники отбили у фашистов полоску берега под Новороссийском. Это стало началом героической операции «Малая земля». В том десанте был и призванный в ряды защитников Родины артист цирка старший краснофлотец АНАТОЛИЙ МАХТЕЙ.

 

12.jpg

А. МАХТЕЙ. 1942 год

В книге «Малая земля» Леонид Ильич Брежнев писал: «Я возвращался к мысли: а как же высаживались здесь наши люди, когда на месте спасительных укрытий стояли немецкие пулеметы, а по ходам сообщения бежали невидимые десантникам гитлеровцы с автоматами и гранатами? У каждого, кто вспоминал, что тем первым было намного труднее, наверняка прибавлялось сил».

Этим первым десантным отрядом, состоящим из моряков-добровольцев, командовал майор Цезарь Куников, а одним из рядовых десантников был старший краснофлотец Анатолий Махтей, ныне цирковой эквилибрист.

— Я служил в разведроте Новороссийской морской базы, — вспоминает Анатолий Дмитриевич. — Узнав о наборе добровольцев, большинство разведчиков тут же изъявили желание идти в десант. Стали добровольцами и мы — старшина первой статьи Сергей Колот, старшина второй статьи Борис Жуков и я. Трое неразлучных друзей, готовых друг за друга в огонь и в воду в самом прямом смысле этих слов. Пошла с нами в отряд Куникова и наша радистка-санинструктор Нина Марухно. У меня были свои счеты с фашистами. В начале войны погиб под бомбежкой мой отец, а вскоре умерла мать, раненная при эвакуации. Гитлеровцы разрушили и оккупировали мой родной город Новороссийск.

В отряд особого назначения, куда зачислили Махтея, принимали только моряков, уже проявивших себя в боях. Тщательно отбирая их, майор Куников и его замполит старший лейтенант Старшинов предупреждали всех добровольцев о смертельной опасности предстоящей операции, о ее строжайшей секретности.

Отряд собрался в Геленджике. Двести пятьдесят отважных моряков, пять штурмовых групп. Начали подготовку к десанту. Прыгали с катеров на берег, а зачастую и в воду, карабкались по скалам, учились из любых положений точно бросать гранаты, заряжать на ощупь автоматические диски, владеть вражеским оружием, изучали приемы рукопашной схватки и еще многое из того, что нужно уметь десантнику в ночном бою.

 

8.jpg

Эквилибрист А. МАХТЕЙ (нижний). 1979 г

И вот накануне посадки на катера выстроились штурмовые группы. Они готовы выполнить свой долг — быть первыми и обеспечить высадку на плацдарм других десантных отрядов, а затем и соединений 18-й десантной армии. Отряд дает торжественную клятву, первым подписывает ее командир Цезарь Куников.

«Идя в бой, — говорилось в ней, — мы даем клятву Родине в том, что будем действовать стремительно и смело, не щадя своей жизни ради победы над врагом. Волю свою, силы свои и кровь свою капля за каплей мы отдадим за счастье нашего народа, за тебя, горячо любимая Родина...».

— Подлинник нашей клятвы экспонируется в Новороссийском музее, — говорит Анатолий Дмитриевич Махтей, — моя подпись — в верхней части второго столбца. Все куниковцы сдержали свою клятву, ведь в основном только тяжело раненными покидали мы Малую землю.

Темной, холодной ночью подходили катера с десантом к мрачным скалам Цемесской бухты. С противоположного берега ударила по немецким укреплениям наша артиллерия. И когда она перенесла огонь в глубину, катера устремились вперед.

— Вражеская оборона ожила, когда мы уже подошли к берегу, — вспоминает Махтей, — стало светло, как днем. И ракеты, и прожекторы, и трассирующие пули. Слева от нас разбило снарядом катер, и люди с него плыли к берегу. Был сильный прибой, наш штормтрап не достал до мели. А тут команда «Вперед!». Мешкать было нельзя. Прыгали в ледяную воду. Я, как видите, росту не богатырского, да еще в какую-то яму попал. Нырнул с головой. Обозлился страшно. Не помню, как и оказался на скале. Полез вверх и увидел Колота. Бросился к нему и угодил вовремя, как раз к рукопашной.

Вторая штурмовая группа лейтенанта Василия Пшеченко, в которой сражались Махтей и его друзья, к рассвету пробилась к железнодорожной ветке, метрах в трехстах от берега, и начала закрепляться. Автоматам и ножам десантников противостояли артиллерия, минометы, танковые пулеметы противника. Штормило, дул ледяной ветер, шел мокрый снег.

—    Уже потом мы узнали, — говорит Махтей, — что наш десант в Станичку намечался как демонстративный, отвликающий, а основной должен был высадиться в тридцати километрах северо-западнее, в Южной Озерейке. Но этот большой десант не удался, и наш стал основным. Поэтому мы сперва и воевали такими малыми силами, как нас учили — «не числом, а умением».

«С этого десанта и началась эпопея Малой земли», — вспоминал Леонид Ильич Брежнев

В одной из попыток пересечь насыпь Сергею Коготу автоматной очередью перебило обе ноги Анатолий взвалил старшину на себя потащил к причалу у Рыбзавода, а товарищи прикрывали их, отбиваясь гранатами.

На другом день не повезло и самому Махтею. Большой горячий осколок впился ему в плечо. Рука сразу онемела.

Ночью Нина Марухно проводила его к причалу.

Раненых было там много. Не дождавшись в эту ночь своей очереди на отправку и почувствовав себя получше, Анатолий утром вернулся к своим. Но ему не пришлось здесь долго повоевать. На другой же день его ранило в голову,

да и так крепко, что и не помнит, как попал Геленджик. Очнулся уже в госпитале.

Потом — эвакуация в Баку и почти трехмесячное лечение в госпитале. От прибывших позднее тяжелораненых десантников Махтей узнал, что из их отряда особого назначения на Малой земле пости никого не осталось, а его командно майор Куников был смертельно ранен 12 февраля.

—    Мы все, кто его знал, очень горевали. Настоящий был человек, — вспоминает Анатолий Дмитриевич.

Махтей продолжал свой боевой флотский путь. Из госпиталя — в батальон морской пехоты, потом — бои за Керчь, за освобождение Одессы. Затем — Дунайская флотилия. День победы встретил за Веной.

В 1947 году вернулся в цирк демобилизованный старшина первой статьи Анатолий Махтей. Он рассказывает:

—    Я выступал в цирке с двенадцати лет. Был акробатом и эквилибристом. Цирковая натренированность помогла мне и в десанте и во всей нелегкой фронтовой жизни. После демобилизации я несколько лет был наездником в конном аттракциона народного артиста РСФСР Михаила Туганова, а потом создал свой номер «Эквилибр на вольностоящей лестнице». Сейчас, на пороге шестидесятилетия, силы у меня уже не те. Скоро покидаю манеж. Но мечтаю еще несколько лет поработать с цирковой молодежью.

В Новороссийске возле огня Вечной славы у могилы Героев Советского Союза Цезаря Куникова и Николая Сипягина в день освобождения города от немецко-фашистских захватчиков собираются участники этой героической битвы. И среди них — невысокий моложавый человек с орденом Красной Звезды, многими боевыми медалями и нагрудным знаком «Куниковец», бывший участник первого десанта, а сейчас цирковой артист Анатолий Дмитриевич Махтей.

К. АЛЕКСЕЕВ
 



#3 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 392 сообщений

Отправлено 17 Май 2020 - 21:47

Гастроли в Бресте коллектива «Романтики»

 

Во время гастролей в Бресте коллектив «Романтики» московской дирекции «Цирк на сцене» встретился с ветеранами войны, воинами гарнизона, представителями комсомольско-молодежных бригад. Эта встреча состоялась в зале драматического театра и проходила под девизом: «Слава народу-победителю, народу-созидателю!»
 

Профорг нашего коллектива и организатор встречи В. Комар рассказал о работе московских коллективов «Цирк на сцене», о наших поездках в самые отдаленные уголки Родины. Рассказал и о гастролях за границей: о встречах артистов с рабочими, о том, что мы даем бесплатные представления для больных и престарелых людей, которые не могут попасть на представление. В каждой поездке советские артисты приобретают все больше и больше друзей.

Участник встречи член президиума городской секции Советского комитета ветеранов войны — подполковник в отставке В. Шайкин в своем выступлении подчеркнул огромное значение шефства творческих коллективов над бывшими фронтовиками, частями Советской Армии и Флота. Ветеран Великой Отечественной войны ведущий программы Р. Бромберг рассказал об артистах цирка, которые воевали на фронтах Великой Отечественной войны.

С чувством огромной ответственности, с подъемом выступали перед зрителями артисты. Открывали представление воздушные гимнасты Н. Фернандес и К. Костюк, пластический этюд продемонстрировала Л. Шевчук, веселый эксцентрический номер «Бабушка и внучка» показали артисты Руденко. Зрители увидели и другие интересные номера: «Эквилибр на проволоке» В. Валяева, «Антипод» Т. Костюк. В. Антонов и В. Коноплев покорили легкостью исполнения сложных акробатических трюков. А. Гульченко выступил и как жонглер и как иллюзионист. Украсили программу медведи дрессировщика Н. Журавлева. Волнующе прозвучала композиция «День Победы» в исполнении Р. Бромберга. Сопровождал представление оркестр под управлением В. Комара.

Не успел опуститься занавес, как на сцену вышли ветераны Великой Отечественной войны, комсомольцы и военнослужащие и вручили коллективу памятные подарки, сувениры от ветеранов, воинов гарнизона, комсомольцев. Управление культуры облисполкома за творческие встречи и шефские представления для трудящихся Бреста и тружеников сельского хозяйства наградило коллектив грамотой.

Художественный руководитель коллектива, заслуженный артист РСФСР

ВЛ. САВЕЛЬЕВ
 



#4 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 392 сообщений

Отправлено 19 Май 2020 - 14:19

Ролики на льду
 

Когда создавался первый коллектив «Цирк на льду», а затем и второй, на лед переносились цирковые жанры, продумывалось, как трюки акробатики, эквилибра, жонглирования исполнить артистам, на ногах которых коньки.

 

12.jpg

Я хочу рассказать, как развивался жанр роликобежцев в цирке на льду.

Заглянем в цирковую энциклопедию. «Роликобежцы — исполнители номера фигурной и трюковой езды на роликовых коньках (как правило, на специальной круглой площадке 2—3 м в диаметре, иногда на пьедестале). Трюковой репертуар роликобежцев разнообразен: динамичные пирамиды, маневрирование среди расставленных предметов и др. Номера роликобежцев появились в цирке с 90-х годов XIX века.

Сейчас трудно судить, кому первому пришла в голову смелая идея перенести жанр роликобежцев на лед. Между роликовыми и фигурными коньками, разумеется, есть разница, обусловленная принципами движения. Роликовые коньки катятся по специальному полу, фигурные — скользят по льду.

И были скептики, которые недоверчиво относились к возможности перенести трюки роликобежцев на лед. Они говорили, что во время исполнения вертушек фигурные коньки будут «вгрызаться» в лед и артист не сможет развить такую скорость вращения, как на роликовых коньках. А раз скорость будет меньше, то пропадет эффект выступления.

Артист цирка роликобежец Е. Седов считал, что трюки, перенесенные с ограниченной площадки пола на ледяной манеж, только выиграют. Сам он катался на роликах и на фигурных коньках. Это позволило ему в 1969 году взяться за подготовку нового номера для второго коллектива «Цирк на льду». В номер вошли артисты-стажеры Н. Карпачева, И, Смагина, Е. Уланова, О. Ковалева, Е. Огуренкова, П. Пийбар, В. Кириллов, С. Волянский, В. Петров и автор этих строк. Репетиции шли сначала в Москве, на катке «Кристалл», потом в Симферопольском цирке. Седов трудился самозабвенно, передавая нам приемы исполнения трюков, «маленькие хитрости», которыми владел. Он показал нам киноленту, на которой засняты трюки роликобежцев и подходы к ним. Фильм крутили раз двадцать. Пол для роликовых коньков стоял рядом с ледяной площадкой. На нем Седов показывал, как надо проделывать тот или иной трюк, потом надевал фигурные коньки и то же самое исполнял на льду. В подготовке номера участвовал балетмейстер О. Павлов.

В октябре 1971 года состоялась премьера. Номер «Цирковая карусель» был построен как веселое состязание девушек и парней в удали и смелости. Одетые в стилизованные русские костюмы (художник А. Судакевич) артисты парами появлялись на манеже. С выходом каждой новой пары трюки-вертушки усложнялись, темг возрастал. На финал исполнялась крутка трех девушек в петлях на аппарате, который раскручивают партнеры.

Органиное сочетание элементов парного фигурного катания, таких как «лутцевая подкрутка», «тодес», «кауфманы» и другие с трюками-крутками, характерными для роликобежцев делали выступления выразительными. Лед и коньки позволили увеличить скорость исполнения всех трюков, переходы от одного к другому. Если роликобежцы выступают на настиле диаметром 2—3 метра, то в новом номере в распоряжении исполнителей — вся ледовая арена. Это позволяло традиционные трюки-крутки выполнять одновременно трем парам (а в настоя-дее время — уже пяти парам).

Исполнение трюков роликобежцев на льду требует больших физических усилий. Лезвия коньков врезаются в лед, и, чтобы поддерживать необходимую скорость вращения, нужно прилагать много сил, особенно когда артисту приходится выполнять крутку с двумя партнершами. Если используется вся площадь ледяной арены, то увеличивается количество фигурных раскаток. Такое возможно при условии, что выступающий мастерски владеет коньком и непременно физически хорошо подготовлен.

В первом коллективе «Цирк на льду» наш номер «Цирковая карусель» вызвал желание создать что-то подобное. В 1971 году артисты М. Смыслова, Л. Тимашпольская, А. Пучков, Б. Яковлев, М. Кравченко приступили к освоению оригинальных трюков-круток.

Режиссер Ю. Архипцев предложил артистам попробовать крутки в обручах. Это раскрыло новые выразительные возможности. Обруч то находится в руках у девушек, которые исполняют акробатические элементы, то партнеры раскручивают обручи, в которых сидят их партнерши. Был найден финал: уход всех пар одна за другой в крутке «ласточкой» (партнер вращает партнершу, держа ее за руку и за ногу). Когда трюки были освоены, приехал композитор О. Любивец. Он предложил свое, музыкальное «видение» номера. О. Любивец интерпретировал музыку Баха, переложив ее для современных музыкальных инструментов. Костюмы были выполнены по эскизам художницы Р. Вайсенберг. В 1973 году с успехом прошла премьера номера «Акробаты с обручами».

В 1977 году участники этого номера совместно с балетмейстером-постановщиком В. Усмановым взялись подготовить выступление, посвященное Олимпийским играм в Москве. Был расширен состав номера — в него вошли еще Е. Пучкова, С. Фомина, В. Калиниченко, П. Лисиченко.

Премьера произведения «Олимпийские кольца» состоялась в 1979 году. Пять пар исполнителей представляли пять континентов. У каждой пары — костюмы и кольца своего цвета (художник по костюмам Э. Стенберг). Наступает момент, когда все исполнители выстраиваются с кольцами и зрители видят олимпийскую эмблему, которая высвечивается прожекторами. Зрители тепло встретили этот номер, полный движения, ярких красок.

С момента создания «Карусели» прошло восемь лет. За это время накопился опыт, возросли возможности участников номера. В него вошла мастер спорта СССР по фигурному катанию на коньках С. Альпидовская. Исполнители задумали освоить новые трюки, перестроить свое выступление. Осенью 1979 года «Цирк на льду» находился на гастролях в ГДР. Поездка была напряженной — ежедневно два спектакля. Но, несмотря на такие нагрузки, мы репетировали новый, космический вариант номера. Его премьера в Лейпциге прошла с большим успехом.

В зрительном зале круговорот бликов создает впечатление звездного неба. Стремительно появляются исполнители; подхватив партнерш, они раскручивают их. Принцип круток (или вертушек, как их еще называют) таков — партнер, отталкиваясь двумя ногами, вращается вместе с партнершей вокруг своей оси. Партнерша принимает различные положения. Партнер держит партнершу за руку и за ногу («ласточка»), за одну ногу, за талию или при помощи петель. Большая площадь льда позволяет, как уже говорилось, выполнить крутки одновременно несколькими участниками номера. В нашем номере «Космическая фантазия» четыре пары исполнителей синхронно выполняют крутку в «ласточке» и «за талию» (замечу, что в номере «Олимпийские кольца» пять пар одновременно исполняют крутку, в которой партнерша держится ногами за шею партнера).

В «Космической фантазии» эффектно выглядит крутка, исполняемая с помощью двух петель, соединенных вращающимся устройством. Артистка вращается вокруг своей оси, в то время как партнер раскручивает ее вокруг себя.

Интересно смотрится крутка двух партнерш. Посадив на плечи одну партнершу, исполнитель берет вторую за руку и за ногу и раскручивает их. В финале исполняется крутка трех артисток на аппарате, который держат на плечах три партнера. Гаснет свет, фосфоресцирующие костюмы, выполненные по эскизам художницы А. Богословской, загадочно мерцают в вихре движений. Эффект выступления усиливает и музыкальное сопровождение, интересно решенное композитором Л. Моллером.

Номер «Космическая фантазия» передает смелый порыв тех, кто устремлен к звездам, кто бесстрашно штурмует просторы вселенной, открывает новые, манящие миры. Яркость мечты, дерзаний отражена в стремительном калейдоскопе красок, движений, света.

В двух коллективах «Цирк на льду» в одном и том же жанре поиск идет разными дорогами. Где-то они пересекаются, где-то расходятся, но стремление к новому, еще не познанному объединяет артистов обоих коллективов!


С. НОВИНСКИЙ, артист цирка

 



#5 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 392 сообщений

Отправлено 23 Май 2020 - 20:09

Премии Ленинского комсомола 1982

Бюро ЦК ВЛКСМ постановило присудить премии Ленинского комсомола в 1982 году: Дуровой Наталье Юрьевне, художественному руководителю, директору Театра зверей имени В. Л. Дурова, — за большую работу по нравственному воспитанию подрастающего поколения; Стихановскому Владимиру Алексеевичу, Теплову Игорю Владимировичу, Якубову Фяриду Энверовичу, артистам Союзгосцирка, — за большие достижения в области циркового искусства;

Фольклорно - хореографическому ансамблю «Хорошки» Государственной филармонии Белорусской ССР за большую работу по эстетическому воспитанию молодежи и высокое исполнительское мастерство.



#6 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 392 сообщений

Отправлено 23 Май 2020 - 20:26

Танцовщик на проволоке Владимир Стихановский

 

Талант — это прежде всего смелость, неожиданность мысли. Умение воплотить ее, очевидно, уже потом. Начало в творчестве — слово, идея, именно они должны поразить воображение, а воплощение — покорить его.

 

20.jpg
 

Когда во время циркового представления гаснет свет и раздаются звуки знаменитой «Токкаты» Баха — это и впрямь несколько ошеломляет своей неожиданностью. Однако сразу же в сознании отмечается хороший художественный вкус — «Токката» звучит не в исполнении органа, что было бы, возможно, слишком для цирка, ее играет превосходный симфо-джаз, чуть менее торжественно, менее «хорально», чуть более романтично, ближе нам, современнее.

Какое-то время только музыка да шарящий луч прожектора в темноте. Он помогает нам сосредоточиться. Короткая пауза отделила нас от только что виденного и помогла переключиться на ожидание чего-то необычного. И в очень точный момент нашего ожидания Владимир Стихановский появляется на одном из мостиков, между которыми натянута проволока. Становится понятно — будут танцы на проволоке. Но музыка уже приготовила нас к необычному зрелищу. И Владимир Стихановский не торопится начинать. Он сидит, освещенный прожекторами, и какие-то мгновения дает нам спокойно рассмотреть себя, переключить на себя наше внимание, он весь в нашей власти, но вот он медленно запрокидывает голову, и с этого момента в его власти уже будем мы.

Прежде всего он «красив и соразмерен». Выражение взято мной из «Тысячи и одной ночи», встречается оно и у Джорджо Вазари в описании скульптуры Давида, работы великого Микеланджело. Нынче же о человеческой красоте вроде бы не принято говорить, это считается почти дурным тоном. Отчего же? Человеческая красота — достоинство немалое. А у танцовщика, пожалуй, главное. Именно из-за телосложения, фактуры, могут отчислить из балета артиста как профессионально непригодного при всех его несомненных способностях и талантах к танцу. А если танцовщик еще и на проволоке, движется словно в воздухе, открытый со всех сторон, как бы подчеркнутый и высотой и воздухом, что делает уязвимым, очень заметным малейший его недостаток, его несоразмерность. Я недаром упомянула о Давиде Микеланджело. В Киевской академии художеств, в мастерской академика Василия Захаровича Бородая, установили, что у Владимира Стихановского совпадают размеры со скульптурой Давида (если ее уменьшить до нормального человеческого роста). В мастерской Бородая дипломница Ирина Голец лепила с Владимира скульптуру в античной позе.

Но, конечно же, истинная человеческая красота должна быть одухотворена. Все чувства, пережитые человеком, все передуманные им мысли как бы остаются в его душе, составляют его неповторимый духовный мир. Здесь важны и образованность, и выпавшие на долю человека беды и радости, и главное — его отношение к ним, его способность переживать. Встречаясь с человеком, мы соприкасаемся с его духовным миром, и чем он значимее, тем больше воздействия оказывает на нас. Особенно это заметно в искусстве, которое, как известно, служит раскрытию, самовыражению человека. В искусстве же, связанном с пластикой, это особенно заметно. Здесь ведь не прикроешься, как в драме, словами авторского текста, хотя, пожалуй, и там тепло души не заменишь фальшивым темпераментом. Но особенно это чувствуется в балете. Есть блистательные танцовщики, которых воспринимаешь умозрительно, потому что они холодны, а техническое совершенство не заменит порывов души.

Нетерпеливый читатель, видно, ждет, когда же я перейду к номеру Стихановского? А я уже пишу о нем, о тех размышлениях, которые он вызвал. Описывать же сам номер?.. Стоит ли?! Можно ли описать баховскую «Токкату»? Также трудно описать, как в соревнование с ней вступает танцовщик на проволоке Владимир Стихановский. Идея эта кажется дерзкой только в самом начале, но уже каждое следующее движение артиста убеждает его в праве на это. Даже начало, а весь номер подтверждает это впечатление, говорит о виртуозности его танцевального мастерства, чувстве ритма, великолепной его координации, как это понимают в балете, — соотнесение эмоции, мысли и движения. Каждое движение до мгновения, до миллиметра рассчитано во времени и в пространстве, и эта точность заставляет подчиниться его ритму, словно подхватывает на звуковой волне. Балетные, легкие, словно летящие вариации на проволоке и четкие, острые по рисунку пластические композиции на мостиках перемежаются, дополняют друг друга. И в каждом движении Стихановский ищет соответствии музыке, музыка подталкивает и увлекает его, но выразить он стремится что-то именно свое, сокровенное. И то, что танцовщик на проволоке на высоте трех метров над манежем и понимание того, что стоило ему это совершенство, придает его выступлению оттенок драматический и ликующе радостный одновременно. В целом это зрелище красивое, романтичное, возвышенное и волнующее, и что-то есть в его стиле от «ретро», от эстетики ушедших времен, но увиденное глазами нашего современника.

Художественный вкус, о котором я говорила вначале, выдержан артистом до конца. Что стоило Стихановскому, прославившемуся сложными трюками на проволоке, отказаться от некоторых, чтобы выдержать единство классического стиля, не сбить ими настроение, атмосферу! Только в самом конце выступления он пойдет по проволоке без баланса-веера и как последний аккорд в своем соревновании с музыкой выполнит сальто-мортале.

Со вкусом сделан и его костюм — белое облегающее трико, алая легкая, развевающаяся пелерина. Он прощается с публикой, как римский патриций, отвечающий на приветствия своих легионов. И уходит. И остается щемящее чувство мимолетности прекрасного, будто нас позвали в волшебную, но... недосягаемую даль.

Некоторые упрекают Стихановского, что из столь традиционного циркового номера, каким являются танцы на проволоке, он сделал нечто неприемлемое, ненужное в цирке. Однако, очевидно, так было всегда — отдельные номера в любом цирковом жанре несли не только развлекательную функцию, но и духовно содержательную, и чем выше и значительнее была личность исполнителя, тем духовнее, интеллектуальнее становился номер.

Своеобразие, символика этой духовности были удивительны, ведь это же цирк! Но, видно, за это и любили его многие выдающиеся люди — писатели, поэты, художники, ученые. Об этом можно прочесть у Куприна, Олеши, Эдмона Гонкура. А это было давно, когда образованный, идущий в ногу со временем человек был в цирке редкостью. Теперь же, во времена НТР, цирк не может остаться в стороне от событий и преобразований, происходящих в культурной жизни, в искусстве, в таких его видах, как кино, театр, балет, музыка. Среди артистов цирка все больше и больше людей с высшим образованием, окончивших ГИТИС. Работая в разных городах Советского Союза, они бывают во многих музеях, встречаются с интересными людьми. Кроме того, во время гастролей по зарубежным странам у них есть возможность познакомиться с культурой и историей других стран воочию. Вспоминаю, как интересно и полно рассказывал мне о художественных галереях Италии известный жонглер Сергей Игнатов.

 

Все больше среди артистов цирка можно встретить личностей, интересных, творческих людей. И они «не портят» свой жанр, они просто поднимают его до себя. Они уже иначе не могут. Вместе с тем именно они первые чувствуют, как пишут в газетах, «возросшие потребности зрителя», именно их номера несут в себе духовную культуру, привлекая в цирк тех зрителей, которые обычно туда не ходят, не находя там пищи для ума. Сколько интересного можно рассказать о том же жонглере Сергее Игнатове. Или о воздушных гимнастах братьях Пантелеенко, номер которых так одухотворен, так симво-личен! И вот танцовщик на проволоке Владимир Стихановский.

Хореографическая миниатюра на музыку Баха «Вдохновение», как он назвал свое выступление,— номер безусловно этапный и в профессиональном мастерстве Стихановского и в его человеческом становлении. Чтобы сделать номер именно таким, нужно было многое понять в себе, в людях, в жизни.

Уже в первых своих выступлениях на манеже цирка артист обратил на себя внимание. Номер «Тройная проволока», который готовился в цирковом училище, особо отметили на выпуске.

Владимир Стихановский был там одним из солистов. А вскоре он со своей партнершей Татьяной Марковой начинает работать отдельно. Все программы, а их было несколько за эти годы — «Лебединая песня» на музыку А. Белаша, «Молодость» на музыку А. Пахмутовой, «Характерные танцы» — пользовались неизменным успехом. Публика встречала артистов восторженно, рецензенты восхищались виртуозностью их танцевального мастерства на проволоке, блеском трюковых элементов — сальто-мортале, сальто-бланш, рундад, флик-фляк, — которые, органично вплетая в свой искрометный танец, исполнял Владимир.

Однако миниатюра «Вдохновение» потребовала от него не только профессионального мастерства, но и нечто большего. Владимир вообще способный человек. Он рисует, пробовал лепить, в школе писал стихи, его приглашали в профессиональный балет, в кино...

—    Вот вы пришли в первый раз, — уже потом, когда мы познакомились довольно хорошо, как-то признался Владимир, — и сказали, что я талант. Но вы и не представляете, сколько труда и страданий мне все это стоило. В училище я работал как одержимый с шести утра и до ночи. Проволока, когда с нее срываешься, вибрирует и больно бьет по ногам, иногда просто рассекает кожу...

Да, очевидно, и тяжелое детство в далеком казахстанском поселке Аксуек, и годы занятий, сначала в цирковом училище, потом в ГИТИСе, и все прочитанное, все увиденное, все пережитое — все послужило истоком для «Вдохновения». А переживаний не мало выпало на долю Владимира, судьба с определенной задачей всегда старается нагрузить творческих людей. Хемингуэй когда-то сказал, что хорошие писатели получаются из тех, у которых было тяжелое детство. Возможно, хорошие артисты — тоже.

...Случалось, я приходила в цирк на выступление Стихановского и после того, как он с блеском, под аплодисменты покидал манеж, я тоже уходила к нему в гримерную. Там сразу поражала тишина. Владимир обычно уже сидел у гримировального столика. В первый раз я подумала, что он полил свое лицо из шланга — оно было в воде, но это был тот самый невидимый зрителю пот. Артист вытирал лицо салфеткой, но через несколько секунд его снова покрывали струи пота:

—    Это еще от напряжения во время работы...

Иногда возникали неожиданные осложнения. Для номера Пантелеенко манеж застилали пестрым ковром. Ковер оставался на выступление Владимира. Но вот как-то Пантелеенко не работали. О ковре забыли... Выступление Владимира, как всегда, прошло с большим успехом. Но когда я зашла к нему, он тихо, но очень выразительно сказал:

—    Жутко было. Стал на проволоку, а подо мной... зияющая, черная яма. Столько сил стоило мне не потерять ориентировку...

Мне тоже стало страшно...

Владимир и вправду хороший актер. Он так точно и полно может передать свое видение, свои переживания и ощущения, и делает это, как современный киноартист, «на крупных планах».

В творческих замыслах Владимира опять необычное — Демон по картинам его любимого художника Врубеля на музыку Бетховена и композиция на музыку Вивальди.

Ну, что с ним поделать?!

ГАЛИНА МАРЧЕНКО

 



#7 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 392 сообщений

Отправлено 29 Май 2020 - 20:19

Эквилибристы-жонглеры Лидия и Леонид Игнатовы

Писать об этом номере хочется стихами, настолько захватывает дух от того, с какой головокружительной легкостью, словно шутя, артисты нанизывают один уникальный трюк на другой.

 

24.jpg

...Мелодия танго сменилась ритмами рока, и мне на мгновение показалось, что Лидия и Леонид Игнатовы выступают на огромной сцене с зеркальным полом, вокруг переливается разноцветье огней, звучит великолепный джаз...

Но действительность была куда прозаичнее: вместо сцены с зеркальным полом было обыкновенное старенькое шапито, под ногами у артистов — видавший виды ковер. Великолепный джаз существовал лишь в моем воображении, а наяву был обычный цирковой оркестр, звучание которого порой оставляло желать много лучшего.

И тем не менее был праздник. Праздник от свидания с подлинным чудом, которое называется цирк. Цирк с большой буквы. Вот почему и хотелось писать о выступлении жонглеров Игнатовых стихами...

А вместо этого — профессиональный язык артистов цирка. К сожалению, весьма прозаичный: «пять булав из-за спины», «бросаю восемь колец, в репетиции пускаю десять», «сегодня копфштейн не пошел» — это вряд ли зарифмуешь...

И в биографии Игнатовых почти не было ничего поэтически возвышенного: познакомились они в ГУЦЭИ, причем Леонид поступил туда в тот год, когда его старший брат Сергей Игнатов выпускался с номером «соло-жонглер». Свой номер Лидия и Леонид начали готовить еще в стенах училища, но осуществить свою мечту им тогда не удалось: его увлек Юрий Гаврилович Мандыч в номер «Жонглеры на вращающейся стреле», а она оказалась в номере акробатов-вольтижеров.

Какое-то время они так и работали. Потом, после рождения сына, когда уже невозможно стало разъезжать порознь, они начали готовить собственное выступление. Трудились много и самозабвенно.

Их будущий успех предопределила прекрасная и разнообразная подготовка, полученная в стенах училища. Леонид, помимо того что был к тому времени хорошим жонглером, быстро овладел амплуа нижнего. Лидия совершенствовала свое акробатическое мастерство, демонстрируя отличную школу.

Хочется сказать несколько слов о человеке, который сыграл в судьбе Лидии и Леонида Игнатовых роль доброго волшебника, — это заслуженный деятель искусств РСФСР Виль Головко. Он одним из первых поверил в молодых артистов, помог им в их начинаниях.

Замечательный номер Виолетты и Александра Кисс Игнатовым видеть на манеже не довелось. И если они стремились в чем-то повторить их достижения, то, скорее, интуитивно. Наверное, самой большой радостью для них было, когда после одного из представлений к ним за кулисы пришла Виолетта Кисс и от души поздравила молодых артистов с успехом. Но это было уже позже. А вначале возникла еще и такая проблема: на цирковом небосклоне взошла и загорелась ослепительно ярким светом звезда Сергея Игнатова. Леонид понимал: ему нельзя копировать старшего брата, нельзя быть на него похожим. Но, как мне кажется, стать до конца «непохожим» младшему все же не удалось. Да и как могло быть иначе, если родные братья, да еще жонглеры... Во всяком случае, когда Леонид демонстрирует свою сольную комбинацию с булавами, он чем-то неуловимо — легкостью ли исполнения, изяществом ли манеры — делается похож на брата.

...Выпускаться Игнатовым предстояло в Ленинградском цирке. Отрепетированных трюков им вполне хватило бы на два номера. И вновь на помощь пришел Виль Головко: приехал в Ленинград, просмотрел все, выбрал самое интересное и оригинальное. И в 1977 году на манеж Ленинградского цирка впервые вышел дуэт жонглеров Лидии и Леонида Игнатовых.

Совмещать жонглирование и эквилибр довольно сложно, уж больно различны эти жанры: жонглирование — это темп, легкость, постоянное движение, веселый калейдоскоп взлетающих в воздух предметов; эквилибр по своей природе тяготеет к некоторой статичности, неторопливым паузам между трюками.

В выступлении же Игнатовых совмещение столь различных жанров выглядит на редкость естественно. В искрометные сольные жонглерские пассажи Леонида как-то незаметно входит Лидия, и вот на глазах у зрителей рождается новая комбинация, в которой участвуют оба исполнителя. Ну а трюки Игнатовы исполняют сложнейшие, перечисление некоторых из них уже говорит само за себя: партнерша исполняет стойку на одной руке на лбу партнера, а он в это время жонглирует пятью булавами; парнерша исполняет копфштейн на голове партнера, при этом он жонглирует четырьмя мячами, а она тремя;ьпартнер балансирует на лбу ажурный перш высотой около двух метров, партнерша исполняет на нем стойку и вращает хулахуп, а партнер при этом жонглирует шестью кольцами.

Но ведь дело не только в том, какие трюки исполнять, но и как исполнять. Сказать, что Игнатовы преподносят их легко и непринужденно — значит, не сказать ничего. Артистам удалось добиться, что трюки в их исполнении (при всей их уникальности и сложности) воспринимаются как взволнованный рассказ двух молодых людей о своем отношении к жизни, рассказ о том, что преданность и вера друг в друга может покорить самые высочайшие вершины.

И еще — Игнатовы красивы на манеже, но это не красивость определенных поз или жестов, а истинная красота, взволнованная и вдохновенная.

Таких номеров, как у Игнатовых, в нашем цирке не так уж и много. Гораздо меньше, чем хотелось бы. И хочется сказать слова благодарности тем, кто помог рождению этого дуэта: режиссеру Вилю Головко, композитору Борису Рычкову, балетмейстеру Ларисе Чумаченко.

Сегодня Лидия и Леонид Игнатовы в любой программе идут красной строкой, они — лауреаты Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Гаване, артисты с успехом гастролировали в Италии, на Кипре.

Ну а будни Лидии и Леонида Игнатовых — это упорные каждодневные репетиции. Рядом с родителями репетирует Сергей Игнатов-младший. В свои семь лет он уже неплохо жонглирует, и, как знать, может на наших глазах рождается новая цирковая династия, династия жонглеров Игнатовых...

МИХАИЛ НИКОЛАЕВ

 



#8 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 392 сообщений

Отправлено 30 Май 2020 - 20:19


Александр Яковлевич Шнеер - коллекционер, собиратель, знаток цирка


Александру Яковлевичу Шнееру в 1983 году исполнилось девяносто лет.

 

27.jpg

...Когда-то, когда я еще не была знакома со Шнеером, я часто слышала: Шнеер вчера смотрел программу, Шнеер заходил за кулисы, Шнеер посоветовал, спросите у Шнеера. Да кто он? — спрашивала я с юной самонадеянностью, уверенная, что знаю всех на арене и вокруг нее.

— Коллекционер, собиратель, знаток цирка.
— А-а, коллекционер...

Я была еще в том прекрасном возрасте, когда коллекционирование считается естественным уделом пожилых людей. Потом я познакомилась со Шнеером и поняла, что цирку просто повезло, что им всерьез и на всю жизнь заинтересовался человек с таким пониманием современности, пониманием сути происходящих событий и явлений на арене и в самом конкретном смысле слова энциклопедических знаний предмета. Это еще один весомый аргумент в защиту цирка, если человек с университетским образованием посвящает шестьдесят лет жизни тому, чтобы сохранить и запечатлеть, осмыслить его события и факты. Если в хаосе этих фактов он разглядел предмет науки.

По-моему, написать статью, рецензию, где все строится на непосредственных впечатлениях, эмоциях, где можно свободно переходить от описаний к анализу, от фактов к сравнениям, гораздо проще, чем вот так о каком-то актере написать все в десяти-двадцати строчках текста, в которых уместятся его биография, творческий облик, избегая эмоций, все-таки передать зрительный эффект его появления на сцене, чтобы каждый, кто прочтет эти строчки, мог документально точно и с достаточной образностью представить, как это было, а в две страницы текста уже уложить целую эпоху.

Труд составителей справочников, словарей, энциклопедий часто сравнивают с трудом прилежной пчелы, которая носит в улей по капле. Такое сравнение слишком поэтично и слишком сентиментально. Я бы, скорее, сравнила работу энциклопедиста с работой узника, который жалким самодельным инструментом в одиночестве долбит стены крепости. И нужно очень хорошо себе представлять конечную цель и жаждать ее всей душой, чтобы вот так, изо дня в день скрести камень, зная, что еще очень много дней пройдет, прежде чем камень дрогнет и узник увидит свет в проломе стены... А до тех пор все его усилия практически равны нулю. Во всяком случае, в моем представлении труд энциклопедиста — это труд каторжный. Слишком хорошо известно, сколько писем, телефонных звонков, встреч, поездок в другие города, часов в библиотеках, письменных и устных обращений в разные организации предшествовало появлению маленькой энциклопедии «Цирк».

Самого Александра Яковлевича не так-то просто застать дома, ну, днем еще возможно, а вечером: будет после десяти, он на просмотре... он в театре... он в цирке... он в комитете драматургов... он в ВТО...
А я каждый раз с тоской думаю, что не заметила тот рубеж, после которого провести вечер дома уже кажется самым заманчивым...

По образованию Шнеер филолог, языковед, а в искусстве начал как автор двух пьес, которые шли на сцене театра. И что же, так тесно соприкоснувшись с театром и так плодотворно (в течение ряда лет он был художественным руководителем, завлитом театральных трупп в нескольких среднерусских городах), бросить все это ради цирка?

—    Зачем искать логику? Никакой логики нет, — говорит Шнеер. — Увлекся «веселыми делами» — цирком, эстрадой.

В 1924 году написал первую статью о цирке, за ней — другие. Но годы работы в театре не прошли бесследно: по вопросам театра им написано множество статей для Большой Советской Энциклопедии в тридцати томах, для энциклопедии «Москва». Более того — именно он был инициатором издания Театральной энциклопедии, составителем словника на восемнадцать тысяч терминов (словник — это краткое изложение той же энциклопедии, где все термины уже обозначены и самое главное по каждому из них уже сказано. Это каркас будущей энциклопедии, и, значит, составитель словника уже видит ее всю во всех деталях). И в пяти изданных томах ТЭ опубликовано более шестисот терминов и статей Шнеера. В этой энциклопедии впервые появился раздел, которого не было в предыдущих: «Сценическая история пьесы». Его придумал Шнеер. Истории многих знаменитых классических пьес прослежены им самим.

И все-таки Александр Яковлевич — человек цирка. Когда издание Театральной энциклопедии уже шло своим неторопливым ходом, он знал — теперь пора доказывать, что у цирка есть право, необходимость иметь собственную энциклопедию. У Шнеера уже было около восьмидесяти тысяч карточек по цирку и эстраде. И начались «хождения» двух авторов-составителей — Александра Яковлевича Шнеера и Рудольфа Евгеньевича Славского.

Цирк и энциклопедия — сами эти понятия рядом уже вызывали улыбку.

—    Позвольте, позвольте, это уж слишком... Цирк и так получил место и достаточно освещен на страницах ТЭ. Мы понимаем, что вы любите цирк, мы и сами любим ходить в цирк, но издавать энциклопедию — это почти комедийная ситуация, вам не кажется? И нужно было снова и снова убеждать, доказывать. Оказывается, только Сизиф знает, как вкатывать камень в гору... И наконец — издана. Разошлась мгновенно. И вопрос ее дополнительного переиздания уже был в порядке вещей. В цирке многое держалось на чьих-то неточных мемуарах, на очень субъективных представлениях о цирковом искусстве и его теории. Кто первый сделал трюк, что такое аттракцион — все это было спорно. Маленькая энциклопедия выступила в роли третейского судьи.

И снова «хождения», вот уже шесть лет. Теперь — вместе с Юрием Арсеньевичем Дмитриевым по поводу издания аналогичной маленькой энциклопедии по эстраде.

Уходят актеры, появляются новые. Был ли чей-то успех случайностью или началом нового направления в жанре? Вечно движущаяся и вечно меняющаяся картина, она никогда не станет неподвижной... Александр Яковлевич Шнеер это понимает. В его карточки приходится вписывать все новое и новое: выходят книги, статьи, появляются новые роли, имена, концерты, спектакли...

Но сейчас это только корректировка уже сделанной работы. А главным стало другое: Александр Яковлевич Шнеер вместе со своим давним другом и соавтором Михаилом Соломоновичем Коганом поглощены книгой, которая пока условно называется «Малоизвестное и неизвестное о цирке». И снова приносят письма, бандероли, документы и фотографии...

НАТАЛИЯ РУМЯНЦЕВА

 



#9 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 392 сообщений

Отправлено 30 Май 2020 - 22:14

Виктор Криволапов - человек и колесо

Все дело в шляпе. Да, да, в шляпе. А вернее, в канотье, что, в общем-то, не имеет особой разницы, поскольку канотье — та же шляпа, только плоская. Но канотье здесь — примета времени.
 

28.jpg

Напомаженные, ухоженные усы, широко распахнутые наивно-удивленные глаза, походка, то излишне вальяжная, то, наоборот, суетливая, — черты характера.

И время и герой угадываются легко — начало века.

Впрочем, говоря о походке, я несколько преувеличил: ее нет, ведь герой номера циркового артиста Виктора Криволапова не ходит и не бегает по земле. Он ездит. На колесе, на трости и... на собственной шляпе.

Сюжет номера Виктора Криволапова достаточно прост. Денди, эдакий щеголь, попадает в нелепую и довольно щекотливую ситуацию: прямо посередине бульвара, на глазах прохожих, а главное — дам, ломается его лимузин. Пытаясь выкрутиться из создавшегося положения и одновременно сохранить свое достоинство, щеголь совсем разваливает машину, оставаясь ни с чем.

Итак, полное фиаско. Разгром, падение, позор. Без автомобиля он — ничто. Растерянный, одинокий, даже жалкий фигляр в канареечно ярком канотье. Но подобное состояние не в его натуре. Вот тут-то и вступает в дело шляпа (я имею в виду канотье). И — выразительный, магический взлет белых перчаток! И — в одной руке канотье, а другой небрежно поправлены сбившиеся волосы. Еще мгновение — и он едет! Ну конечно, едет! Он вновь на коне, а точнее, — на шляпе!

От первого появления в лимузине до того мгновения, когда наш герой уезжает в шляпе — расстояние в шесть минут. Шесть минут — это триста шестьдесят секунд. Всего лишь триста шестьдесят секунд. Просто невероятно, насколько уплотненным может быть этот достаточно короткий промежуток во времени. Ни одной паузы. Трюки, трюки, трюки. И при этом эквилибристика, акробатика, жонглирование. Вся трюковая работа построена на колесах. Шесть минут безостановочного движения. Триста шестьдесят секунд экспрессии. Это захватывает. Это впечатляет. Но Криволапову мало. Чтобы усилить впечатление, он отказывается от деревянного настила. Работать просто на ковре во много раз тяжелее. Об этом знают профессионалы. Зато теперь он использует все манежное пространство.

Впрочем, пересказывать цирковой номер — дело неблагодарное, а главное — бессмысленное. Нужно видеть каскады Криволапова, его филигранное владение телом, поразительное чувство баланса — все его доведенные до абсурда и в то же время логически стройные трюки.

Криволапов ездит не на велосипеде и не на моноцикле — просто на колесе. Точнее, на многих колесах. Колеса убегают от него, догоняют его, накатываются и переезжают. Случается, что они разваливаются, и тогда артист скачет на оставшейся половинке. Это смешно. Ведь, как бы там ни было, всегда приятно сознавать, что в глупую ситуацию попал не ты сам, а кто-то другой. И это чуточку грустно, потому что как ни верти, а чем- о неуловимо этот странный, немножко нелепый, суетливый, спешащий и страстно желающий сохранить свое достоинство человек напоминает нас самих. С нашей повседневной спешкой, торопливостью и промахами — большими и маленькими, — посмеяться над которыми у нас порой недостает чувства юмора.

От этого ли шел Криволапов, создавая свой номер, рисуя своего героя? Может быть. Но еще, как и в каждой по-настоящему талантливой работе, есть в ней немало самого автора, его личного, им самим пережитого. Неудачник — это и мальчишка, которому врачи запретили резкие движения, и позже — болезненный юноша, мечтающий о недоступном для него цирке. И вдруг — бунт, ломка. Назло всем, назло самому себе. Хрупкий паренек таскает гири, качается на турнике, — словом, готовится. Несмотря на громадный конкурс, поступает в студию клоунады цирка на Цветном бульваре. И с фанатичным упорством по шестнадцать часов в день осваивает капризные, ускользающие из-под ног колеса. Даже старые, опытные, все повидавшие артисты осуждающе покачивали головами: «Сгорит парень, никому ничего не докажет. Зря мучается». А он доказывал самому себе. Сначала — что такой же, как все: не слабый, болезненный мальчик, а взрослый, крепкий мужчина. Потом, — что может и больше.

И когда неудачник, размазня, неумека становится вдруг на шляпу и едет, — это уже не только трюк...

Криволапов не просто смеется над своим героем, шутливо, словно походя, он утверждает вечную и очень добрую мысль: человек может много больше, чем он сам думает. Он — сильный, человек. И мы, зрители, читаем эту мысль. И верим ей.

АЛЕКСАНДР РОСИН



#10 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19 392 сообщений

Отправлено 31 Май 2020 - 09:54

Нонна и Исмар Масляновы

Творческий труд артиста цирка при взгляде со стороны всегда представляется прикрытым вуалью романтики.
 

29.jpg

 

Труд этот возбуждает особый интерес к нему, будоражит наше воображение, заставляет относиться к артистам цирка с повышенным уважением, ибо человеку свойственно преклоняться перед мужеством и ловкостью, перед гармонией тела и духа. Но не только эстетические чувства являются источником подобного отношения к мастерам манежа. Есть еще одно качество, присущее цирковым артистам. Это неизбывная верность манежу, своим товарищам, своей творческой профессии, передача этой профессии по наследству детям и внукам, образование своего рода династий.

Чувства особого уважения к труженикам манежа, не раз пережитые в прошлом, волнуют и сегодня при встрече с артистами — продолжателями дела двух ярких цирковых фамилий, отмечающими своеобразную юбилейную дату. Это Нонна и Исмар Масляновы.

Она работает в цирке двадцать пять лет, он — тридцать пять. В сумме — шестьдесят! Они, наверное, одни из самых юных пенсионеров в Советском Союзе — по существующему положению, за двадцать лет работы в акробатических жанрах пенсия назначается вне зависимости от возраста. А Нонне сегодня тридцать пять лет, ее мужу и партнеру — чуть больше. «Пенсионеры» полны сил и замыслов, но им уже есть что вспомнить, о чем рассказать.

Семья акробатов-вольтижеров Запашных хорошо известна всем любителям цирка. Маленькая Нонна, дочь Сергея Запашного, впервые вышла на манеж вместе со своим дядей Вальтером Запашным. Она взлетала с его рук в сальто. Потом юная артистка надолго «вписалась» в ансамбль всех братьев Запашных, объездив с этим номером многие цирки Советского Союза и зарубежных стран. Вместе с ними стала лауреатом VI Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Москве. Нонне было тогда десять лет, и исполняла она тройное сальто с четырех рук на руки. Именно за этот рекордный трюк она получила золотой жетон имени Акима Никитина. Такими жетонами были отмечены «тридцать три богатыря» — артисты, исполнявшие выдающиеся номера и трюки, и среди них одним из самых юных и изящных «богатырей» оказалась Нонна Запашная.

Запашным, как и всем истинно цирковым артистам, было свойственно негасимое стремление к поиску, стремление пробовать себя все в новых и новых жанрах. Казалось бы, номер групповых акробатов повсеместно имел успех у зрителей, казалось бы, уровень мастерства здесь отвечал самым высоким требованиям и незачем было думать пока о смене жанра, но Запашные не были бы Запашными, если бы остановились на найденном и эксплуатировали бы свой номер «Акробаты-вольтижеры братья Запашные» до возможного предела. Родилась идея соединить свою акробатическую симфонию с конным цирком. И дружный семейный коллектив в несколько измененном составе освоил вольтижировку на лошадях. Взрослые, стоя на крупах бегущих по кольцу манежа лошадей, отправляли юную артистку вверх, и она, сделав сальто, оказывалась снова на руках у партнеров... Но на этом мы временно прервем цепь воспоминаний о прошлом Нонны Запашной и обратимся к творческой биографии ее нынешнего партнера.

Группу артистов Симадо справедливо считали незаурядным цирковым коллективом. Руководил им эквилибрист Андрей Пантосович Симадо. В маленькой труппе работал муж его сестры Веры — Исмар Маслянов, а их сын Исмар-младший стал выступать с пятилетнего возраста. Средняя школа была окончена им «без отрыва от манежа». Еще будучи школьником третьего класса, Исмар стал исполнителем рекордного трюка. Андрей Симадо удерживал на лбу семиметровый перш, на котором Исмар попеременно делал стойки на руках и на голове, в то время как Андрей Пантосович восходил, балансируя першем, на высокую лестницу. Далее совершался переход по двойному канату, натянутому на трехметровой высоте; на средней площадке, лежа, Андрей Пантосович выполнял полный пируэт, и все это время Исмар сохранял равновесие на вершине перша. Добавим, что в момент совершения пируэта третий партнер выжимал стойку на ногах у нижнего. Трюк этот, без преувеличения можно назвать уникальным. Ему аплодировали зрители Венгрии, Югославии, ГДР, Англии. Он зафиксирован на телевидении в фильме, который так и называется «Трюк Симадо». Два из тридцати трех упомянутых золотых жетонов Акима Никитина были вручены Андрею Симадо и Исмару Маслянову за работу в этом номере. Вручены заслуженно!

Когда все члены семьи Симадо получили право на пенсию и номер прекратил свое существование, Исмар с помощью своего отца, опытного наставника, создал сольный номер «Игра с мячом», который до сих пор остается в репертуаре артиста. Изящно и непринужденно прыгают мячи в руках Маслянова. Порой кажется, что его мячики подскакивают в такт музыке сами по себе, а не за счет ювелирной работы артиста. Всегда вызывают веселое оживление в зале моменты приобщения зрителей к «тайнам» вращающегося на пальцах мячика. За кажущейся несложностью номера скрывается большой труд.

1967 год оказался для Нонны и Исмара особенным. Они соединили свои жизни, теперь они супруги, и надо решать, в каком же жанре им удобнее работать вместе. Исмар — солист. Нонна — член коллектива «Акробаты-вольтижеры на лошадях». Естественно, что эквилибрист и жонглер Маслянов входит в групповой номер, осваивая два новых для себя жанра — вольтижировку и конный жанр, — хотя времени на тренировку и репетиции мало.

В совместной работе незаметно пролетело более десяти лет. Масляновы выходят из конного номера Запашных. Снова возрождается номер Исмара с мячами. Теперь уже Нонне приходится осваивать новый для нее жанр — жонглирование. Сначала она ассистентка, затем — партнер.

...Мы сидим в цирковой гримуборной двух «пенсионеров». Улыбающаяся Нонна и активный, непоседливый, очень серьезный Исмар. Они рассказывают о своих планах. Достают из папки сценарий, объясняют, делятся мечтами о новых замыслах. Люди цирка, Масляновы преданы ему беспредельно, и это залог того, что их жизнь на манеже будет такой же яркой и красивой, как и та, что осталась позади. Удачи вам, Нонна и Исмар!


С. КЛИТИН

 






Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных

  Яндекс цитирования