Перейти к содержимому

Фотодром Шираслана. Новое
подробнее
ВИДЕО. Московские театры во время ВОВ
подробнее
Животные в цирке- наша жизнь, наша самая большая любовь.
подробнее

Фотография

Журнал Советская эстрада и цирк. Август 1983 г.

Журнал Советская эстрада ци Советский цирк. Август 1983 г Советская эстрада и цирк

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 11

#1 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19774 сообщений

Отправлено 20 July 2020 - 09:08

Журнал Советская эстрада и цирк. Август 1983 г.

 

 

 

 

Время идет - цирковые проблемы остаются Будущий историк, изучающий прошлое советского цирка, наверняка отразит период начиная с шестидесятых годов XX века, как период расцвета нашего циркового искусства, бурного развития его материальной базы.

 

5.jpg Но тот же историк не может не заметить того, что за те же годы передвижные цирки, их количество, оснащение и внешний вид остались на прежнем невысоком уровне, а мобильность их даже уменьшилась за счет снижения обеспеченности автотранспортом. Причина такого удивительного явления, на общем фоне технического прогресса и роста скоростей, для будущего ученого окажется совершенно непонятной. Но прежде чем перейти к этим наболевшим вопросам, автору хотелось бы, основываясь на впечатлениях от представлений, недавно увиденных во многих цирках-шапито, отдать должное отделу формирования программ Союзгосцирка, сумевшему в этом году своевременно обеспечить все передвижки хорошими номерами и аттракционами. Радуют и музыкальное сопровождение, и освещение, и заметное, по сравнению с прошлыми годами, повышение общей культуры и порядка в цирках, а главное, то восхищение, что видишь в глазах у зрителей, те цветы и аплодисменты, которые дарят артистам. Какое огромное, доброе дело совершают наши передвижки, принося жителям городов, не имеющих стационарных цирков, радость видеть настоящее цирковое искусство! К сожалению, сегодня эту радость Союзгосцирк может доставить жителям лишь очень небольшого числа наших городов. ТЯЖЕЛЫ НА ПОДЪЕМ НАШИ ПЕРЕДВИЖКИ Сегодня их, за малым исключением, только условно можно называть передвижными. Обслуживают они с каждым годом все меньше и меньше областных и районных центров. И если коллективы цирков «Радуга» и «Старт» не ищут легкой жизни и работают каждый хотя бы в семи городах, то пять цирков из пятнадцати за сезон бывают не более чем в двух. Переезжают они почти все по железной дороге, используя для этого целые составы платформ и крытых вагонов, и затрачивают на переезд более десяти дней. Рентабельность передвижек, несмотря на резкое улучшение артистических программ, ежегодно снижается. Но более всего огорчает то, что передвижные цирки, потеряв мобильность, зачастую вынуждены давать представления при полупустом зале. Нарушается главный принцип шапито — не перестаивать в городе ни одного лишнего дня. Все, в том числе и последние, представления должны быть аншлаговыми. Удается ведь это гастролирующим в нашей стране зарубежным циркам. Остановлюсь на работе двух передвижек, в которых я побывал в Донбассе. Это советский цирк «Салют» на 1478 мест и цирк ГДР «Аэрос» на 2548 мест. «Салют» я застал в Северодонецке, но, к сожалению, так и не смог посмотреть программу. Цирк из-за отсутствия зрителей четыре дня не работал. Директор В. Еременко на мой вопрос, почему они своевременно не прекратили гастроли в Северодонецке, ответил, что по плану должны были закрываться позже и только к этому сроку подали заявку на вагоны. «Салют» едет на Урал, в Златоуст. Выходит, что в этом месяце недели три цирк не будет работать. Крупный национальный киргизский коллектив, десятки артистов, множество животных оказались на длительном простое. Цирк ГДР «Аэрос» при мне закрылся в Славянске, а на следующий день начал гастроли в Краматорске, не потеряв на переезд ни одного дня. Премьера «Аэроса» была поистине событием для краматорцев. И внешнее оформление цирка, и его интерьер, да и вся организация гастролей была праздничной и впечатляющей. А билеты заранее продавались на все представления. Почему же наши передвижки так тяжелы на подъем? Дело тут не только в урезанном до предела штате их сотрудников и недостатке автотранспорта, айв громоздкости конструкций. В нашей стране, в отличие от других социалистических государств, нет цирковой производственной базы, обеспечивающей передвижки необходимым оснащением. Поэтому и нет единого стандарта конструкций шапито. Когда в 1958 году Союзгосцирк закупил в Польше два четырехмачтовых цирка-шапито (ныне — цирки «Веселая арена» и «Темп»), то они оказались легче и удобнее наших двухмачтовых передвижек. Через 2—3 года все наши директора перестроили свои цирки, приблизив к польскому образцу. Тогда в штате Союзгосцирка была инженерная группа, занимающаяся только передвижными предприятиями — их конструкциями, шапито, вагончиками, автотранспортом. Эта группа ведала их подготовкой шапитмейстеров, обобщала и внедряла опыт лучших, вела паспортизацию цирков, старалась сделать их легче, мобильнее, начала разрабатывать проектное задание на конструкции нового типа. Потом эту группу почему-то упразднили. А она была очень нужна. Теперь, вот уже десяток лет, каждый директор и шапитмейстер сам себе и конструктор и прораб. И снова потяжелели передвижки. Опять вместо легких брезентовых барабанов появились деревянные или из пластмассы. Полы зрительных залов стали сплошными и громоздкими, скамейки тяжеленными, а все опорные части, деревянные и металлические, обрели многократный запас прочности. Вокруг цирков устанавливались высокие железные заборы, которые, впрочем, все равно не могли служить препятствием для хитрых мальчишек-безбилетников. Намного «отяжелел» за эти годы и артистический багаж. За кулисами любой передвижки можно увидеть горы нераспакованных ящиков и много животных, не участвующих в представлении. Вот за последние десять лет и возросли затраты времени и расходы на один переезд почти в полтора раза. Некоторые директора сдали второй комплект мачт в металлолом и стали стараться переезжать как можно реже, даже за счет перестаивания в городах. МОЖНО ЛИ ПЕРЕЕЗЖАТЬ БЫСТРЕЕ! Когда мне рассказывали о современных передвижных цирках социалистических стран, у меня создавалось впечатление, что их поразительная мобильность — результат удивительно облегченных конструкций, которые отнюдь не могут соответствовать принятым у нас «Правилам техники безопасности». Однако, ознакомившись с «Аэросом», я убедился, что хотя его конструкции и значительно легче, чем у нас, но абсолютно не вступают в противоречие с нашими ПТБ, если не считать только, что конюшня «Аэроса» не имеет ни полов, ни стойл. Вот что говорит В. Дудников, советский директор цирка «Аэрос» (ГДР): — Невозможно представить современный передвижной цирк переезжающим на тысячи километров по железной дороге. Цирк-шапито должен передвигаться на автоходу, совершая переезды до 100 километров, останавливаться для работы во всех, в том числе и небольших, городах. Ведь это его главное предназначение. Известно, чем меньше город, тем большим праздником становится приезд цирка для его жителей. В этом году мы на пути из Донбасса на Северный Кавказ будем работать в 23 городах, не теряя на переезды ни одного дня и давая по два представления в день. Рассчитываем принять за сезон более миллиона зрителей. На вопрос о том, как достигается подобная быстрота переездов, В. Дудников рассказал: — Важно все продумать, спланировать, рассчитать на весь сезон. И маршрут и сроки работы. Все буквально по часам. Четкая организация переезда, облегченные конструкции, отсутствие лишнего багажа и животных, два комплекта мачт, обеспеченность автотранспортом и вагончиками... И, что очень i важно, принцип материального стимулирования немецких сотрудников, что-то вроде практикуемого сейчас в нашей стране метода бригадного подряда. Думаю, что все это в какой-то степени можно осуществить и в наших передвижках. Например, обеспечить четкое планирование и организацию переездов, затрачивая на них не более трех дней. Обязательно 'обслуживать и малые города, искать миллионы новых зрителей. Нельзя не согласиться с этими пожеланиями. Уже много лет в институте «Гипротеатр» разрабатывается проект ультрасовременного передвижного цирка. Но вряд ли в ближайшие годы удастся осуществить эти идеи проектировщиков. Не проще ли строить цирки по подобию тех, что эксплуатируются нашими друзьями в ГДР, или других социалистических странах. И, конечно, необходимо большую часть цирков-шапито «поставить на колеса», чтобы они могли, передвигаясь своим ходом, обслужить зрителей и небольших городов. Очень интересно сообщение в газете «Социалистическая индустрия» (12 мая 1983 г.) о том, что в ГДР освоено производство раздвижных домиков, устроенных по телескопическому принципу. На фотографиях домик, состоящий из восьми секций. Он быстро сдвигается и грузится на один автоприцеп. Как бы пригодились нашим передвижкам такие домики! НЕМНОГО ОБ ЭКОНОМИКЕ Плановики Союзгосцирка сетуют на то, что сегодня наши цирки-шапито находятся на грани нерентабельности, с каждым годом растут эксплуатационные расходы. Да и как же им не расти, если планируются такие дальние переезды цирков, как, например, из Северо-Донецка в Златоуст, из Таганрога в Казань, из Николаева в Ленинград! В последнем случае для перевозки самого большого цирка «Маяк» (4 тыс. зрителей) требуются 45 платформ и 12 крытых железнодорожных вагонов. Две недели цирк не работает, и программа ставится на простой. Осенью такое же дорогостоящее путешествие «Маяк» совершает обратно в Николаев, где этот огромный цирк используется только наполовину своих возможностей. Не лучше ли, немного продлив гастроли «Маяка» в Ленинграде, не трогать с места его громоздкие конструкции, сохранить их от неизбежных повреждений при переездах? Тем самым сократить эксплуатационные расходы. Вызывают недоумение ежегодные путешествия самого маленького цирка «Огни манежа» (директор С. Вол) из Ульяновска и Чебоксар на Кавказ для консервации в Кропоткине или Майкопе, где «Огни манежа» работают 2—3 недели при полупустом зале. Зачем много лет подряд совершать эти неоправданные, явно убыточные поездки, вызывающие длительные простои артистов? Разве не лучше вместо этого немного продлить гастроли в Ульяновске, где, надо заметить, всегда были бы обеспечены аншлаги и гораздо более вместительному цирку? Остается надеяться, что отдел эксплуатации передвижных предприятий Союзгосцирка усилит внимание к вопросам экономики. Не менее удивительно и стационирование на долгие годы передвижного цирка «Спутник» в таком сравнительно небольшом областном центре, как Ош. Говорят, что этот цирк нетранспортабелен. Но ведь давно было можно его привести в порядок, чтобы обслуживать тысячи зрителей в разных городах. Конечно, нельзя возражать против стационирования летних цирков вообще. После перестройки передвижного цирка прежние конструкции и шапито надо сохранить. Их-то и можно использовать как летние стационарные цирки. Думается, их следовало бы устанавливать в городе, расположенном недалеко от того, где есть зимний стационар с небольшим сезоном работы. Летом коллектив стационара силами своего штата сможет использовать этот цирк как свой филиал для гастролей двух-трех программ. Говоря об экономике, нельзя не упомянуть, что передвижки обеспечиваются сейчас первоклассными цирковыми программами, а стоимость билетов ниже, чем на двухсерийный фильм в кинотеатре. Цены билетов не менялись уже десятки лет, тогда как расходы на эксплуатацию, особенно на зарплату артистов, намного возросли. ПРАВО НА ОПТИМИЗМ Беседуя с директорами передвижек, с руководителями отделов и управлений Союзгосцирка, у меня сложилось впечатление, что «лед тронулся». Уже намечен ряд конкретных мер по улучшению деятельности цирков-шапито. Радостным событием в нелегкой жизни наших передвижек стало открытие в этом году экспериментального шапито на 1900 мест в московском ЦПКиО имени М. Горького. Опытный, энергичный директор «Веселой арены» С. Григорян решился на осуществление смелого и оригинального замысла. Опорой шапито в новой конструкции служат не четыре вертикальные мачты, а восемь ферменных арок, образующих полусферу. Они в сочетании с цветным пластиковым шапито придают цирку нарядный и необычно привлекательный внешний облик. Не менее красочен и интерьер цирка. Кстати, зрители передвижки здесь впервые сидят не на примитивных скамейках, а на удобных пластмассовых креслах. Подобный цирк, да еще с такой впечатляющей программой, которую сейчас показывает новая «Веселая арена», несомненно, сможет украсить любой самый крупный город. Но надо признать, что это современное во многих отношениях сооружение еще не решает кардинально сложный вопрос всей системы передвижных цирков — вопрос о резком повышении их мобильности. Какими же видятся передвижные цирки недалекого будущего? Ну, конечно, более современными — легкими и красивыми, обеспеченными автомашинами и вагончиками. И вмещать они должны хотя бы две тысячи зрителей. Переезды этих цирков станут совершаться только с помощью автотранспорта, на небольшие расстояния между соседними городами, чтобы всем их жителям подарить праздник, чтобы миллионы новых зрителей в сотнях городов могли увидеть жизнерадостное искусство советского цирка. К. АЛЕКСЕЕВ



#2 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19774 сообщений

Отправлено 20 July 2020 - 09:31

Архангельский цирк - самый северный

Меньше чем через год Архангельск будет отмечать свое четырехсотлетие. В истории Архангельска немало славного; примечательного.

 

Изображение

Когда-то это был единственный морской порт, через который шла торговля со странами Западной Европы. Отсюда отправлялось немало экспедиций для изучения Севера. В годы гражданской войны здесь шли упорные бои с интервентами. Когда молодая Республика Советов развивала свою индустрию, архангельский лес был одним из основных источников получения валюты. Героизм проявили архангельцы во время Великой Отечественной войны. Стремясь сжечь, испепелить город, фашисты сбросили на него 20 тысяч зажигательных бомб. В послевоенные пятилетки бурно развивалась промышленность: строились новые предприятия, реконструировались старые. Архангельцам есть что вспомнить в юбилей своего города.

Хотелось, чтобы наш цирк принял достойное участие в юбилейных торжествах. 54 года назад было построено здание цирка. С тех пор его коллектив активно участвует в жизни города. Сохранилась летучка, выпущенная в 1938 году, в ней содержится такой призыв: «Все организации и учреждения должны иметь постоянные места в цирке для своих стахановцев, ударников и членов их семей».

Я помню, как детьми в военные годы мы приходили в цирк — он не прерывал своей работы в это трудное время. Места занимали военные моряки, которые, может, через несколько часов уйдут на боевое задание в море. Горожане любили свой небольшой деревянный цирк. В 1958 году он сгорел.

Через три года состоялась премьера в новом здании. Было оно тоже летнее, причем рассчитано на семь лет эксплуатации, после чего предполагалось его перестроить, реконструировать. Прошло семь лет, затем еще четырнадцать. Руководство цирка регулярно напоминало Союзгосцирку, что давно пора провести реконструкцию. Но нам выделяли небольшие средства, которых хватало, лишь чтобы залатать протекающую крышу, покрасить стены, как говорят, сделать косметический ремонт.

Реконструкция остро необходима. Обнаружено, что на болотистой почве осел фундамент, отошел от стен, в результате разрывает трубы водоснабжения, отопления. Надо учесть, что за 21 год изменился облик всего города. Он уже давно не деревянный. Лишь на улице Поморской сохраняется квартал деревянных строений, своего рода музей. В последние годы реконструировано здание драматического театра, сооружен Дворец спорта, Дворец пионеров. Цирк стоит на одной из главных улиц — Павлина Виноградова, на которой возведено немало красивых современных зданий. А цирк, построенный наскоро более двадцати лет назад, мягко говоря, сохраняет свой прежний весьма скромный вид.

Кроме всего прочего реконструкция позволит изменить период работы цирка. Сейчас приходится ждать тепла. А в летние месяцы когда заканчивается учеба в школе, все, кто может, едут с детьми на юг. На юге оборудованы и пионерские лагеря предприятий и учреждений. Два раза мы открывали цирк так, чтобы захватить зимние или весенние каникулы. Сплошные аншлаги. Но работать в декабре или в марте сложно: здание прогреть не удается (оно летнее), стены отсыревают, разрушаются и т. д.

Летом должна быть достаточно интересная программа, чтобы на нее не только приводили детей, но чтобы она увлекала и взрослых зрителей. А нередко к нам направляют слабые номера. И сами артисты должны с большей требовательностью относиться к гастролям в городе на Северной Двине.

В прошлом году с нетерпением ждали И. Символокова с его аттракционом. Приехал он вместе с детьми. Номер его дочери сразу вызвал тревогу: лошадь ее не слушалась. Мы предложили прекратить выступления, порепетировать. Последовал отказ. И опасения оправдались. Во время представления лошадь сбросила артистку, заметалась по манежу, у самого барьера встала на дыбы, а затем опустила передние ноги за барьер. Никто не пострадал лишь потому, что зрители с первого ряда успели разбежаться. Было решено снять номер. Сам Символоков лег в больницу. Аттракцион, который демонстрировали его дети, выглядел невыразительно. В городе говорили: «Это не «Водная феерия», а «водная афера». Обидно было слушать такое.

Нынешний сезон открыла неплохая программа, оставляли желать лучшего лишь коверные клоуны. Все же в подготовке программы не было четкости. Уже когда отпечатали программки, к нам направили жокеев Кадниковых, хотя раньше приехал сальтоморталист на лошади Ю. Саркисян. Зато отменили несколько обещанных номеров.

Получили список новой программы. И что же? В нем снова номер жокеев (сейчас Кадниковы и Саркисян). В первой программе — «Игра с хлыстами» Л. Щербаковой, в следующей — «Игра с хлыстами» Пекшеевых. Направляют жонглеров, близких по манере с теми, что выступали в первой. Во вторую программу планировался аттракцион «Поющие бизоны» — узнаем, что его расформировали; затем наметили аттракцион Виктора Тихонова — и тоже отменили. Начинается переписка, идут телеграммы.

Такая неразбериха мешает заблаговременно организовать рекламу. Мы печатаем текстовые афиши, летучки. Телевидение готовит передачи о приехавших артистах, областная газета печатает рецензии. Но хорошо бы еще расклеить по городу многокрасочные плакаты, которые выпускает Всесоюзное бюро пропаганды советского циркового искусства. К открытию сезона пришли увесистые тюки с рекламой. Но в них оказались плакаты аттракционов, которые в Архангельск не направляли и не собираются направлять.

В нашем цирке много преданных делу работников, мы стараемся полнее удовлетворить запросы зрителей, но нам нужна помощь. Само здание должно отвечать современным требованиям, быть удобным для зрителей и для артистов. И хочется, чтобы каждая программа радовала тех, кто заполняет зал цирка: лесорубов, судостроителей, моряков, рыбаков, тружеников нашего северного города.

ТАМАРА БУКУНОВИЧ, директор Архангельского цирка

 


  • Статуй это нравится

#3 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19774 сообщений

Отправлено 21 July 2020 - 15:24

«Укротители велосипедов» Леонида Лапидуса Как ни странно, большинство из нас, наверно, впервые познакомились с велофигуристами не на манеже, а в зале кинотеатра. Во все времена фильм «Цирк» был званым гостем больших и малых экранов страны.

 

45.jpg И благодаря этому фильму полюбили неунывающую троицу велосипедистов с их веселыми куплетами «Весь век мы втроем». Теперь старомодный велосипед «паук», верно служивший многим поколениям артистов, можно увидеть разве что в Политехническом музее. Леонид Лапидус тоже впервые увидел «паук» цирковых велофигуристов в этой старой доброй кинокомедии. И, конечно, тогда ему и в голову не приходило, что он сам когда-то выедет в манеж на велосипеде. Тогда он всерьез увлекался акробатикой. Жили они в Харькове. За три года, наверно, он не пропустил ни одной тренировки в секции акробатики. Наоборот, приходил на час раньше. И когда в 1957 году в Москве открывали Лужники, в открытии вместе с лучшими физкультурниками страны пригласили участвовать и его, слесаря-сборщика по холодильным установкам. Почитай все футбольное поле Лужников он перемерял фляками, так что даже голова пошла кругом. У себя в городе он был чемпионом по акробатике. Но этого ему казалось мало. Спорт, конечно, хорошо, но цирк — лучше. А он знал, что занятия спортом очень часто бывают той тропкой, которая многих приводит на манеж. Хотя, конечно, манеж и стадион — это далеко не одно и то же. Уже позже он видел, как известный вратарь вызвался ловить тарелочки, как ловят их жонглеры. И почти тут же поднял вверх руки, признав свое бессилие. Но это, естественно, не значит, что, если бы жонглер встал в ворота, он затмил бы и Яшина и Дасаева. У каждого дела — своя специфика. Во всяком случае, хотя Лапидус и был чемпионом Харькова по акробатике, в цирке с раскрытыми объятиями никто ему навстречу не кинулся. Сальто и фляки это хорошо, но сказали, что самая верная дорога на манеж — постоять в униформе. И он два года, к неудовольствию своих близких, вытягивался в проходе. А мимо него навстречу своей прочной славе проходили Владимир Дуров, Александр Кисс, Николай Ольховиков. Родители никак не могли смириться с тем, что их сын, чемпион города, выходил на манеж с метлой и лопатой, на глазах у всех знакомых убирая визитные карточки дрессированных животных. Но упорство всегда приносит свои плоды. Он стал ассистентом, потом акробатом-эксцентриком, а в 1967 году попал в номер велофигуристов Польди. У Польди было чему поучиться. Поучиться ездить на велосипеде. Не так, как на сельских проселках, бесшабашностью поражая встречных девчат, а так, чтобы держаться всегда спокойно и весело, что бы ни случилось. Учиться проделывать головоломные трюки и учиться разбираться в велосипедах, какое бы хорошее клеймо на них ни стояло. Но где-то в глубине души мы все немножко изобретатели. У всех у нас есть дерзкие мысли и смелые планы. Так и у Лапидуса зрела мысль создать свой номер. Вместе с Юрием Рыжковым, бывшим воздушным гимнастом, художником, тоже работавшим у Польди, они стали думать над конкретным сценарием. Юрий на каждые полстранички текста делал полстранички иллюстраций, так что каждому становилось предельно ясно, какой будет номер: какие будут трюки и какие будут костюмы. Лапидус придумал своеобразную велокорриду — с велосипедистами, закамуфлированными под быка, с забавной погоней, с веселыми и в то же время сложными трюками. В одном номере выступали и классики и комики, и зрители следили не только за трюками, но и за забавным сюжетом. Рисунок номера получался неожиданным, ни на что прошлое не похожим. Сейчас этот номер объездил многие цирки, стал лауреатом КамАЗа, заслужил всякие похвалы на последнем цирковом конкурсе, его даже послали в Японию. Слово «даже» я тут поставил не случайно. В Японию артисты ехали с некоторой боязнью. Дело в том, что помимо всего прочего Япония — страна велосипедов. На велосипедах здесь ездят от мала до велика. Номер Лапидуса с честью выдержал экзамен и там. Правда, все это было потом. Сначала же утверждали заявку, Леонид Борисович искал цирк, где можно заняться постановкой, режиссера, который захочет с ним работать, и, главное, партнеров, которые оказались бы единомышленниками. Режиссером стал Борис Михайлович Заец, который помнил Лапидуса еще по тем дням, когда тот стоял в униформе. Цирк выбрали Киевский — еще и потому, что там на втором этаже был деревянный пол, нужный велосипедистам. А партнеров Лапидус стал искать сам, наметив на карте Украины несколько городов, где были народные цирки-студии, и объезжая их по очереди. Не так-то просто подобрать в коллектив людей, которые бы думали так же, как и ты сам. Но такой коллектив подобрался. И каждый пришел не с пустыми руками, а принес в номер что-то свое. Сергей Кочетов был акробатом, Юрий Дашковский — жонглером и акробатом, Владимир Колесников — жонглером на моноцикле. Это только непосвященным кажется, что тот, кто приходит к велофигуристам, прежде всего должен ездить на велосипеде, может быть, даже положив ноги на руль. Но ни Лапидус, ни его партнеры так не считали. Они считали, что главное — это уметь делать стойку на руках, на голове, на одной руке, сохранять равновесие тогда, когда его сохранить, кажется, невозможно. Словом, знать все трюки, которые знает порядочный акробат. А посадить эти трюки на велосипед — это уже дело десятое. Всего за шесть месяцев в Киевском цирке родился их новый номер. Еще делались на Харьковском заводе велосипеды, еще шились костюмы, еще готовился деревянный настил, а сценарий с бумаги шагнул в жизнь. Первопроходцем всех трюков был Юрий Дашковский. Ему было так же трудно, как лыжнику, прокладывающему лыжню по целине. Но ведь кто-то должен идти первым. А у Дашковского был чемпионский характер, когда человек не жалуется и не отступает... Остальным было легче. Если считать, что пять часов ежедневных репетиций — это легко. Особенно несладко приходилось Лапидусу, Борисычу, как его теперь называли. Ведь он был старше своих партнеров на пятнадцать лет. А потом в номере появилась еще одна пара — Виктор Вулуца и Олег Гловацкий. Эта силовая пара очень быстро посадила на велосипед не только свои старые, но и вновь разученные трюки. Конечно, далеко не все было легко и просто, как сейчас кажется. Ломались велосипеды, не приспособленные под большие нагрузки. Борисыч сам монтировал колеса, укреплял отдельные узлы, чтобы артист чувствовал себя на велосипеде так же прочно и спокойно, как на детском самокате, был уверен, что в середине номера не полетит вверх тормашками на манеж из-за какой-нибудь поломки. Признание не заставило себя ждать. Сложные трюки органично вписывались в композицию номера. Артистов называли джигитами на велосипедах. Сразу трое делали стойку на рулях. Дашковский вставал на руль и седло, поднимал руки, и Кочетов выжимал стойку у него на руках. Они ездили колонной из трех. Гловацкий и Валуца стали такими же виртуозами велосипедной езды, как и те, кто начинал вместе с Борисычем. Колесников волчком пускал колесо моноцикла и, когда казалось, оно вот-вот упадет, непостижимым образом вскакивал на него и начинал свою как бы ювелирную вышивку на манеже. Потом он стал проделывать подобные манипуляции с двумя колесами и репетировать даже с тремя. Как говорится, аппетит приходит во время еды. Ведь они все неистощимы на выдумку и неукротимы в работе. ЕВГ. ГОРТИНСКИЙ  



#4 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19774 сообщений

Отправлено 21 July 2020 - 15:41

Внимание детям Сейчас в цирке и в коллективах «Цирк на сцене» выступает много молодых коверных клоунов. Я посвятил жанру клоунады сорок лет, и мне хочется поделиться с молодыми артистами некоторыми мыслями о работе с детской аудиторией. Начну с того, что для ребят посещение цирка — это настоящий праздник. Они потом долго вспоминают о танцующих слонах, бесстрашных гимнастах, забавных клоунах. И это естественно. В цирке им все понятно. Если театр требует какой-то подготовки для восприятия спектакля, то цирк получает, так сказать, готового зрителя. Для ребят, несомненно, самым любимым персонажем в цирке является клоун. Одно его появление на арене вызывает у ребят улыбку. Такая любовь должна быть взаимной. Нужна не только решимость творить для ребят как можно лучше, но следует хорошо знать сегодняшних детей, их мысли, их интересы. Нельзя забывать, что увлекательное цирковое представление способно активно формировать личность ребенка, развивать в нем драгоценные качества: смелость, отвагу, трудолюбие, любовь к животным. Безусловно, выступать для ребят намного труднее, чем для взрослых. Детская аудитория ставит перед клоуном свои задачи. Дети острее чувствуют фальшь, неискренность, они все принимают всерьез. Поэтому все сведения воспитательного характера, которые необходимо преподнести ребятам, лучше облекать в форму игры. Игры с ними могут быть разными. Можно, например, задавать им вопросы, можно загадывать загадки. Дети охотно включаются в любую игру, предложенную им клоуном. Такая форма общения создает атмосферу творчества, поднимает настроение у ребят, повышает их активность. Чтобы поддержать такое настроение, репризы и шутки должны иметь занимательный сюжет с динамическим действием. Детская аудитория не терпит длиннот, она требует максимума впечатлений при минимуме времени. А молодые клоуны зачастую неоправданно затягивают паузы, забывая, что пауза — не перерыв, а развитие действия. Это значит, что ритм программы определяет ритм всех реприз и шуток. Кстати, о шутках. Порой случается видеть на детских утренниках далеко не детские шутки: клоун достает из кармана огромный нож и гонится за своим партнером. Ребята, правда, смеются, но кому нужен смех вызванный таким действием? Шутки для ребят должны быть прежде всего источником добрых дел и чувств. Главное не смех как таковой, а то, над чем ребята смеются. Ведь коверный должен не только развлекать, но и воспитывать. Сегодня чуть ли не каждый взрослый зритель приходит на вечернее представление с ребенком. Это обстоятельство ставит перед клоунами новые задачи. Теперь клоун на вечерних представлениях должен своими действиями вызывать интерес не только у взрослых зрителей, но и у ребят. К сожалению, иные молодые клоуны на вечерних представлениях не делают ни одной детской репризы, считая, что такие репризы вызывают у взрослых скуку. Это неверно. Цирк нивелирует возраст. Цирк всегда молод, и молоды его зрители, невзирая на года. Когда дети смеются над проделками клоуна, взрослые, глядя на ребят, смеются не меньше, чем дети. И не просто смеются, они иногда с не меньшей увлеченностью участвуют в играх, предложенных ребятам. Так что не следует думать, что взрослые зрители не реагируют на детские шутки. Наоборот, они всегда благодарны клоунам за то, что те доставили удовольствие не только им, но и их детям, ради которых они пришли в цирк. Заканчивая статью, пожелаю молодым клоунам никогда не забывать о своем постоянном партнере — детской аудитории — и сделать все, чтобы ребята, уходя из цирка, уносили с собой заряд бодрости, веселья и радости. А радость детей — это наша общая радость. А. ШЕСТАКОВИЧ  



#5 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19774 сообщений

Отправлено 22 July 2020 - 10:39

Юрий Канагин - артист цирка В 1956 году, когда я занимался на втором курсе ГУЦЭИ, в училище пришел крепко сложенный, красивый, с открытой улыбкой паренек. Это был Юра Канагин. Любознательность и усердие в учебе, доброжелательное отношение к товарищам сразу выделили его в среде однокурсников.

 

20.jpg Канагин упорно тренировался на учебном манеже, с таким же упорством и увлечением изучал историю, литературу и другие общеобразовательные предметы. Четырехлетний курс обучения он закончил за три года, получил диплом с отличием. Из стен училища Канагин вышел руководителем большого акробатического номера. То, что именно он возглавил групповой номер, казалось для всех закономерным. Среди своих товарищей Юрий пользовался авторитетом и большим уважением, он заражал партнеров увлеченностью, неиссякаемым трудолюбием. Группа Канагина с самого начала называлась маловыразительно — «Акробаты-прыгуны на подкидных досках». Однако очень скоро они выделились среди подобных номеров, привлекли к себе внимание специалистов, да и зрителей. Неоспоримы были достоинства номера Канагиных: стройная, продуманная композиция, оригинальные мизансцены, выразительное общение партнеров. Костюмы артистов элегантны, не традиционны: трико и мягкие короткие сапожки. И, самое главное, изящно и легко исполнялись сложнейшие трюки. Назову некоторые из них. Взлетев с подкидной доски, акробаты исполняли двойное сальто с пируэтом на колонну из двух, двойное сальто на колонну из трех, сальто на второго в колонне «руки в руки», полуфляк на второго в колонну «в одну руку», боковое сальто с плеч в плечи партнеров. Возможно, что сейчас перечнем этих трюков не удивишь, но ведь это было двадцать лет назад! В номере отказались от традиционной тумбы для прыжков на доску — это сделало выступление более динамичным. Номер шел как бы на одном дыхании, доставляя истинное удовольствие зрителям. Достоинство номера подтверждается тем, что спустя четыре года после выпуска из училища Канагин и его партнеры стали лауреатами Всесоюзного конкурса на лучшие цирковые номера. Я думаю, не случайно в Лондон для участия в праздничной программе, посвященной двадцатипятилетию Би-Би-Си, в которой выступали видные мастера искусств многих стран мира, была направлена группа Канагиных. Их номер представлял на торжественном концерте искусство нашей страны, советский цирк. Советским артистам были вручены дипломы и награды, их выступление получило самые высокие оценки. В Японии, ФРГ, Испании, Голландии, Польше, Чехословакии, Финляндии, Аргентине — везде, где бы ни гастролировали Канагины, им сопутствовал неизменный успех и восторженные отзывы прессы. Когда в Москве шла программа, посвященная 50-летию советского цирка, которая была своеобразным рапортом достижений мастеров арены, в ней участвовали Канагины. Хочу подчеркнуть, Юрий Канагин был человек одаренный. Круг его интересов не ограничивался цирком. Он много читал, собрал большую библиотеку, его интересовал театр, изобразительное искусство, музыка, архитектура. Где бы он ни был на гастролях у нас в стране или за рубежом он всегда старался побывать в музеях, на выставках, посмотреть спектакли. Помню, возвращаясь из зарубежных поездок, он с нескрываемой радостью показывал мне привезенные альбомы репродукций знаменитых художников разных стран и эпох, книги по искусству. Не секрет, что книги за рубежом стоят весьма дорого, но для него духовные ценности были превыше всего. Канагин заочно закончил ГИТИС им. А. В. Луначарского, но я знаю, что, изучая ту или иную дисциплину, он никогда не ограничивался рамками программы, ему нужен был не просто диплом о высшем образовании, а знания. Знания обширные и глубокие определяли его творчество, его работу в цирке. Руководство групповым номером — дело сложное, требующее высоких человеческих качеств, больших знаний. Для меня Канагин являлся образцом руководителя номера. Все, что он постиг, знал и умел, чем обогатил себя духовно — все отдавал партнерам, номеру, так же, как и свое время, свои силы, свое сердце. По разным причинам в группе сменилось немало партнеров. Нередко приходили люди слабо подготовленные, не обладающие и зачатками актерских навыков. Участие в номере Канагина было для них прекрасной школой, потому что Юрий Алексеевич являлся отличным педагогом. Все, кто с ним работал, не только осваивали сложные трюки, но и учились творчески мыслить, становились артистами. Канагину всегда было жаль расставаться с партнерами, но его радовало, что не без его участия человек обрел силы и прочный фундамент для создания своего номера. Назову лишь нескольких бывших партнеров Канагина, а значит, его учеников: В. Деев — руководитель группы акробатов в Татарском коллективе; В. Радохов — руководитель акробатического номера, завоевавшего первое место на Всесоюзном конкурсе; М. Семин, возглавивший «Воздушный полет». Главный режиссер Новосибирского цирка Н. Тарасов тоже выступал в номере Ю. Канагина. За заслуги в области развития циркового искусства Юрию Алексеевичу Канагину было присвоено почетное звание заслуженного артиста РСФСР. Долгие годы номер Канагиных сохранял единый стиль и характер. Однако он постоянно совершенствовался, в него вводились новые трюки. Занимаясь нелегкой повседневной работой, Юрий Алексеевич обдумывал новое произведение манежа. В свой замысел он посвятил меня. Новый номер должен был объединить не только трюки разных жанров, но иметь тематическое звучание или даже сюжетную канву. Осуществить замысел Канагину удалось лишь в 1978 году, когда его группа была включена в программу Нового Московского цирка. Тогда мы написали вместе сценарий «Карнавальные миниатюры». В постановке номера принимали участие балетмейстер П. Карогодский, художник М. Зайцева, меня Канагин попросил быть режиссером. Исполнителям-акробатам предстояло освоить нечто новое для себя. Они должны были стать определенными персонажами. В номере участвуют герои комедии дель арте: Арлекин, Коломбина, Пьеро, кроме того, шут, солдатик, глашатаи и т. д. В выступлении органически сочетаются трюки партерной и плечевой акробатики, прыжки на подкидных досках, на батуте и элементы хореографии, пантомимы. На манеже создается картина веселого карнавала. При подготовке в «Карнавальных миниатюрах» были использованы достижения в акробатических жанрах, а также освоено много нового. Например, комбинация на пяти подкидных досках — акробаты, перелетая с одной доски на другую, отбивают партнеров, демонстрируют каскад трюков, или такое: сальто с подкидной доски на ходулях, причем на исполнителях брюки, прикрывающие ходули. Наконец прыжки на батуте проделывают два исполнителя, скрытые в шкуре осела. Ослик синхронно и ловко отталкивается от сетки всеми четырьмя ногами. Номер с успехом демонстрировался, а Юрий Канагин уже обдумывал более крупное произведение — аттракцион «Карнавал», основанный на номерах физкультурно-спортивных жанров. Канагин справедливо считал, что в веселых сценках карнавала можно органически объединить выступления акробатов-прыгунов, жонглера, эквилибриста на свободной проволоке, балансеров с шестами. Ведь во время веселого праздника умельцы стараются показать свою ловкость, силу, удивить, позабавить. Идея создания красочного, многожанрового произведения не покидала Канагина до самых последних дней. Тяжелая болезнь вырвала его из жизни. На манеже старого Московского цирка мы, друзья Юрия Алексеевича Канагина, артисты, почитатели его таланта простились с ним. Сейчас номер «Карнавальные миниатюры» можно увидеть в программе нового Московского цирка. Его объявляют: «Акробаты Канагины». Так решили товарищи, партнеры Юрия Алексеевича Канагина. Пусть живет память о замечательном человеке и артисте, номер, созданный им, сохраняет его имя. Ю. АРХИПЦЕВ, заслуженный работник культуры РСФСР, главный режиссер Московского цирка оставить комментарий


  • roman Kan это нравится

#6 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19774 сообщений

Отправлено 22 July 2020 - 11:14

Дрессировщик медведей Армандо Санчес Торрес Как-то я прочитал в одной из кубинских газет о дрессировщике медведей Армандо Санчес Торресе. До сих пор дрессировкой медведей на Кубе не занимались.

 

66.jpg

 

На фото: АРМАНДО САНЧЕС ТОРРЕС и МИХАИЛ СИМОНОВ Хочу рассказать, как Армандо стал дрессировщиком. Закончив Кубинскую национальную школу искусств, Армандо приехал продолжать учебу в Советский Союз. Вначале он занимался на цирковом отделении в ГИТИСе, а затем прошел годичную стажировку у известного дрессировщика Михаила Симонова. v По словам Симонова, Армандо оказался настойчивым, целеустремленным и глубоко заинтересованным человеком. Благодаря своему трудолюбию стажер быстро освоил технологию дрессуры, умело нашел контакт с животными. Нужно было предусмотреть и вариант на случай, если медведи будут плохо себя чувствовать в столь жарком климате, — Симонов подготовил с Армандо смешанную группу животных. Случилось, что Армандо заболел и два месяца лежал в больнице. Симонов и его жена ухаживали за ним, как за самым близким, родным человеком. Вернувшись на родину, Армандо прислал Симоновым свое первое письмо, оно начиналось словами: «Родители мои!» Отвечая на вопрос корреспондента журнала «Куба», дрессировщик говорит о своем педагоге с огромным уважением, теплотой и сердечностью. — Всему, что я знаю о медведях, научил меня Симонов. Он прививал мне любовь к поиску, к экспериментаторству, щедро передавал свои знания и опыт. Я был далеко от дома, от родины, но не чувствовал этого, так как рядом со мной был добрый, очень заботливый человек. ЭРНЕСТО ДЕЛЬ ВОСКЕ, репетитор Всесоюзной дирекции Союзгосцирка  



#7 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19774 сообщений

Отправлено 22 July 2020 - 16:10

Первый в стране клуб фокусников Всего лишь год прошел в того майского дня, когда в Московском Доме культуры имени В. П. Чкалова впервые собрались артисты оригинального жанра. Собрались, чтобы организовать первый в нашей стране клуб фокусников. И вот клуб заканчивает свой первый сезон. Событий он принес немало: были и интересные творческие встречи, и семинары по секциям, и, конечно, концерты. О создании клуба узнали многие читатели нашего журнала. В своих письмах они просят подробнее рассказать о его деятельности. Письма наших читателей мы передали журналисту Ю. КОГТЕВУ, побывавшему на очередной встрече Московского клуба фокусников.

 

1.jpg

 

ВЛАДИМИР РУДНЕВ Заседание в Каминном зале Центрального Дома работников искусств, на которое я получил приглашение, началось при закрытых дверях. Обычно Московский клуб фокусников гостеприимно раскрывает двери и перед известными артистами и перед начинающими любителями. Но эта встреча была не совсем обычной. Артисты делились со своими коллегами некоторыми профессиональными тайнами и, по вполне понятным причинам, доступ пришлось ограничить: разве можно с успехом показывать трюк, секрет которого всем известен?.. На небольшую площадку, служившую импровизированной сценой, выходили артисты Московской областной филармонии Юрий Крюков и Николай Дмитриев из Тулы, почетный член индийского магического клуба Николай Концов из Воронежа и другие. Несколько неуловимых пассов — и выступающий дает короткий комментарий. Долго объяснять технику трюка не нужно, его понимают с полуслова. Обмен опытом — одна из основных целей клуба. Принято считать, что иллюзионисты хорошо умеют хранить свои профессиональные секреты. На заседании мне пришлось убедиться в обратном: его участники откровенно рассказывали о своих номерах. — Конечно, любой артист мечтает придумать совершенно новый, неповторимый трюк, иначе он не был бы артистом, — сказал мне в перерыве председатель МКФ, лауреат Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Гаване артист Москонцерта Владимир Руднев. — Но для того, чтобы придумать что-то свежее, оригинальное, необходимо знать и уметь все, что умеют твои коллеги. В клубе мы занимаемся как «повторением пройденного», так и созданием новых номеров. Все началось в тот вечер, когда Владимир и его жена Лариса, тоже артистка, пригласили на чашку чая своих друзей иллюзионистов. Обсудили новости, показали «домашние» фокусы с монетами, картами, платками... А потом начали вспоминать о коллегах, об их «коронных» трюках. И оказалось, что не такая уж это редкая профессия — фокусник, что ее представители живут во многих городах нашей страны. Так родилась идея — собрать всех иллюзионистов на встречу в Москву. Несколько месяцев ушло на переписку, рассылку анкет. Адреса узнавали через новых знакомых. И в мае прошлого года в Москве состоялась первая встреча фокусников (тогда же и у клуба появился свой почтовый адрес: 103050 Москва, абонементный ящик МКФ, Рудневу). Два дня продолжались доклады, семинары, заседания. Два дня в фойе Дома культуры имени В. П. Чкалова артисты знакомились друг с другом, демонстрировали свое искусство. Слет завершился, как и было задумано, гала-концертом, в котором приняли участие маги и волшебники, факиры и чародеи, манипуляторы и чревовещатели... Это был настоящий праздник чудес!

 

2.jpg Фокусники изобретатели ЕВГЕНИЯ и ИМАНТ БРИЕДИТИСЫ Самая многочисленная секция клуба объединила манипуляторов. Представителей этого искусства любят за внешнюю простоту и наглядность трюков. Никаких сложных приспособлений: фокусы основаны на ловкости рук, проворности пальцев, гибкости суставов. В руках манипулятора с поразительной быстротой появляются и исчезают шарики, карты, платки... Чтобы добиться такой ловкости, необходима ежедневная тренировка. И, конечно, знание техники «вольта» — быстрого и точного перемещения предмета в руках. Возглавляют секцию сразу двое артистов — уже упоминавшийся Николай Концов и лауреат Всероссийского конкурса артистов эстрады Владимир Данилин из Перми. Непростым искусством внятно говорить, не разжимая губ и сохраняя неподвижное лицо, как всегда, блеснули на слете члены секции вентрологии, которой руководит Владимир Переводчиков из Кемерова. В этой же секции собрались артисты, достигшие поистине удивительных успехов в развитии памяти и технике счета. На глазах у зрителей специалисты в области ментальной магии или психологических опытов перемножали в уме многозначные числа, запоминали и затем без запинки воспроизводили в любом порядке целые страницы текста и колонки цифр. Но самый пристальный интерес, без сомнения, вызвала секция по созданию новых трюков. Искусство иллюзиона уходит своими корнями в глубь веков. Многие номера из репертуара современных иллюзионистов с незапамятных времен показывали индийские факиры и фокусники. И хотя отточенное мастерство всегда вызывает восхищение публики, согласитесь, не так уж приятно во время концерта услышать реплику соседа по зрительному залу: «А этот номер я, кажется, уже где-то видел...» Древнему как мир оригинальному жанру поможет наука — считает руководитель секции Анатолий Карташкин. Анатолий — не профессиональный артист, он ученый, преподаватель одного из московских вузов. Еще в школе увлекся иллюзией и сейчас успешно «совмещает» звание кандидата технических наук со званием лауреата Всесоюзного фестиваля художественного творчества трудящихся. — Даже московский гала-концерт не смог дать полного представления обо всем разнообразии иллюзионного искусства, — рассказывает Анатолий. — За рамками программы остались и большие иллюзионные аттракционы и так называемая микромагия, то есть манипулирование миниатюрными предметами типа монет, спичек, иголок... В основе и тех и других трюков иногда содержатся остроумные технические идеи. Вот, скажем, номер «говорящая голова», который многим знаком по аттракциону Игоря Кио. «Ключ» к нему, как известно, кроется в системе зеркал, расположенных под углом друг к другу. Или не менее известный фокус с сундуком, как бы прирастающим к полу каждый раз, когда поднять его пытается кто-то из зала. В его основе — обычный электромагнит, расположенный под полом.

Эти примеры общеизвестны, но вот минувшим летом в Лозанне прошел XV конгресс ФИСМ — Международной федерации магических обществ. Там был показан в действии аппарат, с помощью которого любой зритель может «парить» над сценой на высоте 10—15 сантиметров. Стоит такой аппарат очень дорого, ведь в его конструкции нашли применение последние достижения оптики, механики, электроники. А с помощью другого прибора можно проделать широко известный трюк с «распиливанием», но в качестве ассистента пригласить... любого желающего из зала! Поле для приложения фантазии в иллюзионе поистине безгранично. У нас, к сожалению, до недавнего времени изобретение новых трюков не было в особом почете. Пока зарегистрировано лишь два патента на оригинальные трюки. Но ведь умелое применение техники в фокусах приводит к необыкновенным эффектам! Возьмем, скажем, такой номер: артист демонстрирует залу, что в руках у него ничего нет. Затем медленно сближает руки. И вдруг между его пальцами начинают проскакивать ослепительные искры! Этот простой фокус основан на знании химии и физики. Не говорю уже о «магических» игрушках, так широко распространенных за рубежом. «Магнитные» карты, летающие шарики, «взрывающиеся» мыльницы, опрокидывающиеся рюмки, прыгающие блюдца, наполненные водой сосуды, из которых невозможно напиться, — мало ли придумано приспособлений, с помощью которых каждый в домашних условиях может показать несколько забавных фокусов!.. В новой секции собрались инженеры, ученые, студенты — все, кто намерен приложить свои знания и опыт к искусству фокуса. Но, как оказалось, создание новых трюков может стать не только увлекательным досугом. — Не знаю человека, который не любил бы раскрывать тайны, — продолжает свой рассказ Анатолий. — Но еще интереснее придумывать их! Уверен, что это не менее творческое занятие, чем, скажем, сочинение научно-фантастических или детективных рассказов. А главное, и там и тут, по моему мнению, сюжет строится по сходным законам. Занятия в секции не только не отвлекают от основной работы, но даже помогают ей. Например, я по роду своей деятельности имею дело с компьютерами, решаю комплексные задачи с применением теории вероятности и статистики, теории «искусственного интеллекта». Разработка фокусов, как оказалось, имеет немало общего с этими задачами. Ведь известен круг эффектов, которые могут поразить воображение зрителя. Как правило, это разнообразные появления и исчезновения, прохождения через предметы, отгадывание информации. И эмоциональное воздействие этих эффектов строится по вполне определенным законам. Начинающим «теоретикам» иллюзиона Анатолий обычно дает ленточку и монету и просит придумать любой фокус или хотя бы эффектный трюк. И человек сразу же призывает на помощь «динамическое» воображение, старается представить себе эти предметы, их взаимное перемещение в пространстве. Иными словами, развивает пространственное мышление. Или такая задача, которая также предлагается новичкам: иллюзионист показал зеленый шарик, затем взмахнул рукой — шарик стал желтым. Как он достиг такого эффекта? Секрет прост: одна оболочка вложена в другую, и достаточно прикоснуться к внешнему шарику острием иголки, спрятанным в руке артиста, как зеленый шарик мгновенно лопается, а желтый остается. Кажется, элементарно, но для того, чтобы придумать такой номер, нужна фантазия. Применение техники в иллюзионе только начинается. Интересно работают артисты Рязанской филармонии Евгения и Имант Бриедитисы. Они выходят к зрителям, и на сцене возникают, словно из глубин вселенной, космические аппараты, звучит «звездная» музыка... В новой программе, возможно, будут использованы лазер, радиоуправление. Конечно, избыток техники иногда мешает воспринимать фокус как маленькое чудо. Тут нужно знать меру. Как и в любом другом жанре, главный «секрет» иллюзиониста кроется в его артистизме. Но если артистизм присутствует, техника поможет выявить его ярче. Официальной датой рождения секции новых трюков стало 28 ноября прошлого года. Эта дата выбрана не случайно: она, как утверждает Анатолий, обладает «магическим» свойством. Записанная цифрами, дата может быть прочитана в любом направлении: 28.11.82.   . И еще одно приятное событие произошло недавно: был избран первый из числа зарубежных артистов почетный член Московского клуба фокусников. Им стал известный артист из ГДР, автор многих учебных пособий и книг по истории жанра Йохан Цмек. Побывав в Москве, он не только провел семинар с советскими коллегами, но и дал для них прекрасный концерт. С болгарскими иллюзионистами встретился член клуба Олег Катаманин. Олег — метростроевец и в Болгарии бывает как консультант на сооружении Софийского метро. Но, давно увлекаясь фокусами, встретился с ветераном болгарского иллюзиона «мистером Сенко», привез афиши, плакаты, фотографии и, конечно, новые трюки, подаренные коллегами. Тем временем встреча в Каминном зале продолжалась. Ее участники заняли свои места за столиками. Начался концерт, но в нем не было привычного деления на зрителей и артистов. Фокусы показывали все. Был здесь инженер-судостроитель из Ленинграда Юрий Обрезков, продемонстрировавший редкое искусство виртуозной манипуляции с картами. Грузинский артист Зураб Вадачкория пришел на встречу в солдатской форме: в настоящее время он проходит военную службу. Показали придуманный ими трюк с апельсинами ученики московской школы Екатерина и Дмитрий Куликовы, оба занимаются в студии иллюзионного искусства при Доме культуры имени В. П. Чкалова, оба — члены секции по созданию новых трюков. С новой программой выступила и Самая молодая артистка оригинального жанра Москонцерта Наталия Перфильева. Начало новому клубу положено. Пока в его составе около двухсот членов — профессионалов и любителей. Клуб открыт для всех, кто избрал своим занятием чудеса! Ю. КОГТЕВ



#8 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19774 сообщений

Отправлено 23 July 2020 - 08:18

Воспоминания о Марке Местечкине Четверть века стоял во главе столичного цирка режиссер Марк Соломонович Местечкин, человек, бесконечно преданный миру цирка и бесконечно в него влюбленный.

Он прожил яркую жизнь. И вечер воспоминаний, состоявшийся в ЦДРИ и посвященный памяти режиссера, как бы превратился в страницы, рассказывающие об этой удивительной жизни.

 

 

55.jpg

 

На вечере, посвященном МАРКУ МЕСТЕЧКИНУ, выступает ЮРИЙ НИКУЛИН

Вот Местечкин — актер театра, вот он — педагог только что открывшегося циркового училища, руководитель студии клоунады при цирке на Цветном бульваре, Местечкин-режиссер, у которого учились, перенимали секреты мастерства многие молодые режиссеры манежа. И наконец, Местечкин — преподаватель ГИТИСа, автор интересных книг. Об этой многогранной деятельности рассказывали собравшиеся на вечере режиссеры, искусствоведы, хорошо знавшие и любившие Местечкина. А кадры из кинофильма дополнили эти рассказы, дали возможность увидеть Марка Соломоновича вместе с его учениками в студии клоунады в цирке на Цветном бульваре. С. ТИГАШЕВА


  • Александр Шелковников это нравится

#9 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19774 сообщений

Отправлено 23 July 2020 - 18:09

Цирк в рассказах и фельетонах

 

Цирк, его люди, их работа и личная жизнь всегда привлекали внимание писателей-беллетристов. Но не только в серьезном плане — лирическом и романтическом — писали и пишут о цирке.  

Издавна интересовал он и писателей, выступающих в жанре сатиры и юмора. Не будет, наверное, лишним для тех, кто занимается исследованием искусства манежа, да и просто для широкого круга читателей, познакомиться и с этим аспектом цирковой беллетристики. При этом нельзя оставить в стороне и периодические издания. Наш обзор мы начнем с классических образцов русской прозы. Для нас ценны даже мимолетные упоминания о цирковых артистах. Так, у Н. Гоголя в «Мертвых душах» мы находим рассказ о ярмарочных развлечениях. «Одних балаганов, я думаю, было пятьдесят. Фенарди четыре часа вертелся мельницею», — говорит, болтая с Чичиковым, Ноздрев. Если отбросить некоторое преувеличение в деталях, вообще свойственное этому персонажу, то упоминание имени эквилибриста-итальянца Антонио Фенарди само по себе любопытно. Фенарди, как указывал в одной из своих книг исследователь цирка Е. Кузнецов, «после гастролей в Петербурге и Москве долго подвизался в русской провинции, где и попал в поле зрения гоголевских героев». Отдельные упоминания о цирковом исполнительстве находим мы у Гоголя и в «Театральном разъезде» и в комедийной сцене «Утро делового человека». Герой этой сцены, являющейся отрывком из несостоявшейся пьесы «Владимир 3-й степени», рассказывает, что он был «в представлении» и там мальчишка «лет трех не больше», плясал на «тончайшем канате». Между прочим, особого преувеличения тут нет. «Санкт-Петербургские ведомости», например, в 1821 году извещали о том, что в представлениях «компании» Даллора «4-летняя девица Аннетта будет показывать шутки на туго натянутом канате». Одним из первых, у кого искусство цирка получило обстоятельное освещение в шутливой, юмористической окраске, был Н. Некрасов. В его прозаических фельетонах «Хроника петербургского жителя», «Петербургские дачи и окрестности», «Отчеты по поводу Нового года» (так же как и в стихотворном обозрении «Говорун») нашли отражение состоявшиеся в 1843—1844 годах гастроли труппы Луи Сулье. Мы можем узнать и о характере репертуара труппы Сулье («...скакали и стоя, и сидя, и на одной, и на пяти лошадях»), и о форме подачи трюков «... чудак какой-то стал на лошади снимать с себя разные одежды, и то явится шутом, то наездником, то вдруг женщиной»), и даже о таком факте, как падение наездницы Ангелики де Бах с лошади, что вызвало, судя по всему, изрядный переполох, коль о нем поминал (и не раз) обозреватель. В фельетоне «Петербургские дачи и окрестности» речь шла и о других относящихся к искусству цирка выступлениях — о том, что в Детском театре давал очень интересные «представления жонглерских пиес» Дрессор, а в пригородной местности — Парголове «потешали жителей фокусами разного рода два английские джентльмена — Крафт и Дели, называвшие себя в афише «непостижимыми». В юмористической поэме «Говорун», представляющей собой обозрение петербургской жизни за 1843 год, Некрасов помимо Сулье упоминал также и фокусника Боско. Ему, как и Сулье, посвящена отдельная главка. «Современные заметки» И. Тургенева, появившиеся в 1847 году на страницах журнала «Современник», тоже относятся к жанру фельетона (не случайно уже в наши дни они были перепечатаны в сборнике «Русский фельетон»). Давая обзор культурной жизни Петербурга, Тургенев много внимания уделил цирковым наездницам, фокусникам. Нельзя без улыбки читать, в частности, о том, как выступал фокусник Андерсон, прозванный «великим северным колдуном». Демонстрируя трюки с картами, часами, платками и другими предметами, он сопровождал их потешными разговорами, в которых принимала участие и публика. Представители искусства цирка есть и в пестрой галерее человеческих образов, созданных А. Чеховым. В зарисовке «Ярмарка» содержится описание провинциального балагана и его убогого представления. Чехов приводит образцы клоунского юмора. Разговорного: «Стой ровно! — Я не Марья Петровна, а Иван Федосеев». Игрового: «Не желает ли кто-нибудь побриться, господа? — возглашает клоун. Из толпы выходят два мальчика. Их покрывают грязным одеялом и измазывают их физиономии, одному сажей, другому клейстером. Не церемонятся с публикой!» — заключает Чехов. После такого рода «фокусов» следовали «акробатия с неизвестными «сарталями-морталями» и девицей-геркулесом, поднимающей на косах чертову пропасть пудов». Встречаются у Чехова и конкретные упоминания цирковых артистов. В фельетоне «Опять о Саре Бернар» он вспоминал клоуна Таити, которому, по его словам, часть публики отдавала особое предпочтение, нежели знаменитой французской артистке, а в более позднем произведении, «Учитель словесности», мы находим имя известной наездницы Марии Годфруа — так прозвали героиню этого рассказа, усердно посещавшую цирк. Вообще цирк «обыгрывался» Чеховым по-разному и преимущественно «с улыбкой». В рассказе «Женщина без предрассудков» героем является бывший клоун. Понимая, что в глазах тогдашнего общества профессия эта считалась «позорной», «презираемой», он попытался скрыть от молодой жены, что работал в цирке, но, к своему удивлению, вместо упреков вызвал с ее стороны неожиданный интерес к себе. Этот рассказ был опубликован впервые в «Зрителе», а рассказ «Глупый француз», главным персонажем которого является клоун из «цирка братьев Гинц», правда, выведенный в бытовой обстановке, — в «Осколках». Издатель и редактор этого журнала Н. Лейкин, популярный в свое время бытописатель, преимущественно русского купечества, тоже не обошел вниманием цирковое искусство. Ему принадлежит довольно бойкое описание масленичных развлечений в Петербурге на Марсовом поле («У гор»), а в автобиографических «Моих воспоминаниях», написанных им под конец жизни, упоминается цирк Луи Виоля, который он посещал в детстве. Деревянное здание этого цирка, уточняет Лейкин, стояло на площади у Александрийского театра. Он описывает клоуна Виоля, «прыгавшего на арене лягушкой и висевшего на трапеции», фокусника, который, «взяв у музыканта трубу, начал выбивать из нее пух и набил целую гору пуху». Однако оставим XIX век и обратимся к юмористике 10-х годов нашего столетия. Полистаем страницы «Сатирикона». В № 8 за 1908 год мы найдем рецензию-фельетон А. Аверченко «Цирк Чинизелли», любопытную тем, что она содержит и замечания по поводу тривиальности беллетристических произведений о цирке, и мысли о клоунаде, и разбор отдельных номеров. Спустя пять лет, когда «Сатирикон» стал уже «Новым Сатириконом», Аверченко обратился к той же теме. Новая рецензия под таким же заголовком опубликована в № 26 за 1913 год. Что изменилось за это время? О-о, многое! «В прежнее время,— свидетельствует автор рецензии, — удивить простоватого зрителя было легко: станет человек на голову, возьмет в руки гармошку, сыграет вальс — зритель уже в восторге, зритель уже аплодирует... Теперь не то. Нас ничем не удивишь... Теперь не штука стать головой на плоском безопасном полу». И далее Аверченко с юмором рассказывает о номере, который он видел, правда, не в цирке, а в летнем саду «Аквариум». Исполнитель «ставил посредине сцены стол, на стол — лампу, на лампу — скамейку, ножками вверх, на скамейку — своего старшего брата, на старшего брата — сигарную коробку, на сигарную коробку — десятикопеечную марку, на марку — телефонный аппарат системы Эриксона, на аппарат становился сам головой вниз — и в таком положении имел еще силы разговаривать с братом по телефону на местные злободневные темы». «Почти то же самое привелось мне видеть в цирке Чинизелли», — замечает Аверченко. Но то было в столице, куда из-за границы выписывали лучшие номера. Иное дело — в русской провинции. Рассказы А. Аверченко, Н. Тэффи и других сатириконцев высмеивали низкий художественный уровень номеров, демонстрировавшихся под заплатанными крышами провинциальных балаганов. В то же время в рассказах этих нельзя не уловить нотки сочувствия к тем, кого судьба сделала служителями искусства и кто вынужден был влачить жалкое существование. Что видят зрители, пришедшие на пасху в стоящий на базарной площади цирковой балаган? Убогость, нищету. С грехом пополам начинается представление. В нем участвуют клоун в ситцевом балахоне и помятом цилиндре, бестолковая собака, пьяный эквилибрист, который никак не может залезть на шар. Исчерпав свой немудреный репертуар, артисты усаживаются на барьер манежа и принимаются изливать свои горести добродушно слушающей их публике (А. Аверченко. «Праздник любви»). Такого же рода тема поднята и у Тэффи в рассказе «Проворство рук». И здесь зрители сочувствуют факиру, его незавидному положению («Сбору никакого!.. Дождь с утра... Не ел...»). Но, в отличие от персонажей Аверченко, герои Тэффи пересиливают в себе это чувство, и дело кончается... избиением факира: зачем, дескать, разжалобил! Острый характер носила пародия Тэффи «Страшный прыжок», которую она посвятила Г. Бангу и «прочим авторам рассказов об акробатках, бросившихся с трапеции от несчастной любви». Пародия высмеивала укоренившийся в цирковой беллетристике тех лет крен в мелодраматизм, надрывность, стремление некоторых писателей представить цирк как место, где соседствуют смех и слезы, любовь и смерть. Типичным образцом такого рода литературы был известный роман Г. Ванга «Четыре черта». И вот что любопытно. Если те же сатирики брались писать о цирке не с улыбкой, а всерьез, то подчас не могли удержаться и сами становились на тот путь, который высмеивали. Характерен в этом смысле рассказ популярного сатирического поэта и прозаика В. Воинова, до революции сотрудничавшего в «Сатириконе», а позже — в «Бегемоте», «Пушке» и других советских изданиях, человека, близкого к искусству цирка, сделавшего немало для развития жанра клоунады. Опубликованный в журнале «Лукоморье» (1917) рассказ В. Воинова «Свободный полет» описывает в мелодраматическом, хотя и не без экспрессии, тоне, как «властный зор цирка» вновь приводит в него бывшую воздушную гимнастку. У советских сатириков и юмористов тоже в почете цирковая тематика. Нередко обращалась к ней сатирическая периодика, особенно многочисленная в 20-х годах. В журнале «Бегемот», например, дававшем в 1927—1928 годах тематические странички, наряду с «Детской», «Зимней», «Танцевальной» и другими мы находим и «Страничку эстрадника и циркача». В 1935 году «Крокодил» выпустил целый номер, посвященный цирку. Среди его авторов были М. Зощенко, В. Катаев, А. Бухов, Б. Левин, В. Ардов, Л. Ленч и другие мастера сатиры и юмора. Привлекают внимание в этом номере коротенькие новеллы-зарисовки Е. Зозули из задуманного им и лишь частично осуществленного цикла «Тысяча». Герои новелл, опубликованных в «цирковом» номере «Крокодила»,— акробатка, клоун-прыгун, жонглер, велофигуристка. Зозуля дает их портреты. Он показывает новых людей, чье мировоззрение сформировано под влиянием Октябрьской революции. Это уже совсем другие, чем некогда, люди цирка. Вот клоун-прыгун, Он царит на манеже. Его имя огромными буквами пишется на афишах. И вот этот-то удачник, счастливец, которому, казалось бы, уже ничего не нужно, начинает все чаще задумываться над тем, что он делает. Он размышляет: «Надо чем-то освежить нашу работу. Нельзя просто прыгать. Надо со смыслом. Надо, чтобы какая-то цель была в прыжках». Автор новеллы описывает «производственное одеяние» этого клоуна: «одна штанина красная, другая синяя — и старый смешной колпак». По этим деталям нетрудно догадаться, кого имел в виду Е. Зозуля — конечно же, выдающегося мастера арены Виталия Лазаренко, личного друга многих писателей-сатириков. Между прочим, довольно подробным рассказом о том, как Лазаренко прыгал сразу через десять рядом поставленных лошадей, начинался фельетон М. Кольцова «Чудеса акробатики». Темы, поднятые в специальном выпуске «Крокодила», отражали специфику дня — борьбу за становление нового, советского цирка, за качество его репертуара. Жизнь советского цирка 20—30-х годов, его борьба против штампов, халтуры, приспособленчества получили широкое отражение и в творчестве И. Ильфа и Е. Петрова. Некоторые их известные рассказы и фельетоны на цирковую тему впервые были напечатаны в «Крокодиле». В том числе — рассказ «Их бин с головы до ног» (1932) о «говорящей собаке» Брунгильде неустрашимого капитана Мазуччио и попытках «переработать» ее репертуар в плане «политизации цирка». Частично история «говорящей собаки» вошла отдельной сюжетной линией в комедию «Под куполом цирка» (с превращением капитана Мазуччио в «неустрашимого капитана» Язычникова), послужившую основой для знаменитого фильма «Цирк» (постановка Г. Александрова). Ильф и Петров хорошо знали цирк, любили его. Об этом свидетельствуют хотя бы меткие шуточные «цирковые» сравнения, рассыпанные по страницам «Золотого теленка» («Стоечка со штемпелями... напоминала мудреный цирковой инструмент, на котором белый клоун с солнцем ниже спины играет палочками серенаду Брага»). Ратуя за новое, за сохранение хороших традиций в цирке, Ильф и Петров со страстным запалом восставали против традиционности, против всего, что мешает развиваться, идти вперед искусству манежа. Блестящим образцом такого рода критики может служить их фельетон «Так принято», впервые опубликованный в газете «Советское искусство» от 20 ноября 1931 года. С усмешкой писали они о том, что цирк, с необыкновенным упорством цепляющийся за свои старые, давно отжившие традиции, может сравниться в этом смысле разве лишь с английским парламентом, которому присущ особый консерватизм. И то, что шпрехшталмейстер, выходя на арену, обязательно произносит свои реплики «неестественным насморочным голосом», и рекламные преувеличения, и нагромождение мелодраматических ужасов при демонстрации так называемых «полетов смерти», и недостатки разговорного жанра — все это, считали писатели, результат косности и рутины: «Так надо! Так полагается! Разумеется, многое из того, что вызывало у замечательных советских сатириков осуждение, ушло с манежа, но кое-что еще продолжает существовать. Поэтому фельетон «Так принято» до сих пор не потерял своей актуальности. Плодотворно писал для цирка и о цирке В. Ардов. Теплым юмором пронизаны такие его рассказы, как «Укротитель на час», «Ценный работник» и др. Отлично сделана пародия «Трагедия в цирке», высмеивающая банальные приемы, используемые некоторыми авторами, пишущими «сердцещипательные» произведения из быта артистов манежа, механически переносящие их из одной эпохи в другую. Среди тех, кто писал и пишет о цирке, известны имена Б. Ласкина, И. Лабковского, В. Полякова, Н. Елина и В. Кашаева. Не будет преувеличением сказать, что почти нет такого сатирика или юмориста, который бы в той или иной форме не обращался к цирковой теме. Не все из произведений о цирке написаны на одинаковом уровне, не все отличаются глубиной и знаниями специфики искусства смелых и ловких, но одно можно сказать: цирковая тематика любима и писателями и читателями. А коли так, долг сатириков и юмористов — разрабатывать и в дальнейшем эту тему, дающую немало возможностей для создания произведений, вызывающих улыбку и смех. М. МЕДВЕДЕВ



#10 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19774 сообщений

Отправлено 26 July 2020 - 09:15

Клоуны - Пат и Паташон Давно это было; в пору нашей юности. Будучи студентами Техникума циркового искусства, я и мой партнер Иван Байда приготовили пародийно-эксцентрический номер, с которым предполагали выступить на госэкзамене.

 

1.jpg Клоуны - Пат и Паташон Иван Байда и Сергей Курепов Мы придавали большое значение «обкатке» нашего номера на зрителях. Поэтому на всякие выступления выезжали с большой охотой. Как-то зимой 1932 года профком техникума направил нас для участия в очень ответственном концерте в клубе на Пушечной улице, где в 1938 году был создан Центральный Дом работников искусств. Приехали на Пушечную. С чемоданами в руках поднялись по чугунной узорной лестнице. Нас остановили контролерши. — Вам куда, молодые люди? — За кулисы. Контролерши внимательно оглядели нас. — Подождите, — сказала одна из них и ушла. Поднимались люди с чемоданами, произносили такие же слова «мы за кулисы» и беспрепятственно шли дальше. Но вот вернулась контролерша в сопровождении какого-то человека, очевидно, администратора. Он попросил нас назвать свои фамилии, заглянул в листок, который держал в руках, придирчиво осмотрел нас и наконец произнес: —   Проходите. Когда мы вошли в комнату за кулисами, участники концерта — артисты московских театров и филармонии — были в сборе. Все гримировочные столики оказались занятыми. Взяв два стула, мы устроились в углу. Байда скинул потертый тулуп, я снял с себя потрепанное пальтишко. Оно было мне велико, и приходилось для сохранения тепла туго подпоясываться солдатским ремнем. Присутствовавшие посматривали на нас настороженно и бросали на нас недоверчивые взгляды. О чем-то тихо переговаривались. Байда прошептал мне: —   Не дрейфь, нас встречают «по одежке». Пианистка прекратила аккомпанировать певцу, встала на цыпочки, схватила с пианино свою чернобурку и быстро спрятала ее в чемодан. В комнату вошел администратор. Пианистка бросилась к нему. Указывая на нас, почти закричала: —   Кто эти люди?! Администратор, желая сгладить неловкость, сказал: —   Разрешите представить вам будущих артистов, студентов циркового техникума. Они любезно согласились принять участие в нашем концерте.

 

2.jpg После этого пианистка вернулась к инструменту и каждый стал заниматься своим делом. Мы переоделись и ушли за кулисы. Там разминались и смотрели выступления артистов. В концерте принимали участие певцы, мастера художественного слова, скрипач, виолончелистка, артисты балета. Но не было ни юмора, ни шуток. Отсутствовал и конферансье. Просто ведущий объявлял номера. Свое выступление мы построили на эксцентрической акробатике и пародировании танцев. Исполняли мы все это в стиле популярных в то время комиков Пата и Паташона. Объявили наш номер. Появление на сцене двух комических персонажей вызвало в зрительном зале оживление. Впереди шел Пат, ведя за руку Паташона. Пат — Байда, длинный, худой, в узких полосатых штанах, в кургузом пиджачке с короткими рукавами, подпоясанном веревкой. Нос у Пата походил на утиный, усы уныло обвисли. На голове — темный лохматый парик и черный котелок. Поменьше ростом и поплотнее, я изображал Паташона. На мне был обуженный, укороченный костюм. В противоположность Пату мой Паташон отличался веселым характером. Вначале мы показывали пародию на модные тогда ритмические танцы. Юмор ее заключался в том, что, танцуя, мы нарушали синхронность движений. Разнобой приводил к столкновениям, акробатическим каскадам, нечаянным оплеухам. В общем, это была ссора между партнерами, решенная в эксцентрическом плане. После этого шел сольный танец Пата. Я убежал за кулисы переодеться для следующей пародии. Артисты, закончившие свои выступления, оставались за кулисами. Смех в зрительном зале нарастал, артисты стали внимательнее присматриваться к тому, что происходит на сцене. А на сцене происходило «черт знает что». Несуразный, долговязый Пат самозабвенно исполнял свой танец. Это был набор невероятно смешных акробатических «корючек», перемежавшихся с подлинно танцевальными движениями. Батманы Байда «бросал» такие высокие, что казалось, будто он вскидывает не ноги, а руки. Руками он обхватывал себя, и они на его спине соединялись так, словно его обнимает кто-то другой. И тут же Байда вдруг становился наполовину меньше ростом — складывался пополам, обнимая ноги, и голова его появлялась внизу с обратной стороны, почти на уровне ботинок. В таком невероятном положении, сделав несколько пируэтов, он падал плашмя на пол и тут же, изображая лягушку, скакал на руках по сцене. Затем он вставал в полный рост и стоял не двигаясь. Но танец продолжался. И складывалось впечатление, что танцует все в отдельности: голова, губы, усы, брови, даже пальцы рук. Затем он демонстрировал невероятно смешные пируэты. Байда прижимал ногу к груди и «играл» на ней, как на балалайке, продолжая танцевать на другой ноге. Финал его сольного танца — высокий, молниеносный двойной тур с приходом на «шпагат». Все это исполнялось под мелодию «Барыни». Артисты, смотревшие из-за кулис, хохотали невероятно. А судя по звукам, доносившимся из зала, я понял, что Байда прошел «на ура». Уже тогда в Байде угадывался мастер. Вместе с другими выпускниками циркового техникума начала тридцатых годов он принимал участие в создании советской школы эксцентрики. ...Байда стоит, кланяется, восстанавливает дыхание. Зрительный зал успокаивается. Звучит «Лебедь» Сен-Санса. Из-за кулисы появляется обнаженная рука Паташона, делающая волнообразные движения. За рукой появляется и Паташон. Поверх его костюма надета балетная пачка. На голове своеобразное «эспри» (обыкновенное куриное перо, привязанное ленточкой и торчащее вверх). Могу добавить: и успех пародийного па-де-де был огромен. Закончилось наше выступление. Закончился концерт. Все участники вышли на сцену, выслушали слова благодарности, Артистам преподнесли цветы, администратору вручили грамоту. Занавес закрылся. Мы с Байдой стояли, окруженные улыбавшимися артистами. Уже знакомый нам администратор, обращаясь ко мне и Байде, сказал: — Примите благодарность от всех, кто участвовал в концерте. Вы доставили нам большое удовольствие. Если захотите послушать оперу — милости прошу на любой спектакль. Я — администратор филиала Большого театра. И. КУФРИ  



#11 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19774 сообщений

Отправлено 29 July 2020 - 11:22

Среди хищников. Тамара Эдер Работа в цирке полна неожиданностей, особенно, если твои «партнеры» — животные. А уж о хищниках и говорить не приходится... Раздаешь зверям мясо, и вдруг одному кажется, что у соседа кусок лучше, чем у него. Так обстоит дело сегодня.

 

33333.jpg

 

А завтра один из грозных хищников просто-напросто отлежит лапу. В следующий раз кому-то из них приснилось, что он на свободе, а, проснувшись, он вновь видит перед собой решетку. За все эти звериные неприятности отвечать, по их мнению, обязан человек — их хозяин. Выйдя на манеж, дрессировщик должен угадать какое настроение у каждого из восьми-десяти «артистов», и вести себя так, чтобы никто не заметил, что подчас на манеже создается очень и очень рискованное положение. Прежде чем продолжить рассказ, несколько слов о себе и своем отношении к разным животным. В цирке я освоила несколько жанров: была воздушной гимнасткой, демонстрировала «Высшую школу верховой езды», затем начала готовить группу из молодых львов. Тогда-то меня и прикрепили в качестве стажера к известному дрессировщику Борису Афанасьевичу Эдеру. Впоследствии я продолжала работать с ним, дрессируя животных: мы вместе подготовили группу белых медведей, аттракцион с тиграми, из бурых медведей сделали канатоходцев. Пыталась я работать с экзотическими животными, но не нашла с ними «общего языка»... Хищники в большинстве случаев открыто выражают свои симпатии и антипатии. Дрессировщик по разным приметам видит, чего ему ждать от «партнера» в ближайшее мгновение. А экзотические животные — ламы, страусы, зебры, — кажущиеся такими милыми, почти домашними, могут подстроить каверзу самым неожиданным образом. Страус, например, высоко поднимает голову, щелкает клювом, вроде бы предупреждая дрессировщика о нападении. Ждешь, что он ударит клювом, а он неожиданно бьет ногой, распарывая крепкую спецовку острым когтем. А милые пушистые ламы, с шерстью нежнее лебяжьего пуха, с большими грустными глазами, которые явно давали понять, что они твои верные друзья, вдруг плевали в лицо пережеванной и почти переваренной пищей... Такого предательства и оскорбления я не могла перенести и, передав группу молодой артистке, снова стала работать с хищниками, предпочитая их открытое выражение чувств. А теперь вернусь к началу повествования. Когда я стала работать с Эдером, в группе у нас было двенадцать львов: два — совсем взрослых, по десять-двенадцать лет, четыре — по пять лет и шестерка молодых — двухгодовалых. Среди молодняка был Цезарь, к которому я относилась с большим доверием, так же как и он ко мне. А вот Эдеру этот лев явно «не симпатизировал». Как-то во время работы между ними произошел инцидент и Цезарь, бросившись на решетку, полез вверх, пытаясь спастись бегством. Сетки над клеткой не было. Цезарь уже держался за верхний пояс решетки и внимательно смотрел на дрессировщика, давая понять, что при малейшем его движении попытается перебраться через верх. Создалось опаснейшее положение. Видя, как сидящие в первом ряду зрители тревожно задвигались, я быстро вскочила на стоявшую рядом карусель, дотянулась до задних лап льва и стала, тихонько поглаживая, тянуть его вниз... Прошло несколько мгновений, я почувствовала, как напряженные лапы зверя обмякли. Он глянул сверху на манеж, как бы ища места, куда спрыгнуть. Став на самый край карусели, я освободила ему место для «приземления». Дальше все пошло, как обычно. Оставалось исполнить последний трюк — «карусель». Как всегда, я первая поднялась на аппарат, за мной последовали четыре льва и расположились на своих местах, рядом со мной последними встали два льва. Карусель закрутилась... Вдруг я увидела, как со своего места соскочил лев Риффи (он в этом трюке занят не был), прыгнул на вращающуюся карусель, стал устраиваться рядом со мной. Получился новый трюк: Риффи занялся самодеятельностью. Видя, что другого выхода нет, я освободила льву немного места на своей площадке. Мы могли бы кое-как уместиться вдвоем, но лев хотел «удобств», принялся медленно сталкивать меня, устраиваясь вольготнее. Деваться было некуда — свободного места на карусели не осталось, держаться не за что, а, спрыгнув, я бы попала подо львов, вращающих аппарат. А они, к сожалению, не обладали спокойным нравом. Львы крутили карусель толчками. Я с трудом удерживала равновесие, балансируя свободной правой рукой (в левой у меня был стек). Вдруг рука моя коснулась львиной гривы, я запустила в нее пальцы, чтобы удержаться от падения. Но что это? Под рукой я почувствовала напрягшуюся голову льва: он поддерживал меня, помогал сохранить равновесие... Почувствовал твердую опору, я крепче ухватилась за его гриву и тогда уже рискнула — провела несколько раз стеком по ушам «самодеятельного артиста». Почувствовав, что сделал что-то не так, Риффи соскочил с карусели. С облегчением заняв законное место, смогла, наконец, посмотреть на своего спасителя — им оказался Цезарь... Я уверена: он сознательно оказал мне помощь. С этого вечера Борис Афанасьевич Эдер и Цезарь изменили свое отношение друг к другу. Правда, они не стали друзьями, но я чувствовала, что мой муж благодарен льву, который предотвратил возможную трагедию. А Цезарь? Почему он изменил свое отношение к дрессировщику, которого до сих пор не любил? Почувствовал зависимость человека от него и, будучи благодарным зверем, не захотел подчеркивать это? Не знаю... Я никогда не была мягкой всепрощающей женщиной, но животные, особенно хищники, сидящие за решеткой, всегда вызывали во мне какое-то особое чувство, хотя порой следы их дурного настроения оставались на моем теле в виде широких белых шрамов... Раны заживали, и я никогда не вспоминала со злобой или недовольством о звере, причинившем мне боль. Не всегда зверь делает это умышленно. ...В сороковых годах Борис Эдер подготовил аттракцион с белыми медведями, которые играли роль гостеприимных хозяев Северного полюса, встречавших экспедицию советских ученых. Содержание этого номера подробно описано в книге Б. Эдера «Мои питомцы», так что останавливаться на этом не стану, скажу только, что каждый из белых медведей имел свой характер. Расскажу такой эпизод. Среди белоснежной семерки я выделяла двух — Бутуза и Мирона. Они оба как-то легко и быстро пошли на сближение с человеком. А были уже «немолоды» — им давно минуло три года. Это солидный возраст для медведя. На манеже Бутуз и Мирон сидели на тумбах почти рядом. Между ними оставалось место только для меня, куда мне приходилось становиться, чтобы не допускать между ними «объяснения» из-за красавицы медведицы по кличке Миня, сидящей на такой же тумбе в виде глыбы льда, но на другой стороне манежа. Стоило Мине по приказанию дрессировщика выйти на середину манежа, как Мирон и Бутуз, злобно рыча друг на друга, порывались соскочить со своих мест. (Они боялись, что дрессировщик обидит их красавицу.) В каждом, как видно, просыпалось «рыцарское» чувство, каждый стремился защитить «даму». А их защита неизбежно закончилась бы дракой друг с другом. В этот момент я и вставала между ними, объясняя, что Миню никто не собирается обижать. Она покажет свои достижения, получит признание публики и вкусный кусок рыбы от дрессировщика. Объясняла я, конечно, не словами: просто разводила руки в стороны, левой рукой брала за ухо Бутуза, правую клала на грудь Мирона. Это «объяснение» их успокаивало. Правда, иногда один из моих подопечных тихонько недовольно рычал: ему казалось, что я больше уделяю внимания его сопернику. Немного ласки — и вот уже обиженный блаженно прикрывает глаза. К сожалению, в нашем номере был трюк, когда Мирон и Миня одновременно вызывались на середину манежа. Вот тут с Бутузом делалось что-то невообразимое: он метался по своей «льдине», рычал, дергал меня, стараясь толкнуть, чтобы я не стояла на его пути. К счастью, трюк длился несколько секунд. Мирон садился на свое место, и Бутуз успокаивался. Работа продолжалась... Я была слишком уверена в своих друзьях — Мироне и Бутузе, поэтому однажды попала в довольно неприятную ситуацию. Бутуз был чем-то раздражен, я хотела развеселить его и уделила ему больше внимания, чем его соседу. Мирону стало завидно. И вот этот огромный добродушный зверь, решив, по-видимому, обратить на себя мое внимание, прыгнул на меня с тумбы. Он, конечно, не представлял, что рядом с ним я — слабый цыпленок. Он привык повиноваться мне, признавал мое превосходство. И ему, вероятно, казалось, что я и в силе превосхожу его. Он никак не ожидал, что его прыжок опрокинет меня. ...Я не почувствовала удара от падения на деревянный пол: Мирон, прыгнув, обхватил меня передними лапами за плечи, и они сошлись далеко за моей спиной. Я лежала, а под моими плечами были громадные лапы-подушки моего друга. Мирон сам очень растерялся — никак не ожидал такого «подвоха» с моей стороны. Медведь попытался встать, но не тут-то было: своим весом он придавил меня, а мною свои лапы, которые никак не мог освободить. На помощь пришел Эдер. Мирон быстро сел на свое место, а я осталась лежать на полу. Теперь могу сознаться — было стыдно встать. В тот момент, когда Мирон свалил меня на пол, я услышала, как охнул зрительный зал, как дико закричала какая-то женщина. Зрители решили, что пришел конец маленькой дрессировщице. А ведь рядом с Мироном я казалась действительно маленькой: когда он стоял на задних лапах, я доставала ему головой только до груди. Мелькнула мысль: пусть уж лучше вынесут с манежа, как жертву хищника. Но тут же услышала шепот Эдера: «Не симулируй, вставай.» Шепот подействовал на меня, как удар бича. Я вскочила на ноги, ждала, что настороженную тишину сейчас разорвет хохот зрительного зала, но зал молчал... Тогда я снова встала между Мироном и Бутузом. Как всегда, раскинула руки: левой взяла Бутуза за ухо, а правую положила на грудь Мирона и вдруг почувствовала его теплый, шершавый язык. Медведь тихонько лизал мою руку. Раздались дружные аплодисменты: зрители увидели медвежью ласку и поняли, что зверь просит прощения, что он не хотел причинить мне вред. В гардеробной Эдер прочел мне целую лекцию о поведении среди хищников, о моей излишней доверчивости и о многом, многом другом, связанном с нашей опасной профессией. Слушая его, сама думала о милом Мироне, который верил мне и по-своему любил меня...   , ТАМАРА ЭДЕР



#12 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 19774 сообщений

Отправлено 30 July 2020 - 09:59

Стихи о цирке. Юрий Леонтьев

 

МЕДВЕДИ Признайтесь — вам снится туман, первоздан и безлик, багровой брусники по желтой трясине разлив, лиловые туши медведей на бурой земле и красной горбушей уснувшее солнце на дне? ...А цирк рукоплещет, как бабы по гальке вальком, и вкусные вещи суют медвежонку тайком. А он их не хочет — он будет скулить и стонать, пока дрессировщик его не захочет понять: медвежья обида — опять затолкают в вагон, насыпят опилок, которые пахнут тайгой... ПОСЛЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ Вот и все. В цирке кончился праздник. Блеск и лоск стали ветхим старьем. Униформа, как водится, дразнит и пугает уборщиц зверьем. А в буфете, в традиции касты, над морковью склонился факир, и семейство воздушных гимнастов пьет залог долгожитья — кефир. Рыжий клоун в пивной полбутылке ищет тему для новых реприз... На арене темнеют опилки, тянет сыростью из-за кулис. В полумрак, где зеленые угли, дух слоновый и царственный рык, я с опаской вхожу, словно в джунгли, изучая звериный язык. НОЧНАЯ ИСПОВЕДЬ Жизнь моя — бродячий балаганчик на колесах цирка-шапито. Я, гимнаст воздушный, был удачлив и в работе счастлив, как никто. Под раскаты музыки помпезной я работал номер-фейерверк: в диком сальто обрывался в бездну и на крыльях устремлялся вверх... А теперь не оставляет чувство (и другим попробуй докажи!), что ценили не твое искусство — свой покой: ведь вот, остался жив. Жив я, жив! Стал мудрый, осторожный старый волк. И только раз в году вижу сон привычный: рвется лонжа, лечу не вниз, а в высоту. ЮРИИ ЛЕОНТЬЕВ







Темы с аналогичным тегами Журнал Советская эстрада ци, Советский цирк. Август 1983 г, Советская эстрада и цирк

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных

  Яндекс цитирования