В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Глава двенадцатая. Из книги Владимира Кулакова "Сердце в опилках"

  Пашка просыпался рано утром легко и с удовольствием, во сколько бы он не ложился накануне. Традиционно открывал створку окна, проветривал комнату и обязательно трогал лист клёна, как бы здороваясь с ним "за руку". Вдыхал полной грудью утреннюю свежесть, потягивался, улыбался! Говорил "доброе утро" кусочку неба, которое не загораживал могучий клён, приветствовал солнце и начинал делать зарядку. Последнее время для него каждый день был праздником – мир обрёл краски, запахи и смысл...

– Пашка, блин, не  май месяц! Закрой окно – дубак!

– Да ладно тебе, рыжий, ты чего – плюс на улице! В комнате дышать нечем!

– Заморозить хочешь? Я же южанин!

– Не ври! Ты говорил, что с Северного Кавказа!

– А я тебе чего твержу – с Кавказа! – Славка продирал глаза и высовывал нос из-под двух одеял. Он ухитрялся замерзать даже летом.

– Так ведь – с Северного! Подъё–ём! – командовал Пашка, сдёргивая с рыжего все его покрывала. На кровати, свернувшись жалким калачиком, трепетало и орало благим матом белое с синюшным оттенком худощавое тело конопатого Славки.

  В стенку забарабанили с текстом, отнюдь не желающим доброго утра!..

– Вставай по-хорошему! А то злые дядьки из полёта быстро тебя научат летать... в окно! Рыжий, подъём! На работу опоздаем!.. 

  ...– "ЧБ", добрось! Люба, блин, ну, докрути! – жонглёр Володя Комиссаров, всё больше заводясь, никак не мог добиться сегодня от партнёрши по номеру, и одновременно жены, чётких бросков. Булавы летели вяло, с недокрутом.

– Володя, ну нет сил у меня сегодня, хоть режь! "Дела" у меня... 

– Какие ещё, на хрен, дела? Сейчас репетиция!

– Ты, Комиссаров, тупой? Какие ещё "дела" бывают раз в месяц, – женские!..

– Тьфу ты, блинство! Только этого ещё не хватало!

– А тебе что – хотелось "залёта"? – Люба с вызовом встала в позу "руки в боки".

– Вечно у тебя, "ЧБ"!..

– "Вечных" у меня нет – только месячные! Дурак ты, Комиссаров!..

– Ну и что будем делать? Вечером работать!

– Лечиться будем – работой, не впервой...

   ...Пашка, сделав все положенные дела, отпрашивался у Захарыча и спешил к новым приятелям и наставникам – жонглёрам Комиссаровым, которые так неожиданно появились в его жизни. Они почти ежедневно обучали Пашку азам своего жанра. В остальное время он репетировал самостоятельно "без отрыва от производства" на конюшне.

  Познакомились они, когда лошадь наступила на их булаву.

  Как-то в середине репетиции Комиссаровых появился встревоженный Захарыч и попросил дать ему манеж буквально на десять минут. Были подозрения на колики у одного из скакунов и, чтобы не погубить животное, нужно было его срочно хорошенько "погонять". Проблема была ясна, манеж тут же освободили. Комиссаровы сели на зрительские места ждать. Булавы жонглёров остались лежать на барьере.

  Захарыч разогнал ахалтекинца в галоп. Тот, нет-нет, подгоняемый арапником, бил задними копытами в барьер манежа, увеличивая скорость.

– Пашка, булавы убери, слетят! – крикнул Захарыч своему помощнику. Комиссаров привстал, но Пашка его опередил. Он стал собирать реквизит, поглядывая на галопирующую лошадь, отвлёкся, и одна булава соскользнула с барьера точнёхонько под копыта скакуна. Раздался треск, лошадь шарахнулась, сбилась с ритма и остановилась. За спиной кто-то охнул и отчётливо послышалось громкое поминание "чьей-то матери". Захарыч тоже вспомнил чью-то маму, но более прилично...

  Пашка стоял памятником "погибшему жонглёру", с немигающими глазами. Комиссарову не сразу удалось вырвать свои булавы из его закостеневших рук.

– Блинство! Теперь колики у меня! – Комиссаров держал в руках то, что осталось от его реквизита. – И так на соплях всё держалось, теперь вообще репетировать не с чем!.. – жонглёр явно был раздосадован, если не сказать больше.

– Володь! Я всё сделаю, не серчай! Принеси мне, я починю! – Захарыч виновато улыбался и за себя, и за Пашку, который стоял, хлопал глазами, и чуть не плакал...

  Уже вечером того же дня Пашка с извинениями принёс в гардеробную Комиссаровых починенную булаву и две других, одна из которых ещё до того "приказали долго жить", а вторая была "при смерти". Те рассматривали свой реквизит, словно видели его впервые:

– Ну, Захарыч! Ну, волшебник! Золотые руки!..

  Так состоялось их знакомство, а позже и дружба. Пашка попросил научить его жонглировать. Ребята с готовностью откликнулись. На репетициях Комиссаровых он стал бывать постоянно.

  Александр Анатольевич, как инспектор манежа, наконец-то облегчённо вздохнул: "Жонглируй сколько влезет – это безопасно, только не лазь по канатам и в клетки к хищникам"..

  В цирке нет людей заурядных, "бесцветных". В каждом из них живёт какая-то "изюминка", по которой люди запоминаются, попадают в сердце и остаются там навсегда. Комиссаровы не были исключением.

  Володя – высокий, стройный, хорошо сложённый, с высоким лбом и правильными чертами лица. Цирковые девчонки по нему "сохли"...

  Люба – кокетливая красотка: чернявая, грудастая, с тонкой талией, с хитрыми  глазами-завлекалками. Она то и дело стреляла взором по сторонам, обращая на себя внимание мужчин, чего, видимо, и добивалась.

  Её фамилия была – Белая. На выпускном экзамене в цирковом училище, где председательствовал Юрий Никулин, объявили: "Любовь Белая и Владимир Комиссаров". Старый клоун – мастер каламбуров, тут же отреагировал, вспомнив гражданскую: "А я думал мы белых победили!.."

  Фамилия Любы резко контрастировала с цветом её волос. Никулин обратил внимание и на это:

– Какая же она Белая, скорее – Чёрная! Ладно, пусть будет – "чёрно-Белая", хм, – Никулин, увлекавшийся фотографией, подытожил – "Ч/Б"!..

  С той поры Любу так и звали – "ЧБ"...

  В "плен" к Белой Комиссаров попал ещё на первом курсе...

  Недостатком их обоих была необузданная и не всегда оправданная ревность, из-за которой часто возникали громкие скандалы. Они, как правило, вскоре гасились страстными поцелуями, горячими клятвами и примирением. Если дело происходило в гостинице, то всё обычно заканчивалось бурной "постелью", эротическими воплями, сотрясающими стены, сладострастными стонами, невольными слушателями которых становились все, кто был здесь в этот час.

– Комиссары белых пытают... по-чёрному! – лукаво, и с "пониманием" улыбались на этаже.

– Ага, или наоборот...

  После своего выступления на манеже они обычно громко "собачились", обвиняя друг друга в "завалах". Одна, оправдываясь, кричала, что тот ей "бездарно" бросил, не докрутив. Другой громко отвечал, мол, как я мог тебе нормально бросить, если ты мне вместо двух оборотов "захреначила" два с половиной...

  Эти сцены происходили изо дня в день. Инспектор манежа со словами: "Брек!", пресекал закулисную перебранку, которая перемещалась в гардеробную, где продолжалась ещё добрых полчаса.

  На репетициях они тихо и спокойно оттачивали какой-нибудь трюк, терпеливо повторяя одно и тоже. Пашка наблюдал за жонглёрами, каждый раз восхищаясь их трудолюбием и терпением. Закипал Владимир только, когда Люба вдруг начинала спорить, как правильней по технике исполнить тот или иной трюк. А спорила Люба частенько. Володиного терпения в этих случаях хватало на несколько минут. Потом "вулкан просыпался": булавы летели в пустующие зрительские ряды, тишина манежного и подкупольного пространства разрывалась оглушительным криком, типа: "ЧБ"! Блинство! Ты – задрала!.." Владимир посылал всё "куда подальше" и уходил с манежа "нарезать круги" по фойе цирка, чтобы успокоиться. Люба неторопливо собирала по залу разбросанный "в сердцах" реквизит, оценивала его пригодность для дальнейших репетиций и шла за партнёром. Вскоре они возвращались на манеж, чтобы продолжить...

  Два "скорпиона", два "Везувия" с великим трудом мирно уживались вместе. У них частенько "летали клочки по закоулочкам..." Но друг без друга они не мыслили себя и несколько минут.

  Котова, понаблюдав за взаимоотношениями этой пары, быстро окрестила их: "ё...тые "неразлучники"!.."

  ...Пашка в который раз смотрел выступление Комиссаровых. На манеж они выходили в стилизованных русских костюмах. Владимир появлялся из центрального прохода с маленьким баяном, наигрывая и танцуя "кадриль". Навстречу ему выходила "барышня", которая строила ему глазки. "Ухажёр", в свою очередь, "пожирал" глазами её, то и дело пытаясь поцеловать. После хореографического вступления Владимир дарил Любе букет цветов, который распадался на несколько. Этими букетами-булавами они потом и жонглировали. Номер проходил в бешеном темпе, сопровождаясь акробатическими прыжками и смешными "корючками". 

  От этой пары невозможно было оторвать взгляд. Молодость из них била ключом. Чувства, которые они изображали, были неподдельными. Красивые, стройные, темпераментные, артистичные, они "брали" зал с первого мгновения. 

  Пашка, стоял в боковом проходе и впивался глазами во вращение булав-букетов, в их полёт. Они летели из-за спины, из-под ног, сбоку, из-под рук, мчались от партнёра к партнёру по дуге с двумя-тремя оборотами, вдруг вращались словно пропеллеры. Пашка, который только начинал жонглировать, сходил с ума от непостижимости тайны: как же они успевают в этом хаосе определить, где у букетов ручки, за которые нужно ловить, где цветы?

  Когда артисты ошибались, предметы недокручивались, приходя в руки жонглёрам не той стороной, Пашка всем телом и своей сутью невольно "помогал" им докрутить, неосознанно дёргая плечами или вздрагивая кистями рук. А если булава оказывалась на ковре манежа, то "завал" он переживал, как если бы у него отрывалось сердце. В нём то ли уже жил, то ли постепенно просыпался жонглёр. Иногда он так уставал, посмотрев номер Комиссаровых, словно это он только что побывал на манеже...

   Пашка совсем приходил в восторг, когда Владимир исполнял соло на трёх булавах-букетах! Такой темп себе трудно было представить. А уж по каким траекториям летали эти предметы – у обычного человека не хватило бы фантазии придумать!

  В оркестре смолкала музыка и оставались только зажигательные ритмы барабанов. Длинные волосы Владимира метались из стороны в сторону, пытающегося поворотами головы уследить за полётом булав. Те вращались на сумасшедшей скорости. Со стороны казалось, словно бешеный рой, носится вокруг тела жонглёра, а тот пытается от него увернуться. В конце Владимир подбрасывал один букет высоко вверх, и пока тот возвращался, жонглёр успевал сделать заднее сальто, поймать булаву и сесть на колено. Ох, что тут начиналось!.. 

  ...После работы эти артисты никогда не были довольны друг другом. Каждый раз, после просмотра номера, когда Пашка шёл через фойе за кулисы, он ещё издали слышал громкие разборки.

– Хм! Мои "неразлучники" беседуют!..

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100

ретро розетки купить