В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Главное - чисто и красиво. О школе классического прыжка

Я хочу откликнуться на выступления в журнале «Советская эстрада и цирк» Ф. Суворова, И. Федосова и А. Ширая. Они писали о традициях и о развитии прыжковой акробатики, о «сосинской школе», если так дозволено будет сказать.

Прежде всего что же следует понимать под «школой классического прыжка»? Это, по-моему, высокое исполнительское мастерство, передававшееся от одного исполнителя-прыгуна другому. Каждый оттачивал, улучшал то, что получал в наследство от своего предшественника. Конкретнее, под «школой классического прыжка» следует понимать совокупность методов и приемов, помогающих артисту исполнять прыжки чисто, красиво.

Существовала ли «сосинская школа»? Вопрос очень проблематичный. Но если бы такая школа и существовала, не следует, мне кажется, навязывать ее акробатам, преподавателям ГУЦЭИ, режиссерам. Не беда, если у педагога складывается свой стиль работы. Важно, к каким результатам это приводит. Ведь за последние десятилетия методика освоения партерных прыжков шагнула вперед и продолжает совершенствоваться.

Так что не могу согласиться с утверждением Ф. Суворова, что «классическая школа» утеряна, что педагоги циркового училища не используют ее богатейшие возможности, недостаточно изучают и применяют ее в своей повседневной практике. Преподаватели акробатики ГУЦЭИ обладают большим опытом и хорошим вкусом. Это они доказали, выпуская интересные номера.

На мой взгляд, знаток акробатики И. Федосов в своем отклике на статью Ф. Суворова справедливо пишет, что прыжковая акробатика успешно развивается, опираясь на традиции «классической школы». На этом основывается и методика подготовки акробатов для цирка.

Странно, что Ф. Суворова раздражают прыжки, исполняемые с разбега, а не с места. Разве не ясно, что суть не в этом. Важна техническая и эстетическая сторона исполнения прыжка.

Поскольку речь идет о новом и о сохранении и развитии традиций, хочу высказать одно предложение. Создавая оригинальное, почему бы не вспомнить и не восстановить забытое — скажем, номер «Люди-мячики». В свое время он был поставлен так, что на манеже не было даже секундной паузы, выступление шло в стремительном, нарастающем темпе, это был фейерверк сложнейших трюков-прыжков. Если не обращаться к артистам-ветеранам, то у кого же черпать богатейший опыт, накопившийся за годы развития советского цирка?

В заключение — о спорте. Разумеется, не следует ставить знак равенства между акробатами-прыгунами в цирке и в спорте. Прежде всего выступления акробатов на манеже обязательно должны нести образное начало, а не только демонстрировать технику исполнения, даже самую высокую. Если артист цирка осваивает сложнейший рекордный прыжок — хорошо. Но при этом нельзя забывать: один, даже самый сложный прыжок не делает из исполнителя подлинного мастера. Настоящим артистом можно считать только того, кто освоил основные виды партерных прыжков.

Все это так, но мы не можем не замечать удивительные достижения в спорте. Как известно, летом 1974 года в Москве проходил чемпионат мира по акробатике. Скажу лишь о выступлениях двух спортсменов. Вначале — о четырнадцатилетней болгарке Вани Василевой. Юная акробатка безукоризненно четко исполняла рондат, флик-фляк, двойное сальто-мортале (в четырнадцать лет!). Второй прыгун, оставивший у меня неизгладимое впечатление, — акробат из Минска Вадим Биндлер. Он исполнил рондат, флик-фляк, тройное сальто-мортале. Тройное сальто-мортале в партере! Казалось, для этого требуется преодолеть закон земного притяжения. Смотрел я на молодого акробата с восхищением и, признаться, сожалел, что этот фантастически трудный прыжок исполнял не артист цирка.


А. СОСИН

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100