Главный режиссер Ленинградского цирка Алексей Сонин - В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ
В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Главный режиссер Ленинградского цирка Алексей Сонин 

 

Главный режиссер Ленинградского цирка Алексей СонинКак ни странно, главного режиссера Ленинградского цирка А. Сонина и по сей день многие относят к плеяде молодых. Хотя с тех пор, как он вступил на эту должность, прошло без малого двадцать лет. А самому Сонину исполняется пятьдесят. Может быть, отношение к нему как к молодому оттого, что режиссеру совершенно не свойственна маститость.

 

И еще, наверное, потому, что он в своем творчестве не стоит на месте, стремится шагать в ногу со временем. А это — качества молодости.

 

Конечно, Сонину повезло — в Ленинграде у него были замечательные предшественники: Е. Кузнецов, Е, Гершуни, Ю. Юрский, Г. Венецианов. А еще раньше — В. Труцци.

 

Это они создали особый, характерный для цирка на Фонтанке стиль представлений, для которого типичны высокая художественная требовательность, взыскательность, культура. Именно такой всегда была ленинградская постановочная школа.

 

Академическая школа. И быть ее представителем и почетно, и ответственно, и неимоверно трудно.

 

Когда Сонин пришел работать в цирк, он, собственно, не знал, что это такое. До этого он был артистом балета, выпускником Ленинградского хореографического училища имени А. Я. Вагановой. Танцевал на сцене Малого театра оперы и балета (тогда еще Малого оперного). Потом служил в ансамблях песни и пляски военных округов. А после демобилизации учился в Театральном институте на старинной Моховой улице (ныне это Ленинградский институт театра, музыки и кинематографии имени Н. К. Черкасова). Практику проходил в Театре имени Ленсовета у народного артиста СССР И. Владимирова.

 

Возникает вопрос: почему же Сонин ушел из театра? Почему пришел в цирк? Может быть, потому, что он прикоснулся к искусству смелых и ловких наряду с работой в театре, ставя номера оригинального жанра на эстраде, в Ленконцерте?

 

И оно его заинтересовало, увлекло? Да, и это имело значение. Но решающую роль, думается, сыграла тяга к эксцентрике, к комическому, а цирк открывал для этого широкие просторы.

 

И Алексей Сонин выбрал цирк. И никогда не раскаивался.

 

Сонин пришел на Фонтанку, когда художественным руководителем ленинградского стационара еще был Г. Венецианов.

 

Крупный мастер цирковой режиссуры, экспериментатор, он любил помпезность и монументальность в парадах-прологах, злободневность и сатирическую остроту в клоунадах. Сонин был при Венецианове вторым режиссером. Их кабинеты располагались рядом на первом этаже. С пылом заинтересованного новичка молодой режиссер стал овладевать цирковым образованием.

 

Кроме, разумеется, Венецианова, наставником Сонина являлся еще и тогдашний директор цирка В. Цветков, человек оригинальный и талантливый, преданный своему делу, искусству, что называется, беззаветно.

 

Первой самостоятельной работой молодого режиссера было показанное весной 1965 года представление для детей «Хоттабыч в цирке».

 

«Хоттабыч в цирке» раскрыл Сонина как режиссера, тяготеющего не столько к лирике, сколько к эксцентрике, клоунаде. Кстати, для тех, кто знает Сонина, это нисколько не удивительно. Он обладает даром пересмешника, умением создавать острые, шаржированные устные портреты знакомых лиц. Так что юмор, можно сказать, его стихия, Комическое начало вышло на первый план и в следующей работе Сонина — спектакле «Сильные, отважные». Это была попытка создать нечто вроде цирковых «Красных дьяволят» и «Неуловимых мстителей». Задумывалась остросюжетная, приключенческая пантомима из времен гражданской войны, но получилось далеко не все, как надо. Сонина критиковали за эту работу. Критиковали главным образом за «перехлест» в показе похождений пьяных белогвардейцев в кабачке. И это в спектакле для детей! Но будем объективны. Имела постановка и немало интересного. В частности Сонин придумал одеть красногвардейцев во все красное — в красные гимнастерки и красные же шлемы-буденовки. Это был коллективный образ-символ, и он закрепился в цирке в работах других режиссеров, стал чуть ли не каноническим для лаконичного, близкого к плакату постановочного решения.

 

Цирковые произведения с их особой спецификой исключают, как правило, психологическую глубину, заменяя ее иными приемами. Плакатность — вот один из главных «ключей», например, при постановке парадов-прологов. Но нельзя при этом забывать и о том, что парад-пролог должен обладать зрелищностью, красочностью. Уделяя большое внимание парадам-прологам, Сонин многое перенял у своего предшественника — Венецианова. Так же, как и Венецианов, он обрамляет амфитеатр живописными панно, транспарантами, использует цветное кино, «живые картины» и «живые скульптуры». Выразительной получилась одна из его последних работ — парад-пролог, поставленный летом 1985 года в передвижном цирке «Маяк» и посвященный XII Всемирному фестивалю молодежи и студентов в Москве. Ажурный макет земного шара, алые маки в руках у артистов, песня, зажигательный танец, в который вовлекались все находящиеся на манеже, танец дружбы и единения, символически передавали дух фестиваля, этого крупнейшего события в жизни молодежи планеты.

 

Сонин любит включать в парады-прологи хореографию. Танец, по убеждению Сонина, привносит в парад-пролог изящество, оттеняет, смягчает резкие плакатные мазки акварельными тонами.

 

Ленинградскому цирку повезло. У него превосходный главный художник, Раиса Юношева отлично чувствует природу циркового искусства. Оформление, созданное ею для парадов-прологов, тематических представлений, всегда изящно, нарядно, оригинально. Она всегда современна.

 

Союзников у главного режиссера много. Нужно поставить танцы — ив цирк приглашаются опытные балетмейстеры, народные артисты РСФСР В. Васильков, Н. Долгушин, К. Ласкари. Требуется музыка, хорошая, талантливая, — и Сонин привлекает в Ленинградский цирк Я. Дубравина, А. Кальварского, М. Камилова, А. Колкера, С. Пожлакова, Г. Портнова, В. Успенского, Г. Фиртича, О. Хромушина. Некоторые их сочинения перерастают рамки простой музыкальной иллюстрации и могли бы зажить самостоятельной жизнью в виде сюит симфоний — настолько они интересны и значительны.

 

Выше я сказал, что Сонин тяготеет к комическому. Не потому ли руководителю режиссерского цеха Ленинградского цирка особенно по душе работа с клоунами. Он участвовал в создании отдельных реприз для О. Попова, Г. Маковского, Г. Ротмана, Б. Вяткина. Есть его вклад и в разработку репертуара для Ириски, под именем которой успешно выступает И. Асмус. Первая встреча Сонина с клоунессой состоялась тогда, когда она еще была актрисой драматического театра, а в цирке выступала эпизодически и главным образом в амплуа травести. В поставленном Сониным представлении для детей «Про Юру Тетрадкина и клоуна Вяткина» Асмус исполняла роль Тетрадкина. Потом Сонин поставил с ее участием спектакль «Два часа — чудеса». Таким образом, становление И. Асмус как артистки цирка, первоначально происходило в городе на Неве и под руководством Сонина.

 

Для ленинградской постановочной школы типично тяготение к большим зрелищным формам. Еще у Чинизелли широко ставили пантомимы. Шли они в 20-е годы и в 30-е. В 50-х эту традицию возродил Венецианов. Он был сторонником водяных пантомим. С рампады шумно устремлялись вниз потоки воды, окрашиваемой в разные цвета, в круглой чаше манежа, застланной брезентом, засверкали озера, по которым скользили лодки и дрессированные утки. Ученику и последователю Венецианова — Сонину не пристало нарушать обычаи, и по его инициативе ожили в наши дни на ленинградском манеже спектакли большой формы. Правда, не водяные, а «сухопутные». Водяные уже, к сожалению, в Ленинграде не поставить — нужный для этой цели специальный бак под крышей цирка больше не существует: он, как теперь модно выражаться, морально устарел и его разобрали.

 

В творческом активе Сонина — феерия «Руслан и Людмила», а совсем недавно он совместно с клоуном Е. Майхровским осуществил постановку «Самый радостный день» — по мотивам рассказа «Каштанка». Уже одно то, что на цирковой афише появилось имя Чехова, делает работу Сонина и Майхровского заметным творческим событием в жизни цирка. Теперь в планах главного режиссера — спектакль по мотивам узбекского фольклора.

 

Имея дело с конвейерной системой проката номеров и коллективов, цирки тем не менее не всегда получают готовые программы. Ленинградский стационар входит в число зрелищных предприятий, имеющих право самим комплектовать программы. Город Ленина — один из крупнейших культурных центров страны. Здесь предъявляются особенно высокие требования к качеству цирковых представлений. Не трудно представить себе, какая большая ответственность ложится на главного режиссера, когда он выезжает в цирки других городов отбирать номера для будущих программ. Но вот формирование программы закончено. Теперь ей надо дать название. Оно должно быть броским, привлекающим внимание и в то же время соответствовать содержанию представления. Помнится, как-то раз Сонин сказал мне: «Предложил Эмилю Кио название для программы: «С улыбкой доброй». Понравилось!» Сказано это было со вздохом облегчения и с чувством творческого удовлетворения.

 

Много функций у главного режиссера цирка. В его обязанности входит работа с членами художественного совета, чья роль в деятельности ленинградского стационара весьма существенна. Он же осуществляет связь с художественной самодеятельностью, непременно входит во все жюри смотров. В последнее время Сонин активно пропагандирует искусство смелых и ловких на телевидении: пишет сценарии, выступает перед телекамерой в роли ведущего.

 

Но вот что хотелось бы сказать еще. Как известно, цирк, в отличие от театра, не имеет дела с готовой драматургией. Последняя, как правило, рождается в цирке же. В Ленинграде имеется довольно большой круг поэтов, работающих над стихотворными текстами для цирковых парадов-прологов. В их числе М. Дудин, А. Чепуров, В. Суслов, Л. Куклин, В. Азаров, К. Рыжов. Тексты писали также А. Прокофьев, Н. Браун, В. Торопыгин. Однако, установив контакты с поэтами, цирк оказался менее активным в поисках авторов для сценариев тех же парадов-прологов, тематических, сюжетных представлений. И об этом стоит подумать главному режиссеру.

 

Рассказывая об Алексее Анатольевиче Сонине, меньше всего хотелось бы возводить его на пьедестал. Творческий путь главного режиссера еще далек от завершения. Все впереди. Путь этот не всегда ровен, как и у каждого. Бывают успехи, а бывают и неудачи. Такова жизнь. В заключение же пожелаем Алексею Анатольевичу как можно больше новых, интересных творческих свершений.

 

М. МЕДВЕДЕВ

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования