В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Готовь елку летом

Весной говорить о новогодней елке? Не рано ли? Думается, нет. Через два-три месяца начнет набирать скорость елочная кампания.

Для детского отделения Москонцерта придет страдная пора утверждение и утрясение сметы, отбор сценариев. Еще раньше будут поиски авторов, предварительные бесе­ды с актерами. Так что «елочный разговор» сегодня — в самый раз...

Оглянемся назад, на первую декаду января 1966 года. Как многокрасочная карусель, мелькают в памяти новогод­ние представления в столице. О всех не расскажешь, поэтому мы выбираем из этого калейдоскопа: Колонный зал, Луж­ники, ВДНХ и Дворец культуры завода «Серп и молот».

Старый и вечно молодой Колонный зал! Пусть прекрасна елка в Кремле и грандиозна в Лужниках, ты не теряешь своей привлекательности. Десять-пят-надцать лет прошло со времен елок, ко­торые сохранились в моей памяти, а Ко­лонный зал на первый взгляд мало из­менился. На том же месте стоят качели. В том же углу игра «Проведи не задень». И карусели, и горка, и даже вертолет — те же. И очереди перед ними длинные. Хоть в Москве с тех пор елок стало го­раздо больше, в Колонный зал по-преж­нему приходят на представление две ты­сячи детей. А значит, как и прежде, кому-то плохо видно и слышно.

Даже прекрасной группе массовиков, что работала там в этом году, нелегко управлять столь многочисленной и не­угомонной армией. Но в Колонном зале взят курс на ребячью активность и за­интересованность. Это праздник-игра. И детвора вовлекается в нее еще во вре­мя интермедии, когда все присутствующие помогают Деду Морозу найти Сне­гурочку. А потом ребята могли не только прослушать концерты в фойе, но и сами петь и танцевать, принять участие в но­вогодней лотерее. А как увлекателен ве­селый турнир в честь Деда Мороза и Снегурочки, победители которого удо­стаивались памятных подарков!

Уже давно замечено, что самую большую радость детям доставляют праздники, где их не заставляют прину­дительно веселиться, где они полностью чувствуют себя самостоятельными в выборе развлечений. Где посетители ел­ки — не пассивные зрители, а хозяева ее. К этому стремились устроители праздника в Колонном зале.

Но еще более удачно в этом плане была, пожалуй, организована елка во Дворце пионеров. Там к билету была приложена программа праздника с объяснениями, что вас ждет в комнате Юного техника, где расположена игро­тека или зоосад в миниатюре, где выставка детского рисунка (кстати, хочешь рисовать — в твоем распоряжении бумага и краски). Словом, все занятия хороши — выбирай на вкус.

Лужники в этом году справляют свое десятилетие. В честь десятой по счету елки представление было названо «10 волшебных шаров». Здесь все масштабно, все красочно. Каскад номеров, которые открылись ярким театрализо-ваным парадом месяцев. Номера следо­вали в превосходном ритме. А ритм здесь немаловажен, так как представле­ние шло под фонограмму. Превосходно была использована магия света и фос­форесцирующих    красок.     Дед     Мороз словно возникал из северного сияния И спускался на эстраду, стоя на льдине. Мимо трибун проносилась конница ле­гендарного Чапая. И совсем мирно ка­тил на мотоцикле живой, настоящий медведь. А как легки и узорны рисунки танцев «Балета на льду»!

Номера так разнообразны и так тща­тельно подобраны, что почти скрывали прорехи в сценарии. Но даже за их кра­сочностью нельзя было не уловить порой примитивность текста, не заметить слабую разработку сюжета. Можно, ко­нечно, обходиться без крепкого и строй­ного сюжета, ограничиваясь небольшой интермедией, как это делают на ВДНХ, — сама идея новогоднего циркового зрели­ща выражается иногда одним лишь ритмом чередования номеров. Но сюжет придает представлениям не только цель­ность, но и разнообразие, ибо, если пре­небречь сюжетом, все елки стали бы по­хожи одна на другую, как случайные эст­радные концерты.

Елочное представление принято считать спектаклем. А к спектаклю предъявляются особые требования: в основе его должны лежать доброкаче­ственная пьеса или сценарий. В театре, прежде чем пьеса попадает на сцену, ее художественные достоинства обсуж­даются десятками инстанций. Пьесу долго и тщательно репетируют. А ре­жиссер новогоднего представления в большинстве случаев поставлен перед необходимостью вплести в довольно хилую канву сценария готовые номера. Номера эти хоть и не упрекнешь их в отсутствии профессионализма (а на боль­ших елках они просто превосходны), нуждаются все же в умелой, точной режиссуре.

Итак, все дороги ведут в Рим — не­обходим увлекательный и предельно лаконичный сценарий. Но нередко даже уважаемые авторы позволяют себе смотреть на елочные спектакли как на нечто такое, где можно снизить требо­вания. Ведь трудно поверить, что ав­тор «Приключений Ваньки-встаньки» всерьез рассчитывал увлечь своим про­изведением ребенка в десять-двенадцать лет. Но речь об этой пьесе пойдет позже, сейчас возвратимся в Лужники.

В дни зимних каникул елку в Лужни­ках посещало ежедневно около сорока тысяч человек. И нужно отдать должное устроителям праздника — они проявили максимум заботы о своих гостях. Вере­ницы микроавтобусов мгновенно достав­ляли детей от станции метро «Спортив­ная» к подъездам Дворца спорта. Весе­лые клоуны-зазывалы шутками и прибаутками поднимали настроение даже у самых отчаянных скептиков.

В минуты пик, когда детвора спешила в гардеробы, их вновь встречали там не­унывающие клоуны.

А вот другая встреча... На ВДНХ, прождав напрасно троллейбуса, все устремлялись искать первый выставоч­ный зал, следуя указателям «На елку». Идти «всего» минут двадцать—двадцать пять, к тому же путь напоминал бег по пересеченной местности. Не успев согреться в гардеробе, в котором разгуливали отнюдь не сказочные сквоз­няки, посетители бежали занимать места. Но, увы, более предусмотрительные яви­лись, вероятно, за час до начала. «Опоз­давшие» теснились робкой толпой у вхо­дов, что расположены почти напротив столбов, подпиравших купол импрови­зированного цирка. Праздник как-то сразу тускнел, терял свое очарование. И если львы Ирины Бугримовой застав­ляли на время забыть о всех невзгодах, а Юрию Никулину и Михаилу Шуйдину удавалось поднять настроение — легкая потасовка у ларьков с подарками и плот­ная пробка в гардеробе вновь возвра­щала вас на грешную землю.

Обидно, что даже в связи с устрой­ством новогодних праздников прихо­дится говорить о проблеме обслужива­ния, о том, что проблема эта до сих пор еще существует. Ребенок даже в самом раннем возрасте способен уловить фальшь в обращении к нему взрослых. Он в состоянии понять, действительно ли ему рады на празднике, уважают его, малыша как личность, или рассматри­вают, как непременный, но докучливый атрибут доходного мероприятия. И по­рой, казалось бы, «незначительные» инциденты вроде тех, что происходили во Дворце культуры завода «Серп и мо­лот», способны вконец испортить ново­годний праздник...

Зазывно улыбается с яркой афиши добрейший Дед Мороз, приглашая «Пожаловать на елку». Но уже при входе вы попадали з невообразимую толчею. Слегка взвинченные мамы и бабушки, раздевая своих чад, ухитрялись вести бурный разговор с администратором, который предусмотрительно скрывался за дверью. В этой обстановке «взаимного понимания» обсуждался вопрос: могут или не могут присутствовать на праздни­ке представители старшего поколения? В фойе ошарашенные этой перепалкой ребятишки изображали хоровод у елки. Над их робкими голосами уверенно плыл баритон массовика-профессионала. Он управлял ребячьим хороводом с завид­ным апломбом, с выражением абсолют­ной уверенности в каждом своем шаге и слове. Впрочем, часто он прерывал песенку и громко отчитывал зарвавшихся мамаш. Зычный голос затейника на пол­пути останавливал «преступниц», сумев­ших прорваться в фойе. И после двух-трех убедительных реплик (массовик был красноречив и свои выражения шлифовать не стремился) сконфужен­ные родители постыдно спасались бег­ством. А массовик каждую свою победу заключал торжествующей репликой: «Много я вас таких за двадцать шесть лет перевидел. Мешать детям не позволю!»

Меж тем приличное на взгляд мас­совика-профессионала веселье продол­жалось. Три заветных звонка, и детвора боязливо, но чинно следует в зал за суровым дядей. Пошло представление. «Приключения Ваньки-встаньки» — пьеса не новая, она идет третий  год.

Когда-то знавала она лучшие сцены и лучших актеров, а сейчас... Есть там персонаж — Бракованная игрушка, клоун, как сам он себя характеризует: «Ни то ни се, ни рыба ни мясо». Это вполне можно отнести и к спектаклю.

Конечно, пьеса далеко не шедевр, но и не хуже других. Обкатанная пьеска. Ведь никто еще не отменял Матрешек, Конфеток и Кошечек. Что из того, что появилось много интересных, умных, со­временных сказочных персонажей! С Матрешками спокойнее.  И  разве  не эффектна звероподобная игрушка Злюч­ка-колючка? Не то гималайский мед­ведь, не то черт-неудачник — словом, колоритная фигура.

Ну, мы отвлеклись от спектакля. А спектакль идет своим чередом. Ска­жет актер реплику — отойдет в сторонку и явно отдыхает, а то и перекинется фразой с соседом. Дети, они не поймут, что актер позволил себе расслабиться. И спектакль, похожий на телегу, которая вот-вот развалится, со скрипом дви­жется вперед...

Эти записи, разумеется, не исчерпы­вают всех бед и радостей, что подарили прошлые елки маленьким москвичам. Ради чего же мы вспомнили обо всем этом? Нам очень хотелось бы еще раз обратить внимание тех, кто ответствен за любимейший праздник детворы, на досадные недоразумения, которые слу­чаются порой у новогодней елки. Обра­тить внимание с тем, чтобы больше такие недоразумения не повторялись.
 

М. МИХАЙЛОВА

Журнал Советский цирк. Апрель 1966 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100