Хореография в цирке - В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ
В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Хореография в цирке

Танец в цирке — вопрос, на первый взгляд, очень узкий. Сколько номеров на арене, в названии которых фигурирует слово «танец»? Очень мало. Есть несколько «танцев на проволоке», есть одно па-де-де и одно па-де-труа на лошадях. Вот, пожалуй, и все.
Однако элементы хореографии живут в любом цирковом номере.
Могут возразить, не слишком ли большое значение придается хореографии, ведь главное в цирке — это трюк. Что ж, мы и не собираемся преуменьшать роль трюка. Однако еще немало встречается номеров, насыщенных сложными трюками, которые не доставляют эстетического наслаждения, «не смотрятся». В таких номерах трюки не связаны пластико-хореографическими элементами: в исполнении отсутствуют артистический подход к трюку, четкая композиция и ритмическая организованность работы.
Именно потому, что в подобных номерах все внимание обращено на трюк, а не на художественную целостность общего построения, они скорее напоминают физкультурные упражнения, в промежутках между которыми много ненужной суеты, топтания на одном месте с расслабленной мускулатурой.
Казалось бы, жест — деталь малозначительная, но как точный жест украшает номер и как суетливая жестикуляция отвлекает внимание зрителя! «Лишние жесты — это сор, это грязь, это пятна. Пусть же каждый актер, прежде всего, обуздает свои жесты настолько, чтобы не они владели им, а он ими», подчеркивал К. С. Станиславский, обращаясь к драматическим актерам.
В цирковом искусстве жест играет особо важную роль, и каждое движение артиста на манеже должно быть доведено до скульптурной выразительности.
От небрежного отношения к жесту, к позе — прямой путь к неумению держать себя на манеже, выделить главное в номере, путь, ведущий к утрате целостности или, как говорят, к «разболтанности». Режиссеры почему-то стали забывать о хореографии как о средстве воспитания артиста. Ведь танцевальные экзерсисы «не только выправляют тело, но и раскрывают движения, расширяют их, придают им определенность и законченность, что очень важно, так как укороченный жест несценичен», — писал К. С. Станиславский.
На наших аренах идет сложный процесс формирования современного исполнительского стиля цирковых артистов. Обогащается новыми чертами трюковая виртуозность, совершенствуется профессиональное мастерство. Но виртуозность неотделима от артистизма. Именно гармоническим единством трюков и подлинного артистизма отличаются лучшие номера советского цирка, исполняемые как мастерами старшего поколения, так и творческой молодежью. Цельностью идейно-художественного замысла, непосредственным очарованием юности привлекает, например, номер акробатов с подкидными досками под руководством Юрия Канагина. Их артистизм во многом определяется умелым и щедрым использованием элементов хореографии.
Режиссура Московского цирка, и в частности балетмейстер П. Гродницкий, много поработали с Канагиными над пластическим оформлением номера. Точно и красиво подходят артисты к каждому трюку, образуя оригинальные, динамичные построения, четко фиксируя каждую новую комбинацию. Трюки тесно связаны пластико-хореографическим действием. Вот высится в центре манежа живая колонна, на вершине которой в позе классического арабеска замерла изящная Галина... Остальные участники номера образовали выразительную скульптурную группу, дополняющую по своему пластическому рисунку построение колонны. Но вот трюк зафиксирован, и акробаты один за другим спрыгивают на манеж. Но они не разбегаются в беспорядке, а взявшись за руки, вытягиваются  по  радиусу   цепочкой в позе «арабеск». Эта  пластическая концовка выливается в скульптурное построение,   подготавливающее  новый  трюк.
Сейчас уже многие понимают, как велико значение хореографии для эстетического воздействия номера.
В этом плане особенно много работают режиссер Г. Перкун и режиссер-балетмейстер П. Гродницкий. Последний, например, создал интересный танцевальный экзерсис, который пользуется успехом у опытных мастеров и молодежи, выступающих на арене Московского цирка. Не пора ли ввести танцевальный экзерсис во всех стационарных цирках?
Хорошо, что в ГУЦЭИ танец, включающий классический экзерсис, изучается как отдельный предмет. Но порой занятия танцевальными упражнениями оторваны от работы над подготовкой номеров. Хотелось, чтобы педагоги училища обращали больше внимания на связь элементов хореографии с разнообразными жанрами циркового искусства.
Танцуют в цирке почти все. Но как используют элементы хореографии гимнасты и эквилибристы, эксцентрики и акробаты? Об этом тоже стоит поговорить.
Вот под куполом цирка на «ракете» несутся заслуженные артисты РСФСР воздушные гимнасты Е. Синьковская и В. Лисин. Четкие графические позы, сменяющиеся в ритмах музыки, сливаются в окрыленную пластическую песню о красоте человека. Движения и позы классического танца гармонически соединены с гимнастическими трюками, но как изящно и поэтично звучат эти трюки, как одухотворены каждый жест и каждое движение!
Ведь в цирке, как и в балете, очень важно правильно раскрыть руку, повернуть голову, вытянуть подъем ноги и колено, распрямить спину и т. д. Всмотритесь, как работает заслуженный артист РСФСР эквилибрист Лев Осинский. Четкости его поз, их разнообразию, тонкости пластических нюансов, а главное, удивительной правильности классических движений артиста может позавидовать любой балетный актер.
Танец — составная часть большинства номеров музыкальных эксцентриков. Например, Байдины и Ароновы танцуют на протяжении всего номера, исполняя под свой аккомпанемент различные бытовые и народные пляски. Но подтанцовки их не всегда оригинальны, а порой и чрезмерно окарикатурены.
Танцем необходимо пользоваться с чувством меры. Между тем нередко еще клоуны, пытающиеся танцевать, движутся немузыкально, грубо, без надобности утрируя каждое движение. Такой «танец» только подчеркивает беспомощность артиста. И, пожалуй, любому клоуну можно поучиться у Олега Попова, который не только обладает великолепной пластикой, но и превосходно танцует, подчиняя движения и жесты содержанию выступления. Нельзя забывать, что из амфитеатра, кольцом окружающего манеж, виден каждый неправильный жест, заметна любая небрежная поза.
Учитывая эту специфику арены, режиссеры должны разнообразней и выразительней строить композицию номеров, добиваться разнообразия ракурсов и комбинаций, графической и ритмической точности исполнения.
Возможности хореографии необъятны. И обидно, когда режиссеры и артисты используют ее поэтический язык недостаточно. Не хватает пластической выразительности, например, молодым акробатам-вольтижерам Титовым и Митрохиным. Зато как интересно используется хореография Запашными, Владимировыми и особенно Кузнецовыми, у которых весь номер пронизан «танцевальностью».
Способствуя созданию идейно-художественной целостности номера, хореография помогает артистам создавать на цирковой арене образы наших современников. Овладение ее основными элементами необходимо для дальнейшего художественного совершенствования каждому артисту советского цирка.
Ю. СТАНИШЕВСКИЙ
Это и есть пластика, это и есть грация. Фотоэтюд С. Мишина
Это и есть пластика, это и есть грация.
Фотоэтюд С. Мишина

Журнал ”Советский цирк” март 1962г

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100