В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Иллюзионные аттракционы

Иллюзионными аттракционами сегодняшний цирк не беден. С успехом продолжают дело своего знаменитого отца Игорь и Эмиль Кио.

Хорошо работает Юрий Авьерино. Год от года совершенствует самобытного «Невидимку» Отар Ратиани. Не иссякает водная феерия Ильи Символокова. Обаяние женственности вносят в иллюзию Альбина Зотова и Наталья Рубанова. Реконструирует свой «электронный аттракцион» Олег Сокол.

Помня об этих «действующих лицах», невольно задаешь себе вопрос — нужны ли нам сейчас новые иллюзионные аттракционы?

Ответ тут может быть один: конечно нужны, и не только иллюзионные! Хороших цирковых зданий у нас больше, чем впечатляющих произведений циркового искусства, способных эти здания наполнять.

Однако аттракционы должны быть новыми нс только по дате выпуска. Случись, скажем, новому аттракциону выступить следом за ужо апробированным, — надо чтобы от такого соседства он не проиграл. Необходимы нс только новые трюки, но и принцип построения чем-то должен отличаться от всего уже ранее виденного.

С одной стороны, правомерен маг и волшебник, который командует парадом, подчиняя себе на манеже все и вся. Но с другой стороны, возможен иллюзионный ансамбль, где будет герой, героиня, комики, балет, а главное — стремительное действие.

Вот один из аттракционов, построенных по такому принципу. Я уверен, что он может выступать следом за любым другим, и не потому, что он всех лучше, а потому, что он никого нс повторяет. Выпущен аттракцион Всесоюзной дирекцией по подготовке новых программ, аттракционов и номеров в Ярославском цирке.

Возглавляет его заслуженный артист Азербайджанской ССР Хосров Абдуллаев, известный как первоклассный жонглер. Я еще помню его юношей-акробатом в труппе Масловых, было это в 1944 году.

Город, в котором я видел его иллюзионное ревю (Куйбышев), на счету коллектива всего лишь третий. Но, несмотря на младенческий возраст, аттракцион заявил о себе в полный голос. Возможно, что в будущем этот аттракцион станет основой нового циркового коллектива.

Надо сказать, что Хосров Абдуллаев человек ищущий. Утвердившись вначале как «салонный» жонглер, он затем сделал новый номер в национальном плане. Выступал он один, выступал и с партнершей Лидией Ионовой. Но вот что характерно: будь это изящный «цирковой денди» или темпераментный азербайджанский весельчак, Абдуллаев не работал с предметами, специально для жонглирования сделанными. Его реквизит составляли вещи бытовые, назначение которых ясно всем, — скажем, трость, шляпа, сигара или пастушья свирель, кувшин, папаха и даже столик. Самые обыкновенные предметы у него совершали необыкновенные «поступки»: взлетали в воздух, кружились возле него, — одним словом, «ожидали».

Точно такой же принцип Абдуллаев внес в иллюзию. Ему чужды аппараты, назначение которых загадочно. Пусть совершают чудеса предметы, понятные с первого взгляда! Ничего абстрактного... Конечно, такое решение родилось нс сразу, у артиста было время обо всем этом подумать. Абдуллаев прошел великолепную школу Эмиля Теодоровича Кио, много лет работая в его коллективе. Выступив в первом отделении кок жонглер, Хосров во втором становился ассистентом, внедряясь на «фабрике чудес» на те посты, где были особо полезны его быстрые и умные руки, его сообразительность и фанатичная преданность цирку.

— Меня всегда восхищала, — рассказывает Хосров, — высокая требовательность Кио. Уж кажется из трюкового аппарата «выжато» все, что можно, а он все усложнял и усложнял задачи, бывало, никто в них не верил, но в конечном счете Кио всегда оказывался прав!

Абдуллаев часто задумывался над тем, почему во всех иллюзионных аттракционах работают ассистенты, мало чем отличающиеся от униформистов? Конечно, они необходимы, но... А что. если их заменить артистами, которые, демонстрируя свое искусство, скажем, танцы — попутно выполняли бы чисто технические функции?

И вот начинается иллюзионное ревю. На ярком пластиковом полу, светящемся всеми цветами, шестеро очаровательных девушек исполняют незатейливую песенку о «цирковых чудесах», и чудеса эти не заставляют себя ждать.

Песня переходит в плавный танец с обручами, затем выходит Лидия Ионова и, встав но ажурный столик, принимает у балерин обручи, складывая их один на другой, пока из этой «стопки» не появляется сам Хосров Абдуллаев!

Затем выносят обычных размеров телевизор, накрывают его, тут же покрывало снимают и, пожалуйста: вместо телевизора — коверный клоун. Абдуллаев при помощи танцовщиц собирает смешную куклу Чебурашку. Бот ему подают ее ноги, «от руки, туловище, наконец, ушастую голову и собранная из «запчастей» кукла вместе с балеринами пускается в пляс! Клоунов в ревю двое. Один из них (В. Попов) решил порыбачить и поймал маленькую рыбку, но партнер (М. Юсупов) захотел не простую, а золотую, да и размером побольше. Абдуллаев тут же «ловит» такую рыбку (артистка О. Акимова). Потрясенные ее красотой, клоуны решают:

— Этой рыбке нужен двухкомнатный аквариум в кооперативном доме!..

Абдуллаев не возражает, и на манеже появляются два круглых аквариума, поставленные один над другим, они напоминают большие песочные часы. Но если у часов шары соединены трубкой, то здесь между верхним и нижним шаром положена толстая стеклянная пластинка. Однако рыбка, «нырнув» в верхний аквариум, несмотря на перегородку, оказывается в нижнем...

В этом красочном иллюзионном карнавале одно чудо, как бы шутя и играя, переходит в другое: пот оживают манекены, а вот в другом трюке клоун превращается в очаровательную девушку.

Долее следует лирическая часть — пожалуй самое красивое место в аттракционе. Звучит мелодия вальса. В черном, с серой отделкой, платье на манеж выходит Л. Ионова, держа на вытянутых руках два канделябра с восемью зажженными свечами. Восемь девушек, кружась, приближаются к Ионовой, осторожно снимают со свечей огоньки, и они продолжают гореть в их ладонях. Затем девушки, так же танцуя, бережно водружают огоньки на место.

Лирику сменяет юмор. Влюбленного клоуна, затиснутого в ящик так, что видны только его голова и руки, «обольщает» девушка. Она напевает, танцует и кружится вокруг него, и голова бодмого клоуна поворачивается за нею на все 360 градусов.

Затем Абдуллаев начинает изготовлять граммофонные пластинки, появляется огромный граммофон с трубой. Когда граммофон заводят, из его ящичка выскакивают шесть (!) девушек в платьях двадцатых годов, виртуозно пародирующих чарльстон.

Наконец, вступает торжественная мелодия, настраивающая зрителей на «космический» лад. И действительно, перед нами возникает серебристая ракета, в которую входит девушка, затем ракета начинает свой полет и уже «в воздухе» девушка исчезает. С «просторов мироздания» опускается «спутник», из него один за другим появляются серебряные шары, с которыми кружат балерины, а в финале из «спутника» выходит и сама «космонавтка»...

Я посмотрел на часы — аттракцион шел тридцать пять минут, а показалось — не более пятнадцати.

Каковы же слагаемые успеха этого иллюзионного ревю?

Здесь и пластичность Л. Ионовой и взрывной темперамент X. Абдуллаева, простодушный комизм В. Попова и М. Юсупова, и, наконец, высоко техничный балет, убедительный во всем, от лирики («Вальс со свечами») до пародии («Чарльстон»).

Это и чудесные костюмы, блестящий реквизит, сложные и хорошо поданные трюки и чрезвычайно удачная музыка. Поздравить следует балетмейстера Т. Сац, художницу Е. Богданову, композитора Н. Соколова и всех тех, кто приложил руки к техническому оснащению аттракционе.

Во всем виден серьезный подход к делу. Танцовщиц, например, тщательно отбирали в разных городах, чем и объясняется их высокая техника. Впрочем, это не удивительно: Ольга Акимова, например, окончила хореографическое училище при Большом театре, Екатерина Штирбу — Кишиневское хореографическое училище, Ирина Смирнова — балетную студию в Ярославле. Индира Чурсина и Людмила Яковлева раньше работали и Омском театре музыкальной комедии, Марина Видропок — в балете Московского цирка и т. д.

А в чем же вce-таки новизна аттракциона? Главное в том. что здесь — ансамбль, в котором паузы между трюками заполнены песнями, танцами, репризами, и это придает аттракциону стремительность и разнообразие.

— Синтез цирка и других видов искусства, — говорит Хосров Абдуллаев, — это сегодняшний и даже завтрашний цирк. Разумеется, и танец и песня должны применяться в известных дозах, не нарушая, а дополняя цирк.

Именно в этом направлении и проходят поиски коллектива: он стремится лучшее из всех жанров органично применить к иллюзии. И еще одна немаловажная деталь: аттракцион очень транспортабелен, ему не нужны никакие долгие приготовления. И вообще, выступать он может где угодно — вплоть до полевого стана.

Кстати, в Пензе, где дебютировал аттракцион, артистов пригласили на юбилейный вечер местного Театра кукол. Так бот там Абдуллаев, на глазах искушенной и тем не менее ошеломленной аудитории, собрал по частям свою Чебурашку и она пошла сама приветствовать юбиляров.

Есть, конечно, и недостатки в аттракционе, умалчивать о которых не следует. Прежде всего образ, создаваемый Абдуллаевым, нуждается в уточнении. Искрометный его темперамент вполне уместен в коротком номере жонглера, а, пребывая на манеже целое отделение, пользоваться одной, хотя бы и яркой краской, недостаточно. По ходу действия Абдулла (как его называют клоуны) несколько раз надевает чалму. Очевидно, а это время и поведение артиста должно стать другим?! Слозом. здесь еще предстоит «освоение» образа и обогащение его чисто актерскими средствами.

Хочу еще заметить: не все трюки равноценны. Трюк с поворотом клоунской головы как бы «закрывается» песней и танцем. Надо здесь найти необходимую пропорцию, иначе зрители его попросту не заметят.

Но в целом новый аттракцион вышел в путь великолепно оснащенным, и можно пожелать ему долгого и счастливого плавания!

ЮРИИ БЛАГОВ

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100