Иллюзионный аттракцион Лидии Абдуллаевой - В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ
В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Иллюзионный аттракцион Лидии Абдуллаевой

У главного входа в цирк висело объявление. Еще издали бросался в глаза текст: «Для участия в «Иллюзионном ревю» приглашаются артистки балета в возрасте 18—25 лет... Обращаться к руководительнице ревю Л. В. Абдуллаевой».

Иллюзионный аттракцион Лидии Абдуллаевой

Да, именно артистки балета, а не просто ассистентки требовались для аттракциона. Балет в нем не был чем-то новым, он существует в этом ревю с самого начала. Объявление появилось в связи с тем, что понадобилось пополнить состав танцовщиц, кадры которых порой убывают по независящим от цирка причинам, главным образом семейно-личным. О том, что дело это не простое — найти подходящих балерин, мы еще расскажем. Пока же сообщим, что хореография — один из основных «компонентов» аттракциона, руководимого Лидией Абдуллаевой.

Балет вводился в иллюзионные аттракционы и раньше. Кажется, одним из первых это сделал Эмиль Теодорович Кио. Показанное им сразу же после войны представление включало в себя эпизоды, изображавшие карнавал. Осыпаемые разноцветным дождем конфетти, вальсировали пары. Танцевали под джазовую музыку артистки кордебалета в экстравагантных платьях: белых с черными полосами в виде спиралей. Когда девушки кружились, создавалось впечатление, будто они ввинчиваются в пол. Но и у Кио и у его коллег по жанру балетные «вставки» служили лишь фоном, красочным, хотя и не обязательным, украшением. Танцы существовали сами по себе, и также сами по себе существовали иллюзионные трюки.

Абдуллаевым (тогда они еще работали вдвоем) удалось добиться, чтобы иллюзии плюс балет образовали прочный, отнюдь не случайный сплав.

Иллюзии — одно из наиболее ярких цирковых зрелищ. Нигде нет такого большого количества реквизита, бутафории, костюмов, как в иллюзионных спектаклях. Пестрым калейдоскопом мелькают на манеже «волшебные» ящики и сундуки, вазы, ленты, цветы. Льется вода из сосудов, бьют фонтаны... Уже один только этот антуражный набор придает представлению эффектность. Помимо собственно иллюзий спектакль такого рода вбирает в себя и другие жанры — клоунаду, эксцентрику, не говоря уже об акробатике и гимнастике, без которых просто невозможно бывает исполнение того или иного иллюзионного трюка, связанного с аппаратурой. Но и это еще не все. Иллюзионные аттракционы дают особенно широкую возможность для использования на манеже элементов эстрады, варьете, мюзик-холла. Для привнесения в цирк элементов театрализации.

Отдельные трюки в иллюзионных аттракционах должны объединяться в единое целое. Таково требование жанра. Иначе все развалится, не будет иметь художественной целостности. Разные используются для этого приемы. В одних случаях, как, например, у Отара Ратиани в «Человеке-невидимке», мы видим ясно выраженный сюжет. В других, как, скажем, у Игоря Кио, этой цели служит пролог, построенный в виде лирического монолога-размышления. Нет особой необходимости доказывать, что каждый иллюзионный аттракцион (а всего их в советском цирке около двух десятков) должен отличаться «лица не общим выраженьем». Это и так ясно. Однако нельзя не прийти к выводу, что современные иллюзионные аттракционы при всех их отдельных, а в ряде случаев значительных достоинствах, как правило, строятся по одному и тому же принципу.

Почти в каждом из них для придания большей занимательности, а также некоего иронического оттенка, комической окраски действуют клоуны. Уже заранее известно, что они будут делать, — конечно же, «разоблачать» иллюзиониста, пытаться помешать ему в демонстрации фокусов, а кончится все это их полным посрамлением. Так рождается стереотип. В «Иллюзионном ревю» Лидии Абдуллаевой была сделана попытка отойти от шаблона, найти новые, оригинальные оттенки и краски. Попытка, прямо скажем, увенчавшаяся успехом.

Правда, и в этом аттракционе дело не обходится без клоунов. Видимо, инерция все же сильна. Или, может быть, сказалась боязнь, что аттракцион получится недостаточно зрелищным? Однако не только и не столько на клоунах держится «Иллюзионное ревю». Им в общем-то принадлежит в спектакле скромная, неназойливая роль. Главное же, как мы уже сказали выше, — хореография. Это она скрепила воедино отдельные трюки, привнесла в спектакль зрелищность, праздничность, карнавальность, определила необычность, своеобразие аттракциона. Перед нами и цирк, и варьете, и мюзик-холл.

Выступая в основном в групповых танцах, артистки ревю в то же время, когда это надо, становятся солистками-ассистентками, участвующими в демонстрации иллюзионных трюков. И все же ассистентками в буквальном смысле этого слова их не назовешь. Что делают ассистентки в подобного рода аттракционах? Подают реквизит, появляются из аппаратуры или, наоборот, исчезают в ней. А кое-кто — и это тоже бывает — выходит лишь для того, чтобы покрасоваться перед зрителями, блеснуть своей внешностью, нарядами.

У Абдуллаевой ее помощницы тоже красивы и тоже облачены в эффектные костюмы. Они гибки, как и подобает акробаткам и гимнасткам. Но прежде всего и главным образом — они танцовщицы. Они исполняют и «классику» и современные танцы. Однако-цирк есть цирк. Танец на манеже не должен быть самоцелью. И это в «Иллюзионном ревю» учтено должным образом. Хореография в нем сочетается с показом иллюзионных трюков. Так, обручи, используемые во время исполнения самбо, тут же, на глазах у зрителей, складываются в пирамиду, из которой появляется клоун. Другой танец — в русском стиле — сливается с трюком «Оживление Чебурашки». Но наиболее полно подобного рода слияние происходит в хореографическо-иллюзионной миниатюре «Видения».

...В синий полумрак погружен амфитеатр. Из-за занавеса выходит руководительница аттракциона. Она несет канделябры с зажженными свечами. Следом появляются танцовщицы в длинных белых платьях. Немного воображения — и манеж превращается в старинный зал. Лунная синь. Мерцающее пламя свечей. И эти нежные девушки в белом. Эльфы? Или, может быть, виллисы из «Жизели»? Они порхают, кружатся в вальсе, потом снимают со свечей огоньки и — о, чудо! Огоньки продолжают гореть в ладонях девушек. Сделав круг по арене, девушки возвращают огоньки обратно на свечи.

Кончился «вальс при свечах», исчезли «видения», и вот на манеже уже другая танцевальная картинка — гротесково-эксцентрическая, в стиле «ретро». Из пустого, казалось бы, ящика старинного граммофона выскакивает целая стайка задорных девушек, в которых трудно узнать бывших «виллис». Укороченные по моде 20-х годов платья, горжетки и канотье — таков облик лихо отплясывающих чарльстон танцовщиц. На финал они уходят, жонглируя шляпами. Этот трюк — дань тому времени, когда Лидия Абдуллаева еще не была иллюзионисткой, а вместе с мужем демонстрировала искусство в жонглировании.

Да, они были жонглерами — Хосров Абдуллаев и его жена, которую знали больше как Лидию Ионову. Под этой фамилией она выступала и как жонглер и как воздушная гимнастка. Она была дублершей Марины Ладыниной в фильме «Сказание о земле Сибирской», танцовщицей в самом первом составе, знаменитой «Березки» (вот откуда ее интерес к балету, знания хореографии!). К иллюзии супруги обратились после того, как Хосров Абдуллаев попал в автомобильную аварию, получил серьезные травмы, лишившие его возможности работать в жанре жонглирования. Блестящий выдумщик, с щедростью раздававший свои идеи товарищам по манежу, Абдуллаев придумал «Иллюзионное ревю», позволившее ему не расставаться с цирком. В создании этого аттракциона принимали также участие композитор Николай Соколов, поэт Леонид Куксо, балетмейстер Татьяна Сац, художник Наталья Коковина. Премьера состоялась 8 сентября 1976 года.

Несколько лет тому назад народный артист Азербайджанской ССР Хосров Абдуллаевич Абдуллаев ушел из жизни. Но детище его, «Иллюзионное ревю», осталось в репертуаре не только как память о талантливом мастере цирка, но и как оригинальное, в чем-то даже экспериментальное произведение. Руководство им взяла на себя Лидия Васильевна. Сохранив первоначальную основу аттракциона, она ввела в него и много нового, своего. Все главные роли в нем принадлежат теперь женщинам. Это не значит, что в аттракционе нет мужчин. Однако все они, за исключением клоунов Михаила Юсупова и Бориса Безднина, пребывают на втором плане, действуют преимущественно в качестве униформистов. То, что аттракцион стал «женским», привнесло в него особую яркость, нарядность, лиричность.

Наверное, кое-кто может поинтересоваться: а не потеснил ли весь этот антураж — танцы, песенки (они тоже исполняются по ходу действия) — чисто трюковую, иллюзионную часть номера? Не заслонили ли цирк та же эстрада, мюзик-холл? Ничего подобного. Иллюзионные эффекты занимают положенное им центральное место. О двух из них мы уже рассказали. А вот еще один трюк, который тоже вполне бы мог быть вписанным в «Золотую книгу» какой-либо из международных лиг иллюзионистов, фиксирующих все новые, интересные работы.

Представьте себе конструкцию из двух больших стеклянных шаров. Они расположены один над другим. Легким шагом выходит на манеж стройная, гибкая девушка. Она усаживается в верхний шар, затем на конструкцию набрасывают темное покрывало, а когда через мгновение его сдергивают, оказывается, что девушка уже в нижнем шаре. Как она переместилась туда? Загадка даже для знатоков иллюзий! Но не в этом даже дело. А в том, что перед вами раскрывается в известной степени «кухня трюка». Вы видите сквозь прозрачное стекло, как девушка сидит в шаре, в какой позе, чего в «волшебных» ящиках или сундуках, где все закрыто, вы, понятно, не увидите. Здесь же все как бы обнажено, и это частичное раскрытие технической стороны трюка вызывает дополнительный интерес к нему.

Несколько слов об исполнительнице трюка «Шары». Это дочь Хосрова и Лидии Абдуллаевых — Ирина. В цирке она недавно. До этого работала библиотекарем, окончила филологический факультет Педагогического института в Москве. Выступать в цирке Ирина не собиралась. Но зов манежа оказался настолько властным, что девушка в конце концов пришла в родительский номер. Конечно, немаловажное значение имеет и то, что у нее оказались необходимые для работы в «Иллюзионном ревю» данные: пластичность, танцевальность.

Тут самое время вернуться к тому, с чего мы начали свой рассказ. Выше мы упомянули о том, что подобрать подходящих исполнительниц для ревю не так-то просто. Помимо специальной танцевальной и гимнастико-акробатической подготовки артистки балета должны еще уметь петь, а также обладать... соответствующим ростом. Последнее тоже является одним-из необходимых условий. Теперь не редкость видеть высоких балерин. В варьете ресторанов, в мюзик-холлах предпочтение в наше время отдается именно таким. И вот уже и цирк требует, чтобы на манеже выступали рослые девушки. В «Иллюзионном ревю», например, все такие. Абдуллаева рассказывает, что недавно ей пришлось не без сожаления отказать в приеме одной молодой способной танцовщице только потому, что рост ее не соответствовал современным «стандартам».

Иллюзионный аттракцион Абдуллаевой и прост и сложен. Он сложен даже по антуражу. Если бы вы попали в гардеробную, где хранятся костюмы, используемые в аттракционе, то, наверное, удивились бы обилию платьев, шляп, туфель и других аксессуаров. «Зачем столько?» — задал я вопрос. «А как же, — ответила Лидия Васильевна, — сколько выходов на манеж, столько и переодеваний. В общей сложности во время спектакля используется более ста костюмов. Чтобы успеть переодеться в темпе, девушкам приходится раскладывать платья тут же, у форганга».

Мы еще ничего не сказали о самой руководительнице, о ее месте на манеже. Меньше всего похожа Лидия Абдуллаева на циркового «волшебника», по мановению руки которого совершаются на арене «чудеса». Она никак не подчеркивает своего значения в происходящем вокруг. Может даже показаться, что она чересчур уж скромно держится на манеже. Но зато зрителям начинает казаться и другое: что в «Иллюзионном ревю», номере коллективном, все происходит само собой. А эта приятная, светловолосая женщина, одетая в платье одновременно и парадное и строгое, выходит лишь для того, чтобы вести программу, подобно тому, как ведут ее на каком-нибудь филармоническом концерте. Она «запускает» трюк и стоит, наблюдает, на вид спокойная, невозмутимая. А вокруг все танцует, движется, играет, переливается красками. Но ведь недаром говорят: противоположности сходятся.

Ревю под руководством Л. Абдуллаевой лишний раз подтверждает, как необходима цирку зрелищность. Она всегда требовалась искусству манежа, а в наши дни в особенности.

М. МЕДВЕДЕВ

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования