В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Итальянский вариант. Цирк в Испании и Португалии 

Афиша слоновС Италии существует специальный закон о цирках.

Во-первых, налоги на шапито значительно снижены: содержание цирков обходится дорого, и странно, что в некоторых странах, например во Франции, на цирковое искусство не распростра­няются даже налоговые льготы, предусмотренные для других зрелищных искусств, таких, как театр и кино! В Италии закон гласит, что местные власти должны допускать странствующие цирки в город, не выселяя их за городскую черту, и назначать умеренную арендную плату. Для больших цирков, путешествующих поездом, государственные железные дороги предусматривают скидку на восемьдесят процентов против обычной стоимости транспортных перевозок. Наконец, государство дает Энте дель Чирко Итальяно, профсоюзу итальянских директоров цирков, ежегодную дотацию, которая позволяет этой организации оказывать помощь заведениям, испытывающим материальные затруднения. Этот замечательный закон, подобный тем, которые можно встретить только в Восточной Европе, где цирки принадлежат государству, явился плодом два­дцатилетней борьбы прекрасно организованного проф­союза за улучшение условий деятельности итальян­ских цирков. Вот пример, достойный подражания; в результате сегодня по Италии разъезжают сто восемьдесят цирков, от самых крошечных до самых больших.

 Большинство крупных цирков принадлежат двум большим семьям, с которыми мы уже встречались: Тоньи и Орфеи.

Первый Цирк Тоньи был основан в 1876 году Аристидом Тоньи. После смерти главы семейства дело взял в свои руки его старший сын Эрколе Тоньи. Эрколе утвердил в семейном заведении стиль, сильно отличающийся от того, который стараниями его брата Фердинандо восторжествовал впоследст­вии в главном шапито Тоньи: ему не нравилась ни кричащая реклама, ни раздутые представления на американский манер, когда на манеже толпится уйма артистов и внимание публики рассеивается. При Эрколе главное внимание в Национальном цирке Тоньи обращалось на качество представлений; это, как замечает крупнейший историк итальянского цирка Джузеппе Риваролла, наложило на его программы «печать благородства и утонченности». Подобно многим другим шапито, Цирк Тоньи не избежал катастроф: в 1921 году в Вентимилье сгорели два десятка арабских скакунов вместе с конюшнями; в 1950 году в результате пожара, причины которого так и не были установлены, обрушилось шапито и погиб карлик Франко Медори, знаменитый Багонги; на следующий год в Сан.

Донья дель Пьяве сгорел зверинец, а с ним три десятка львов, четыре слона, шесть верблюдов и два десятка лошадей! Тоньи никогда не падали духом под ударами судьбы; более того, в 1953 году Эрколе решил увеличить число семейных цирков: вместе со своим сыном Дариксом он сохранил Национальный цирк, Чезаре и Оскар, сыновья его брата Уго, стали руководить Большим цирком, а Фердинандо со своими тремя сыновьями, Энисом, Бруно и Вилли, встал во главе Итальянского цирка. Кроме того, Эрколе до самой смерти осуществлял финансовый контроль над другими итальянскими цирками. Когда в 1959 году Эрколе не стало, Дарикс, один из лучших европейских дрессировщиков тигров, взял отцовское шапито в свои руки и дал ему свое имя: так родился Цирк Дарикса Тоньи. Между тем заведение Фердинандо Тоньи раз­расталось все больше и больше. Фердинандо, в отличие от Эрколе, были по душе американские цирки-гиганты, и Итальянский цирк, переименован­ный в Цирк «Герое», превратился в большое трехманежное шапито, купол которого помимо обычных четырех мачт поддерживали еще две, рас­положенные за барьером, как в свое время у Кроне в Германии; при цирке имелся великолепный зверинец, насчитывавший два десятка львов, восемь слонов и четыре десятка лошадей. Бруно Тоньи блестяще работал со львами, пока несчастный случай не вынудил его посвятить себя лошадям и слонам, а Энис, неплохой воздушный гимнаст, вместе с братьями выступавший в номере «Летающие ангелы», пробовал себя в дрессировке тигров и уже тогда начинал помогать отцу в управлении гигант­ским цирком. В 1962 году Цирк «Герое» отправился в Германию, где в это время гастролировал Американский цирк — так называется знаменитый испанский цирк Кастильи, объединивший­ся для этого турне с цирком Каролы Уильяме. В результате на свет Мануэля Фейхоо и Артуро появился тройственный союз — цирк, показавший в 1963 году в Италии одну из самых грандиозных программ в послевоенной Европе (мы уже упоминали о ней, говоря о Цирке Уильяме)

Именно в это время «папа» Фердинандо удалился от дел, передав руководство Энису и его братьям Вилли и  Бруно.  С тех  пор Энис стоит во главе итальянского филиала Американского цирка — шапито на пять тысяч мест, где идут четко орга­низованные и роскошно оформленные представле­ния, начинающиеся парадом на трех манежах с участием сотни артистов и статистов в перели­вающихся костюмах, расцветка которых напоминает расцветку американского флага.

Афиша цирка Орфей. 1973

Энису принадлежит великолепное стадо из пятнадцати слонов, с которым изумительно работает его брат Вилли, шесть десятков лошадей, подчиняющихся шамберьеру Бруно Тоньи, и дивная коллекция хищников. Амери­канский цирк путешествует на двух специально оборудованных поездах, а в 1973 году для турне по Сардинии Энису пришлось зафрахтовать три самоходных парома. Когда итальянская часть труппы Американского цирка выезжает на гастроли в Испанию, Энис Тоньи предоставляет свое простор­ное шапито для демонстрации «Дисней-парада», знаменитого ревю цирка-мюзик-холла Уолта Диснея, или международных программ вроде представления Национального цирка Мехико, который выступал под его куполом в Италии в 1971 году. Фердинандо Тоньи по-прежнему не расстается с шапито, отка­зываясь жить где-либо кроме своего двойного фургона, который он, по его словам, «предпочитает всем дворцам мира»!

Орландо Орфеи, директор одного из трех больших итальянских шапито, которые носят его имя, заявлял в рекламном проспекте своего цирка, что на семью Орфеи снизошла благодать и потому все женщины в этой семье красивы и грациозны. При виде Лианы и Мойры Орфеи всякий согла­сится с этим утверждением!

Мойра Орфеи снялась в четырех десятках фильмов и прославилась на всю Италию, но не смогла долго оставаться вдали от манежа. Вместе со своим мужем, укротителем Вальтером Нонесом из рода Медини, она открыла очаровательный цирк, несомненно являющийся одним из самых роскошных передвижных цирков в мире. Его четырехмачтовое шапито увенчивается, как это принято в Италии, металлическим куполом. Зал оформлен с исключи­тельным вкусом и комфортом, достойными стацио­нарного цирка (удобные кресла в первых рядах и т.д.). Вокруг шатра располагаются сто сорок трижелто-голубых фургона. Не менее роскошно и оборудование, а представления всегда проходят без сучка, без задоринки. Сама Мойра Орфеи в свобод­ное от киносъемок время выступает с шестью слонами, а в ее конюшнях стоят три десятка лоша­дей, среди которых группа великолепных липицанов|.

Но самый крупный цирк семьи Орфеи — цирк Лианы, Ринальдо и Нандо Орфеи. Лиана тоже киноактриса и вдобавок певица, а шапито, которым она руководит вместе с братьями, является в Италии вторым после шапито Эниса Тоньи. Это большой трехманежный цирк со светящимся барьером, столь же комфортабельный, что и цирк Мойры Орфеи. Перед входом выставлено ультрасовременное оборудова­ние; здесь есть даже первоклассный вагон - гладиль­ная, сверкающий сквозь стекло всеми своими ус­тановками; вряд ли он является предметом первой необходимости для цирка, но зато производит впечатление на зрителей, направляющихся в шатер. Вагон-ресторан, наличие которого более оправдано, выполнен в том же стиле; за его большими окнами видна кухня, которой позавидовали бы самые луч­шие хозяйки...

Представление держится в основном на массовых сценах, среди них, в частности, шаривари, испол­няемое на трех манежах шестьюдесятью клоунами в переливающихся костюмах, или конный выезд Лианы Орфеи, которая с песней гарцует на белой лошади в окружении кордебалета. В цирке Лианы, Ринальдо и Нандо Орфеи некоторые номера идут на фоне кадров, мелькающих на установленном над форгангом широком экране; нововведение это не лишено интереса, особенно если использовать его с умом: так, извержение вулкана Этны является потрясающим сопровождением для пластических поз в исполнении группы акробатов. «Циркорама» Орфеи проводит зимы в Милане и дает великолепные представления, одно из которых вполне заслуженно называлось «Феерия тысячи и одной ночи». В до­вершение портрета цирка-гиганта Орфеи упомянем о его одиннадцати слонах и превосходных лошадях. Цирк Лианы, Ринальдо и Нандо Орфеи регулярно ездит по стране, и его прекрасно знает и любит вся Италия.

Другой большой итальянский цирк — Цирк Мед-рано, одним из руководителей которого является Леонид Касартелли. Заведение это не имеет ничего общего с парижским «Медрано». Прежде во главе его стояли сестры Ванда, Тубли, Анита и Тересита Свобода, которые до 1951 года выступали под именем сестер Медрано с прекрасным «па-де-труа» на лошадях. Цирк Медрано был первым европейским шапито, побывавшим на гастролях в Советской России32. Впервые это произошло в 1920 году, затем в 1937 году. В 1959 году украшением зверинца были шесть слонов; один из них, самец весом пять тонн по кличке Бэби, провел в цирке пятьдесят три года из своих пятидесяти шести. Цирк Медрано был основан в 1904 году Людвигом Свободой, который дал ему название, повторяющее название знаме­нитого французского цирка, чтобы с большим успе­хом совершать заграничные турне. Расцвет Цирка Медрано приходится на конец 40-х годов; затем началась полоса трудностей, и в 1954 году он пре­кратил свою деятельность. Леонид Касартелли воз­родил Цирк Медрано; при нем на манеже, опоя­санном скаковым кругом, как в английском цирке Билли Смарта, стали демонстрироваться красоч­ные зрелища, поставленные с присущим итальянцам размахом. Испания сыграла в истории цирка такую же роль, как Италия. В основном она поставляла артистов циркам всего мира, однако кроме «испанских всад­ников» мало кто из испанцев непосредственно спо­собствовал развитию циркового искусства. Тем не менее в Мадриде долгое время существовало стаци­онарное заведение — Цирк Прайса.

История его создания такова. В 1855 году Томас Прайс, выходец из знаменитой семьи англий­ских акробатов и наездников, построил в Мадриде, в Пасео де Реколетос, маленький цирк. Шесть лет спустя он перебрался на Пласа дель Рей и выступал там с немалым успехом. В 1868 году к нему в труппу поступил наездник Уильям Пэриш, который быстро стал ведущим артистом труппы. В 1876 году, после смерти Томаса Прайса, наездник взял дело в свои руки и перестроил разборное шапито Цирка Прайса в солидное здание, получившее имя Цирка Пэриша. В этом цирке начинали свою карьеру Фрателлини, пока не перешли во время войны в Цирк Медрано, откуда, как известно, начали свой путь к славе. В 1917 году Уильям Пэриш умер, и во главе мад­ридского цирка встал его сын Леонард, остававшийся на этом посту до 1929 года. Затем заведение вновь стало называться Цирком Прайса и перешло в руки Мариано Санчеса Рексача, выдавшего впоследствиидвух своих дочерей за Мануэля Фейхоо и Артуро Кастилью, крупнейших в Испании цирковых антре­пренеров.

Во время гражданской войны здание было раз­рушено, а в 1940 году заново отстроено и украшено фасадом в мавританском стиле. На один сезон во главе цирка встал Хозе Пересофф, а затем заве­дение перешло в руки знаменитого испанского импресарио Хуана Карселье. Срок его аренды истек в 1958 году, и руководителями цирка стали зятья Мариано Санчеса Рексача, к тому времени уже достаточно влиятельные импресарио. Одновре­менно они руководили работой Американского цирка, самого крупного испанского шапито, и его младшего брата — цирка «Монументаль». К сожа­лению, если эти шапито пользовались (и пользуются по сей день) большим успехом у публики, то дела Цирка Прайса обстояли не блестяще: хотя в его поме­щении шли не только цирковые представления, но и опереточные спектакли, содержать его все равно было невыгодно, и 12 апреля 1970 года он закрылся. На следующий год здание было снесено. Как всегда, ходили слухи о восстановлении в Мадриде стационар­ного цирка, но жизнь пока не подтвердила ни одного из них.

Цирк Прайса окончил свое существование, а испанские шапито, напротив, процветают. Как и в Италии, их расплодилось здесь великое мно­жество. Самые крупные находятся под контролем Артуро Кастильи, оставшегося в одиночестве после смерти Мануэля Фейхоо и Хуана Карселье. Нередко случается, что испанский цирк дает до четырех представлений в день, так что изнемогающие артисты, которые зачастую выступают в программе с несколькими номерами, под конец перестают понимать, в каком костюме им надо выходить на манеж! Последние представления обычно затяги­ваются, кончаясь за полночь. А по большим празд­никам нередко три-четыре гигантских шапито располагаются рядом, и все равно во всех полно народу.

Клоуны в Испании занимают место модных певцов — их боготворят и носят на руках. Если во время зарубежных гастролей испанские клоуны выступают в основном с пантомимными или музы­кальными номерами, то на родине к восторгу своих соотечественников они выходят на арену с «чистес» — анекдотами. Два клоуна даже открыли собственное заведение — Цирк братьев Тонетти, ставший одним из самых популярных испанских шапито.

В Португалии цирк не переживает такого расцвета, как в Испании. Однако в Лиссабоне есть одно стационарное заведение, Колизеу де Рекрейос; в нем спорадически даются цирковые представления, где животным отведена весьма незначительная роль. По стране колесит несколько небольших шапито, но их программы лишены оригинальности, и самый большой успех выпадает на долю гастролирующих в Португалии испанских цирков. Хочется верить, что теперь, после португальской революции, это положение изменится.

Это имя в память о Багонги, карлике-наезднике Цирка Гийома, прославившемся в конце 60-х годов XIX века, дают в Италии карликам, которые, несмотря на свое физическое уродство, являются настоящими; цирковыми артистами.

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100