В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Иван Рубан и его друзья

Иван Рубан и его друзьяПервое, что бросается в глаза, когда смотришь выступление смешанной группы хищников под руководством заслуженного артиста РСФСР Ивана Рубана, — это полное отсутствие нервозности, какая нередко ощущается, когда на манеж выходят четвероногие артисты.

Дрессировщик удивительно спокоен, буд­то перед ним не хищники, а смирные домашние животные. Спокойны и его четвероногие партнеры. Они четко вы­полняют приказания дрессировщика, а иногда и сами начинают очередной трюк, не дожидаясь команды. В этом случае сигналом для начала работы служит готовность реквизита.

А иные животные проделывают не­запланированные трюки, чем немало потешают зрителей. Особенно этим от­личается бурый медведь Рыжик. Он то залезет по лестнице наверх и, подражая моднице, примеряющей в магазине шляпку, натягивает на голову предохра­нительную капроновую сетку; то приля­жет на трос-растяжку с видом устав­шего человека, то начинает вдруг ку­выркаться, демонстрируя свое мастер­ство акробата. Вначале может показать­ся, что все это придумано и заранее от­репетировано дрессировщиком, чтобы развлечь публику. Но, посмотрев пред­ставление несколько раз, убеждаешься, что Рубан, занятый другими трюками, даже не замечает Рыжика. Просто он не запрещает ему резвиться: ведь Рыжик еще так молод, ему необходимы движе­ния. Природный инстинкт животного дрессировщик не гасит, а развивает, и проделки медведя естественно вплета­ются в ход спектакля. Именно спектак­ля, потому что иным словом выступление Рубана не назовешь. Это единое действие, начиная с появления четверо­ногих артистов и кончая их уходом.

Кстати, о появлении животных. Они в аттракционе Рубана не выходят на манеж из традиционного тоннеля, а вы­лезают через лаз на лестницу, ведущую к зарешеченному куполу, и оттуда спус­каются вниз. Таким образом с первой секунды появления на арене животные включаются в действие. И, надо сказать, нелегкое действие. Если для тигра и пан­теры такой трюк не в диковинку, то бе­лые медведи научились ходить по под­весной лестнице после длительной и упорной тренировки.

Отказался Рубан и от традиционных тумб, на которые дрессировщики обычно рассаживают зверей. Хищники бес­препятственно гуляют у него по арене и вольны делать все, что вздумается. Единственно, что им запрещено, — ме­шать своим партнерам выполнять трюки. Дружба, взаимоуважение, взаимопо­нимание — эти термины человеческого общения, думается, применимы и к группе мохнатых воспитанников Рубана. «Слаженный и дружный коллектив», — с улыбкой говорит о них дрессировщик. А ведь его коллектив — самый что ни на есть разношерстный в буквальном и пе­реносном смысле этого слова. Тут и по­кладистые на первый взгляд, а време­нами очень злые бурые медведи, и ко­варные белые медведи, способные на­пасть на укротителя неожиданно и без видимой причины, и царь зверей лев, и вспыльчивые тигры, которые молние­носно приходят в ярость, и неуживчивая пума, и недоверчивая, постоянно насто­роженная черная пантера, и леопард. Человеку легче найти пути к дружбе с любым из этих грозных партнеров, чем заставить их жить в мире и согласии между собой. Но именно этого добился Рубан, воспитывая в зверях «чувство коллективизма».

В этой связи Иван Федотович вспо­минает случай, который произошел как-то с тигром Лиу. Этот полосатый краса­вец был убежденным индивидуалистом и вел себя так, будто в группе он самый главный. Однажды дошло до того, что разъяренный тигр бросился на укротите­ля. И тогда дорогу ему преградил пре­данный хозяину лев Руслан.

Он наградил забияку увесистой оплеухой. Тигри­ца Яшма, в свою очередь, по-свойски «погладила» драчуна по голове. А затем к его гордой шее приложил лапу бурый медведь — великан Сережа. После всего этого Лиу утихомирился и больше не предпринимал агрессивных действий.

Дух коллективизма в группе не ме­шает индивидуальной дружбе разномастных зверей. Тигрица дружит с бурым медведем Сережей, они живут в одной клетке. Когда холодно, тигрица жмется к великану и Сережа обнимает ее лапа­ми. Трогательными были отношения тигра и леопарда. А когда леопард по­гиб, тигр долго тосковал по другу. Уж на что неуживчива пума — и та живет в одной клетке с леопардом. И, представь­те, не ссорятся.

Но не всегда обходится без конфлик­тов. Вот вспыхнула ссора между двумя тиграми. С другими зверями они ведут себя тактично, а между собой иногда не ладят. Но тут раздается негромкий ок­рик дрессировщика, и на манеже воца­ряется порядок. Одного слова, одного укоризненного взгляда бывает достаточ­но Рубану, чтобы призвать хищников к порядку. Только в самых крайних слу­чаях он наказывает их. Однажды была наказана бурая медведица Машка. Пос­ле этого она несколько дней ходила оби­женная. И все это время укротителя не покидало чувство неловкости перед зве­рем.

Отношение Рубана к животным ха­рактеризует такой факт. Почти двад­цать лет участвовал в его аттракционе медведь Потап. Наконец, он состарил­ся, одряхлел. Но Иван Федотович еще несколько лет возил его с собой. Потап не работал, но выходил на манеж, сидел и наблюдал, как выступают другие животные. Конечно, дрессировщику это приносило лишние хлопоты, но он хо­тел, чтоб мохнатый ветеран аттракцио­на подольше пожил в почести и славе.

Ласка и поощрение — вот главные методы дрессировки, которыми пользуется Иван Федотович. Это дало ему возможность отказаться в свое время от остроконечного трезубца, от традицион­ных брандспойтов, это позволяет ему спокойно работать, повернувшись спи­ной к хищникам, свободно разгуливаю­щим по манежу. Более того, животные в аттракционе, как мы уже говорили, вы­ходят на арену по подвесной лестнице. А ведь они обычно нападают сверху, но это не смущает дрессировщика.

Минувшим летом было решено пока­зывать цирковое представление на открытой площадке летнего катка парка «Сокольники» в Москве. Выступать с хищниками «на природе», без привыч­ного купола цирка, не каждый согласится. Рубан сказал:

— Справимся...

А пришлось действительно трудно. Открытое небо, зеленые кроны деревьев то и дело напоминают хищникам о сво­боде, об их родной стихии. Как-то во время представления ветер донес на ма­неж дымок костра. Даже обычно спокойный Сережа забеспокоился. Что это — горит тайга? Инстинкт подсказы­вал ему, что надо спасаться бегством, а строгий взгляд дрессировщика приказы­вал оставаться на месте. И этот взгляд победил. Представление продолжалось в обычном порядке.

В другой раз во время выступления животных начался салют в честь праздника авиаторов. Грохочут разрывы, взлетают снопы разноцветных ракет... А на­до работать — так приказывает укроти­тель. И звери работали.

Представления группы хищников Ивана Рубана проходят весело. Дрессировщик нашел такие сюжетные ходы, что среди публики то и дело слышится смех. Развлекают публику главным об­разом ассистенты Рубана —бурые мед­веди Рыжик и Сережа. Они одновре­менно выполняют роли и артистов и униформистов, помогая дрессировщику переставлять реквизит. Они приносят снаряды и устанавливают их по просьбе укротителя, а то и по собственной ини­циативе. Они помнят очередность трю­ков и никогда не ошибаются. Вот дрес­сировщик еще занимается с другими зверями, а Рыжик уже старательно пы­тается сдвинуть с места тяжелую тележ­ку с каруселью.

— Рыжик, ручками, ручками, — про­износит укротитель, разговаривая с мед­ведем, как с человеком. Рыжик берется за дышло тележки передними лапами и тянет карусель на середину манежа.

В обязанности ассистентов входит также подавать укротителю плетку, которая большей частью валяется на ма­неже. Вот закапризничал лев Руслан. Он улегся на полу, и, кажется, никакая сила не может его поднять.

— Ассистент, помоги, — просит укро­титель.

Рыжик с готовностью ковыляет за плеткой. И подает ее хозяину с каким-то радостным чувством исполненного долга! Руслан косится на «предателя» и

даже глухо рычит, но все же встает и продолжает работать. Теперь зарычал тигр, и мохнатый ас­систент уже по своей инициативе спе­шит подать плетку хозяину. Это, конеч­но, входит в программу спектакля. Что­бы создать иллюзию осмысленных дей­ствий животных, дрессировщику приш­лось немало потрудиться. Но со стороны кажется, что все это происходит «само собой».

А у иных зрителей вообще создается впечатление, что Рыжик и Сережа — это люди, одетые в медвежьи шкуры. Как-то в Берлине после представления при­шли за кулисы два зрителя и говорят:

— Покажите нам, где ночуют Сережа и Рыжик.
— Как — где? В клетке, разумеется.
— А они уже сняли шкуры? Смешной вопрос! Но улыбнулся лишь переводчик, который много раз видел вблизи Сережу и Рыжика. Скеп­тики-зрители не смеялись, они всерьез заподозрили обман. Укротитель тоже не

смеялся,  потому  что  привык  к таким вопросам...

Сотни хищников побывали в руках Ивана Рубана. Сотни раз сталкивались в единоборстве две силы: воля человека и слепой инстинкт хищного зверя. Воля человека всегда побеждала. Побеждала потому, что животные чувствуют в дрессировщике своего друга. А между друзьями, как известно, всегда устанав­ливаются добрые отношения.
 

А. СПИРИН

Журнал Советский цирк. Декабрь 1966 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100