В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Клоун Александр Родин

Старый цирк»... Как трудно, должно быть, называться «старым» — но только человеку, но и цирку.

С одной стороны, «старый» — это как бы нечто отсталое, нечто от вчерашнего дня, нечто, вызывающее грусть.

Помните у Леонида Мартынова?

Это почти неподвижности мука —
Мчаться куда-то со скоростью звука,
Если известно, что есть уже где-то
Некто, летящий со скоростью света!


А со скоростью света ныне хотят мчаться все. Все хотят идти в ногу со временем. Потому, видимо, никогда не состарится «Современник»: он (хотя бы по названию) будет современным и тогда, когда нынешние молодые театралы достигнут пенсионного возраста.

Рядом с «Современником» — музыкальные коллективы и эстрадные ансамбли, кинотеатры и кафе, журналы и сборники: все они декларируют взлет и молодость, у всех рука должна быть на пульсе времени. «Весна» и «Старт», «Смена» и «Юность», «Рассвет» и «Молодежное»...

И вдруг — «Старый цирк».

Но, с другой стороны, «старый» — это не всегда эпитет со знаком минус. Старью традиции. Опыт. Мудрость. Понимание людей, жизни, законов искусства. А разве старое вино хуже молодого? Разве старый холст уступает новому? И Старый свет еще потягается с Новым светом...

Вот какие мысли приходили в голову, когда я сидел на премьере «Старого цирка» «На арене москвичи».

Я думал об артистах и публике, подходящих ежевечерне к этому скромному зданию и вспоминающих, что есть переливающееся огнями современное архитектурное чудо — «Новый цирк». Но больше я думал об артистах. Об артистах, которым каждый вечер хочется сказать, — нет, хочется доказать, — что «старый» в данном случае не более, чем географическое уточнение, что «Старый цирк» так же молод, так же полон огня, обаяния, задора, красок, музыки, высокого профессионализма, как и «Новый».
К числу таких артистов, бесспорно, принадлежит клоун Александр Родин.

Я говорю о нем не потому, что хочу как-то выделить или «пропечатать». Многие его товарищи по премьере заслуживают самых лестных слов.

Но не так часто приходят на нашу арену талантливые клоуны — ой, как нечасто. И если спросить обычного зрителя, кого он знает, какие фамилии может назвать, он, вероятно, вспомнит всего лишь нескольких.

И вот теперь к этой маленькой звездной плеяде добавляется еще один — Родин, полномочный представитель его величества Смеха на цирковой арене.

Можно быть талантливым — и не всегда оригинальным. Отсутствие оригинальности ставит многих коверных в один унылый строй. Те же трюки, те же шутки... Но что общего между унылостью и цирком? Общего — ничего! Поэтому каждый артист, особенно каждый клоун, должен искать и находить что-то свое, яркое, неповторимое — не похожее ни на Карандаша, ни на Попова, ни на кого-нибудь еще.

Искусство смешить сильнее искусства трогать. Это подчеркивал Белинский, и это справедливо тысячу раз.

Расскажи, к примеру, как маленький ребенок потерял в толпе мать, и на глаза слушателя навернутся слезы. Но рассмешить... Рассмешить сразу тысячу человек, и не плоской шуткой, но анекдотцем, а чем-то действительно юмористическим, остроумным, а главное, имеющим прямое или косвенное отношение к событиям сегодняшнего дня!

Этим искусством отлично владеет А. Родин. Но если здесь он порой делит лавры с автором, то в выражении лица, в умении появиться и исчезнуть, во множестве придуманных им лично мизансцен — тут уже Родин не делит лавров ни с кем.

Прежде всего и несмотря ни на что — он добрый человек. Ах, как важно быть добрым, даже на цирковой арене, а может быть, именно на цирковой арене. Как важно, чтобы с первой минуты тебе симпатизировали, тебя полюбили.

Александр достигает этого, и, думается, здесь он не тратит особенных усилий. Он остается самим собой. И зритель сразу же чувствует, что клоун обожает свой труд, что работа, наслаждение от нее и профессиональное мастерство слились тут воедино.

А профессиональное мастерство у него немалое. И не только коверного, но и мастерство во многих других цирковых профессиях. Он может и одно, и другое, и третье. Он все делает уверенно, изящно, с блеском. И нельзя не подумать о том, каким длительным трудом достигается порой осуществление какого-нибудь элегантного «пустячка».

Зрителю всегда приятно — и не только зрителю, а любому человеку,— если кто-то умеет делать хорошо несколько дел. Если известный шахматист оказывается превосходным музыкантом, маститый ученый — выдающимся спортсменом. Если соседа, живущего за стеной, которого ты знал как средней руки столяра, вдруг принимают в Союз писателей как лирического поэта.

И как радостно, когда клоун синтетичен, когда он, тонко пародируя или имитируя чей-то номер, по сути, делает то же самое, а иногда (да простится автору этих строк!) даже лучше.

У Родина — свое лицо. Конечно, он учился у многих. И конечно, некоторые его миниатюры могут иметь отголоски виденного или слышанного. Но в каждом мини-спектакле он старается находить (и находит) своеобразие: в детали, в решении, в трактовке.

И асе это — труд, труд, труд...

Его выхода ждешь с нетерпением. Иногда думаешь: а как интересно было бы увидеть сплошной спектакль клоуна! Понятно: В цирке это невозможно, да и не нужно. Но как много лежит на его плечах!

Он вездесущ. Он — во всех уголках цирка. Вот он музицирует вместе с оркестром. Вот среди зрителей. Вот взвивается к потолку. И всегда на лице не глуповато-стандартная, а милая человеческая улыбке, чуть с лукавинкой, чуть с грустинкой — этой неизменной спутницей истинного веселья.

Клоун в цирке соединяет в себе конферансье, связывающего программу, артиста-солиста, демонстрирующего свое разнообразное умение, и «смехача». Надо быть в каждую секунду и тем, и тем, и этим. Надо работать так, чтобы зритель не успел заметить, как исчезает с манежа гигантский ковер или возникает огромная клетка для зверей. И Александр работает именно так — самозабвенно, весело, лихо, талантливо, разнообразно.

А ведь так надо работать каждый вечер, нередко дважды в день, а иногда и трижды! И на каждом — на каждом! — спектакле надо быть на самой вершине, на пике, выжать все, что возможно. А не выжмешь — не тронешь сердец, не поверят, не полюбят. И каждый спектакль надо вести от начала до конца.

Кто же подсчитает, сколько все это требует воли, силы, выносливости, энергии, пота. А репетиции — дома и в цирке, а бесконечные пробы «внутри себя» — на улице, в автобусе, 8 метро. Артист работает столько, сколько он не спит — так, кажется, говорил Федор Иванович Шаляпин.

Конечно, эти впечатления любителя отнюдь не бесспорны. Конечно, в противовес всему хорошему надо было бы поговорить и о недостатках. Но у кого их нот? И обязательна ли неизменная дозировка меда и дегтя? Мне просто по-человечески понравился новый клоун. Новый клоун в «Старом цирке». В цирке, который современен в лучшем смысле слова. В котором доминирует талантливая молодежь. И я написал об этом как сумел.

НИКОЛАЙ ЭНТЕЛИС

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100