В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Клоуны братья Ширман

Теперь уже очень давно, еще до революции, жили в Одессе три брата Ширман — Александр, Роман и Михаил. Жили бедно. Но ребята были здоровые, веселые, неунывающие, озорники и забияки, особенно двое младших — близнецы. Воспитывала их не только семья, в которой, конечно, учили добру, но и шумные одесские улицы.

Кончилась гражданская война, наступили годы нэпа. Ребята были слишком малы, чтобы всерьез разбираться во всем происходящем, и их, естественно, манили блеск магазинных витрин, музыка, доносившаяся из открытых ресторанных окон, нарядная уличная толпа. Их привлекал аромат, темперамент веселого южного города с его любовью к соленым шуткам, анекдотам, розыгрышам. И это найдет отражение в их последующем творчестве.

Но Ширманы были бедняками или, как тогда говорили, голодранцами, и к нэповским богемам относились без всякого почтения, иронически. Мещанская жажда наживы, стремление блеснуть роскошью своего наряда, важностью, основанной на деньгах, — все это вызывало у них насмешки, издевательство, непочтительные реплики. Они же были уличные мальчишки. И такое отношение к мещанству, конечно, во многом по-другому подаваемое, окажется перенесенным на цирковой манеж, когда Ширманы станут клоунами.

Бывает так: я семье никто в прямом смысле не связан с искусством, а дети буквально бредят театром. Первым заболел театром Роман, когда ему исполнилось четырнадцать лет. Был он парень решительный и без колебаний устроился рабочим сцены в знаменитый Одесский оперный театр. Потом скопил немного денег и отправился в Москву. Ночевал на вокзальных скамейках, но зато каждый вечер всеми правдами и неправдами пробирался в театральные залы. Вернулся в Одессу полный впечатлениями. И устроился на работу в цирк униформистом. Решил и с этим искусством поближе познакомиться.

Как раз в это время цирковые артисты Алексей Бараненко и Леонид Тряпицын готовили в Одессе новый номер — полет с батудом. Недавно они расстались с Иваном Чижевским, одним из первых, кто в советском цирке начал успешно осваивать батуд. Увидели Бараненко и Тряпицын, что в униформе работает молодой человек, физически сильный, ловкий, трудолюбивый, всегда веселый и остроумный, и предложили ему вступить в их номер. Тот охотно согласился. Яркое цирковое искусство Роману нравилось — почему, в самом деле, не попробовать себя на новом поприще!

Конечно, репетиции были, ой, какие трудные. Но номер — его назвали «Амос» — получился превосходный. Бараненко с успехом исполнял роль ловитора, а Тряпицын отлично прыгал на батуде. Кстати, Тряпицын первый исполнил на этом аппарате тройное сальто-мортале. Что же касается Ширмана, то он, одетый в яркие клоунские одежды, разыгрывал целую комическую сюиту: передавал и удивление, когда батуд его высоко подкидывал, и страх, и гордости, что он такой молодец. И все это он делал в откровенно комическом, преувеличенно буффонном плане, и в то же время убедительно, с полной верой в происходящее. Были мастера, добивавшиеся на батуде больших технических результатов, но как комик Ширман был одним из самых ярких. Только Дмитрий Рубцов и Соргой Царев могли с ним соревноваться. Но ведь это были звезды первой величины...

Ну, а два других брата — Александр и Михаил Ширман? Конечно, они радовались успехам Романа, ставшего цирковым артистом. Но чем, собственно, они хуже? Почему бы и им не попробовать выступать на арене? Тем более, что к тому времени - это была вторая половина двадцатых годов - открылся техникум циркового искусства. И братья в этот техникум поступили. Заметим, что в 1928 году техникум получил собственное здание — бывший манеж и конюшни купца Расторгуева Из манежа вынесли хранившееся тем сено, а конюшни спешно переоборудовали под учебные аудитории. Общежития не было, иногородние ночевали в списанных вагончиках, з каких прежде перевозили имущество передвижных цирков. С едой было туго: стипендия была маленькая, и получали ее далеко не все. Поддерживали концерты, устраиваемые чаще всего в рабочих общежитиях. Обедать ходили на фабрику-кухню, находившуюся на Ленинградском шоссе. Там официантка, добрая душа, старалась принести порции побольше, особенно Александру Ширману, которому она явно симпатизировала.

Энтузиазм молодости свое брал — репетировали неустанно. Александр и Михаил Ширман решили стать жонглерами. Пригласили в свой номер еще одного студента и привлекли... официантку. И теперь вчетвером стали готовить групповой номер жонглирования. Уже позже появились Кожуховы и знаменитые Аберт, но первыми в советском цирке сложнейшие перекидки булавами осваивали именно Ширманы и их партнеры. Свой номер они при выпуске назвали "Шар" и долго с ним выступали, позже введя в него также переброску большими широкополыми шляпами.

Незадолго до войны Бараненко и Тряпицын сделали новый номер — гимнастика на летящем под куполом самолете. И тогда Роман Ширман, умевший жонглировать, вступил в номер братьез. Но ему было скучно без комического начала, к которому он успел привыкнуть. И жена его, а недавнем прошлом выступавшая в джаз-оркестре Молдавской ССР под руководством Шико Аронова, также хотела работать в цирке. И братья решили сделать большой номер музыкальной клоунады, не уступающий лучшим зарубежным образцам. — Барасета и Фрателини. И такой номер был создан. В нем имелось множество музыкальных инструментов, различных трюков, удивительных превращений. Так вырастал пюпитр и вместе с ним, при помощи специальных ходуль. рос музыкант, которого играл Роман Ширман. Но был в номере существенный недостаток: трюки о кем были собраны механически, они были лишены хоть какой-нибудь, пусть самой парадоксальной, логики. Это были, так сказать, смеховые заряды, не более. Публике они довольно скоро надоедали и переставали вызывать даже то, на что были рассчитаны,— смех. Впрочем, братья сами скоро расстались с этим номером и стали выступать как коверные—сначала в группах ((Цирк на сцене», а потом и в стационарах.

В чем новаторство того, что делают Ширманы? Они соединяют в своих номерах яркую цирковую форму: фарсовую, буффонадную, гротесковую — в гриме, костюмах, в приемах раскрытия характеров и обогащают это опытом эстрады, в первую очередь театра миниатюр и так называемых «капустников». Они играют роли в тех или других скетчах, а значительной степени изменяя характеры в зависимости oт содержания произведения. И в то же время Ширманы всегда пользуются традиционными клоунскими приемами. И какая бы сцена ни исполнялась, какая бы роль в ней ни игралась, всегда бывает очевидно, что в этой роли выступают клоуны, только для данного случая они приняли тот или другой облик. Попробуем это рассмотреть более конкретно.

Старший Ширман, Александр Семенович, исполняет роль шпрехшталмейстера, и он соответственно одет в пиджачный костюм. Он — резонер, своеобразный белый клоун. Проводит свою роль А. Ширман очень корректно. Его уверенность, спокойствие и в то же время ирония, умение посмотреть на происходящие события как бы сверху вниз делают его в трио незаменимым.

Что касается Михаила Семеновича, то его персонаж комический, но это мягкий комик. А навеян этот персонаж родной Одессой. Это один из тех сухопутных моряков, которые всячески стремятся подчеркнуть свои связи с морской стихией. У них все преувеличено, все особенно красочно — тельняшка, морская фуражка, татуировка. Посмотришь на такого типа — бравый моряк, а на самом деле он готов бежать от любой опасности. Вот такую сложную роль, решая ее цирковыми средствами, играет М. Ширман.

И, наконец, Роман Семенович. Его герой полон энергии, страсти, он, кажется, готов, что называется горы своротить. Только заботы у него обычно самые пустячные. Несоответствие усилий и цели и создает в конечном итоге комический эффект.

Есть в старом клоунском репертуаре сценка о том, как под пустым колпаком оказывается бутылка. Исполняют ее и Ширманы. И так же, как другие клоуны, они держат пари, что фокус удастся. Но надо посмотреть в этой сценке Романа Семеновича. играющего фокусника. С каким форсом он снимал колпак и потом, когда фокус удался, отскакивает, как мяч, чтобы поклониться зрителю! Это великолепная пародия на ту дешевую и безвкусную браваду, которая еще
есть во многих цирковых номерах.

Номер «Липа» — смешная пародия на выработанные штампы при исполнении русских танцев. В другом номере Александр играет отца, а Роман — мать. Каждая сторона хочет подчинить ребенка своему влиянию, подкупить его. И если отец дает сыну рубль, то мать тут же дает ему три. И, право, в этой на первый взгляд незамысловатой шутке ставятся важные вопросы воспитания. Вообще надо сказать, Роман Ширман убедительно играет женщин, одновременно и остро гротесково и жизненно правдиво. Конечно, ему при создании женских персонажей не нужны нежные акварельные краски — он создает образы женщин грубых, крикливых, заботящихся только о себе. И это — подлинно сатирические образы.

Можно назвать и другие номера Ширманов — их множество. Но я вот на что хочу обратить внимание. Свои номера Ширманы ведут так, что они всегда помогают программе в целом, умело и с большим тактом переключая внимание зрителей от героического к остро комическому. В этом они следуют народной традиции, требующей сочетания трагедии с фарсом, героики с клоунадой.

В декабре этого года исполняется шестьдесят лет со дня рождения двух младших братьев Ширман — Романа и Михаила. А всем троим — уже сто восемьдесят два года! Сорок лет они выступают в цирке. Много воды утекло с тех пор, когда Ширманы впервые вышли на манеж. Выросли у них дети. Дочь Романа Семеновича учится на театроведческом факультете ГИТИСа и собирается заниматься историей и теорией цирка. Сын Михаила Семеновича — клоун, жена — талантливая наездница. Так утверждается еще одна цирковая династия...

Теперь у всех троих хорошие квартиры и дом — полная чаша. Но живут они дома в лучшем случае месяц в году, а остальные одиннадцать — путешествуют по циркам. Жизнь отдана арене. Вся!

Ю. ДМИТРИЕВ

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100