В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Клоуны и дети

Олer Попов писал однажды: «На арене цирке я не раз убеждался, что нет более благодарного зрителя, чем дети. Обычно перед выходом я прежде всего из-за кулис оглядываю это бойкое, неугомонное племя.

И, честное слово, именно в эти минуты по искренности и непосредственности чувств, по раскованности и простоте я чувствую себя не артистом Олегом Поповым, а главным товарищем ребяг, соучастником их проказ. Происходит взаимообогащающий процесс: я веселю детвору и сам заражаюсь ее весельем».

Как известно, встреча клоунов с юными зрителями чаще всего происходит на специальных детских представлениях, так называемых утренниках. Клоуны всегда с большим удовольствием выступают перед детьми. В свою очередь ребята награждают артистов бурными аплодисментами и взрывами искреннего смеха.

Надо сказать, некоторые артисты у нас в стране, да и за рубежом не ограничиваются выступлениями перед детьми лишь на утренниках. Они целиком посвящают свое творчество служению маленьким поклонникам цирка. Так поступил, например, американский клоун Попо де Базе. Артист, известный под псевдонимом Поло, выступал перед юными зрителями восьмидесяти стран. В 1964 году по просьбе ЮНИСЕФ (Детского фонда Организации Объединенных Наций) клоун совершил гастрольное турне по 29 странам, где дал 144 бесплатных представления. В 1966 году любимец детворы демонстрировал свое искусство в Южной Африке, годом позднее гастролировал на Аляске, а еще позднее стал первым клоуном, побывавшим в Микронезии. Любопытно, что свой репертуар, состоящий из шуток и пантомим, Попо рассчитывает только на детей до девятилетнего возраста. Не так давно в городе Окленде (штат Калифорния), где сейчас проживает клоун, был устроен праздник в его честь — «День Попо».

Не менее интересен и такой факт: всемирно известным французским клоунам Фрателлини в 1923 году была вручена Золотая медаль города Парижа в знак благодарности за их постоянное участие в детских представлениях.

...Наблюдая за реакцией зрительного зала на утренниках, я неоднократно замечал, что дети очень верно и точно понимают игру клоунов. Детскому восприятию, конечно, недоступны сложные философские подтексты, которые возникают вторым планом во время выступления таких артистов, как М. Румянцев (Карандаш), Юрий Никулин, А. Николаев, Г. Ротман и Г. Маковский. Однако ребята живо увлекаются всевозможными клоунскими проделками, особенно теми, которые основаны на так называемых алогизмах.

Мне кажется, именно эта нешаблонная логика, свойственная детям и клоунам, служит тем мостом, по которому ребята проникают в образный мир клоунов, а цирковые артисты свободно и легко входят в мир детворы, завоевывая их симпатии. По-моему, дети видят в клоунах не только потешных и веселых чудаков, но и сообщников, партнеров по «умственным играм». Этот термин я позаимствовал у Корнея Ивановича Чуковского.

Отмечу, что «алогичная» логика не является монополией лишь цирковых артистов. Популярные герои детских книжек — Барон Мюнхгаузен, Карлсон, который живет на крыше.

Винни-Пух, Чебурашка — свободно владеют ею. Кроме того, алогизм помогает этим милым и обаятельным чудакам понять такие вещи, которые недоступны персонажам, мыслящим ординарно. Отличив алогичного клоунского мышления от общепринятой «взрослой» логики прекрасно раскрывается, на мой взгляд, в беседе Винни-Пуха и Пятачка, когда они однажды обсуждали умственные способности Кролика.

—    Кролик — он умный! — сказал Пух в раздумье.
—    Да, — сказал Пятачок, — Кролик — он хитрый.
—    У него настоящие Мозги.
—    Да,— сказал Пятачок,— у Кролика настоящие Мозги.

Наступило долгое молчание.

—    Наверно, потому,— сказал наконец Пух,— наверно, поэтому-то он никогда ничего не понимает!

Вот так и некоторые взрослые зрители порой смотрят на смешные, но с их точки зрения нелепые проделки клоунов и ничего не понимают. Вслух же говорят, что проделки клоунов глупы. А дети смеются. И, вернувшись из цирка, подражают своим любимцам, лишний раз подтверждая правоту мудрого сказочного медвежонка.

Попытаемся сопоставить удивляющую и развлекающую нас черту клоунского и детского мышления.

Юрий Олеша однажды заметил: «Умение видеть мир как бы впервые является свойством поэта. А это умение идет от детства, когда человек действительно видит мир впервые». Собственно, таким же талантом должен обладать и клоун. Более того, острота, неожиданность, смелость алогичного мышления составляют, на мой взгляд, самую сердцевину эстетической природы искусства клоунады.

Обратившись к истории этого вида искусства, мы увидим, что елдгичное мышление клоунов и детская игра в «перевернутый мир» довольно близко смыкаются. Мотив «перевернутого мира» проходит через творчество народов резных стран. Он встречался в русском устном фольклоре — от скоморошин Кирши Данилова до записей современных частушек, в стихах-небывальщинах типа:

«Ехала деревня Мимо мужика...»
или, например, в сказках:

«Бывал да живал,
На босу ногу топор надевал.
Трое лыж за пояс затыкал;
Пошел возле лыка гору драть,
Увидел — озеро на утке сидит;
Высек я три палки,
Первую бросил — не добросил,
Вторую бросил — перебросил.
Третью бросил — попал;
Утка встрепенулась, а озеро полетело Да на сухой лес село,
Ну и сказке конец».

Эти и многие другие веселые стихи-перевертыши, напечатанные в современных детских книжках, с незапамятных времен фигурировали в фольклоре.

Исследователь юмористических форм фольклора М. М. Бахтин считает, что этот мотив позволял взглянуть на мир по-новому, абсолютно критически, но в то же время и без нигилизма.

Такой неожиданный своеобразный взгляд на традиционные, а подчас и канонизированно-шаблонные представления о предметах и связях между ними раскрывает перед нами новые качества вещей.

Издавна человек, обладавший неуемным творческим интересом к жизни, отринув советы людей, обладающих «здравым смыслом», стремился вновь познать окружающий мир. Это же свойственно и природе детского мышления, не замутненного «здравым практицизмом».

Как ни прискорбно констатировать этот факт, но есть учителя, называющие клоунские дейстеия вредными и антипедагогичными. Я сам слышал это.

Как-то за кулисы цирка пришел педагог преклонного возраста и, познакомившись с молодыми клоунами, рекомендовал им пересмотреть репертуар. Он предлагал отказаться от «дурацких», с его точки зрения, сценок, с которыми выступали артисты. Педагог очень серьезно и с большой озабоченностью говорил о вредном влиянии клоунады на детские души. И в заключение посоветовал следующее: взять музыкальный инструмент, выйти на манеж и сыграть какую-нибудь несложную мелодию, а затем объяснить ребятам из каких нот состоит эта музыкальная фраза. Он полагал, что для детей это будет гораздо полезнее. А главное, ребята не станут больше подражать «далеко не остроумным клоунским выходкам».

Молодые клоуны не сумели постоять за себя и за свою профессию. Это прекрасно сделал К. И. Чуковский в своей знаменитой книге «От двух до пяти». Он, в частности, пишет, что, вовлекая ребенка в «перевернутый мир», мы не только не наносим ущерба его интеллекту, но, напротив, развиваем его, ибо ребенок и сам стремится создать себе такой «перевернутый мир», чтобы тем вернее утвердиться в законах, управляющих миром реальным.

Корней Иванович убедительно доказывает познавательную, а не только юмористическую основу подобных умственных игр. «Именно посредством игры,— подчеркивает автор,— ребенок овладевает огромным количеством знаний и навыков, нужных ему для ориентации в жизни».

—    Мама, а можно спать назад?
—    Как — назад?
—    Утром уснуть и проснуться вчера вечером?»

Или:

— У меня сегодня ужасно трещит голова.
—    Почему же не слышно треска?»

И еще:
«Мать говорит дочери после долгой разлуки:

—    Как ты похудела, Надюша. Один нос остался,
—    А разве, мама, раньше у меня два носа было? — иронически возражеет четырехлетняя дочь...».

Это высказывания малышей, собранные в книге «От двух до пята»,—почти готовый клоунский репертуар для детских утренников!

В противоположность работе артиста все хлопоты ребенка находятся вне сферы искусства. Его игра — это своеобразная проверка новых знаний, а его смех — великая радость узнавания мира, радость бесконечных открытки. Кстати, эти игры одновременно развивают в ребенке и чувство юмора. И безусловно, в процессе юмористического воспитания детей серьезная роль принадлежит клоунаде. Образное алогичное мышление клоуна стимулирует фантазию зрителей, будоражит мысль, не давая ей покрыться коростой благодушия.


СЕРГЕЙ МАКАРОВ

оставить комментарий


 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100