- В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ
В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Клоуны Петр Толдонов, Виктор Минаев, Рудольф Коновалов

В первое мгновение они мне не понравились. Очевидно, из-за свистка. Его заливистые трели сразу насторожили. Опять свистят! И в цирке, и на эстраде, и в самодеятельности.

Но в следующее мгновение свистящий клоун полностью захватил мое внимание. Независимой походкой, в шляпе, с портфелем он двигался по манежу, и, казалось, каждая повелительная, вызывающая трель свистка, торчащего в губах, наполняла его дутой важностью и чванливым превосходством. Чтобы возвыситься еще более над окружающими, он взобрался на барьер и с торжествующей наглостью сигналами свистка командовал своим партнером. Но тому неожиданно удалось отобрать у него атрибуты власти — шляпу и портфель. И произошла комичная метаморфоза. Только что растерянный и послушный партнер, водрузив на голову шляпу и взяв под мышку портфель, также преисполнился важности и начал повелительно свистеть. Бывший же надменный «шеф» превратился в ...забавное существо, нечто вроде Винни-Пуха с трогательно сложенными ручками, с тоненькими радостно покорными трелями свистка. В самом конце этой смешной и острой интермедии принимает участие и третий клоун. Так их представляют публике: Петр Толдонов, Виктор Минаев, Рудольф Коновалов.

Итак, с первого мгновения они мне не понравились. Они понравились мне ...со второго мгновения.

Сценкой, описанной выше, клоуны сумели привлечь наши симпатии, наполнить нас чувством радостного ожидания. И это ожидание и симпатии наши растут от репризы к репризе. В их программе есть и так называемая классика, она хорошо сочетается с современным репертуаром. Все это исполняется талантливо, все смотрится с таким веселым интересом, будто происходит впервые, будто придумано сейчас, сиюминутно, на наших глазах. Ничего подобного не было раньше, ничего не будет потом. Словом, настоящее цирковое: «Спешите видеть!»

И это на каждом представлении. А в субботу и воскресенье — по три раза в день. Реприза следует за репризой, дошли до последней... и опять все сначала, потом еще раз сначала. И кажется невероятным всякий раз в каждой репризе сохранять эту первозданность, свежесть, непосредственность, это ощущение сиюминутности происходящего.

Любимый, но тяжкий труд арлекина... Только тяжесть эта никому не видна. Силы им, наверное, дает любовь, любовь к цирку, к своей профессии, к людям. К людям вообще и, главное, к конкретным, которые пришли именно на это представление и сейчас смотрят на них. И, конечно же, их мастерство, мастерство высшего класса. Попробовать рассказать о нем? Но всегда ли можно «поверить алгеброй гармонию»? «Расскажите мне о вкусе миндального мороженого»,— любил пошутить Станиславский.

Итак, у клоунов бывают клоунские маски, этакое цирковое амплуа. Какая же она у Толдонова? Вот он совсем Винни-Пух, так легко «катится» по манежу, до невозможности мил, обаятелен, трогательно простодушен — и такой в каждом движении, в каждой интонации. Куда девалась его наглая заносчивость, вызывающее самомнение, обидное пренебрежение, которые были только что? А вот он потрясающе деловит, энергичен, целенаправлен, ни жеста, ни взгляда лишнего — все только для дела. Но каким бы он не появился, он всегда интересен, и его искренняя увлеченность захватывает, следишь за ним с удовольствием. Если бывает маской талант, то именно такая маска у Толдонова. Притом — таланта драматического, я бы даже сказала, трагико-комического. Очень легко представить его во многих известных театральных ролях. Уморителен бы был он в роли сэра Эндрю Эгьючика («Двенадцатая ночь, или Как вам угодно» Шекспира), и смешон и жалок в роли Яичницы («Женитьба» Гоголя) и, наверное, очень интересным Несчастливцевым («Лес» Островского). Но судьба его сложилась иначе. Вырос он на Орловщине, мечтал поступить в театральное, однако из-за орловского говора его туда не приняли — он поступил в цирковое училище и... очень полюбил свою совершенно особую профессию циркового клоуна. Весь свой талант, всю страстность человеческую, с избытком отпущенные ему природой, вкладывает он в творчество, которое каждый вечер дарит людям.

Виктора Минаева в одной из реприз неожиданно называют Саксаулом, и зал разражается неудержимым смехом. Его маску можно бы определить, как маску «восторженной глупости», однако определение это все-таки условно. Ибо маска Минаева и глубже, и человечнее, и, можно сказать, философичнее. Вот так безоглядно, так полно и безоблачно, так сверхестественно счастливым может ли быть умный человек? Очевидно, недолго. И тут же найдет массу причин для сомнений, беспокойства, стремлений к совершенству. И потом Минаев в маске не так уж глуп, скорее, беспредельно прекраснодушен, нечто от «Идиота» Достоевского, только доведенное до крайней крайности. Кроме прекрасного он ни в людях, ни в окружающей жизни просто ничего не видит, от всего в восторге и обезоруживающе доверчив. И вместе с тем Минаев может быть и совсем иным, как в первой репризе. Но в любой из них видна его человеческая особенность, покоряют его обаяние, искренность...

Минаев — коренной москвич, «кореннее» не может быть — родился, вырос и живет на улице Горького. С детства мечтал стать клоуном. Еще в школе смешил одноклассников и пользовался у них успехом. Клоун,— очевидно, одна из тех профессий, которую нужно очень любить, иметь к ней призвание, иначе ничего не получится. Минаев не сразу стал клоуном, поначалу был акробатом, но в каждом цирке внимательно наблюдал за работой коверных, завидовал им, старался постичь тайны их мастерства. И вот мечта сбывается, он начинает работать в клоунской группе вместе с Толдоновым и Довганем, с ними гастролирует в США, потом по городам Канады. И повсюду веселье и успех, повсюду полное понимание зрительного зала, несмотря на так называемый «языковый барьер».

Рудольф Коновалов, так же, как и его партнеры, увлечен цирком и своей профессией. В юности был клоуном в цирковой самодеятельности города Львова. В этом трио он работает недавно, еще где-то в стадии приспособления к партнерам, к репризам. Однако его комическая задиристость, контрастно смешные перепады в состоянии и поведении вполне в духе работы «тройки».

Вот об этом духе, атмосфере, стиле хочется рассказать подробнее и употребить слово «интеллигентность». Оно несколько непривычно для характеристики работы клоунов, но в данном случае очень уместно. Они — именно интеллигентные клоуны, и это прежде всего сказывается на их отношении к нам, зрителям. Они отнюдь не рассчитывают на то, что нам покажи палец — и мы будем смеяться. В их репризах нет бессмысленности, нет нарочитого, глупого комикования, нет пошлости. Хотя, по образному выражению Горького, пошлость побеждает даже героев, а уж как часто побеждает она клоунов, и говорить не приходится! Но только не Толдонова, Минаева и Коновалова. Вот они танцуют аргентинское танго с иллюзионным превращением Толдонова в даму. И так, танго да еще аргентинское, да еще Толдонов в пачке и панталончиках в цветочках с кружавчиками, а пошлости нет. Вообще танго они танцуют красиво — очень пластичны, элегантны, движутся легко, ритмично. В танце много остроумных, неожиданных, смешных ситуаций, и в конце Толдонов появляется в обличье почти балерины, однако — никакого обыгрывания юбочки и панталончиков. Наоборот, он яростно деловит, энергично изыскан и старательно грациозен — все эти контрасты и вызывают непрерывный смех.

В каждой репризе — мастерство, в каждой репризе буквально по секундам отпущенного на нее времени разработана ее «партитура». Какое точное по ощущению состояние каждого персонажа! И постоянна радостная заразительность, непосредственность, обаятельная артистичность каждого в отдельности и всех вместе.

...Беседа с Толдоновым, Минаевым и Коноваловым также интересна, только гораздо меньше в ней веселья. У клоунов свои проблемы. Досадно, что многие из них не творческие, а, если так можно сказать, организационно-технические: уже много времени отсутствуют в репертуаре артистов две замечательные репризы и только потому, что к ним нет реквизита. Плохо и с костюмами. Неужели нужно напоминать такую известную истину, что здесь обделены прежде всего зрители.

...Прошлым летом это клоунское трио появилось на манеже шапито Измайловского парка в Москве, но гастроли их были очень короткими. С хорошим не хочется прощаться надолго и лучше верить, что скоро мы вновь увидим этих клоунов — Толдонова, Минаева и Коновалова.

ГАЛИНА МАРЧЕНКО

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования