В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Король манежа

На киноэкранах страны демонстрируется художественный широкоформатный цветной фильм «Король манежа», поставленный режиссером Юрием Чулюкиным.

Фильм в некотором смысле поразительный. Ну хотя бы потому, что главную роль в нем исполняет цирковой медведь Гоша, известный в мире как «чудо-медведь». На арене он демонстрирует под руководством своего дрессировщика Ивана Кудрявцева уникальную программу, состоящую из тринадцати трюков!

В кино Гоша снимается не первый раз. Мы видели его в «Косолапом друге». Во французской комедии «Медведь» он покорил зрителей обаянием непосредственности.

Сценарий «Короля манежа» написал Юрий Казаков, взяв за основу свой же рассказ «Тедди». Соавтор сценария — Юрий Чулюкин.
Речь в рассказе (и в сценарии это сохранилось) шла о цирковом медведе, который сбежал в родной лес, на волю. Поначалу пострадал, потом пообвыкся и остался жить в своей стихии. Таким образом, в фильме Гоше нужно было играть и медведя в цирке и медведя в натуре, «хозяина тайги». Парадоксальная ситуация, труднейшая задача. Дрессированный медведь как бы должен забыть свое амплуа циркового артиста и перевоплотиться в дикаря.

Мы знаем сегодня, что в английском фильме «Рожденная свободной» львы сделали нечто подобное. Но надо учесть, что снимались в этой картине львы полудикие, из заповедника. Гоша же не знал могучей стихии леса. Иван Кудрявцев купил его у иркутского охотника в том возрасте, когда крохотный медвежонок весил не более килограмма, был полуслеп и беспомощен. А потом Гоша в течение пятнадцати лет видел только арену, свет юпитеров, клетку, вагоны, самолеты...

В данном случае достаточно было малейшей ошибки дрессировщика, и Гоша, повинуясь мощной природной силе — инстинкту хищника, был бы потерян для арены. Иван Кудрявцев   даже отказался поначалу от съемок. Уговорили, и родилось маленькое чудо. Гоша, добрый, такой домашний и, однако, все же более чем трехсоткилограммовый хищник, покорился воле своего наставника и сыграл себя отлично, с подлинным артистизмом. Мы, зрители, ни на секунду не замечаем «руку» Кудрявцева, мы теряем ощущение сыгранности на экране и принимаем закадровый голос актера, раскрывающий «мысли» животного, за подлинный «духовный мир» медведя, мы сопереживаем.

Нет надобности пересказывать фильм, его надо увидеть. Выделим лишь наиболее выразительные куски.

Привыкший к людской ласке и вниманию, медведь сталкивается в тайге с охотниками, и те ранят его. Гоша на трех лапах уходит от них, убегает с ловкостью и хитростью напуганного хищника, И боль, и опасность, соединенные с недоумением, и победу над собой передает на экране Гоша с некоторым даже изяществом. Этот самый трудный момент в психике зверя, момент окончательного слияния с родной стихией, Гоша играет точно и естественно, без каких-либо нажимов и ухищрений. Теперь он окончательно остался один в тайге.

«Гоше понравилась эта чудесная поляна. Он принял ее как свой дом. Он решил жить только здесь... — рассказывает актер за кадром фильма. — Но однажды он почувствовал, что дом его кем-то занят». И на экране красавец олень с гордо вскинутыми рогами рыхлит копытами   чистый   снег   на   поляне.

«...А Гоша еще не знал, что нет в тайге сильнее зверя, чем он».

Как точно снята сцена первой встречи Гоши с оленем. В замысловатых «пируэтах» рассерженного Мишки, в его взгляде улавливаем и понимаем мы и Гошин страх перед незнакомцем, и желание прогнать пришельца, и неспособность сделать это — какая-то благородная беспомощность. Кудрявцеву удалось заставить медведя передать на экране такой сложный психологический комплекс, как соединение безобидного бахвальства с беспокойной осторожностью.

Отрадно, что режиссер и дрессировщик не пошли по пути наиболее легкого решения этой сцены — комедийного. Несомненно, нелепость «положения» медведю сыграть было бы проще.

И уж совсем труднейшую задачу решил Гоша в эпизоде повторной встречи с оленем, когда выступил в новом качестве — хищника. «Теперь он знал, что нужно делать, чтобы прогнать оленя...»

И мы видим, как осторожно крадется Гоша к своей поляне, сколько хищной хитрости уже в нем, познавшем свою силу.
В этих двух эпизодах, где Гоше пришлось играть как бы два характера, он полностью раскрывает свои удивительные способности.
В задачу фильма не входило раскрытие секретов дрессуры, и остается поражаться поистине неисчерпаемым возможностям победы человека над зверем. Если и возникают какие-либо погрешности в действиях Гоши — они целиком лежат в сфере работы режиссера. Непонятно, зачем понадобилось Чулюкину так подробно и длинно снимать эпизод нападения на оленя: все же Гоша прежде всего медведь и уж потом актер. Эта скрупулезная последовательность и подробность съемки ситуации привела к тому, что зрители в какой-то момент начинают сомневаться в истинности происходящего на экране, потому что очень уж искусственно сидит Гоша на спине оленя. Здесь должен был выручить удачный монтаж или просто можно было прервать эпизод. Обойтись без нападения.
Нельзя не сказать несколько слов о самом фильме. Снят он просто, в естественной цветовой гамме, передающей очарование лесного мира; все сосредоточено на медведе, на природе, его окружающей. И еще Чулюкин старается передать и сохранить особенную интонацию рассказа Казакова. Чуть грустную, кое в чем сентиментальную.

Человек любит, должен любить и понимать окружающий его живой мир. В этом, только в этом, думается, искал свою основную линию режиссер. И, очевидно, увлекшись передачей настроения фильма, необычной работой необычайного медведя, Юрий Чулюкин (как ни странно, ибо это его профессия) забыл актера-человека. И люди, профессиональные актеры, проигрывают Гоше — медведю — в естественной выразительности: какая-то у них скованность в пластике и натянутая речь. Особенно грешат исполнители в эпизоде охоты за Гошей в лесу, > избушке лесосплавщиков, на железнодорожной станции. Да и сам Кудрявцев не всегда естествен. Это относится к эпизодам поисков Гоши в тайге.

В других же моментах: на арене, работая с Гошей или с новым медвежонком, долженствующим заменить убежавшего Гошу, — в знакомой обстановке цирка, Кудрявцев предельно искренен, и кинокамера ему не мешает. Из этого следует, что постановщик недостаточно поработал с актерами. Возможно, просто не хватило времени — все отобрал Гоша.

Все, решительно все исправляет забавный, обаятельный Гоша. Устраивает ли он свою берлогу, «познает» ли вкус муравейника, шарахается от зайца или, преодолев свой страх, бросается на преследующих его собак — зрители напряженно следят и переживают эту необычную драму. И малейшая неточность в поведении медведя разрушила бы основу фильма, превратив его в трюковое зрелище. И тогда благородная, гуманная мысль рассказа Казакова была бы утеряна.

«...Гоша снова пошел к людям. Неужели они забыли его? Он сейчас им покажет, что он умеет, и люди снова дадут ему сахар...» Осторожно пробирается Гоша к людям, ползет среди деревьев — туда, к обрыву, где внизу, на шоссе, деловито суетятся рабочие, прокладывая трассу, снуют машины. Он уже не идет доверчиво, как прежде, прямо к людям, он замер на склоне, он «думает»:
Поначалу он привычно проделывает несколько кульбитов, стараясь привлечь внимание этих людей, но те и не видят его искусства, и никто не протягивает ему кусочек сахару.

Тогда Гоше решается на последний, отчаянный трюк. Этот трюк всегда, приносил ему благодарность зрителей. И на экране мы видим, как Гоша выбирает в заломе толстую палку-сук, подхватывает лапами, ложится на спину и вращает. Гоша исполняет свой коронный трюк — антипод. Он тысячи раз делал его на аренах, он вращал даже горящий предмет, а сейчас что-то плохо клеится дело, не слушаются задние лапы и как-то неуклюже соскальзывает палка — забыл, совсем почти забыл он свой любимый трюк. Однако медведь по-цирковому настойчиво продолжает работать, и вот наконец уже палка послушна ему. Он удовлетворенно, с любопытством поглядывает на людей... Поразительно играет эту сцену Гоша, какая-то человеческая осмысленность в его глазах.
Так точно сыгранная неуклюжесть в исполнении номера, ставшего для него, конечно, рефлексом, говорит о том, что Гоше доступны очень многие перевоплощения.

И очень жаль, если этот чудесный медведь скоро покинет арену, покинет нас, зрителей, так щедро аплодирующих ему. Возможно, мы не скоро увидим такое яркое дарование, как Гоша. А фильм о нем будет жить.

Ю. АСТАФЬЕВ

оставить комментарий

 

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100