В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Леонид Енгибаров: «Я долго жил в цирке»

Его фотографии на стендах. Его имя в афишах на разных языках, Его полосатая трикотажная майка, синий в горошек шейный платок, старенький черный зонтик — Его вещи. Рядом — гвоздика и роза.

Я всматриваюсь в фотографии, в это умное лицо, которое одновременно грустит и смеется, а в стороне — девушка, совсем еще девчонка, торопливо пишет стихи на вырванном листке из альбома. Таких листков с надписью «Для Лёни» на стенде прикреплено несколько.

Большого артиста, клоуна-мима Леонида Енгибарова уже нет, и он не прочтет строки, ему посвященные. И девчонка это знает, и все, кто пришел в ЦДРИ на вечер памяти народного артиста Армянской ССР Леонида Енгибарова, знают.

...Порою в суете буден мы забываем о тех, кого нет и никогда уже не будет рядом. Кажущееся это забвение, временное, в каких-то тайниках человеческой памяти, которая в состоянии многое стереть и уничтожить, они всегда с нами, и горечь, боль утраты тоже с нами. Поэтому, наверное, бытуют среди живых светлые и грустные дни, посвященные памяти ушедших, поэтому, наверное, состоялся в ЦДРИ этот творческий вечер, и, наверное, от переполнившего ее чувства девчонка, волнуясь и торопясь, писала стихи для Лёни...
А потом в темноте зала собравшиеся вновь смогли ощутить неповторимость таланта Енгибарова, увидев кадры из фильма «Путь на арену».

Об этой неповторимости, о поразительном разнообразии, одухотворенности Енгибарова-художника говорил, открывая вечер, доктор искусствоведения профессор Ю. Дмитриев. Называя Леонида Енгибарова великим артистом, он отметил главное в его творчестве — поэтическое видение современного мира, умение наполнить любую сценку, любую репризу философскими раздумьями, лирическими размышлениями о жизни, о человеческих чувствах. Словно «весь земной шар лежал у него на ладони». Именно в этом уникальность, актерская индивидуальность Енгибарова.

Много волнующих слов было сказано в тот вечер об артисте, воспоминаниями о нем делились артисты цирка, театра, кино, эстрады, но как-то по-особенному прозвучала автобиография Енгибарова, прочитанная его педагогом, режиссером Ю. Беловым, ведущим этого вечера.

Енгибаров выступал на эстраде, снимался в кино, и все же он принадлежал цирку. Не случайно артист приписал позднее к своей автобиографии слова: «Я долго жил в цирке...», слова, которые читаются сегодня с грустью — ведь вся его жизнь вместе с долгой жизнью в цирке равнялась тридцати семи годам...

И все-таки, судя по тому, какой яркий след оставила эта жизнь в искусстве манежа, она и в самом деле долгая. И потому, что Енгибаров «долго жил в цирке», право выступать первыми на вечере получили его друзья — артисты цирка: силовые акробаты В. Борисенко и А. Бурдецкий, с которыми в одной программе часто выходил на манеж Енгибаров; клоуны Г. Ротман и Г. Маковский, которые считают себя учениками замечательного мастера.

Г. Ротман говорил об огромном влиянии, которое оказало искусство Енгибарова на его творчество и творчество других клоунов, артист вспоминал то время, когда, еще будучи студентами ГУЦЭИ, он и Маковский находились во власти пантомимы —- своеобразной болезни, охватившей студентов училища. Источником «массовой эпидемии» был мим Енгибаров. В память о том времени Г. Ротман и Г. Маковский показали веселую фоно-пантомимическую пародию на гангстерские фильмы — «Ограбление банка».

Леонид Енгибаров писал новеллы: тонкие, поэтичные, изящные. И очень часто лаконичные зарисовки заключали в себе целый мир человеческих переживаний. И не могла в этих новеллах не отразиться в той или иной степени трудная жизнь цирка. Может быть, кто-то скажет, что Енгибаров писал просто о своих чувствах, не претендуя на обобщение. Действительно — на первый взгляд новеллы его кажутся удивительно личными. Но тем не менее, хотел того автор или нет, новеллы наполнены глубоким обобщающим смыслом. В этом меня еще раз убедила точная и емкая новелла Енгибарова «Жонглер», прочитанная Ю. Беловым перед выступлением жонглера Сергея Игнатова. И возможно, енгибаровская новелла заставила меня так неожиданно ясно увидеть, какой ценой достиг артист легкости и виртуозности...

В зале присутствовали люди, близкие артисту, те, для кого он был просто Лёней, и те, кто знал и любил искусство Енгибарова,— поклонники его таланта. Впрочем, вместить всех, кому дорога память о нем, зал ЦДРИ оказался не в состоянии — сюда попали счастливцы. И потому, что аудиторию объединяло одно чувство — любовь к выдающемуся артисту, атмосфера вечера была необыкновенно задушевной и искренней.


«Мне выпало счастье быть с Лёней очень много и очень долго. Не хватит сил, чтобы рассказать об >том человеке большой доброты, которая отражалась в ого искусстве,— сказала народная артистка СССР Ирина Бугримова,— наследие, которое он оставил, вечно, а Лёня останется жить вечно в наших сердцах».

«Енгибаров — любовь моя как к актеру в идеале, как к чуду. Енгибаров — »то воплощение мечты о синтетическом актере, это актер будущего»,— говорил на вечере Ролан Быков.

Он назвал Енгибарова оборвавшейся дорогой... Нет, но могла оборваться эта дорога. Остались ученики, те, которые следуют художническим принципам артиста. На сцене клоун-лирик А. Марчевский, с которым много часов провел вместе Енгибаров; и мы не можем не почувствовать, глядя на выступление молодого артиста, к какому идеалу он стремится, по какой идет дороге. Искусство Енгибарова живет сегодня и в творчестве Натальи и Олега Кирюшкиных, показавших на этом вечере пантомимические зарисовки, и о творчестве мима А. Елизарова, посвятившего свое выступление памяти Леонида Енгибарова. Очень верно сказал артист эстрады А. Жеромский: «Научиться у Енгибарова тому, что он делал, невозможно, но он определил уровень».

Действительно, часто оценивая, анализируя творчество молодых клоунов, критики, журналисты невольно сравнивают их с Енгибаровым, и сравнение это, на мой взгляд, огромная честь — оно определяет степень мастерства молодых артистов.

Популярность Леонида Енгибарова велика и в нашей стране и за рубежом, но особенно любим он о Армении, хотя родился и учился а Москве. С Армянским цирковым коллективом были связаны первые его шаги в цирке. И была бы неполной программа вечера, если бы в ней не приняли участие артисты Армянской ССР. И вероятно сильнее, чем в песне, нельзя было выразить свое чувство. Две песни армянских композиторов исполнила Э. Чахоян — песни, в которых прозвучали нежность и печаль.

Свои песни «Я — клоун» и «Пахнет черемухой» предназначала Енгибарову и Ж. Рождественская, дипломант Всесоюзного конкурса артистов эстрады.

Теплые слова об этом человеке, о встречах с ним сказали артисты театра имени Вахтангова — В. Шалевич и М. Воронцов, артист МХАТ Е. Евстигнеев; пришли в ЦДРИ и учащиеся Всесоюзной творческой мастерской эстрадного искусства.

Долгим был вечер, который можно назвать фестивалем памяти Леонида Енгибарова, и самыми замечательными его минутами были те, когда гас свет и на экране появлялся Енгибаров; когда мы видели его работу в цирке и на эстраде, когда вновь ощущали енгибаровскую неповторимость.

Я держу в руках пригласительный билет. Из середины его улыбающийся человек протягивает цветок гвоздики. И подпись: «Этот цветок Вам! Енгибаров».

Жест этот и цветок, и щедрая улыбка на лице — символ любви к людям и искусству, которому он служил.


С. РИВЕС

оставить комментарий
 

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100